1. ПОИСКИ ДВИЖУЩИХ СИЛ ОБЩЕСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ

Читать онлайн Движущая сила и источник развития человека и его сообществ страница 1. Большая и бесплатная библиотека

1. ПОИСКИ ДВИЖУЩИХ СИЛ ОБЩЕСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ

Низовцев Ю.М. Наука, философия, история

(Против пассионарности Л.Н. Гумилева)

1. Анализ основных воззрений на движущие силы развития общества.

2. Динамика локальных человеческих сообществ в отражении Л.Н. Гумилева.

3. Движущая сила развития общества.

4. Первоисточник активности.

4.1. Сущность активности человека.

4.2. Проявление неудовлетворенности сознания в человеке.

5. Определение целостного сообщества.

6. Динамика активности целостного сообщества.

1. Анализ основных воззрений на движущие силы развития общества.

Неадекватность основных концепций, претендующих на выявление движущих сил, или движущей силы развития общества можно проследить из сравнительно краткого анализа ниже.

Подходы к выявлению источников, причин или движущих сил развития общества делятся на две основные группы: одна из них составлена из представителей идеалистической философией, другая – материалистической.

Идеалистическая философия, в частности, Гегель, указывала на понятие, далекое от конкретности, – общественное сознание, которое, по его мнению, и есть основной источник общественного развития, и только оно одно его определяет, тогда как материалистическая философия, например, Маркс, наоборот, полагала, что только общественная жизнь и деятельность определяют общественное сознание.

Как это видно, оба подхода не доказывают, а всего лишь декларируют свое понимание проблемы, упоминая лишь внешнее выражение скрытых антагонистичных сил, но не открывают их, и поэтому вся история определения движущих сил общественного развития показывает поиски и находки тех или иных внешних факторов, часто далеких друг от друга, более или менее воздействующих на ход развития общества, то есть антагонизм основных составляющих человеческого и общественного сознания так и остался не выявленным.

Видимое отнюдь не означает проникновения в глубину.

Поэтому даже краткий анализ приведенных ниже факторов, считающихся их авторами первичными источниками, причинами или движущими силами развития общества, показывает, что они являются не изначальными, а производными, вторичными факторами, переводящими глубинный антагонизм в человеческом и общественном сознании в общественное развитие, причем часть из них есть всего лишь условия общественного развития.

Материалистический анализ проблемы выделяет в качестве движущих сил развития общества факторы большей частью природно-структурного характера.

Ш. Л. Монтескье C.L.

(Montesquieu) считал источником общественного развития географические условия и природную среду: «Закон, говоря вообще, есть человеческий разум, поскольку он управляет всеми народами земли… Они (законы) должны соответствовать физическим свойствам страны, ее климату – холодному, жаркому или умеренному, качествам почвы, ее положению, размерам… в странах плодородных всего чаще встречается правление одного, а в странах неплодородных – правление нескольких, что является иногда как бы возмещением за неблагоприятные природные условия» [1, c. 168, 393].

Конечно, природные условия – важный фактор для существования, – менее или более благоприятного, но не более того, так как они – лишь один из многих внешних факторов – именно условий, которые могут так или иначе повлиять на жизнь сообществ, – но не движущие силы развития. Кроме того, как показывает история первобытных сообществ, независимо от географических условий и природной среды, в течение десятков тысяч лет для этих сообществ никакого видимого развития не наблюдалось.

Ж.Ж. Руссо (J.J.

Rousseau) полагал, что к движущим силам общественного развития следует отнести численность народонаселения: «Прежде чем изобретены были особые знаки, заменяющие всякие ценности, богатство могла состоять почти исключительно в землях и стадах скота, являвшихся единственными реальными благами, которыми могли владеть люди. Но когда поземельные владения, переходившие по наследству из рода в род, настолько увеличились в числе и размерах, что покрыли собою всю землю и соприкасались между собой, то одни могли возрастать уже только за счет других. Те люди, которые остались ни при чём, благодаря тому, что слабость или беспечность помешали им в свою очередь приобрести земельные участки, стали бедняками, ничего не потеряв, потому что не изменились, когда всё изменилось вокруг них. Отсюда возникли мало-помалу, в зависимости от различий в характере тех и других, господство и рабство или насилия и грабежи» [2, с. 83].

Свободное занятие земельных участков, пропорциональное возрастанию населения, действительно когда-то заканчивается со всеми вытекающими последствиями, но данный факт трудно считать изначальным и определяющим в развитии сообществ, поскольку он не указывает на причину роста населения и, стало быть, является внешним фактором, а не первичным.

Э. Дюркгейм (D.E.

Durkheim) основной движущей силой развития общества считал общественную дифференциацию труда, так как полагал, что, в отличие от простых сообществ, где люди связаны личными отношениями, интересами и традициями, в современных больших сообществах люди всё более опираются друг на друга в силу различий в собственной специализации. Вместе с тем Дюркгейм ключевыми факторами развития общества считал рост населения и плотности населения [3, с. 106; 4, с. 125].

Конечно, достаточная численность и плотность народонаселения благоприятствуют появлению различных ремесел, а затем и дифференциации труда для его облегчения и повышения производительности.

Всё это, естественно, можно отнести к благоприятным условиям, способствующим возникновению и закреплению прав собственности, и соответственно – к развитию торговли, городов, государств и много чего еще, но все эти факторы есть всего лишь внешнее обрамление процесса развития человека и его сообществ.

Поэтому остается открытым вопрос о том, что же всё-таки побуждает людей двигаться поступательно при возникновении благоприятных условий.

К Маркс [K. Marx] пытался доказать, что движущей силой общественного развития является противоречие между потребностями людей и возможностями их удовлетворения, разрешающееся в борьбе производительных сил общества и орудий труда, а также – в борьбе собственников производства с классом работников на этом производстве [5].

Тут тоже остается без определения источник появления у людей всё растущих потребностей, что заставляет их не довольствоваться необходимым, а захватывать в свою собственность, отнимая у остальных, всё возможное, включая и то, что невозможно употребить в течение жизни. Поэтому данный фактор не может не исходить от какого-то скрытого, внутреннего источника, то есть он является вторичным.

Двигателем истории является борьба за существование. Таково, в частности, мнение представителя школы социал-дарвинизма Людвига Гумпловича (L. Gumplowicz).

Он полагает неустранимость конфликтов в жизни общества, поскольку люди беспощадно борются за влияние, выживание и господство.

Гумплович утверждает, что общество развивается в соответствии с законом, заключающимся в «… стремлении каждой социальной группы подчинять себе каждую другую социальную группу, встречающуюся на ее пути, стремлении к порабощению, господству» [6, с. 159].

