2.3 Богословие св. Кирилла Александрийского

Кирилл александрийский – древо

2.3 Богословие св. Кирилла Александрийского

Статья из энциклопедии “Древо”: drevo-info.ru

Свт. Кирилл Александрийский

Кирилл Великий (+ 444), архиепископ Александрийский, отец Церкви, святитель

Память 18 января вместе со свт. Афанасием Александрийским и 9 июня

Племянник и преемник (с 412 г.) по Александрийской кафедре знаменитого Феофила, он под его руководством получил отличное образование, как в богословии, так и в науках светских, особенно в античной литературе, и довершил свое воспитание в обществе монахов Нитрийской пустыни.

В 403 г., будучи в сане диакона, вместе с патр. Феофилом присутствовал на Соборе “при Дубе”, осудившем Иоанна Златоуста.

Свою епископскую деятельность Кирилл Александрийский открыл гонением на еретиков-новациан, которые были изгнаны из его епархии, и иудеев, которые были отчасти изгнаны, отчасти избиты, с конфискацией их имуществ. Эта мера свт.

Кирилла вызвала против него неудовольствие александрийского префекта Ореста; монахи свт. Кирилла, со своей стороны, отвечали открытыми оскорблениями префекта, а один из них даже ранил его камнем, за что был казнен.

Кирилл Александрийский провозгласил его страдальцем за истину и похоронил с почетом.

До позднейшего времени над свт. Кириллом тяготело обвинение в подстрекательстве параболан к убийству знаменитой Гипатии; оно опровергнуто лишь в 1881 г., исследованием католического ученого Коппалика.

Когда епископ Аттик Константинопольский предложил свт. Кириллу внести в церковные диптихи имя Златоуста, он отказался, что объясняют обыкновенно его искренним убеждением в законности низвержения Златоуста. Лишь в 418 г. им было исполнено предложение Аттика, благодаря убеждениям его друга Исидора Пелусиота, влияние которого вообще смягчило суровый характер управления свт. Кирилла.

С 419 г.

деятельность Кирилла Александрийского почти всецело посвящена борьбе с ересью Нестория; этому способствовал, между прочим, давний антагонизм Александрии против Антиохии, которой принадлежал Несторий Константинопольский по рождению и образу мыслей (антиохийская школа), и Константинополя, которому, со времени перенесения туда императорской резиденции, Александрия должна была уступить свое место в ряду патриархатов. Александрийская школа искони была защитницей церковного учения и в своем богословствовании не шла далее интерпретации его, тогда как антиохийская школа была органом богословия спекулятивного и рационалистического. Несмотря на то, что Несторий пользовался покровительством самого императора, что его сторону держали патриархаты Антиохийский и (отчасти) Иерусалимский и свободомыслящие всей империи, победа свт. Кирилла была полная: в своих сочинениях он защитил и сформулировал “веру церкви” по спорному вопросу, по общему признанию, настолько полно и ясно, что его учение стало учением всей Церкви.

Узнав от египетских монахов, что в монастырях его епархии циркулируют проповеди Нестория, в которых доказывается, что Св. Дева, как человек, могла родить только человека, и родила не Бога, а Христа, и что поэтому ее следует именовать не Богородицей, а Христородицей, свт.

Кирилл написал послание к пустынникам Египта, в котором, не называя по имени Нестория, обличал кратко его учение, а когда Несторий обиделся этим, Кирилл прямо потребовал от него отречения от указанных мыслей. Несторий отвечал на это рядом новых еретических проповедей.

Тогда Кирилл обратился к Несторию со вторым посланием, в котором подробнее объяснял церковное учение. Несторий отвечал тем, что потребовал Кирилла, от имени и с согласия императора Феодосия, к себе на суд, по поводу жалоб на него некоторых александрийских клириков.

Отказавшись явиться на суд своего личного врага, Кирилл изъявил согласие подчиниться приговору главных епископов диоцеза или избранных мирских сановников, и в то же время отправил императору и его сестрам три послания, в которых подробно разъяснял еретичество Нестория.

Сестра Феодосия, Пульхерия, приняла сторону Кирилла, но император был обижен тем, что в послании к Пульхерии Святитель писал о деле подробнее и иначе, чем ему, как бы не признавая его способным войти в обсуждение утонченных религиозных вопросов.

