§4. Смысл и смысловой образ.

Философия смысла жизни (Петров Г.В.)

§4. Смысл и смысловой образ.

Философия смысла жизни (Петров Г.В.)
   Проблема смысла жизни представляет собой одну из центральных проблем философии. В книге кандидата философских наук Г.В.Петрова эта проблема анализируется в системе важнейших философских категорий, таких как бытие, идеальное, ценность и др. Аргументированность выводов исследования автор сочетает с популярностью изложения.   Книга рассчитана на широкий круг читателей, интересующихся философией, прежде всего, учащихся старших классов, учителей, студентов и преподавателей институтов.Смысл жизни как феномен человека и философская проблема  3ВВЕДЕНИЕ  8§1. Парадокс проблемы смысла жизни.  8§2. Опасные вопросы.  10§3. Смысловые полюса мира.  11Глава I. СМЫСЛ БЫТИЯ.§4. Смысл и смысловой образ.  13§5. Смысловой «солипсизм».  14§6. Отношения типа «часть – целое».  15§7. Смысловые и несмысловые модели мира.  18§8. Артефакты первого рода.  20§9. Рукотворная деятельность человека.  24§10. Артефакты второго рода.  25§11. Артефакты науки.  27§12. Смысловой мир человека.  28Глава 2. ИДЕАЛЬНЫЙ МИР ЧЕЛОВЕКА.§13. «Скелет» души.  29§14. Центр смыслового мира.  30§15. Индивид и субъект.  31§16. Личность 32§17. Идеальная реальность личности.  34§18. Разум во Вселенной 35§19. Субъект преобразования мира.  36§20. «Паутинные системы».  38§21. Нетождественность личностей.  39§22. Тождественность «Я» самому себе.  41Глава 3. ФЕНОМЕН СМЫСЛА ЖИЗНИ.§23. Смысловой образ жизни.  42§24. Единственность жизни.  43§25. Ценность жизни.  45§26. Историческая реальность.  46§27. Смысложизненные ценности.  47§28. Актуальный смысл жизни.  49§29. Аксиоматический метод.  50§30. Существование человечества.  52§31. Транспозиция в будущее.  55§32. Объективная оценка смысла жизни.  57§33. Шкала ценностей.  60Глава 4. СУЩНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА.§34. Бытие и небытие человека.  62§35. Понятия «жизнь» и «смысл жизни».  64§36. Жизнь как «не-смерть».  66§37. Идеал человека.  68§38. Полнота жизни.  69§39. Модели сущности человека.  71ЛИТЕРАТУРАФормат: PDFЯзык: РусскийСкачать учебникФилософия смысла жизни (Петров Г.В.)

 

Учебники по философии

Скачать: Учебники по философии. Учебные пособия, лекции, доклады.

Page 3

Учебники по философии

Скачать: Учебники по философии. Учебные пособия, лекции, доклады.

Page 4

Учебники по культурологии

Скачать: Учебники по культурологии. Учебные пособия, лекции, доклады.

Page 5

Учебники по коммерческой деятельности

Скачать: Учебники по коммерческой деятельности. Учебные пособия, лекции, доклады.

Page 6

Учебники по бюджетной системе

Скачать: Учебники по бюджетной системе. Учебные пособия, лекции, доклады.

Page 7

Учебники по педагогике

Скачать: Учебники по педагогике. Учебные пособия, лекции, доклады.

Page 8

Учебники по региональной экономике

Скачать: Учебники по региональной экономике. Учебные пособия, лекции, доклады.

Page 9

Учебники по бизнес-планированию

Скачать: Учебники по бизнес-планированию. Учебные пособия, лекции, доклады.

Page 10

Учебники по аудиту

Скачать: Учебники по аудиту. Учебные пособия, лекции, доклады.

Page 11

Учебники по банковскому делу

Скачать: Учебники по банковскому делу. Учебные пособия, лекции, доклады.

Page 12

Учебники по бухгалтерскому учёту

Скачать: Учебники по бухгалтерскому учёту. Учебные пособия, лекции, доклады.

Page 13

Учебники по инвестированию

Скачать: Учебники по инвестированию. Учебные пособия, лекции, доклады.

Page 14

Учебники по маркетингу

Скачать: Учебники по маркетингу. Учебные пособия, лекции, доклады.

Page 15

Учебники по истории

Скачать: Учебники по истории. Учебные пособия, лекции, доклады.

Page 16

Учебники по астрономии

Скачать: Учебники по астрономии. Учебные пособия, лекции, доклады.

Page 17

Учебники по анатомии и физиологии

Скачать: Учебники по анатомии и физиологии. Учебные пособия, лекции, доклады.

Page 18

Учебники по биологии

Скачать: Учебники по биологии. Учебные пособия, лекции, доклады.

Page 19

Учебники по журналистике

Скачать: Учебники по журналистике. Учебные пособия, лекции, доклады.

0

Учебники по биофизике

Скачать: Учебники по биофизике. Учебные пособия, лекции, доклады.

1

Учебники по биохимии

Скачать: Учебники по биохимии. Учебные пособия, лекции, доклады.

2

Учебники по военному делу

Скачать: Учебники по военному делу. Учебные пособия, лекции, доклады.

3

Учебники по географии

Скачать: Учебники по географии. Учебные пособия, лекции, доклады.

4

Учебники по демографии

Скачать: Учебники по демографии. Учебные пособия, лекции, доклады.

5

Учебники по зоологии

Скачать: Учебники по зоологии. Учебные пособия, лекции, доклады.

6

Учебники по медицине

Скачать: Учебники по медицине. Учебные пособия, лекции, доклады.

Источник: https://studentam.net/content/view/268/25/

Метафизический смысл понятия «образ». Богословская перспектива

§4. Смысл и смысловой образ.

Доклад на конференции Института богословия и философии: «Икона, религиозная живопись и христианская тема в искусстве», май 2004г.

Понятие «образ» неоднозначно по смыслу, его можно рассматривать в трех аспектах: первый — повседневное использование данного понятия, второй — его смыслы, выявленные в истории философии, и, наконец, третий, — его сущность.

Феофан Грек. 1378 г. Фрагмент фрески «Пантократор» в куполе. Церковь Спаса Преображения на Ильине улице, Великий Новгород.

Для повседневного использования понятия является характерным то, что его несущественные, вторичные смыслы начинают восприниматься как сущностные. Этот процесс деградации смыслов обнаруживает себя в изменении понятия слова во времени. Любое слово имеет свою семантическую историю.

Древние языки, используемые на протяжении тысячи лет, наиболее наглядно показывают, что любое понятие раскрывает не просто определенный смысл, а некоторую проекцию смыслового поля. Слово проходит целый круг смыслов, утверждающих и отрицающих духовные основания.

Когда мы рассматриваем понятие «образ», мы с необходимостью должны констатировать, что и оно не избежало расхождений в смыслах. Понятие «образ» разложилось на два несвязанных между собой значения, которые стали словообразующими основаниями.

Слова, возникшие из ограниченных смыслов, уводят человека от истинной полноты понятия «образ».

В языке утвердилось два следующих узконаправленных значения:

1. Взгляд на образ как на некое умозрительное представление чего-либо, например предметов.

