2.4. Пико делла Мирандола между платонизмом, аристотелизмом, Каббалой и религией 2.4.1. Позиция Пико

2.4. Пико делла Мирандола между платонизмом, аристотелизмом, Каббалой и религией

2.4. Пико делла Мирандола между платонизмом, аристотелизмом, Каббалой и религией 2.4.1. Позиция Пико

Позиция Фичино, столь щедрая начинаниями,имеет соответствующие аналоги у Пикоделла Мирандолы (1463—1494),и тем не менее,содержит еще более многочисленныеразличия и разногласия.

Самые яркие новшества, которые он внеспо сравнению с Фичино, таковы, а) К магиии герметизму он присоединяет также”Каббалу”, которая произвелачрезвычайный эффект, б) Он вознамерилсяпривлечь к общей программе доктринальногопримирения также Аристотеля (которогоизучил главным образом в Падуе), в) Крометого, он чувствовал симптомы начинающегосяупадка в направлении грамматологическоми в большой мере редуктивистском,проявившемся у некоторых гуманистов.Было необходимо защитить некоторыезавоевания схоластики (знаменательнойв этой связи оказывается его полемикас Гермолаем Варваром) ; г) Он принял живоеучастие в религиозной реформе, котораяне ограничивалась теоретическимипланами (и в этом отношении показательныего симпатии к Савонароле).

Мы остановимся на двух основных пунктахдоктрины Пико делла Мирандолы.

2.4.2. Пико и Каббала

Как понимал Пико “Каббалу”, как онсчитал возможным употребить ее в планеобщей увязки религии с философией?

Каббала — мистическая доктрина. Веврейской теологии предназначена дляобнаружения главным образом того, чтосделано Богом евреев, чтобы лучше познатьего и понять Библию.

Каббала сочетаетдва аспекта: один теоретике-доктринальный(что, между прочим, способствуетопределенной “аллегорической”интерпретации Библии) и аспектпрактико-магический, разрабатываемыйлибо в форме аутогипноза, для реализациивнутреннего созерцания, либо в формеочень близкой к магии, основанной навласти сакрального еврейского языка ина получаемом от ангелов голосе , а такжена десяти именах власти и атрибутовБога, так называемые “sefirof.Каббалаимеет средневековое происхождение(обнаруживает сходство с писаниямигерметиков, халдейских оракулов,орфиков), но основатели Каббалы возводятее к самым древним еврейским традициям.

В этом случае, также имела место нашумевшаяисторическая ошибка, которая определилапозицию Пико. Он считал, что Каббаладействительно восходит к самой древнейтрадиции, проще говоря — к Моисею, ипередавалась она из поколения в поколениеустно под видом эзотерических посвящений.

Но, поскольку, в общем, в Каббале естьнемало привлекательных, хотя и спорныхидей, мы считаем уместным привести здесьстраницу из книги Yates (“Джордано Брунои традиция герметиков”), в которой собразцовой ясностью и чрезвычайноэффектно исследуются (с использованиембольшей частью работы G. Scholem), общаятеоретическая и практическая установкидоктрины.

Каббала, которая разрабатывалась вИспании в течение средних веков,основывалась на учении о десяти sefirotи двадцати двух буквах еврейскогоалфавита. Доктринаsefirotизложена вкниге творения.Sefirotесть “десятьсамых общих имен Бога, которые в комплекседают Его единственное великое имя”.

Это “имена творениям, данные мируБогом”, и сотворенная вселенная. Этопространственная развертка живительныхсил Бога. Творческий аспект sefirotвключен в космологический контекст идействует как отношение между десятьюсферами космоса, который составлен изсфер семи планет, сфер неподвижныхзвезд, и более высоких сфер,

помещенных выше.

Характерно для каббализмато значение, которое приписываетсяангелам или божественным духам, которыеподобно медиумам, рассеяны по всей этойсистеме, расположены согласно иерархии,в рамках другой иерархии.

Существуютдурные ангелы, или демоны в иерархииантагонистической благому. Теософскаясистема основана на утонченной мистическойинтерпретации слов и букв еврейскоготекста, в особенности Книги Бытия.

“Еврейский алфавит для каббалистасодержит имя или имена Бога; он отражаетдуховную природу мира и креативногоязыка Бога. Творение, с точки зренияБога, является выражением Его самого,сокровенного Бога.

Ему присваиваетсяимя, святое имя Бога, бесконечно творящего.

Посредством созерцания букв еврейскогоалфавита и их комбинаций, из которыхсоставлено имя Бога, в каббалистикепознают Бога и его деяния, зашифрованныев его имени.

Две ветви испанского каббализмаосновываются, на том, что имена имеютхарактер взаимодополнительный и частичнонакладываются. • Одна имеет наименование”путь sefirot'';другая — “тропаимен”.