Опираясь на поддержку папы Целестина, свт. Кирилл созвал собор в Александрии, который одобрил сформулированные им тезисы его учения и изрек анафему Несторию (почему эти тезисы известны под именем анафематизмов Кирилла). Несторий отвечал на них своими анафематизмами. Наконец, константинопольский клир и сам Несторий просили императора Феодосия решить спор на вселенском соборе.

В 431 г. святитель Кирилл председательствовал на III Вселенском Соборе в Ефесе, на котором ересь Нестория была осуждена. Но борьба продолжалась и после собора, причем император энергично поддерживал Нестория. Святитель Кирилл возвратился в свою епархию и управлял ее еще 13 лет после того. Скончался в 444 г.

Почитание

Согласно иконописной традиции, по Московскому подлиннику, изображается в богослужебном облачении (подризнике, епитрахили, поясе, поручах, палице, фелони (простой или крещатой), омофоре, митре-шапочке) и сапожках с благословляющей десницей и Евангелием в левой руке. По греческому подлиннику – плешив, с проседью и с закрученной, длинноватой, разделенной на конце на две пряди бородой; в фелони и омофоре.

Свтт. Афанасий и Кирилл Александрийские. Русская икона, XIV в. (Гос. Эрмитаж)

Молитвословия

Тропарь, глас 8

Правосла́вия наста́вниче,/ благоче́стия учи́телю и чистоты́,/ вселе́нныя свети́льниче,/ архиере́ов Богодухновенное удобрение,/ Кири́лле прему́дре,/ уче́ньми твои́ми вся́ просвети́л еси́,/ цевни́це духо́вная,// моли́ Христа́ Бо́га спасти́ся душа́м на́шим.

Тропарь свтт. Афанасия и Кирилла Александрийских, глас 3

Де́лы возсия́вше правосла́вия,/ все́ погаси́вши злосла́вие,/ победи́телие, победоно́сцы бы́сте,/ благоче́стием вся́ обогати́вше,/ Це́рковь вельми́ украси́вше,/ досто́йно обрето́сте Христа́ Бо́га,// да́рующаго на́м ве́лию ми́лость.

Кондак, глас 6

Бе́здну на́м уче́ний богосло́вия/ источи́л еси́ я́ве от исто́чник Спа́совых,/ е́реси погружа́ющую, блаже́нне Кири́лле,/ и ста́до невреди́мо от треволне́ний спаса́ющую,/ страна́м бо все́м наста́вник, преподо́бне,// я́ко Боже́ственная явля́я.

Кондак свтт. Афанасия и Кирилла Александрийских, глас 4

Священнонача́льницы велича́йшии благоче́стия/ и до́блии побо́рницы Це́ркве Христо́вы,/ вся́ соблюди́те, пою́щия:/ спаси́, Ще́дре,// ве́рою чту́щия Тя́.

Творения

Уже после Ефесского собора Кириллом Александрийским составлены объяснения на “анафематизмы”, “Объяснение учения о воплощении сына Божия”, “Замечания на мнения Феодорита Кирского”, “Апологетик к императору”, “Изъяснение символа Никейского”, “Изложение учения о св.

Троице”, “Пять книг против Нестория”.

Кроме того, от него дошли до нас толкования на книги: Песнь Песней, пророка Исаии и малых пророков, на Евангелия от Луки и Иоанна, на Послания к коринфянам и к евреям и другие, сочинения о поклонении Богу духом и истиной и о “О вере христианской” (против Юлиана).

В числе творений святителя Кирилла имеются и “Беседы”, среди которых особенно трогательно и назидательно “Слово об исходе души”, помещенное в славянской “Следованной Псалтири”.

Сочинения свт. Кирилла Александрийского имели в разное время 75 изданий — первое 1508 г. в Париже, последнее [1] в 1880 г. в Лейпциге (Неймана). Новейшее из полных собраний — Миня, в “Patrologiae cursus completus” (series graeca, тт. LXVIII-LXXVII; русский перевод — Москва, 1885 и сл.).