2. Восприятие идеального представления о чем-то, ком-то.

Оба этих смысла идут к нам еще от античности, для которой характерно отделение предмета от его образа.

В первом значении понятие «образ» разумеет то, через что запоминается предмет. Считается, что объект непосредственно задается человеку через восприятие, а воображение непосредственно дает не сам объект, а его образ, т. е. воображение связывает меня с объектом через посредство образа.

Это и есть повседневная установка сознания: получается, что сознание имеет дело с двумя классами объектов: с реальными пространственными и с психическими, т.е. с образами. Эта установка сознания настолько считается чем-то само собой разумеющимся, что слово «воображение» производят от слова «образ».

Также многие другие слова, корнем которых является слово «образ», несут в себе печать этого повседневного понимания.

Пересмотр основ понимания помогает понять, что вышеописанное удвоение объектов идет «от лукавого».

Сошлемся на один из примеров повседневного восприятия предмета: «Допустим, что я стою во дворе Мраморного дворца в Санкт-Петербурге и любуюсь памятником Александру III работы Павла Трубецкого.

По приходе домой я начинаю думать об этом памятнике; он возникает в моем воображении во всех деталях. Это тот же самый объект, который я видел незадолго до этого во дворе Мраморного дворца, только теперь он дан мне другим способом. Это никакой не «образ»,а тот же самый объект» [1].

Получается, что воспринимаем мы всегда одно и то же — объекты, которые нам даны в обращении нашего сознания на них. Мы воспринимаем то, что мы можем воспринимать, и в том виде, в каком объект может нами мыслиться в направленности сознания на предмет.

Второй аспект значения слова формирует параллельный данному миру вещей мир идеальный. Образ выносится за пределы нашего восприятия чувствами.

Образ вещи оказывается не в нас воспринимающих и не принадлежит собственно самой вещи, а относится к миру идеальных конструкций. Это представление повлекло за собой изменения в повседневном понимании понятия «образ».

Образ стал осознаваться как нечто недоступное человеку, как некий идеал, который невозможно постичь, — недостижимый, но желанный.

В повседневном понимании фиксируются данные вторичные смыслы понятия «образ» в двух противоположных вариантах: в первом случае образ воспринимается как память о предмете, во втором образ направляет человека к должному и желанному.

Второй случай оказывается также словообразующим: появляются такие слова, как «образование», «таким образом», «здоровый образ жизни» и многие другие, которые предполагают некоторое завершенное состояние вещи в идеале.

В историческом ракурсе оба этих неполноценных взгляда на понятие «образ» привели к невозможности воспринимать духовный смысл Образа Божьего. В первом случае Он стал отождествляться с субъектом, а икона стала только предметом произведения искусства. Во втором Образ Божий представился как идеал человека, к которому следует стремиться.

В этом случае считается, что, если человек не соответствует идеалу, то он перестает соотноситься с Образом, а в некоторых случаях перестает считаться человеком. В этом случае человек перестает быть объектом Божией Милости, а икона тут же становится предметом иконоборчества.

Несомненно, нам следует отойти от обоих вторичных смыслов понятия «образ», чтобы сформулировать истинно духовное, сущностное понимание слова.

Чтобы перейти к сущностным основам понятия, нам требуется пройти путь декартовского сомнения, утверждения неоспоримых основ мышления и, наконец, осознать сущность кантовского понятия «вещи в себе», совершить изменение ума, «коперниканский переворот», а затем предстоит утвердиться и удержаться в этом обновленном для разума состоянии.

Философ всегда пытается решить проблему через соединение разделенных образов мира в сознании человека.

Декарт делает три поступательных шага, необходимых для рационального осмысления проблемы: он ставит вопрос о необходимости предварительного сомнения в том, что мы привыкли считать заведомо истинным, определяет вещи, остающиеся для разумного человека несомненными, и, наконец, возвращает все, что человек сознавал непосредственно истинным, на определенное место, но не в сущностных, а во вторичных смыслах.

В истории философии большое внимание обращалось на выделение из всего разнообразия существующего в представлении человека того, что всегда сохраняет свою несомненность. Для разумного человека всегда первичнее целостность собственного сознания, которая включает в себя все, что угодно, о чем только может помыслить человек.

Но «Cogito ergo sum» Декарта определяет существующим мыслящего человека не тогда, когда он направлен в своем сознании на объекты, а тогда, когда он фиксирует в себе себя мыслящего. Это есть такая целостность, которая остается после того, как человек убирает, выводит за рамки, редуцирует, все, что он мыслил, показывая мышлению самое себя.

Именно такая работа в рамках понимания необходима первоначально, чтобы вывести из границ осознаваемой целостности все, что не относится к несомненной данности. Однако любой человек сталкивается в процессе выхода к абсолютно для него несомненному с тем, что в нем это несомненное существует, но его невозможно вытащить к осознанию.

И здесь только и можно последовать за Декартом: выразить надежду и уверенность, что Бог не обманывает нас и то, что для нас является несомненным, таковым и является.

Таким образом, через неоспоримую веру в то, что Бог не обманывает, человек способен возвратиться к тому, во что он верил до радикального сомнения, однако возвращенные смыслы уже будут сохранять вторичность, ибо первична была есть и будет непосредственная встреча с Богом, а значит, человек непосредственно выходит к понятию «образа Божьего» в себе. Понятие «образ» в духовном смысле обозначает именно «Образ Божий». Однако это понятие также оказывается искаженным повседневным пониманием.

Понятие «образ Божий» часто формулируется в трех аспектах: первый имеет в виду, что человек при любых условиях является образом Божиим, во втором образ Божий отождествляется с каким-то определенным внешним поведением человека, а в третьем образ предполагается тем, к чему человек стремится, но чего не может достичь.

И хотя образ Божий открывается нам именно в этих аспектах, мы должны понимать, что это есть вторичные смыслы понятия «образа Божиего», которые характеризуют состояние человека после грехопадения. После грехопадения человек перестал узнавать Божий Образ в себе, он не потерял Его, но утратил способность воспринимать его как прежде в Эдеме.

Из-за невозможности узнавания Образа Божьего, из-за того что человек примешивает к нему непозволительные представления, фиксируя его то в одном, то в другом внешнем выражении, разумный человек вынужден признать, что прямого пути к постижению духовных смыслов уже нет.

Человеку остается только один путь возврата духовного сущностного смысла понятия «образ», следует рационально рассмотреть возможности изменения ума для различения вторичных и сущностных смыслов.

Обнаружение противоречия в использовании понятий не позволяет нам исправить привнесенное искажение.

Мы с необходимостью вынуждены обратиться к философскому способу мышления, который показывает нам особую роль разума в человеческой жизнедеятельности.

Выше мы обратились к методу рассуждения Рене Декарта, теперь же рассмотрев основные моменты познания в осмыслении Эммануила Канта, попытаемся найти рациональные выходы к рассмотрению религиозных смыслов понятия «образ Божий».

Коперник достиг большого успеха, когда предположил, что движутся не планеты и звезды, а наблюдатель. Кант проделал то же самое в метафизике. Он утвердил мысль о том, что вещь, которую мы воспринимаем, представляется нам такой, какой она может быть нами воспринята.