Знатоком “тропы имен”, былАбрахам Абу-ль-Афия, испанский еврейXIII столетия, который выработал крайнесложную медитативную технику, основаннуюна системе ассоциации букв еврейскогоалфавита в бесконечных комбинациях ивариациях.

Коль скоро Каббала является по существудоктриной мистической, то метод узнаванияБога обязательно связан с магическойдеятельностью, в которой можно упражнятьсялибо мистически, либо изобретая инойсобственный способ, представляющий видаутогипноза для облегчения созерцания.G. Scholem полагает, что Абу Афия практиковалименно в этом направлении.

Есть такжеформа оперативной магии, в которойиспользуют свойства еврейского языка,или силу вызываемых ангелов, для того,чтобы осуществить магические операции(очевидно, что это говорится с позициитого, кто мистически верит в магию, какнапример, Пико делла Мирандола).

В своихтрудах кабалисты ввели имена ангелов,которых нет в Писании (где есть упоминаниетолько Гавриила, Рафаила и Михаила), икоторые наделены особыми функциями. Ихимена имеют суффиксы — “эль” или”ях”, свидетельствующие об ихпредставительстве от имени Бога. Заэтими ангельскими именами, произнесеннымиили вырезанными на талисманах, признаваласьбольшая сила.

Значительная магическаявласть присваивалась также аббревиатурамеврейских слов, полученным методом“notarikon”,т.е. в транспозицииисоставлении анаграмм слов.

Одним изсамых усложненных методов, использованныхв каббалистической практике, иликаббалистической магии, был метод“gematria'', основанный на числовыхзначениях, определенных каждой буквееврейского алфавита, что порождаломатематическую систему крайней сложности.

Благодаря ей, как только словапреобразовывались в числа, а числа вслова, можно было считывать совокупнуюорганизацию мира на основании слова-числа,или можно было подсчитать точное числонебесных обитателей, восходящее к301.655.172.

Уравнение слова-числа во всехэтих методах может вовсе не иметьмагического характера, а быть простомистическим, однако оно является важнымаспектом каббалистической практики,благодаря связи с именами ангелов.Например, семьдесят два ангела, посредствомкоторых можно достигнуть тех жеsefirot,могут быть вызваны, если известны ихимена и соответствующие им числа. Призывыдолжны всегда формулироваться наеврейском языке, но существуют такжепризывы безмолвные, которые выполняются,если просто расположить в определенномпорядке слова, буквы, признаки илисимволы еврейского языка.

По этой причине Пико всецело посвятилсебя изучению еврейского языка (помимоарабского и халдейского), потому чтобез непосредственного знакомства севрейским нельзя по-настоящему заниматьсяКаббалой.

Только так в полном объеме могут бытьпоняты известные “900 тезисов, навеянныхфилософией, каббалой и теологией”,представленые Пико, в которых аристотеликии платоники, философия и религия, магияи Каббала должны были быть объединены.Некоторые из этих тезисов были признаныеретическими и осуждены.

Серия гоненийзакончилась заключением в тюрьму вСавойе (он был впоследствии освобожденвмешательством Лоренцо Великолепногои прощен Александром VI в 1493 году). “Речьо достоинстве человека”, которая былаи остается одной из самых известныхдеклараций Гуманизма, могла бы бытьпредисловием к “Тезисам”.

Источник: https://studfile.net/preview/1970939/page:114/

2.4. Пико делла Мирандола между платонизмом, аристотелизмом, Каббалой

2.4. Пико делла Мирандола между платонизмом, аристотелизмом, Каббалой и религией 2.4.1. Позиция Пико
Позиция Фичино, столь щедрая начинаниями, имеет соответствующие аналоги у Пико делла Мирандолы (1463—1494),и тем не менее, содержит еще более многочисленные различия и разногласия.

Самые яркие новшества, которые он внес по сравнению с Фичино, таковы, а) К магии и герметизму он присоединяет также “Каббалу”, которая произвела чрезвычайный эффект, б) Он вознамерился привлечь к общей программе доктринального примирения также Аристотеля (которого изучил главным образом в Падуе), в) Кроме того, он чувствовал симптомы начинающегося упадка в направлении грамматологическом и в большой мере редуктивистском, проявившемся у некоторых гуманистов. Было

необходимо защитить некоторые завоевания схоластики (знаменательной в этой связи оказывается его полемика с Гермолаем Варваром) ; г) Он принял живое участие в религиозной реформе, которая не ограничивалась теоретическими планами (и в этом отношении показательны его симпатии к Савонароле).

Мы остановимся на двух основных пунктах доктрины Пико делла Мирандолы. 2.4.2. Пико и Каббала

Как понимал Пико “Каббалу”, как он считал возможным употребить ее в плане общей увязки религии с философией?

