§33. Шкала ценностей.

§33. Шкала ценностей.: Жизнь человека – это абсолютная ценность, но ценность этой ценности,

§33. Шкала ценностей.

Жизнь человека – это абсолютная ценность, но ценность этой ценности, то, что мы называем содержанием смысла жизни, состоит не в количестве прожитых лет, а в том, что эту жизнь наполняет и что определяется ценностными установками «Я» индивида.

Эти установки (ориентиры) допускают сравнение, в результате которого в сообществе людей вырабатывается некая шкала этих установок, по которой «распределяются» смыслы жизни всех членов этого сообщества.

При этом, чем шире сообщество, чем ближе оно к человечеству в целом, тем адекватнее эта шкала ценностей отражает созидательные и разрушительные тенденции в обществе, которые далеко не всегда осознаются людьми таковыми в конкретном сообществе людей, скажем, в этносе, в сообществе единоверцев и т. д.

Процессы глобализации явно работают на примат общечеловеческой шкалы ценностей, хотя в реальной жизни индивиды почти всегда «втиснуты» в узкие рамки тех или иных конкретных сообществ с соответствующей каждому из них шкалой смысложизненных ценностей.

Тех, кто пытался или пытается выйти за эти рамки, современники приговаривают к отравленной чаше вина, как Сократа, распятию на кресте, как Иисуса, объявляют сумасшедшим, как Чаадаева, клеймят прозвищами отщепенцев и диссидентов, врагов народа, уничтожают в тюрьмах и лагерях, высылают из страны, как в советской империи и т. д.

Как мне представляется, воображаемая, но, тем не менее, существующая общечеловеческая шкала ценностей, имеющих смысложизненное значение, отражает саму историю становления и эволюции человеческой цивилизации, поскольку на этой шкале время от времени появляются новые, более высокие отметки, «риски». Начинается эта шкала с отметок, которые соответствуют ценностям «словесных зверей», по образному и точному выражению псковского летописца. Ниже этих отметок нет ценностей, нет человека, нет и смысла жизни.

Я не случайно назвал общечеловеческую шкалу смысложизненных ценностей воображаемой, но существующей. Действительно, эта шкала не линейка, которую можно «приложить» к человеку, к его жизни. К счастью, такой «прокрустовой» линейки человечество еще не изобрело и не дай бог, если изобретет.

Здесь важны не миллиметры отсчета, а принципиальное признание того факта, что в обществе существует определенная иерархия ценностей, причем людей всегда привлекали поиски высших ценностей жизни. Под решением проблемы смысла жизни чаще всего подразумевалось открытие и обоснование таких ценностей, под них создавались мощные философские и религиозные учения.

У Платона это учение о безусловном благе; у Аристотеля – этика добродетелей, к которым он причислял мудрость, рассудительность, мужество, справедливость; у Августина Аврелия – учение о божественной благодати; у И.Канта – этика долга (учение о моральных максимах); у Н. Бердяева – философия любви; в современной философии – этика ответственности и т.д.

Есть и другие, не столь определенные и обоснованные, но не менее интересные решения проблемы высших ценностей и смысла жизни. Так, известный гуманист А.

Швейцер выдвинул тезис, противоположный декартовоскому – «я мыслю, следовательно, существую»: «я – жизнь, которая хочет жить среди жизни, которая хочет жить», из которого он вывел свой основной этический принцип – «благоговение перед жизнью». То, что я называю «шкалой ценностей», является шкалой сравнений, т.е.

продуктом мыслительной деятельности людей, это относится и к высшим смысложизненным ценностям. Вопрос можно поставить так: имеют ли высшие смысложизненные ценности объективное содержание, или они от начала до конца – плод воображения гениальных мыслителей ? Мы, по сути, уже ответили на этот вопрос: объективным содержанием высших смысложизненных ценностей является такая деятельность человека, которая совпадает с созидательными тенденциями в человеческом обществе.