Он определенно доказал, что существует такая вещь, «вещь в себе или вещь сама по себе», которую мы не воспринимаем, а следовательно, не можем и познать. «… Предметы опыта никогда не даны сами по себе: они даны только в опыте и помимо него вовсе не существуют . . .

утверждать, что явление существует само по себе, безотносительно к нашим чувствам и возможному опыту, можно … в том случае, если бы речь шла о вещи самой по себе». [2] Кант отмечал, что нельзя без противоречия мыслить будто приобретенное нашим опытом знание сообразуется с предметами, как вещами самими по себе.

Поэтому безусловное должно находиться не в вещах, поскольку мы их знаем (насколько они нам даны), а в вещах, поскольку мы их не знаем (в вещах самих по себе). Говоря иначе, вещь представляется нам такой, какой мы ее можем воспринять, естественно, что все, что не входит в наше восприятие нами не воспринимается.

Получается, что воспринимаемый объект остается для человека нераскрытым в полном смысле этого слова, а во взгляде на вещь выявляются только способности самого наблюдающего. Поэтому человеку, чтобы воспринять вещь в ее полноте, следует обратиться не к внешнему восприятию вещи, а к умозрительному восприятию того «безусловного», что заложено Богом в эту вещь.

https://www.youtube.com/watch?v=a1gDRX65OQs

Для человека, не сведущего в философии, это путь к нецерковной мистике, теософии, эзотерике. Однако указанные способы являются попыткой воспринять «вещь саму по себе» все так же, своими человеческими способностями, которым это никак не дано.

Познание, основанное на непосредственном восприятии вещи, остается неполным, вторичным, дает выводы, которые имеют основания только в очень ограниченном пространстве отношений с данной вещью, более того, имеются и совершенно ложные попытки познания вещи, в которых происходит разрушение личности, ее овеществление.

«Вещь в себе» раскрывает новое отношение к познаваемому, она учит человека выстраивать свои отношения к неизвестному, непостижимому, сокровенному.

Отношение к «вещи в себе» может быть разным: ее существование можно отрицать, и тогда для человека из познания исключаются вещь и он сам как некоторая «потаенность», человек ограничивает все свои отношения с вещью и людьми функциональностью, полезностью, и наоборот, когда понятие «вещи в себе» для человека существенно, тогда человек выходит к сущностному пониманию. Тогда познаваемое становится для человека не просто объектом, данным для познания, а тем, что относит человека к его Творцу.

В век функциональной рациональности признание ограниченности познания воспринималось и воспринимается как попытка подвергнуть сомнению возможности разума и разрушить рациональные основания.

Однако легко показать, что кантовская «вещь в себе» не только не подтачивает рациональные позиции, а наоборот закрепляет их еще более основательно, показывая, однако, границы, в которых разуму необходимо себя удерживать.

Рационалисты напрасно опровергают «вещь в себе», опасаясь, что разум посадят в клетку. Границ, которые фиксирует «вещь в себе», для разума не существует, ибо «вещь в себе» не может ограничивать разум, поскольку сама «вещь в себе» разуму не доступна.

Ограничение, которое фиксирует «вещь в себе», оказывается иного порядка. «Вещь в себе» как совершенно непознаваемая, позволяет человеку выстраивать отношения не только с познаваемым, но и с непознаваемым.

«Вещь в себе», будучи непознаваемой, отнюдь не ведет к агностическим, скептическим выводам, так как, повторюсь, она вступает с разумом в совершенно особые отношения.

Через осознание потаенного, сокровенного и непознаваемого разум обретает новые, не открывающиеся в других условиях, возможности.

Разум выстраивает отношение с трансцендентным, выходящим за пределы возможного опыта и недоступным теоретическому познанию, обретая новые формы познания, но никак не ограничивая его.

Здесь важно подчеркнуть значимость для нас кантовской «вещи в себе»: через признание за вещью скрытости своей сущности, сокровенности человек производит переворот в разуме.

Отныне человек преодолевает эгоцентризм, маниакальную устремленность к всезнайству и утверждение себя центром и источником всего. Он открывает «потаенное» как неотъемлемое качество вещи наряду с её познаваемостью.

Этот переворот похож на коперниковский, преодолевающий Геоцентризм [3].

Вернемся к рассмотрению понятия «образ». Итак, мы выделили противоположные вторичные значения понятий «образ» и «образ Божий».

Отсутствие единства в их восприятии объясняется именно тем, что человек не предполагает наличие «вещи в себе», некоторой непознаваемой области в познаваемом.

Так, в 20 веке выражением отрицания «вещи в себе» стала в философии дихотомия материализма и идеализма, которые объединяются в одном общем моменте: они оба не воспринимают образ как некоторую «потаенность», а выражают необходимость человеку познать все без остатка.

Чтобы преодолеть разрушительную тенденцию в таком освоении мира, следует вернуться к принятию «вещи в себе» как метафизическому синониму понятия личности.

Это изменит не только отношение к вещи, но и к человеку, в котором, кроме его биохимического состава, откроется образ Божий, неоткрытый разуму, но являющий себя во всей полноте.

Когда это случится, тогда понятию «образ» вернутся его сокровенные смыслы, присущие Божественному домостроительству. Для человека существенной станет истина Боговоплощения, которая раскрывает образ Божий в подобии человека Господу, Богу Нашему, Иисусу Христу.

А для разума откроется скрытый смысл Откровения в его открытости Богу. Феофан Затворник писал, что душа — это существо духовное, она есть самостоятельная особая личность, нормальное состояние которой есть жизнь в общении с Богом.

В пространстве личности «Я» становится образом Божиим, а то, другое «Я», которое грешное, ограниченное, начинает умаляться. Личность сознает себя не иначе, чем «Я» грешное, но каждый ее шаг в постижении совершенства Бога есть сотворчество Творцу.

Личность есть преображенная душа в Духе: такое «Я», которое добровольно принимает на себя Волю Божию.

И когда воля «Я» соединяется с Волей Божией, обнаруживается синергия двух личностных планов бытия: личности, относящейся к индивидуальному бытию «Я», и личности как Троичного бытия Бога.

Тогда личность, по словам святителя Григория Нисского, способна выражать и выполнять свой первообраз целиком, достигает предела совпадения обоих планов, становится тем, что сразу оказывается и веществом, и идеальным первообразом. Такое совпадение есть осуществление личности в подлинном ее смысле.

Итак, в качестве заключения необходимо отметить, что несмотря на оперирование в языке вторичными смыслами понятий, мы не должны забывать об их первичном сущностном смысле. Для открытия его в своем уме мы должны преодолеть ограниченность их использования.

Так «εΐκών» по-гречески означает «образ, изображение, подобие, образ мысленный, представление о ком-либо» [4]. Взаимосвязь образа с изображением ограничивает для нас понимание того, что образ в свете сущностного понимания, по Иоанну Дамаскину, есть выявление и показ скрытого.

Мы с необходимостью должны образовать в нашем уме область для духовного содержания понятий.

Как пишет святитель Григорий Нисский:« … Всем равно дарован ум, все имеют способность размышлять наперед, обдумывать и все прочее, чем изображается Божественное Естество в созданном по образу Его» [5].

Журнал «Начало» №13, 2003-2004 г.