Каббала — мистическая доктрина. В еврейской теологии предназначена для обнаружения главным образом того, что сделано Богом евреев, чтобы лучше познать его и понять Библию.

Каббала сочетает два аспекта: один теоретике-доктринальный (что, между прочим, способствует определенной “аллегорической” интерпретации Библии) и аспект практико-магический, разрабатываемый либо в форме аутогипноза, для реализации внутреннего созерцания, либо в форме очень близкой к магии, основанной на власти сакрального еврейского языка и на получаемом от ангелов голосе , а также на десяти именах власти и атрибутов Бога, так называемые “sefirof. Каббала имеет средневековое происхождение (обнаруживает сходство с писаниями герметиков, халдейских оракулов, орфиков), но основатели Каббалы возводят ее к самым древним еврейским традициям.

В этом случае, также имела место нашумевшая историческая ошибка, которая определила позицию Пико. Он считал, что Каббала действительно восходит к самой древней традиции, проще говоря — к Моисею, и передавалась она из поколения в поколение устно под видом эзотерических посвящений.

Но, поскольку, в общем, в Каббале есть немало привлекательных, хотя и спорных идей, мы считаем уместным привести здесь страницу из книги Yates (“Джордано Бруно и традиция герметиков”), в которой с образцовой ясностью и чрезвычайно эффектно исследуются (с использованием большей частью работы G. Scholem), общая теоретическая и практическая установки доктрины.

Каббала, которая разрабатывалась в Испании в течение средних веков, основывалась на учении о десяти sefrot и двадцати двух буквах еврейского алфавита. Доктрина sefrot изложена в книге творения. Sefirot есть “десять самых общих имен Бога, которые в комплексе дают Его единственное великое имя”.

Это “имена творениям, данные миру Богом”, и сотворенная вселенная. Это пространственная развертка живительных сил Бога. Творческий аспект sefirot включен в космологический контекст и действует как отношение между десятью сферами космоса, который составлен из сфер семи планет, сфер неподвижных звезд, и более высоких сфер,

помещенных выше.

Характерно для каббализма то значение, которое приписывается ангелам или божественным духам, которые подобно медиумам, рассеяны по всей этой системе, расположены согласно иерархии, в рамках другой иерархии.

Существуют дурные ангелы, или демоны в иерархии антагонистической благому. Теософская система основана на утонченной мистической интерпретации слов и букв еврейского текста, в особенности Книги Бытия.

“Еврейский алфавит для каббалиста содержит имя или имена Бога; он отражает духовную природу мира и креативного языка Бога. Творение, с точки зрения Бога, является выражением Его самого, сокровенного Бога.

Ему присваивается имя, святое имя Бога, бесконечно творящего.

Посредством созерцания букв еврейского алфавита и их комбинаций, из которых составлено имя Бога, в каббалистике познают Бога и его деяния, зашифрованные в его имени.

Две ветви испанского каббализма основываются, на том, что имена имеют характер взаимодополнительный и частично накладываются. • Одна имеет наименование “путь sefirot”; другая — “тропа имен”.

Знатоком “тропы имен”, был Абрахам Абу-ль-Афия, испанский еврей XIII столетия, который выработал крайне сложную медитативную технику, основанную на системе ассоциации букв еврейского алфавита в бесконечных комбинациях и вариациях.

Коль скоро Каббала является по существу доктриной мистической, то метод узнавания Бога обязательно связан с магической деятельностью, в которой можно упражняться либо мистически, либо изобретая иной собственный способ, представляющий вид аутогипноза для облегчения созерцания. G. Scholem полагает, что Абу Афия практиковал именно в этом направлении.

Есть также форма оперативной магии, в которой используют свойства еврейского языка, или силу вызываемых ангелов, для того, чтобы осуществить магические операции (очевидно, что это говорится с позиции того, кто мистически верит в магию, как например, Пико делла Мирандола).

В своих трудах кабалисты ввели имена ангелов, которых нет в Писании (где есть упоминание только Гавриила, Рафаила и Михаила), и которые наделены особыми функциями. Их имена имеют суффиксы — “эль” или “ях”, свидетельствующие об их представительстве от имени Бога. За этими ангельскими именами, произнесенными или вырезанными на талисманах, признавалась большая сила.

Значительная магическая власть присваивалась также аббревиатурам еврейских слов, полученным методом “notarikon”, т.е. в транспозиции исоставлении анаграмм слов.

Одним из самых усложненных методов, использованных в каббалистической практике, или каббалистической магии, был метод “gematria”, основанный на числовых значениях, определенных каждой букве еврейского алфавита, что порождало математическую систему крайней сложности.

