§22. Тождественность «Я» самому себе.

6 Г.В. Петров Философия смысла жизни Псков 2003 1 ББК 87. 216 П 305 Печатается по решению кафедры философских наук и редакционноиздательского совета ПГПИ им. С.М. Кирова.П 305 Петров Г.В. Философия смысла жизни. Псков. ПГПИ. 2002. – 80 стр.П 305

§22. Тождественность «Я» самому себе.

Книги по разным темамPages:     | 1 |   …   | 4 | 5 || 7 | 8 |   …   | 10 |

Даже Робинзон с появлением Пятницы стал центром бинарной системы. Не имеет значения, при каких условиях и по какой причине индивид оказывается центром социальной системы или ее периферийным элементом.

Важно само наличие такой ситуации, такого устройства общества, когда ни один индивид не может быть ни абсолютным центром, ни абсолютной периферией. Будучи центром в одной социальной системе, индивид одновременно может являться, и обычно является, периферийным элементом в другой.

Социальные системы, относительно которых справедливо это положение, мы будем называть «паутинными системами». Для одного индивида таких систем может быть множество. При этом происходят постоянные перемещения индивидов в рамках одной «паутинной системы» из центра на периферию и обратно.

Некоторые «паутинные системы» могут носить стертый характер, но это не меняет всей ситуации.

Я сознательно уклоняюсь от более строгого определения «паутинных систем», от вопроса о существовании социальных систем иного рода, от споров – являются ли этносы, классы, страты «паутинными системами» и т.д.

Я ограничиваюсь тезисом, что каждый индивид всегда включен в такие социальные системы, в которых он либо занимает центральное положение, либо периферийное на разных иерархических уровнях.

Эти системы представляют собой то реальное поле, на котором сталкиваются интересы людей (этнические, классовые, религиозные и проч.), добро борется со злом, рождаются и умирают надежды, т.е.

происходит все то, что происходит с человеком в жизни.

В сознании индивида «паутинные системы» обретают вид смысловых образов, например, с позиции справедливости или несправедливости. В результате процесса интегрирования этих смысловых образов формируется представление индивида о своем общественном статусе, т.е. о своем месте в жизни.

§21. Нетождественность личностей.

Идеальный мир индивида это единственный мир, в котором субъективное «Я» является центром этого мира, никогда не занимая периферийного положения. Оно – солнце идеального мира индивида. Погрузиться в свое субъективное «Я», значит сжечь себя, потерять рассудок, сойти с ума, чего мы не можем позволить себе в здравое уме.

Но мы можем приблизиться к его пониманию логическим путем: «Я» есть «Я», и не может быть «неЯ». «Не-Я» – это уже другой человек с другим идеальным миром. У индивидов может многое совпадать в их идеальных мирах, например, ценностные ориентиры, ощущения, эйдосы, чувства, понятия, мысли и т. д.

, но никогда и ни при каких условиях не совпадают, не могут быть тождественны «Я» и «не-Я». Индивид может возомнить себя Наполеоном, скрещивать руки на груди и отдавать распоряжения воображаемым маршалам, но наполеоновское «Я» давным-давно умерло на о.Эльба вместе со смертью индивида с именем Наполеон Бонапарт.

Даже изменив пол, если это возможно, я не могу стать «Я» любимой женщины, как бы я ее ни любил. Ее «Я» всегда будет только ее «Я». Нетождественны «Я» близнецов, не будут тождественны и «Я» клонов, если они появятся.

За всю историю человечества на Земле «отметились галочкой» миллиарды и миллиарды людей, и «Я» каждого из них не было тождественно ни одному другому.

Чем можно объяснить эту неповторимость, эту неисчерпаемую многоликость множества «Я» Самобытностью каждого «Я» Но самобытность в собственном смысле этого слова предполагает какую-то качественную и количественную характеристику личности, что требует сравнения, от которого нас освобождает тезис о нетождественности всех «Я» друг другу.

Нетождественность моего «Я» другим «Я» не больше, но и не меньше, чем нетождественность по отношению ко мне Льва Толстого, Квазимодо, бомжа с моего двора и т.д.

; она не лучше, но и не хуже, чем нетождественность по отношению ко мне любого живущего на Земле человека, каким бы образованием, культурой, верованиями, нравственными устоями, философскими принципами он, этот человек, ни обладал. Во всех этих случаях нетождественность выступает как необходимая форма существования субъективного «Я», лишенная какого-либо конкретного содержания. Это значит, что все люди равны в нетождественности своих «Я» по отношению друг к другу., т.е. тождественны в своей нетождественности.

Это положение трудно принять, особенно, если иметь в виду экстремальные сравнения: порядочного человека с подлецом, умного с дураком, благородного с негодяем и т.д. Утверждая тождественность всех людей в их нетождественности, мы, таким образом, признаем наличие человеческого «Я» не только в порядочном, умном, благородном человеке, но и в подлеце, дураке, негодяе.

§22. Тождественность «Я» самому себе.

Любое ощущение, любая мысль, любое переживание имеет временные рамки, т.е. возникает и исчезает как явление идеального мира человека, его психики, оставляя какой-то след в нашей памяти. У субъективного «Я» нет таких временных рамок, а точнее, такие рамки совпадают с временем жизни индивида.