[1] Слинин Я.А. Трансцендентальный субъект. СПб, Наука, 2001. С. 89.
[2] Кант И. Критика чистого разума. М., Мысль, 1994. С. 307. [3] Согласно геоцентрической системе мира, планеты, Солнце и другие небесные светила обращаются вокруг Земли по орбитам, представляющим сложное сочетание круговых орбит. Геоцентрическую систему мира сменила гелиоцентрическая система мира.
[4] А.Д. Вейсман.

Греческо-русский словарь. М., 1991.
[5] Святитель Григорий Нисский. Человек есть Образ Божий. Храм Космы и Дамиана на Маросейке в Москве, М.,1995, С. 26.

, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: https://slovo-bogoslova.ru/theology/metafizicheskiy-smysl-ponyatiya-obraz/

СМЫСЛ

§4. Смысл и смысловой образ.

К началу

Смыслы и жизнь

Последовательность

Смысловой геном

Идеальное мышление и движение

Высшие смыслы

Учитель и ученик

Комментирование смыслов

Смысл и Замысел

Заключение

4.1.1

Введение

Исчерпывающий ответ на вопрос “что такое смысл?” неизвестен, хотя существование этого феномена не вызывает сомнения. Вся наша деятельность, да и сама жизнь, есть развернутый смыслов. В трактате много говорится о поведении. Смысл поведения имеет этическое содержание.

4.1.2

Смыслы и жизнь

Объективный идеализм рассматривает идеи и смыслы как нечто априори данное, не зависящее от людей. Но кто же автор их, если не человек, – конечно, Бог. Однако в варианте идеализма, который утверждает неучастие Бога в делах материальных, невозможно приписать Богу авторство всех идей.

Остается предполагать Его участие лишь в созидании духовных смыслов – тех, которые регламентируют отношения и поступки разумных монад. Идеи и смыслы вещей сами по себе (до появления разумных монад) в мире не существуют, а смыслы поведения – существуют. Мы говорим: “смыслы изначально рождены Абсолютом”.

О чем они? К чему относятся? Что в них? Мой ответ: Смыслы отражают жизнь разума и относятся к взаимоотношениям и поступкам, к поведению в общении. Никаких иных, специфически материальных, “физических”, природных смыслов априори не существует.

Человек, не задумываясь, привлекает смыслы поведения к материи, и все модели его по сути живые, даже антропоморфные. Фетишизация, идеализация вещей питается подспудным желанием превратить в куклы и оживить предметы этого большого кукольного театра.

Мы запоминаем, потому что переживаем (“дважды два четыре!”), а переживаем, потому что оживляем. Хороший экспериментатор преуспевает в опыте, когда входит “в душу” объекта, будь то человек, бактерия или электрон.

Познавательный процесс нацелен на постижение смысловых иерархий. Когда мы говорим о смысле вещи, то, скорее всего, имеем в виду смысл использования вещи, и таких смыслов может быть несколько. Смысл вещи в общем случае не совпадает со смыслом, который обуславливает сложность вещи (3.1.6).

Итак, все смыслы изначально относятся к области отношений разума. Постижение их есть проникновение во все более тонкие нюансы отношений и расширяющуюся сферу ответственности.

Бесконечная сложность не может быть проявлена в материальных конструкциях. Она проявляется в поведении разумных существ, и смыслы – суть основа их поведения.

Смысл не следует отождествлять с идеей. Идею можно описать, а смысл – нет – только прокомментировать (см. 8.4.7 “Смысл, идея, текст”).

4.1.3

Последовательность

Смысловое движение осуществляется в сознании. Хороший шахматист помнит все свои партии, композитор – симфонии и т.д. Для них идея творения есть идея развития. Проникновение разума в суть явления есть смысловая упорядоченность. Разум во всем находит последовательность, а иначе знание не достигается.

Духовное развитие индивида включает гностическую последовательность “восходящих” смыслов, постигаемых (переживаемых) в состоянии одухотворенности (7.5.2). Прогресс общества увеличивает сложность жизни, номенклатуру обстоятельств, разнообразие содержания разумного взаимодействия.

Однако последовательность “восходящих” смыслов универсальна. Она играет роль “натурального ряда”, негласно присутствующего во всякой упорядоченности.

Образы и понятия обретают привязку к этому ряду, знание окрашивается в позитивный тон этического переживания и становится общедоступным, общепонятным.

4.1.4

Смысловой геном

Гнозис – это в некотором роде правильная (гностическая) смысловая последовательность, а поскольку речь идет о смыслах поведения, то  гнозис – это нравственный закон  – правильное поведение в текущих обстоятельствах. Бытие гнозиса означает, что все в Разуме Абсолюта представлено последовательно и связно.

Существует одна гностическая мировая последовательность, включающая мысли и идеи Абсолюта – Путь Абсолюта. Я называю ее Мировым Геномом, так как она содержит в себе все гностические смыслы поведения мира. Смыслы этой последовательности, реализуемой Царством, я называю мировыми смыслами.

В любой момент времени идеальный мир актуализирует определенный мировой смысл.

Можно говорить о продвинутости, осуществленности идеального движения личностью. “Расстояние”, пройденное вдоль “линии” мирового генома от начальной точки, свидетельствует об успешности труда осмысления, о личном геноме. Построение своего генома личность осуществляет в общении с теми, кто ушел вперед, кто познал больше.

Личности, оказавшиеся в начале слоя (созданные или перешедшие с предыдущего слоя), обретают равные стартовые условия этического развития и смыслового обогащения. Творец и Сам поместил Себя в это начало, предоставив возможность всем двигаться рядом с Собою, в единстве и согласии. Неуместность поступков разрывает гностическое движение в попытке осуществить иную идею.

Личность отыскивает смыслы, не наследуемые гностически. Но где она может их найти? Только на пройденных участках идеального движения. Она возвращается к старым смыслам, и ее хаотические перемещения обретают характер броуновского движения, осуществляемого в пределах личного генома.

Метания возможны и назад, и вперед, но они ограничены тем, что удалось достичь в гностическом восхождении.

4.1.5

Идеальное мышление и движение

Идеальное мышление – это мышление Абсолюта. Человеку, в принципе, известна некоторая начальная часть генома, и он способен к идеальному мышлению.

Но два обстоятельства создают помеху: неуместность его собственных деяний и текущие смыслы падшего мира. Если мы желаем разговора с Богом, нам следует опереться на свое идеальное, и тогда смыслы обретут термы языка общения.

И между собой нам легче, надежнее так договариваться. В этом этическая логика.

В процессе “наращивания” личного генома смыслы актуализируются дискретно. За смыслом А следует смысл В, и “заодно” все промежуточные смыслы из мирового генома между А и В включаются в личный геном индивида.

Это похоже на то, как удлиняя отрезок на некоторую величину, мы привносим в него все точки этого удлинения.

Фактически, индивид во внутреннем “пространстве логики” осуществляет перенос своего внимания в новую смысловую точку, “проглотив” некоторый участок идеального движения.

Что может оправдывать такое смелое перемещение, на какую мудрость оно опирается, что может гарантировать его успех? Любовь –  любовь, соединенная с гнозисом. Поскольку любовь живет в отношениях между личностями, идеальное смысловое движение происходит в общении.

