14. Взаимоотношения науки и общества в работе Дж. Беркала «Наука в истории общества» •

Наука в истории общества

14. Взаимоотношения науки и общества в работе Дж. Беркала «Наука в истории общества» •

Перевод с английского A.M. Вязьминой, Н.М. Макаровой, Б.Г. Панфилова.

Общая редакция Б.М. Кедрова, И.В. Кузнецова.

аннотация: ]

«Наука в истории общества» — фундаментальное исследование известного английского ученого и общественного деятеля Дж.Д. Бернала. Советскому читателю известна книга Дж. Бернала «Наука и общество» (1952).

В предлагаемой читателю новой работе Дж. Бернала предпринята исключительно интересная попытка исследовать историю взаимоотношений между развитием науки и техники и развитием общества от зарождения науки до наших дней. Автором нарисована широкая и достоверная картина прогрессирующего познания наукой действительности, возрастающие роль и значение науки в обществе.

Источник: http://kronk.spb.ru/library/bernal-jd-1956.htm

14. Взаимоотношения науки и общества в работе Дж. Беркала «Наука в

14. Взаимоотношения науки и общества в работе Дж. Беркала «Наука в истории общества» •

Какие пути взаимоотношения науки и общества выделяет Дж. Бер- нал? •

Какое влияние оказывают «великие люди» на прогресс науки? Какую роль отводит Дж.Бернал социальным факторам в изменении техники

Бернал Дж. Наука в истории общества. М., 1956. С. 17—38.

Дополнительная литература

Косарева Л.М. Методологические проблемы современной западной историографии науки // Методология историко-научных исследований, М., 1978,

Бернал Дж. Наука в истории общества

То, что наука является институтом, в котором десятки и даже сотни тысяч людей нашли свою профессию, — результат очень недавнего развития. Только в XX зеке профессия ученого становится сравнимой по значению с более старыми профессиями церковников и законников. Эта профессия признается

также чем-то отличным, хотя и сродным, от тех профессий медиков и техников, которые становятся менее зависимыми от традиций и все более проникаются наукой. Ее крепнущиі союз со специальными профессиями имеет тенденцию все больше отделить науку от обычных занятий, распространенных в обществе.

В настоящее время многим людям, независимо от их специальности, наука представляется родом деятельности, осуществляемой определенными людьми — учеными. Само по себе слово «наука» (science) не очень древнего происхождения.

Вевел впервые употребил слово «ученый» (scientist) в 1840 году в свое «Философии индуктивных наук»: «Нам крайне нужно подобрать название для описания человека, занимающегося наукой вообще. Я склонен называть его Ученым».

В нашем представлении эги люди разобщены: одни из них работают в скрытых и недоступных лабораториях со странными аппаратами, другие занимаются сложными вычислениями и доказательствами, и ЕСЄ они пользуются языком, понятным лишь их коллегам.

Такое отношение действительно имеет некоторое оправдание: хотя наука и развивается, все больше влияя на нашу повседневную жизнь, она не становится от этого более понятной Институт науки как коллективное и организованное целое существует недавно, но он обладает особыми экономическими чертами, имевшими место еще в период, когда наука развивалась усилиями отдельных людей.

Однако наука отличается, в общем, от всех других свободных профессий тем, что науи- ная практика не приносит непосредственной экономической выгоды.

Те или иные продукты науки вне определенного непосредственного применения не подлежат продаже, хотя в совокупности и в относительно короткий срок, воплотившись в технику и промышленность, они могут принести больше НОВОГО богатства, чем все другие свободные профессии, вместе взятые.

В результате проблема добывания средств к жизни всегда была основным занятием ученого, и трудность разрешения этой проблемы в прошлом была основной причиной, задерживавшем развитие науки, и все еще задерживает его сегодня, хотя и в значительно меньшей степени.

В конечном счете как задачи ученого, так и оплата его труда исходят из социальных институтов и традиций, включая приобретающий с течением времени все большее значение институт самой науки. Это не обязательно означает унижение науки.

Социальная направленность науки, по крайней мере вплоть до недавнего курса на ее милитаризацию, была обще: и ненавязчивой и могла оказать действенную помощь изобретательным умам, заставляя их сосредоточивать свое внимание на узловых проблемах текущей практики.

