§ 4. Концепции «массового общества»

Теория массового общества X. Ортеги-и-Гассета

§ 4. Концепции «массового общества»

Хосе Ортега-и-Гассет, известный испанский философ, уделяв­ший немалое внимание проблемам социологии, в работе «Восстание масс» сформулировал получившую широкую извест­ность теорию массового общества.

Облик и склад любой новой исторической эпохи, любого но­вого общества – это, как указывает Ортега, всегда следствие сдвига: или внутреннего – духовного, или внешнего – струк­турного. Теория склады­вается из трех блоков: общего диагноза эпохи, концепции соци­ального характера и концепции кризиса государства.

Массовое общество как новое социальное состояние

Массовость проявляется в обществе самым различным обра­зом. Эпоха масс – это эпоха гигантомании – в архитектуре, в многотысячных общественных и политических мероприятиях, в господстве вкуса ко всему крупномасштабному. Крупномас­штабными стали условия жизни.

Жизнь рядового человека вмещает события, происхо­дящие на всей планете, «простой смертный привычно обживает весь мир», все пространство. Но мир вырос и во времени. Ар­хеология, приводит пример Ортега, чудовищно расширила ис­торическое пространство.

Империи и целые цивилизации, о ко­торых мы вчера еще не подозревали, входят в сознание, как новые континенты. Экраны и журналы доносят эту незапамятную древность до глаз обывателя.

К сказанному следует доба­вить культ скорости, который ныне исповедуют все, культ дви­жения, культ автомобиля и самолета.

Но еще более существенным, чем увеличение мира, является то, что «в мире всего стало больше». Всего, что можно приду­мать, пожелать, создать, разрушить, найти, употребить.

Возможности выбора, самопроявления, потребления расширились многократно.

Фильмы и фотографии развлекают рядового человека самыми недоступными ландшафтами, газеты и репродукторы приносят ему новости о рекордах и достижени­ях, технических новинках. Все это создает ощущение сказочно­го всемогущества.

Массовое общество это многолюдное общество в самом прямом смысле слова. Это общество, растущего столпотворе­ния, всеобщей переполненности. «Города переполнены, дома переполнены. Отели переполнены. Кафе уже не вмещают посе­тителей.

Улицы – прохожих. Приемные медицинских светил – больных. Театры какими бы рутинными ни были спектакли, ломятся от публики. Пляжи не вмещают купальщиков. Становится вечной проблемой то, что прежде не составляло труда, –

найти место».

Такая внешняя многолюдность, массовость является самым первым и внешним проявлением массового общества, которое оформилось в XX в. Суть же явления состоит в полном захвате массами общественной власти. Этот захват свидетельствует, по мнению Ортеги, о серьезном кризисе европейских народов и культур, который он именует «восстанием масс».

Это «восстание» проявляется, во-первых, в том, что сегодня массы достигли такого уровня жизни и благосостояния, кото­рый прежде предназначался лишь для немногих. Это колоссальным образом расширило их материальные возможности.

Они довольно успешно овладевают и пользуются техникой, ко­торая прежде требовала специалистов. При этом особенно, но то, что они в равной мере успешно пользуются техникой не только материальной, но также юридической и социальной.

Во-вторых, массы вышли из повиновения, не подчиняются ника­кому меньшинству, не следуют за ним, не считаются с ним, а вытесняют его и его замещают.

Определение массового общества, данное Ортегой выглядит следующим образом: толпа, воз­никшая на авансцене общества, внезапно стала зримой.

«Преж­де она, возникая, оставалась незаметной, теснилась где-то в глубине сцены; теперь она вышла к рампе – и сегодня она глав­ный персонаж. Солистов больше нет – один хор». Масса упраздняет меньшинство. Суть дела, как подчеркивает Ортега, в уравнивании.

Мы живем в эпоху уравнивания: уравниваются богатства, культура, слабый и сильный пол, уравни­ваются континенты.

Общество, как указывает Ортега, всегда было динамичным единством меньшинства и массы. Меньшинство – это совокуп­ность лиц, выделенных особыми качествами. Масса – не выде­ленных ничем, это «средний человек», «общий тип», опреде­ляемый совпадением мыслей, целей, образом жизни, который и ощущает себя таким же, как все, и доволен этой своей неотличимостью.

Типологическое деление на меньшинство и на массы не совпадает ни с делением на социальные классы, ни с их ие­рархией. «Понятие «масса» …

не подразумевает рабочих и во­обще обозначает не социальную принадлежность, а тот человеческий склад или образ жизни, который сегодня преобладает и господствует во всех слоях общества, сверху донизу, и потому олицетворяет собой наше время».

Приоритет человека без примет и отличий превратился из общей идеи или правового идеала во всеобщую психологическую установку.

