13.2. Диалектико-материалистическая теория познания

Хрестоматия по философии. часть 2. | страница 13 | онлайн-библиотека

13.2. Диалектико-материалистическая теория познания

Кузанский Н. Об ученом незнании // Сочинения: в 2-х т. Т. 1. – М., 1979. -С. 151.

Когда мы говорим о бытии и только о бытии, то единство может заключаться лишь в том, что все предметы, о которых идет речь, суть существуют.

В единстве этого бытия, – а не в каком-либо ином единстве, – они объединяются мыслью, и общее для всех них утверждение, что все они существуют, не только не может придать им никаких иных, общих или необщих свойств, но на первых порах исключает из рассмотрения все такие свойства.

Ибо как только мы от простого основного факта, что всем этим вещам общее бытие, удалимся хотя бы на один миллиметр, тотчас перед нашим взором начинают выступать различия в этих вещах.

Состоят ли эти различия в том, что одни вещи белы, другие черны, одни одушевлены, другие неодушевлены, одни принадлежат, скажем, к посюстороннего миру, другие к потустороннему, – обо всем этом мы не можем заключать только на основании того, что всем вещам в равной мере приписывается одно лишь свойство существования.

Единство мира состоит не в его бытии, хотя его бытие есть предпосылка его единства, ибо сначала мир должен существовать прежде, чем он может быть единым.

Бытие есть вообще открытый вопрос, начиная с той границы, где прекращается наше поле зрения.

Действительное единство мира состоит в его материальности, а эта последняя доказывается не парой фокуснических фраз, а длинным и трудным развитием философии и естествознания.

Энгельс Ф. Анти-Дюринг // Собрание сочинений. Т. 20. – С. 42, 43.

Но ведь вопрос в том, что понимать под действительностью? Относительно недавнее радикальное “разделение” Универсума на бытие и мышление (последнее, несмотря на все “практические приложения”, стало пониматься преимущественно в номиналистическом смысле), как и всякое распадение, есть умирание, отступление от глубинных основ бытия.

Оно, вытеснив древнюю интуицию о целостности мира, тождестве бытия и мышления, породило (202) изощренную, часто аксиологически нейтральную, субъект-объектную гносеологию (в известной степени преодоленную в экзистенциализме), ищущую, в основном, ответ на вопрос “как?”, а не “зачем”.

Понятия “ценности”, “смысла” были субъективированы и психологизированы, утратив какую-либо связь с Бытием, которое стало подниматься как что-то отвлеченно чуждое…

В христианской метафизике не только утверждается наличие сверхъестественного, но и само понятие Иного, Другого доводится до своего предела, что обозначается терминами: “нетварный” (Бог), соотносительно с “тварным” (миром). Это оказывается возможным благодаря Библейскому учению о творении мира “из Ничего” (см.: Мак.

7, 28), не встречающемуся в других религиях, которые в силу одного этого склонны к пантеизму или внутренне, в известном смысле, противоречивому дуализму.

Важность этого положения трудно преувеличить, так как только при таком понимании Бытия возможно высоконапряженное метафизическое поле, побуждающее движение, по сравнению с которым любое “самодвижение” оказывается вторичным, несамодостаточным, хаотическим, как движение без определенного направления и цели…

Христианское мировоззрение, будучи теизмом, не ограничивается признанием сверхъестественного начала бытия, но исповедует его личностный характер, что углубляет древнее учение о микрокосме (человеке) и макрокосме (Вселенной).

Было бы contra-dictio in adjecto [противоречит в определении], если бы макрокосм не обладал бы каким-либо свойством микрокосма, в том числе и личностного.

Именно этот пункт часто представляет “камень преткновения” для современного сознания, для которого непременным условием истинности знания является его объективность, понимаемая в смысле безличности (парадоксальный для нашего времени рецидив древнего пантеистического мировоззрения).

Игумен Вениамин (Новик). О православном миропонимании // Вопросы философии. – 1993. – №4.– С. 135-149.

Человек, скорее самим бытием “брошен” в истину бытия, чтобы, эк-зистируя таким образом, беречь истину бытия, чтобы в свете бытия, сущее явилось как бы сущее, каково оно есть. Явится ли оно и как явится, войдут ли в просвет бытия, будут ли присутствовать или отсутствовать Бог и боги, история и природа и как именно присутствовать, решает не человек.

Явление сущего покоится в историческом событии бытия. Для человека, однако, остается вопрос, сбудется ли он, осуществится ли его существо так, чтобы отвечать этому событию; ибо соразмерно последнему он призван как экзистирующий хранить истину бытия. Человек – пастух бытия. Только к этому подбирается мысль в “Бытии и времени”, когда экстатическое существование осмысливается там как забота (ср.

44 а, С. 226 см.). (203)

Но бытие – что такое бытие? Оно есть Оно само. Испытать и высказать это должно научиться будущее мышление. “Бытие” – это не Бог и не основа мира. Бытие шире, чем все сущее, и все равно оно ближе человеку, чем любое сущее, будь то скала, зверь, художественное произведение, машина, будь то ангел или бог. Бытие – это ближайшее.

Однако ближайшее останется для человека самым далеким. Человек всегда уже заранее держится прежде всего за сущее и только за него. Представляя сущее как сущее, мысль, конечно, вступает в отношение к бытию, но мыслит по-настоящему всегда только сущее как таковое и как раз никогда – бытие как таковое. “Проблема бытия” вечно остается вопросом о сущем.

Проблема бытия – пока вовсе не то, что означает это коварное обозначение: не вопрос о Бытии. Философия даже там, где она, как у Декарта и Канта, становится “критической”, неизменно впадает в колею метафизического представления. Она мыслит от сущего и в ориентации на сущее, проходя через момент обращенности к бытию.

Ибо всякое отталкивание от сущего и всякое возвращение к нему заранее всегда уже стоит в свете бытия.

Просвет бытия метафизике ведом, однако, либо только как взор пребывающего в “виде” (“идее”), либо – в критической философии – как то, что рассматривается в кругозоре категоризирую-щего представления: исходящего от субъективности.