Однако, подобная беспощадная борьба за выживание и существование всё же характеризует в наиболее полном виде не человека, а флору и фауну, тогда как для человека она соседствует, например, с альтруизмом, милосердием, чувством собственного достоинства, и именно эти человеческие особенности не всегда проигрывают борьбе человека за существование: человек в жизненных реалиях, в отличие от животных, знает о своей смертности, и во многих случаях это знание игнорирует, а это во многом влияет на прогресс в развитии сообществ, особенно в моральном аспекте. Иначе говоря, в отличие от прочих живых существ, которые ведут борьбу за выживание между собой, человек прежде всего борется сам с собой внутри себя, и только индивиды с подавляющим доминированием низшего сознания опускаются практически до животного состояния.

Источник: https://dom-knig.com/read_457804-1

Поиски движущих сил общественного развития – Задай вопрос стоматологу !

1. ПОИСКИ ДВИЖУЩИХ СИЛ ОБЩЕСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ

И. А.Гобозов

Одной из важнейших задач социальной философии является исследование и раскрытие движущих сил истории, детерминизма общественных процессов и явлений.

История представляет собой сложный и многогранный процесс, в котором воедино связаны географические, материальные (экономические), духовные, социальные, политические и другие факторы. Поэтому очень сложно найти среди них такой фактор, который бы играл решающую роль в движении общества по восходящей линии.

А без выяснения такого фактора трудно изучить имманентную логику исторического процесса, объяснить мотивы и поступки людей в ходе их жизнедеятельности.

Мыслители всех времен пытались найти социальные детерминанты. Одни их искали в географическом факторе, другие — в духовном, третьи — в материальном.

Яркими представителями географического детерминизма были французский просветитель XVIII века Ш. Монтескье и замечательный русский ученый XIX века Л. И. Мечников.

Монтескье свое исследование роли географической среды начинает с выяснения вопроса о человеческой природе. По его мнению, климатические условия определяют индивидуальные особенности человека, его телесную организацию, характер и склонности.

Так, например, в холодном поясе люди крепче и физически сильнее, поскольку холодный воздух производит сжатие окончаний внешних волокон нашего тела, отчего напряжение их увеличивается и усиливается приток крови от конечностей к сердцу [1].

Южные народы, продолжает Монтескье, ленивы от природы, и поэтому они не способны к героическим поступкам. Восприняв однажды те или иные законы, обычаи и традиции, они не расстаются с ними, ибо предпочитают покой.

Конечно, эти рассуждения французского философа не выдерживают никакой критики, поскольку история народов, живущих в жарких климатических условиях, с точки зрения их социальной активности, создания материальных и духовных ценностей свидетельствует об обратном. Хорошо известно влияние восточных культур на всю мировую культуру.

1 Монтескье Ш. Избр. произв. М., 1955. С. 350.

Анализируя вопросы происхождения рабства, Монтескье считает, что в жарких странах, где люди всякую работу исполняют из страха быть наказанными, рабство не противоречит разуму, ибо без рабства в этих странах не было бы никакого прогресса. Климатическими же условиями объясняет французский мыслитель многоженство и моногамную семью.

При рассмотрении вопросов государственного устройства Монтескье приходит к выводу, что в странах с плодородной почвой легче устанавливается дух зависимости, ибо людям, занятым земледелием, некогда думать о свободе, которую французский мыслитель понимает прежде всего как отсутствие зависимости от государственной власти. Но в то же время, по мнению Монтескье, они боятся потерять свое богатство и потому предпочитают правление одной, хотя и деспотической, личности, которая защитила бы их богатый урожай от грабежа.

В странах же с холодным климатом, где условия для земледелия крайне неблагоприятны, люди больше думают о своей свободе, чем об урожае, и поэтому в этих странах отсутствует деспотическая форма правления. Таким же образом Монтескье объясняет и другие социальные явления (торговлю, гражданские законы, международное право и т. д.).

В распространении географического детерминизма важную роль сыграл Л. И. Мечников. Прежде всего он анализирует вопросы свободы человека, так как свобода, с его точки зрения, представляет главную характерную черту цивилизации. Свободу Л. И.

Мечников выводит из соответствующих географических условий, которые, как он пишет, оказывают решающее воздействие на формирование различных видов деятельности людей, в частности на кооперацию.

Там, где существует, по выражению русского ученого, кооперативная солидарность, имеется больше возможностей для свободы и меньше для возникновения деспотических форм правления. Деспот, под которым Л. И.

Мечников подразумевает и царя, и военачальника, и жреца — словом, любого, кто проявляет деспотические намерения в отношении другого, имеет место там, где ему нет отпора, и люди, лишенные кооперативной солидарности, безропотно ему подчиняются.

Исследуя причины возникновения цивилизации, Л. И. Мечников главное внимание обращает на географическую среду, которая, по его глубокому убеждению, сыграла решающую роль в генезисе и формировании цивилизации.

В жарком поясе, — писал он, — несмотря на его роскошную флору и фауну, до сих пор также не возникло прочной цивилизации, которая занимала бы почетную страницу в летописях человечества.

Здесь причина этого кроется в самом факте, так сказать, излишнего развития органической жизни во всех ее формах, это изобилие жизни служит в ущерб развитию энергии и умственных способностей у населения; жители жаркого пояса, получая в изобилии и почти без всяких координированных усилий со своей стороны все необходимое для материального благоденствия, по этой самой причине лишены единственного стимула к труду, к изучению окружающего мира и к солидарной, коллективной деятельности [2]. Труд, заключает Л. И. Мечников, не является в тропиках необходимым условием для зарождения прогресса и цивилизации. Поэтому лишь в условиях умеренного климата у людей имеется стимул к труду, поскольку природа не дает им ничего в готовом виде. Вот почему цивилизации возникли в умеренном поясе.

2 Мечников Л. И. Цивилизации и великие исторические реки. М., 1995. С. 273.

В данном случае мысли Л. И. Мечникова созвучны с мыслями К. Маркса, писавшего, что не области тропического климата, а умеренный пояс был родиной капитала, что не абсолютное плодородие почвы, а ее дифференцированность, разнообразие ее естественных продуктов составляет естественную основу общественного разделения труда.

Вместе с тем Маркс подчеркивал, что естественные условия представляют лишь возможность получения прибавочного продукта, но не создают его сами по себе. На прибавочный труд они влияют лишь как естественные границы, которые отодвигаются назад в той мере, в какой развивается промышленность.

Таким образом, Маркс связывал естественные условия с материальным производством и выяснял их влияние через производство.

Великие реки Л. И. Мечников считал основным фактором, детерминировавшим зарождение и развитие цивилизации. Четыре древнейшие великие культуры все зародились и развились на берегах великих рек.

Хуанхэ и Янцзы орошают местность, где возникла и выросла китайская цивилизация; индийская, или ведийская, культура не выходила за пределы бассейнов Инда и Ганга; ассиро-вавилонская цивилизация зародилась на берегах Тигра и Евфрата — двух жизненных артерий Месопотамской долины; наконец, Древний Египет был, как это утверждал еще Геродот, даром или созданием Нила [3]. Поскольку эти цивилизации возникли на берегах рек, русский ученый их называет речными цивилизациями.