«Я» в детстве и «Я» в старости – это одно и то же «Я», они тождественны друг другу. Для индивида его «Я» – это некая вневременная константа, отграничивающая его «Я» от всех других «Я», т.е. от всех «не-Я», это «самость» индивида в чистом виде.

Конечно, сознание (психика вообще) ребенка отличается от сознания (психики) старика. У ребенка и старика разное понимание мира, разное понимание самого себя и т.д., т.е. разные идеальные миры. Было бы странно, если бы это не было так.

Но есть что-то, что заставляет человека на склоне лет отождествлять себя с ним же ребенком, с ним же юношей, с ним же мужчиной. Это «что-то» и есть «Я» индивида.

Мы смотрим на себя в зеркало и говорим: «Как я повзрослел!» или «Как я постарел!» – имея в виду видимые изменения лица, тела, но при этом ни на минуту не сомневаясь, что это тот же «Я», а не другой человек.

Не следует думать, что «Я» индивида, будучи константой, существует как некий неподвижный стержень в его сознании.

Вовсе нет: субъективное «Я» каким-то странным образом постоянно воспроизводит себя, т.е. находится в перманентном состоянии рождения и умирания. В таком же состоянии находятся, по-видимому, и клетки нашего мозга и протекающие в нем нейрофизиологические процессы.

Остановка биологической жизни мозга означает остановку процесса воспроизводства его функции сознания, т.е. исчезновение сознания данного индивида, а следовательно, и его «Я».

До тех пор, пока жив человек и жив его мозг, происходит постоянное, непрерывное воспроизводство его индивидуального «Я», которое существует в этой перманентной подвижности, не изменяясь по существу, т.е. оставаясь тождественным самому себе.

Перманентно возобновляясь, «Я» индивида течет по временной оси, само оставаясь вне времени.

Если бы человек каждое утро просыпался с новым «Я», то он мог бы за одну жизнь прожить не одну тысячу человеческих жизней, в этом случае вопрос о смысле жизни надо было бы дополнить вопросом: о какой из прожитых жизней идет речь Бывает, что с человеком в результате пережитого и передуманного происходят такие кардинальные перемены, которые создают иллюзию нового «Я».

Но это только иллюзия, в действительности это тот случай, когда происходит перебор, переосмысливание ценностей, отбрасываются одни и принимаются новые, но все это происходит в рамках одного и того же «Я».

Отсюда вывод: «Я» индивида это такой феномен, я чуть было не сказал «фантом», человеческой психики, который тождественен самому себе и нетождественен любому «не-Я».

Ничего иного из логической формулы – «Я» есть «Я», и не может быть «не-Я» – вывести невозможно. По сути, это означает, что «Я» представляет собой единственно возможную форму существования личности, которую личность воспринимает как самостоятельный феномен своей психики. Это две ипостаси «Я», которые сливаются в понятии «личность».

Глава 3. ФЕНОМЕН СМЫСЛА ЖИЗНИ.

§23. Смысловой образ жизни.

Человек является единственным из известных нам материальных образований во Вселенной, которое, в силу своей особой организации, способно осмыслит все, что находится за его пределами, а также свое собственное бытие. Человек – это индивид, который существует в сообществе с себе подобными другими индивидами, обладающими такой же способностью.

То, что каждый индивид так или иначе осмысливает существование других индивидов, т.е. придает определенный смысл их существованию, неоспоримо. Но этот смысл существует в сознании осмысливающего индивида, является его субъективной оценкой, его субъективным смысловым образом других индивидов.

Сообразуясь с такими образами, люди строят взаимоотношения друг с другом в тех пределах свободы, которые допускают обстоятельства.

Другой вопрос: обладает ли жизнь каждого индивида смыслом, независимым от ее восприятия другими индивидами Отрицательный ответ на этот вопрос равносилен прекращению дальнейших поисков решения проблемы смысла жизни.

Я принимаю как аксиому, что каждый индивид обладает своим собственном смыслом жизни, который может значительно отличаться от того смыслового образа, который придают его жизни другие люди.

Будучи независим от сознания других индивидов, этот смысл жизни не может находиться где-то за пределами психики данного индивида, он сам является одним из феноменов этой психики. Именно этот феномен, идеальный по своей природе, придает смысложизненную окраску поступкам, действиям человека.

Без наличия феномена смысла жизни в психике индивида, хотя бы в самом примитивном виде, была бы невозможна собственно человеческая деятельность вообще. Это утверждение трудно доказать, но обойти его невозможно.

Было бы значительно проще представить дело таким образом, что осмысление своей жизни индивидом является чем-то внешним по отношению к этой жизни, чем-то таким, что одному (Льву Толстому) дано, а другому (Ваньке Безродному) не дано, а следовательно, без него можно обойтись, благополучно (или неблагополучно) продолжая свое существование.

Но это уже не будет существованием человека как личности. В этом суть вопроса, в этом – важнейшее отличие человека от животного.

§24. Единственность жизни.

Жизнь каждого человека имеет определенные временные рамки, она начинается с рождения и завершается смертью. Я сознательно принимаю это ограничение за исходный постулат всех последующих рассуждении о смысле жизни. Другие постулаты меня не будут интересовать, хотя они вполне допустимы, причем, во множестве вариантов.