Литература

  • Жизнеописание Кирилла Александрийского и “Acta sanctorum” (под 25 июня);
  • Tillemont, “Mémoires pour servir à l'histoire ecclésiastique” (т. XIV, где К. посвящено 159 глав и 94 примечания);
  • Dr. Joseph Kopallik, “Eine Biographie…nach den Quellen gearbeitet” (Майнц, 1881); рецензии на это сочинение профессора А. Лебедева, в “Прибавлении к творениям св. отцов” (1882) и профессора Болотова, в “Христианском Чтении” за 1883 г.;
  • архимандрит Порфирий, “Св. Кирилл Александрийский”, в “Прибавлениях к творениям св. отцов” (в русском переводе 1855 г.);
  • профессор А. Лебедев, “Вселенские соборы IV и V вв.” (Москва, 1879).
  • Характеристика сочинений Кирилла Александрийского, в сравнении с сочинениями Афанасия Великого, в изд. Шмита: “S. Cyrilli commentarii in Lucae evangelium” (Оксфорд, 1859).

Использованные материалы

[1]  по данным словаря Брокгауза

Источник: https://drevo-info.ru/articles/6095.html

Сотериологические аспекты христологии святителя Кирилла Александрийского в Толкованиях на Евангелие от Иоанна

2.3 Богословие св. Кирилла Александрийского

Цель работы: Проанализировав тексты Толкований на Евангелие от Иоанна святителя Кирилла Александрийского, привлекая работы отечественных и зарубежных богословов, проследить и выявить сотериологические аспекты его учения о Боговоплощении.

Что хотим доказать: Проследив сотериологические аспекты учения святителя Кирилла о Воплощении в объемном труде, написанном в основном еще до несторианской полемики, можно сделать вывод о том, что святитель Кирилл внес огромный вклад в развитие Христологии. Толкования на Евангелия от Иоанна позволяют понять даже некоторые двусмысленные формулировки. Таким образом, святитель Кирилл выступает не оппонентом, а предшественником Халкидонского Собора и христологического учения Церкви VI века.

Как никакая другая догматическая система Православной Церкви, христология имеет самое ярко выраженное применение к реальной духовной жизни христианина. Быть христианином означает не просто соблюдать заповеди, это означает верить во Христа и исповедовать тайну спасения, явленную на Кресте.

Именно в вопросе о «двух и одном» во Христе Церковь раскрывает вопросы о Боге в Его отношении к миру и человеку и о спасении человека как основные вопросы христианской догматики.

Создание человека по образу и подобию Божьему означает, что существует принципиальная возможность приобщения к божественной благодати через Христа, участвуя в Таинствах Церкви, основанной самим Христом. Такой процесс богоуподобления получил в Православии название обо́жения. Можно сказать, что предвечный замысел Творца о твари и означает, что мы призваны к обожению.

Но обожение стало возможно исключительно потому, что Бог Сам стал человеком для того, что бы соединить разделенное и явить основания, через которые могло быть осуществлено единение Творца и твари. Божественный Логос воспринял полноту человеческой природы из-за нас и ради нас, будучи подобным нам во всем, кроме греха.

Воплощение уже само по себе отчасти оживило человека и воскресило его природу. Благодать не просто излилась на человека в Воплощении, но природа человеческая была воспринята в единение «по ипостаси» с Самим Богом. Отцы ранней Церкви единодушно видели в подобном достижении человеком причастия Божественной Жизни всю суть спасения.

Спасено, то что соединено с Богом, а то, что не соединено, вовсе не может спастись. Именно эта мысль была основным мотивом всего богословия первых веков: у св. Иринея Лионского , св. Афанасия Великого, Каппадокийцев (наиболее четко эту мысль сформулировал свт. Григорий Богослов в полемике с Аполлинарием), св. Кирилла Александрийского, и позже преп. Максима Исповедника и преп. Иоанна Дамаскина.

Преображение человека, означающее и преображение всего творения (Рим. 8, 19–22), мы понимаем эсхатологически. Личность Христа, полнота Его человечества и жития святых являются прообразом преображения всего космоса, правда, его реализация в полной мере еще предстоит нам.

Тем не менее, преображение уже сейчас представляет собой доступный каждому христианину опыт, которому он в особенности становится причастным на Литургии. «Уже один этот опыт может дать назначение и ценность истории человеческого рода», – пишет прот. Иоанн Мейендорф1.

В уяснении Таинства Боговоплощения неоценимый вклад внес святитель Кирилл Александрийский. Именно в его трудах мы находим объяснения наиболее употребляемых понятий и терминологии православного восточного богословия. Так, именно у свт.