Ортега называет следующие обстоятельства становления массового общества. Во-первых, это причины демографическо­го характера. За многовековой период своей истории население Европы не превышало ста восьмидесяти миллионов человек, но с 1800 по 1914 гг. оно выросло до четырехсот шестидесяти миллионов. Людей объективно стало значительно больше.

Во-вторых, экономические возможности, материальная обеспеченность как средних, так и низших слоев серьезно возросли. В-третьих, Ортега указывает на социальных порядок и ощущение гарантированности социального существования. Структурную и идеологическую основу, причины всех этих явлений составляют либеральная демократия, наука и промышленность.

Два последних понятия Ортега объединяет в одно понятие – «техника».

Социальный характер человека в массовом обществе.

сегодняшнего массового человека беспрепятственный рост жизненных

Психологический портрет массового человека составляют две черты – беспрепятственный рост жизненных запросов и, следовательно, безудержная экспансия собственной натуры, с одной стороны, и врожденная неблагодарность ко всему, что облегчает ему жизнь. Обе черты составляют, по мнению Ортеги, черты избалованного ребенка. Инфантилизм –это основное качество социального характера и всей культуры массового общества.

Инфантилизм и безответст­венность, глубинное непонимание основ цивилизации, в рамках которой существует массовый человек, его посредственность и безудержная жажда потребления – вот основные характеристики массового человека.

Средний человек, воплощающий тип социального характера в массовом обществе, не видит в цивилизации ни глубокого за­мысла, ни искусного воплощения, для сохранения которого нужны огромные усилия. Он не понимает основ, научных и технических, на которых строится цивилизация.

Он способен только на то, чтобы домогаться благ от этой цивилизации. Власть в обществе, пишет Ортега, захватил новый тип челове­ка, равнодушный к основам цивилизации. И происходит это в те дни, когда техника достигла расцвета, а люди наперебой спешат воспользоваться тем, что создало научное знание.

Но это ничего не значит, ведь и варвар «способен глотать аспирин» или «водить автомобиль».

Новый мир, который окружает человека, не ставит перед ним запретов – он бередит его аппетиты, которые, в свою очередь, растут бесконечно. Это очень опасный путь развития. В этом процессе отрицания старой цивилизации и следует искать структурные причины кризиса.

Национальное государство как форма существования массового общества

По мнению Ортеги, наблюдающийся упадок духа массового человека, как это ни странно, происходит не от недостатка сил и способностей, а как раз наоборот – от ощущения избыточной силы, которая натыкается на роковую, ограничивающую эту силу стену.

Роковые стены – это политические границы совре­менных государств.

Подлинные трудности коренятся не в той или другой, внезапно возникшей экономической или социаль­ной проблеме, а в том, что форма общественной жизни стала тесной для заключенных в ней экономических возможностей.

Суть дела в несоответствии размахом сегодняшних возможностей и размерами политического устройства внутри которого они вынуждены существовать, национальными грани­цами, которые до сих пор разграничивают Европу. Националь­ная принадлежность воспринимается как бремя.

Все разом ста­ло большим, а отжившие структуры прошлого остались карли­ковыми и мешают росту.

Впервые упершись в национальные границы, европеец ощущает, насколько его экономические, по­литические, интеллектуальные запросы, его жизненный размах, несоизмеримы с этими границами.

Ортега предлагает новую концепцию государства, от расхожих в то время. Он пишет: «Государство начинается с того, что принуждает сосуществовать группы, природно разоб­щенные.

И принуждение это не голос насилия, но побудитель­ный призыв, общее дело, предложенное разобщенным. Государство – план работ и программа сотрудничест­ва. Оно собирает людей для совместного дела.

Государство – не общность языка или крови, территории или нем нет ничего материального, инертного, предварительного и предельного.

Государство демократично по самой своей приро­де, более глубокой и значительной, чем внешние формы прав­ления. Государство призвано преодолеть различия языка, крови или территории.

Государство вообще крайне редко совпадало с изначальной общностью крови и языка, в отличие от того, что, например, утверждают нацистские или фашистские режимы, олицетворяющие для Ортеги массовое общество и массового человека.

Необходимо отбросить идеологии радикально-национа­листического толка и отважиться видеть разгадку национально­го государства в том, что ему присуще как национальному го­сударству, в самой его политике, а не в посторонних началах биологического или географического свойства.

Государство, каким бы оно ни было – первобытным, средневековым или со­временным, — это всегда приглашение определенной группой людей других людских сообществ к совместному осуществле­нию какого-то замысла. Замысел всегда заключается в органи­зации нового типа общественной жизни.

Государство и программа жизни, программа человеческой деятельности и поведе­ния, – понятия неразделимые.

По мнению Ортеги, наступает пора, когда «Европа» может стать национальной идеей. В строительстве Европы как велико­го национального государства видит он единственное, что мо­жет противостоять национализму, коммунизму, нацизму, фа­шизму – явлениям, в которые «отливается» массовое общество.