3 Там же. С. 328-329.

Речные цивилизации, продолжает Л. И. Мечников, были изолированы друг от друга и поэтому сильно различались. По мере их распространения на побережья морей и тем более океанов они стали охватывать более широкий круг народов. Освоение океанов, по утверждению Л. И.

Мечникова, приводит к возникновению океанской цивилизации, которая начинается с открытия Америки. Русский ученый считает, что демаркационной линией между Средними веками и Новым временем является открытие Нового Света Колумбом.

Результатом этого открытия явилось быстрое падение средиземноморских наций и государств и соответственный быстрый рост стран, расположенных на побережье Атлантического океана, то есть Португалии, Испании, Франции, Англии и Нидерландов.

Народы этих стран не замедлили воспользоваться географическими выгодами своих стран, и центры цивилизации переместились с берегов Средиземного моря на берега Атлантического океана. Константинополь, Венеция и Генуя потеряли свое значение, и во главе культурного движения стали Лиссабон, Париж, Лондон и Амстердам [4].

При сравнении Древнего Запада и Древнего Востока Л. И. Мечников делает вывод, что Запад превосходит Восток по всем параметрам, но это превосходство он тоже объясняет географическими преимуществами Запада. Инертность Индии, считает он, обусловливается ее неблагоприятным географическим положением.

Достигнув предела развития речного периода цивилизации, индусская нация, запертая в изолированной стране, примирилась со своей судьбой и безропотно покорилась; индусский народ замер в бездействии, в бесстрастном покое и в созерцательном экстазе… [5].

В отличие от восточных стран западные государства вели очень активный образ жизни, постоянно искали новые территории и новые возможности усиления своего влияния. Л. И. Мечников делал ту же ошибку, что и другие исследователи, объявлявшие восточные народы инертной массой. Так же он объяснял и политические формы правления, в частности деспотию.

По его мнению, деспотизм тоже детерминируется географическими факторами. Деспотизм египетских фараонов, например, Л. И. Мечников выводил из климатических условий долины Нила.

4 Мечников Л. И. Цивилизации и великие исторические реки. С. 334-335.

5 Там же. С. 423-424.

Следует подчеркнуть, что сторонники географического детерминизма сыграли известную положительную роль. Во-первых, признавая определяющую роль географической среды в историческом процессе, они тем самым показали, что движущие силы общественного развития следует искать на земле, а не на небе, как это делали и делают теологи.

Во-вторых, многие их идеи очень актуальны в наше время, когда, как уже выше отмечалось, мир переживает глубокий экологический кризис и когда необходимо беречь природную среду, от которой в конечном счете зависит жизнь и дальнейшее существование человечества.

Вместе с тем нельзя не отметить, что сторонники данного подхода не учитывали качественного своеобразия общества и все объясняли лишь географическими условиями.

Другие мыслители при исследовании движущих причин общественного развития решающее значение придавали духовному фактору. Так, французские материалисты XVIII века объясняли все социальные процессы из идей, из принципа: Мнения правят миром.

Но этот принцип не мог дать цельного научного представления о социальных феноменах, потому что в действительной жизни оказывается, что мнений существует неограниченное количество, что каждый человек имеет свое собственное мнение.

Правда, эти мыслители говорили, что речь идет не о мнениях и идеях всех людей, а только о мнениях критически мыслящих личностей, создающих идеальные модели общества и предлагающих их народу. Но ведь и критически мыслящих личностей тоже может оказаться огромное множество.

Основоположник позитивизма О. Конт прямо заявлял, что социальной детерминантой являются идеи: Не читателям этой книги я считал бы нужным доказывать, что идеи управляют и переворачивают мир, или, другими словами, что весь социальный механизм действительно основывается на убеждениях [6].

Гегель тоже исходил из духовного фактора, но он поставил этот вопрос несколько иначе. Он считал, что творцом истории является мировой разум. Понятие разума немецкий философ употребляет в разных смыслах.

Во-первых, разум — это разум индивида; во-вторых, разум — это закономерное развитие истории; в-третьих, разум — это основа истории.

Разум, — пишет Гегель, — есть субстанция, а именно — то, благодаря чему и в чем вся действительность имеет свое бытие; разум есть бесконечная мощь… Разум есть бесконечное содержание, вся суть и истина… [7].

Всю историю Гегель превращает в историю мысли, которую нужно излагать и исследовать. Гегелевское понимание истории предполагает существование абстрактного, или абсолютного, духа, который развивается таким образом, что человечество представляет собой лишь массу, являющуюся бессознательной или сознательной носительницей этого духа [8].

Правда, при анализе конкретной истории Гегель дает замечательное изложение фактологического материала. Но тем не менее для немецкого философа главной движущей силой истории выступает идея.

Поэтому философия истории Гегеля — это спекулятивная философия, в которой в мистифицированной форме просматриваются гениальные идеи о закономерностях исторического развития, о социальном прогрессе, о необходимости и свободе и т. д.

6 Конт О. Курс положительной философии. СПб., 1900. Т.1. С. 21.

7 Гегель Г. В.Ф. Лекции по философии истории. М., 1993. С. 64.

8 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 2. С. 93.

Маркс тоже искал движущие силы общественного развития, его детерминанты, но к изучению истории он подошел с диаметрально противоположных, а именно с материалистических позиций. Он считал, что следует исходить не из идей, а из реальных жизненных предпосылок.

Предпосылки, с которых мы начинаем, — не произвольны, они — не догмы; это действительные предпосылки, от которых можно отвлечься только в воображении.

Это — действительные индивиды, их деятельность и материальные условия их жизни, как те, которые они находят уже готовыми, так и те, которые созданы их собственной деятельностью. Таким образом, предпосылки эти можно установить чисто эмпирическим путем [9].

Люди в процессе совместной деятельности производят необходимые им жизненные средства, но тем самым они производят свою материальную жизнь, которая является фундаментом общества.

Материальная жизнь, материальные общественные отношения, формирующиеся в процессе производства материальных благ, детерминируют все другие формы деятельности людей — политическую, духовную, социальную и т. д. Идеи, даже туманные образования в мозгу людей, являются испарением их материальной жизни. Мораль, религия, философия и другие формы общественного сознания отражают материальную жизнь общества.

Сущность материалистического понимания истории Маркс в предисловии к К критике политической экономии выразил следующим образом: В общественном производстве своей жизни люди вступают в определенные, необходимые, от их воли не зависящие отношения — производственные отношения, которые соответствуют определенной ступени развития их материальных производительных сил. Совокупность этих производственных отношений составляет экономическую структуру общества, реальный базис, на котором возвышается юридическая и политическая надстройка и которому соответствуют определенные формы общественного сознания. Способ производства материальной жизни обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще. Не сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание [10].

9 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3. С. 18.

10 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 13. С. 6-7.

