§ 1. Соотношение диалектики и формальной логики

Категории и законы диалектики и формальной логики

§ 1. Соотношение диалектики и формальной логики

Законы диалектики – основные закономерности мира, выражающие отношение между всеобщими, всюду существующими свойствами или тенденциями развития материи.

Они не имеют конкретной функциональной формы и не выражаются математически, т.к.

не ограничены какими-либо константами, параметрами, определёнными условиями или специфическими группами объектов, а выступают как универсальные принципы всякого бытия, как-то общее, что проявляется во множестве законов.

Основные законы диалектики представляют собой связь и взаимодействие категорий. Более того, они суть развёрнутые категории. Даже само понятие закона есть категория. Это с одной стороны. С другой стороны, некоторые категории сами по себе тоже являются законами.

Наиболее общими законами диалектики являются: переход количественных изменений в качественные, единство и борьба противоположностей, отрицание отрицания.

В своем происхождении, историческом развитии и соотношении, внутренней взаимосвязи категории и законы субъективной диалектики представляют собой логическое выражение объективной диалектики мира и его познания в динамике их развития.

Эти законы выражают универсальные формы, пути и движущую силу развития материального мира и его познания и являются всеобщим методом диалектического мышления. В этих законах диалектики конкретизируются ее основные категории в их историческом становлении и соотношении.

Открытие и научное обоснование основных законов диалектики обогатило понимание содержания и связи ранее известных категорий, развитие которых подчинено этим универсальным законам. Законы диалектики представляют собой логичное выражение существенного в развитии.

Категории диалектики – общие понятия, отражающие наиболее существенные закономерные связи и отношения реальности. Можно сказать, что философские категории воспроизводят свойства и отношения бытия в максимально общем виде.

Регулируя реальный процесс мышлени они в ходе его исторического развития постепенно вычленяются в особую систему, и именно система категорий оказывается наиболее устойчивой во всех преобразованиях философского знания, хотя и она претерпевает изменения, подчиняясь принципу развития.

Современное представление фундаментальных категорий существенно отличается от того, как они мыслились в древности.

В современной диалектике к базовым категориям относят:

Сущность – нечто сокровенное, глубинное, пребывающее в вещах, их внутренних связях и управляющее ими, основание всех форм их внешнего проявления. Сущность всегда конкретна, не бывает сущности вообще.

· Явление – непосредственно воспринимаемые свойства объекта, то или иное видение которых зависит от строения и действия органов чувств субъекта познания. Явление – это проявление сущности.

· Единичность – категория, выражающая относительную обособленность, дискретность, отграниченность друг от друга в пространстве и времени объектов, с присущими им специфическими особенностями, составляющими их неповторимую качественную и количественную определённость.

· Случайность – такой тип связи, который обусловлен несущественными, внешними дл данного явления причинами. Бывает внешней и внутренней.

· Необходимость – закономерный тип связи явлений, определяемый их устойчивой внутренней основой и совокупностью существенных условий их возникновения и развития.

· Свобода – способность человека принимать решения и совершать поступки в соответствии со своими целями, интересами, идеалами

Формальная логика – это изучение мысли со стороны ее структуры, формы. Основателем формальной логики считается Аристотель, открывший своеобразную форму умозаключения (силлогизм) и сформулировавший основные законы логики.

Основными законами формальной логики: закон тождества, закон достаточного основания, закон противоречия, закон исключенного третьего.

Первый закон логики– закон тождества – гласит: “Каждая мысль в процессе данного рассуждения должна иметь одно и то же определенное, устойчивое содержание”. Это значит, что во время рассуждения нельзя подменять один предмет мысли другим.

Следующий логический закон– закон противоречия: “Две противоположные мысли об одном и том же предмете, взятом в одно и то же время и в одном и том же отношении, не могут быть одновременно истинными”. По мнению исследователей, впервые этот закон был сформулирован Аристотелем. Закон противоречия он считал основным принципом мышления.

Против непоследовательности в наших рассуждениях направлен закон исключенного третьего. Он гласит: “Из двух противоречащих высказываний в одно и то же время и в одном и том же отношении одно непременно истинно”. Этот закон, как и предыдущий, был сформулирован Аристотелем. Латинская формулировка этого закона звучит так: “Третьего не дано” (tertium non datur).

Правильное мышление должно быть не только определенным, последовательным и непротиворечивым, но также и доказательным. Этого требует закон достаточного основания: “Всякая правильная мысль должна быть обоснована другими мыслями, истинность которых доказана”. Этот закон был сформулирован немецким мыслителем Лейбницем.

Он выразил его в виде следующего принципа: “Все существующее имеет достаточное основание для своего существования”.5. Экономическая система – это часть общественной системы, сфера человеческой деятельности, в которой осуществляется производство, обмен, распределение и потребление продуктов, услуг и факторов производства.

Казалось бы, самый простой и естественный способ решения фундаментальных проблем состоит в следующем: а) государство учитывает потребности людей и общества в целом и устанавливает, для кого надо производить те или иные виды экономических благ; б) в соответствии с этим государство дает задание предприятиям промышленности, сельского хозяйства и других отраслей экономики, что они должны производить, т.е. планирует выпуск товаров и услуг; в) чтобы предприятия могли выполнять плановые задания государства, они получают определенное количество факторов производства (оборудования, сырья, рабочей силы и т. д.) и установку, как надо производить данные виды продукции. Такой способ решения фундаментальных проблем, во-первых, предполагает государственное планирование выпуска экономических благ, распределение факторов производства между отраслями и экономических благ для удовлетворения потребностей людей; и, во-вторых, подразумевает, что государство административными методами добивается от предприятий выполнения плановых заданий и на основе административных решений обязывает их внедрять ту или иную технологию. Поэтому указанная система получила название административно-плановой .

ТИПЫ ЭК.СИСТ.

Типы экономических систем: традиционная, административно-командная, рыночная, смешанная.

Традиционная экономическая система – это система, в которой традиции и обычаи определяют практику использования редких ресурсов. Она распространена в слаборазвитых странах с многоукладной экономикой и базируется на отсталой технологии, широком применении ручного труда, при этом производство ведется с применением малопроизводительных орудий труда.

Смешанная экономика – это экономика, в которой и правительственные, и частные решения определяют структуру распределения ресурсов, в обществе наряду с частной собственностью присутствует государственная собственность, экономическая система управляется и координируется не только системой рынков, но и государством.

Так, даже в бывших социалистических странах доминирующее административно-командное управление допускало существование рынка.

В смешанной экономике (как и в рыночной системе) доходы в обществе распределяются неравномерно, но при этом государство стремится сгладить это неравенство и создать приемлемые условия жизни всем членам общества.

Рыночная экономика — экономика, основанная на принципахсвободного предпринимательства,договорныхотношений междухозяйствующими субъектами. Рыночная экономика основана на принципах:

  • предпринимательства;
  • многообразия форм собственности на средства производства;
  • рыночное ценообразования;
  • договорных отношений между хозяйствующими субъектами (людьми, предприятиями и т. д.);
  • ограниченного вмешательства государства в хозяйственную деятельность.
  • присвоения прибавочной стоимости

Обладает следующими свойствами:

  • в любой экономике присутствует многообразие форм собственности, как минимум две: государственная и частная;
  • рыночное ценообразование не предполагает какого-либо вмешательства государства;
  • любое вмешательство государства в экономику является ограниченным.

Формационный подход. Суть его заключается в том, что производительные силы общества в совокупности с производственными отношениями представляют определенный способ производства материальных благ, а способ производства в сочетании с политической надстройкой общества — социально-экономическую формацию.

Основополагающим экономическим ядром каждого способа производства, а соответственно и формации, является господствующая форма собственности, поскольку именно она определяет способ соединения работника со средствами производства.

Формационный подход предусматривает, что развитие человеческого общества происходит как последовательная смена одного способа производства другим:

— первобытнообщинный;

— рабовладельческий;

— феодальный;

— капиталистический;

— коммунистический.

Цивилизационный подход по-иному определяет закономерные ступени развития экономических систем.

В основу цивилизационного подхода положены следующие принципы:

1) многогранность анализа экономических систем;

2) естественная эволюционная постепенность исторического процесса;

3) отказ от классовых, конфронтационных оценок содержания и целей системы;

4) познание системы в единстве ее экономических и социокультурных элементов;

5) усиление роли человеческого фактора в общественном развитии;

6) признание мировой истории как единого планетарного целого.

цивилизационный подход не страдает экономическим детерминизмом, поскольку предусматривает правомерность влияния и других факторов на развитие человеческого общества. Он ориентирован не на особенности способа производства, а прежде всего на целостность человеческой цивилизации, доминирующее значение общечеловеческих ценностей, интегрированность каждого общества в мировое сообщество.

6.. Потребности— объективная нужда человека или группы людей в чем-либо, необходимом для поддержания жизнедеятельности и развития организма и личности. Благо— это вещь, средство, все то, что удовлетворяет человеческие потребности и отвечает целям и устремлениям людей. Наиболее распространенным является подразделение благ на материальные и нематериальные.

Материальные блага включают: естественные дары природы (земля, воздух, климат), продукты производства (здания, машины, продукты), отношения по присвоению материальных благ (патенты, авторские права).

Нематериальные блага — это блага, воздействующие на развитие способностей человека, создаются в непроизводтсвенной сфере: здравоохранение, образование, искусство, кино, театр, музей.

Блага подразделяются на безграничные и ограниченные (экономические).

Неэкономические блага (безграничные) предоставляются природой без приложения усилий человека. К экономическим благам относятся те блага, которые являются объектом или результатом экономической деятельности, то есть которые можно получить в ограниченном количестве по сравнению с потребностями, которые они могу удовлетворить.