Теория массового общества у X. Ортеги-и-Гассета очевидным образом предстает как развернутый диагноз совершенно опре­деленного этапа в развитии европейской цивилизации. Этот этап является результатом социальных трансформаций, осуще­ствлявшихся в Европе в XIX в. – становления либеральной де­мократии, а также того развития науки и техники, которое оп­ределило облик обществ XX в.

Ортегианская теория массового общества, общий диагноз эпохи, концепция социального характера массового человека и концепции кризиса национального государства как формы ор­ганизации социальной и экономической жизни строится в первую очередь на основе наблюдения за различного рода евро­пейскими экстремистскими политическими идеологиями, движениями и режимами – фашизмом, коммунизмом, различными вариантами национализма. Именно эти идеологии стали, по мнению Ортеги, са­мым очевидным проявлением кризиса национального государ­ства и западной цивилизации в целом.

Созданная Ортегой-и-Гассетом концепция массового обще­ства, столь четко поставившая во взаимную связь эти явления, так или иначе легла в основание всех последующих социологи­ческих исследований тоталитарных режимов. Все теории тоталитарного общества – X. Арендт, К. Мангейма и других – соз­давались во многом на основе теоретической схемы массового общества, как она представлена у X. Ортеги-и-Гассета.

В 40-е и 50-е годы проблемы массового общества обсуждаются в социологической литературе самым интенсивным образом.

При этом центральной становится проблема социального характера, а также связанные с ней проблемы потребления, рекламы, культуриндустрии.

Среди подобного рода исследований, оказавших значитель­ное влияние на дальнейшую разработку теорий массового об­щества, следует особо выделить работу Д. Рисмена «Одинокая толпа» (1950 г.). Книга имеет подзаголовок «Анализ меняюще­гося американского характера», который и указывает на главную исследовательскую проблему.

Источник: https://studopedia.su/16_72380_teoriya-massovogo-obshchestva-X-ortegi-i-gasseta.html

Психология масс

§ 4. Концепции «массового общества»

К теориям «массового общества» относится целый ряд социологических, социально-философских и философско-исторических, а также культурологических концепций.

Они претендуют на описание и объяснение социальных и личностных отношений современного общества с точки зрения возрастания роли масс в истории, однако рассматривают этот процесс как преимущественно негативный, как своего рода патологию общества.

Совпадая в основной посылке с марксистской идеей возрастания роли народных масс, эти теории кардинально расходились с ней в оценке последствий данного процесса.

Практически все эти теории считали «массовой» такую социальную структуру, в которой человек нивелируется, становясь безликим элементом социальной машины, подогнанным под ее потребности, ощущая себя жертвой обезличенного социального процесса.

Истоки теорий массового общества — в уже упоминавшейся критике капитализма со стороны аристократии, утратившей в свое время сословные привилегии и оплакивавшей патриархальный жизненный уклад (Э. Берк, Ж. де Местр, а также консервативные романтики Франции и Германии XIX века).

Соответственно, массовое общество и дальше рассматривалось как фатальное следствие индустриализации и урбанизации, которые оторвали общество от «доиндустриальных структур», разрушили «промежуточные отношения» — общину, цех и даже семью.

Основой массового общества называлось массовое производство стандартизированных вещей и манипулирование вкусами и взглядами людей, их психологией

Непосредственным предшественником этих теорий считается Ф. Ницше, утверждавший, что с определенных пор главную роль в обществе играет масса, преклоняющаяся перед всем заурядным. В определенной мере о том же писали Г. Лебон и Г. Тард.

Первой попыткой создать целостную теорию «массового общества» стал ее «аристократический» или консервативный вариант, получивший наиболее законченное выражение в трудах X. Ортеги-и-Гассета (Ортега-и-Гассет, 1989). Суть этой концепции проста.

«Неблагодарные массы» вместо того, чтобы следовать за элитой, «рвутся к власти», хотя совершенно не обладают способностью управлять, и пытаются вытеснить элиту из ее традиционных сфер — политики и культуры. В этом, по мнению Ортеги-и-Гассета, и была главная причина катаклизмов XX века.

В середине XX века возникли два основных варианта теорий массового общества: либерально-критический (К. Маннгейм, Д. Рисмен, Э. Фромм) и леворадикальный (Р. Миллс (1959)).

Острие их критики было направлено против бюрократизации и централизации власти, усиления контроля над личностью со стороны государственно-монополистической организации общества, против отчуждения, атомизации, кон-формизации людей.

В 1960-1970-е гг. американские социологи Д. Белл и Э. Шилз объявили теории массового общества «неоправданно критическими», дисфункциональными по отношению к существующей системе и попытались реструктурировать их, направив в русло официальной идеологии.

Так, Шилз подчеркивал интеграцию уже далеко не «атомизированных», а адаптированных «народных масс» в систему социальных институтов «массового общества». Он полагал, что посредством массовых коммуникаций они усваивают нормы и ценности, создаваемые элитой, и общество движется по пути преодоления социальных антагонизмов.