Материалистическое понимание истории, открытое Марксом, требует не просто его констатации, в противном случае оно ничем бы не отличалось от спекулятивного, идеалистического объяснения общественных процессов, а изучения действительной жизни людей.

Поэтому Маркс обращается к анализу практической деятельности людей, которые в первую очередь должны жить, а для этого им необходимы пища, жилище, одежда и т. д. Вот почему первым историческим актом следует считать, производство самой материальной жизни.

Материальное производство есть основное условие всякой истории, и оно должно выполняться непрерывно. Итак, согласно Марксу, производство материальных благ необходимо для удовлетворения потребностей людей. Но удовлетворенные потребности ведут к новым потребностям, ибо новое производство порождает новые потребности.

А удовлетворение новых потребностей требует нового производства предметов потребления. Такова диалектика производства и потребления. Так Маркс формулирует закон возрастания потребностей. Люди, производя ежедневно свою собственную жизнь, производят и других людей, то есть начинают размножаться.

В этой связи Маркс выделяет три стороны социальной действительности: производство жизненных средств, порождение новых потребностей и производство людей.

Материалистическое понимание истории можно резюмировать таким образом:

1. Данное понимание истории исходит из решающей, детерминирующей роли материального производства непосредственной жизни. Необходимо изучать реальный процесс производства и порожденную им форму общения, то есть гражданское общество.

2. Оно показывает, как возникают различные формы общественного сознания — религия, философия, мораль, право и т. д. — и каким образом они детерминируются материальным производством.

Источник: https://BeautySmile.su/voprosotvet/2019/09/28/poiski-dvizhushhix-sil-obshhestvennogo-razvitiya/

Развитие общества, его источники и движущие силы

1. ПОИСКИ ДВИЖУЩИХ СИЛ ОБЩЕСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ

Проблема источников и движущих сил развития всегда была одной из центральных в философии и обществознании в целом.

Долгое время вопросы определения источника движения и развития являлись объектом споров и дискуссий. И только в конце XVIII — начале XIX в.

проблема внутреннего источника получила собственно диалектическое категориальное выражение в классической немецкой философии. Под ним понималось противоречие[1].

В социальной философии марксизма под движущими силами развития понимаются разные общественные явления: объективные общественные противоречия, производительные силы, способ производства и обмена; разделение труда; продолжительные действия больших масс людей, классов, народов; разделение общества на классы и классовая борьба; социальные революции; потребности и интересы; наука; идеальные мотивы. Соответственно и в научной литературе движущие силы развития общества также понимаются по-разному: то они связываются с противоречиями общественного развития и их разрешением, то с социальным детерминизмом, то с объективны ми и субъективными факторами истории, то с деятельностью людей или с комплексом перечисленных факторов. По-видимому, каждый из указанных подходов правомочен, отражает какую-то грань истины[2].

Источниками развития любого социального явления выступают те факторы, которые тождественны «непосредственной производящей причине» (труд, технологическое разделение труда, наука, образование). Источник — это наиболее глубокая причина, дающая исходный импульс самодвижению и саморазвитию. Строго говоря, источником выступает объективное противоречие и только оно.

К движущим же силам относятся факторы, направляющие процесс внутреннего спонтанного развития общества. Само различие источников и движущих сил органически связано с проблемой «раздвоения» причинности. Причины делятся на непосредственные и опосредованные.

Если непосредственная причина является «делающей», то опосредованная действует как стимулятор, ускоритель, мотив, цель, словом, выступает в роли движущей силы «делающей» причины. Движущая сила развития охватывает собой и другие факторы, через которые опосредствует действие источников.

Противоречие служит одновременно и источником, и самой главной движущей силой (особенно в процессе его разрешения) развития, ибо дает первичный импульс движению и развитию. Более того, роль противоречия не ограничивается таким импульсом, а представляет собой постоянно действующую детерминанту движения и развития.

К движущим силам общественного развития относят весьма разнообразные общественные явления: социальные противоречия, производительные силы, способ производства и обмена, разделение труда, продолжительные действия больших масс людей, классов, народов, классовая борьба, революции, потребности и интересы, идеальные побудительные мотивы и др.

Подчеркивание того, что общество — это деятельность людей, имеет глубокий методологический смысл. Этим определяется коренная специфика общества: деятельность людей есть сама общественная жизнь.

В этом смысле все, что происходит в обществе, — действие ею законов, функционирование составных частей общества, исторические события, разные общественные состояния и т.д. — прямо или опосредованно связано с деятельностью человека.

Никакие материальные структуры, политические институты, идеи сами по себе, вив живой деятельности людей не представляют части, стороны общества.

Лишь тогда, когда все эти феномены выступают в роли орудий, граней, аспектов живой человеческой деятельности, они обретают общественный смысл, становятся органами, частями, элементами общества.

Какой-нибудь станок лишь тогда суть станок, когда он используется в деятельности человека, служит его интересам; правовая норма лишь тогда суть норма, когда она применяется людьми; эстетическая идея, воплощенная в произведении искусства, лишь тогда суть именно эстетическая идея, когда она соотносится с человеком — ее творцом и потребителем. Человеческая деятельность выступает, таким образом, как бы своеобразным центром, вокруг которого и в связи с которым складывается, живет, функционирует исключительно сложное образование — общество.

Развитие общества есть естественноисторический процесс, совершающийся по объективным законам. Объективность этих законов отнюдь не означает отрицания роли и значения человеческой деятельности. Так, в каждый момент исторического времени в обществе имеется определенный уровень материальной и духовной культуры.

Это и определенная степень развития материального производства, его материально-технической вооруженности, это и реальная система экономических отношений собственности, это и определенный характер и структура институтов общественности управления, это и огромный массив достижений духовной жизни, и многое, многое другое.

Все это достигнуто усилиями всех предшествующих поколений, и все это достается в наследство каждому новому поколению. И это поколение изменяет современный мир, опираясь на те возможности, которые уже имеются, на те тенденции изменения, которые в нем прочерчены.

Нельзя от феодальной мельницы перейти к компьютерной технологии, от организации первобытной охоты шагнуть к выводам современной научной организации труда, от мифологического мышления перейти к теории относительности и т.п.

Изменение любой стороны общества, как и общества в целом, имеет свои объективные законы развития, определяющие характер, ритм, направленность, масштаб последующих изменений. Иначе говоря, в обществе, в его наличной материальной и духовной культуре, в объективных законах его развития как бы воплощена программа человеческой деятельности в целом, которая и выступает как ее самая глубокая объективная основа.

Таким образом, история закономерна, ибо она подчиняется объективной логике социальных преобразований, в то же время сама эта закономерность осуществляется только через деятельность людей.

Вместе с тем нельзя забывать, что история общества — это не только однонаправленная логика ее всеобщего развития, но и огромная палитра самых разнообразных возможностей исторически конкретного развития событий, определяемая, по существу, бесконечным сочетанием различных обстоятельств, социальных сил, общественных интересов. Здесь простор для инициативы поистине безбрежен.

