§ 63. Об относительной целесообразности природы в отличие от внутренней целесообразности

§ 63. Об относительной целесообразности природы в отличие от внутренней целесообразности

§ 63. Об относительной целесообразности природы в отличие от внутренней целесообразности

Опыт приводит нашу способность сужденияк понятию объективной и материальнойцелесообразности, т. е.

к понятию целив природе, только тогда, когда нужноопределить отношение причины к действию*, рассматривать которое как закономерноемы в состоянии только потому, что идеюдействия каузальности приписываем егопричине как условие возможности действия,лежащее в основе самой этой причины.

Это может, однако, происходить двоякимобразом: мы рассматриваем действиенепосредственно либо как продуктискусства, либо только как материал дляискусства других возможных природныхпредметов; следовательно, либо как цель,либо как средство для целесообразногоприменения других причин.

Последняяцелесообразность называется полезностью(для людей) или пригодностью (для всякогодругого создания), и она толькоотносительная, тогда как первая естьвнутренняя целесообразность природногопредмета.

Реки, например, всегда несут с собойвсякую почву, пригодную для произрастаниярастений, которую они оставляют иногдана суше, а часто и в устье.

Течениевыбрасывает этот ил на сушу или оставляетего у берегов; и если прежде всего людипомогают тому, чтобы отлив не унес этотил, плодородность почвы увеличиваетсяи царство растительности приобретаетдля себя новое место там, где преждеобитали рыбы и моллюски. В большинствеслучаев сама природа расширяет таким

  *  Так как в чистой математикеречь может идти не о существовании, атолько о возможности вещей, а именно осозерцании, соответствующем их понятию,стало быть вовсе не о причине д действии,— то, следовательно, всякую отмеченнуюздесь целесообразность надо рассматриватьтолько как формальную и никогда нельзярассматривать как цель природы.

==391

образом сушу и продолжает это делать итеперь, хотя и медленно. — Спрашивается:следует ли рассматривать это как цельприроды, поскольку это приносит пользулюдям? Пользу же от этого для растительногоцарства можно не принимать в соображение,так как морские животные теряют [здесь]ровно столько, сколько выигрывает суша.

Или приведем пример пригодности некоторыхприродных вещей как средств для другихсозданий (если их предполагают каксредства): для сосны нет более полезнойпочвы, чем песчаная.

А старое море, дотого как оно отступило от суши в нашихсеверных краях, оставило столько песчаныхнаносов, что на этой для всякой другойкультуры вообще-то непригодной почвемогли вырасти обширные сосновые леса,в неразумном истреблении которых мычасто обвиняем наших прадедов.

Можноспросить, были ли эти песчаные наносыцелью природы ради возможности появлениясосновых лесов? Ясно, что если признатьих целью природы, то следует согласиться,что и этот песок — цель, но толькоотносительная цель, для которой в своюочередь прежний морской берег иотступление его были средством; ведь вряду подчиненных друг другу членовкакой-либо системы целей каждыйпромежуточный член следует рассматриватькак цель (хотя и не как конечную цель),средством для которой служит ее ближайшаяпричина. Точно так же если в мире должнысуществовать рогатый скот, овцы, лошадии т. д., то на земле должна расти трава,а в песчаных пустынях — солончаковыетравы, если там должны водиться верблюды;или же должно быть много и другихтравоядных животных, если должнысуществовать волки, тигры и львы. Сталобыть, объективная целесообразность,которая основывается на пригодности,не есть объективная целесообразностьвещей самих по себе, как будто песок сампо себе нельзя понять как действие своейпричины — моря, не предписывая последнемуцели и не рассматривая действие, а именнопесок, как произведение искусства. Этотолько относительная, чисто случайнаяцелесообразность для самой вещи, которойона приписывается;

и хотя в приведенных примерах травысами по себе

==392

следует считать продуктами органическойприроды, стало быть чем-то искусным, нопо отношению к животным, которые имипитаются, их надо рассматривать какгрубую материю.

Тем более если человек на основаниисвободы своей каузальности считаетприродные вещи пригодными для своих,часто глупых, целей (пестрые перья птицдля украшения своего платья, красящиевещества или соки растений для румян),а иногда и разумных — лошадь для езды,вол, а на Минорке даже осел и свинья дляплуга, — то здесь нельзя допускать дажеи относительной цели природы (для такогопользования). В самом деле, его разумумеет давать вещам соответствие с егопроизвольными выдумками, к чему человеквовсе не был предопределен природой.Только если допускают, что люди должныжить на земле, то для этого должны бытьпо крайней мере и средства, без которыхони не могут существовать как животныеи даже как разумные животные (какой бынизкой ни была ступень);

но тогда и те природные вещи, которыенеобходимы для этого, следует рассматриватькак цели природы.