Развивая сходные представления, немецкий политолог Г. Шишков пояснял: масса существовала всегда, но только теперь стало «массовым» все общество; если раньше масса выступала как фрагмент общества, то в XX веке общество выступает как масса. Констатация этого, однако, была мало эвристичной. Данные концепции были подвергнуты резкой критике.

После этого, по сути, наступил закат теорий «массового общества». Причиной этого была следующая принципиальная ошибка.

Дело в том, что само понятие «масса» было взято философами, политологами и социологами из социальной психологии Оно было сформулировано на основе конкретных эмпирических наблюдений за ситуативно возникавшими (а значит, и ситуативно распадавшимися) множествами людей и стихийными формами их поведения.

Стихийные — значит, неструктурированные, не закрепленные, неформализованные. особенность «массы» — временность ее существования. «Масса» всегда функциональна, а не морфологична, динамична, а не статична.

Наконец, масса возникает и функционирует на основе собственных внутренних, психологических, а не внешних (социологических, философских и т. п.) закономерностей, хотя в качестве предпосылок ее возникновения все они, безусловно, могут выступать.

Вот почему совершенно некорректно обсуждать «массы» и массовые явления в одном ряду с явлениями иного порядка — структурированными, закрепленными, формализованными, не стихийными.

Действительно, в отличие от социальных групп, больших и малых, всегда так или иначе организованных и структурированных, массы — это принципиально неорганизованные и неструктурированные субъекты общественной жизни. В любой малой группе есть лидер и ведомые. В большой социальной группе есть партия, политическое движение, профессиональный или корпоративный союз. Масса представляет собой нечто принципиально иное.

Роль масс в обществе становится заметной, когда рушатся групповые связи и межгрупповые границы, когда общество деструктурируется, переживая период своеобразного «социотрясения»3. Такое происходит в периоды крупных войн, социальных революций, политических переворотов, поспешных крупномасштабных социальных реформ. «Массы» — категория нестабильного, кризисного общества и «смутного» времени.

Для анализа стабильного общества наиболее адекватны, например, понятия «группы», «страты», «классы» или «слои» населения. Вот почему В. И. Ленин, используя понятие «массы» для анализа революционного периода, применял совершенно разные категории, рассматривая стабильное (царская монархия) или стабилизирующееся (после прихода большевиков к власти и окончания гражданской войны) общество.

3 Термин предложен Б. А. Грушиным для описания социологии российских реформ 90-х гг.

В организованном, структурированном обществе, в сознании и поведении образующих его людей существуют психологические границы, возникающие в связи с принадлежностью людей к тем или иным группам.

Каждый знает свою «территорию» и редко может нарушить существующие границы. Однако стоит случиться какому-то крупному социально-политическому потрясению, как эти границы рушатся.

Тогда люди образуют неструктурированную массу, а их психика и поведение приобретают дезорганизованный, стихийный, массовый характер.

Рассматривая примеры такого рода, Г. Лебон писал: «В морали, в религии, в политике нет уже признанных авторитетов… Отсюда происходит, что правительства вместо того, чтобы руководить общественным мнением, вынуждены считаться с ним и подчиняться непрестанным его колебаниям».

В свою очередь, в подобных ситуациях массовое сознание, которое Лебон и именовал «общественным мнением», «знает крайние чувства или глубокое равнодушие. Оно страшно женственно и, как всякая женщина, отличается полной неспособностью владеть своими рефлекторными движениями. Оно беспрерывно колеблется по воле всех веяний внешних обстоятельств» (Лебон, 1898).

В периоды таких «всплесков» и «колебаний» общественные институты становятся напрямую зависимыми от определяемых психологией масс процессов.

Стержневым элементом психологии масс является массовое сознание. Вместе с массовыми настроениями и различными иррациональными формами стихийного поведения оно определяет то, что в целом определяется как психология масс.

Признав, что массы — явление функциональное, базирующееся на временном психологическом единстве образующих массу людей, мы признаем тем самым, насколько трудно «пощупать» массу и определить ее морфологически.

Значит, единственно верным будет рассмотреть массу со стороны ее внутренних, функциональных психологических характеристик.

Источник: https://bookap.info/sociopsy/olshanskiy_psihologiya_mass/gl4.shtm

Концепция массового общества

§ 4. Концепции «массового общества»

Ортега-и- Гассет-испанск. философ.создал конц-ю(20 в).Его раб.30 г «Восстание масс».

· в19 веке появлению феномена массового общ-ва способствовало 2 взрыва: – победа полит. демократии и парламентаризма и –развитие тех-ки.

· Также увел-е массы людей в крупн.городах . город становиться как нечто общественное и публичное, у чела 20в форм-ся ощущение легкости жизни , в рез-те снижаются нравственные треб-я к самому себе.