Это значит: истина бытия в качестве его просвета остается для метафизики потаенной вместе с тем не порок метафизики, а от нее самой закрытое и все же ей завещанное сокровище ее подлинного богатства. Сам просвет есть бытие.

Именно он внутри бытийной истории метафизики только и делает возможным то явление, благодаря которому присутствующее затрагивает присутствующего при нем человека, так что сам человек впервые оказывается способен своим вниманием прикоснуться к бытию (Аристотель. Метафизика IX). Всякое рассмотрение уже только тянется за этим явлением.

Второе препоручает себя первому, когда внимание превращается в представление-перед-собой, в “восприятие” (perceptio) предмета “мыслящей вещью” (res cogitans) как “субъектом” всякой “достоверности” (certitude).

Хайдеггер М. Письмо о гуманизме // Бытие и время. – М., 1992. – С. 202 .

Каким бы образом не брались истолковать сущее, или как дух в смысле спиритуализма, или как материю и силу в смысле материализма, или как становление и жизнь, или как представление, или как волю, или как субстанцию, или как субъект, или как энергию, или как вечное возвращение того же, всякий раз сущее как сущее является в свете бытия. Повсюду, когда метафизика представляет сущее, бытие высветилось. Бытие в некой потаенности пришло. Приносит ли бытие, как оно с собой приносит такую (204) непотаенность, открывает ли бытие, как оно с собой приносит такую непотаенность, открывает ли, как Оно открывает себя в метафизике и в качестве метафизики остается скрытым. Бытие в своем высвечивающем существе, то есть в своей истине не продумывается. И все-таки в своих ответах на свой вопрос о сущем как таковом метафизика говорит из незамеченной открытости бытия. Истина бытия может быть поэтому называется почвой, на которой держится метафизика как корень дерева философии, из которой она питается.

Хайдеггер М. Введение к кн.: “Что такое метафизика?” – С. 27.

Туда к бытию в целом, тянет нас в нашей ностальгии. Наше бытие есть это притяжение. Мы всегда уже так или иначе направились к тому целому или, лучше, мы на пути к нему. Но “нас тянет” – это значит нас одновременно что-то неким образом “тащит назад, мы пребываем в некоей оттягивающей тяготе.

Мы на пути к этому “в целом”. Мы сами же и есть переход, “ни то, ни другое”. Что такое это наше колебание между “ни то – ни то”? Ни одно, ни равным образом другое, вечное, пожалуй, и все-таки нет, и однако же”. Что такое этот непокой неизменного отказа? Мы называем это конечностью.

 – Мы спрашиваем: что это такое – конечность?

13

Источник: http://litrus.net/book/read/139414?p=13

Диалектико-материалистическая теория познания

13.2. Диалектико-материалистическая теория познания

Теория познания была разработана с диалектико-материалистических позиций Марксом и Энгельсом. Как и все материалисты, они признавали первичность и несотворимость материального мира.

Решая вторую сторону основного вопроса философии, т.е.

как относятся наши мысли об окружающем нас мире к самому миру, в состоянии ли наше мышление верно отражать действительность, Энгельс раскрывает диалектико-материалистические взгляды на познаваемость мира.

Исходя из принципа познаваемости мира, он рассматривает наши знания как отражение внешнего мира в сознании человека.

При этом процесс отражения объективного мира рассматривается как сложный, противоречивый процесс, пронизанный диалектикой: «точное представление о вселенной, о ее развитии и о развитии человечества, равно как и об отражении этого развития в головах людей, может быть получено только диалектическим путем».

При этом вещи и процессы отражаются в чувственных представлениях и понятиях. Более содержательным, полным оказывается отражение в форме суждений, умозаключений, в виде научных законов и развитых теоретических систем, выработка и принятие которых подготавливаются гипотезами.

Энгельс подчеркивал, что сам принцип отражения следует понимать не натуралистически, не просто как естественную способность человеческой головы, а как способность, сформированную исторически, в процессе материальной деятельности людей, общественной практики.

Если же принимать сознание, мышление «вполне натуралистически», просто как нечто данное, заранее противопоставляемое бытию, природе, как это было свойственно домарксовскому материализму, то «в таком случае должно показаться чрезвычайно удивительным то обстоятельство, что сознание и природа, мышление и бытие, законы мышления и законы природы до такой степени согласуются между собой». Конечно, отмечал Энгельс, нельзя забывать, что сознание и мышление являются продуктами «человеческого мозга и что сам человек – продукт природы, развившийся в определенной среде и вместе с ней». Но главную роль в установлении диалектического единства мышления и бытия играет предметная материальная деятельность человека, практика.

Диалектико-материалистическая теория познания рассматривалась в марксизме как теория отражения. При этом отражение понималось как активный, а не пассивный процесс взаимодействия субъекта с объектом. Здесь преодолевается основной недостаток домарксистского материализма, который состоял в игнорировании роли практики, а тем самым и активности субъекта познания.

Введя в теорию познания принцип практики, Маркс диалектически связал воедино признание объективности познания с активностью субъекта. Объект включался в сферу познания не сам по себе, а будучи опосредованным практической деятельностью. Такой подход позволил преодолеть не только созерцательность домарксистского материализма, но и идеалистическое понимание активности субъекта.

Отношения между субъектом и объектом понимались диалектически. Признавалось, что объективный мир детерминирует деятельность людей, их сознание, а также, что субъект активен.

Опираясь на законы объективного мира, он познает его и целесообразно преобразует. При этом под субъектом познания понималась не только отдельная личность, но и группа людей и все человечество.

Под объектом же понимался материальный мир, включенный в определенную человеческую практическую деятельность.

Проводя последовательно принцип единства диалектики и теории познания, Энгельс отмечал, что диалектика понятий является сознательным отражением диалектики движения действительного мира.

Создавая диалектико-материалистическую теорию познания, Маркс прежде всего устанавливает ее исходный пункт – понятие общественной практики, составляющей основу познания.

Прослеживая развитие основных категорий политической экономии, он показывает, что эти категории, например понятие абстрактного труда, исторически связаны с определенным уровнем развития общественной практики.

Это положение относится к категориям любой науки, к историческому развитию научного познания вообще.