Благодаря ей, как только слова преобразовывались в числа, а числа в слова, можно было считывать совокупную организацию мира на основании слова- числа, или можно было подсчитать точное число небесных обитателей, восходящее к 301.655.172.

Уравнение слова-числа во всех этих методах может вовсе не иметь магического характера, а быть просто мистическим, однако оно является важным аспектом каббалистической практики, благодаря связи с именами ангелов. Например, семьдесят два ангела, посредством которых можно достигнуть тех же sefirot, могут быть вызваны, если известны их имена и соответствующие им числа. Призывы должны всегда формулироваться на еврейском языке, но существуют также призывы безмолвные, которые выполняются, если просто расположить в определенном порядке слова, буквы, признаки или символы еврейского языка.

По этой причине Пико всецело посвятил себя изучению еврейского языка (помимо арабского и халдейского), потому что без непосредственного знакомства с еврейским нельзя по-настоящему заниматься Каббалой.

Только так в полном объеме могут быть поняты известные “900 тезисов, навеянных философией, каббалой и теологией”, представленые Пико, в которых аристотелики и платоники, философия и религия, магия и Каббала должны были быть объединены. Некоторые из этих тезисов были признаны еретическими и осуждены.

Серия гонений закончилась заключением в тюрьму в Савойе (он был впоследствии освобожден вмешательством Лоренцо Великолепного и прощен Александром VI в 1493 году). “Речь о достоинстве человека”, которая была и остается одной из самых известных деклараций Гуманизма, могла бы быть предисловием к ” Тезисам”.

Источник: https://bookucheba.com/filosofiya-nauki-knigi/piko-della-mirandola-mejdu-platonizmom-19101.html

Пико делла Мирандола

2.4. Пико делла Мирандола между платонизмом, аристотелизмом, Каббалой и религией 2.4.1. Позиция Пико

Название «академия» за флорентийскими платониками укрепилось в силу их вольного характера; это было не официальное учреждение, а кружок гуманистов, объединившихся вокруг своих лидеров, одним из которых был Марсилио Фичино, и вокруг почитаемого ими великого античного философа Платона.

Кроме Фичино, лидером Флорентийской платоновской академии был и Пико делла Мирандола (1463-1494).

В отличие от Фичино, обладавшего неказистой внешностью и жившего затворнической жизнью на вилле, подаренной ему Козимо Медичи, Пико делла Мирандола был статным красивым мужчиной, биография которого была под стать его внешности: легенды описывают его страстную романтическую любовь, похищение возлюбленной, бегство, тюрьму и т.п.

Пико делла Мирандола прожил бурную и недолгую жизнь. По происхождению это был богатый человек — граф Мирандолы и синьор Конкордии. Он унаследовал огромное богатство и весьма рано проявил свою одаренность. Богатством он распоряжался со свойственным ему бескорыстием.

Мирандола рано стал интересоваться античной и восточной философией (в том числе еврейской каббалой), заниматься языками, и древними и восточными, учился в Падуанском университете, побывал в Париже; для своей книги заказывал переводы с тех языков, которых он не знал (за переводы с арабского он расплачивался арабскими скакунами). В 1486 г.

Мирандола пишет знаменитые «900 тезисов», рассылает их всем виднейшим мыслителям того времени и предлагает им собраться в Риме, чтобы устроить диспут по предложенным им тезисам.

Впоследствии эти тезисы были опубликованы в работе под названием «Речь о достоинстве человека». В своих тезисах Пико делла Мирандола собрал все, что он знал о всех философиях, и создал свою философскую систему, которая претендовала на объединение различных философий на основе античного платонизма.

Однако о готовящемся диспуте узнал папа римский, и диспут был запрещен, а тезисы осуждены. Мирандоле угрожает арест, и он бежит во Флоренцию, где сближается с Марсилио Фичино. Здесь Мирандола пишет другие произведения, в частности «Гектапл» (толкование на шесть дней творения), «О сущем и едином», «Рассуждения против астрологии» и др.

В основе философии Мирандолы лежит неоплатонизм.

Мирандола предлагает иерархическое построение мира, но в отличие от Плотина и других неоплатоников Пико говорит на христианском языке и утверждает, что мир имеет три уровня: ангельский, небесный и элементарный.

Эти миры соподчиняются, они вечны (в том числе и материальный мир), ибо Бог, творящий его (а творит Он не из ничего, а эманатийно, в силу Своей необходимой сущности, как считал и Плотин), вечен. Сам мир прекрасен.

Здесь Пико вторит многим своим современникам-гуманистам, но парадоксальным образом отвергает и отрицает наличие красоты в Боге, ибо красота, по его утверждению, предполагает в себе некоторую асимметрию, элемент безобразного. В Боге же нет никакой асимметрии, в Нем нет ничего безобразного, поэтому в Нем нет и никакой красоты.