Кирилла можно найти объяснение того, как мы наследуем грех Адама (Адам не мог передать нам то, что перестал иметь сам); о том, что мы призваны стать богами по благодати, но никак не по сущности; о правильном употреблении выражений, относящихся к различным природам Бога-Слова (communicatio idiomatum).

Во всех курсах богословия и церковной истории святителю Кириллу уделены целые главы и разделы, преимущественно связанные с периодом несторианских споров. Известны труд А. Миролюбова «Проповеди св. Кирилла Александрийского», изданный в Киеве в 1899 г. и статья А.И. Бриллиантова «Происхождение монофизитства» (во многом устаревшая, по мнению свящ. О.Давыденкова –2, изданная в 1906 году.

Богословы парижской школы и их последователи уделяют святителю Кириллу по одной главе в своих курсах патрологии: прот. Георгий Флоровский в3, прот. Иоанн Мейендорф в4 и5.

Из недавних трудов следует отметить книги6,7 и многочисленные доклады на конференциях ПСТБИ священника Олега Давыденкова, посвященных христологии и сотериологии святителя Кирилла Александрийского.

Однако следует заметить, что богословское творчество святителя Кирилла не столь ярко освещено в русскоязычной богословской литературе в сравнению с наследием великих Каппадокийцев и поздних отцов – препп. Максима Исповедника и Иоанна Дамаскина. Так, в сборнике «Богословие и Боговидение» Вл. Лосского8 и «Истоках» Оливье Клемана9 святитель Кирилл упоминается всего несколько раз.

Данная ситуация заставляет обращаться к англоязычным исследованиям богословия святителя Кирилла.

Особо следует отметить диссертацию Ларса Коена «Спасающая страсть»10 с подзаголовком «Учение о Воплощении и сотериология в Толкованиях на Евангелие от Иоанна Кирилла Александрийского», в которой после краткого описания жизни и творений святителя Кирилла подробно описываются состояние человека до и после Боговоплощения, Личность Богочеловека, цель Боговоплощения, кенозис Бога-Слова. Особо отмечается необходимость подробного богословского анализа Толкований на Евангелие от Иоанна – ведь основные моменты его христологии (отсутствие полемической заостренности, по мнению Л. Коена, позволяет глубже уяснить мысль святителя Кирилла) прослеживаются в этих Толкованиях, изучению которых не уделялось должного внимания.

Источник: https://azbyka.ru/otechnik/Kirill_Aleksandrijskij/soteriologicheskie-aspekty-hristologii-svjatitelja-kirilla-aleksandrijskogo-v-tolkovanijah-na-evangelie-ot-ioanna/

святитель Кирилл Александрийский

2.3 Богословие св. Кирилла Александрийского
Дни памяти: 18(31) января , 9(22) июня

Кирилл Александрийский родился и вырос в Александрии, будучи представителем знаменитой епископской династии. Его дядей был Феофил Александрийский, после которого он и стал предстоятелем в 412 году.

Один из первых обличил ересь Нестория, был организатором и основным действующим лицом III Вселенского Собора в Эфесе. Ему принадлежат многочисленные полемические работы, опровергающие несторианское учение о Христе. Св.

Кирилл первым формулирует учение о единстве ипостаси Спасителя, что было истолковано будущими монофизитами, как утверждение и единства Его сущности.

Ему принадлежат и толкования на Священное Писание, объяснения учения о Троице, ряд писем богословского содержания.

Помимо церковной деятельности, он обладал большим влиянием и на светскую власть Александрии. Поэтому, его имя связывается с эпизодами многочисленных конфликтов язычников и христиан. Среди городского населения и монашествующих пользовался непререкаемым авторитетом, а после кончины доброй памятью.

Святитель Кирилл управлял Александрийской Церковью 32 года: к концу его плодотворной деятельности паства была очищена от еретиков.

Скончался святитель Кирилл в 444 году, оставив много творений. Особенно следует отметить Толкования на Евангелия от Луки, от Иоанна, Послания апостола Павла к Коринфянам и Евреям, а также апологию в защиту христианства против императора Юлиана Отступника (361–363).

Огромное значение имеют пять книг против Нестория, труд о Пресвятой Троице, под названием «Сокровище», написанный против Ария и Евномия, и два догматических сочинения о Пресвятой Троице, отличающиеся точностью изложения Православного учения о Исхождении Святого Духа.