Действительное унижение науки — это разрушение и извращение, возникающие в обществе, в котором ценность науки определяется тем, как она может пополнить частную прибыль и средства уничтожения.

Однако вовсе не противоестественно судят те ученые, которые усматривают в этих извращающих науку целях единственную причину, в силу котороі общество, где они живут, поддерживает науку, и они не могут представить себе никакого другого общества, сильно и искренне ощущая, что вел эта социальная направленность науки является неизбежным злом.

Они жаждут возврата к идеальному положению (которого в действительности никогда не существовало), где наука преследовала бы исключительно свои собственные цели.

В ходе рассмотрения науки как института и ее особенностей мы недостаточно четко Еыделили один аспект, отличающий научный и технический прогресс от всех остальных аспектов достижений общества. Этой особенностью наук является их кумулятивный характер. Методы ученого имели бы неболь- тиую ценность, если бы он не овладел огромными запасами знаний и опыта, накопленного раньше. Вероятно, ни одно из этих положений нельзя считать совершенно точным, но они достаточны для ученых-практиков, которые нашли отправные точки для будущей работы. Наука является развивающимся комплексом знаний, базирующихся на ряде соображений и идей, но еще больше — на опыте и действиях огромного потока мыслителей и тружеников. Одного знания того, что уже известно, недостаточно, чтобы называться ученым. Необходимо внести что-то свое в общее дело. Наука в любое время представляет собой общий итог всего того, чего она достигла к этому времени. Но этот итог не статичен. Наука — это нечто большее, чем общий комплекс известных фактов, законов и теори г Критикуя, часто столько же разрушая, сколько и создавая, наука постоянно открывает новые факты, законы и теории. Тем не менее все сооружение науки никогда не перестает развиваться. Она, если можно так сказать, вечно находится в ремонте, но в то же время всегда используется.

Именно этот кумулятивный характер науки отличает ее от других важнейших институтов человечества, таких как религия, право, философия и искусство.

Разумеется, эти последние имеют более древнюю историю и традиции, чем история и традиции науки, и им уделялось больше внимания, чем науке, но все же они в принципе не являются кумулятивными.

Религия имеет дело с сохранением «вечной» истины, в то время как в искусстве имеет значение скорее деятельность индивидуумов, чем школа. Ученый же всегда сознательно старается изменить принятую истину, и его работа очень скоро растворяется, вытесняется и теряет характер индивидуальной деятельности.

Не только сами художники, поэты, но и все люди любуются, слушают или читают великие произведения искусства, музыки и литературы прошлого в оригинале, в точном воспроизведении или переводе. Благодаря своему непосредственному воздействию на человека эти произведения всегда остаются живыми.

И наоборот, лишь незначительное меньшинство ученых и историков науки (и вряд ли еще кто-либо другой) изучает великие исторические труды науки.

Результаты этих трудов включаются в современную науку, тогда как их оригиналы хоронятся.

Именно эти установленные отношения, факты, законы, теории, а не способ их открытия или того, как они были впервые преподнесены, имеют значение для большинства результатов.

Кокой смысл вкладывается в понятие «институт науки»?

Какой характер науки отличает ее от религии, права, философии, искусства?

Источник: https://bookucheba.com/filosofiya-nauki-knigi/vzaimootnosheniya-nauki-obschestva-rabote-6589.html

23. Наука в истории общества

14. Взаимоотношения науки и общества в работе Дж. Беркала «Наука в истории общества» •

Бернал Дж. Наука в истории общества. М., 1956. С. 17 – 38.

21.Дополнительная литература

Косарева Л. М. Методологические проблемы современной западной историографии науки // Методология историко-научных исследований. М., 1978.

22.Дж. Бернал

24.

То, что наука является институтом, в котором десятки и даже сотни тысяч людей нашли свою профессию, – результат очень недавнего развития. Только в XX веке профессия ученого становится сравнимой по значению с более старыми профессиями церковников и законников.

Эта профессия признается также чем-то отличным, хотя и сродным, от тех профессий медиков и техников, которые становятся менее зависимыми от традиций и все более проникаются наукой. Ее крепнущий союз со специальными профессиями имеет тенденцию все больше отделить науку от обычных занятий, распространенных в обществе.