Пико делла Мирандола не отрицает библейскую картину мира, однако считает, что в Библии даны лишь некоторые образы, которые философ должен аллегорическим образом истолковать. В Библии дано грубое, народное описание творения мира. Иерархия уровней связывается Богом, Который находится не над иерархией, а пронизывает Собою всю ее. Весь мир есть то, в чем находится Бог, т.е.

Бог есть все во всем; Бог — это совершенство вещей, их сущность. Поэтому Пико делает вывод: вещь, избавленная от несовершенства, есть Бог.

Если мы утверждаем, что Бог есть все во всем и в каждой индивидуальной вещи есть Бог, то, поскольку Бог есть сущность, основа бытия этой вещи, можно сказать, что каждая вещь, лишенная своей индивидуальности, своего несовершенства, и представляет собою Бога.

Большой вклад внес Мирандола в понимание природы в научном смысле, ибо он был, пожалуй, первым из философов, который стал утверждать, что Бог, понимаемый в неоплатоническом смысле, создает мир сообразно некоторым математическим законам.

Бог, создавая мир, имел перед Собой геометрию, арифметику, алгебру и другие науки, и поэтому окружающий нас мир построен по этим же математическим законам.

Впоследствии на основе этой мысли Галилео Галилей, Исаак Ньютон, Иоганн Кеплер и другие выдающиеся ученые нового времени разработали концепцию математического естествознания, т.е. фактически создали современную науку.

А одним из первых философов, высказавших эту мысль, был Пико делла Мирандола — мысль, которую впоследствии афористично выскажет Галилей: «Книга природы написана языком математики». Пико этого не сказал, но впервые идея возникает именно у него.

Идею о математическом устроении вселенной Пико высказывал в полемике против астрологов, о которых он написал целую книгу («Рассуждения против астрологов»). Астрологи, как считал Мирандола, не правы в том, что ищут некоторые вымышленные причины всех явлений.

Пико высказывается против разного рода ошибок в истолковании естественных явлений как со стороны астрологов, ищущих причины всего в сочетаниях звезд, так и со стороны обыденного религиозного сознания, которое во всем старается видеть действие ангельских или демонических сил.

Во всем имеется своя собственная причина, мир представляет собой цепочку взаимодействующих причин — именно в таком аспекте Мирандола возражал как против современного ему религиозного сознания, так и против астрологических воззрений, появившихся к тому времени в большом многообразии.
Природа имеет каузальную (причинно-следственную) структуру, которая может быть описана языком математики. К тому же астрология принижает человека, показывая полное отсутствие у него всяческой свободы.

Если все зависит от расположения звезд и планет, то свободы у человека нет, так зачем же говорить тогда о грехе, о наказании за грех?
Человек, по мысли Пико, представляет собой четвертый мир — не ангельский, не небесный и не элементарный.

Этот четвертый мир не находится ни на каком из этих уровней, человек абсолютно свободен и потому может поместить себя сам на любой из уровней этого мира. Он может стать выше ангелов и опуститься ниже животных. Человек пронизывает собою все миры и место в этой иерархии занимает по своей собственной воле.

Он сам должен определить себя, ибо таким его создал Творец — полностью и абсолютно свободным. Человек сам себя формирует, и каким он будет, зависит не от сочетания звезд, не от воли Бога, а только от собственной свободной воли человека.

Именно поэтому человек и является образом Божиим, но для того, чтобы стать действительно образом Божиим, человек должен направить свою свободную волю к Богу и достичь этого образа, стать им.

Таким образом, в мыслях Пико делла Мирандолы мы видим стремление сохранить христианство, понять его с точки зрения современного интереса к человеку на новых, гуманистических позициях, поставить в центр мира человека, а не Бога, и внести в христианство все истины из разных философских систем.

Впрочем, Пико не отрицал наличия истинности и в других религиях, хотя и считал христианство высшей, наиболее совершенной формой религии.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/1_110387_piko-della-mirandola.html

Пико делла Мирандола между платонизмом, аристотелизмом, Каббалой и религией

2.4. Пико делла Мирандола между платонизмом, аристотелизмом, Каббалой и религией 2.4.1. Позиция Пико

⇐ Предыдущая51525354555657585960Следующая ⇒

2.4.1. Позиция Пико

Позиция Фичино, столь щедрая начинаниями, имеет соответствующие аналоги у Пико делла Мирандолы (1463—1494),и тем не менее, содержит еще более многочисленные различия и разногласия.