Экономические блага подразделяются на:

  • Потребительские блага — непосредственно удовлетворяющие потребности людей (еда, жилье)
  • Средства производства — блага производственного характера (станки, оборудование, полезные ископаемые)

Различают блага:взаимозаменяемые (обладающие способностью удовлетворять потребности за счёт друг друга. напр:маргарин и масло) ивзаимодополняющие (удовлетворяющие потребности лишь в комплексе друг с другом напр: автомобиль и бензин).

Большинство экономических благ создается в процессе производства.

Производство — это процесс создания экономического блага.

Товар — это продукт труда, способный удовлетворить какую-либо человеческую потребность и предназначенный для обмена.

В экономической литературе можно встретить самые разнообразные подходы к классификации человеческих потребностей.

Потребности можно разделить на экономические и неэкономические, сезонные и несезонные.

Иерархия потребностей по Маслоу включает следующие компоненты:

1. Физиологические (голод, жажда, секс …);

2. Потребность в безопасности (защита от боли, гнева, страха…);

3. Потребность социальная (любовь, семья, друзья, общение);

4. Потребность в самоутверждении (самоуважение, престиж, карьера, успех);

5. Потребность в самоактуализации (реализации способностей, понимании, осмыслении и т.д.).

Возвышения потребностей закон

Закон развития общества, выражающий рост и совершенствование его потребностей с развитием производительных сил и культуры. В ходе развития общества растут и видоизменяются потребности его членов. Некоторые потребности исчезают, возникают новые, в результате чего круг потребностей расширяется.

Одновременно происходят качественные изменения в самой структуре потребностей.

Возрастает доля интеллектуальных и социальных потребностей, физические потребности всё более «облагораживаются» в том смысле, что в их возникновении и в определении способа их удовлетворения всё большую роль играют социально-культурные факторы.



Источник: https://infopedia.su/11x5646.html

Диалектика и формальная логика

§ 1. Соотношение диалектики и формальной логики

СОДЕРЖАНИЕ

СОДЕРЖАНИЕ                           2

ВВЕДЕНИЕ                 3

1 ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЛОГИКИ И ИСТОРИЯ ЕЕ РАЗВИТИЯ          4

2 ДИАЛЕКТИКА И ФОРМАЛЬНАЯ ЛОГИКА  6

3ДИАЛЕКТИКА КАК ПОЗНАНИЕ   15

4 ОСНОВНЫЕ МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ ФОРМАЛЬНОЙ И ДИАЛЕКТИЧЕСКОЙ ЛОГИКИ    18

ЗАКЛЮЧЕНИЕ      22

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ    23

ВВЕДЕНИЕ

Поскольку мышление изучается и формальной логикой и диалектикой, то возникает вопрос, в каком отношении находятся формальная логика и диалектика, что в мышлении изучается формальной логикой, а что – диалектикой, какое существует различие в методе изучения мышления диалектикой и формальной логикой.

       Все эти вопросы необходимо разрешить для понимания сущности диалектики и ее значения для развития современного научного мышления. Логика делает исследование этих познавательных результатов своим предметом, она изучает не законы протекания процесса мышления у индивида, а законы достижения мышлением истины.      Диалектика и формальная логика – две науки, имеющие свою историю.

Та и другая зародились и развивались в лоне философии. Как они сейчас относятся друг к другу, какое влияние оказывают на развитие научного знания? Для этого недостаточно выяснить только значение этих терминов, но и реальное содержание заключенных в них понятий.

     В условиях современного, развитого научного знания формальная логика превратилась в обособившуюся отрасль науки, которая, в результате ее успехов за последнее время, отпочковалась от философии, как в свое время вышли из философии другие науки (естественные и общественные).

Предмет формальной логики стал узко специальным, и в этом смысле она ничем не отличается от других наук (психологии, языкознания, математики и т.д.). Формальная логика изучает специальную сторону мышления.

Философия изучает мышление и его законы с тем, чтобы вскрыть общие законы развития явлений внешнего мира, а также для того, чтобы обнаружить законы развития самого познания, выяснить его отношение к явлениям объективной действительности.       Цель работы – определить соотношение формальной логики и диалектической логики.          Задачи работы:            – рассмотреть особенности формальной логики;      – изучить тайну диалектической логики;        – обозначить общее и отличия формальной и диалектической логики.

1 ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЛОГИКИ И ИСТОРИЯ ЕЕ РАЗВИТИЯ

Логика же есть наука, которая показывает, как должно совершаться мышление, чтобы была достигнута истина; каким правилам мышления должно подчиняться для того, чтобы была достигнута истина. Таким образом, логика может быть определена как наука о законах правильного мышления, или наука о законах, которым подчиняется правильное мышление.

           Термин “логика” применительно к науке о мышлении впервые был введен стоиками, выделившими под этим названием лишь ту часть действительного участия Аристотеля, которая согласовывалась с их собственными представлениями о природе мышления.

Самоназвание “логика” производилось ими от греческого термина “логос” (который буквально означает “слово”), а указанная наука сближалась по предмету с грамматикой и риторикой.

Средневековая схоластика, окончательно оформившая и узаконившая эту традицию, как раз превратила логику в простой инструмент (“органон”) ведения словесных диспутов, в орудие истолкования текстов “священного писания”, в чисто формальный аппарат. В результате оказалось дискредитированным не только официальное толкование логики, но даже и само название ее.

Выхолощенная “аристотелевская логика” поэтому и утратила кредит в глазах всех выдающихся естествоиспытателей и философов нового времени [1, с.232].  Признание непригодности официальной схоластически-формальной версии логики в качестве “органона” действительного мышления, развития научного знания – лейтмотив всей передовой философской мысли того времени.

“Логика, которой теперь используются, скорее служит укреплению и сохранению заблуждений, имеющих свое основание, в общепринятых понятиях, чем отысканию истины. Поэтому она более вредна, чем полезна”, – констатирует Фрэнсис Бэкон. “…В логике ее силлогизмы и большая часть других ее наставлений скорее помогут объяснить другим то, что нам известно, или даже, как в искусстве Луллия, бестолково рассуждать о том, чего не знаешь, вместо того, чтобы изучать это”, – вторит ему Ренэ Декарт [2, с.134].  

Джон Локк полагает, что “силлогизм в лучшем случае есть лишь искусство вести борьбу при помощи того небольшого знания, какое есть у нас, не прибавляя к нему ничего”. На этом основании Декарт и Локк считали необходимым отнести всю проблематику прежней логики в область риторики.

Поскольку же логика сохраняется как особая наука, то она единодушно толкуется не как наука о мышлении, а как наука о правильном употреблении слов, имен, знаков. Гоббс, например, развивает концепцию логики как исчисления слов-знаков.        Однако и Р. Декарт, и Г.

Лейбниц, в отличии от Гоббса, прекрасно видели принципиальные трудности, стоявшие на пути осуществления этой идеи.

Декарт понимал, что определения терминов в “универсальном языке” не могут быть продуктом полюбовного соглашения, а должны быть получены только в результате тщательного анализа простых идей, из которых, как из кирпичиков, складывается весь интеллектуальный мир людей; что сам точный язык “всеобщей математики” может быть лишь чем-то производным от “истинной философии”. Только тогда удалось бы заменить мышление о вещах, данных в воображении (т.е. по тогдашней терминологии, в созерцании), вообще в реальном чувственно-предметном опыте людей, своего рода “исчислением терминов и утверждений” и сделать умозаключения стол же безошибочными, как и решения уравнений [3, с.98].  Вместо того разделения философии на три разные науки, которое Дж. Локк копирует у стоиков (логика, физика и этика), Лейбниц предпочитает говорить о трех разных аспектах, под которыми выступает одно и то же знание, одни и те же истины, – теоретическом (физика), практическом (этика) и терминологическом (логика). Прежней логике здесь просто соответствует терминологический аспект знания, или, по выражению Лейбница систематизация знания по терминам в справочнике. Разумеется, такая систематизация, даже самая лучшая, не есть наука о мышлении, ибо Лейбниц имел о мышлении более глубокое представление. А подлинное учение о мышлении он относил к метафизике, следуя в этом смысле терминологии и сути логики Аристотеля, а не стоиков [1, с.120].       Диалектическая логика также имеет древнее происхождение. Идеи диалектики мышления восходят к древневосточной и античной философии. Основные категории диалектической логики использовались уже в ранней греческой классике /VI – V вв. до н.э./, однако они не были объединены в систему, и диалектическая логика была далека от выделения в самостоятельную науку. В развитие диалектической логики внесли определенный вклад Платон и Аристотель, отдельные идеи этой логики высказывались средневековыми философами. Классические формы диалектической логике придали немецкие философы Нового времени Кант, Фихте, Шеппинг и в особенности Гегель. Диалектическая логика Гегеля является систематическим учением, хотя она и разработана в позиции объективного идеализма [4, с.78].        

2 ДИАЛЕКТИКА И ФОРМАЛЬНАЯ ЛОГИКА

Логика возникла и развивалась как анализ познающего мышления, его структуры, законов функционирования. Элементы логического анализа обнаруживаются уже в сочинениях индийских буддистов, греческих натурфилософов-досократиков, в фрагментах Демокрита и рассуждениях софистов, в диалогах Платона и т. д.

Первым систематизатором и основоположником логики как науки считается обыкновенно Аристотель, подытоживший и критически обобщивший все предшествовавшие попытки исследований в области мышления.

В его трудах были впервые сведены воедино и систематически рассмотрены все те области проблем, которые впоследствии выделились в виде логики, хотя ни сколько-нибудь четкого обособления логической проблематики, ни самого названия «логика» в его сочинениях обнаружить нельзя.       