В настоящее время многим людям независимо от их специальности наука представляется родом деятельности, осуществляемой определенными людьми – учеными. Само по себе слово «наука» («science») не очень древнего происхождения. Вевел впервые употребил слово «ученый» («scientist») в 1840 году в своей «Философии индуктивных наук».

«Нам крайне нужно подобрать название для описания занимающегося наукой вообще. Я склонен называть его Ученым». В нашем представлении эти люди разобщены: одни из них работают в скрытых и недоступных лабораториях со странными аппаратами, другие занимаются сложными вычислениями и доказательствами, и все они пользуются языком, понятным лишь их коллегам.

Такое отношение действительно имеет некоторое оправдание: хотя наука и развивается, все больше влияя на нашу повседневную жизнь, она не становится от этого более понятной.

Наука уже приобрела столь много черт, характерных для исключительных свободных профессий, включая такие свободные профессии, которые требуют длительной практики и серьезного обучения, что, как общепризнано, гораздо легче распознать ученого, чем познать, что такое наука. Действительно, легко определить науку как то, что делают ученые.

Институт науки как коллективное и организованное целое существует недавно, но он обладает особыми экономическими чертами, имевшими место еще в период, когда наука развивалась усилиями отдельных людей.

Однако наука отличается в общем от всех других свободных профессий тем, что научная практика не приносит непосредственной экономической выгоды.

Те или иные продукты науки вне определенного непосредственного применения не подлежат продаже, хотя в совокупности и в относительно короткий срок, воплотившись в технику и промышленность, они могут принести больше нового богатства, чем все другие свободные профессии, вместе взятые.

В результате проблема добывания средств к жизни всегда была основным занятием ученого, и трудность разрешения этой проблемы в прошлом была основной причиной, задерживавшей развитие науки, и все еще задерживает его сегодня, хотя и в значительно меньшей степени.

В конечном счете как задачи ученого, так и оплата его труда исходят из социальных институтов и традиций, включая приобретающий с течением времени все большее значение институт самой науки. Это не обязательно означает унижение науки. Социальная направленность науки, по крайней мере, вплоть до недавнего курса на ее милитаризацию, была общей и ненавязчивой и могла оказать действенную

помощь изобретательным умам, заставляя их сосредоточивать свое внимание на узловых проблемах текущей практики.

Действительное унижение науки – это разрушение и извращение, возникающие в обществе, в котором ценность науки определяется тем, как она может пополнить частную прибыль и средства уничтожения.

Однако вовсе не противоестественно судят те ученые, которые усматривают в этих извращающих науку целях единственную причину, в силу которой общество, где они живут, поддерживает науку, и они не могут представить себе никакого другого общества, сильно и искренне ощущая, что вся эта социальная направленность науки является неизбежным злом.

Они жаждут возврата к идеальному положению, которого в действительности никогда не существовало, где наука преследовала бы исключительно свои собственные цели В ходе рассмотрения науки как института и ее особенностей мы недостаточно четко

выделили один аспект, отличающий научный и технический прогресс от всех остальных аспектов достижений общества. Этой особенностью наук является их кумулятивный характер. Методы ученого имели бы небольшую ценность, если бы он не овладел огромными запасами знаний и опыта, накопленного раньше.

Вероятно, ни одно из этих положений нельзя считать совершенно точным, но они достаточны для ученых-практиков, которые нашли отправные точки для будущей работы.

Наука является развивающимся комплексом знаний, базирующихся на ряде соображений и идей, но еще больше – на опыте и действиях огромного потока мыслителей и тружеников. Одного знания того, что уже известно, недостаточно; чтобы называться ученым, необходимо внести что-то свое в общее дело.

Наука в любое время представляет собой общий итог всего того, чего она достигла к этому времени. Но этот итог не статичен. Наука – это нечто большее, чем общий комплекс известных фактов, законов и теорий.

Критикуя, часто столько же разрушая, сколько и создавая, наука постоянно открывает новые факты, законы и теории. Тем не менее, все сооружение науки никогда не перестает развиваться. Она, если можно так сказать, вечно находится в ремонте, но в то же время всегда используется.

Именно этот кумулятивный характер науки отличает ее от других важнейших институтов человечества, таких как религия, право, философия и искусство.

Разумеется, эти последние имеют более древнюю историю и традиции, чем история и традиции науки, и им уделялось больше внимания, чем науке, но все же они в принципе не являются кумулятивными.