Сочинение против антропоморфизма написано святителем Кириллом для некоторых египтян, которые по неведению представляли Бога в человеческом образе.

В числе творений святителя Кирилла имеются и «Беседы», среди которых особенно трогательно и назидательно «Слово об исходе души», помещенное в славянской «Следованной Псалтири».

ТВОРЕНИЯ

Экзегетические

Несмотря на то, что св. Кириллу приходилось много писать против своих врагов, основная часть его наследия представляет собой не полемические, а экзегетические трактаты. Св.

Кирилл был блестящим комментатором Библии и в своих толкованиях следовал аллегорическому методу, что ставит его в один ряд с Оригеном и другими александрийцами. Однако в отличие от Оригена он считал не все детали ветхозаветной истории имеющими духовное значение.

Он обращал мало внимания на исторический и филологический анализ текста, зато в его толкованиях всегда присутствует полемика с еретиками.

17 книг О поклонении и служении в Духе и истине, написанных в форме диалогов между св.

Кириллом и Палладием, представляют собой аллегорическое объяснение отдельных мест Пятикнижия, избранных не в том порядке, в каком они находятся в Библии, а в том, который наиболее удобен автору для подтверждения его основной идеи. Св.

Кирилл доказывает, что буква закона отменена, а дух – нет, и потому толкование ветхозаветных текстов должно быть не буквальным, а аллегорическим. В 1-й книге св.

Кирилл говорит об избавлении человека от рабства греху и диаволу, во 2-й и 3-й – об оправдании через Христа, в 4 -5 – о человеческой воле, в 6 -8 – о любви к Богу и ближнему, в 9-13 – о Церкви и священстве, в 14-16 – о духовном поклонении христиан, и в 17-й – об иудейских праздниках, в особенности о Пасхе. Трактат написан после епископской хиротонии св. Кирилла, но до начала антинесторианской полемики (412 – 429).

13 книг Искусных толкований («Глафира») написаны в тот же период жизни святителя и также содержат изъяснение избранных мест из Пятикнижия, однако в порядке их нахождения в Библии. В кн. 1-7 обсуждается книга Бытия, в 8-10 – Исход, в 11-й – Левит, в 12-й – Числа, в 13-й – Второзаконие.

Толкование на пророка Исаию написано, вероятнее всего, после экзегетических трудов на Пятикнижие, но до 429 г. и состоит из пяти книг. Св. Кирилл предлагает читателю «двойное» толкование, включающее «историю», т. е. буквальный смысл текста, и «теорию» – его аллегорическое объяснение.

Толкование на двенадцать пророков состоит из 12 частей, разделенных на тома. После обширного вступления, в котором св. Кирилл указывает на предшествующих экзегетов, следует его собственное толкование, причем каждой книге предпослано свое предисловие.

Источник: https://azbyka.ru/otechnik/Kirill_Aleksandrijskij/

Христология свт. Кирилла Александрийского

2.3 Богословие св. Кирилла Александрийского

Проповеди Нестория и его последователей вызвали резкое противодействие ему, прежде всего со стороны святителя Кирилла, архиепископа Александрийского († 444). В этом учении он увидел реальную опасность рассечения единого Христа на двоих сынов.

Свои христологические взгляды св. Кирилл Александрийский формулировал главным образом в полемике с Несторием и богословием, которое тот олицетворял.

Богословский интерес Кирилла сфокусирован в первую очередь на единстве Христа как Сына (он говорит: Христос «остался одним Сыном»; «человечество стало собственным Слова, и мы помышляем единого Сына вместе с ним (человечеством)») и единого живого существа (ἓν ζῷον) (К Суксенсию). Следуя свт. Афанасию, свт. Кирилл подчеркивает, что Слово стало человеком, а не вселилось в человека.

В свое время единство Христа, хотя и неудачно, пытался защищать Аполлинарий Лаодикийский. Кирилл вынужден возвращаться к его наработкам и языку, дистиллируя их от заблуждений и давая новую интерпретацию некоторым его формулам. Ученики Аполлинария, желая спасти эти книги от уничтожения, надписывали их именами уважаемых отцов Церкви, в частности свт. Афанасия Великого.