В исследованиях Аристотеля рассмотрение категорий, форм и законов мышления постоянно переплетается и смешивается с рассуждениями космологического, физического, психологического и лингвистического характера.

Несомненный интерес представляют логические идеи, выраженные в его «Метафизике», где анализируются основные роды бытия, находящие свое отражение в категориях. Аристотель задел все основные категории: материя, содержание, форма, возможность, действительность, качество, количество, движение, пространство и время и т. п.

В центре стояла категория сущности, которую он рассмотрел наиболее полно. Анализ категорий стихийно подводил Аристотеля к пониманию их взаимной связи, переходов, текучести.

В новое время к учению Аристотеля о силлогизме была добавлена теория индуктивных умозаключений, разработанная рядом мыслителей, в том числе и Ф. Бэконом. Таким образом и сформировалась традиционная, или классическая, формальная логика, особенности которой состоят в следующем [5, с.8-11]:

1) Она составляла органическую часть философии, была своеобразной теорией и методом познания. Ее законы служили основой метафизического метода мышления, его теоретическим обоснованием. Собственно логическое содержание ее составляли правила и формы умозаключений.

Формы следования одного суждения из других, строение и структуру готового, сформировавшегося знания традиционная формальная логика изучала на основе определенных законов: тождества, недопустимости противоречия, исключенного третьего и достаточного основания.

Эти законы определяют необходимую и существенную связь, существующую между сформировавшимися мыслями внутри некоторого рассуждения. Так, закон тождества требует однозначности употребления терминов в умозаключении. В одном и том же умозаключении один и тот же термин должен употребляться в одном и том же значении.

Если термины в умозаключении не однозначны, то не может быть и связи между посылками в умозаключении, а следовательно, не может быть и самого умозаключения [6, с.156].

Закон недопустимости противоречия своим содержанием имеет следующее утверждение: если какое-либо суждение А из системы суждений, образующих умозаключение, является истинным, то не может быть истинным в этой же системе суждение, противоречащее суждению А, т. е. в определенной системе суждений, образующих умозаключение, не могут быть одновременно истинным суждением А и противоречащее ему суждение (не-А).

Этот закон не касается конкретного содержания суждений, он не решает вопроса о том, какое из противоречащих суждений является истинным. Умозаключение как форма следования одного суждения из других может существовать и функционировать нормально при условии, если не будут считаться истинными противоречащие друг другу суждения.

Согласно закону исключенного третьего, два суждения, из которых одно отрицает другое, не могут быть одновременно ложными; если одно из них ложно, то другое — истинно, и наоборот.

Закон достаточного основания утверждает, что истинность всякого суждения должна быть достаточно обоснована.

На основе этих законов логика изучала отношения между суждениями в системе какого-либо умозаключения, выявляя формы и правила следовании одного суждения из других, ранее образовавшихся.

Понятия и суждения в ней рассматриваются только в той мере и с той их стороны, какая необходима для понимания следования суждений.

2) Классическая логика не была чисто формальной, законы и формы мышления рассматривала одновременно как принципы бытия, причем само бытие материалистами и идеалистами понималось по-разному.

В связи с этим формальная логика с самого начала ее возникновения служила ареной ожесточенной борьбы материализма и идеализма.

В анализе структуры доказательства, умозаключения в качестве первичного элемента она брала но суждение (предложение), а понятие (термин), выводя формальные отношения между терминами из реальных отношений [7, с.7-11].

Формальное содержание является чрезвычайно широким, оно отражает наиболее общие свойства и отношения, присущие всем явлениям материального мира, поэтому оно находится вне зависимости от конкретного содержания суждений. Если правила вывода связаны с более конкретным содержанием, то и сфера применения этих правил уже.

Одной из важнейших задач формальной логики является изучение содержания нашего мышления с тем, чтобы использовать его как основу для совершенствования прежних форм вывода и установления новых. Прежние формы вывода совершенствуются, когда вводятся новые дополнительные условия, основывающиеся на реальном содержании мышления.

Открытый наукой закон может стать основой для новых форм и правил вывода.

Законы, в которых отражены простейшие отношения, присущие всем явлениям действительности, выступают формальным содержанием процесса вывода вообще, другие, менее общие законы лежат в основе того или иного типа вывода или даже отдельной формы ее конкретной модификации .

Существует неверное представление, что формальная логика изучает только какие-то одни формы мышления, простые, элементарные. В действительности же все формы мышления являются объектом для исследования формальной логики, но она изучает их с одной, специальной стороны.

Любая форма мышления, например умозаключение, может быть предметом формально-логического анализа. Ведь всякое умозаключение состоит из суждений, которые находятся между собой в различных отношениях. Между суждениями любого умозаключения существуют такие отношения, которые подчинены формальнологическим законам.

Если что-то является формой мышления, то оно, независимо от того, каково ее конкретное содержание, входит в сферу изучения формальной логики, к нему можно применить формально-логические критерии.

Своими способами и своими средствами формальная логика изучает все формы мышления, но этими способами и средствами она не может изучить все в формах мышления [8, с.293].

Формальная логика развивается не только в связи с возникновением новых форм мышления, но и в результате использования новых средств и приемов изучения своего предмета.

Так, крупным этапом в развитии формальной логики было возникновение нового направления в ней — математической логики, явившейся следствием, с одной стороны, применения новых приемов логических исследований, а с другой стороны, изучения таких форм доказательства, которые ранее либо в развитой форме вообще не существовали, либо подробно не анализировались логикой [3, с.115].

Математическая логика как научная дисциплина возникла вначале как применение математических средств к логическим исследованиям. Предмет математики и предмет формальной логики имеют много общего.

Сходство предметов этих двух наук состоит в том, что они связаны с отражением чрезвычайно общих отношений в действительности, выражающихся в абстракциях, связь которых с объективным миром носит сложный характер.

Общность предметов формальной логики и математики служила поводом для попыток, с одной стороны, выведения содержания исходных математических понятий и аксиом из логических положений, с другой стороны, сведения содержания последних к выражению чисто количественных отношений, изучаемых математикой [9, с.312] .

Применение математической символики для решения логических задач оказалось очень плодотворным, ибо математическая символика дает возможность выделить интересующую нас сторону или отношение в предметах и однозначно определить их.

Второй этап формирования математической логики связан с применением формальной логики к решению математических проблем. Дальнейшее развитие математики требовало решения чисто логических вопросов, т. е.

разрешение многих математических задач привело к усовершенствованию и дальнейшему развитию аппарата формальной логики.

 Все эти вопросы ставились математикой, решение их необходимо для прогресса математики, но они были логическими вопросами по своей природе.

Источник: https://www.referat911.ru/Logika/dialektika-i-formalnaya-logika/358691-2800386-place1.html

Формальная и диалектическая логика – socialcapital1

§ 1. Соотношение диалектики и формальной логики

Формальная и Диалектическая Логика как Единство Противоположностейили

Развитие Классической Философии.

Илья Ставинский

До настоящего времени формальная и диалектическая логика трактуются как отдельные виды логики, независимые друг от друга. По этой причине одни утверждают, что диалектическая логика важнее формальной, другие – наоборот.

Например, Энгельс говорил, что что диалектика относится к формальной логике так же, как высшая математика к элементарной математике (Маркс К., Энгельс Ф. Избранные сочинения. Т. 5. М., 1986. С.125).

Джордж Новак писал, что диалектика выросла из критицизма формальной логики, которую она сбросила и заменила своей революционностью, жизненностью и успехом. А есть ученые по философии, экономике, которые стали полностью отрицать диалектическую логику.

Более того последняя исключена из програмного курса обучения многими учебными заведениями, включая экономический факультет московского университета, где деканом является профессор Колесов В.П.. Эти обстоятельства и заставили меня написать данную статью о соотношении формальной и диалектической логики.

Логика человеческого мышления распадается на формальную и диалектическую, которые определены только относительно друг друга и только в этом соотношении они имеют смысл. Они определены как противоположности, каждая из которых обуславливает существование другой. Раскрыть эту взаимосвязь и является целью нашего дальнейшего изложения.

Основы диалектической логики

Развитие, окружающего нас мира, находит свое отражение в законах диалектической логики, которая достигла наиболее высокого уровня в работе Гегеля Объективная логика. По словам самого К.

Маркса Дицген, немецкий философ, был первый, кто перевернул диалектическую логику с головы на ноги и таким образом он показал, что диалектическая логика является отражением не развития духа, как это было у Гегеля, а отражением развития окружающего нас мира.

Всякое развитие, в широком смысле этого слова, состоит из рождения явления, его развития, в узком смысле этого слова, и его гибели или смерти. Таким образом рождение явления со временем переходит в свою противоположность, гибель явления.

Следовательно, рождение и смерть являются противоположными понятиями и составляют противоречие. Суть диалектической логики как раз и состоит в описании развития этого противоречия, т.е. перехода данного явления в его противоположность.

Для этой цели диалектическая логика обладает своей системой категорий, и своими абстрактными законами, при помощи которых она очень подробно схватывает процесс любого развития независимо от его характера, природного или социального.

Такими категориями являются следующие понятия: форма и содержание, сущность, количество и качество, мера, отдельное, особенное, всеобщее, противоположности, различие, формальное и реальное противоречие, вещь в себе и вещь для себя и.т.д..

Пример законов диалектики (закон определяется как обьективная необходимость): переход содержания в форму и переход сущности в форму, или что то же самое, переход понятия в свою противоположность, переход количества в качество, закон отрицания отрицания.

Логика качественного развития и логика качественного постоянства.