Все это свидетельствует о том, что отношение человека к требованиям объективных законов отнюдь не подобно подъему на эскалаторе.

Именно от людей, их действий, энергии, настойчивости зависит, как они воспользуются шансами, предоставленными им историей, какой конкретный путь общественного прогресса изберут, приблизят или, напротив, отдалят реализацию назревших общественных преобразований.

Короче говоря, людям, их деятельности во всемирной истории отведена не роль статистов и марионеток, за спиной и вне которых история, ее законы делают свое дело, а самых настоящих творцов исторического процесса, в действиях которых воплощается общественное развитие и от которых в значительной степени зависит конкретный ход истории.

Если общественная жизнь, история общества представляют собой не что иное, как деятельность людей — народов, классов, социальных групп, личностей, то отсюда вытекает, что эта жизнь, эта история должны быть рассмотрены не только в своей общей логике, не только с точки зрения своих объективных законов, но и в контексте самой деятельности людей.

В связи с вычленением деятельности людей в виде отдельного и специального ракурса общественной жизни и раскрывается проблематика движущих сил общества. Движущие силы общества — это не вообще все силы, противоречия, причины и т.д., существующие и обществе. Движущие силы общества — это деятельность людей, раскрытая с точки зрения ее внутреннего механизма, ее факторов и причин.

Именно в таком плане раскрывает движущие силы истории Ф.

Энгельс: «Когда речь заходит об исследовании движущих сил, стоящих за побуждениями исторических деятелей, — осознанно ли это или, как это бывает очень часто, не осознанно, об исследовании сил, образующих в конечном счете подлинные движущие силы истории, то надо иметь в виду не столько побуждения от дельных лиц, хотя бы и самых выдающихся, сколько те побуждения, которые приводят в движение большие массы людей, целые народы, а в каждом данном народе, в свою очередь, целые классы. Да и здесь важны не кратковременные взрывы, не скоро проходящие вспышки, а продолжительные движения, вызывающие великие исторические перемены. Исследовать движущие причины, которые явно или неявно, непосредственно или в идеологической, может быть, даже в фантастической форме отражаются в виде сознательных побуждений и головах действующей массы и ее вождей, так называемых великих людей, — значит вступить на единственный путь, ведущий к познанию законов, господствующих в истории вообще и в ее отдельных периодах или в отдельных странах». Добавим только, что если Ф. Энгельс пишет, что раскрытие «движущих причин» «действующей массы» есть путь к познанию законов общества, то в плане нашего изложения мы идем в противоположном направлении: от знания законен общества к раскрытию движущих причин деятельности людей.

Движущие силы общества в рассмотренной выше интерпретации выступают как всеобщая характеристика общественной жизни. Поскольку все в обществе осуществляется в деятельности людей, постольку поле проявления движущих сил универсально.

Но поскольку деятельность людей представляет лишь одну грань общества, постольку и движущие силы ограничены в своем проявлении.

И эта граница проходит не по линии разделения элементов общества, его исторических состояний, а по линии выделения разных качеств, аспектом единой общественной жизни.

В обширной тематике движущих сил общества важнейшими проблемами являются анализ субъекта общественной жизни, характеристики его деятельности, ее условий, причин, целей, задач, ее результатов, диалектики объективного и субъективного, творческого и ре продуктивного в этой деятельности, ее подъемов и спадов.

В научной и учебной литературе движущие силы общества нередко связывают с определенной направленностью, с прогрессивными преобразованиями общества. Нам такой подход представляется односторонним. Ведь жизнь общества, его история есть целостный процесс. Он складывается из сложного переплетения противоборства самых разных людей, классов, наций, народов.

В этом смысле всякая деятельность людей есть движущая сила. И она является таковой не потому, что она прогрессивна либо реакционна, стихийна либо сознательна, а потому, что она именно человеческая общественная деятельность.

Иначе говоря, качество быть движущей силой — имманентное существенное качество человеческой деятельности вообще, и эта деятельность в силу указанных причин не делится на движущую или недвижущую.

Другое дело, что в конкретных условиях при анализе отдельных этапов истории, конкретных стран и народов необходимо различать позиции разных социальных субъектов, их разный вклад в прогрессивные преобразования в обществе или противоборство им. Но эта расстановка социальных сил, имеющая конкретно-историческое значение, ни в коем случае не должна перерастать в общее отрицание качества движущей силы истории за определенной деятельностью той или иной социальной группы.

Анализ движущих сил общества раскрывает, сколь мощны и многогранны силы людей, как много им подвластно, как они по-настоящему творят историю.

В то же время именно анализ этих сил побуждает сказать и о том, что они не беспредельны, что есть такие цели, ориентиры, ставить которые перед людьми не только ошибочно и силу их невыполнимости, но и социально безответственно, ибо и стремлении к этим целям ни к чему иному, кроме как к разочарованиям и социальным потрясениям, прийти нельзя.

Речь идет о еще недавно весьма политически популярной идее построения коммунизма, нового совершенного общества. В более обобщенном плане эту ситуацию можно сформулировать как сознательную задачу построения определенной формации.

Люди, и только они одни, создают все, в том числе и новые цивилизационные, формационные формы жизни.

Но в каком смысле они создают эти новые всеобщие формы? Люди действуют, руководствуясь конкретными задачами совершенствования условий своей жизни, развития своего творчества, свободы, развития своей собственной человеческой сущности.

Эти цели и задачи глубоко конкретны, они вытекают из неповторимо конкретных условий каждой общности, живущей в определенных условиях и в определенное время.

Именно этот конкретный пласт жизненных изменений, каждый раз измеряемый конкретной эффективностью и закрепляемый или отбрасываемый в зависимости от его эффективности, и составляет основное пространство действия людей, проявления их движущих сил, их целеполагания.

Поскольку из множества этих конкретных изменений вытекают и всеобщие изменения цивилизационно-формационных форм бытия людей, постольку люди и выступают их творцами, движущими силами. Но, подчеркиваем, эта роль деятельности людей суть следствие, результат конкретного совершенствования их жизни, она вторична, производна. Она имеет смысл и значение лишь до тех пор и постольку, пока и поскольку она сопрягается с конкретным совершенствованием бытия людей и закрепляет его.

К сожалению, это соотношение нередко «переворачивается». В таком случае в человеческой жизнедеятельности на первый план выдвигается именно стремление к всеобщим преобразованиям и построению новой формации — коммунистической или любой другой, Тогда конкретное совершенствование жизни людей, их собственное развитие выступают уже как нечто вторичное, производное.

А такое «переворачивание» неминуемо приводит к диктатуре идеи над жизнью, к попытке реальную сложность, переменчивость, непредсказуемость общественной жизни загнать в заранее заданные схемы.

Рано или поздно эта приоритетность общей идеи или цели приходит в столкновение с реально-конкретными интересами и потребностями людей, в конечном счете превращается в игнорирование человека. Исторический опыт XX в.