Познавательный процесс определялся Марксом как процесс восхождения от конкретного в действительности к абстрактному в мышлении и далее как воссоздание конкретного в познании.

Методу восхождения от абстрактного к конкретному Маркс придавал большое значение, считая, что он лежит в основе политической экономии XIX в., тогда как метод восхождения от конкретного в действительности к абстрактному мышлению характерен для XVIII в.

Эти проблемы специфики форм и суждений познания рассмотрены Марксом в «Капитале» в контексте конкретного политэкономического исследования.

Диалектика дает возможность правильно решить сложные вопросы теории познания и избежать заблуждений как догматизма, преувеличивающего момент абсолютности в знаниях, так и релятивизма, который абсолютизирует момент относительности знаний и в результате приходит к агностицизму. Введение принципа практики позволило Марксу и Энгельсу решить вопрос о тождестве мышления и бытия с диалектико-материалистических позиций. Практика рассматривалась ими как основа, средство, цель познания, а также в качестве критерии истины.



Источник: https://infopedia.su/16x76ae.html

Диалектика

13.2. Диалектико-материалистическая теория познания

Материалистическая теория познания.
– 11.04.07 г.

[В отличие от других информационных источников в данной статье приводятся ранее плохо раскрытые методологические и некоторые критические аспекты материалистической теории познания. Многие положения заслуживают детализации, но для первой статьи приведенного их изложения, на наш взгляд, вполне достаточно.]

Согласно В.И.

Ленину и диалектическому материализму, материалистическая теория познания (или материалистическая диалектика, как теория познания) есть учение о развитии в его наиболее полном, глубоком и свободном от односторонности виде, учение об относительности человеческого знания, дающее полное отражение вечно развивающейся материи, или всестороннее учение о развитии, о всеобщей связи и взаимообусловленности явлений. 
    Материалистическая теория познания является гносеологией диалектического материализма.
    Материалистическая теория познания становилась и развивалась на основе диалектического метода Маркса и неразрывно с диалектическим материализмом, но в СССР именно ее догматизация привела к сникновению диалектического материализма и превращению его в советский диалектический материализм, во многом уже не похожим на учения Маркса и Ленина.

По словам Энгельса, Маркс и он сам «были едва ли не единственными людьми, которые спасли из немецкой идеалистической философии сознательную диалектику и перенесли ее в материалистическое понимание природы и истории». Однако это свелось лишь к субъективному, рационально-материалистическому использованию диалектики для решения насущных задач.

В результате актуализированными оказались, согласно Ф. Энгельсу, объективная диалектика, царящая в природе, и субъективная диалектика (диалектическое мышление), являющаяся отражением и осознанием всемирного движения и изменений*.
    Материалистическая теория познания создавалась вместе с разработкой научного мировоззрения революционного пролетариата.

Поэтому, как считается, заслуга классиков марксизма-ленинизма заключается, прежде всего, в том, что они впервые обосновали то, что познание представляет собою диалектический процесс отражения предметов и явлений, их связей и закономерностей на основе общественно-исторической практики человечества.

Однако 1) в более широком и диалектическом смысле основа указанных положений была впервые высказана и обоснована Гегелем, 2) материалистическое представление не является всеобъемлющим представлением, 3) практика пролетариата не является практикой человечества.
     Одним из краеугольных моментов материалистической теории познания становится введенный К.

Марксом критерий проверки истины практикой, но, следует отметить, относительной или частной истины, выражаемой выводами самой этой теории. В этом – большой недостаток марксова критерия, поэтому В.И. Ленин все же определил относительность критерия практики хотя бы потому, что историческая действительность все время меняется.

Но главный вопрос – в ограниченной своими принципами самой материалистической теории познания, в частности, в возможности проверки лишь части практики.
    Как и у Гегеля, в диалектике Маркса историческое и логическое – едины.

Энгельс отмечал, что у Маркса логический способ был не чем иным, как тем же историческим способом, освобожденным от исторической формы и случайностей. С чего начинает история, с того же должен начинаться и ход мыслей, при этом отражение в них исторического процесса должно быть исправлено соответственно законам, определенным самим историческим процессом.

Но за исключением того, что необходимы субъективные исправления, аспекты единства логического и исторического, начинания исследований и др. в диалектике Маркса есть полное повторение ряда частностей философии Гегеля. (Напр., ср.: «То, что является первым в науке, должно было явить себя первым также и исторически» [1. Т. 5. С. 75].)
    В.И.

Ленин развил положения материалистической теории познания. Он указал на то, что 1) вещи существуют независимо от человеческого сознания, 2) существенно лишь разделение познанного и еще не познанного, и не существует непознаваемого, т.н.

«вещей в себе», 3) необходим диалектический подход, выявляющий, как из незнания появляется знание, как происходит уточнение и наполнение знаний.
    В.И. Ленин указал на один из главных принципов познания диалектической философии – на переход от знания о единичном (созерцаемом) к обобщенному знанию о существенном, но не учел указанной Гегелем особенности. Более того, В.И.

Ленин ограничил процесс познания эмпирической (чувственное познание) и рациональной (логическое мышление) формами, хотя указал на их диалектическое единство. Таково серьезное методологическое ограничение материалистической теории познания (диалектическая философия определяет большее количество форм познания). Более того, значение познания непосредственно за счет сознания вообще не учитывалось (не следует путать с тем, что актуализация новых знаний в процессе умозаключений относится к деятельности, основанной на чувственном познании и логическом мышлении).

Основные положения материалистической теории познания кратко выражены В.И. Лениным: от живого созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике. 
    В развернутой форме их можно сформулировать следующим образом [2. Т. 1. С. 67-68].
 1. «Теория объективной диалектики есть результат отражения I порядка.

Объектом этого отражения служит реальность, как она существует безотносительно к знанию.

Теория субъективной диалектики выступает результатом отражения II порядка, объектом которого предстает знание, как оно существует в голове человека безотносительно к реальности… Отражение III порядка… есть возвращение к содержательному методу мышления, но с учетом особенностей и закономерностей формального метода». 
 2.