Но, пользуясь наработками Аполлинария, свт. Кирилл вряд ли заблуждался об их авторстве. Важнейшей из этих формул была единая воплотившаяся природа Бога Слова (μία φύσις τοῦ Θεοῦ Λόγου σεσαρκωμένη). Кирилл часто использует также ее сокращенный вариант: одна природа Христа.

При этом он избегает говорить о двух природах во Христе, даже когда его активно к этому побуждают (Суксенсий).

Тем не менее, он использует формулы одной природы в ином смысле, чем Аполлинарий.

Разница заключается, прежде всего, в том, что человечество Христа, составляющее вместе с божеством эту «единую природу», включает в себя не только плоть, но и душу: «Тело, соединившееся со Словом, было одушевлено умной душой».

Душа Христа способна к страданиям наряду с телом: «Когда же боговдохновенное Писание говорит, что Он пострадал плотью, то и мы должны говорить точно так же, то есть – человеческой природой» (К Суксенсию).

Обобщая данную мысль, можно сказать, что если для Аполлинария человечество Христа было пассивным и лишенным собственной жизни и энергии, то для Кирилла оно активно и имеет собственную жизнь. Именно этот динамический фактор человечества, наличие в нем собственной энергии позволяет полагать, что Кирилл считал человечество полноценной природой – в позднейшем халкидонском смысле.

При этом субъектом всех действий человечества, а равно и божества, остается один и тот же Христос: «Мы разумеем Христа, страдающего плотью от иудеев и остающегося бесстрастным по божеству» (Толкование на псалмы). Образ Христа, являющегося единым субъектом страданий по человечеству и бесстрастности (или чудес) по божеству получит широкое распространение после Кирилла.

Лишь в контексте способности человечества страдать и, говоря более широко, иметь свою собственную активность (энергию), Кирилл называет его природой (когда он говорит, что Христос пострадал человеческой природой (τῇ φύσει τῆς ἀνθρωπότητος) (К Суксенсию)). В иных контекстах он этого делать не решается.

Объяснение этому факту может быть найдено в том, что ко времени Кирилла под влиянием аполлинаризма и несторианства сложилась традиция, в рамках которой понятие природы по отношению ко Христу не было тождественным понятию сущности применительно к Святой Троице, то есть категории общей сущности в Аристотелевом смысле.

Природа рассматривалась скорее как сущность, имеющая свое самостоятельное и частное бытие. В этом смысле данное понятие было близким к каппадокийскому понятию ипостаси, то есть частной сущности. Это, по всей видимости, стало главной причиной нерешительности Кирилла использовать формулу две природы.

Хотя Кирилл различает божество и человечество во Христе, делает он это крайне осторожно, чтобы не привнести никакого разделения. В частности, человечество и божество для него различаются лишь умозрительно(τῇ θεωρίᾳ μόνῃ).

При этом они соединены по ипостаси (ипостасно, ипостасное соединение) (καθ’ ὑπόστασιν) (К Несторию II), то есть значительно более тесно, чем при несторианском относительном соединении по благоволению. Во втором послании к Несторию, он пишет, что Слово, соединив собой ипостасно плоть, одушевленную разумной душой, неизреченно и непостижимо для нашего ума стало человеком и наименовало Себя Сыном Человеческим.

Хотя интуиция свт Кирилла была правильной, у него также не хватало терминов для выражения образа соединения природ, он вынужден пользоваться конкретными примерами и образами. Чаще всего он использует антропологический пример, т.е.

приводит пример человека, который представляет собой единое существо, единую ипостась, единое лицо, состоящую из двух реально различных природ, души и тела. Согласно святителю Кириллу, Божество и человечество во Христе соединились ипостасно, подобно тому, как ипостасно соединяются душа и тело в человеке.

Это есть особый вид единства, предполагающий не внешнее подлеположение природ, как у Нестория, но их взаимное общение и взаимное проникновение внутри единой Ипостаси.

№ 23: Ересь монофизитства и ответ Церкви на нее.

Монофизитство: краткая история и суть ереси Евтихия

к ереси монофизитства, то есть одноприродничества. Одним из родоначальников этого учения стал Константинопольский архимандрит Евтихий (378-454).

Евтихий сеял смуту среди константинопольских монахов, обвиняя правящего архиерея – Константинопольского патриарха Флавиана в несторианстве. В свою очередь воззрения самого Евтихия были очень похожи на аполлинарианство. Для выяснения дела Евтихий был вызван на Поместный Собор в Константинополе 448 г.