со всей убедительностью показал, что постановка перед массами — движущими силами истории — задачи построения нового общества, новой формации, взятая в отрыве от удовлетворения повседневных интересов людей, выдвинутая в качестве безусловного приоритета, ни к чему иному, кроме как социальному краху, привести не могла.

Из всего этого вытекает достаточно очевидный вывод, что при всем могуществе движущих сил общества они не могут ставить задачи типа построения новой формации. Не могут не потому, что неизвестно, хороша или плоха эта формация, а не могут в принципе.

Ибо формационные сдвиги, будучи в конечном счете результатом совокупной, конкретной деятельности людей, возникают как продукт объективно-закономерных изменений истории, они возникают post factum, в общественном итоге истории.

Превратить формационную идею в цель человеческой деятельности — значит рано или поздно превратить себя в раба этой идеи и тех сил, которые будут ею спекулировать[4].

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/9_220230_razvitie-obshchestva-ego-istochniki-i-dvizhushchie-sili.html

«Движущие силы» развития общества: креативная роль поколений, экономических классов

1. ПОИСКИ ДВИЖУЩИХ СИЛ ОБЩЕСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ

Определение 1

Движущие силы развития общества – это существенные и необходимые, продолжительно воздействующие факторы, которыми обеспечивается функционирование, развитие и прогресс общества.

Приверженцы идеализма видят движущие силы общественного развития в идеальных побуждениях, мотивах исторической деятельности людей, обнаруживая их в неизменной человеческой природе, во внешней природе, в сверхъестественных и надисторических силах, в механической комбинации разного рода факторов.

Представители марксизма-ленинизма совершили открытие материальных движущих сил, доказав их первичности и определяющий характер относительно политических и духовных, а также активность, относительная самостоятельность последних из них, раскрывая роль народных масс в качестве решающей движущей силы истории.

В общем виде в движущие силы общественного развития включены:

  • общественные противоречия, которые дают итоговый импульс для самодвижения и саморазвития;
  • прогрессивная деятельность социальных субъектов, которой разрешены такие противоречия;
  • побудительные силы деятельности – потребности, интересы и пр.

Ничего непонятно?

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

Замечание 1

Основной общеисторической движущей силой выступает способ воспроизводства материальных благ. Основная специфическая для всех антагонистических формаций движущая сила – классовое противостояние. В истории протекает постепенное наращивание эффективности движущих сил общественного развития.

Материалистические концепции общественного развития

Основными материалистическими концепциями общественного развития являются:

  • географический детерминизм;
  • демографический детерминизм;
  • экономический детерминизм;
  • технологический детерминизм.

В рамках концепции географического детерминизма отстаивается приоритет географической среды перед всеми остальными факторами общественного развития. Данную концепцию поддерживали Монтескье Ш., Бокль Г.Т., Ратцель Ф.

Представителями евразийского течения 20-400х годов ХХ века считают П.Н. Савицкого, а после Второй мировой войны – Гримма Г., Хеттнера А. и пр. В данном направлении также организована школа, под названием «геополитика».

Геополитика в ХХ веке вошла в нацистскую агрессивную идеологию в качестве составной части.

Демографический детерминизм связан с английским экономистом и священником Т. Мальтусом, основные работы которого выпускались в конце XVIII – первой трети XIX века.

Мальтус выдвигал предположение о том, что размножение населения, которое не встретит никакого сопротивления, будет удваиваться каждые 25 лет и будет возрастать в геометрической прогрессии.

При наиболее благоприятных условиях, средства существования будут возрастать не быстрее, чем в арифметической прогрессии. Мальтус – материалист, основывающийся на божественной силе как на исходном факторе общественного развития.

Он считал, что рост численности народонаселения – это фактор социального развития. Численность населения – не постоянный фактор прогресса. Достигая определенный уровень, численность населения становится фактором, тормозящим и даже угрожающим развитию общества.

Еще один представитель демографического детерминизма в России – социолог Ковалевский М.М., который вместе с народовластием называл еще ряд факторов развития:

  • политические;
  • социальные;
  • общекультурные.

Часто его считают разработчиком теории факторов в социологии.

Вместе с антигуманистичным неомальтузианством отмечается еще одна прямо противоположная философская установка, которая базируется на учете угрозы развитию человечества на Земле в связи с ростом народонаселения преследует и гуманные цели: сохранить жизни и переселить часть населения Земли не другие космические тела, данная позиция поддерживалась Федоровым Н.Ф., Циолковским К.Э.

Экономический детерминизм – это крупнейшее направление в социальной философии. Оно сформировалось еще до К. Маркса, несмотря на то, что отдельные специалисты однозначно соотносят экономический детерминизм и марксизм. Один из крупных представителей – английский экономист Р. Джонс.

Он считал, что основа любого общества – это способ производства и распределения общественного богатства. Изменения этого способа производства он считал определяющими для других изменений в обществе. То есть, Р.

Джонс считал экономический фактор ведущим, главенствующим в развитии любого общества.

Экономический детерминизм К. Маркса базировался на признании производственных отношений в качестве лежащих в основании смены любых форм общественного устройства.

По Марксу, вслед за изменениями производственных сил, изменения настигают производственные отношения, которые должны соответствовать характеру производственных сил.

Производственными отношениями детерминирована вся надстройка, состоящая из системы взглядов и теорий, как политических, так и правовых и пр., а также аналогичных учреждений.

Замечание 2

Движущая сила, разрешающая или преодолевающая такое противоречие – классовая борьба рабочего класса и буржуазии, а также революция угнетенных против угнетателей. Маркс назвал классовую борьбу локомотивом истории.

Вульгаризованная форма экономического детерминизма была применена к историко-философскому процессу Шулятиновым В.М. в книге «Оправдание капитализма в западноевропейской философии». Он писал, что любая идеология должна быть объяснена на основании условий производства.

Во времена сталинского тоталитаризма в нашем государстве в сознание людей была внедрена идея о наличии буржуазной генетики и прочих буржуазных наук о природе. Считалось, что такой характер естествознания следует из деления экономических систем на социалистические и капиталистические, а также детерминированность этой же генетики характером буржуазной экономики.

На сегодняшний день экономический детерминизм чаще всего проявляется как фетишизация прибыли и денег, количественный прирост которых превращается в движущую силу развития целостного общества и культуры.

Технологический детерминизм, который разрабатывался на протяжении последних десятилетий, представлен в трудах Д. Белла, Р. Арона, О. Тоффлера и др. Они исследования машины и системы машин, влияние их изменений на изменения в структуре и характере общества.

Само это общество названо индустриальным, то есть базируется на машинном производстве и фабричной организации труда.

В недрах индустриального общества появились компьютеры, которые ознаменовали начало информационного господства и вхождение общества в стадию постиндустриализации.

Таким образом, известен ряд факторов, то есть движущих сил, которыми обусловлены все общественные изменения.