Есть платоновский вариант души, припоминающей свое пребывание в мире истинного бытия бестелесных идей; есть христианский вариант воскресения праведников и грешников в годину Страшного суда; есть индуистская концепция перевоплощения душ по закону кармы; есть светлое пушкинское: «Нет, весь я не умру – душа в заветной лире мой прах переживет и тленья избежит…» Общее у этих и подобных им взглядов на жизнь в том, что они выводят существование человека в телесном или бестелесном виде за пределы его единственной земной жизни. Я не опровергаю и не оспариваю право на существование этих постулатов, я выношу их за скобки моих размышлений о смысле жизни по следующим причинам:

во-первых, постулаты, продлевающие жизнь человека в том или ином виде за пределы его земного существования, не вписываются в мое сложившееся восприятие обычной земной жизни как самоценности.

Это сугубо личный мотив, но я не могу не считаться с ним, так как хочу выяснить, как далеко можно продвинуться в решении проблемы смысла жизни, не разрушая этого восприятия, то есть оставаясь самим собой;

во-вторых, продление жизни человека в ту или иную сторону – до рождения или после смерти – неминуемо переносит поле поисков смысла в такие области, о которых живущий обычной земной жизнью человек не может иметь ясных представлений, a поэтому легко находит решение проблемы смысла жизни, кажущееся ему справедливым, истинным, даже если оно противоречит всем правилам логики, а основано на интуитивной вере. Я не имею ничего против ни интуиции, ни веры, но считаю, что ни то, ни другое не имеют доказательной силы.

Из постулатов, продлевающих обычную земную жизнь человека за ее границы, можно сделать много интересных выводов, построить много смысложизненных концепций, находящих отклик и признание в сердцах и умах сотен и сотен миллионов людей. В этом их безусловная жизненность, прошедшая испытание временем.

Заратуштра, Будда, Конфуций, Екклесиаст, Иисус, Мухаммед навсегда вписали свои имена в летопись поисков смысла жизни. Каждый из них был первооткрывателем на этом пути.

Честь им и хвала! Но не меньшей хвалы заслуживают и те мыслители, поэты, художники, которые избрали иной маршрут, основанный на убеждении в самоценности земной жизни человека, отвергая саму возможность выхода за рамки этой жизни.

Новые смысложизненные вопросы выдвигает перспектива клонирования человека, но это самостоятельный предмет философского и нравственного осмысления. Хотелось бы, чтобы оно не слишком запоздало.

§25. Ценность жизни.

Феномен смысла жизни это ценностный образ жизни индивида, существующий в его психике. Каково же содержание этого феномена Нет сомнения, что величайшей ценностью для индивида является сама его жизнь, его существование как живого существа.

Нет жизни – нет и индивида, нет и смысла его жизни. Эта простая истина, понятная каждому, имеет прочный биологический фундамент – инстинкт жизни, свойственный не только человеку, но и любому живому существу, обладающему более или менее развитой психикой.

У человека этот инстинкт приобретает волевую форму: «Я хочу жить!» Это «я хочу жить» сталкивается с таким же волевым хотением других людей, что уже на примитивном уровне приводит к столкновениям, конфликтам, войнам за хлеб насущный, т.е. за те блага, которые обеспечивают сохранение жизни и продолжение рода.

Но это же «я хочу жить» приводит к сотрудничеству, союзу, объединению людей в группы, сообщества, что обеспечивает более устойчивые, надежные, благоприятные условия для сохранения жизни входящих в эти группы индивидов. Даже животные сбиваются в стаи.

В группе, в сообществе шансов выжить всегда больше, чем в одиночку.

Можно было бы подробно проследить, как эволюционировала ценность жизни в истории человечества, приобретая все более абсолютный характер. Сегодня эта ценность альфа и омега нравственности, получившая выражение в «золотом правиле» нравственности как в религиозной, так и в философской формулировке:

Иисус Христос: «Итак во всем как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними; ибо в этом закон и пророки»;

Иммануил Кант; «Поступай только согласно такой максиме, руководствуясь которой ты в то же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом».

Pages:     | 1 |   …   | 4 | 5 || 7 | 8 |   …   | 10 | Книги по разным темам

Источник: http://dissers.ru/books/1/6877-6.php

Искренность как тождественность нашей настоящести

§22. Тождественность «Я» самому себе.

Искренность. Мы так любим это слово и так часто его упоминаем: «искренне ваш», «с неизменной искренностью» — и так далее. Может быть, порою затем, чтобы восполнить недостаток искренности, который подспудно ощущаем, и восстановить ее присутствие хотя бы на словах? Источник – Эзотерика. Живое Знание

А вообще интересно: почему людям так непросто быть искренними? Ведь человека искреннего ощущаешь сразу: он открыт, в нем нет притворства, его энергия лучится, в нем нет страха. Он не боится быть собой. Возможно, он даже не думает об этом. Он просто не боится выглядеть «не так» или что его воспримут «не так». Искренен – значит свободен.

Но каковы истоки искренности? Почему кто-то лучится ею, в ком-то она проглядывает в благоприятные моменты, а кто-то вообще не знает, что это такое, потому что всегда закрыт, пребывая в той или другой роли? И почему тогда человеку легче играть роль, чем быть собой?