«Единство теории объективной и теории субъективной диалектик (или единство диалектико-материалистической онтологии и диалектико-материалистической гносеологии) заключается… не в их отождествлении, а в их взаимосвязи и взаимовлиянии. Однако в этом взаимовлиянии определяющую роль играет объективная, а не субъективная диалектика. В.И.

Ленин писал: «Диалектика вещей создает диалектику идей, а не наоборот» ».
 3. «…О первичности объективной диалектики относительно диалектики субъективной можно говорить только в онтологическом плане; в гносеологическом плане эти форма диалектики равнозначны».
    Итак,
 1.

теория объективной диалектики – это диалектико-материалистическая онтология, ее объектом является реальность, а результатом – информация о ней;
 2. теория субъективной диалектики – это диалектико-материалистическая гносеология, ее объектом является информация о реальности, а результатом – осмысление и понимание той или иной части реальности;
 3. …отражение III порядка есть возвращение к содержательному методу мышления…

Материалистическая теория познания базируется на следующих положениях философии Гегеля, ставших опорными также и для диалектического метода Маркса:
 1. всеобщая связь и взаимозависимость явлений – вне закономерной связи не существуют никакие явления,
 2. движение, изменение, развитие и обновление природы и общества,
 3.

переход количественных изменений в качественные преобразования, борьба старого и нового,
 4. борьба (в диалектической философии – взаимодействие) противоположностей, в т.ч. как источник и внутренне содержание любого процесса развития.

[Критика указанных положений при их применении в узком, рационально-материалистическом подходе дана в статье «Диалектический метод Маркса».]

Материалистическая теория познания характеризуется следующими основоположениями (каждое из них имеет ряд принципиальных аспектов, но которые в данной краткой статье по причинам ее изрядного увеличения и инструментализации освещены не будут):
 1. материальность мира,
 2. первичность материи и вторичность сознания,
 3. познаваемость мира.

    Эти основоположения являются базовыми, соответственно, и длядиалектического материализма.

    Однако первое основоположение серьезно ограничивает материалистическую теорию познания, ибо происходит отказ от  рассмотрения всеобщности, включающей не только материальное (здесь: объективную реальность – термин материалистического подхода), но и объективное (здесь: объективную реальность – термин диалектической философии), а также сверхчувственное.

В таком случае, например, законы, по которым развивается материя, оказываются присущими материи, неотъемлемыми от нее, но материализм отказывается указать на «место» их «пребывания» и разрешить вопрос о механизме действия законов на природу из нее самой.

Более того, необъяснимыми оказываются многие эзотерические факты, которые материализму приходится отрицать и подавлять, что значимо его ослабляет, ибо отвергаемое не изучается и становится грозной силой, от которой когда-нибудь может не быть защиты.
    Второе основоположение оказывается «пятой колонной» для теории познания и диалектического материализма.

Вопрос даже не в ошибке Энгельса при постановке соответствующего вопроса. Проблема в том, что теории могут оказать влияние, но могут и не оказать влияние, более того, влияние могут оказать негативные и деструктивные теории. Критерием оценки (не проверки) становится сила – кто сильнее, теория того вернее, иные взгляды подавляются, что имело место в СССР.

Более того, существенность аспектов второго основоположения была в СССР в идеологии и, соответственно, в силе государственной власти, т.е. рассуждения и с этой стороны приводят к верности вывода о «пятой колонне».

Однако без конкуренции и при догматизации сами действующие теории оказываются не только обедняемыми, но и ослабевающими, вплоть до отказа от них их собственных идеологов и/или основной массы населения. Тогда наступает неуправляемое развитие, но определенное в своем начале некогда развитием действующей увядающей теории, что вызывает серьезное противоречие.

Так и было в СССР. Поэтому второе основоположение – одно из самых слабых и, при этом, опасных мест материалистической теории познания.
    Третье основоположение утверждает 1) частичное познание мира, ибо не рассматривается сверхчувственное, более того, 2) возможность относительности, а, значит, неверности  познания на любом его этапе.

В методологическом смысле тогда необходимо было доказать верность марксова познания и познания в СССР, иначе с учетом исторической практики (развала СССР и улетучивания диалектического материализма), а она признается критерием истины, получается, что познание диалектического материализма было неверно. 
    И база материалистической теории познания обрушилась вместе с самой теорией в начале 90-х гг. прошлого столетия, но, по сути, только из-за неполного учета диалектических принципов, обозначенных в философии Гегеля**, и не исполнения рекомендаций Маркса и Ленина…

Актуализацию и развитие материалистическая теория познания получила в диалектическом материализме.
     Но красивые выражения об отражениях и возвращении к содержательному методу мышления без их осмысления и реализации оказались ненужными, а после этого материалистическая теория познания оказалась вне принципов, заложенных К. Марксом и В.

И. Лениным, и перестала быть по многим причинам.
    Во-первых, материалистическая теория познания не учитывала сверхчувственные аспекты и зациклилась на материальном, а также игнорировала положение диалектического материализма о возвеличивании роли человека и его разума (главной стала руководящая роль партии…).

Поэтому нарастание новых объективных форм и воздействие старых, в т.ч. в психологическом и социальном планах, с одной стороны, не учитывались материалистической теорией познания (правда, уже догматизированной), а, с другой стороны, оказались крайне опасными для нее.

Они оказались в противоречии с субъективно сформированными советскими представлениями, а, как не учитываемые, привели к подрыву диалектического материализма.

 
    Во-вторых, привязанные к материалистическому воззрению положения материалистической теории познания оказались 1) в некотором, собственно представляемом пространстве, но незамкнутом в смысле решаемых проблем, и 2) без возможности (средств) учета ряда внешних факторов (в первую очередь, развитие капитализма и его влияние на социалистические страны). Поэтому материалистическая теория познания без кардинального развития, в первую очередь, обращения содержательного мышления к новым историческим формам и методам, была обречена на догматизацию, что и произошло. Это повлекло догматизацию диалектического материализма в целом и его крах.

Причиной догматизации материалистической теории познания явилась узость диалектического метода Маркса и методологическая слабость (незащищенность) многих его опорных положений (ряд из которых обозначен в одноименной статье).