Отсюда легко видеть, что внешнююцелесообразность (пригодность однойвещи для другой) можно рассматриватькак внешнюю цель природы только при томусловии, что существование того, длячего это пригодно прямо или косвенно,само по себе есть цель природы.

Но таккак этого никогда нельзя решить путемодного лишь рассмотрения природы, тоотсюда следует, что относительнаяцелесообразность хотя предположительнои указывает на цели природы, однако недает права ни на какое абсолютноетелеологическое суждение.

Снег в холодных странах предохраняетпосевы от мороза; он облегчает общениемежду людьми (на санях); лапландец находиттам животных, которые способствуютэтому общению (оленей) и которые находятдостаточную пищу в сухом мху, какой онисами должны искать для себя под снегом;оленей легко приручить, и они легкорасстаются со свободой, в которой онивполне могли бы сами содержать себя.Для других народов в том же ледяномпоясе море содержит большой запасживотных, которые кроме пищи и одеждыдоставляют

==393

людям горючий материал для отопленияих хижин помимо стволов деревьев, которыеморе как бы пригоняет им для их жилищ.Здесь удивительным образом сходятся водной цели столь многие связи природы,и эта цель — гренландец, лапландец,самоед, якут и т. д. Но не ясно, почемувообще люди должны там жить.

Следовательно,говорить, что испарения воздуха падаютв виде снега, что море имеет свои течения,которые приносят стволы деревьев,выросших в более теплых странах, иимеются большие морские животные,наполненные жиром, потому, что в основепричины, которая доставляет все этипродукты природы, лежит идея о выгодедля этих жалких существ, — было бы оченьрискованным и произвольным суждением.В самом деле, если бы и не было всей этойполезности природы, мы бы и не заметилинедостаточности причин природы дляэтого состояния; более того, требоватьтаких приспособлений и ожидать отприроды такой цели (поскольку без этоголишь величайшая неуживчивость людейдруг с другом могла загнать их в такиенегостеприимные края) показалось бынам самим дерзостью и необдуманностью.

Источник: https://studfile.net/preview/6723641/page:47/

Целесообразность

§ 63. Об относительной целесообразности природы в отличие от внутренней целесообразности

Целесообразность, соответствие явления или процесса определённому (относительно завершенному) состоянию, материальная или идеальная модель которого представляется в качестве цели.Ц.

рассматривается, с одной стороны, как имманентная (внутренняя) взаимосвязь объекта самого по себе, а с другой — как некоторое отношение в сфере взаимодействия объекта и субъекта. Отношение Ц.

, характерное для человеческой деятельности, вместе с тем может выступать в качестве научного принципа исследования структуры и функций саморегулируемых и эквифинальных систем (т. е. систем, способных достигать одинакового конечного результата независимо от начальных условий).

  Генетически понятие Ц.

связано с целеполаганием как существенным элементом человеческой деятельности, характеризующим как мыслительные процессы, так и предметную деятельность человека, прежде всего — процесс труда (см. К. Маркс и Ф.

Энгельс, Соч., 2 изд., т. 23, с. 189). Основа целесообразной деятельности человека — законы внешнего мира, природы (см. В. И. Ленин, Полное собрание соч., 5 изд., т. 29, с. 171).

  В мышлении донаучного периода в силу его антропоморфизма представление о Ц., которая присуща человеческой деятельности, распространялось на природу. Антропоморфизм характерен и для религиозного мировоззрения, толкующего Ц.

как выражение божественного разума; он лежит в основе идеалистической телеологии, извращённо толкующей Ц. Вместе с тем в классических формах телеологии (имманентная телеология Аристотеля, Г. Лейбница, Ф. Шеллинга и особенно Г. Гегеля) были раскрыты некоторые диалектические аспекты проблемы Ц. Научная интерпретация проблемы Ц.

стала возможной лишь в рамках диалектико-материалистического мышления, выявляющего объективное значение Ц.

  При исследовании форм Ц. как объективного факта природы особое значение приобретает изучение органической Ц., которая проявляется в характерных для живых систем особенностях строения и функций, организации процесса обмена веществ, управления и регуляции и пр.

Именно здесь телеология в разных её формах претендовала если не на универсальное значение, то во всяком случае на роль необходимого «дополнения» к якобы недостаточному каузальному (причинному) анализу. По мере развития биологии постепенно преодолевалось телеологическое мышление, органическая Ц.