Источник: https://spravochnick.ru/filosofiya/dvizhuschie_sily_razvitiya_obschestva_kreativnaya_rol_pokoleniy_ekonomicheskih_klassov/

Статья: Поиски движущих сил общественного развития

1. ПОИСКИ ДВИЖУЩИХ СИЛ ОБЩЕСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ

Одной из важнейших задач социальной философии является исследование и раскрытие движущих сил истории, детерминизма общественных процессов и явлений.

История представляет собой сложный и многогранный процесс, в котором воедино связаны географические, материальные (экономические), духовные, социальные, политические и другие факторы. Поэтому очень сложно найти среди них такой фактор, который бы играл решающую роль в движении общества по восходящей линии.

А без выяснения такого фактора трудно изучить имманентную логику исторического процесса, объяснить мотивы и поступки людей в ходе их жизнедеятельности.

Мыслители всех времен пытались найти социальные детерминанты. Одни их искали в географическом факторе, другие – в духовном, третьи – в материальном.

Яркими представителями географического детерминизма были французский просветитель XVIII века Ш. Монтескье и замечательный русский ученый XIX века Л.И. Мечников.

Монтескье свое исследование роли географической среды начинает с выяснения вопроса о человеческой природе. По его мнению, климатические условия определяют индивидуальные особенности человека, его телесную организацию, характер и склонности.

Так, например, в холодном поясе люди крепче и физически сильнее, поскольку “холодный воздух производит сжатие окончаний внешних волокон нашего тела, отчего напряжение их увеличивается и усиливается приток крови от конечностей к сердцу” [1].

Южные народы, продолжает Монтескье, ленивы от природы, и поэтому они не способны к героическим поступкам. Восприняв однажды те или иные законы, обычаи и традиции, они не расстаются с ними, ибо предпочитают покой.

Конечно, эти рассуждения французского философа не выдерживают никакой критики, поскольку история народов, живущих в жарких климатических условиях, с точки зрения их социальной активности, создания материальных и духовных ценностей свидетельствует об обратном. Хорошо известно влияние восточных культур на всю мировую культуру.

1 Монтескье Ш. Избр. произв. М., 1955. С. 350.

Возможно вы искали – Реферат: Этика Макиавелли

Анализируя вопросы происхождения рабства, Монтескье считает, что в жарких странах, где люди всякую работу исполняют из страха быть наказанными, рабство не противоречит разуму, ибо без рабства в этих странах не было бы никакого прогресса. Климатическими же условиями объясняет французский мыслитель многоженство и моногамную семью.

При рассмотрении вопросов государственного устройства Монтескье приходит к выводу, что в странах с плодородной почвой легче устанавливается дух зависимости, ибо людям, занятым земледелием, некогда думать о свободе, которую французский мыслитель понимает прежде всего как отсутствие зависимости от государственной власти. Но в то же время, по мнению Монтескье, они боятся потерять свое богатство и потому предпочитают правление одной, хотя и деспотической, личности, которая защитила бы их богатый урожай от грабежа.

В странах же с холодным климатом, где условия для земледелия крайне неблагоприятны, люди больше думают о своей свободе, чем об урожае, и поэтому в этих странах отсутствует деспотическая форма правления. Таким же образом Монтескье объясняет и другие социальные явления (торговлю, гражданские законы, международное право и т.д.).

В распространении географического детерминизма важную роль сыграл Л.И. Мечников. Прежде всего он анализирует вопросы свободы человека, так как свобода, с его точки зрения, представляет главную характерную черту цивилизации. Свободу Л.И.

Мечников выводит из соответствующих географических условий, которые, как он пишет, оказывают решающее воздействие на формирование различных видов деятельности людей, в частности на кооперацию.

Там, где существует, по выражению русского ученого, “кооперативная солидарность”, имеется больше возможностей для свободы и меньше для возникновения деспотических форм правления. Деспот, под которым Л.И.

Мечников подразумевает и царя, и военачальника, и жреца – словом, любого, кто проявляет деспотические намерения в отношении другого, имеет место там, где ему нет отпора, и люди, лишенные кооперативной солидарности, безропотно ему подчиняются.

Исследуя причины возникновения цивилизации, Л.И. Мечников главное внимание обращает на географическую среду, которая, по его глубокому убеждению, сыграла решающую роль в генезисе и формировании цивилизации.

“В жарком поясе, – писал он, – несмотря на его роскошную флору и фауну, до сих пор также не возникло прочной цивилизации, которая занимала бы почетную страницу в летописях человечества.

Здесь причина этого кроется в самом факте, так сказать, излишнего развития органической жизни во всех ее формах, это изобилие жизни служит в ущерб развитию энергии и умственных способностей у населения; жители жаркого пояса, получая в изобилии и почти без всяких координированных усилий со своей стороны все необходимое для материального благоденствия, по этой самой причине лишены единственного стимула к труду, к изучению окружающего мира и к солидарной, коллективной деятельности” [2]. Труд, заключает Л.И. Мечников, не является в тропиках необходимым условием для зарождения прогресса и цивилизации. Поэтому лишь в условиях умеренного климата у людей имеется стимул к труду, поскольку природа не дает им ничего в готовом виде. Вот почему цивилизации возникли в умеренном поясе.

Похожий материал – Реферат: Философское понимание материи

2 Мечников Л.И. Цивилизации и великие исторические реки. М., 1995. С. 273.

В данном случае мысли Л.И. Мечникова созвучны с мыслями К. Маркса, писавшего, что не области тропического климата, а умеренный пояс был родиной капитала, что не абсолютное плодородие почвы, а ее дифференцированность, разнообразие ее естественных продуктов составляет естественную основу общественного разделения труда.

Вместе с тем Маркс подчеркивал, что естественные условия представляют лишь возможность получения прибавочного продукта, но не создают его сами по себе. На прибавочный труд они влияют лишь как естественные границы, которые отодвигаются назад в той мере, в какой развивается промышленность.

Таким образом, Маркс связывал естественные условия с материальным производством и выяснял их влияние через производство.

Великие реки Л.И. Мечников считал основным фактором, детерминировавшим зарождение и развитие цивилизации. “Четыре древнейшие великие культуры все зародились и развились на берегах великих рек.

Хуанхэ и Янцзы орошают местность, где возникла и выросла китайская цивилизация; индийская, или ведийская, культура не выходила за пределы бассейнов Инда и Ганга; ассиро-вавилонская цивилизация зародилась на берегах Тигра и Евфрата – двух жизненных артерий Месопотамской долины; наконец, Древний Египет был, как это утверждал еще Геродот, “даром” или “созданием” Нила” [3]. Поскольку эти цивилизации возникли на берегах рек, русский ученый их называет речными цивилизациями.

3 Там же. С. 328-329.

Речные цивилизации, продолжает Л.И. Мечников, были изолированы друг от друга и поэтому сильно различались. По мере их распространения на побережья морей и тем более океанов они стали охватывать более широкий круг народов. Освоение океанов, по утверждению Л.И.