Мне кажется, мы добрались до ключевого слова – “собой”. Вообще-то его стоило бы написать с большой буквы — Собой, потому что суть как раз в этом. Искренность может проявлять только тот, кто способен быть Собой.

Проявлять через форму – через тело – подлинную суть Себя.

То, что не знает страха, потому что страх – проявление частот низшей природы, а наше подлинное, реальное Я — природы Божественной, и эта природа не знает страха.

Искренность как проявление высшей природы

Значит, быть искренними означает проявлять свою высшую – Божественную – природу. Иными словами – транслировать через свое тело, свою материальную форму, частоты своего реального Божественного Я в разной степени интенсивности, в зависимости от чистоты своих проводников (тонких тел).

А это на самом деле, как мы убеждаемся в практике жизни, не такое уж частое среди людей явление. Потому что под покровом своей формы мы даем убежище множеству сущностей астрального и ментального планов – своими эмоциями, чувствами и мыслями мы привлекаем очень разных сущностей.

Сущности низких порядков не способны выдерживать высокие частоты: когда через наше тело проходят вибрации Любви, когда мы способны принимать и излучать Любовь, мы резонируем с Миром Огненным и поднимаемся до его частот.

Когда наша мысль – волевая, устремленная, огненная, наши проводники чисты и никакая сущность низких частот в них не задержится.

Но наши состояния бывают разные.

Мы не всегда можем быть «на высоте»: иногда под влиянием обстоятельств, которые могут быть продиктованы в том числе и трансформационными энергетическими воздействиями, наше тело может временно давать сбои, “не тянет” и тогда мы чувствуем себя, скажем так, «не слишком высоко». Что в этом случае главное – быть осознанными, удерживать баланс и сохранять спокойствие. Понимать, что происходит. Слушать свое тело. Делать свое дело. И держать связь с Реальным Я.

Вот куда мы дошли, начав разговор об искренности.

Что же все-таки значит – быть искренним?

Быть искренним это значит быть собой Настоящим.

Настоящий это тот, кто знает себя как Я, и транслирует это Я через форму своей индивидуальности.

В человеческой форме, как уже упоминалось выше, могут найти прибежище множество сущностей разных планов.

И если сознание не соединено с высшим центром (Высшим/Реальным/Истинным Я), то через форму человека будут себя транслировать эти множественные сущности, желающие проявить себя, которые могут быть тождественны самым малоприятным чувствам и ощущениям: тоски, растерянности, печали, зависти, алчности, беспокойства, гнева, сомнения, страха и т. п.

И если человека одолевают подобные состояния, самое главное осознавать, что это – не его истинное Я и ничего общего с ним не имеет. Это чужеродные привнесенные или обусловленные  состояния, от которых избавиться можно, только подняв собственные вибрации.

Практик много, которые помогают в этом. Но главное – быть осознанным, что уже само по себе есть пробуждение. А будучи осознанным – идти по направлению к Истинному Я. Именно в нем наша истинная реальность и наша настоящесть. Именно проявляя ее, вы искренни – потому что это ваша подлинная природа.

Все другое – сущности более низких порядков, которые проявляют себя, навязывая вам ту или иную роль, которую вы неосознанно играете. Но эти сущности и навязываемые ими вам роли – это не есть вы, и это не есть ваше Я. Это лишь временные образования, паразитирующие под покровом вашей индивидуальности.

Под спудом всех этих наслоений скрывается настоящая жемчужина – ваша суть, ваше Я. Чистый Атман. И нужно разгрести в себе кучу завалов, отказаться от множества социумных шаблонов, законов, правил, привычек, стереотипов…

и выйти на путь, ведущий к этому настоящему – такому привычно произносимому и такому, на самом деле, для многих необитаемому, как таинственный остров, – Истинному Я. Истоку вашей искренности и настоящести.

Это, по сути, и называется найти «путь к Себе».

Не ищите универсальных путей – найдите свой

Универсального рецепта выхода на Истинное Я нет. Однако путей к нему множество. Каждый из Учителей дает свой метод. Мне пригодились те, что исходят от Шри Рамана Махарши и Нисаргадатты Махараджа. При этом есть и множество других.

И каждый искренне ищущий непременно найдет свой. Главное иметь волю устремиться и знать, в каком направлении идти. Видеть свет маяка. Или самому держать светильник повыше.

Когда мы не скользим равнодушно по поверхности вещей, а смотрим под покров, проникаем внутрь любого, даже самого простого, на первый взгляд, явления, нам открываются удивительные вещи. То, что «простого» на самом деле вообще не существует. В явлениях, на первый взгляд, самых простых сокрыты тайны Вселенной.

Только смотреть надо пристально и видеть первозданно, как дети, снимать терпеливо покров за покровом с, казалось бы, самой привычной будничной вещи… и в какой-то момент Изида разоблачится.

И Истина сверкнет неожиданно таким озарением и глубочайшим пониманием, что никакие слова не опишут это состояние, но ощущение тела скажет: «Вот счастье».

  Артания

(Шульгина Рада-Наталья)

: 2.46 (Проcмотров: 1669)

Читайте раздел Путь самопознания на портале эзотерики naturalworld.guru.