объяснялась путём обращения к её материальным причинам. Особое значение имела здесь дарвиновская теория эволюции (см. Эволюционное учение),которая объяснила органическую Ц. как приспособленность организмов к условиям их существования.

Отвергая телеологию, дарвинизм вместе с тем не отбрасывал фактор органической Ц. (см. ниже Целесообразность в биологии).

  С позиций диалектико-материалистического детерминизма получают объяснение не только структурные, но и генетические аспекты органической Ц., т. е. представление об известной направленности (и в этом смысле Ц.

) морфофизиологических реакций — наследственных изменений, метаболических, термодинамических и пр. процессов живых систем.

Эта направленность процессов живых систем, определяемая взаимодействием внешних и внутренних условий, активностью организмов, вырабатываемая исторически и в индивидуальном развитии, реально обнаруживается лишь в качестве общей тенденции — не однозначно, а статистически.

  Новые аспекты проблемы органической Ц. раскрывает развитие биокибернетики, в частности принцип обратной связи,согласно которому в живых системах происходит обратное воздействие конечного эффекта, результата процесса на его исходный пункт, начало. Отношение Ц.

выступает здесь как специфическая форма взаимодействия, позволяющая обнаружить определённую направленность процессов, их обусловленность конечными результатами, предстающими в качестве целей (разумеется, речь идёт не о сознательных целях, а лишь об их аналогах, объективных по самой своей природе).

Условность подобного использования понятия Ц. не является основанием для отказа от него. Аналогия с процессами целесообразной человеческой деятельности может быть в некоторых случаях весьма эффективной, в частности в биологии и кибернетике. В то же время вполне правомерен особый научный подход — т. н.

целевой подход, ориентирующий исследование на анализ отношения Ц., взаимодействия процессов в эквифинальных системах. Основой его является методологический принцип Ц., т. е. подчинение процесса научного исследования его целевой, конечной стадии. Интерпретируемый т. о.

целевой подход может широко применяться не только в исследовании таких систем, но и циклических процессов или процессов поступательного развития.

Целесообразность в биологии — приспособленность организмов (в целом) к условиям существования, а также их отдельных органов к выполнению присущих им функций.

Например, конечности различных позвоночных животных приспособлены к движению или по твёрдой, или по рыхлой почве, к прыжкам, к рытью земли, к лазанию по деревьям, к плаванию, планированию или полёту; строение органов чувств — к восприятию света (глаза), звуковых колебаний (органы слуха), химических веществ (органы обоняния и вкуса); форма зубов — к удержанию и умерщвлению добычи, для измельчения животной или перетирания растительной пищи. Ц. проявляется также в виде покровительственной, предупреждающей окраски и др. признаков, обеспечивающих маскировку. К числу целесообразных признаков организации относятся взаимные приспособления, например особенности строения растений и насекомых, обеспечивающие перекрёстное опыление цветков. Таким приспособлением является своеобразная структура цветков, например у шалфея и орхидей. Насекомое, стремясь добыть из цветка нектар, обсыпается пыльцой и переносит её на пестик другого цветка. Взаимные приспособления животных очень ярко выражены в явлениях паразитизма, когда у паразита возникают образования, помогающие удерживаться на поверхности хозяина или обитать в его внутренних органах. Приспособления же хозяина к паразиту выражаются в выработке свойств, уменьшающих вредное воздействие паразита.

  До выхода в свет «Происхождения видов» Ч. Дарвина (1859), а иногда и после опубликования этого труда предпринимались попытки истолкования органической Ц.

как результата действия внешней среды непосредственно на организм или через посредство упражнения и неупражнения органов, причём организмам необоснованно приписывалась способность изменяться адекватно имеющимся условиям и наследовать эти приспособительные изменения.

Материалистическое объяснение целесообразных формообразовательных и функциональных реакций в онтогенезе и возникновение целесообразных признаков в филогенезе сводится к признанию Ц. как результата естественного отбора, сохраняющего организмы с целесообразными, т. е.

соответствующими условиям существования, признаками. Всякая Ц. в строении и жизнедеятельности организмов относительна, т.к. приспособительные признаки остаются такими только в данных условиях существования, а при изменении условий они перестают быть целесообразными.

  Лит.: Энгельс Ф., Диалектика природы, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 20; Морган Т. Г., Экспериментальные основы эволюции, пер. с англ., М. — Л., 1936; Дарвин Ч,, Происхождение видов путем естественного отбора, М. — Л., 1939 (Соч., т. 3); Бернштейн Н. А.