    Таким образом, использование марксова специализированного принципа – рационально-материалистическое понимание диалектики, эффективно для конкретного познания и решения конкретных задач. Но в общем случае и для решения кардинально новых исторических задач с учетом очевидной частности своих подходов и парадигмальных положений этот принцип не верен  и крайне слаб.

 
    Только диалектика дает надлежащие возможности для осмысления мира и построения прогрессивного общества.* Так была «разделена» диалектика (или ее понимание), но такое положение вещей удерживалось (могло быть удержано), пока были живы К. Маркс и В.И. Ленин. Затем не смогло удержаться вместе с диалектическим материализмом….

** Анализ в том числе и этого положения оказался одной из основ учреждения двух отраслей познания в Новейшей философии – логиологии и методологии (как отраслей познания), одними из направлений которых стали изучение диалектики парадигмальных основ учений и выработка подходов к проведению исследований и методам осуществления этого.

В частности, были актуализированы меры по поддержанию эффективности диалектической теории познания в рациональной плоскости и по использованию методов, что не имеет аналогов ни только в науках, что понятно, но и в других реальных философиях.

Продолжение: «Диалектический материализм».ЛИТЕРАТУРА

:
1. Гегель Г.В.Ф. Соч. – М.-Л.
2. Материалистическая диалектика. В 5-ти т. – М., 1981.

См. «Исторический материализм» и «Материализм – материалистический идеализм».

Источник: https://dialectics.ru/167.html

Суть диалектико-материалистической концепции познания — allRefs.net

13.2. Диалектико-материалистическая теория познания

Суть диалектико-материалистической концепции познания – раздел Философия, Философия Остановимся На Основных Положениях Современной Диа­Лек­Тико-Материалистическо…

Остановимся на основных положениях современной диа­лек­тико-материалистической концепции познания. Фунда­мен­тальным принципом современной диалектико-материа­лис­ти­ческой теории познания является принцип отражения. Основы теории отражения были заложены К. Марксом, Ф. Энгельсом и В.И. Лениным.

Различают чувственные и рациональные формы отра­же­ния, воспроизведения мира в сознании. К чувственным формам относятся ощущение, восприятие и представление, к рациональ­ным — понятие, суждение и умозаключение.

В познавательном плане для характеристики знания важно рас­смотрение основных форм отражения с точки зрения соотно­шения объективного и субъективного, которые в процессе познания вообще высту­па­ют в единстве.

Каковы познаватель­ные возможности этих эле­мен­тарных форм отражения как образов мира в сознании человека?

Ощущение есть воспроизведение (отражение) в созна­нии отдельных свойств предметов. Ощущения объективны по содер­жанию, так как представляют собою воспроизведение в субъек­тивной форме свойств объективных предметов.

В то же время ощущения воспроизводят эти свойства в преобразо­ванном виде. В этом субъективность и активность ощущения.

Последнее прояв­ляется, в частности, в том, что в ощущениях происходит как дифференциация раздражителей, так и их элементарное обобщение.

Восприятие есть отражение (воспроизведение) предмета
в целостности (тотальности). Объективность восприятия со­сто­ит в том, что содержание его определяется самим объек­тивным предметом.

Субъективность восприятия состоит в том, что со­держание его зависит от прошлого опыта субъек­та, его потреб­ностей и целей.

Активность субъекта при вос­приятии прояв­ля­ет­ся в том, что оно формируется в действиях субъекта и дости­гается совместной деятельностью различных анализаторов.

Представление есть воспроизведение в сознании образа пред­мета в отсутствии его в наличии.

Объективность пред­став­ления определяется тем, что его содержание в конечном счете связано с предметами объективного мира через память, вообра­жение и тому подобное.

Субъективность и активность представ­ления проявляются в том, что при его формировании субъект комбинирует и трансформирует прошлые восприятия.

В рациональных формах отражения активность субъекта и единство объективного и субъективного (в широком смыс­ле) еще более усиливаются.

Понятие — это мысль о предмете, в которой выделяются его существенные признаки. Любое понятие — есть резуль­тат обобщения и абстрагирования (отвлечение от многообраз­ных свойств и связей предмета). Эти операции осуществля­ют­ся с помощью языка, фиксируются и выражаются в нем.

Суждение— это мысль о предмете, в которой что-либо утверждается или отрицается относительно его. Например, «Иван — человек». В суждении проявляются взаимосвязи, подвижность, гибкость, противоречивость понятий.

Умозаключение — это логическое рассуждение, посред­ством которого из одних суждений выводятся другие суж­де­ния. Например, (1) «Все люди смертны», (2) «Иван — чело­век», сле­довательно, (3) «Иван — смертен». Умозаключение — опо­сре­дованная форма отражения, оно выражает процес­су­аль­ность мышления и опирается на законы логики.

В научном познании различия и связь чувственного и рационального трансформируются в концепцию уровней по­зна­ния — эмпирического и теоретического.

На эмпиричес­ком уровне субъект познания опирается в основном на опыт (эмпи­рию), эксперимент и описывает явления в системе суж­де­ний. Рациональное в данном случае присутствует, главным образом, как основание и форма познания и знания.

На тео­ре­тическом уровне субъект познания стремится проникнуть в сущность предметов и явле­ний, выявить и объяснить глу­бинные закономерности мира. Рациональное здесь выступает, в основном, как средство получе­ния знаний.

Завершением научно-теоретического познания является создание теории. Таким образом, нельзя отождест­влять чувственное и эмпири­ческое, рациональное и теоретичес­кое, хотя они взаимосвя­заны в процессе познания.

Единство чувственного и рационального, эмпирического и теоретического в диалектико-материалистической теории по­зна­ния противостоит метафизическому сенсуализму (шире — эмпиризму), преувеличи­ваю­щему роль чувственного в позна­нии и рационализму, преувеличивающему роль абстракт­ного (теоре­ти­ческого) в познании.

Во-первых, сам чувствен­ный опыт, вы­ступающий в качестве исходной основы позна­вательного про­цес­са, является не пассивным запечатлением воздействия пред­метов внешнего мира на органы чувств, а является элементом активной, основанной на рассуждении деятельности.