Чрезвычайная многогранность такой деятельности не может не порождать многообразие ответов на вопрос о высших ценностях жизни, которые, как их ни формулируй, не в состоянии вместить в себя всю созидательную деятельность без остатка.

В эту проблему прибавляет сложности и то обстоятельство, что между созидательными и разрушительными тенденциями существует определенная диалектика взаимоотношений: созидание связано с разрушением, а разрушение – с созиданием. Отсюда неизбежная связь добра со злом, блага с не-благом и т.д.

Однополюсной мир ценностей так же невозможен, как однополюсной магнит. Это не значит, что добро и зло, благо и не-благо и т. д. являются однопорядковыми ценностями с противоположным знаком.

Созидание всегда требует больших усилий, чем разрушение; соответственно, добро и благо являются в волевом отношении более труднодостижимыми ценностями, чем зло и не-благо.

Источник: Петров Г.В.. Философия смысла жизни. Псков. ПГПИ. – 80 стр.. 2002

Источник: https://bookucheba.com/problemyi-filosofii/shkala-tsennostey-4289.html

Шкала ценностей. – Психолог – медиаплатформа МирТесен

§33. Шкала ценностей.

 Шкала ценностей.

Шкала конечно у каждого своя, но можно привести некоторые общие понятия.

В жизни различные предметы обладают различной информационной емкостью. Для примера: в 4 страницы текста можно вместить больше информации, чем в одну. Это не подлежит сомнению так же и простой мячик или кубик содержит меньше информации, чем мотор автомобиля.

По уже знакомому нам компьютеру мы видим, что для составления понятия о шарике достаточно одной фотографии, а для составления понятия о работе двигателя одной фотографией не отделаешься.  Самая минимальная емкость информации у простых неподвижных предметов.

Достаточно бывает одной фотографии. Если пойдем дальше, то увидим, что есть и двигающиеся, ну, например, животные, и чтобы записать эти движения недостаточно фотографии – уже нужен микрофильм. А  микрофильм  занимает на порядок больше места, чем фотография.

И, наконец, много микрофильмов больше, чем один микрофильм.

Итак, в жизни, есть вещи, обладающие разной информационной емкостью. Перечислим в порядке их возрастания: неподвижные предметы, двигающиеся объекты или животные и птицы и, наконец, человек со всеми его действиями  и поступками.

 Ясно, что самое большое место в нашей жизни занимают люди. И естественно, потеря любого, даже очень нужного инструмента, нас огорчит меньше, чем, потеря скажем любимой кошки.

Вот отсюда и составляется настоящая шкала ценностей, а не кажущаяся, привычная нам и не совсем правильная,  которой, однако, мы постоянно пользуемся.

Неправильность обычных понятий ценности получается из-за особенностей обработки информации мозгом –  а именно – наличия систем огромной параллельной обработки информации. Мозг обрабатывает объекты и явления большой информационной емкости с такой же скоростью, как и малой.

Поэтому мы сразу и не можем определить, что же для нас важнее. Как уже говорилось, мы реагируем, скажем, на неправильную чистку картофеля партнером так же сильно, как и на его неправильное с вашей точки зрения поведение в жизни, хотя второе гораздо важнее.

Ну, а теперь собственно шкала. Начнем ее снизу – с малых по размеру вещей и до самых больших.