Мечникова, приводит к возникновению океанской цивилизации, которая начинается с открытия Америки. Русский ученый считает, что демаркационной линией между Средними веками и Новым временем является открытие Нового Света Колумбом.

“Результатом этого открытия явилось быстрое падение средиземноморских наций и государств и соответственный быстрый рост стран, расположенных на побережье Атлантического океана, то есть Португалии, Испании, Франции, Англии и Нидерландов.

Народы этих стран не замедлили воспользоваться географическими выгодами своих стран, и центры цивилизации переместились с берегов Средиземного моря на берега Атлантического океана. Константинополь, Венеция и Генуя потеряли свое значение, и во главе культурного движения стали Лиссабон, Париж, Лондон и Амстердам” [4].

Очень интересно – Статья: Рождение древнегреческой философии

При сравнении Древнего Запада и Древнего Востока Л.И. Мечников делает вывод, что Запад превосходит Восток по всем параметрам, но это превосходство он тоже объясняет географическими преимуществами Запада. Инертность Индии, считает он, обусловливается ее неблагоприятным географическим положением.

“Достигнув предела развития речного периода цивилизации, индусская нация, запертая в изолированной стране, примирилась со своей судьбой и безропотно покорилась; индусский народ замер в бездействии, в бесстрастном покое и в созерцательном экстазе…” [5].

В отличие от восточных стран западные государства вели очень активный образ жизни, постоянно искали новые территории и новые возможности усиления своего влияния. Л.И. Мечников делал ту же ошибку, что и другие исследователи, объявлявшие восточные народы инертной массой. Так же он объяснял и политические формы правления, в частности деспотию.

По его мнению, деспотизм тоже детерминируется географическими факторами. Деспотизм египетских фараонов, например, Л.И. Мечников выводил из климатических условий долины Нила.

4 Мечников Л.И. Цивилизации и великие исторические реки. С. 334-335.

5 Там же. С. 423-424.

Следует подчеркнуть, что сторонники географического детерминизма сыграли известную положительную роль. Во-первых, признавая определяющую роль географической среды в историческом процессе, они тем самым показали, что движущие силы общественного развития следует искать на земле, а не на небе, как это делали и делают теологи.

Во-вторых, многие их идеи очень актуальны в наше время, когда, как уже выше отмечалось, мир переживает глубокий экологический кризис и когда необходимо беречь природную среду, от которой в конечном счете зависит жизнь и дальнейшее существование человечества.

Вместе с тем нельзя не отметить, что сторонники данного подхода не учитывали качественного своеобразия общества и все объясняли лишь географическими условиями.

Другие мыслители при исследовании движущих причин общественного развития решающее значение придавали духовному фактору. Так, французские материалисты XVIII века объясняли все социальные процессы из идей, из принципа: “Мнения правят миром”.

Но этот принцип не мог дать цельного научного представления о социальных феноменах, потому что в действительной жизни оказывается, что мнений существует неограниченное количество, что каждый человек имеет свое собственное мнение.

Правда, эти мыслители говорили, что речь идет не о мнениях и идеях всех людей, а только о мнениях критически мыслящих личностей, создающих идеальные модели общества и предлагающих их народу. Но ведь и критически мыслящих личностей тоже может оказаться огромное множество.

Вам будет интересно – Доклад: Философия власти Екатерины II

Основоположник позитивизма О. Конт прямо заявлял, что социальной детерминантой являются идеи: “Не читателям этой книги я считал бы нужным доказывать, что идеи управляют и переворачивают мир, или, другими словами, что весь социальный механизм действительно основывается на убеждениях” [6].

Гегель тоже исходил из духовного фактора, но он поставил этот вопрос несколько иначе. Он считал, что творцом истории является мировой разум. Понятие разума немецкий философ употребляет в разных смыслах.

Во-первых, разум – это разум индивида; во-вторых, разум – это закономерное развитие истории; в-третьих, разум – это основа истории.

“Разум, – пишет Гегель, – есть субстанция, а именно – то, благодаря чему и в чем вся действительность имеет свое бытие; разум есть бесконечная мощь… Разум есть бесконечное содержание, вся суть и истина…” [7].

Всю историю Гегель превращает в историю мысли, которую нужно излагать и исследовать. “Гегелевское понимание истории предполагает существование абстрактного, или абсолютного, духа, который развивается таким образом, что человечество представляет собой лишь массу, являющуюся бессознательной или сознательной носительницей этого духа” [8].

Правда, при анализе конкретной истории Гегель дает замечательное изложение фактологического материала. Но тем не менее для немецкого философа главной движущей силой истории выступает идея.

Поэтому философия истории Гегеля – это спекулятивная философия, в которой в мистифицированной форме просматриваются гениальные идеи о закономерностях исторического развития, о социальном прогрессе, о необходимости и свободе и т.д.

6 Конт О. Курс положительной философии. СПб., 1900. Т.1. С. 21.

7 Гегель Г.В.Ф. Лекции по философии истории. М., 1993. С. 64.

Похожий материал – Реферат: Budism

8 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 2. С. 93.

Маркс тоже искал движущие силы общественного развития, его детерминанты, но к изучению истории он подошел с диаметрально противоположных, а именно с материалистических позиций. Он считал, что следует исходить не из идей, а из реальных жизненных предпосылок.

“Предпосылки, с которых мы начинаем, – не произвольны, они – не догмы; это действительные предпосылки, от которых можно отвлечься только в воображении.

Это – действительные индивиды, их деятельность и материальные условия их жизни, как те, которые они находят уже готовыми, так и те, которые созданы их собственной деятельностью. Таким образом, предпосылки эти можно установить чисто эмпирическим путем” [9].

Люди в процессе совместной деятельности производят необходимые им жизненные средства, но тем самым они производят свою материальную жизнь, которая является фундаментом общества.

Материальная жизнь, материальные общественные отношения, формирующиеся в процессе производства материальных благ, детерминируют все другие формы деятельности людей – политическую, духовную, социальную и т.д. Идеи, даже туманные образования в мозгу людей, являются испарением их материальной жизни. Мораль, религия, философия и другие формы общественного сознания отражают материальную жизнь общества.

Сущность материалистического понимания истории Маркс в предисловии к “К критике политической экономии” выразил следующим образом: “В общественном производстве своей жизни люди вступают в определенные, необходимые, от их воли не зависящие отношения – производственные отношения, которые соответствуют определенной ступени развития их материальных производительных сил. Совокупность этих производственных отношений составляет экономическую структуру общества, реальный базис, на котором возвышается юридическая и политическая надстройка и которому соответствуют определенные формы общественного сознания. Способ производства материальной жизни обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще. Не сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание” [10].

9 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3. С. 18.

Источник: https://studworks.org/referat-278581-statya-poiski-dvizhushih-sil-obshestvennogo-razvitiya.html

Book for ucheba
Добавить комментарий