Самые яркие новшества, которые он внес по сравнению с Фичино, таковы, а) К магии и герметизму он присоединяет также “Каббалу”, которая произвела чрезвычайный эффект, б) Он вознамерился привлечь к общей программе доктринального примирения также Аристотеля (которого изучил главным образом в Падуе), в) Кроме того, он чувствовал симптомы начинающегося упадка в направлении грамматологическом и в большой мере редуктивистском, проявившемся у некоторых гуманистов. Было необходимо защитить некоторые завоевания схоластики (знаменательной в этой связи оказывается его полемика с Гермолаем Варваром) ; г) Он принял живое участие в религиозной реформе, которая не ограничивалась теоретическими планами (и в этом отношении показательны его симпатии к Савонароле).

Мы остановимся на двух основных пунктах доктрины Пико делла Мирандолы.

2.4.2. Пико и Каббала

Как понимал Пико “Каббалу”, как он считал возможным употребить ее в плане общей увязки религии с философией?

Каббала — мистическая доктрина. В еврейской теологии предназначена для обнаружения главным образом того, что сделано Богом евреев, чтобы лучше познать его и понять Библию.

Каббала сочетает два аспекта: один теоретике-доктринальный (что, между прочим, способствует определенной “аллегорической” интерпретации Библии) и аспект практико-магический, разрабатываемый либо в форме аутогипноза, для реализации внутреннего созерцания, либо в форме очень близкой к магии, основанной на власти сакрального еврейского языка и на получаемом от ангелов голосе , а также на десяти именах власти и атрибутов Бога, так называемые “sefirof. Каббала имеет средневековое происхождение (обнаруживает сходство с писаниями герметиков, халдейских оракулов, орфиков), но основатели Каббалы возводят ее к самым древним еврейским традициям.

В этом случае, также имела место нашумевшая историческая ошибка, которая определила позицию Пико. Он считал, что Каббала действительно восходит к самой древней традиции, проще говоря — к Моисею, и передавалась она из поколения в поколение устно под видом эзотерических посвящений.

Но, поскольку, в общем, в Каббале есть немало привлекательных, хотя и спорных идей, мы считаем уместным привести здесь страницу из книги Yates (“Джордано Бруно и традиция герметиков”), в которой с образцовой ясностью и чрезвычайно эффектно исследуются (с использованием большей частью работы G. Scholem), общая теоретическая и практическая установки доктрины.

Каббала, которая разрабатывалась в Испании в течение средних веков, основывалась на учении о десяти sefirot и двадцати двух буквах еврейского алфавита. Доктрина sefirot изложена в книге творения. Sefirot есть “десять самых общих имен Бога, которые в комплексе дают Его единственное великое имя”.

Это “имена творениям, данные миру Богом”, и сотворенная вселенная. Это пространственная развертка живительных сил Бога. Творческий аспект sefirot включен в космологический контекст и действует как отношение между десятью сферами космоса, который составлен из сфер семи планет, сфер неподвижных звезд, и более высоких сфер,

помещенных выше.

Характерно для каббализма то значение, которое приписывается ангелам или божественным духам, которые подобно медиумам, рассеяны по всей этой системе, расположены согласно иерархии, в рамках другой иерархии.

Существуют дурные ангелы, или демоны в иерархии антагонистической благому. Теософская система основана на утонченной мистической интерпретации слов и букв еврейского текста, в особенности Книги Бытия.

“Еврейский алфавит для каббалиста содержит имя или имена Бога; он отражает духовную природу мира и креативного языка Бога. Творение, с точки зрения Бога, является выражением Его самого, сокровенного Бога.

Ему присваивается имя, святое имя Бога, бесконечно творящего.

Посредством созерцания букв еврейского алфавита и их комбинаций, из которых составлено имя Бога, в каббалистике познают Бога и его деяния, зашифрованные в его имени.

Две ветви испанского каббализма основываются, на том, что имена имеют характер взаимодополнительный и частично накладываются. • Одна имеет наименование “путь sefirot''; другая — “тропа имен”.

Знатоком “тропы имен”, был Абрахам Абу-ль-Афия, испанский еврей XIII столетия, который выработал крайне сложную медитативную технику, основанную на системе ассоциации букв еврейского алфавита в бесконечных комбинациях и вариациях.

Коль скоро Каббала является по существу доктриной мистической, то метод узнавания Бога обязательно связан с магической деятельностью, в которой можно упражняться либо мистически, либо изобретая иной собственный способ, представляющий вид аутогипноза для облегчения созерцания. G. Scholem полагает, что Абу Афия практиковал именно в этом направлении.

Есть также форма оперативной магии, в которой используют свойства еврейского языка, или силу вызываемых ангелов, для того, чтобы осуществить магические операции (очевидно, что это говорится с позиции того, кто мистически верит в магию, как например, Пико делла Мирандола).