Формальная и диалектическая логика занимаются анализом того или иного явления в природе.

Диалектическая логика анализирует явление с точки зрения его качественного развития, что включает в себя его отрицание, поэтому она есть логика качественного развития.

Но понятие “развитие” имеет смысл только по отношению к понятию “покой” или “постоянство”. Поэтому, если существует логика качественного развития, то существует логика качественного покоя или постоянства.

Такой логикой и является формальная логика, которая анализирует данное явление как бы в застывшем состоянии, т.е. пренебрегает теми количественными изменениями, которые претерпевают формы данного явления в процессе развития, поскольку эти количественные изменения не изменяют их качества и в этом смысле они постоянны.

Другими словами формальная логика стремится раскрыть суть данного явления на определенной качественной основе. В то время как диалектическая логика показывает как за этим качественным основанием скрывается другое качаственное основание, которое в настоящий момент составляет содержание положенного качественного основания.

С точки зрения познания обе логики дополняют друг друга, без их взаимной обусловности наше познание было бы однобоким. Если мы знаем только законы развития данного явления т.е. его положения как формы, отрицание этой формы и выхождение ее содержания на уровень формы, то этого недостаточно, потому что мы не раскрыли бы содержание каждой положенной качественной основы и наоборот.

Формальная логика строится на отрицании противоречивых определений и суждений, в то время как диалектическая, наоборот, строится на признании этих противоречивых определений и суждений. Эта разница возникает из-за того, что законы формальной логики имеют силу только по отношению к определенному качественному основанию, где понятия и суждения определяются однозначно.

В противоположность ей диалектическая логика оперирует на двух качественных уровнях, на уровне формы и содержания.

Другими словами, она рассматривает понятия и суждения не только к определенному качественному основанию, как это делает формальная логика, но и по отношению к тому содержанию, на котором основывается данное качественное основание и поэтому она схватывает их противоречивый характер.

Как бы читатель относился к утверждению тех людей, которые признавали бы существование человека только в форме мужчины или только в форме женщины, отрицая существование другой противоположности. Или признавали бы существование мужчин более важным чем существование женщин и наоборот.

А где бы сейчас была физика, если бы она признавала существование зарядов только как положительный или только как отрицательный. Или если физика придавала бы большее значение положительному заряду чем отрицательному и наоборот.

Несостоятельность этих утверждений – очевидна на общедоступных примерах, но когда эти утверждения переносятся в область логики, то они воспринимаются там без достойной критики.

Даже создатель диалектической логики Гегель, признавая существование формальной логики, не увидел этого единства противоположностей между формальной и диалектической логикой и таким образом он сам попался на крючок последней. В противном случае его критика четырех законов формальной логики не носила бы такой уничтожающий характер в его книге “Наука Логика”.

До сего момента мы показали, что формальная и диалектическая логика представлют собой единство противоположностей, изходя из их формального определения. Но это только начало. Вся прелесть доказательства этого положения обнаруживается при более глубоком анализе законов формальной логики, которые с необходимостью приведут нас к диалектической логике.

Формальная Логика.

Формальная логика формулирует четыре закона построения мыслей:
1. закон тождества 2. закон противоречия 3. закон исключенного третьего 4. закон достаточного основания

Остановимся на каждом законе отдельно и покажем, что первые три закона имеют смысл только по отношению к четвертому закону формальной логики, закону достаточного основания.

Закон тождества гласит, что понятия, которыми люди пользуются в общении, должно иметь одно и то же значение независимо от того является ли это понятие частью языка или научной категорией. Этот закон вполне очевиден.

Люди, говорящие на одном и том же языке, перестали бы понимать друг друга, если бы этот закон не выполнялся.Этим же правилам подчиняется категориальный язык любой науки.

На этом современная трактовка закона тождества и кончается, если не учитывать различное количество приведенных примеров в его обьяснении.

Но давайте несколько углубим анализ этого закона. Например, зададимся вопросом: а как этот закон выполняется, если понятие имеет несколько значений ? Понятие “Мир” включает в себя мир как покой, мир как вселенная или как земля.

В предложении “мы боремся за мир на земле”, понятие “мир” означает покой, отсутствие войны. В предложении “ядерная война может уничтожить весь мир”. Слово “мир” означает нашу землю.

Чем мы руководствуемся когда выбираем то или иное значение данного слова ? Очевидно, из контекста, поэтому такие понятия называются смысловыми понятиями. Следовательно, контекст является той основой, которая определяет содержание данного понятия.

Если мне возразят, что в русском языке смысловых понятий очень немного и на них нельзя строить обобщенную логику, то я могу заметить, что существует много аналитических языков, где смысловые понятия являются правилом а не исключением: английский, немецкий и т.д..

Наряду со смысловыми понятиями существуют и относительные понятия. Например, про одного и того же человека можно сказать, что он высокого роста а можно сказать, что он низкого роста в зависимости с кем его сравнивать.

В этом случае однозначность понятия устанавливается молчаливым предположением, что точкой отсчета для высокого и низкого будет служить средний рост человека высотой, скажем, 170 см.

Такая же логика молчаливо предполагается для всех относительных понятий: тяжелый и легкий предмет, молодой и старый человек и т.д..

В науке, которая фиксирует в своих категориях развитие окружающего нас мира, мы на каждом шагу встречаемся с категориями, содержание которых все время меняется. В результате одна и та же категория имеет несколько содержаний и каждое из этих содержаний истинно относительно своего основания.

Например в евклидовой геометрии сумма углов треугольника равна 180 градусов, а в неевклидовской геометрии та же сумма углов может быть больше или меньше 180 градусов. Как же в этом случае устанавливается однозначность понятия суммы углов треугольника при таком многообразии его определений ? Все это решается на каком основании строится наша логика, т.е.

является ли этим основанием геометрия Евклида, Лобачевского или Риммана.

Другими словами, однозначность понятий всегда конкретна относительна определенного основания, что и утверждает четвертый закон формальной логики.

Итак, недостаток прежних орпеделений закона тождества заключается в том, что они указывали только на необходимость соблюдения этого закона и упускали из виду доказательства его достаточности, что выражается в его связи с законом достаточного обоснования.

Закон противоречия

Суть закона противоречия формулируется следующим образом: два противоположных суждения не могут бытьодновременно истинными; по крайней мере одно из них необходимо ложно. Например: “А не есть А и не А”. На этом и заканчивается определение этого закона.

Неполнота этого определения заключается в том, что оно схватывает только необходимую сторону этого закона но не указывает на его достаточность, которым является то основание, относиельно которого суждение считается истинным. Например, “дом и стоит и двигается”.

Согласно данному закону дом не может в одно и то же время стоять и двигаться и поэтому одно из этих утверждений ложно. Так ли это ? Относительно земли дом стоит, но в то же самое время относительно солнца тот же самый дом движется.Таким образом оба утверждения истинны, но они истинны относительно разных оснований.

Следовательно, чтобы заставить закон противоречия выполняться мы должны добавить определенное основание, относительно которого одно из противоположных суждений становится истинным. Поэтому, если мы скажем “дом относительно земли и стоит и двигается”, то нелепость этого утверждения очевидна.

Относительно земли дом может только стоять а второе утверждение, что дом двигается является ложным. Закон противоречия выполняется.

Следовательно полное определение закона противоречия будет следующим: два противоположных суждения не могут быть одновременно истинными относительно определенного основания, а этим основанием и является закон достаточного основания, открытый Лейбницом.

Закон исключенного третьего

Формулировка: два противоречащих суждения не могут быть одновременно ложными: одно из них необходимо истинно; третье суждение исключено.

При такой формулировке этот закон наполовину отражает ту силу, которая в нем заключена, потому что в нем отсутствует требование обоснованности хотя бы одного из суждений и этой слабостью формулировки воспользовался Гегель, когда с издевкой он спрашивает: какое из двух утверждений истинно ? “Дух является зеленным или не является зеленым”. Ни одно утверждение в этом предложении не является истинным относительно достаточного основания. Следовательно полное определение закона исключенного третьего будет следующим: два противоположных суждения не могут быть одновременно истинными, если одно из них имеет достаточное основание, а этим основанием и является закон достаточного основания, открытый Лейбницом.

Закон достаточного основания

Согласно этому закону, всякая мысль становится истинной только в том случае, если для нее может быть сформулированно достаточное основание. Эта общая формулировка данного закона требует большей определенности.

Первое, изсходя из вышеизложенного мы вправе заявить, что на законе достаточного основания основываются все три закона формальной логики, открытые Аристотелем. Второе, достаточное основание является, по меткому определению Гегеля, качественным основанием, на котором происходит развитие форм.

Другими словами, качественное основание является той границей в пределах которой формальная логика устанавливает логическую зависимость между этими формами.

Если качественная основа меняется, что имеет место при развитии определенного явления, то меняются и формы, которые на ней развиваются. И эти новые формы имеют совершенно другую логическую зависимость. Например, основанию А соответствуют формы В1, В2, В3,… и т.д. Между которыми формальная логика установила логическую связь Т1.

Но с развитием явления его содержание выходит на поверхность, т.е содержание превращается в форму, которая становиться новой качественной основой, на которой происходит развитие других форм. Таким образом основание А заменяется на основание А1 и ему соотвествуют уже новые формы С1, С2, С3, .. и т.д.

, между которыми одна и та же формальная логика устанвливает другую логическую связь Т2.

Качественная основа при формальном логическом исследовании меняется не только при развитии какого-нибудь явления, она меняется при углублении наших исследований.

Например, при переходе от изучения свойств твердого состояния тела к жидкому, газообразному затем к изучению материи на молекулярном, атомном уровне, к изучению свойств атомных частиц и т.д.. И так дело обстоит в любой науке.