  1. Повседневные дела – это умение делать какую – либо работу. Это умение делать какую – либо работу так, как он привык, а не иначе. Это малые по размерам «файлы». И изменить их достаточно просто. Конечно, хочется, чтобы партнер  делал, как вы привыкли, но ничего страшного, можно и так как он, лишь бы дело было сделано качественно. Вы можете доказывать, что ваш метод лучше, но если партнер никак не хочет, то можно тут же и отказаться от своего намерения. Пускай сделает как может. Это не так важно, как кажется. Вы  сами это почувствуете. 70% процентов споров в семьях именно об этом. Эти 70% можно сразу убрать. И проблемы с тем, что не туда ставит туфли или вешает полотенце, перестанут занимать ваше время. Если только вы поймете, что это  – мелочи.  И вы можете составить себе список таких мелких проблем, от решения которых можно отказаться из-за их незначительности.
  2. Привычки и поступки  по отношению к окружающим людям. Это категория более информационно – емкая. Изменять такие вещи гораздо труднее.  Здесь нужно иметь больше терпения, так как  на  перестройку одной привычки в отношениях  нужно больше времени. К таким привычкам можно отнести такие, как: привычка грубить, нежелание выслушать партнера, отвечать  агрессией и другие. Хозяину таких недостатков желательно всегда держать наготове «тормоз», то есть длительное время контролировать себя, пока не обретет новую, более полезную  привычку. И надо знать, что единичные привычки можно исправить. Также можно честно составить список таких привычек.
  3. Манеры поведения. Еще более емкие по содержанию информации объекты. Еще большая часть мозга участвует в их создании. Они основаны на характере, то есть на множестве привычек  и вытекают из них. Как уже говорилось – основу, то есть характер поменять очень тяжело. Однако и здесь есть выход. Если мы не можем поменять наши чувства, обуславливающие наш характер, то можно изменить хотя бы внешние проявления. Тогда на место, например, манеры злиться и досадовать на все должна прийти манера хотя бы временного спокойствия. Опять же хозяину таких манер нужно долго контролировать себя при первых же проявлениях злости, пока не привыкнет хотя бы к внешнему, проявлению спокойствия. И буйство чувств, подогреваемое старой манерой, постепенно пойдет на убыль, особенно когда он увидит первые результаты такого подхода. Итак, не имея возможности поменять чувства, мы можем перестраивать их работу с помощью искусственной, даже у кого – то «срисованной» но другой манерой поведения.
  4. Характер – самое емкое понятие. Характер обеспечивается фактически всем объемом мозга. Так что изменить характер равносильно тому, как изменить весь мозг. Стереть то, что записывалось на протяжении всей жизни и поместить туда новую информацию – это даже теоретически потребует еще столько же времени, да и то если бы умели это делать. Так что к нему приходится относиться почти так же, как к данным природой физическим возможностям. Какой есть, такой и есть. Обычно люди могут поменять характер, образно говоря, процентов на 10-15 в течение всей жизни. Это обусловлено большим объемом «файлов», нуждающихся в замене, а также тем, что люди пытаются менять характер целиком,  и естественно запутываются во всем разнообразии проявлений своего же характера. Получается так: дал обещание измениться, сделал все, что мог и через неделю или две стал опять таким же как был, ни больше, ни меньше. Менять характер целиком невозможно. Лучше менять его по частям, а именно отдельные поступки и манеры поведения – это гораздо меньшие объемы информации, записанные в голове. И тогда потихоньку начнет меняться и сам характер. Если нужно привить себе аккуратность, то начинать с мелких привычек и поступков, например, начать ставить обувь в одно и тоже место. И только когда привыкнешь – то тогда можно браться за следующее, чтобы не упасть от огромной ноши неподъемной задачи. Менять характер – об этой фразе надо забыть. Она неподъемна. Поэтому все упреки, наподобие «мерзавец», «сволочь», «ничего не умеешь», «когда ты научишься» не приводят ни к чему, кроме ответных упреков. Займитесь лучше избавлением только от одной, самой вредной привычки. 

Источник: https://psiholog.mirtesen.ru/blog/43985688620/SHkala-tsennostey.

Шкала ценностей человека

§33. Шкала ценностей.

Шкала ценностей человека стержень его личности. Мы характеризуем человека как личность (а не просто индивида) в зависимости от того, на какие ценности он ориентируется и совпадают ли выбранные им ценности

с теми, которые общество признает в числе наиважнейших. Прежде всего это этические и религиозные ценности: патриотизм, справедливость, альтру­изм, ненасилие и т.п. Они занимают верхнюю часть шкалы общественных ценностей. Человека, у которого на шкале индивидуальных ценностей верх­нюю часть занимают те же самые ценности, мы с полным правом называем личностью (рис. 18).