В своих трудах кабалисты ввели имена ангелов, которых нет в Писании (где есть упоминание только Гавриила, Рафаила и Михаила), и которые наделены особыми функциями. Их имена имеют суффиксы — “эль” или “ях”, свидетельствующие об их представительстве от имени Бога. За этими ангельскими именами, произнесенными или вырезанными на талисманах, признавалась большая сила.

Значительная магическая власть присваивалась также аббревиатурам еврейских слов, полученным методом “notarikon”, т.е. в транспозиции исоставлении анаграмм слов.

Одним из самых усложненных методов, использованных в каббалистической практике, или каббалистической магии, был метод “gematria'', основанный на числовых значениях, определенных каждой букве еврейского алфавита, что порождало математическую систему крайней сложности.

Благодаря ей, как только слова преобразовывались в числа, а числа в слова, можно было считывать совокупную организацию мира на основании слова-числа, или можно было подсчитать точное число небесных обитателей, восходящее к 301.655.172.

Уравнение слова-числа во всех этих методах может вовсе не иметь магического характера, а быть просто мистическим, однако оно является важным аспектом каббалистической практики, благодаря связи с именами ангелов. Например, семьдесят два ангела, посредством которых можно достигнуть тех же sefirot, могут быть вызваны, если известны их имена и соответствующие им числа. Призывы должны всегда формулироваться на еврейском языке, но существуют также призывы безмолвные, которые выполняются, если просто расположить в определенном порядке слова, буквы, признаки или символы еврейского языка.

По этой причине Пико всецело посвятил себя изучению еврейского языка (помимо арабского и халдейского), потому что без непосредственного знакомства с еврейским нельзя по-настоящему заниматься Каббалой.

Только так в полном объеме могут быть поняты известные “900 тезисов, навеянных философией, каббалой и теологией”, представленые Пико, в которых аристотелики и платоники, философия и религия, магия и Каббала должны были быть объединены. Некоторые из этих тезисов были признаны еретическими и осуждены.

Серия гонений закончилась заключением в тюрьму в Савойе (он был впоследствии освобожден вмешательством Лоренцо Великолепного и прощен Александром VI в 1493 году). “Речь о достоинстве человека”, которая была и остается одной из самых известных деклараций Гуманизма, могла бы быть предисловием к “Тезисам”.

2.4.3. Пико и доктрина достоинства человека

Доктрина этого грандиозного “манифеста” представлена в форме мудрости, обретенной на Востоке, и, в частности, как поучения Асклепия, приписываемые (как уже было сказано) Гермесу Трисмегисту: “Великое чудо — человек”.

Вот недвусмысленные декларации Пико: “В арабских книгах я прочел, преподобные отцы, что Абдулла Сарацин, от которого потребовали, чтобы он указал на самое большое чудо мира, ответил, что нет ничего более изумительного, чем человек.

Сходно звучит сказанное Гермесом: “Великое чудо, о Асклепий, человек”.

Но почему человек являет собой большое чудо? Объяснение Пико (по справедливости ставшее очень известным) следующее. Все творения онтологически определены по сущности быть тем, что они есть, а не иным. Человек, напротив, единственный из творений, помещен на границе двух миров, свойства которого не предрешены, но заданы

таким образом, что он сам лепит свой образ согласно заранее выбранной форме. И, таким образом, человек может возвышаться посредством чистого разума и стать ангелом, и может подниматься еще выше. Величие человека будет, таким образом, заключаться в искусстве быть творцом самого себя, в самоконституировании.

Вот самая превосходная речь, которую Пико вложил в уста Бога.

Это обращение к человеку, только что созданному, имело самый широкий отклик у современников: “Не даем мы тебе, о Адам, ни определенного места, ни собственного образа, ни особой обязанности, чтобы и место, и лицо и обязанность ты имел по собственному желанию, согласно твоей воле и твоему решению.

Образ прочих творений определен в пределах установленных нами законов. Ты же, не стесненный никакими пределами, определяешь свой образ по своему решению, во власть которого я тебя предоставляю. Я ставлю тебя в центре мира, чтобы оттуда тебе было удобнее обозревать все, что есть в мире.

Я не сделал тебя ни небесным, ни земным, ни смертным, ни бессмертным, чтобы ты сам, свободный и славный мастер, сформировал себя в образе, который ты предпочтешь. Ты можешь переродиться в низшие, неразумные существа, но можешь переродиться по велению своей души и в высшие божественные” (цит. по: История эстетики. Памятники мировой эстетической мысли, т. 1, 1962, стр. 507—508).

Таким образом, в то время как животные не могут быть ничем иным, кроме как животными, ангелы — ангелами, в человеке есть семя любой жизни.