Если ученые проникают на новый качественную основу, то первым признаком этого будет тот факт, что специфические законы, открытые на предшевстующей качественной основе не будут работать на новой качественной основе и это вполне понятно с точки зрения формальной логики, которая утверждает, что все понятия куда включаются и категории сохраняют свою истинну только по отношению к своему достаточному основанию.Например, законы, описывающие поведение твердого тела, совершенны отличны от законов, описывающих поведение того же тела но в жидком или газообразном состоянии. Хорошим доказательством этого положения является квантовая механика, где говорит Ландау “классические механика и электродинамика при попытке их применить к обьяснению атомных явлений приводит к результатам, находящимся в резком противоречии с опытом”.

С другой стороны, группа оснований может принадлежать к более общему основанию, поэтому законы, открытые на одном основании могут распространятся и на другие основания и по этой причине могут являться всеобщими законами. Например закон сохранения энергии и.т. далее.

Связь формальной и диалектической логики через закон достаточного основания

Давайте сделаем еще шаг вперед в нашем анализе. Если мы сравним качественные основания, в которых пребывает тело в приведенном выше примере, твердое, жидкое, газообразное состояния, то мы увидим, что они соотносятся друг с другом как противоположности. Например, твердое и жидкое, жидкое и газообразное.

Тело из твердого состояния при определенной температуре переходит в жидкое состояние а последнее при еще более высокой температуре переходит в газообразное состояние. Постойте, постойте заметит читатель вы уже говорите о диалектической логике а не формальной. Совершенно верно.

Повышение температуры является количественным изменением в процессе подогревания тела, что вызывает его переход в свою противоположность, в другое качество. Уже в этом примере заключена вся суть диалектической логики.

Постойте снова скажет недоверчивый читатель вы просто подобрали удачный пример, чтобы показать связь формальной логики с диалектической через закон достаточного основания. Поэтому для большей убедительности я приведу примеры из геометрии и затем из политической экономии.

Геометрия Евклида построена на предположении, что через точку, лежащую вне прямой на плоскости можно провести только одну прямую паралельную данной. И это является качественной основой, на которой строится данная геометрия.

Лобачевский в построении своей геометрии исходил из другой качественной основы, предполагая, что через точку, лежащую вне прямой на той же плоскости можно провести бесчисленное множество прямых паралелных данной прямой.

В обоих случаях оба математика строили свою геометрию, используя одну и ту же формальную логику, несмотря на тот факт, что логика Евклидовской геометрии отлична от логики геометрии Лобачевского.

Если мы сравним эти два качественных основания, то нетрудно заметить, что они являются противоположностями по своему качественному определению: в первом случае, что через точку, лежащую вне прямой на плоскости можно провести только одну прямую паралельную данной, а во втором случае ,что через точку, лежащую вне прямой на той же плоскости можно провести бесчисленное множество прямых паралелных данной прямой.

А что является противоположным определением основы геометрии Лобачевского.

Очевидно утверждение, что через точку, лежащую вне прямой на той же плоскости нельзя провести ни одной прямой параллельной данной прямой.

Так возникла Геометрия Риммана, логика которой совершенно отлична от логики геометрии Лобачевского, хотя он, как и вышеупомянутые математики, развивал свою геометрию, используя ту же самую формальную логику.

Таким образом геометрия Риммана является всеобщей формой выражения пространства, потому что она более глубоко описывает пространство, которое нас окружает. Геометрия Эвклида и Лобачевского представляет собой нечто случайное и особенное по отношению к всеобщей форме Геометрии Риммана.

Математически это соотношение форм выражается в том, что Евклидова геометрия является частным случаем геометрии Лобачевского. (По этому поводу он говорил, что созданная им неевклидова геометрия в бесконечно малом, то есть в первом приближении, совпадает с геометрией евклидовской плоскости.) а последняя является частным случаем римановской геометрии.

При малых расстояниях нас удовлетворяет Евклидовское пространство, потому что кривизна пространства и плоскости настолько незначительно, что не имеет никакого практического значения. При больших расстояниях (например путешествие между звездами нашей галактики) Евклидовская пространство потеряет свой смысл и мы будем опираться на пространство Лобачевского.

При путешествиях между галактиками или на стыке с анти-мирами мы будем по всей вероятности иметь дело с Риммановским пространством.

Таким образом наше представление о качестве пространства меняется в зависимости от увеличения расстояния между обьектами путешествий.

А это и есть один из основных законов диалетики: перехода количества в качество, которое отображено в изменении качественной основы, на которой строятся геометрии Евклида, Лобачевского, Риммана. Интересно отметить,что в 1902 А.

Пуанкаре заявил, что “никакая геометрия не является более истинной, чем другая; та или иная геометрия может быть только более удобной”. Слабость этого утверждения на фоне наших вышеизложенных утверждений становится очень очевидной.

Но наше представление о развитии пространства не ограничивается Риммановской геометрией несмотря на тот факт, что мы определяем его как всеобщая форма развития пространства. Как таковая она определена только по отношению к эвклидовскому и лобачевскому пространству.

Другими словами, развитие этих трех форм простраства происходит на одной общей основе, а именно, что они являются жесткими пространствами.

Поэтому, если мы заменим это основание на его противоположность, живое или дышащее пространство, то мы придем к отрицанию пространства Эвклида, Лобачевского и Риммана.

Так возникла геометрия Минковского о живом, дышащем пространстве, которое несомненно дает нам более реальное представление о пространстве. Достигнет ли наша цивилизация такого технологического уровня, когда эти геометрии будут иметь практическое значение ? Будущее покажет.

Пример из политической экономии. До настоящего времени современное капиталистическое общество основанно на товарно капиталистическом производстве, которое положенно в форме частных капиталов.

Это товарно капиталистическое производство является необобществленным производством и той качественной основой, на которой классическая школа политической экономии, используя формальную логику, построила целую систему экономических категорий, которые логически связаны между собой и с помощью которых она логически обьясняет механизм его функционирования: производство прибыли в различных формах, кругооборот капитала,обмен, существование кризисов, безработицы, инфляции и.т.д..

Согласно законам диалектики частный капитал при определенных условиях должен перейти в свою противоположность, в общественный капитал, который будет основан на обобществленном капиталистическом производстве, которое полностью противоположно первоначальному основанию.

И на этом новом качественном основании, используя формальную логику, я обьяснил функционирование будущего капитализма в форме общественного капитала. Логика его функционирования полностью отлична от логики функционирования частного капитала: отсутствие кризисов, безработицы, инфляции, обмена и т.д..

(смотри мои статьи в Экономическая газета № 1, 1998, “ЭГ” №39, 1997).

Когда я опубликовал статьи в экономической газете о развитии категорий в политической экономии на примере Общественного капитала и дал общую критику западных экономических школ в лице лаурятов нобелевских премий, один из профессоров прошелся по моей идее следующим образом:”Сколько существует людей столько существует и идей”, и таким образом сравнял мою идею с тысячами других существующих идей. Его высказывание, показывает только одну сторону медали и умалчивает о другой: что среди всех идей о будущем обществе только одна идея правильна, а именно та, которая основанна на диалектической логике. Его критическое выражение основанно на формальной логике, которая при рассмотрении одного и того же явления исходит из различных оснований. А поскольку каждый человек может придумать свое основание и основывать на нем свою логику, постольку и родилось это выражение “сколько существует людей, столько существует и идей”. Этим общеизвестным приемом пользуются адвокаты, прокуроры, политики для достижения своих целей и даже, как мы видим, некоторые профессора.

Но вся прелесть диалектической логики состоит в том, что она однозначно определяет это основание, когда речь идет о развитии явления, и таким образом элеминирует все другие выдуманные теории, которые не исходят из этого основания.

Из вышеприведенных примеров нетрудно заметить, что частный капитал (индивидуальный или монополистический) и общественный капитал находятся в таком же отношении как геометрия Евклида и геометрия Лобачевского или как геометрия Лобачевского и геометрия Риммана, другими словами все они базируются на качественном основании, которое, в конечном счете, заменяется на свою противоположность. И это неудивительно, потому что развитие любой науки основано на законах логики формальной и диалектической и в этом смысле философия, как наука о законах мышления, является королевой наук.

Примечание:   эта статья упоминалась в известном американском журнале

                            “American Society for Information Science and Technology”, 2009 

Download a free web counter here.

blog counter  

Источник: https://www.sites.google.com/site/socialcapital1/Home/russkiestati/formalnaa-i-dialekticeskaa-logika

Соотношение законов формальной и диалектической логики

§ 1. Соотношение диалектики и формальной логики

Формальную логику часто называют элементарной, и это название правильно выражает ее природу и познавательную роль.

Элементарное — это более или менее простое, исходное, но именно потому оно и является обязательным, непременным моментом в системе человеческих знаний. Так и правила формальной, или элементарной, логики составляют начальный и совершенно необходимый момент в структуре познающего мышления.

Обеспечивая логическую правильность нашей мысли, формальная логика вносит свой вклад в научную теорию познания, хотя и не охватывает всех сторон познавательного процесса.

Одно следование законам формальной логики не обеспечивает познания истины; соблюдать эти законы необходимо, но это не решает всех задач научного познания, не анализирует всей полноты условий достижения объективной истины.

Требования формальной логики нельзя игнорировать, поскольку без них невозможно выводное знание, но было бы ошибочным также абсолютизировать их (считать единственно необходимыми и достаточными), впадая тем самым в метафизику.

Материалистическая диалектика преодолевает ограниченность формальной логики; логическую форму она рассматривает в единстве с конкретным содержанием наших мыслей и только в этой неразрывной связи решает вопрос о соответствии их объективному ходу вещей.