, Очерки по физиологии движений и физиологии активности, М., 1966; Современные проблемы эволюционной теории, Л., 1967; Шмальгаузен И. И., Кибернетические вопросы биологии, Новосиб., 1968: его же, Проблемы дарвинизма, 2 изд., Л., 1969; Фролов И, Т., Проблема целесообразности в свете современной науки, М., 1971; Hartmann М.

, Allgemeine Biologic. Eine Einfuhrung in die Lehre vom Leben, 4 Aufl., Stuttg., 1953; Bertalanffy L. von, Problems of life, N. Y., 1960; Dobzhansky Т., Determinism and indeterminism in biological evolution, в кн.: Philosophical problems in biology, N. Y., 1966; Rosenblueth A., Wiener N., Bigelow J.

, Behavior, purpose and teleology, в кн.: Purpose in nature, Englewood Cliffs, 1966.

  И. Т. Фролов, Л. Я. Бляхер.

Оглавление

Источник: https://www.booksite.ru/fulltext/1/001/008/120/401.htm

Целесообразность и смысл – Иваныч — КОНТ

§ 63. Об относительной целесообразности природы в отличие от внутренней целесообразности

Пока никто не сумел назвать целесообразно организованный объект, возникший спонтанно. Например: лапоть, горшок, самолёт…

Не выходит назвать и живой объект, организованный не целесообразно, поскольку абсолютно все живые формы от вируса и до человека, преследуют, как минимум, три универсальные цели.

Что же следует из приведённых тезисов? Попытаемся прежде совершить краткий экскурс в историю и теорию вопроса.

Толковый словарь Ожегова даёт нам следующую трактовку понятия “целесообразность” целесообразный, -ая, -ое; -зен, -зна- соответствующий поставленной цели, вполне разумный, практически полезный – целесообразное решение – поступок.

Словарь синонимов: “целесообразность, желательность, полезность, разумность, уместность, трезвость, рациональность, соответствие…”  (плану?) – Всё буквально “кричит” о наличии творца.

“Телеология” (от греч. τέλειος, «заключительный, совершенный» + λόγος — учение) — онтологическое учение об объяснении развития в мире с помощью конечных, целевых причин.

“Энтелехия” (греч. ἐντελέχια «осуществленность», от ἐντελής, «законченный» и ἔχω, «имею») — в философии Аристотеля — внутренняя сила, потенциально заключающая в себе цель и окончательный результат; например, сила, благодаря которой из грецкого ореха вырастает дерево. 

Закон органической целесообразности (закон Аристотеля) гласит: целесообразность присуща всем видам.

Она выражается в тонком взаимном соответствии структур и назначения биологических объектов, в приспособленности живых форм к условиям жизни, в естественной целенаправленности особенностей индивидуального развития, в приспособительном характере форм существования и поведения биологических видов.

То есть мы видим, что уже 2500 лет назад древние обратили внимание на наличие целей в живой природе.

Поэтому:

«Целенаправленность» характеризует действие в предположении, что цель его известна или может быть установлена.

«Целесообразность» же допускает двоякую интерпретацию: такую организацию, которая делает возможным достижение данной цели, и такое воплощение, которое соответствует заранее намеченной цели.

Эти две интерпретации термина «целесообразность» не противоречат одна другой, а друг друга дополняют:

“Целесообразность” есть такая организация какого-либо объекта, которая предусматривает возможность осуществления им целенаправленного действия.  Очевидно, что обеспечить такую организацию какого-либо объекта можно только одним способом – построить его в соответствии с заранее намеченным ПЛАНОМ.

Это очень важное утверждение. Смысл его состоит в том, что целесообразно организованные объекты не могут возникать случайно, в силу «удачного» стечения обстоятельств.

Уже само слово “целесообразно” означает “сообразно с целью” – т.е. хронологически, прежде чем появился объект, его цель уже была кем-то сформулирована…

Поэтому Дарвин и не мог отрицать наличие целесообразности в живом мире, но вот его попытки интерпретации этих “целей” вызывают у думающих людей лишь ироничную усмешку.

Ведь из дарвинизма следует, что “целесообразная организация создается в ходе истории органической формы путем постоянного уничтожения менее целесообразных (!).” (Источник: https://www.activestudy.

info/problema-organicheskoj-celesoobraznosti-v-teorii-darvina/ © факультет МСХА)

Однако, в трудах самого Дарвина трактовки понятия “органическая целесообразность” мне найти так не удалось …

уж больно похоже на интерпретацию социал-дарвинистов и даже фашистов: «…высшая арийская раса должна подчинить себе все низшие расы… этот закон, обусловленный самой природой, является единственным логически верным законом жизни на Земле» (из речи Гитлера в 1933 году на съезде Национал-социалистической рабочей партии Германии в Нюрнберге).