В зависимости от этих семян, которые будут прорастать, человек станет либо растением, либо мыслящим животным, либо ангелом; и, если он не будет доволен всем этим, то в своих глубинах он явит тогда ” единственный дух, сотворенный по образу и подобию Божьему, тот, что был помещен выше всех вещей, и остающийся выше всех вещей”.

И вот последняя страница, на которой представление о “хамелеоновой” природе человека снова подкреплено словами Пифагора (из доктрины метемпсихоза) также, как и Библией и восточной мудростью, и изложено все это остроумно и изысканно (тот же Помпонацци, как далее увидим, вдохновится ею): “И как не удивляться нашему хамелеонству! Или вернее — чему удивляться более? И справедливо говорил афинянин Асклепий, что за изменчивость облика и непостоянство характера он сам был символически изображен в мистериях как Протей. Отсюда и известные метаморфозы евреев и пифагорейцев. Ведь в еврейской теологии то святого Эноха тайно превращают в божественного ангела, то других превращают в иные божества. Пифагорейцы нечестивых людей превращают в животных, а если верить Эмпедрклу, то и в растения. Выражая эту мысль, Магомет часто повторял: “Тот, кто отступит от божественного закона, станет животным и вполне заслуженно”. И действительно, не кора составляет существо растения, но неразумная и ничего не чувствующая природа, не кожа есть сущность упряжной лошади, но тупая и чувственная душа, не кругообразное вещество составляет суть неба, а правильный разум; и ангела создает не отделение его от тела, но духовный разум. Если ты увидишь кого-нибудь, ползущего по земле на животе, то ты видишь не человека, а кустарник, и если увидишь подобно Калипсо кого-либо, ослепленного пустыми миражами фантазии, охваченного соблазнами раба чувств, то это ты видишь не человека, а животное. И если ты увидишь философа, все распознающего правильным разумом, то уважай его, ибо небесное он существо, не земное. Это — самое возвышенное божество, облаченное в человеческую плоть. И кто не будет восхищаться человеком, который в священных еврейских и христианских писаниях справедливо называется именем то всякой плоти, то всякого творения, так как сам формирует и превращает себя в любую плоть и приобретает свойства любого создания! Поэтому перс Эвант, излагая философию халдеев, пишет, что у человека нет собственного природного образа, но есть много чужих внешних обликов. Отсюда и выражение у халдеев: человек — животное многообразной и изменчивой природы. ” (цит. по: История эстетики. Памятники мировой эстетической мысли, т. 1, 1962, стр. 508—509).

Вышеприведенный знаменитый фрагмент Пико нужно понимать именно в контексте магической герметики и каббалистики. И только эта точка зрения выявляет специфику и своеобразие гуманизма эпохи Возрождения и отличие его от гуманизма средневекового и последующих его форм.

Франческо Патрици

Франческо Патрици жил в XVI столетии (1529—1597), но придерживался той же линии, что Фичино и Пико, т.е. парадигмы герметического мышления, которое уже было проиллюстрировано. Он основательно изучал “Corpus Hermeticum”, как и “Халдейские оракулы”. Его самой значительной теоретической работой является “Новая универсальная философия”.

Патрици был убежден вслед за Гермесом Трисмегистом (которого он считает не только современником Моисея, но даже несколько старше (paulo senior)), что без философии нельзя быть религиозным по большому счету.

Но дерзость Аристотеля, отрицавшего всеведение и всемогущество Бога, нанесла тяжелейший ущерб философии.

Поэтому было необходимо противопоставить аристотелевской философии платоновскую (Платона, Плотина, Прокла и Отцов церкви), но особенно философию герметикой (для него трактат Гермеса значил гораздо больше, чем все книги Аристотеля).

Патрици дошел до того, что даже призывал папу ввести преподавание “Corpus Hermeticum”, что было, с его точки зрения, делом огромной важности, и предположительно могло привести к возвращению в католическую веру немецких протестантов. Патрици рекомендовал Понтификату ввести герметизм в программу обучения иезуитов. В общем, Патрици считал “Corpus Hermeticum” наилучшим инструментом на службе реставрации католицизма.

Ясно, что инквизиция осудила как неортодоксальные некоторые из идей Патрици. Попытка навязать Гермеса Трисмегиста официальной церкви провалилась.

Все же справедливо замечание Yates o том, что дела Патрици свидетельствуют о “беспорядке в мышлении к концу XVI столетия, и о том, насколько было трудно даже для такого крупного платоника-католика как Патрици, оставаться в пределах собственно теологии”. (Yates)

⇐ Предыдущая51525354555657585960Следующая ⇒

Дата добавления: 2016-11-18; просмотров: 351 | Нарушение авторских прав

Рекомендуемый контект:

Похожая информация:

Поиск на сайте:

Источник: https://lektsii.org/10-6414.html

Book for ucheba
Добавить комментарий