Преодолевая «узкий горизонт» формальной логики, диалектическая логика дает ей теоретико-познавательную основу, определяет место среди других наук, ее познавательное значение, природу основных логических положений и границы их применения.

Диалектика не отрицает формальную логику, а только лишает ее законы абсолютного значения.

Диалектическая логика не только содержит общие методологические принципы, имеющие фундаментальное значение в современном научном познании. Она имеет специфический логический аппарат, который существенно отличается от логического аппарата формальной логики, а также важнейшие логические принципы.

Логический аппарат диалектической логики составляет система категорий материалистической диалектики, которые являются как узловыми пунктами познания, ступенями познавательного процесса, так и формами диалектического мышления.

С помощью этого аппарата ученые могут осуществлять сложнейший конкретный анализ, тонкие и глубокие логические операции, позволяющие проникать в сокровенные тайны действительности.

Диалектическая логика и логика формальная изучают основные законы и формы познающего мышления. Но основные законы мышления, которые изучает формальная логика, существенно отличаются от основных законов мышления, изучаемых диалектической логикой.

Все основные законы формальной логики (законы тождества, противоречия (непротиворечивости), исключенного третьего и достаточного основания) отражают главным образом одну сторону материальной действительности -относительную устойчивость, качественную неизменяемость явлений окружающего мира, их тождественность в определенном отношении. Основные же законы диалектической логики (основные законы диалектики), наоборот, отражают материальные явления в их движении, развитии, бесконечном многообразии. Поэтому основные законы формальной логики в своем действии ограничены, а основные законы диалектической логики действуют безгранично.

7.Действие формально-логических законов.

Формы проявления законов мышления. Означает ли сказанное, что в случае действия диалектических законов мышления его формально-логические законы вовсе перестают действовать? Нет, не означает. дело в том, что одни и те же законы, будь то законы природы или общества, в разных условиях могут проявляться по- разному, а следовательно, принимать различные формы.

С этой точки зрения основные формально-логические законы мышления перестают действовать в своей простой форме, проявляющейся лишь в определенных условиях, но с изменением этих условий продолжают действовать уже в иной, более сложной и общей форме. Если простая форма этих законов давно открыта традиционной логикой, то их другая, более общая и сложная форма – лишь в процессе становления диалектической логики.

Так, будучи в ряде случаев не в состоянии однозначно ответить, имеем ли мы дело с подростком или юношей, мы находим выход в том, что называем такого человека и подростком и юношей. Ясно, что требования закона тождества, а, следовательно, и других формально-логических законов в их обычной, простой, традиционной форме не выполняются.

Но разве тем самым наша мысль утрачивает определенность, последовательность (непротиворечивость), обоснованность (доказательность)? Отнюдь нет. Говоря «и подросток и не подросток», мы на самом деле наиболее точно отражаем действительность – именно такой, какова она есть.

Следовательно, мы мыслим тоже нечто определенное, отличное от всякой иной мысли, но слагающееся уже из двух определенных мыслей: о подростке и юноше одновременно. Таким образом, закон тождества как закон определенности мысли продолжает действовать и здесь. Он только меняет форму своего проявления.

Эта форма оказывается применительно к более сложным условиям более сложной.

Сохраняет свою силу и закон противоречия, но он тоже принимает иную, более общую форму. Ибо если данный человек и подросток, и юноша, то мы уже не можем, не насилуя логики, не впадая в логическое противоречие, т. е.

противоречие с самим собой, одновременно утверждать: «Этот человек только подросток» (или: «Этот человек только юноша»). Такие утверждения не могут быть одновременно истинными.

Что-нибудь одно из них непременно ложно: или диалектическая формула, выраженная сложным суждением, или однозначная формула, выраженная простым суждением.

То же самое с законом исключенного третьего. Он продолжает действовать и здесь, но тоже в обобщенной форме.

Его требование сохраняется: или «данный человек и подросток и юноша», или «Данный человек только подросток» («только юноша»). Ничего третьего между ними нет и не может быть.

Следовательно, они не могут быть вместе ложными: что-то одно из них непременно истинно: или сложное диалектическое суждение, или простое.

Наконец, действие закона достаточного основания – причем тоже в особой форме, с учетом особых условий – сказывается в том, что для переходного явления недостаточно подвести его под какое-то одно понятие: «подросток», «юноша». Наоборот, необходимым и достаточным будет подведение под оба понятия сразу, одновременно.

Вред абсолютизации законов формальной и диалектической логики. Каково же в целом отношение формально-логических законов мышления к законам диалектической логики? Они, как можно сделать вывод из сказанного, и исключают друг друга, и не исключают.

Все зависит от того, в каком виде рассматриваются формально-логические законы – простом, традиционном или сложном. Формально-логические законы необходимы в любом мышлении, будь то недиалектическое или диалектическое.

В известных пределах в рамках домашнего обихода ими можно вполне ограничиться, чтобы обеспечить правильность мышления.

Но при определенных условиях они оказываются недостаточными. Требуется действие диалектических законов мышления. Однако и в этих условиях формально-логические законы не прекращают своего действия. Они лишь неизбежно меняют свою форму.

Взаимодействуя с диалектическими законами, они и здесь обеспечивают определенность, последовательность (непротиворечивость), обоснованность (доказательность) диалектического мышления, которое тоже не может не быть правильным, если оно ведет к истине.

Раскрывая существо законов формальной и диалектической логики, мы особо подчеркивали, что и те и другие законы не имеют абсолютного характера, что они действуют лишь при определенных условиях. За этими пределами они утрачивают свою силу.

Отсюда следует, что, с одной стороны, нельзя абсолютизировать законы формальной логики, пытаться, например, давать однозначные ответы там, где речь идет о переходных явлениях, о рассмотрении предмета в разное время или в разных отношениях. Абсолютизация формально-логических законов служит одним из источников неопределенности, путаницы и непоследовательности в мышлении.

С другой стороны, нельзя абсолютизировать и диалектические законы мышления, применять их требования там, где требуется однозначный ответ: существует нечто или не существует, присуще ему какое-либо свойство или не присуще. Жонглирование диалектическими формулами, выход за пределы их действительной применимости — все это способно привести не только к логическим противоречиям, но и к полной неопределенности мысли.

Для того чтобы избежать абсолютизации требований формальной и диалектической логики, есть один фундаментальный критерий для этого: соответствие наших мыслей действительности.

Например, если единству взаимоисключающих понятий соответствует нечто в объективной действительности, то в данном случае имеет место диалектическое суждение, выражающее диалектическое, жизненное противоречие.

Если же такому единству нет соответствия, нет аналога в действительности, если сущность предмета искажается, то налицо логическое противоречие.

Все это имеет значение для всякого мышления, включая и юридическое.

Заключение.

Мышление человека, зарождаясь вместе с трудом и развиваясь во взаимодействии с ним, достигло в своем развитии огромных высот. С его помощью человек постигает все более глубокие и сокровенные тайны природы и общества.

Духовному освоению человека все более подвластны видимый нами многообразный мир вещей, окружающий нас – макромир, недоступный нашим органам чувств и бесконечный вглубь микромир, величественный и необъятный космос, бесконечный вширь – мегамир.

Силой человеческой мысли, словно силой волшебства, вызваны к жизни многочисленные науки, которые продолжают множиться и приносить все более весомые плоды; разнообразные искусства, покоряющие нас, одухотворяющие и украшающие нашу жизнь; сложнейшие технические устройства, облегчающие наш труд и превосходящие в некоторых отношениях саму человеческую мысль. Они образуют другой, особый по отношению к естественному, искусственный мир. В него входят мир понятий, слагающихся в более или менее стройные и сложные, целостные системы знания; мир образов – от самых фантастических до строго достоверных; мир орудий – искусственных органов человека, увеличивающих его физические и духовные возможности.

В этом ряду творений человеческой мысли логика стоит как бы особняком. И прежде всего потому, что в ней мышление впервые сделало предметом исследования само себя. В логике оно как бы смотрится в зеркало и изучает через него свой собственный мир.

Но именно потому, что логика исследует мышление, она неразрывно связана со всем, что ему доступно и что служит его проявлением. Вот почему логика находит все более широкие практические приложения в науке, искусстве и технике, в повседневной жизни.

Можно, вообще говоря, прожить жизнь и без логики, как, впрочем, можно прожить ее и без многого другого. Однако подобно тому как человек стремится не только к материальному богатству – богатству вещей, но и к богатству связей и отношений с другими людьми, так он стремится и к духовному богатству.

Литература.

1. А.Д.Гетманова. Учебник логики со сборником задач. М., 2006

2. Бузук Г.Л., Ивин А.А., Панов М.И. Наука убеждать: логика и риторика в вопросах и ответах. М., 1992.

3. Гжегорчик А. Популярная логика. М., 1979.

4. Зегет В. Элементарная логика. М., 1985.

5. Гетманова А.Д. Учебник по логике. М., 1994.

6. Ивин А.А. По законам логики. М., 1983.

7. Кириллов В.И., Старченко А.А. Логика. Учебник. М., 1987.

8. Краткий словарь по логике. М., 1991.

9. Уемов А.И. Логические ошибки: как они мешают правильно мыслить. М., 1958.

10. Упражнения по логике. М., 1993.

.

Источник: https://mylektsii.ru/11-82150.html

Соотношение формальной и диалектической логики

§ 1. Соотношение диалектики и формальной логики
ПРЕДМЕТ ФОРМАЛЬНОЙ ЛОГИКИ

3  Соотношение формальной и диалектической логики

Формальную логику часто называют элементарной, и это название правильно выражает ее природу и познавательную роль. Однако элементарное в нашем сознании нельзя представлять как нечто примитивное.