Источник: https://NaturalWorld.guru/nastavlenie_iskrennost-kak-tojdestvennost-nashey-nastoyashchesti.htm

Читать

§22. Тождественность «Я» самому себе.
sh: 1: –format=html: not found

Философ на краю Вселенной

НФ—философия, или Голливуд идет на помощь: философские проблемы в научно—фантастических фильмах

Моя признательность

Прежде всего я выражаю огромную благодарность редактору издательства Эбери Эндрю Гудфеллоу, который помог избавить эту книгу от огромного количества чепухи.

То, что осталось, — полностью на моей совести.

Искренне признателен также Мартину Ноблю, философу, скрывающемуся под маской редактора, и моему агенту Лиз Паттик, которая первой поверила в этот невероятный замысел и помогла его осуществить.

Вступление

НФ—философия: от Сократа до Шварценеггера

Некоторых читателей эта книга смутит и озадачит. По крайней мере, я на это надеюсь. Кто—то решит, что при всем уважении к автору эту книгу нельзя назвать серьезным научным трудом. И будет прав.

Но прошу вас не совершать ошибку большинства: не думайте, что все полезное бывает только невкусным и неинтересным, а процесс познания непременно сухим и серьезным. При полном отсутствии «умеренности и аккуратности» эта книга все—таки о философии, которую в течение пятнадцати лет я преподавал в разных университетах мира.

Усвоив основные идеи, изложенные в этой книге, вы будете в состоянии одолеть вводный курс по философии в любом высшем учебном заведении.

Эта книга стала первой или одной из первых, написанных в новом жанре, который можно назвать НФ—философией. Она представляет основные философские понятия, проблемы и логические доводы для их разрешения посредством научно—фантастических фильмов. Но сразу возникают вопросы: почему научная фантастика и фильмы?

Первый ответ прост: большинство научно—фантастических сюжетов основано на столкновении человека с чуждым и непохожим на него пришельцем, роботом, киборгом или монстром. Встреча с отличными от нас существами играет роль зеркала, в котором мы видим свое отражение, — оно помогает понять самих себя.

В этом и состоит интеллектуальная поддержка, которую оказывает людям научная фантастика. Здесь действует тот же принцип, что и при встрече с незнакомым человеком: если вы хотите получить реальное представление о нем, не следует просить его рассказать о себе.

Люди столько выдумывают про себя, даже не осознавая этого. Лучше предложить ему рассказать о том, какой он видит окружающую действительность: ведь человек таков, каково его представление о нашем мире. Тогда вы сможете понять суть его личности.

Если мы внимательно вглядимся в монстра из талантливого научно—фантастического романа, то под его шкурой сможем увидеть самих себя.

Но почему именно фильмы? — спросите вы. Почему не выбрать книги великих фантастов: Жюля Верна, Герберта Уэллса, Олдоса Хаксли, Филиппа К. Дика, Курта Воннегута, Артура К.

Кларка? Я большой поклонник фантастики, но читаю ее не для наслаждения художественной формой, а чтобы почерпнуть идеи из этих романов и рассказов. На мой взгляд, научная фантастика гораздо ближе к философии, чем принято считать.

Поэтому для меня концепция произведения и его содержание гораздо важнее формы, в которую оно заключено. Уверен, что и вы убедитесь в этом, прочитав следующие главы. Если вы интересуетесь идеями научной фантастики, уверяю вас, что фильмы так же хороши, как и научно—фантастическая проза.

А в некоторых отношениях даже лучше. Философия абстрактна, а отвлеченные понятия трудны для понимания. Кинематограф делает идеи и концепции зримыми, что облегчает изучение этой науки.

Не представляю лучшей обстановки для обучения, чем мягкий диван, на который можно прилечь после трудного дня с бутылочкой пива и солеными орешками. Пусть работа будет не тяжелой, а приятной.

Несколько лет назад я написал книгу, в которой изложил идею о том, что люди уже почти превратились в функциональных киборгов — фиборгов.[1] Дело в том, что развитие культуры (в широком смысле слова) привело к тому, что человеческое сознание потеряло способность отделять себя от информационной среды, в которой находится.

Знание вокруг нас, и мы должны извлечь его. Мы похожи на сетевые компьютеры, которые, как в фантастических фильмах, снабжают огромным количеством сведений для изучения философии. Фильмы представляют в зрительных образах историю философской мысли за две с половиной тысячи лет.

Изучение философии требует способности проникать в суть тех вещей, которым посвящены фантастические фильмы. Моя книга учит видеть философию повсюду, находить ее в обыденных вещах,

«Хорошо, — скажете вы, — но зачем выбирать фильмы, которые большинство критиков считают, мягко говоря, не очень удачными? Не ведете ли вы новорожденный философский жанр в ложном направлении?» Да, выбор фильмов определен и моими личными пристрастиями.

Некоторые люди сочтут мой вкус к фильмам непритязательным. Но я не собирался использовать в этой книге элитное кино. Я мог бы потолковать о нем… но слишком уж скучно этим заниматься.

Когда мои очень культурные друзья, придя с Бергманов—ского фестиваля, спрашивают меня, только что посмотревшего «Звездного десанта», почему я увлекаюсь такими фильмами, я занимаю глухую оборону и бормочу о поиске в них жизни. У меня нет желания думать в свободное от работы время.

И я могу заручиться поддержкой Людвига Витгенштейна, который всю жизнь питал нежную любовь к кинофильмам категории В, даже к заурядным вестернам, а он был действительно хорошим философом.