Во-вторых, рациональное познание и знание несводимо к простому сумми­ро­ванию или механическому преобразованию данных органов чувств. Результаты мысли­тель­ной деятельности непосредст­венно не содержатся в чувст­венных данных.

Эмпирические данные, с которыми, в част­ности, имеет дело наука, образуются в результате исполь­зования теоретических положений для описа­ния содержания чувственного опыта, предполагают ряд теоретических идеализаций.

На теоретическом уровне процесс познания протекает в ви­де ряда организованных в систему действий, опе­ра­ций, формирующих определенные идеальные объекты. Послед­ние служат средством отражения, средством познава­тельного освоения мира.

В процессе познания как отражения объект не только воспроизводится, но и конструируется в сознании субъек­том.

В научном познании объект теории фактически постулируется теорией и является в конечном счете идеаль­ным (мысленным) конструктом.

Можно констатировать, что рациональное и теоретичес­кое активно влияют на структуру и содержание чувственного позна­ния. Даже на обыденном уровне познания мы видим, слышим, воспринимаем, представляем мир сквозь призму наших знаний, концептуальную схему сознания. Как говорят, чувственное оказывается теоретически «нагруженным».

Впрочем, и рацио­нальное (теоретическое) почти всегда вклю­чает в себя чувст­венное. В частности, рациональная по своей природе система естественного языка включает в себя поми­мо абстрактной лексики и эмоциональную («березонька», «личико», «рожа», «харя», «пожитки» и т. п.

) Таким образом, чувственное и рацио­наль­ное диалектически взаимопрони­кают.

Творческая актив­ность познающего субъекта на теоре­ти­ческом уровне проявляет­ся также в актах продуктивного воображения, фанта­зии, интуи­ции (постижение знания пря­мым его усмотрением), в поисковой деятельности, направ­лен­ной на выявление истины путем форми­рования гипотезы и ее проверки, построения теории, на проду­ци­рование новых идей и замыслов.

Далее, говоря о знании как субъективном образе реаль­нос­ти, следует помнить, что объект в сознании формируется путем синтеза образных и знаковых элементов, содержатель­ных схем мышления и культурно-исторических образцов, норм (в част­ности, под влиянием научных парадигм и актов коммуникации).

В отечественной философии науки познание в социально-куль­турном контексте рассматривали В.А. Лек­торский, В.С. Сте­пин, Л.А. Микешина, В.Н. Порус и другие.

Существенный вклад в понимание сложности и многоаспект­ности знания (особенно научного знания), а также в развитие философии науки вообще внесли вклад такие известные зарубежные философы, как Томас Кун, Имре Лакатос, Карл Поппер, Уиллард Куайн, Карл Отто Апель и другие.

В современной отечественной и зарубежной философии науки распространяется модельная концепция познания как альтернатива диалектико-материалистической концепции на основе принципа отражения.

В модельной концепции познания, на наш взгляд, пре­уве­ли­чивается относительная самостоятельность позна­ния.

Это преувеличение и отрицание истинности моделей ведет сторон­ников данной концепции к отрицанию необходи­мости катего­рии истины для теории познания вообще (см., напр.: Назаре­тян А.П. Истина как категория мифологи­чес­кого мышления // Общественные науки и современность. – 1995.

– № 4. – С. 106).

По нашему мнению, с учетом ссылок на опыт (а он связывает знание с внешним миром) и челове­чес­кую деятельность, мо­дель­ную концепцию познания мож­но рассматривать как совре­мен­ную конкретизацию теоре­ти­ческого уровня познания в русле диалектико-материалис­тической концепции познания на основе принципа отраже­ния. Или, по крайней мере, модельная концепция не отрицает диалектико-материалистическую.

Развернуть

Открыть в широком формате

Источник: http://allrefs.net/c1/3uzue/p32/

Концепция материалистической диалектики

13.2. Диалектико-материалистическая теория познания

Вклад философии марксизма в мировую философскую мысль не исчерпывается созданием новой концепции общественного развития. Марксистская философия знаменует вместе с тем и новый подход к пониманию природы и человеческому познанию. Философию марксизма называют диалектическим материализмом.

[2] В ней впервые соединены диалектика и материализм, если, конечно, не брать во внимание наивную диалектико-материалистическую концепцию Гераклита. Материализм французских философов ХYIII века и Фейербаха был метафизическим,[3] механическим материализмом.

Все они считали природу первичной, исключали какое – либо воздействие на неё сверхъестественных сил, но при этом отрицали изменение, развитие природы.

Даже «… у Гегеля господствовало представление о природе, как о всегда равном себе целом, движущемся в одних и тех же ограниченных кругах, с вечными небесными телами, как учил Ньютон, и с неизменными видами органических существ, как учил Линней, – писал Ф.

Энгельс, – в противоположность этому представлению о природе современный материализм обобщает важнейшие успехи естествознания, согласно которым природа также имеет свою историю во времени, небесные тела возникают и исчезают, как и все те виды организмов, которые при благоприятных условиях населяют эти тела…» [6,с.24-28]. При этом Ф.Энгельс не только констатирует развитие природы, но и формулирует в «Диалектике природы» законы, по которым происходит это развитие, – законы диалектики. Таких законов три:

1 Закон перехода количества в качество и обратно.

2 Закон взаимного проникновения противоположностей.

3 Закон отрицания отрицания.

Эти законы, по словам Энгельса, были разработаны еще Гегелем. Но у Гегеля они выступают как законы развития абсолютного духа и потом навязываются природе, истории и человеческому познанию.

У Гегеля диалектика выступает в идеалистической форме, как диалектика абсолютного духа, а потом уже как диалектика человеческой истории и познания. А в марксистской философии законы диалектики выводятся из истории природы и общества, истории человеческого познания.

Диалектика мышления есть лишь отражение диалектики природы и общества, а не наоборот. Законы диалектики вместе с такими категориями, как единичное и общее, причина и следствие, содержание и форма и т.п.

и принципами всеобщей связи и развития составляют науку диалектики, которую Энгельс определял как науку «о всеобщих законах движения и развития природы, человеческого общества и мышления».