4.1.6

Высшие смыслы

Восхождение в смыслах – это восхождение в чистоте и одухотворенности наших желаний. Если бы мы всегда жили в любви и гнозисе, наш личный геном был бы мировым. Но грех сокращает диапазон идеального мышления. Для того чтобы его расширить, нужно выйти на вершину собственных этических достижений и продолжить восхождение. У каждого своя вершина.

В жизни, по большей части, помыслы наши мечутся в пределах между нулем гнозиса и высшим достижением. Мы шарахаемся во все стороны, прерывая цепь последовательного восхождения.

Положение на вершине отличается от всякого другого добродетельного состояния тем, что только здесь личность соприкасается с Учителем, принимая в откровении новые, неведомые смыслы поведения и надстраивает свой геном.

Различие в высшем достижении знания смыслов задает неравенство личностей, которое никакого отношения не имеет к их устроению (все свойства личности присущи каждой из них, см. 1.2.3 “Личностное начало”). Багаж смыслов личности растет не в одной жизни, не в одном воплощении. Не следует, однако, отождествлять его с багажом идей.

Первый систематичен, целостен; второй хаотичен и отражает степень внимания, которое пришлось уделить идеям общественных эгрегоров.  Поскольку личный геном является лишь недостроенным основанием мирового, нравственное чувство может иметь различные степени развития.

Нравственность, как система гностических смыслов, едина, но не всегда в полной мере ощутима личностью.

Любовь гарантирует идеальное движение, но не гарантирует пребывание в высшей точке личного генома. Последнее достигается особым желанием этого состояния. В высшей точке личность творит истинное добро. С другой стороны, пребывание в высшей точке смыслового “рекорда” без любви не является состоянием одухотворенности.

4.1.7

Учитель и ученик

профессия – учитель. Главный Учитель – Бог. Главное духовное желание разума – обрести учителя. Ибо в этом спасение.

Всякий намеренный уход вниз от высшей точки личного генома есть падение. Когда знающий высшее увлекает себя низшим, это грех. Если же он еще привлекает другую личность, то это зло. Лишь высшая точка – идеальное “место” жизни индивида.

Для нового восхождения нужен учитель; индивид обращается к другой личности, для которой уровень ученика является пройденным. Ученик как бы заставляет учителя спуститься к нему с вершины. В этом случае спуск не является падением (а, по сути, по переживанию, он не является спуском).

Он содержит уважение и любовь к ученику, стремление помочь. Получается так, что позиция ученика активна. Учитель не навязывается, но он приходит по призыву ученика, оставаясь духовно в своей высшей точке. Он приходит лишь в том случае, если и ученик пребывает в своей высшей точке.

Все это так и во взаимоотношениях индивида и Бога. Бог ждет. И это понятно. Не понятно, чего ждем мы.

Преуспевание в собственном духовном образовании есть частная задача спасения, и, если мы помогаем другим, то тем самым способствуем всеобщему спасению. В этом главном мировом деянии можно поставить знак равенства между любовью ученика и любовью учителя.

Наличие в мире процесса перманентного обогащения смыслами говорит о непрерывности Абсолютного Созидания. Нет такой точки, которая могла бы быть названа покоем, равновесием. Есть лишь движение, возглавляемое Богом.

Продолжающийся Божий Промысел заключен в Его Учительстве.

Переживание новизны связано с потрясением. Потрясает истина учителя. Кто может назваться учителем? Ведь не всегда логика убеждает. Истина познается умом и сердцем. Очень неприятно наблюдать притязания на роль учителя людей, движимых тщеславием, навязчивой саморекламой. Знающий скромен и в учителя не набивается.

Индивид станет учителем, когда, став сам учеником, услышит Божье повеление, и когда другие захотят поверить ему. Но и ученики бывают кичливые, лживые, нетактичные. Они спрашивают, не слушая, вопрошают для самоутверждения.

Только любовь – атмосфера учения; вопросы в любви обретают ответы; ответы в любви ложатся на плодородную почву.

Наше обычное состояние далеко от нашего высшего. Мы ждем помощи, хотя еще не вернулись на площадку достигнутой ранее духовной высоты. Желая подсказки, мы ждем знамения. Но возврат к самому себе – процесс не простой, порой мучительный. Высшее может быть разное по смыслу, но одинаковое по нравственному переживанию. Любовь нас роднит и помогает “выровняться в смыслах”.

4.1.8

Комментирование смыслов

Существует лишь две операции со смыслами  – (1) привлечение и (2) комментирование. Всякое разумное деяние – есть акт комментирования, всякая попытка что-либо понять есть акт привлечения смысла. Впервые привлеченный смысл становится актуализированным.

Он известен супервизору личности, и теперь стал еще и (высшей) частью личного генома. Актуализация возникает в учении под воздействием наставника. Дальнейшее привлечение известного смысла осуществляется самостоятельно под влиянием внешних или внутренних процессов.

Смысл этот “извлекается” из личного генома.

Смыслы образуют внутренний мир индивида, и с внешним миром он связан двумя указанными операциями. В них реальное соприкасается с идеальным абсолютным.

Операция привлечения смысла лежит в основе процесса познания. Эта операция может сопровождаться последующей операцией комментирования, когда индивид пытается свое познание оформить в новом действии (в слове, в знаке…). Процессы познания и общения содержат  последовательность чередующихся шагов – “привлечение смысла” и “комментирование смысла”.

Замечание

Любовь и Смысл – главные атрибуты состояния Ресурса всякой монады. Любовь помогает ученику воспринять смыслы учителя, и любовь учителя дарит смыслы. 

Источник: http://chivorepla.narod.ru/sense.htm

Корниенко А.Ф. Общее понятие смысла и механизмы его порождения

§4. Смысл и смысловой образ.

Библиографическая ссылка на статью:
Корниенко А.Ф. Общее понятие смысла и механизмы его порождения // Гуманитарные научные исследования. 2015. № 4. Ч. 3 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2015/04/10719 (дата обращения: 26.03.2019).

Ранее мы уже рассматривали варианты определения сущности смысла применительно к слову и речи [1].

Было показано, что чаще всего смысл определялся как разновидность значения и рассматривался либо как частное значение, приобретаемое словом в контексте речи, либо как обобщенное значение, которое слово приобретает, становясь понятием.

Попытки соотнести смысл с мышлением и мыслью, как это предписывается этимологическим значением слова “смысл”, ограничивались, как правило, отождествлением понятий “смысл” и “мысль”.

Проблема смысла приобретает дополнительную сложность в связи с тем, что слово “значение”, с которым обычно соотносится слово “смысл”, является полисемическим.

Оно соотносится не только со словами “знак” и “обозначение”, но и с такими словами как “значимость” и “назначение”, в связи с чем не только отдельные слова наделяются смыслом, но даже отдельные предметы.

В результате выхолащивается психологическая сущность понятия “смысл”.

Многообразие вариантов соотнесения смысла и значения представлено в работе А.Н. Леонтьева.

Сущность значения и смысла в представлении А.Н. Леонтьева

Отталкиваясь от предложенного Л.С. Выготским различения предметной отнесенности слова и его значения, А.Н. Леонтьев также считал, что “слово как единица человеческой членораздельной речи, во-первых, имеет предметную отнесенность (что составляет специфический признак человеческого слова) и, во-вторых, имеет значение, т. е. является носителем обобщения” [2, с.

