§ 3. Теория значения. «Принцип Пирса»

Прагматизм: Ч. Пирс

§ 3. Теория значения. «Принцип Пирса»

ПРАГМАТИЗМ (от греч.

– дело, действие) – позитивистское философское учение, рассматривающее значение понятий, суждений в терминах практических последствий основанного на них действия, успешность которого составляет единство критерий истинности и отождествляется с нею. Основные идеи прагматизма были высказаны Пирсом в 70-х годах, но лишь с конца 90-х годов благодаря работам Джемса прагматизм получил популярность и быстро вошел в моду.

Чарльз Пирс (1839-1914) – американский философ, логик и математик, идеи которого нашли применение в работах по эвристическому программированию, машинному переводу, при создании информационно-поисковых систем. Пирс один из основоположников семиотики – науки о знаках, внесший вклад оцененный по достоинству только к середине XX в.

, в семантику – учение о значении знаков и в прагматику – раздел семиотики, в котором изучаются отношения субъектов, воспринимающих и использующих какую-либо знаковую систему, к самой знаковой системе. (Основные идеи, выдвинутые Ч. Пирсом, были развиты Ч.

Моррисом, который ввел сам термин, напоминающий об основном философском достижении Пирса.)

Основные работы Пирса, связанные с ранним периодом развития прагматизма, следующие: “Вопросы относительности некоторых способностей, приписываемых человеку” (1868); “Некоторые последствия четырех неспособностей” (1868); “Основания надежности” (1868); “Закрепление верования” (1878); Вопросы философии. 1996, № 12; “Как сделать наши идеи ясными” (1878).

Принцип Пирса

Убеждения или верования (beliefs) – это фактически правила для действия. Для выявления смысла любого утверждения достаточно определить способ вызываемого им поведения.

Иными словами, прагматическая максима утверждает, что наша идея вещи есть идея ее чувственных последствий.

Соответственно, понятие обо всех практических следствиях, которые могут быть произведены объектом, будет полным понятием этого объекта.

По мнению Пирса, мы действуем, веря в то, что наши действия приведут к желаемому результату. Когда результат не достигается, мы начинаем сомневаться в тех идеях, которые лежали в основании наших действий. Действия, направленные на преодоление сомнения, Пирс называет исследованием.

Цель исследования – достижение устойчивого верования, разделяемого каким-либо коллективом.

То, что называют истиной, является общезначимым принудительным верованием, к которому пришло бы беспредельное сообщество исследователей данного сомнения, если бы этот процесс продолжался бесконечно.

Так как бесконечный процесс не может быть, завершен по определению, то, согласно Пирсу, арсенал истин, которыми располагает человечество, не что иное, как совокупность социально закрепленных верований, т. е. идей, успешно служащих нашим действиям.

Существует, по Пирсу, четыре основных метода закрепления верований: упорства, авторитета, априорный метод и метод науки. Метод упорства, применяемый упрямцами, закрывающими глаза на очевидное, не может сделать их идеи социально значимыми.

Сторонники метода авторитета эксплуатируют невежество, применяют насилие. Неэффективность такого метода видна из того, что ни одна из религий не устояла перед критикой. Сторонники априорного метода апеллируют к согласию с всеобщим разумом.

На деле же оказывается, что это особенный разум того или иного философа. И только научный метод оказывается пригодным для того, чтобы закреплять наши верования.

Ядром концепции Пирса выступает фанероскопия (от древнегреческого слова – «явление», «видимость»). Феномены (явления) обладают тремя фундаментальными уровнями, или модусами бытия, выражаемыми в познавательных категориях: «первичность», «вторичность» и «третичность».

Первичность – это чистое присутствие, свободная игра духа, создающая потенциально бесконечное многообразие качеств и идеальных проектов реальности, царство чувства и чистых форм.

Вторичность – это грубый и упрямый факт, сопротивление действительности, реальность «здесь и теперь» в оппозиции к любому другому, устойчивость и постоянство восприятий, индивидуальное существование в его отношениях, реакциях, взаимодействиях.

Опосредование первичности и вторичности порождает третичность – уровень подлинной реальности, универсалий, интерпретации в самом широком смысле слова, царство закона, возвышающегося над любым множеством, интеллигибельный аспект действительности.