Исходя из диалектических принципов марксистская философия трактует и саму материю. Для неё материя – не определенный вид физической реальности в виде атома, вещества, как полагали материалисты до марксизма.

Под материей она понимает объективную реальность вообще, не связывая её с веществом или полем и даже физической реальностью вообще, так как материальными являются и экономические общественные отношения. Понятие «материя» является абстракцией, отображающей все конкретные виды и формы существования объективной реальности.

Способом существования материи выступает движение: нет материи без движения. При этом диалектический материализм исходит из той посылки, что механическое движение есть лишь один из видов движения, существующего в разнообразных формах. Энгельс выделил пять форм движения материи.

Наряду с механической он называл физическую, химическую, биологическую и социальную формы движения, характеризующие различные уровни организации материи. Объективными формами существования материи являются пространство и время.

Сознание, с точки зрения диалектического материализма, есть свойство материи. При этом диалектический материализм отрицает гилозоизм, согласно которому сознание присуще всей материи. Сознание присуще только высокоорганизованной материи, какой является человеческий мозг, и возникает оно в процессе длительной эволюции природы.

При этом природа создает лишь предпосылки для сознания, его материальную основу – нервную систему во главе с головным мозгом. Само же сознание есть общественный продукт, его возникновение связано с превращением человекоподобного нашего предка в результате трудовой деятельности в человека.

Общественную природу сознания сегодня подтверждают случаи с «маугли» – человеческими детёнышами, лишенными в самом раннем детстве человеческого общения и вскормленными животными.

Даже попав позже в человеческую среду, они не могут стать людьми, не в состоянии сформировать своё сознание, их мышление и поведение, как правило, остаются на уровне тех животных, в среде которых прошло их раннее детство.

С позиций диалектики марксистская философия подходит и к процессу познания.

Но, говоря о марксистской теории познания, следует отметить, прежде всего, то обстоятельство, что марксистская философия включает практику в познавательный процесс, что коренным образом меняет представление о познании. С точки зрения марксизма познание должно рассматриваться как сторона, момент практической деятельности.

Практика выступает основой, движущей силой, целью познания и критерием истины. Только опираясь на практику, говорит марксизм, можно показать несостоятельность агностицизма и обосновать познаваемость мира.

Только исходя из этого можно объяснить творческую активность сознания, преодолеть пассивно-созерцательное отношение к познавательному процессу.

Что же касается диалектики процесса познания, то здесь нужно отметить, прежде всего, два момента. Во-первых, марксистская философия преодолевает односторонности эмпиризма и рационализма.

Она считает, что познавательный процесс представляет собой диалектическое единство чувственной и логической ступеней познания.

Она согласна с Кантом в том, что чувства не мыслят, а разум не чувствует, и считает, что подлинное своё значение чувственная и логическая ступени познания приобретают лишь в диалектическом единстве.

Во-вторых, марксизм считает, что к результату познания следует тоже подходить диалектически, т.е. не рассматривать знание в каждый данный момент как готовое и законченное, а рассматривать истину как процесс движения от незнания к знанию, от менее полного знания к более полному.

Марксистское учение об истине включает в себя учения об объективной, абсолютной и относительной истинах. Марксизм убежден, что в ходе исторического процесса человечество в состоянии познать объективную истину.

И эта убежденность служит залогом того, что люди в состоянии построить справедливое общество, способствующее формированию свободного, всесторонне развитого человека.

Литература

1 Маркс, К. К критике политической экономии//Маркс К., Энгельс Ф.,Соч.-2-е изд.-Т.13.- М.: Политиздат, 1959. -С.1-167.

2 Маркс, К. Наемный труд и капитал// Маркс К., Энгельс Ф.Соч.-2-е изд.-Т.6.- М.: Политиздат, 1957.-С.428-459.

3 Маркс, К. Тезисы о Фейербахе// Маркс К., Энгельс Ф.Соч.-2-е изд.-Т.3.- М.: Политиздат, 1955. -С.1-4.

4 Маркс, К.Экономическо-философские рукописи1844 г.// Маркс К., Энгельс Ф. Из ранних произведений. – М.: Политиздат, 1956.-С.517-642.

5 Маркс, К., Энгельс Ф. Немецкая идеология// Маркс К., Энгельс Ф.-Соч.-2-е изд.-Т.3.- М.:Политиздат, 1955. -С.7-544.

6 Энгельс, Ф. Анти-Дюринг// Маркс К., Энгельс Ф. Соч. -2-е изд.-Т.20.-М.:Политиздат, 1961. – С.5-338.

7 Ясперс, Смысл и назначение истории.- М.: Политиздат, 1991.-527с.

Источник: https://studopedia.su/13_102927_kontseptsiya-materialisticheskoy-dialektiki.html

Материалистическая теория познания

13.2. Диалектико-материалистическая теория познания

Принципы.

1) Вещи существуют объективно независимо от нашего сознания

2) Нет разницы между явлениями и вещью в себе. Различие есть между тем, что познано и не познано.

3) В теории познания нужно рассуждать диалектически (единство чувств и рациональности)

В основе их единства лежит человеческая деятельность.

Проблемы отношений субъекта и объекта познания

До Канта – субъект – отдельный человек, объект – предмет его познания.

После – субъективно-духовное образование, с его оприорными знаниями и моралью, волевыми качествами.

В основе наших знаний лежит форма сознания.

Пространство и Время.

Добро и Зло

Предшествует всем другим знаниям.

Объект – продукт деятельности субъекта.

Субъект– над индивидуальной деятельностью, сущность которого в активной деятельности.

У Канта – духовная деятельность.

У Маркса – материально-чувственная деятельность.

Субъектом познания – является человеческое общество.

Источник знания видели – в творческой деятельности человека.

Чувственное и рациональное познание

Философы Нового Времени выделили 2 формы знания:

1) Чувственное

2) Рациональное

Бэкон – В основе знания лежит опыт эксперимента.

Декарт – В качестве. – Я чувствую значит я существую.

Последовательность этапов

I Чувственное познание включает в предметно чувственную деятельность, связывает контакт человека с внешним миром. Познание посредством органов чувств.