Хотя Евтихий и признавал полноту человечества во Христе, то есть наличие у Него разумной души, и в этом смысле не может считаться аполлинаристом, однако отрицал единосущие и подобие Христа как человека нам. Правда, на Соборе 448 г.

Евтихий под давлением епископов согласился назвать Христа единосущным нам, если это не будет отрицанием того, что Христос единосущен Отцу. Впоследствии Евтихий отказался и от этой условной формулировки, настаивая на том, что Христос не единосущен и не подобен нам.

Человечество Христа для него было качественно иным, чем наше и не могло быть полноценной природой.

Если для Кирилла формула единая природа не исключала того, что человечество, имея собственное активное начало, может считаться природой, то для Евтихия это было невозможно.

Под давлением епископов Евтихий согласился говорить о двух природах, но с существенной оговоркой: о двух природах Христа можно говорить только до воплощения, после же воплощения можно говорить лишь об одной природе: «Исповедую, что наш Господь произошел из двух природ до соединения, после же соединения исповедую одну природу

Образом, раскрывающим способ соединения во Христе божества и человечества для Евтихия, был образ растворения капли уксуса в море. Как капля уксуса никак не меняет свойств морской воды, но сама поглощена бездной морской воды, так и человеческая природа растворилась в бездне божественной природы.

Собор 448 г. осудил Евтихия за аполлинарианство и изверги его из сана.

На II Ефесском соборе 449 г. (т.н. «разбойничий» собор) под председательством архиепископа Александрийского Диоскора (племянника свт. Кирилла) Евтихий был восстановлен в сане, а Флавиан осужден за нарушение 7-го правила III Вселенского Собора о запрещении составления нового Символа веры кроме Никейского.

Забегая вперед скажем, что Евтихий все же был осужден и монофизитами. Большинство монофизитских течений говорили о единосущии Христа нам по человечеству, настаивая при этом на формуле «одна природа после соединения».

Орос Халкидонского Собора

На фоне тенденциозной монофизитской интерпретации Евтихием языка свт. Кирилла Александрийского предпринимались попытки его истолкования в ином – дифизитском – ключе.

Одной из первых и весьма удачных попыток такого истолкования является Томос к армянам Константинопольского патриарха свт. Прокла († 446). Свт.

Прокл повторяет ряд тезисов, характерных для богословия Кирилла, а именно, что Христос – единый Сын, что Он стал совершенным человеком и страдает по человечеству, а также то, что Слово не «вошло в совершенного человека, но стало плотью» (тезис, выраженный еще свт.

Афанасием). При этом ни божественная, ни человеческая природа не претерпели никаких изменений. Свт. Прокл, таким образом, устанавливает баланс между единством и различием во Христе – между единством лица и различием природ.

Свт. Прокл также корректирует терминологию свт. Кирилла, применяя по отношению ко Христу язык Каппадокийцев, и делает это одним из первых.

В соответствии с этим он переиначивает знаменитую формулу Кирилла одна воплотившаяся природа Бога Слова и говорит о единой ипостаси воплотившегося Бога Слова (μίαν ὁμολογῶ τὴν τοῦ σαρκωθέντος Θεοῦ Λόγου ὑπόστασιν).

Также он говорит о человеческой природе Христа – как и Кирилл – в контексте ее собственных динамичных проявлений: «Если же для кого-то причиной для смущения становятся пеленки и возлежание в яслях, а также возрастание во времени по плоти, сон в лодке, усталость в дороге, голод и все, что истинно случается с людьми, те пусть прекратят , потому что, делая из страданий комедию, они отвергают природу (φύσιν)». При этом, как и у Кирилла, единым субъектом всех действий Христа – как божественных, так и человеческих – остается Он сам: «Воистину Один претерпел страдания и совершил чудеса».

Баланс между единством и различием во Христе, установленный патриархом Проклом, а также скорректированные им христологические формулы нашли отражение в деяниях Константинопольского собора 448 года, сыгравшего важную роль в становлении христологической доктрины.