Рассматривая природу научного метода, Пирс подвергает критике учения об опоре здания научного знания на непосредственное непогрешимое знание, имеющее или интеллектуальную (Декарт), или чувственную (Локк) природу.

Аргументы Пирса сводятся к тому, что любое знание логически опосредовано предыдущим знанием и что любое знание имеет знаковую природу. Научное познание начинается не с радикального картезианского сомнения, которое невозможно, так как человеку не дано избавиться имеющихся у него предрассудков.

Реальное сомнение всегда конкретно. Оно ставит нас перед проблемой, для решения которой выдвигается гипотеза. Из этой гипотезы мы дедуктивно выводим следствия, подвергаемые экспериментальной проверке. Подтвержденные положения входят в здание научного знания. Эти положения – научные верования – фаллибильны, т.

е. погрешимы. Для ученых нет положений, которые нельзя было бы проверять и в случае необходимости опровергать.

С точки зрения Пирса, Декарт был прав, требуя от ученых оперирования только ясными и отчетливыми понятиями.

Его ошибка в том, что он не дал четкого различия между тем, что только кажется ясным, и тем, что действительно является таковым.

Вот что пишет Пирс: “Рассмотрите, какого рода следствия, могущие иметь практическое значение, имеет, как мы считаем, объект нашего понятия. Тогда наше понятие об этих следствиях и есть полное понятие об объекте”.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/8_99751_pragmatizm-ch-pirs.html

Чарльз Сандерс Пирс

§ 3. Теория значения. «Принцип Пирса»

Чарльз Сандерс Пирс (Pierce) (1839— 1914) — американский философ, который получил блестящую естественнонаучную подготовку (в таких областях как математика, химия, геодезия, астрономия) и прославился также своими работами в области логики и семиотики (теории знаков).

Ч. Пирс был сыном гарвардского профессора Б. Пирса, знаменитого американского математика. В 1855— 1859 гг. Ч. Пирс учился в Гарвардском университете. С 1861 г.

он работал в Береговом и геодезическом управлении США, деловые отношения с которым не порывал и в последующие 30 лет. С 1869 по 1875 г. Пирс — ассистент Гарвардской обсерватории.

За астрономические, геодезические и другие исследования он был избран сначала членом Американской академии искусств и наук, а затем — Национальной академии наук.

С юношеских лет Пирс интересовался литературой, гуманитарными дисциплинами, философией. Логикой он занимался особенно тщательно Еще в конце 60-х годов он начал публиковать статьи по логике и философии, которые, правда, не сразу привлекли внимание специалистов.

Исследователи философии Пирса нередко подчеркивают: он имел лишь внешнее отношение к прагматизму как течению. И эта констатация в целом верна — в том, по крайней мере, смысле, что на Пирса нельзя возлагать ответственность за направленность, приданную впоследствии прагматическому течению.

Однако несомненно и то, что именно он ввел сам термин “прагматизм” (от греческого слова “прагма” -дело действие), а также основополагающий принцип прагматизма, который и получил название “принципа Пирса”, формулирование принципа относится к 1877 -1878 гг.

, когда были опубликованы две статьи Пирса “Закрепление верования” и “Как сделать ясными наши идеи”.

Еще раньше он прочел на эти темы доклад — для избранной группы слушателей, хотя и прозванной “Метафизическим клубом”, но состоявшей в основном из математиков, естествоиспытателей, юристов, теологов Важно, что в эту группу входил Уильям Джеме, тогда физиолог и психолог но впоследствии ставший фактическим создателем прагматизма как философского направления. В книге “Прагматизм” У. Джемс так изложил принцип Пирса: “Наши убеждения (beliefs) суть фактические правила для действия. Для того чтобы выявить смысл какого-либо утверждения, мы должны лишь определить тот способ действия (в оригинале: conduct – поведения. – Авт.), который оно способно вызвать: в этом способе действия и заключается для нас все значение данного утверждения”,

Несмотря на то что Пирс стал известным ученым, логиком и философом, его педагогическая карьера в американских университетах не ладилась.

Причинами были более чем необычная для того времени свободная манера преподавания (Пирс не заботился о ясности и связности изложения, ориентировался лишь на наиболее одаренных слушателей) и отстаиваемая им идея университетов как элитарных научных центров Поэтому Пирс так и не нашел в Америке постоянного профессорского места В 1891 г., после получения небольшого наследства, он вышел в отставку, прекратив работу в Береговом и геодезическом управлении.