68]. Указывал он и на связь значений с представлениями о действительности или чувственными образами. “Чувственные образы, – отмечал А.Н. Леонтьев, – представляют всеобщую форму психического отражения, порождаемого предметной деятельностью субъекта. Однако у человека чувственные образы приобретают новое качество, а именно свою означенность” [Там же, с. 174].

Вместе с тем, А.Н. Леонтьев указывал на необходимость различать “сознаваемое объективное значение и его значение для субъекта” [2, с. 177]. Очевидно, что под “значением для субъекта” понимается значимость. Чтобы избежать удвоения терминов, значение слова “значение”, понимаемое как “значимость”, А.Н.

Леонтьев предложил называть “личностным смыслом” [Там же, с. 178].

 Однако зачем для обозначения значимости объектов и явлений для субъекта использовать термин “смысл” и нагружать слово “смысл” семантическим значением “значимость”, если смысл в соответствие с этимологией этого слова есть нечто, связанное с мыслью? Во-вторых, почему “личностный” смысл, а не “субъективный”, раз речь идет о значимости для субъекта?

Нецелесообразным представляется и соотнесение А.Н. Леонтьевым понятия “смысл” с другим значением слова “значение” – с “назначением”.

Рассматривая игровые действия ребенка с каким-либо предметом, назначение, которое ребенок приписывает предмету и в соответствии с которым он совершает с этим предметом игровые действия, А.Н. Леонтьев также называет смыслом. Не действие с предметом, а сам предмет, согласно А.Н.

 Леонтьеву, приобретает для ребенка “игровой смысл” [Там же, с. 310]. В данном случае смыслом называется не семантическое, а операциональное значение предмета.

В графической форме особенности представлений А.Н. Леонтьева о сущности смысла представлены на рис. 1.

Рисунок 1 – Сущность смысла в представлениях А.Н. Леонтьева

Рассмотрение смысла как разновидности значения представляется нам малопродуктивным. Фактически происходит простое удвоение терминов. Проблема этимологии смысла, согласно которой “смысл” – это нечто, связанное с “мыслью”, по-прежнему оказывается не решенной.

Одна из попыток разобраться в сущности смысла и исследовать психологические механизмы смыслопорождения была предпринята Д.А. Леонтьевым [3].

Сущность смысла и механизмы смыслопорождения в представлении Д.А. Леонтьева

Основная идея, которую Д.А. Леонтьев решил положить в основу исследования сущности и механизмов порождения смысла, состоит в предположении, что разные определения смысла есть не что иное, как своеобразные “частные проекции сложного многомерного объекта – в нашем случае, смысла, – на разные плоскости его рассмотрения” [3, с. 111]. В качестве таких “плоскостей” выделяются следующие:

1) плоскость “объективных отношений между субъектом и миром”. В этой плоскости объекты, явления и события действительности имеют для субъекта жизненное значение и жизненную значимость.

Объекты и явления действительности, обладающие значимостью, Д.А. Леонтьев рассматривает как обладающие для субъекта жизненным смыслом. Тем самым он, как и А.Н.

 Леонтьев, отождествляет смысл с понятием значимости.

2) плоскость “образа мира в сознании субъекта”. Согласно представлениям Д.А.

 Леонтьева, в данной плоскости происходит презентация в сознании субъекта объективных жизненных смыслов, в результате чего они трансформируются в личностные смыслы.

В данном случае под “личностным смыслом” предлагает понимать осознаваемый жизненный смысл и, соответственно, те объекты и явления действительности, значимость которых субъектом осознается.

3) плоскость “неосознаваемых механизмов внутренней регуляции жиз­недеятельности”. Как указывает Д.А.

Леонтьев, “в этой плоскости смыслонесущие жизненные отношения принимают форму смысловых структур личности, образующих целостную систему и обеспечивающих регуляцию жизнедеятельности субъекта в соответствии со специфической смысловой логикой – логикой жизненной необходимости” [3, с. 113]. Таким образом, согласно Д.А. Леонтьеву, жизненные смыслы, выступающие в качестве регуляторов жизнедеятельности субъекта, получают новое наименование и начинают выступать уже как “смысловые структуры личности”. Но в отличие от личностных смыслов смысловые структуры личности, как и сами жизненные смыслы, являются неосознаваемыми образованиями, осуществляющими регуляцию жизнедеятельности на неосознаваемом уровне.

Д.А. Леонтьев вводит еще одно понятие, связанное со смыслом, – понятие смысловой связи.

Смысловая связь – это такое объективное отношение между двумя объектами или явлениями, в силу которого если один (одно) из них (или какая-либо грань его) имеет отношение к реализации какой-либо потребности субъекта, то и второй объект или явление также становится небезразличным к реализации этой потребности, вклю­чается в цепь ее реализации” [3, с. 122].

Нетрудно заметить, что смысловая связь в определении Д.А. Леонтьева, как и ранее определенный им жизненный смысл, не зависит от сознания субъекта и потому рассматривается как объективная характеристика объектов и явлений действительности, указывающая на их отношение к потребностям субъекта.

Представления Д.А. Леонтьева о сущности смысла в графической форме представлены на рис. 2.

Рисунок 2 – Сущность смысла в представлениях Д.А. Леонтьева

Анализ основных механизмов порождения смысла, в качестве которых Д.А. Леонтьев выделяет замыкание жизненных отношений, индукцию смысла, идентификацию, инсайт, столкнове­ние смыслов, а также полагание смысла, показывает, что ни в одном из них процесс смыслопорождения не связывается с порождением мысли и, вообще, с процессами мышления.

Вместе с тем, наличие связи между смыслом и мыслью вовсе не означает, что порождение мысли автоматически приводит к порождению смысла. Возникновение мысли является необходимым, но не достаточным условием порождения смысла. Проблема в том и состоит, чтобы выяснить, что и как связывается с мыслью, образуя то, что можно назвать “смыслом”.

Очевидно, что для решения этой проблемы нужно, прежде всего, определиться с тем, что следует понимать под “мыслью”.

Мысль и механизм ее порождения

Как это ни парадоксально, но ни в психологии, ни в других гуманитарных науках до сих пор нет удовлетворительного ответа на вопрос о том, что такое “мысль”. Как отмечает В.Д. Шадриков, “лучшие умы человечества постоянно обращались к вопросу о сущности мысли. Но постепенно эта проблематика ушла из психологии. И даже мышление стало рассматриваться в отрыве от мысли” [4, с. 130].

Однако, пытаясь дать определение мысли и вернуть фундаментальное понятие “мысль” в число базовых категорий психологии, сам В.Д. Шадриков никак не связывает ни мышление с мыслью, ни мысль с мышлением. Вместо этого декларируется связь мысли с восприятием. “Одновременное восприятие предмета и его признака, – пишет В.Д. Шадриков, –  и составляет настоящую предметную мысль” [Там же, с.

131].

В наших работах [5; 6] понятие “мысль” непосредственно соотносится с процессом мышления и рассматривается как его результат.