На этом соборе Константинопольский патриарх Флавиан († 449/450) предложил формулировку один Христос из двух природ: «Мы признаем, что Христос из двух природ (ἐκ δύο φύσεων) после воплощения, исповедуя одного Христа, одного Сына и одного Господа в одной ипостаси и одном лице». При этом характерно, что свт. Флавиан наряду с формулой один Христос из двух природ признавал православным освященное авторитетом свт. Кирилла выражение одна воплотившаяся природа Бога Слова: «Также мы не отказываемся говорить об одной воплотившейся и вочеловечившейся природе Бога Слова».

Важное дополнение к после-Кирилловой картине Христа было внесено Римским папой св. Львом Великий (440-461) в его Томосе к Константинопольскому патриарху Флавиану. Этот Томос стал одним из наиболее важных догматических документов Западной Церкви.

Акценты в нем сделаны не столько на единстве, сколько на различии во Христе. В частности, Лев подчеркивает, что Христос является «совершенным в своем» (totus in suis) и «совершенным в нашем» (totus in nostris).

В связи с этим обе природы Христа сохраняют неизменными свои свойства и – именно свт. Лев впервые ясно говорит об этом – действия: «Каждая природа (forma) действует (agit) в общении с другой, совершая то, что свойственно каждой». Свт.

Лев, таким образом, приписывает действия Христа Его природам, что, впрочем, не нарушает единства Христа: «Тот, кто является истинным Богом, тот же является истинным человеком, и в этом единстве нет никакой лживости».

Благодаря этому единству также свойства природ, при всей своей неизменности, могут быть отнесены к другой природе.

Так, например, можно с одной стороны говорить о рождении Сына Божия от Девы Марии, о Его смерти на кресте и погребении. С другой – можно говорить о том, что Сын человеческий сошел с Небес. Так свт.

Лев закрепляет в христологическом обиходе понятие общения природных свойств (communicatio idiomatum).

Свт. Лев настаивает не только на том, что человеческая природа имеет свое собственное действие, отличное от божественного, но также свою собственную человеческую волю. Человеческая воля Христа подчинялась божественной и ни в чем ей не противоречила, так как была свободна от греха.

На основании богословия свт. Кирилла Александрийского в интерпретации патриархов Прокла, Флавиана и Константинопольского собора 448 года, а также Томоса папы Льва к патриарху Флавиану, на IV Вселенском соборе (октябрь 451 г.

) были выработаны новые формулировки, призванные лучше прояснить таинство воплощения.

1) Последуя святым отцам, все согласно научаем исповедовать одного и того же Сына, Господа Нашего Иисуса Христа, совершенного в Божестве и совершенного в человечестве; одного и того же истинно Бога и истинно человека, из души разумной и тела, Единосущного Отцу по божеству и единосущного нам по человечеству, во всем подобного нам кроме греха, Рожденного прежде веков от Отца по божеству, а в последние дни нас ради и нашего ради спасения от Марии Девы Богородицы по человечеству;

2) одного и того же Христа, Сына, Господа, Единородного, в двух естествах неслитно, неизменно, нераздельно, неразлучно познаваемого (ἐν δύο φύσεσιν ἀσυγχύτως ἀτρέπτως ἀδιαιρέτως ἀχωρίστως γνωριζόμενον), так что соединением нисколько не упраздняется различие естеств, но скорее сохраняется свойство каждого естества и они соединяются во единое лицо и единую ипостась;

3) не рассекаемого или разделяемого на два лица, но Одного и того же Сына и Единородного, Бога Слово, Господа Иисуса Христа, как о Нем учили прежде пророки и Сам Господь Иисус Христос научил нас, и как то предал нам символ отцов.

Формула единства (один и тот же Христос), которая является данью богословию свт. Кирилла, повторяется четыре раза и предваряет все остальные положения, а именно: признание во Христе полноты божества и человечества (п. 1), способа их соединения (п. 2) и, наконец, находит полноту своего выражения в констатации единственности Христа как лица и частной сущности – ипостаси (п. 3).

При этом различие природ в определении также ясно выражено, и в первую очередь в том, что Христос существует в двух природах. Также в определении различие между природами подчеркнуто тем фактом, что каждая из них неизменно сохраняет свои свойства.

Пропорциональность между единством и различиями во Христе можно наблюдать лишь в четырех наречиях, которые определяют способ соединения природ, вернее то, как они не соединены: нераздельно и неразлучно иллюстрируют единство, а неслитно и неизменно – различия.



Источник: https://infopedia.su/10x3b1a.html

Book for ucheba
Добавить комментарий