· Существенн. черта-уверенность в том, что нынешняя эпоха выше всех предыдущих.

Чел в элите проводит свою жизнь в служение т.е посвящение жизни чему то высшему, служение –внутр. потреб-ть. Отличит черты элиты –самодисциплина и благородная жизнь.

Совр. общ-во и к-ра заселены бездуховностью, отсутсвием стремлений простоого обывателя, кот-й навязывает свой стиль жизни целому гос-ву. Т.е радикально поменялось отн-е между массой и элитой.

Беда масс. чела в том, что он безусловно усваивает те стандарты , к-ые преподносит СМИ, те готовые ответы на все вопросы.

41. Сфера образования как социальный институт, форма и средство общественной жизни, как компонент общественной структуры.

Образование –это процесс и результат усвоения систематических знаний и навыков, необходимых человеку для жизни и труда. Оно рассматривается как социальный феномен – как средство накопления и трансляции духовной культуры и социального опыта. Социологию интересует то, как образование влияет на мобильность людей, как меняется соц.

структура, как происходит трансформация ролей и статусов. Образование является одним из важнейших социальных институтов, оно выполняет ф-ию социализации человека, его адаптации к сложному миру. В общественной жизни образование выполняет ряд важн. функций: 1)социал. мобильности, 2)соц. контроля, 3)культурной трансляции, 4)соц. селекции, 5)идеологич.

Данный подход свойственен социологии образования, кот. изучает закономерности функционирования образования как социал. интситута, взаимосвязь с другими институтами, ценностные ориентации, отношение к образованию различных социальных групп. Исследование проф.

ориентаций и жизни молодежи (Шубкин, Рудкевич), концептуальные модели образования (Рудкевич, Гаган), исследование различных сторон жизни студенчества, школьников, мотивы обучения, влияние внеучебной деятельности, досуг.

42. Социологические аспекты изучения образования.

Образование –это процесс и результат усвоения систематических знаний и навыков, необходимых человеку для жизни и труда. Оно рассматривается как социальный феномен – как средство накопления и трансляции духовной культуры и социального опыта. Социологию интересует то, как образование влияет на мобильность людей, как меняется соц.

структура, как происходит трансформация ролей и статусов. Образование является одним из важнейших социальных институтов, оно выполняет ф-ию социализации человека, его адаптации к сложному миру. В общественной жизни образование выполняет ряд важн. функций: 1)социал. мобильности, 2)соц. контроля, 3)культурной трансляции, 4)соц. селекции, 5)идеологич.

Данный подход свойственен социологии образования, кот. изучает закономерности функционирования образования как социал. интситута, взаимосвязь с другими институтами, ценностные ориентации, отношение к образованию различных социальных групп. Исследование проф.

ориентаций и жизни молодежи (Шубкин, Рудкевич), концептуальные модели образования (Рудкевич, Гаган), исследование различных сторон жизни студенчества, школьников, мотивы обучения, влияние внеучебной деятельности, досуг.

43. Объект и предмет социологии образования.

Соц-я.Образ-раздел науки,к-й изучает закономерности функционир-я образ-я как соц. инст-та т.е его функ-и в общ-ве , взаимосвязь с др-ми инст-ми, взаимосвязь соц политики в обл. образ-я, ценностные ориентации, образоват. системы и стр-ры, отн-е к образов-ю различ-х соц. гр-п.

Обьект изучения многих наук:

в фил-и образ-е –как общест-дух процесс формир-я чела, дух облика, и как культ-истор феномен, ср-во сохранения, накопления и передачи дух. куль-ры и соц опыта.

-в психологии-форм-е личности и психики

-педагогика-процесс овладения знаниями, умениями, формир-е мировоззрения и качесв личности

-соц-я интересует соц сторона, как благодаря этому изменяется соц стр-ра общества, мобильность, распред-е ролей.

Предмет:

  1. Это состояние и динамика в соц-культурж. процессах в сф. Образования
  2. законы, принципы , мех-змы, тех-и обучения
  3. взаимодействие сф образов-я с др сферами, процессы. к-е складываются в этом взаимодейст-и и влияние на личность
  4. проблемное поле

Проблемное поле:

    • иссл-е проф. ориентац-й и жизнен. планов молод-жи

Щубкин, Руткевич, Тигма

Концептуальн. модели образ-я и их влияние на стр-ру общ-ва

Руткевич, Гаган

    • особен-ти отдельн. видов образ-я, иссл-е различ. жизненн. Сторон студенчества:

-мотивы обучения

-анализ обществ. потреб-й

-эфф-ть образ-я

-орг-я сферы образ-я

СМИ, гуманитарная и мозаичная культура.

Моль: Гуманитарная культура –появляется с 17 века в Европе. В ней чётко сформулирована доктрина знания. Утверждение, что существуют основные предметы и главные темы для размышлений, в отличие от предметов менее важных и мелочей повседневной жизни.