При этом мышление определяется традиционно как познавательный психический процесс, обеспечивающий отражение в психике субъекта связей и отношений, существующих между объектами и явлениями действительности.

Однако, учитывая, что объекты и явления действительности отражаются в психике в форме образов, мы определяем мышление и как процесс образования связей между образами, имеющимися в психике субъекта.

Образующаяся в результате мышления совокупность взаимосвязанных образов представляет собой новый более сложный образ, в котором находят отражение взаимосвязи объектов и явлений действительности. Этот новый более сложный образ мы и называем мыслью. В графической форме определение мысли и механизм ее возникновения в психике субъекта представлены на рис. 3.

Рисунок 3 – Сущность мысли и механизм ее возникновения в психике субъекта

При взаимодействии субъекта с предметами и явлениями внешнего мира в психике субъекта в результате процессов мышления возникают мысли, которые всегда являются мыслями о “чем-то”.

Учитывая, что в психике могут быть не только образы ощущения и восприятия, но и образы представлений, возникающие в результате процессов памяти и воображения, этим “чем-то” могут быть знания и о том, что есть в настоящем, и о том, что было в прошлом или будет в будущем.

В отличие от образов восприятия, в которых отражаются отдельные предметы в совокупности их свойств и качеств, в мыслях отражаются отдельные ситуации в совокупности взаимосвязанных предметов.

Говоря о мысли, о связи мысли с мышлением, о содержании и значимости мысли для субъекта, мы до сих пор не затрагивали вопросы о наличии у субъекта сознания и о том, как это сознание соотносится с мыслью.

Отсутствие в определении мысли ссылки на сознание говорит о том, что мысли бывают не только у человека, но и у животных, способных к ориентировочным действиям и интеллектуальным формам поведения. Те эффекты в поведении животных, которые В.

 Кёлер обозначал термином “инсайт” [7], прекрасно объясняются возникновением в психике животного мыслей об особенностях взаимосвязи предметов, находящихся в его поле зрения. На основе возникающих таким образом мыслей обеспечивается регуляция поведения животного и достижение его адекватности складывающейся наличной ситуации.

С появлением сознания механизм возникновения мысли принципиально не меняется. Но возникает возможность осознавания мысли, осознавания ее содержания и ее значения для субъекта.

Но что значит “осознать” и что такое “сознание”? К сожалению, приходится констатировать, что в психологии и на эти вопросы нет удовлетворительных ответов. Как отмечает Е.А.

Сергиенко, “проблема сознания остается твердым орешком, который никак не удается раскусить” [8, с. 128].

В наших работах, сознание рассматривается как особый познавательный психический процесс, присущий человеку, в результате которого в психике человека возникает образ его самого, называемый образом “Я” [9].

Образ “Я”, возникающий в психике человека в результате сознания, как и любой другой образ, может благодаря процессам мышления связываться с другими образами, имеющимися в психике. Процесс образования связи образа “Я” с другими образами определяется нами как процесс осознавания.

Фактически процесс осознавания есть не что иное, как процесс мышления, в котором одним из связываемых образов является образ “Я”. Результатом процесса осознавания является осознание. Учитывая, что в общем случае результатом мышления является понимание, можно сказать, что осознание является частным случаем понимания [6].

Образование связи между образом “Я” и, например, образом восприятия какого-либо предмета означает, что человек начинает осознавать факт восприятия  данного предмета, т.е. отдает себе отчет в том, что он воспринимает данный предмет.

Связь образа “Я” с образом, в качестве которого выступает мысль о чем-то, означает, что человек осознает содержание этой мысли и то, что в ней отражено.

Сущность сознания и процессов осознавания схематично представлена на рис. 4.

Рисунок 4 – Возникновение образа “Я” в психике субъекта в результате сознания и осознавание содержания мысли об особенностях ситуации С1 внешнего мира

Сформулированные выше определения понятий “мысль”, “мышление”, “сознание” и “осознавание” позволяют нам вернуться к рассмотрению сущности смысла и механизмов смыслопорождения.

Смысл и механизм смыслопорождения

Как уже неоднократно отмечалось, смысл в соответствие с этимологическим значением этого слова представляет собой нечто, связанное с мыслью. Поскольку мысль – это образ, возникающий в психике, значит связываться с мыслью может лишь другой образ, который, как и мысль, имеет определенное содержание, т.е. является образом “чего-то”.

Образование связи между этими двумя образами в психике обеспечивается процессом мышления. Будучи результатом мышления, связь между мыслью и другим образом образует новый более сложный образ.

Следовательно, смысл – это возникающий в результате мышления сложный образ, в составе которого находится мысль о “чем-то”, связанная с образом “чего-то”.

Следует отметить, что по большому счету согласно общему определению понятия “мысль”, смысл, который является результатом мышления, также является мыслью. Но для нас сейчас важно показать, в чем состоит специфика смысла.

Одной из отличительных особенностей смысла чаще всего указывается его осознанность. Соответственно, можно говорить и об осознанности мысли, входящей в структуру смысла.

Другая отличительная черта смысла вытекает из широко распространенных представлений о том, что мысль – это мысль о “чем-то”, а смысл – это всегда смысл “чего-то”.

Учитывая, что при образовании смысла мысль связывается с образом “чего-то”, напрашивается вывод о том, что суть и содержание этого “чего-то” в обоих случаях одна и та же.

То есть смысл – это смысл того, что отражается в образе, связываемым с мыслью.

Ранее мы указали на то, что в результате мышления (т.е. в мысли) отражается отдельная ситуация действительности в совокупности взаимосвязанных предметов и явлений.

Если обозначить отражаемую в мысли ситуацию действительности символом С, а содержание образа, связываемого с мыслью, символом Х и учесть необходимость участия в порождении смысла процессов осознавания, то в графической форме сущность смысла и механизм его порождения можно представить следующим образом (см. рис.5).

Рисунок 5 – Смысл и механизм смыслопорождения в психике субъекта

Чтобы окончательно определиться с сущностью смысла, необходимо решить вопрос о том, что может выступать в качестве Х, образ которого связывается с мыслью о ситуации С.

Наиболее подходящим на роль искомого Х является поведение или деятельность субъекта.

Если субъект осуществляет поведение П сообразно ситуации С, о чем свидетельствует наличие связи образа поведения и образа ситуации, и при этом осознает особенности и ситуации, и своего поведения в этой ситуации, значит его поведение имеет для него смысл или является осмысленным. Осмысленность и смысл поведения означает связь поведения с мыслью о ситуации, в которой это поведение осуществляется.

Однако даже в случае, когда поведение имеет смысл, возникает другой вопрос, который также касается проблемы смысла. Это вопрос о том, в чем состоит этот смысл. Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо уточнить суть поведения и рассмотреть его особенности.

Не вдаваясь в дискуссию по поводу разногласий в научных формулировках поведения, укажем, что с нашей точки зрения поведение – это форма двигательной активности субъекта, направленная на удовлетворение определенной потребности. Наличие потребности является побудительной силой активности, удовлетворение потребности – результатом активности.

Будучи осознанной, потребность становится мотивом поведения. Осознание результата активности приобретает статус цели поведения. Само же поведение при наличии мотива (осознанной потребности) и цели (осознанного результата) становиться деятельностью [10].