Последние десятилетия жизни Пирса прошли в бедности и забвении, Он оставил значительное литературное наследие, в том числе не вышедшие при жизни работы по философии и логике. В 1931 – 1935 гг. было опубликовано Собрание сочинений Пирса (Collected Papers of Charles Sanders Peirce) в шести томах. В 1958 г. к ним присоединились еще два тома.

Важнейшей исторической предпосылкой становления и развития самостоятельной философии Пирса стало его размежевание с учениям классиков философии нового времени Декарта и Канта. Критика философии Декарта была предпринята в серии из трех статей, опубликован ных Пирсом в 1868 г. в “Журнале спекулятивной философии”,.

Главные проблемы, анализируемые Пирсом в контексте критики картезианской философии, – учение о сомнении, о центральном значении индивидуального сознания, об интеллектуальной интуиции, о непосредственном и опосредствованном знании.

Прежде всего Пирс оспаривает отвергает принцип универсального сомнения Декарта как исходной предпосылки философствования — на том основании, что человеку вообще не дано избавиться от фактически имеющихся у него предрассудков. философ не составляет здесь исключения. “Поэтому этот исходный скептицизм будет простым самообманом, а не действительным сомнением…” (V, 265).

Пирс, правда, не оспаривает возможность и правомерность сомнения. Ведь в обычной жизни человека могут охватывать какие-либо вполне конкретные сомнения, если для этого имеются основания. Что до Декарта, то у него, согласно Пирсу, выстроена причудливая и искусственная методология, заставляющая сомневаться как раз именно в том, что сомнения как раз и не вызывает.

Пирс также высказывает свое категорическое несогласие с тем, сколь решительно Декарт в своем учении о ясном и отчетливом познании делает единственным центром и “абсолютным судьей истины” (там же) индивидуума, индивидуального субъекта, в чем усматривается субъективизм картезианства.

Пирс отрицательно относился и к Декартову учению о непосредственном знании, часто отождествляемым с интеллектуальной интуицией — на том основании, что любое знание логически опосредовано предыдущим знанием и что мы не можем мыслить без посредства и помощи знаков.

Исследователи правильно отмечают, что акцентирование роли знаков в процессе познания и даже отождествление мысли и знака (“всякая мысль есть знак”) — наиболее важный для прагматизма момент в размежевании Пирса с Декартом.

Другой момент (правда, связанный не только с критикой Декарта, но и с пересмотром некоторых исходных тезисов традиционного и современного Пирсу сенсуализма) касается трактовки ощущений, или впечатлений (impressions).

В полемике с сенсуалистами, которые считают, что ощущения дают непосредственные и достоверные образы предметов, Пирс утверждает: ощущения не дают и не могут дать непосредственного знания, ибо они определены предыдущими знаниями; образцы предметов, реальности, даваемые с помощью ощущений, суть не достоверные, определенные копии, а сложные, сконструированные умом картины, дающие нам — опять-таки с помощью знаков — лишь некие “намеки” на соответствующие предметы. «Например, написанные на бумаге буквы “дом” образуют материальное качество знака, обозначающего определенный объект, а именно — дом. Эти буквы могут быть другими, например, “house”, “Haus”, “maison”, но знак все равно будет обозначать один и тот же объект. Такое же отношение, полагает Пирс, существует между ощущением и его объектом, т. е. тем что ощущается. С этой точки зрения важно не то, что чувствуется, не материальное качество знака, но то, что при этом подразумевается, мыслится» (М, 100). Все эти рассуждения Пирса в его ранних работах направлены на то, чтобы оспорить самое возможность интуиции, все равно чувственной или интеллектуальной, и на этом пути своеобразного знакового логицизма превратить все модификации сознания в разновидности логического вывода. И хотя впоследствии Пирс уже не был столь категоричен и порою допускал самое возможность непосредственного знания, главные постулаты, выдвинутые им в полемике с Декартом, сохранили для него свое значение.

В учении И. Канта (особенно в “Критике чистого разума”, которую Пирс, по его собственным словам, знал слово в слово) особенный интерес основателя прагматизма вызвали два главных момента. Во-первых, Пирса — как специалиста по логике — привлекало то, что

Кант разработал свой вариант “точного” метафизического учения, отправляясь от интерпретации формальной, т. е. “точной” логики. Во-вторых Пирса всегда опровергавшего априоризм Канта, вдохновляло кантовское учение о категориях. Над его существенным обновлением Пирс трудился начиная с работы “О новой таблице категорий” (1867).