Религия имеет дело с сохранением «вечной» истины, в то время как в искусстве имеет значение скорее деятельность индивидуумов, чем школа. Ученый же всегда сознательно старается изменить принятую истину, и его работа очень скоро растворяется, вытесняется и теряет характер индивидуальной деятельности.

Не только сами художники, поэты, но и все люди любуются, слушают или читают великие произведения искусства, музыки и литературы прошлого в оригинале, в точном воспроизведении или переводе. Благодаря своему непосредственному воздействию на человека они всегда остаются живыми.

И, наоборот, лишь незначительное меньшинство ученых и историков науки, и вряд ли ктолибо другой, изучает великие исторические труды науки.

Результаты этих трудов включаются в современную науку, тогда как их оригиналы хоронятся.

Именно эти установленные отношения, факты, законы, теории, а не способ их открытия или того, как они были впервые преподнесены, имеют значение для большинства результатов.

Какой смысл вкладывается в понятие «институт науки»?

Какой характер науки отличает ее от религии, права, философии, искусства?

Задание 15. В. И. Вернадский о генезисе науки и научных революциях в трудах по истории науки

∙Какие важнейшие предпосылки возникновения науки отмечает

В.И. Вернадский?

∙Что собой, по В. И. Вернадскому, представляют основные закономерности развития

науки?

∙В чем В. И. Вернадскому видится суть коренных изменений, происходящих в

науке?

∙В чем, согласно В. И. Вернадскому, заключается методологический потенциал историко-научных исследований?

Основная литература

Вернадский В.И. Из истории идей. Мысли о современном значении истории знаний // Вернадский В.И. Избранные труды по истории науки. М., 1981. С. 214–227; 229–242.

Дополнительная литература

Микулинский С. Р. В.И. Вернадский как историк науки. Предисловие // Вернадский В. И. Избранные труды по истории науки. М., 1981. С. 5–32.

В. И. Вернадский Избранные труды по истории науки.

Мысли о современном значении истории знаний

Перелом научного мировоззрения, сейчас указанный, охватил область физико-химических наук. В отличие от того, что наблюдалось в XVII и XVIII столетиях, науки математические и биологические, при огромном их росте в XIX веке, не вносят в наше научное мировоззрение изменений, вызывающих коренной перелом по сравнению с миропониманием прошлого века.

Но в другой области знания – в понимании положения человека в научно создаваемом строе мира – сейчас наблюдается огромный скачок научного творчества, одновременно идущий с ростом физико-химических наук.

Напрасно стал бы человек пытаться научно строить мир, отказавшись от себя и стараясь найти какое-нибудь независимое от его природы понимание мира. Эта задача ему не по силам; она является, по существу, иллюзией и может быть сравнена с классическими примерами таких иллюзий, как искания perpetuum mobile, философского камня, квадратуры круга.

Наука не существует помимо человека и есть его создание, как его созданием является слово, без которого не может быть науки. Находя правильности и законности в окружающем его мире, человек неизбежно сводит их к себе, к своему слову и к своему разуму.

В научно выраженной истине всегда есть отражение – может быть чрезвычайно большое – духовной личности человека, его разума.

Два больших новых явления научной мысли наблюдаются в XX веке в этой области знаний.

Во-первых, впервые входит в сознание человека чрезвычайная древность человеческой культуры, в частности, древность проявления на нашей планете научной мысли.

Возраст Земли, по условиям своего климата не отличной от современной, измеряется миллиардом или миллиардами лет; в последних десятитысячных долях этого планетного времени, несомненно, уже существовала научная человеческая мысль.

Во-вторых, впервые сливаются в единое целое все до сих пор шедшие в малой зависимости друг от друга, а иногда и вполне независимо течения духовного творчества человека.

Перелом научного понимания Космоса, указанный раньше, совпадает, таким образом, с одновременно идущим глубочайшим изменением наук о человеке. С одной стороны, эти науки смыкаются с науками о природе, с другой, их объект совершенно меняется.

Одно из самых могущественных орудий роста исторических знаний, создание XVII – XIX веков – историческая критика и достоверность ее заключений – требует поправок, опирающихся на эмпирический материал, предвидеть который разум не может;

природный процесс может, как оказывается, в корне менять достижение исторической критики.