Наличие иерархии предполагается, упорядоченная структура идей, в которой всегда можно отыскать место конкретной теории, конкретной идее. Отсюда вытекает соответствующий метод воспитания – гуманитарное образование. Человеку необх-мо усвоить некоторое кол-во ключевых концепций и теорий.

Этого будет достаточно, чтобы ориентироваться в жизни и системе научного мышления.

Мозаичная культура –в основе – соврем. человек открывает для себя мир по законам случая в процессе проб и ошибок, одновременно причиной и следствием и в силу случайностей своей биографии. Совок-ть знаний определяется статистически, т.е. человек черпает их из жизни, из газет, телевидения и т.д. Только накопив объём информации, в ней обнаруживают скрытые структуры.

Экран знаний- совок-ть наших знаний. В гуманит. Культуре ЭЗ напоминал по своей фактуре паутину или ткань, прочно соединённую поперечными нитями. При мозаич. К-ре ЭЗ походит на волокнистое образование: знания складываются из разрозненных частей.

, связанных простыми, иногда случайными отношениями близости. Эти части образуют структуру; они также прочно связаны др. с др., т.е. эта прочность не меньше чем у ЭЗ гуманитарного знания. Сущ-ю роль в мозаичной к-ре играют СМИ, т.е. СМИ распыляют знания посредством специфич.

Каналов (кино, радио,, телек)

Концепции СМИ в американской социологии.

Особенности СМИ: 1. СМИ поставляет сообщение людям в один момент времени;2. авторы сообщений-орг-ции, в то время, как получатели-люди; 3. сообщения дублируются.

Осн. какналы раскрытия: печатные, электронные(радио,TV),электр. записывающие(аудио), кинофильмы. Хар-ки СМИ: доступность и полезность (пригодность). Осн.

концепции СМИ: 1) магич. снаряд или пуля(СМИ произв. на людей оч. Сильн. эффект); 2) межличн. дифузия; 3)исп-е и вознаграждение (СМИ исп-ся людьми также, как люб.

товары и услуги); 4)телезависимость.

щ-ю роль в мозаичной к-ре играют СМИ, т.е. прочно связаны др. з разрозненных частей. . телевидения и т.д. силу случайностей сво

Социология науки.

Социология науки и познания – 1924г. М. Шеллер.

Социология науки – логическое продолжение теории познания.

Проблемное поле СП – область м/у мышлением, идеями и познанием. Позднее в это проблемное поле добавилось общество.

Социология познания такими явлениями, кот. тесно связаны с продуктами культуры.

Одной из предпосылок социологии познания стал анализ взаимодействия мышления и соц. бытия. Это взаимоотношение рассматривалось в зависимости от истор. периода, в зависимости от типа общества и культуры.

Отдельной темой встал вопрос почему ращл. гр. общ-ва обладают опред. знаниями, идеями и верованиями.

Для М.Шелера «Социол. познания прежде всего инструмент разрешения идеолог. конфликтов и полит. проблем».

Идея Шелера сост в том, чтобы выработать некую теорию, позвол. снять это противоречие, кроме этого он вводит новое понимание «относительно естеств. картина мира» – это способ каким инд-д воспринимает мир вокруг себя. Это воспр-е во многом зависит от статуса человека.

Т.о. появл. разл. картины мира – филос, худож, юридич. и т.д.

Задача правящей элиты – интегрировать разл. картины мира и достичь истины.

Манхгейм – «Идеология и утопия» – 1929г. Центр. вопрос – как отражаются соц. интересы в познании и мышлении. Понятие идеологии он разделяет на:

Частичная идеология – соотносится с индивидом и выражается на психологич. уровне (т.е. интегрируется)

Целостная идеология – соотношение с идеологией историч. эпохи, с мыслительной структурой соц. группы, т.е. она основана на индивид. уровне но соотносится с идеями, которые выражены на уровне общества вцелом.

Осн. интерес в его работе предст. для него целостная идеология, кот. находится под влиянием соц-истор. факторов.

Если знание относительно и звисит от историч и соц. среды, то возникает проблема, что процесс познания зависит от идеологии.

Для него спец. группой, кот. снимает это противоречие я/я интеллегенция. Она находится вне истор. процесса, занимает особое место в истории. Она обладает образованием и способна синтезировать знания, критиковать, сравнивать, искать ценное и.о. точка зрения интеллегенции наиб. объективна.

Концепция науки Р.Мертона

Он говорит не о социологии познания, а о социологии науки.

Рассматривает науку не только как теоретич. картину, но и как соц. феномен, соц. инст-т.

Он вводит понятие «научный этос» – это совокупность норм, действующих в научном сообществе..

Наука для него – соц. инст-т по производству достоверного знания.

Движущая сила – стремление учёного к профес. признанию.