Элементарное — это более или менее простое, исходное, но именно потому оно и является обязательным, непременным моментом в системе человеческих знаний. Так и правила формальной, или элементарной, логики составляют начальный и совершенно необходимый момент в структуре познающего мышления.

Обеспечивая логическую правильность нашей мысли, формальная логика вносит свой вклад в научную теорию познания, хотя и не охватывает всех сторон познавательного процесса.

Одно следование законам формальной логики не обеспечивает познания истины; соблюдать эти законы необходимо, но это не решает всех задач научного познания, не анализирует всей полноты условий достижения объективной истины.

Требования формальной логики нельзя игнорировать, поскольку без них невозможно выводное знание, но было бы ошибочным также абсолютизировать их (считать единственно необходимыми и достаточными), впадая тем самым в метафизику.

Материалистическая диалектика преодолевает ограниченность формальной логики; логическую форму она рассматривает в единстве с конкретным содержанием наших мыслей и только в этой неразрывной связи решает вопрос о соответствии их объективному ходу вещей.

Преодолевая «узкий горизонт» формальной логики, диалектическая логика дает ей теоретико-познавательную основу, определяет место среди других наук, ее познавательное значение, природу основных логических положений и границы их применения.

Диалектика не отрицает формальную логику, а только лишает ее законы абсолютного значения.

Что же представляет собой диалектическая логика как наука? Существуют различные определения предмета диалектической логики, каждое из которых раскрывает определенную сторону этой науки. Однако почти все авторы считают, что диалектическая логика есть наука о законах и формах теоретического мышления.

Диалектическая логика не только содержит общие методологические принципы, имеющие фундаментальное значение в современном научном познании. Она имеет специфический логический аппарат, который существенно отличается от логического аппарата формальной логики, а также важнейшие логические принципы.

Логический аппарат диалектической логики составляет система категорий материалистической диалектики, которые являются как узловыми пунктами познания, ступенями познавательного процесса, так и формами диалектического мышления.

С помощью этого аппарата ученые могут осуществлять сложнейший конкретный анализ, тонкие и глубокие логические операции, позволяющие проникать в сокровенные тайны действительности.

Диалектическая логика и логика формальная изучают основные законы и формы познающего мышления. Но основные законы мышления, которые изучает формальная логика, существенно отличаются от основных законов мышления, изучаемых диалектической логикой.

Все основные законы формальной логики (законы тождества, противоречия (непротиворечивости), исключенного третьего и достаточного основания) отражают главным образом одну сторону материальной действительности — относительную устойчивость, качественную неизменяемость явлений окружающего мира, их тождественность в определенном отношении. Основные же законы диалектической логики (основные законы диалектики), наоборот, отражают материальные явления в их движении, развитии, бесконечном многообразии. Поэтому основные законы формальной логики в своем действии ограничены, а основные законы диалектической логики действуют безгранично.

4  СОЦИАЛЬНОЕ НАЗНАЧЕНИЕ И ФУНКЦИИ ЛОГИКИ

Логика входит в систему наук, которые составляют интеллектуальное ядро духовной культуры и вместе с тем выполняют в обществе важные функции, в первую очередь познавательную, мировоззренческую, идеологическую, методологическую.

1.  Познавательная. Логика дает пояснения определенным явлениям и процессам мис-лення, что дает возможность предусмотреть, при наличии каких условий можли-ве достижения истинных знаний и к каким последствиям приведет неправиль-ний ход рассуждений.

2.  Мировоззренческая. Если в естественных и общественных науках мышления — это лишь средство познания действительности, то в логике оно является непосредственной целью познания.

Раскрывая закономерности мышления, логика делает свой взнос в решение фундаментальной философской проблемы — отношения мышления к бытию.

Тем самым логика влияет на формирование мировоззрения людей — совокупности их взглядов на мир в целом.

3.  Идеологическая. Силу логических аргументов используют в идеологической борьбе. В самой логике часто разворачивалась идейная борьба разных философских направлений: рационализма и эмпиризма, идеализма и материализма, диалектики и метафизики и тому подобное.

4.  Методологическая. Логика обеспечивает науки методами познания, основу которых составляет теория умозаключений и доведений. Современная символическая логика разрабатывает математические методы решения мыслительных заданий.

В наше время роль и значения логики существенно возрастают, что обуславливается потребностями НТР, в первую очередь в широкой компьютеризации производства, управления и обслуживания. Логика широко применяется для решения важных проблем информатики, например, проблемы создания искусственного интеллекта.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Логика способствует становлению культуры мышления человека, что проявляется в первую очередь в культуре устной и письменной речи. Логическая культура состоит из таких основных составных частей:

·  определенной совокупности знаний о средствах интеллектуальной деятельности, её формы и законы;

·  умений применять эти знания на практике, то есть правильно
оперировать понятиями, суждениями, использовать в рассуждениях надлежащие схемы умозаключений, подходяще доводить и опровергать те или другие положения;

·  навыков анализа рассуждений как собственных, так и чужых, в первую очередь для того, чтобы предотвращать возникновение собственных ошибок, а если они уже допущены, то для того, чтобы их найти и исправить.

Ошибочной является мысль, что логика учит мыслить (рассуждать), поскольку мышление само по себе является сущностным свойством человека и объективным процессом. Подобно тому, как человек не может обойтись без еды, так же она не может обойтись без осмысления действительности и своих поступков.

Большинство людей не осведомлено с логикой как наукой, но в повседневной жизни рассуждают правильно, получают истинные выводы из истинных предпосылок.

Не означает ли это, что без логики вообще можно обойтись? В быту — можно: по большей части человеку достаточно обычной интеллектуальной интуиции для того, чтобы не ошибаться. Но невозможно обойтись без логики, когда необходимо гарантировать правильность знания в сложных теоретических рассуждениях.

Зная логику, мы можем контролировать мышление относительно его структуры и формы, что позволял точно проверить в случае потребности его правильность, обнаружить ошибку и исправить её.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1.  Арутюнов В.X., Мішин В.М., Кирш Д.П. Логіка: Навч. посіб. для економістів. — К.: КНЕУ, 2000.

2.  Бандурка О.М., Тягло О.В. Курс логіки: Підручник. — К.: Літера ЛТД, 2002.

3.  Жеребкін В.Є. Логіка: Підруч. для юрид. вузів і факультетів. — К.: Знання, 1999.

ПРЕДМЕТ ФОРМАЛЬНОЙ ЛОГИКИ

. Всеболее настоятельнойнеобходимостьюдля него становитсяумение масштабномыслить и рассуждать,способностьглубоко разбиратьсяв происходящихпроцессахобщественнойжизни. Соответственноэтому усиливаетсяроль и значениелогики какнауки о мышлении.Такая тенденцияособенно заметнав условияхэкономическойреформы, осуществляемойв России, идемократизациистраны. Этикардинальныепроцессы …

научно-технической революции, связанного с широкой компьютеризацией производства, управления, обслуживания, в условиях интенсивного развития информатики и других ее новейших направлений. 2.

Роль логики в формировании логической культуры человека Мышление — такой же объективный процесс, как и пищеварение. Само использование логики предполагает наличие двух необходимых условий: во-первых, .

..

в то же время — источником неизбежных для всякого развития конфликтов.

Для нормального общественного развития необходимо, чтобы конфликты не приобретали разрушительного для социальной системы характера.

Данной задаче и подчинена интегративная функция права, направленная на интеграцию социума путем удержания его от чреватых распадом конфликтов и потрясений. Она нацелена на достижение объединяющего …

прав человека и основных свобод; равноправия и права народов распоряжаться своей судьбой; сотрудничества между государствами; добросовестного выполнения обязательств, вытекающих из общепризнанных принципов и норм международного права и др. (ст. 29). Задачи и функции государства — явления соотносимые, тесно взаимосвязанные, но несовпадающие. Их нельзя ни противопоставлять, ни отождествлять. В …

Источник: https://www.KazEdu.kz/referat/162900/2

Формальная и диалектическая логика

§ 1. Соотношение диалектики и формальной логики

Относительная самостоятельность логической формы, ее независимость от конкретного содержания мысли открывает благоприятную возможность для отвлечения от этого содержания, вычленения логической формы и ее специального анализа. Этим и определяется существование логики как науки. Этим же объясняется и наименование — «формальная логика».

Но это вовсе не означает, будто она проникнута духом формализма, оторвана от реальных процессов мышления и преувеличивает значение формы в ущерб содержанию. С этой точки зрения логика сходна с другими науками, исследующими формы чего-либо:

  • геометрией как наукой о пространственных формах и их отношениях,
  • морфологией растений и животных,
  • юридическими науками, исследующими формы государства и права.

Логика — такая же глубоко содержательная наука. А активность логической формы по отношению делает необходимым ее специальный логический анализ, раскрывает значение логики как науки.

Все изучаемые логикой формы мышления (понятие, суждение, умозаключение, доказательство, теория) имеют прежде всего то общее, что они

  1. лишены наглядности и
  2. неразрывно связаны с языком.

В то же время они качественно отличны друг от друга как по своим функциям, так и по структуре. Главное отличие их как структур мысли состоит в степени их сложности. Это разные структурные уровни мышления:

    • Понятие, будучи относительно самостоятельной формой мысли, входит составной частью в суждение.
    • Суждение, в свою очередь, будучи относительно самостоятельной формой, в то же время выступает составной частью умозаключения.
    • Умозаключение — составная часть доказательства, которое само входит звеном в теорию.