Наличие цели деятельности соотносится с вопросом о том, что нужно сделать, наличие мотива – с вопросом о том, зачем это нужно сделать. Отсюда следует, что смысл поведения (деятельности) возникает у субъекта лишь в том случае, если он может ответить на вопросы о том, что и зачем нужно сделать.

Понятие о смысле жизни

Одной из важных проблем, связанных с понятием смысла, является проблема смысла жизни. Как отмечал в свое время еще А.И.

Введенский, “нередко приходится слышать речи о смысле жизни, о том, в чем должен он состоять и как мы должны расположить свою жизнь, чтобы она не была бессмысленной” [11]. При этом А.И.

Введенский считал, что “когда мы дадим себе отчет, что значит слово «смысл» , то легко будет узнать, что следует подразумевать под словами «смысл жизни»” [Там же].

В общем случае А.И. Введенский использовал слово “смысл” для характеристики вещи, обладающей определенным назначением и пригодностью для достижения значимой цели. Согласно А.И.

Введенскому, вещь может иметь смысл, и можно говорить о смысле вещи.

Соответственно, он полагал, что “и смысл жизни должен быть понимаем как назначение и действительная пригодность жизни для достижения ценной цели, то есть такой цели, за которой надо или следует гнаться” [Там же].

Однако при определении смысла жизни жизнь все же рассматривается А.И. Введенским не как вещь, пригодная для достижения цели, а скорее как деятельность, в результате которой может быть достигнута ценная цель.

Именно поэтому он утверждает: “Спрашивать – в чем состоит смысл жизни, то же самое, что спрашивать – какова ценная цель жизни” [Там же]. Вещь в отличие от деятельности не может иметь цели.

Поэтому указание на цель жизни означает, что жизнь понимается именно как деятельность.

На протяжении жизни человеку приходится выполнять множество разных деятельностей, в результате которых он достигает множество разных целей. Но жизнь – это особая деятельность, возможность осуществления которой дается человеку лишь единожды.

Результат жизни можно определить лишь на ее исходе, момент наступления которого никто определенно не знает. Отсюда следует, что в качестве результата жизни может выступать лишь то, что человеком было достигнуто в течение жизни.

То, что не достигнуто, результатом жизни быть не может. Но в жизни человека бывает и то, чего он по тем или иным причинам не смог достичь, но хотел бы достичь и стремился к этому.

Поэтому в качестве цели жизни может выступать не только то, что было достигнуто человеком, но и то, что не было достигнуто, но было им запланировано.

Говоря о смысле жизни, следует, очевидно, рассматривать ту цель, которая осознается и оценивается человеком как наиболее значимая для него. Однако в разные периоды жизни, смысл жизни для человека может изменяться.

Человек развивается, получает новые знания, у него изменяются физические и интеллектуальные возможности, из года в год он становится старше, у него возникают определенные профессиональные интересы, изменяется семейное положение и много чего ещё.

В конечном счете, у него изменяется система ценностей, формируются новые взгляды на жизнь и, конечно же, могут изменяться и представления о смысле жизни, причем как уже прожитой части жизни, так и дальнейшего отрезка жизни.

Следует учитывать и то, что жизнь человека и осознание им смысла своей жизни происходит в определенных культурно-исторических условиях и в конкретных жизненных обстоятельствах. Человек – существо социальное.

Возникновение у человека сознания, определенной системы ценностей, формирование мировоззрения, выделение и осознание жизненных приоритетов – все это обусловливается особенностями социальной среды, в которой человек живет и развивается, и соответствующей системой воспитания, доминирующей в этой среде. В связи с этим, смысл жизни – это социально-психологическое по своей природе новообразование, возникающее у человека в результате воспитания. Смысл жизни изначально никому не дается, он возникает по мере интеллектуального и эмоционального развития человека, развития его нравственной сферы, содержанием которой являются его представления о том, что такое “хорошо” и что такое “плохо”.

Достижение человеком цели, ставшей смыслом жизни, предполагает наличие у него определенных жизненных ресурсов: здоровья, достаточный уровень физического и интеллектуального развития, наличие необходимых волевых и коммуникативных качеств личности, ну и, конечно же, наличие способностей в той сфере деятельности, к которой относится достижение жизненно важной цели. При достижении цели, в которой воплощался смысл жизни, человек получает глубокое моральное удовлетворение, осознание полноты и значимости своей жизни.

Однако довольно часто не все в жизни складывается так, как хотелось бы.

В случае возникновения непредвиденных трудностей, препятствующих достижению цели жизни, и безуспешности усилий, предпринимаемых по их преодолению, у человека могут возникать состояния фрустрации и депрессии вплоть до потери смысла жизни. И тогда наступает жизненный кризис, преодоление которого дается человеку с большим трудом.

В заключении хотелось бы отметить, что определение смысла как характеристики не вещи, а деятельности, направленной на достижение осознаваемого результата (цели), не только соответствует этимологии слова “смысл”, но и позволяет раскрыть природу и психологические механизмы порождения смысла, в том числе и смысла жизни.

Библиографический список

  1. Корниенко А.Ф. Значение и смысл слова и речи // Гуманитарные научные исследования. 2015. № 3(43).
  2. Леонтьев А.Н. Избранные психологические произведения: В 2-х т. Т. I. М.: Педагогика, 1983. 392 с.
  3. Леонтьев Д.А. Психология смысла: природа, строение, и динамика смысловой реальности. 2-е, испр. изд. М.: Смысл, 2003. 487 с.
  4. Шадриков В.Д. Мысль  как  предмет  психологического  исследования // Психологический  журнал. 2014. Т. 35. № 1. С. 130-137.
  5. Корниенко А.Ф. Процессы мышления, понимания, сознания и осознания // Психология когнитивных процессов /Материалы 3-й Международной научно-практической конференции, 14-15 мая2009 г. Смоленск: Универсум, 2009. С. 47-54.
  6. Корниенко А.Ф. Сущность процессов мышления и мыслительной деятельности // Научный диалог. 2013. № 4 (16): Психология. Педагогика. С. 49-62.
  7. Кёлер В. Исследование интеллекта человекоподобных обезьян // Хрестоматия по общей психологии. Психология мышления / под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер, В.В. Петухова. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1981. С. 235-249.
  8. Сергиенко Е.А. Сознание и эволюция модели психического // Психология сознания: современное состояние и перспективы: Материалы II Всероссийской научной конференции, 29 сентября – 1 октября2011 г. Самара: ПГСГА, 2011. С. 128-130.
  9. Корниенко А.Ф. Понятие о сознании как высшем уровне развития психики // Сибирский психологический журнал. 2010. № 36. С. 20-26.
  10. Корниенко А.Ф. Деятельность как сознательная форма поведения человека // Вестник ТГГПУ. 2010. № 2 (20). С. 304-308.
  11. Введенский А.И. Условия допустимости веры в смысл жизни. URL: http://azbyka.ru/vera_i_neverie/o_smysle_zhizni/1g22-all.shtml (дата обращения: 10.04.2015).

Количество просмотров публикации: Please wait

автора «Александр Корниенко»

Источник: http://human.snauka.ru/2015/04/10719

Book for ucheba
Добавить комментарий