Но все это, честно говоря, ерунда, которая не стоит внимания. А правда состоит в том, что многие непритязательные фантастические фильмы содержат такой комплекс философских проблем, что оставляют элитное кино, якобы искушенное в них, далеко позади.

Тот критик, который считает «Вспомнить все» плохим фильмом, потому что в нем много беспричинной, немотивированной жестокости, страдает философским слабоумием: он не смог бы распознать философскую проблему, даже если бы съел ее на обед. Философия окружает нас везде, мы сталкиваемся с ней каждый божий день.

И находим ее, пусть в несколько искаженном виде, в популярных, далеко не бесспорных с художественной точки зрения картинах.

Если вы сейчас начали изучать философию, я скажу самую важную для вас вещь: философия — не знание, а действие. Она не только багаж теоретических знаний, который я должен передать вам. Конечно, усвоение знаний очень важно, но это начальный этап.

Вы сможете ощущать себя философом, когда научитесь размышлять над знаниями, которые получите, изучив эту книгу и посмотрев фильмы. Когда вы поймете, какие идеи верны, а какие вызывают сомнения. И найдете причины ваших сомнений, чтобы заменить ошибочные положения.

Если вам не понравятся некоторые (или все) доводы на страницах этой книги, то надежда на причастность к философии должна появиться, когда вы разгромите их в пух и прах. Вот что такое философия в действительности.

Как сказал Лоуренс Фишборн в «Матрице», «мало знать путь, нужно суметь по нему пройти». По словам Ницше, тот скудно вознаграждает учителя, кто остается учеником всю жизнь.

Я рекомендую перед прочтением соответствующей главы посмотреть фильм, тогда ее содержание легче будет усвоить. Поэтому сходите в местный видеопрокат, возьмите там нужный фильм, достаньте из холодильника пиво, а из микроволновки пиццу и устройтесь поудобнее для встречи со старыми знакомыми: роботами, пришельцами, киборгами, звездными войнами — словом, с философией!

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=109541&p=22

Читать онлайн Тождественность любви и ненависти страница 22. Большая и бесплатная библиотека

§22. Тождественность «Я» самому себе.

– Я тоже об этом думал, – согласился Чхеидзе, – в общем она сообщила мне про дочь и на следующий день моя дочь приехала ко мне. Вы даже не представляете, как я волновался. Как никогда в жизни. Я привык общаться с молодыми и красивыми женщинами, но не мог даже представить себе, что у меня есть уже взрослая дочь. Я выглядел так глупо, что самому становится смешно.

– И все-таки почему трагедия?

– Дочь узнала обо мне только в последнюю ночь перед нашим знакомством. Мать никогда не говорила ей обо мне. Это было хуже всего. И, судя по ее поведению, она не собиралась прощать мне самого факта многолетнего отсутствия. Вот такая нехорошая история.

Она всегда чуточку презирала своего приемного отца, считая, что мать не должна была выходить замуж за это ничтожество. И всегда росла с неким комплексом неполноценности из-за этого. Фактически она выросла без отца. И вдруг в двадцать с лишним лет она узнает, что у нее есть отец.

Известный миллионер и бизнесмен, который столько лет даже не звонил своей дочери и не появлялся рядом с ней. Объяснить, почему ее мать скрывала от настоящего отца сам факт рождения ребенка, было невозможно. Она обижена и на свою мать, и на меня.

Я даже думаю, что Ирина не стала бы говорить дочери обо мне, если бы не это предсказание цыганки. Возможно, Ирина тоже в него отчасти поверила. И решила познакомить нас до того момента, когда меня убьют.

– И вы меня позвали, чтобы я предотвратил ваше возможное убийство, – уточнил Дронго и, получив утвердительный ответ, спросил: – За эти два дня у вас были другие посетители?

– Один раз приезжал Самойлов. И еще один раз я ездил в прокуратуру. Больше ни с кем я не общался. Ирина, моя дочь, приехавшие со мной люди – Гюнтер и Лиана. Больше никого я не видел.

– Тогда почему вы считаете, что опасность настолько велика?

– Я вам поясню. Когда два дня назад ко мне пришла Ирина, я открыл бутылку виски. Ее принесли мне из ресторана. И мы выпили. Она меньше, я больше. Бутылка стояла все время на столике. Сюда входили только Ирина, моя дочь, Лиана, Гюнтер и Самойлов. Когда убирала горничная, в комнате находились охранники и поэтому их я не подозреваю.

Бутылка стояла на столике. Когда сегодня утром, перед завтраком, я налил себе немного виски, меня стошнило. Я успел добраться до ванной комнаты, и меня вывернуло наизнанку. И тогда я испугался по-настоящему. Получается, что кто-то из оказавшихся здесь людей хотел меня отравить. Сбывается предсказание цыганки.

Меня хотят убить и сегодня вечером заканчиваются вторые сутки.

– Какой мотив? Вы можете сформулировать мотив преступления? Зачем вашим близким людям травить вас?

– Мотивы могут быть разные, – вздохнул Чхеидзе, – мотив Ирины понятен. Я бы удивился, если бы она мне все простила. Ведь я тогда показал себя бесчувственным негодяем, фактически оставил женщину в интересном положении. И хотя я не знал, что она ждала ребенка, это меня не оправдывает. Никак не оправдывает.