Форма чувственного познания:

1) Ощущения

2) Восприятие – целостный образ наблюдаемого предмета.

3) Представление –воспроизведение в сознании ранее виденного.

Ощущение возникает в человеке в результате на орган чувств каких либо объектов.

Субъективный образ предмета.

Через ощущения получают информацию об объективном мире.

В силу активной деятельности человеческого сознания. Образы, поступая в человеческий мозг подвергаются обработке и превращаются в восприятия.

Восприятие – целостный чувственный образ действительности.

Чувственная ступень рассматривается как формирование образов чувственного отражения действительности. В реальности чувственная ступень воздействует на рациональные формы познания – логическое мышление.

II Логическое мышление

Более высокий уровень познания. Мышление – активный процесс познаваемой деятельности сознания. Действуя на том уровне, где нет контактов с объективной действительностью.

Мышление опирается на результаты чувственного познания.

Познание – в рациональной логической ступени осуществляется в результате языкого общения и мышления.

Формы рационального познания.

1 Понятие – форма мысли, в которой отражается общие существенные связи отражения действительности. Близко подходит к представлению.

Различия – представление дает наглядный образ действительности. лишено наглядности. В представлении отражены общие признаки понятий. Понятия возникают и существуют в сознание человека в виде обобщений.

2 Суждение – форма мысли, в которой посредствам понятий, осуществляется мыслительный процесс. К суждениям человек может прийти путем умозаключений. (Мухомор – ядовитый).

3 Умозаключение – форма мысли в виде рассуждения, в ходе которого из одного или нескольких суждений, выводится новое заключение – как следствие – заключение. Логический подход к выводу.

Материализм – чувственное и рациональное, не противопоставляет их друг другу, говоря об их взаимодействии и единстве познаваемого процесса.

На уровне человеческого сознания чувственное познание находится под воздействием рационального познания.

Эмпиризм (Бэкон) – Основы познания – опыт, наблюдение, эксперимент.

Рационализм (Декарт) – ясность, отчетливость, достоверность – мышление.

Критерии истины

Материалисты – ПРАКТИКА!

Прагматисты – частично согласны с практикой (полезная часть!)

Позитивисты – ПРОВЕРКА! (верификация) (ВЕРИФИКАЦИЯ (от лат. verus – истинный и facio – делаю) подтверждение. Предположение (гипотеза) может быть верифицировано, т.е. его истинность может быть доказана как с помощью опыта, так и с помощью связного логического доказательства.)

Роль практики в познании

Познание – компонент психики человека, представляет собой правильное отражение мира, отражение мира, является общим историческим процессом духовного и практического овладения человеческой действительности.

I Уровень Чувственный (ощущения, восприятия)\

II Уровень Мышление

Практика – способ, включающий человека в материальную деятельность, путем активного преобразования внешнего мира. Включает в себя реальное преображение внешнего мира.

1) Общение людей в процессе деятельности

2) Совокупность норм и ценностей

3) Научный эксперимент

Таким образом, практика – чувственная предметная деятельность человека, направляющая на преобразование мира и самого себя.

Практика – основа процесса познания. Ставит перед человеком научные проблемы!

Теория – научное обобщение практики.

Вывод от практики к теории и опять к практике.

Теория истины

Цель познания – достижение истины.

Определяется как соответствие знаний о мире самому миру. Чтобы отличить истину от заблуждений необходимо выяснить насколько наши знания соответствуют действительности.

Материалисты: Любая истина объективна. Это значит, что содержание знаний совпадает с объективной действительностью. Не зависит от сознания субъекта. (Не от человека, не от человечества). Но истина субъективна по философскому выражению, это зависит от особенности людей, которые формируют данную теорию.

Достижимость абсолютной истины невозможна. Мир бесконечен и неисчерпаем. Но недостижимость абсолютной истины может привести к выводу о невозможности для получения полного достоверного знания о мире.

Эта проблема решается на основе диалектики абсолютной и относительной истины. Термин – абсолютная истина – употребляется к близком значении объективная истина.

Абсолютная истина – исчерпывающая теория знаний.

Теория носит относительный характер.

Они формируют истину в исторических конкретных формах.

Развитие познания можно представить как длительный непрекращающийся процесс истины, который приводит к накоплению и обобщению человеческих знаний.

Абсолютная истина – бесконечная сумма относительных истин. Он никогда не завершается.

Догматизм – отрицание относительной истины.

Релятивизм – отрицание абсолютной истины.

Критерии истины

Материалисты.Критерии истины – практика! Хотя не все ей можно проверить, но это наиболее объективный критерий.

Позитивисты.Для проверки истинных знаний – принцип верификации – разложение на простое.

Прагматисты.Полезность знания.

Методы научного познания

Задача научного познания – раскрыть сущность предмета, законы их развития.

Сущность – законы не лежат на поверхности явлений. Чтобы обнаружить их, выработана система приемов научного исследования.

Наблюдение. Эксперимент

Наблюдение – целенаправленное созерцание, восприятие предметов и явлений в их виде. Эффективность зависит в предварительных знаниях, умения сформировать цель.

Эксперимент – объект наблюдения ставится в искусственных условиях. Предначначен, для того, чтобы изучить объект в чисто виде.

Анализ и синтез

Любой предмет – система различных компонентов.

Анализ(с греческого – разложение) – расчленение предмета на образующие его компоненты.

Синтез(соединение) – вещественное или мысленное объединение частей предмета.

Анализ и синтез едины, так как един предмет и его компоненты.

Они взаимодействуют между собой. Создают аналитико-синтетические способы познания.

Индукция и дедукция

Индукция (поведение) – процесс движения мысли от единичного явления к общим выводам. Будучи полученным посредством знаний. Закономерность причин, связей – раскрытие.

Дедукция (выведение) – процесс движения мысли от общему к единичному. Если имеются знания обо всем классе в целом.

Используется как способ получения истинной теории.

Индукция и дедукция взаимосвязаны; исследователь применяя их познает действительность в единстве единого и общего. Взаимосвязь единичного и общего.

Источник: https://stydopedia.ru/2x4cc.html

Book for ucheba
Добавить комментарий