В пон-е этоса вошло 4 императива:

1) универсализм – связ. с внеличностным хар-ом научн. знания. Наука описывает объективную реальность и на процесс познания не должны влиять психологич. личностные характеристики.

2) коллективизм – указ. на то, что рез-ты труда принадлежат обществу, т.е. авторское право в науке ограничено, и для учёного я/я признание и уважение.

3) бескорыстность – нейтрализует конкуренцию в научном сообществе.

4) скептицизм – (организованный скептицизм) – требует объективного и критического анализа.

Правила, регулирующие поведение в науке не снимают статуса юридического, т.е. это ориентация на ценности и нормы. Соблюдение этих имеративов – критерий достоверности.



Источник: https://infopedia.su/3x4fb4.html

Массового общества теории

§ 4. Концепции «массового общества»

 Мальцева Вера. Позитивное мышление

Массового общества теории – социально-философские, политологические и культурологические концепции, претендующие на описание и объяснение социально-политического значения и личностных отношений современного общества с т.з.

возрастания роли народных масс в истории, причём рассматривающие этот процесс как преимущественно негативный, как патологию общественного развития, как инверсию прогресса.

“Массовой” именуют социально-политическую структуру, в которой человек нивелируется, становится безликим элементом социальной машины, подогнанным под её потребности, ощущает себя жертвой обезличенного социального прогресса.

Фридрих Ницше

Истоки теорий массового общества – в консервативно-романтической критике капитализма идеологами классов, утративших свои сословные привилегии и оплакивающих патриархальный жизненный уклад (Берк, де Местр, консервативные романтики Германии и Франции XIX в.

). Непосредственными предшественниками теорий массового общества были Ницше, утверждавший, что отныне главную роль играет масса, а она преклоняется перед всем заурядным, а также Лебон Г. и Тард Г., разработавшие концепцию психологии масс.

Первым целостным вариантом теорий массового общества был её “аристократический“, или консервативный, вариант, получивший наиболее законченное выражение в книге Ортега-и-Гасета Х. “Восстание масс”.

Вместо тога чтобы следовать за элитой (для Ортеги это норматив социально-политической организации), массы рвутся к политической власти,

Гюстав Лебон

хотя не обладают способностью управлять обществом, они пытаются вытеснить элиту из её традиционных областей – политики и культуры, что является причиной катаклизмов XX в.

В 1940-1960-е возник либерально-критический (Маннгейм, Фромм Э.

, Рисмен) и леворадикальный (Миллс) варианты теорий массового общества, которые приобрели значительную популярность в широких кругах западной интеллигенции

Острие их критики направлено против бюрократизации, централизации власти, усиления контроля над личностью, свойственных тоталитарной политической системе и, более широко, свойственных государственно-монополистической организации, против отчуждения, конформизации людей, характерных для этих структур.

Габриэдь Тард

В 1960-1970-е американские политологи Белл Т., Шилз объявили теории массового общества “неоправданно-критическими”, дисфункциональными по отношению к существующей политической системе и пытались переконструировать их, элиминировать их критический запал, направив в русло официальной идеологии западных стран.

Шилз указывал на интеграцию народных масс в системе социально-политических институтов “массового общества”; посредством массовых коммуникаций они усваивают нормы и ценности, создаваемые элитой, и общество движется по пути преодоления социальных антагонизмов (тогда как в действительности они воспроизводятся в новых формах).

Не бессмыслен ли сам термин “массовое общество”? Ведь не существует общества без масс. Отвечая на этот вопрос, немецкий политолог Шишков Г. поясняет: масса существовала всегда, но только теперь “омассовлено” общество; если раньше масса выступала как фрагмент общества, то в XX в. общество выступает как масса.

Хосе Ортега-и-Гасета

Употребляемое в западной политологии понятие “масса” взято из социальной психологии и возникло в ходе эмпирических наблюдений над непосредственно обозримыми множествами индивидов (напр., поведение толпы на улице).

Обращало на себя внимание возникновение определённых психологических связей, заставляющих индивидов вести себя иначе, чем если бы они действовали изолированно, и нередко примитивизирующих их поведение, подчас даже порождающих психологические аномалии типа массовой истерии.

В дальнейшем эта эмпирическая констатация стала основой для объяснения самых различных сфер социальных отношений, поведения “человеческих множеств”, уже не являющихся непосредственно обозримыми, и пр.всего политического поведения.

Теории массового общества можно рассматривать как перенос понятия “масса” на общество в целом, как описание функционирования общества по способу поведения “массы” (отождествляемой с толпой).

Эрих Фромм

Для теорий массового общества характерно осмысление включённости масс в структуру производства, потребления, политической и культурной жизни современного общества.

Массовое общество рассматривается как фатальное следствие индустриализации и урбанизации, которые оторвали общество от “доиндустриальных структур”, разрушили “промежуточные отношения” (общину, цех).