Своим решением я подтолкнул ее к первому замужеству. Она не смогла простить мне двух лет жизни с Викентием, которого я, на свою голову, тоже неплохо знал. Он был слизняк. Ни мясо ни рыба. Я даже не смог бы в страшном сне себе представить, что она могла выйти за него замуж. Я даже думаю, что она испытывала к нему в постели чисто физическое отвращение. Вот вам и мотив за ее загубленную жизнь.

– Вы подозреваете только ее?

– Не только. Моя взрослая дочь достаточно умная и рассудительная. Она тоже не простит моего длительного отсутствия и появления из небытия.

К тому же, она может стать единственной наследницей в случае моей смерти. Очень богатой и независимой.

Учитывая, что матери она тоже не прощает долгое молчание, то у нее были все причины для того, чтобы меня по-настоящему ненавидеть. И пытаться уйти от опеки своей матери.

– Только двое?

– Не только. Есть еще третья женщина. Мой личный секретарь. Лиана. Она… она… в общем у нас с ней особые отношения. Вы понимаете, о чем я говорю. Вы же ее видели. Она всегда рядом со мной, всегда в поездках по всему миру. Трудно было предположить, что между нами ничего не будет. Она просто незаменимый человек для меня в подобных вопросах. Во всех бытовых вопросах.

– Вы с ней спите? – прямо спросил Дронго.

– Только по обоюдному согласию, – признался Давид, – я никогда не давил на нее, используя свое положение.

– В Америке суд присяжных не принял бы во внимание подобное объяснение и приговорил вас за сексуальные домогательства к солидному тюремному сроку, – заметил Дронго.

– Слава богу, что в Америку я ее не беру, – улыбнулся Чхеидзе, – но в общем она не просто толковый, но и достаточно разумный человек. Про Ирину я ей сам все рассказал. Про дочь она узнала сама. И поняла, что у нее почти не осталось шансов.

Возможно, она рассчитывала на нечто большее, чем просто оставаться моим личным секретарем. Ей уже тридцать два, в этом возрасте европейские женщины начинают думать о своей семье. Но тут появилась моя взрослая дочь. По-моему, Лиана меня ревнует.

И к Ирине, и к моей дочери.

– И на этом основании она решила вас убить?

– Не знаю. Но у нее было достаточно времени, чтобы отравить содержимое бутылки.

– Только трое. Или есть еще кто-то?

– И двое мужчин. Менее всего я подозреваю мужчин. Но должен перечислить всех, кто здесь был. Самойлов заменил Касаткина, он очень неплохой специалист, но, конечно, не тянет на президента. В случае моей смерти он потеряет очень многое. И ничего не приобретет. Так я думал до вчерашнего дня.

А потом понял, что моя смерть будет самым лучшим подарком именно для Самойлова. Насчет Гюнтера Вебера я не уверен. Он даже не знает русского языка. В случае моей смерти он лишится хорошей работы. Возможно, Вебер единственный, кто действительно вне подозрений.

Хотя, как бывает обычно в детективных романах: вызывающий наименьшие подозрения субъект становится преступником. Но видимых мотивов я все равно не нахожу. Вот, собственно, и все.

– Пять человек, – подвел итог Дронго, – а бутылку вы отправляли на экспертизу?

– Еще не успел. Я никому не говорил о случившемся. Зачем радовать возможного убийцу. Мне повезло, что в стакане было слишком много кубиков льда. Они разбавили виски. Я оставил стакан на столе и говорил по телефону. Кубики льда за это время растаяли. И когда я выпил, вполне возможно, что там была уже другая концентрация яда. Поэтому я и остался жив.

– Может, вы дадите мне эту бутылку и я ее проверю, отправив в лабораторию, – предложил Дронго.

– Нет, – возразил Чхеидзе, – так нельзя. Завтра утром я приглашу всех пятерых и налью виски из другой бутылки, поменяв ее содержимое с этой. И посмотрю, кто и как будет пить. Если кто-то откажется выпить, мы будем точно знать, кто именно хотел меня отравить.

– Тогда зачем вы нашли меня?

– Чтобы вы мне помогли. Возможно, что завтра кто-то откажется выпить. Тогда мне придется вызывать милицию или прокуратуру, а вам подтвердить мои подозрения. У меня должен быть свидетель, а ваша репутация известного эксперта поможет мне убедить следователя в моей правоте.

– Понятно. И бутылку вы мне сегодня не дадите?

– Только завтра. Я должен лично убедиться.

– Хорошо. Тогда завтра я к вам приеду. В котором часу вы просыпаетесь?

– Поздно. Достаточно поздно. К тому же сегодня я все равно не смогу заснуть. Давайте к одиннадцати. Я вас буду ждать.

– Договорились. Лиана ночует в вашем номере?

– Обычно нет. Но в первую ночь после аварии, когда уехала Ирина, она осталась у меня. Я сам попросил.

– Последний вопрос. Почему, говоря о Самойлове, вы сказали, что до вчерашнего дня вы были уверены в том, что ваша смерть ему не нужна. Почему вы изменили свое мнение?