Ценностей нет у животных, и практически они отсутствуют у младенца. Стало быть, они биологически не наследуемы. Они приобретаются в обще­стве — в ходе социализации. Растет человек, формируется его система цен­ностей. Развитая система ценностей — результат правильной социализации, а не ее предпосылка.

Когда мы увязывали ценности с потребностями, мы выявили лишь один аспект проблемы. На самом деле они гораздо глубже. Ценности

отражают не просто дефицит, нужду че­ловека в чем-либо, но и процесс социаль­ного сравнения.

Как, например, объяснить тот парадокс, который удалось установить одесским со­циологам: удовлетворенность зарплатой не зависит от среднего дохода, но зато зависит от того, сколько получают другие, «такие же работники»?

По-видимому, этот парадокс открыва­ет нам новую грань сознания — ценностно ориентированную. Люди не просто ощу­щают свои потребности, но и осознают их, а осознавая, сравнивают себя с други­ми. Оценка себя в сравнении с другими — прежде всего стоящими на одной соци­ альной ступеньке, т.е.

«такими же, как они» — выражает стремление к самореа­лизации и самоутверждению. Последние, рассмотренные в качестве мотивов (осоз­ нанных намерений), суть также стремле­ния к социальному признанию и одобрению, стремления к достижению и успеху.

Мы вновь столкнулись с высшими потребностями Маслоу в самореализации, а они раскрывают специфи­ку личности.

Если две системы ценностей — индивидуальная и общественная — в зре­лой личности совпадают, то ценности сами по себе можно рассматривать как открытые окна, через которые в наш внутренний мир проникает внешний мир культуры. Ценности — не только механизм, но и результат социально­го сравнения, способ упорядочивания элементов культуры.

Человеческая культура базируется на том, что идеи, нормы, обычаи, пра­вила и даже материальные памятники не навалены хаотическим образом, а строго упорядочены. Иначе говоря, одни из них предпочитаются другим. Без определения нет ранжирования, упорядочивания ценностей по степени важности.

Предпочтение — это субъективный процесс распределения по приори­тетности социальных благ. Когда у мужчин появляется достаточно много денег, то они, планируя трату, расставляют приоритеты: к примеру, детей отправить в престижную школу, жене купить стиральную машину, а любов­нице украшения.

Если бы человек, подобно муравью, был запрограммирован природой, у него никогда не появились бы ценности. С другой стороны, если бы он был запрограммирован обществом, наподобие «нумеров» в романе-антиуто­пии Е. Замятина «Мы», то у него сформировалась бы одномерная шкала ценностей.

Общество все спланировало и расставило по местам, иначе го­воря, провело процесс оценивания вместо него: приоритетными оказались бы коллективные ценности, неприоритетными — индивидуальные. Пове­дение человека в такой ситуации легко прогнозируется.

Он не колеблется в своем выборе и в своих действиях потому, что свободы выбора его как раз лишили.

В нормальном обществе с нормальными гражданами шкала индиви­дуальных ценностей жестко не закреплена.

Это значит, что ценности по­стоянно переходят с одного уровня на другой, что на одном уровне мо­жет находиться сразу несколько альтернативных ценностей.

Это много­мерная шкала индивидуальных ценностей, соответствующих свободе выбора, предоставляемой открытым, демократическим обществом. В ос­нове иерархии ценностей лежит выбор или предпочтение одних ценно­стей другим.

Когда иерархия ценности человека совпадает с общественной шкалой, появляются уверенность и уважение к себе, чувство того, что человек жи­вет и поступает правильно. Общественные ценности — добра, справедли­вости, честности, героизма, патриотизма — выступают по отношению к отдельно взятому человеку как некие идеалы, к которым он стремится в своей жизни, или эталоны поведения.

Источник: https://studopedia.su/18_77738_shkala-tsennostey-cheloveka.html

Book for ucheba
Добавить комментарий