Основой массового общества называют массовое производство стандартизированных вещей и манипулирование вкусами и взглядами людей.

Современные средства массовых коммуникаций дали элите невиданные ранее средства идеологической обработки масс. “Массовой” именуют социальную структуру, в которой человек нивелируется, становится безликим элементом социальной машины, подогнанным под её потребности. Эта структура низводит личность до положения марионетки, поведение которой полностью “запрограммировано”.

Дэниэл Белл

Она ощущает себя жертвой обезличенного социального процесса или – того хуже – даже не осознаёт утраты творческого, человеческого содержания своей жизни, превращаясь в “весёлого робота” из антиутопий Хаксли и Бредбери.

Теории массового общества стремятся объяснить противоречия м.личностью и социально-политической системой в современном обществе.

Культурный уровень, объём информации, техническая оснащённость труда и быта человека значительно возросли, его общественные связи стали многограннее.

Но вместе с тем человек всё более ощущает свою беспомощность перед лицом чуждой ему и неумолимой социальной силы, перед беспощадными законами социально-политической организации. В теориях массового общества это противоречие осознаётся как безысходная трагедия личности.

Личность ощущает себя жертвой обезличенного социального процесса. Эстонская пионерия на марше

Сторонники теорий массового общества показывают иллюзорность традиционно отстаивавшихся западными идеологами индивидуалистических ценностей перед лицом чудовищного развития социально-политических организаций, которые стремятся к тотальному контролю над личностью.

Социально-политическую структуру массового общества его теоретики, в частности Корнхаузер, рассматривают пр.всего с т.з. соотношения м.

элитой и массой, “Болезнь политической системы”, выражающаяся в её массовизации, оказывается следствием отсутствия у элит и не-элит изоляции и независимости; в этом обществе элиты подвержены прямой интервенции со стороны масс, а массы (не-элиты) подвержены мобилизации со стороны элит. Корнхаузер строит типологию политических систем с т.з. соотношения злит и не-элит.

КПСС и ВЛКСМ советского общества сглаживали противоречия элит и не-элит

“Традиционное общество” – общество закрытых элит и неподатливых не-элит; тоталитарное общество – общество закрытой элиты и податливых не-элнт, массовое общество – общество доступных элит и податливых не-злит, в нём отсутствуют промежуточные группы, которые бы интегрировали население.

Постоянная прямая конфронтация элит и масс делает политику в этом обществе нестабильной, чреватой социальными взрывами, катаклизмами.

Позитивной альтернативой массовому обществу западные политологи обычно называют плюралистическое общество, где население интегрировано в многочисленные “промежуточные группы” (организации, добровольные общества и т.д.), которые составляют своеобразный буфер, устраняющий постоянную конфронтацию элит и масс.

В массовом обществе население имеет тенденцию непосредственно вторгаться в политику (что часто идёт вразрез с конституционными нормами и демократическими процедурами), в плюралистическом обществе методы участия масс менее прямые, менее активистские.

Современные СМИ дали элите невиданные ранее средства идеологической обработки масс

В теориях массового общества нашёл своё отражение процесс возрастания роли народных масс в историческом процессе; однако это отражение неадекватное, большей частью выражающее консервативные умонастроения и устремления, глубоко пессимистичное, обычно сопровождающееся ностальгией по “более спокойным” в политическом отношении временам, когда массы “знали своё место” и не вторгались в сферу политики, оставляя её “более подготовленной” для управления обществом элите.

Антагонизм  Аристократия  Быт  Бюрократия  Власть государственная  Власть политическая  Государственности традиции  Государство  Группа социальная  Действие социальное  Демократия прямая  Законы социальные  Идеология  Индивидуализм

Основой массового общества называют массовое производство стандартизированных вещей и манипулирование вкусами и взглядами людей

Индустриализация  Институт социальный  Интеграция  Интеллигенция  Информация  История  Капитал  Капитализм  Классы  Консерватизм  Контроль социальный  Конформизм  Конфронтация  Концепция  Культура  Либерализм  Личность  Массовое общество  Мобильность социальная  Монополия  Народность  Норма социальная  Общество  Общество открытое и общество закрытое  Община  Обычай  Организация политическая  Организация социальная  Отношения социальные  Отчуждение  Патриархальное хозяйство  Плюрализм  Политика  Политическая наука (политология)  Политическая система  Политический институт  Потребительского поведения теория  Потребность  Правые и левые  Прогресс  Производство  Радикализм  Роль социальная  Современное общество  Сословие  Структура социальная  Сфера  Тоталитаризм  Традиция  Труд  Уклад  Урбанизация  Участие политическое  Философия  Ценность  Централизм  Цехи  Человек  Элита  Лебон Гюстав  Тард Габриель

Источник: http://history.syktnet.ru/02/12/025.html

Book for ucheba
Добавить комментарий