Одновременно история смыкается с биологическими науками. На каждом шагу начинает выявляться биологическая основа исторического процесса, не подозреваемое раньше и до сих пор, по-видимому, недостаточно учитываемое влияние дочеловеческого прошлого человечества; в языке и в мысли, во всем его строе и в его быту выступают перед нами теснейшие нити, связывающие его с его отдаленнейшими предками.

Все ярче выдвигается общность законностей для разных проявлений знания – исторических и биологических наук. Она, например, ярко чувствует и ищется в том факте, с которым мы сейчас имеем дело – в одной из исторических наук, в истории знания и научной мысли.

Появление пачками и сосредоточение в определенных поколениях умов, могущих создавать переворот в научных исканиях человечества, а следовательно, и в энергетике биосферы, не является случайностью и вероятно связано с глубочайшими биологическими особенностями Homo Sapiens .

Так, в науках физико-химических и в науках о человеке, исторических, одновременно идет исключительный по силе и размаху перелом творчества. Он находится в самом начале.

Он представляется натуралисту-эмпирику процессом стихийным, естественноисторическим, не случайным и не могущим быть остановленным какойнибудь катастрофой. Корни его скрыты глубоко, в непонятном нашему разуму строе природы, в ее неизменном порядке.

Мы не видим нигде в этом строе, насколько мы изучаем эволюцию живого в течение геологического времени, поворотов и возвращений к старому, не видим остановок. Не случайно, связанно с предшествовавшими ему существами появился человек, и не случайную он производит работу в химических процессах биосферы.

Поворот в истории мысли, сейчас идущий, независим от воли человека и не может быть изменен ни его желаниями, ни какими бы то ни было проявлениями его жизни, общественными и социальными. Он, несомненно, коренится в его прошлом.

Новая полоса взрыва научного творчества неизбежно должна дойти до своего естественного предела, так же неизбежно, как движется к нему комета.

В чем, по мнению В. И. Вернадского, состоит новизна стиля мышления неклассической науки начала ХХ века?

16. Феномен единства научного знания в работе П. В. Копнина «Диалектика. Логика. Наука»

∙В каком отношении находятся философия и наука?

∙Можно ли рассматривать философию в качестве источника новых научных идей?

∙Какие революционные изменения произошли в научном понимании, которые, по мнению П. В. Копнина, ведут к необходимости совершенствования философского метода мышления?

∙Что выступает в качестве одной из методологических предпосылок синтеза научного знания?

Основная литература

Копнин П. В. Диалектика. Логика. Наука. М., 1973. С. 77 – 104.

Дополнительная литература

Источник: https://studfile.net/preview/5623769/page:8/

Характеристики “Наука в истории общества”

Формат: djvu. Размер: 9 Mb. Страниц: 736. Издательство: Издательство иностранной литературы. Год издания: 1956. Оригинальное название: Science in History. Книга

Скачать книгу

Скачивая файл, Вы соглашаетесь со следующими правилами:Вся информация, размещённая на сайте, собрана из общедоступных публичных ресурсов сети интернет и предназначена исключительно для ознакомительных целей.

Вся информация, которую содержит сайт, не может быть использована ни в каких иных целях, кроме ознакомления.Данный проект является некоммерческим и авторы не несут никакой материальной ответственности.

После ознакомления файл должен быть удален с Вашего компьютера – иначе все последствия – полностью под Вашу ответственность и на Ваше усмотрение.

Если Вы являетсь автором или владельцем авторских прав произведений, информация о которых размещена на сайте – Вы можете дополнить, изменить или удалить информацию о вашем произведении, связавшись с администрацией сайта – ramir&ua.fm.

Администрация сайта напоминает – мы не изготавливаем электронные версии произведений, не храним и не рапространяем файлы – мы лишь РАЗМЕЩАЕМ ИНФОРМАЦИЮ о доступных в сети ресурсах для ознакомления.

Обратите внимание, чтобы началась закачка откроется новая вкладка, а затем вернется обратно. Если Вы не можете скачать файл – проверьте свои настройки. Увы, но такова реализация скачивания у нас на ресурсе, дабы избежать ненужных хлопот.

Книги по теме

Источник: http://sociolog.in.ua/view_book.php?id=1901

Book for ucheba
Добавить комментарий