Как и Кант, Пирс опирался при этом на размышления о суждениях. Но в отличие от Канта, не классификация суждений служила ему основанием, а анализ типа отношений между субъектом и предикатом суждения. Первая таблица категорий, предложенная Пирсом, включала пять категорий: это были субстанция, качество, отношение, репрезентация и бытие.

(Непривычная в данном контексте категория “репрезентация” в толковании Пирса И означает рассмотрение воспринимаемых явлений в качестве знаков каких-либо объектов.) Особое внимание, уделенное понятию “отношение”, имело своим результатом разработку, начиная с 1870г., логики отношений. В дальнейшем (1894г.

) учение Пирса о категориях было трансформировано и в связи с эволюцией его специальных логических идей, и под влиянием проделанного философом пути “от Канта к Гегелю”.

На втором этапе Пирс выделяет три категории, точнее, три категориальных блока: первая категория (“первичность”) выражающая качество, а в формальном отношении представляющая' из себя монаду; вторая категория (“вторичность”), или существование, или диада; третья категория (“третичность, или троичность), или закон, или триада.

В своей совокупности это учение о трех категориях Пирс именует “феноменологией”, придавая термину необычное значение: имеется в виду анализ того аспекта опыта, который является “познавательным результатом нашей жизни”. Три основных элемента этого опыта и ухватываются под именем, или знаком, трех категорий.

Наибольшее воздействие на развитие прагматизма как направления оказали исследования этого оригинального мыслителя, связанные с трактовкой уже упомянутого принципа Пирса, понятия “вера”, а также его;

учение о знаках проложившее дорогу философской семиотике. В центр своей прагматистской концепции Пирс поместил понятие “прагматическая вера”, или “верования” (beliefs).

Согласно Пирсу, такие верования — источник руководящее начало по отношению и к нашим желаниям, и к нашим действиям. Верования-убеждения противоположны сомнениям.

Пирс обратил внимание на методы закрепления веры и, признав, что таковых множество, выделил и исследовал главные — методы упорства, авторитета, априорный метод и метод науки.

Особое внимание сегодня уделяется семиотике Ч.С. Пирса. Современным исследователям весьма привлекательным кажется его проект — развить “радикальную теорию знаков”. Под “радикализмом” пирсовской теории знаков имеются в виду утверждения Пирса, которые ведут к своего рода семиотическому (знаковому) редукционизму, т.е.

к сведению сознания и человеческой деятельности к сумме знаков и знаковым действиям “Нет ни одного элемента человеческого сознания, которому не соответствовало бы что-то из [мира] слова… Слово, которое человек употребляет, [есть] сам человек…

Поскольку, таким образом мой язык есть совокупная сумма меня самого, то человек есть мышление” (W 241). И если раньше такого рода редукционизм вызывал опасения и критику, то в современной семиотической философии он вполне принимается — опять-таки в духе прагматизма — как удобная, операциональная философская теория.

Сбылось предсказание Пирса о том, что семиотике, в его время бывшей неизведанной землей, суждено в будущем превратиться в широкую и важную область исследований.

“Принцип Пирса”, о котором (в изложении У. Джемса) ранее уже шла речь, самим Пирсом был введен в связи с проблемой: как сделать ясными наши идеи.

Один из способов достижения достаточно высокой (третьей) степени ясности состоял в рекомендации — рассмотреть “какого рода следствия, могущие иметь практическое значение, имеет, как мы считаем, объект нашего понятия (conception).

Тогда наше понятие об-этих следствиях и есть понятие об объекте”. Исследователи справедливо указывают на сложность и неясность принципа Пирса. И вовсе не случайно за прояснение и этого принципа, и других замыслов, идей Пирса взялся его ученик и друг У. Джеме.

Именно благодаря его усилиям прагматизм приобрел вид достаточно четкого учения, оказавшего немалое влияние на философию и культуру, в особенности, конечно, там, где он возник, т.е. в Соединенных Штатах Америки.

Источник: http://filosof.historic.ru/books/item/f00/s00/z0000007/st028.shtml

Book for ucheba
Добавить комментарий