Таким образом, они представляют собой не рядом стоящие формы, а иерархию этих форм. И в этом отношении они подобны структурным уровням самой материи — элементарным частицам, атомам, молекулам, телам.

Сказанное вовсе не означает, что в реальном процессе мышления сначала образуются понятия, затем эти понятия, соединяясь, дают начало суждениям, а суждения, сочетаясь тем или иным способом, порождают затем умозаключения.

Сами понятия, будучи относительно наиболее простыми, формируются как результат сложной и длительной абстрагирующей работы мышления, в которой участвуют и суждения, и умозаключения, и доказательства. Суждения, в свою очередь, складываются из понятий.

Точно так же суждения входят в умозаключения, а результатом умозаключений выступают новые суждения. В этом проявляется глубокая диалектика процесса познания.

Диалектическая логика

Если и традиционная (аристотелевская) и символическая (математическая) логика — это качественно различные ступени в развитии одной и той же формальной логики, то диалектическая логика — другая важнейшая составная часть современной логики как науки о мышлении.

Диалектическая логика дает ориентиры  разумного  мышления,  обеспечивающие  развитие  познания, его движение к истине.

Диалектическая логика – это диалектика в действии, в ее применении к мышлению, познанию, практике. Она изучает способы мышления, обеспечивающие совпадение содержания знания с объектом, т.е. достижение объективной истины.

Отличие диалектической логики от формальной:

  • формальная логика, пользуясь методом формализации, исследует  формы  мышления в отвлечении от  его содержания и  исторического развития;
  • диалектическая  логика  исследует  именно  содержательную  сторону мышления в процессе его углубления в сущностные связи объекта; она формулирует свои результаты в виде принципов развития мышления и познания.

Обращаясь к истории, мы находим, что уже Аристотель поставил и попытался решить ряд фундаментальных проблем диалектической логики — проблему отражения реальных противоречий в понятиях, проблему соотношения отдельного и общего, вещи и понятия о ней и т.д. Элементы диалектической логики постепенно накапливались в трудах последующих мыслителей и особенно отчетливо проявились в работах Бэкона, Гоббса, Декарта, Лейбница. Однако как относительно самостоятельная логическая наука, качественно отличная от формальной логики своим подходом к мышлению, диалектическая логика стала оформляться лишь в конце XVIII — начале XIX в. И это также связано прежде всего с прогрессом наук. В их развитии все более четко обозначивался новый этап: из наук о сложившихся, «готовых» предметах они все более превращались в науки о процессах, о происхождении и развитии этих предметов, а также о той связи, которая объединяла их в одно великое целое.

Господствовавший до этого метафизический метод исследования и мышления, связанный с изолированным рассмотрением предметов и явлений действительности, вне их связи, изменения и развития, вступал во все более глубокое противоречие с достижениями наук.

Велением времени становился новый, более высокий, диалектический метод, основанный на принципах всеобщей связи, изменения и развития.

Этому способствовало также все более динамичное развитие общества, все рельефнее демонстрировавшее взаимосвязь и взаимодействие всех сторон общественной жизни, реальные противоречия между ними (вспомним в этой связи надвигавшуюся Великую французскую буржуазную революцию 1789 г.).

В таких условиях во весь рост вставал вопрос о закономерностях диалектического мышления. Первым, кто попытался сознательно ввести диалектику в логику, был немецкий философ И. Кант (1724-1804). Обозревая многовековую историю развития логики, начиная с Аристотеля, он прежде всего подвел итоги этого развития.

В отличие от некоторых своих предшественников Кант не отрицал ее достижений.

Наоборот, считал философ, логика добилась известных успехов, и этими успехами она обязана «определенности своих границ», а сами ее границы обусловлены тем, что она есть «наука, обстоятельно излагающая и строго доказывающая одни только формальные правила всякого мышления…».

Но в этом несомненном достоинстве логики Кант обнаружил и ее основной недостаток — ограниченные возможности как средства действительного познания и проверки его результатов.

Поэтому наряду с «общей логикой», которую Кант впервые в ее истории назвал также «формальной логикой» (и это название закрепилось за ней вплоть до настоящего времени), необходима специальная, или «трансцендентальная» логика (от лат. transcendens — выходящий за пределы чего-либо, в данном случае за пределы опыта).

Главную задачу этой логики он усматривал в исследованиях таких, по его мнению, действительно основных форм мышления, как категории, т. е. предельно общие понятия. «Мы не можем мыслить ни одного предмета иначе как с помощью категорий…». Они служат условием всякого опыта, поэтому якобы носят априорный, доопытный характер.

Таковы категории пространства и времени, количества и качества, причины и следствия, необходимости и случайности и другие диалектические категории, применение которых-де не подчиняется требованиям законов тождества и противоречия.

Кант впервые обнажил действительно противоречивый, глубоко диалектический характер человеческого мышления. В этой связи он стремился выработать соответствующие рекомендации ученым.

Заложив, таким образом, принципы новой логики, центральной проблемой которой становилась проблема диалектического противоречия, Кант, однако, не дал ее систематического изложения.

Он не раскрыл также ее действительного соотношения с формальной логикой, более того, попытался противопоставить одну другой.

Грандиозную попытку выработать целостную систему новой, диалектической логики предпринял другой немецкий философ — Г. Гегель (1770-1831).

В своем основополагающем труде «Наука логики» он прежде всего раскрыл фундаментальное противоречие между наличными логическими теориями и действительной практикой мышления, которое к тому времени достигло значительных высот.

Средством разрешения этого противоречия и стало создание им — правда, в своеобразной, религиозно-мистической форме — системы новой логики. В фокусе ее — диалектика мышления во всей его сложности и противоречивости. Гегель заново подверг исследованию природу мышления, его законы и формы.

В этой связи он пришел к выводу, что «диалектика составляет природу самого мышления, что в качестве рассудка оно должно впадать в отрицание самого себя, в противоречие». Свою задачу мыслитель видел в том, чтобы найти способ разрешения этих противоречий.

Гегель подверг жесточайшей критике прежнюю, обычную логику за ее связь с метафизическим методом познания. Но в этой своей критике зашел так далеко, что отверг ее принципы, основанные на законе тождества и законе противоречия. Извратив действительное соотношение формальной логики и логики диалектической, он тем самым нанес первой тяжелый удар, существенно затормозил ее последующее развитие.

Проблемы диалектической логики, ее соотношения с формальной нашли дальнейшую конкретизацию и развитие в трудах философов и ученых Германии К. Маркса (1818-1883) и Ф. Энгельса (1820-1895).

Используя богатейший мыслительный материал, накопленный философией, естественными и общественными науками, они создали качественно новую, диалектико-материалистическую систему, которая нашла воплощение в таких произведениях, как «Капитал» К. Маркса, «Анти-Дюринг» и «Диалектика природы» Ф. Энгельса и др.

С этих общефилософских позиций Маркс и Энгельс и оценивали специальное «учение о мышлении и его законах» — логику и диалектику. Они не отрицали значения формальной логики, не считали ее «бессмыслицей», но подчеркивали ее исторический характер.

Так, Энгельс отмечал, что теоретическое мышление каждой эпохи — это исторический продукт, принимающий в различные времена очень различные формы и вместе с тем очень различное содержание. «Следовательно, наука о мышлении, как и всякая другая наука, есть историческая наука, наука об историческом развитии человеческого мышления».

Теория законов мышления, по Энгельсу, отнюдь не есть какая-то раз и навсегда установленная истина, как это связывает со словом «логика» обывательская мысль: «Сама формальная логика остается, начиная с Аристотеля и до наших дней, ареной ожесточенных споров».

Что касается диалектической логики, то уже Аристотель «исследовал существеннейшие формы диалектического мышления».

Говоря о новейшей немецкой философии, которая нашла свое завершение в Гегеле, Энгельс считал ее «величайшей заслугой» возвращение к диалектике как высшей форме мышления.

В то же время Маркс и Энгельс показали глубокое качественное отличие своей диалектики от гегелевской: гегелевская была идеалистической, а марксистская — материалистической, рассматривающей мышление, его формы и законы как отражение внешнего мира.

Раскрывая действительное соотношение между формальной и диалектической логикой, Энгельс показал, что они не исключают друг друга. Формальная логика необходима, но недостаточна. Поэтому необходима также диалектическая логика.

Возражая против того, чтобы считать формальную логику и тем более диалектику инструментом простого доказывания, он подчеркивал: «Даже формальная логика представляет собой прежде всего метод для отыскания новых результатов, для перехода от известного к неизвестному; и то же самое, только в гораздо более высоком смысле, представляет собой диалектика, которая к тому же, прорывая узкий горизонт формальной логики, содержит в себе зародыш более широкого мировоззрения». Энгельс сравнивал соотношение формальной и диалектической логики с соотношением элементарной и высшей математики — математики постоянных величин и математики переменных величин.

Становление диалектической логики как науки продолжалось в разных странах и в конце XIX в., а также на протяжении всего XX в.

В России разработку отдельных проблем диалектической логики, ее соотношения с логикой формальной осуществили Г. Плеханов (1856-1918) и В. Ленин (1870-1924).

Так, Плеханов, выступая против тех, кто отвергал диалектическую логику, следующим образом раскрывал ее соотношение с формальной логикой: «Как покой есть частный случай движения, так и мышление по правилам формальной логики (согласно «основным законам» мысли) есть частный случай диалектического мышления». Диалектика, считал он, «не отменяет формальной логики, а только лишает ее законы приписываемого им метафизиками абсолютного значения ».

Источник: https://jurkom74.ru/ucheba/formalnaya-i-dialekticheskaya-logika

Book for ucheba
Добавить комментарий