Таким образом можно заключить: без ясного и однозначного ответа на ключевой вопрос “зачем?”, говорить о наличии какой-либо целесообразности бессмысленно. Видимо поэтому эволюционисты делают оговорку: “органическая целесообразность носит относительный характер…”, снимая с себя ответственность за необходимость точной передачи сути ключевого понятия.

По этой причине мне хотелось бы напомнить материалистам о наличии абсолютных и универсальных целей у всех без исключения живых форм, от вируса и до человека – питание, размножение и самосохранение.

  Здесь уже сложно будет говорить о какой-либо относительности целей. Здесь хочу напомнить, что “релятивизм” (от лат.

relativus — относительный) — методологический принцип, состоящий в метафизической абсолютизации относительности и условности содержания познания.

Ведь если цели условны, то условны и смыслы, условна мораль (“моральный релятивизм”), условно всё – т.е. всё дозволено…

Вообще материалистическая философия есть одна из форм языческой пантеистической философии. Подобно всем прочим формам язычества, она усматривает первопринцип бытия в безличной природе, абсолютизирует бытие природы, наделяя его Божественными свойствами. “Атеистический материализм делает важное открытие: идол состоит из материи, он есть материя.”

Вершиной религиозных представлений язычников-материалистов о материи становится приписывание ей способности к творческому целеполаганию и целеосуществлению. На этом и держится весь современный “эволюционизм”, рассчитанный на невежество масс. 

Забавно бывает наблюдать, как воинствующие атеисты в буквальном смысле “зависают”, пытаясь отразить в безбожном сознании смысл, вытекающий из вышеизложенного. 

Однако, для людей знакомых с логикой, факт того, что постановка цели является неотъемлемым атрибутом разума, не требует отдельных доказательств. Именно поэтому вся современная математика строится на формализации законов логики Аристотеля. 

“Смысл” (слова, предмета и т.п.) возникает в том случае, когда осмысляемое ставится в соответствие с чем-то внешним, находящимся за пределами осмысляемого предмета т.е.

с “контекстом”: любая информационная единица осмысленна лишь в той мере, в какой она соотносится с другими информационными единицами и вне контекста целого никакого содержания не имеет.

Чтобы знать одно, нужно знать и все остальное.

Смысл любого предмета, очевидно, не совпадает с самим этим предметом, но как бы «присоединяется» к нему извне. Смысл, безусловно, возникает тогда, когда осмысляемый предмет соотносится с некотором знанием об этом предмете. Чем больше я знаю о предмете, тем более богатым и определенным смыслом он обладает.

Таким образом, “смысл” – внеположенная сущность феномена, оправдывающая его существование; предназначение каких-либо вещей, объектов, слов, понятий или действий, заложенное конкретной личностью или общностью, вводит отношения «часть-целое», делает его необходимым в качестве части этой целостности.

Итак, на что же еще можно ориентироваться? На инстинкт? Тогда это не человек, а животное. Не важно, глупое или умное, важно, что ориентир на инстинкты свойственен животному. Побритая и одетая в костюм обезьяна — все равно обезьяна. Человек отличен от нее не умом и количеством бананов, а ориентиром. Если у него те же цели, что и у обезьяны, просто он их удачнее решает, он — умная обезьяна.

Человек в отличие от прочих живых существ ориентируется не на привычки и инстинкт, а на понимание целого. Глобальный ориентир — это вывод из целого. Охватывая всё, он из этого выводит цель, которая всегда лежит за рамками жизни. В рамках жизни лежат цели, основанием которых являются инстинкты.

Цели за рамками жизни позволяют преодолеть традиции и инстинкты, в том числе и инстинкт самосохранения. Цель в рамках жизни подчиняют инстинктам.

Следовательно “жизнь” – целесообразно организованная форма материи, способная совершать целенаправленные действия, посредством интерпретации информации.

Поэтому мировоззрение есть знание целого мира. Упор делаем на слово «знание». Это слово предполагает верное знание, ибо неверное знание называется иным словом — заблуждение. Когда вы говорите «я знаю», то подразумеваете знание истины…

Литература:

1. Православная энциклопедия: https://azbyka.ru

2. Информация как основа жизни. ISBN:5-87905-125-0 М. 1999, Корогодин В.И., Корогодина В.Л.

3. “Об онтологии смысла”, Е.М. Иванов, 2010. Т.10. Серия Философия. Психология. Педагогика. Вып.3. Саратов. С.16-21. ISSN 1819-7671

4. Project-i – https://.com/projecti

Источник: https://cont.ws/@jurasik/1444308

Book for ucheba
Добавить комментарий