– В этом все и дело, – ответил Чхеидзе, – вы даже не можете себе представить, до какой степени все переплелось и запуталось. Сейчас я вам объясню. Дело в том, что Лиана осталась у меня на ночь. А утром ко мне пришла моя дочь…

ДЕНЬ ВТОРОЙ. ВОСПОМИНАНИЯ

После отъезда Ирины они поднялись в его апартаменты. Чхеидзе прошел в ванную комнату. Лиана молча разделась. У них давно были подобные отношения. Дружеско-деловые, или интимно-деловые. Они никогда не говорили о серьезных проблемах в постели. Давид никогда не настаивал на своем особом праве, никогда не приставал к ней с подобными непристойными предложениями.

На службе их отношения были ровными и выдержанными. Со стороны никто бы и не подумал, что они могут встречаться друг с другом. Лиана была достаточно разумным человеком, чтобы не выдавать своих особых отношений с руководителем, а Чхеидзе просто не позволял себе ничего лишнего на работе, понимая, что может подать плохой пример остальным сотрудникам своей компании.

Все получилось достаточно спонтанно и просто. Они вместе принимали участие в какой-то веселой вечеринке, на которую их пригласил один из сотрудников компании. Обратно они возвращались вместе. Когда подъехали к дому Лианы, она предложила выпить кофе.

У обоих было хорошее настроение, они выпили в тот день изрядное количество алкоголя. Давид поднялся к ней. На кухне они столкнулись и дальше все получилось как-то естественно, без ненужных разговоров. Они поцеловались. Потом занялись сексом. Через полтора часа он уехал к себе домой.

На следующий день они старались не смотреть друг другу в глаза. А через неделю они выехали в Женеву, и поздно вечером она сама постучалась в его номер.

С тех пор они почти всегда выезжали вместе, но на работе он не позволял себе никаких вольностей, никаких отклонений от общепринятых норм поведения, даже когда они оставались одни.

https://www.youtube.com/watch?v=QdnB1B-oWP8

Конец ознакомительного отрывка

ПОНРАВИЛАСЬ КНИГА?

Эта книга стоит меньше чем чашка кофе!

СКИДКА ДО 25% ТОЛЬКО СЕГОДНЯ!

Хотите узнать цену?
ДА, ХОЧУ

Источник: https://dom-knig.com/read_321963-22

Объясняем 4 главных закона логики на простых примерах

§22. Тождественность «Я» самому себе.

Мы часто слышим фразы вроде «это нелогично» и «где тут логика». Интуитивно понятно, что логика — это что-то про наши рассуждения, выводы, структуру мыслей. В целом так и есть. Логика — это наука, которая появилась в V веке до нашей эры и изучает законы и форму мышления.

Под формой мышления понимают структуру мысли, а не её содержание. Например, с точки зрения логики выражение «Все шмумрики хжуют тофц с штецеллой на фафлак. Финкус — шмумрик. Финкус хжует тофц с штецеллой на фафлак» абсолютно верно, а «Все планеты Солнечной системы вращаются вокруг Солнца. Земля вращается вокруг Солнца. Следовательно, Земля — планета Солнечной системы» — нет.

Вся логика «живёт» на четырёх законах. Разберёмся, какие это законы и как они работают.

1. Закон тождества

Каждая мысль должна быть равна самой себе, не должна иметь больше одного значения.

В чём суть

Еще до нашей эры Аристотель говорил: «…Иметь не одно значение — значит не иметь ни одного значения; если же у слов нет (определённых) значений, тогда утрачена всякая возможность рассуждать друг с другом, а в действительности и с самим собой, ибо невозможно ничего мыслить, если не мыслить каждый раз что-нибудь одно».

Примеры нарушения

Самый популярный пример нарушения закона тождества — фраза «студенты прослушали лекцию». Слово «прослушали» можно понять в двух значениях: то ли студенты внимательно слушали преподавателя, то ли всё пропустили.

Примером нарушения закона тождества будет и эта шутка:

— Я сломал руку в двух местах.

— Больше не ходи в эти места.

В результате немного более сложных нарушений закона тождества получаются софизмы. Софизм — это внешне правильное доказательство ложной мысли с помощью преднамеренного нарушения логических законов.

Что лучше: вечное блаженство или бутерброд? Конечно же, вечное блаженство. А что может быть лучше вечного блаженства? Конечно же, ничто! Но бутерброд ведь лучше, чем ничто, поэтому бутерброд лучше вечного блаженства.

Подвох здесь в том, что слово «ничто» употребилось сначала в значении «ни один предмет или явление», а потом в значении «отсутствие чего-либо»

Как применять в жизни

Первый закон логики поможет распознать софизмы. Первое, на что стоит обращать внимание, — неоднозначные слова.

2. Закон противоречия

Высказывание и его отрицание не могут быть одновременно истинными.

3. Закон исключённого третьего

Два противоречащих суждения об одном и том же предмете в одно и то же время и в одном и том же отношении не могут быть одновременно истинными и не могут быть одновременно ложными

Пример нарушения

Суждения «кот старый» и «кот нестарый» об одном и том же котике в одно и то же время не могут быть одновременно верными.

4. Закон достаточного основания

Любая мысль (тезис) для того, чтобы иметь силу, обязательно должна быть доказана какими-либо аргументами, причём эти аргументы должны быть достаточными для основания исходной мысли, то есть она должна вытекать из них.

Book for ucheba
Добавить комментарий