2. КРИТИКА ОБЪЕКТИВНОГО ИДЕАЛИЗМА И ЕГО РАЗНОВИДНОСТИ — НЕОТОМИЗМА ПО ВОПРОСУ ОБ ИСТОЧНИКЕ ПОЗНАНИЯ

Сущность, обоснование объективного идеализма

2. КРИТИКА ОБЪЕКТИВНОГО ИДЕАЛИЗМА И ЕГО РАЗНОВИДНОСТИ — НЕОТОМИЗМА ПО ВОПРОСУ ОБ ИСТОЧНИКЕ ПОЗНАНИЯ

Существуют две разновидности идеализма – объективный и субъективный идеализм. Они отличаются трактовкой сознания, которое принимается за первооснову.

В объективном идеализме за основу принимается сознание, существующее объективно, т. е. независимо от человеческого сознания (одного или всех людей).

Это, например, Высший Разум, Бог, Абсолютная Идея или мир идей, информационное поле и т. п.

Объективный идеализм появляется в древнегреческой философии и первым идеалистом можно назвать Пифагора, который считал основой мира число. Однако Пифагор не представил обоснования своих взглядов. Основателем объективного идеализма, обосновавшим его, является Платон. Он объяснил, что такое идея и почему идея важнее вещи. Обоснование (доказательство) Платона:

1) Идея – это смысл вещи. Она – ответ на вопрос – что такое данная вещь, чем отличается от всех прочих вещей? Идея выражена в понятии.

2) Идея вещи – это общий закон возникновения и развития вещи, объединяющий все ее проявления. Можно сказать: принцип устройства, принцип функционирования.

Пример: часовой механизм: отдельные колесики и винтики, едины благодаря идее, а иначе это груда деталей, чуждых друг другу, не образующих часы.

(Или: Иван есть человек, мы отдельного Ивана рассматриваем в свете человека вообще, а человека вообще рассматриваем как закон, осмысляющий существование и каждого отдельного человека.) Идея есть закон.

3) Каждая вещь подвержена порче, разрушению, распаду. Но идея не вещественна и не разрушается. (Вода замерзнет или закипит, идея воды – нет!). Идея вечна и неизменна. Но что по-настоящему, истинно существует? Только то, что вечно, а тленное уходит в небытие. (Пример с любовью: «Истинная любовь не проходит», – говорим мы).

Значит, только идее принадлежит существование «по истине», а вещественное – иллюзорно. Платон создал целую теорию о мире идей, которая дала возможность объяснить многие непонятные вещи, касающиеся человеческого познания и деятельности вообще. Суть теории: наряду с миром земным существует иной, идеальный мир, невидимый людям.

Жизнь людей на Земле можно уподобить жизни в пещере. (свет, тени). На Земле есть единичные, несовершенные, тленные вещи, а в мире идей – идеи, т. е. смыслы, образцы этих вещей. Например, это идеи человека, любви, справедливости, лошади, стола и т. п. Идеи (или эйдосы, по-гречески) – это, по сути, общие понятия.

Высшая идея – Благо (Добро, по-нашему). Идеи вечны, совершенны, неизменны, они существуют в ином мире, недоступном человеку при жизни. Человек узнает эти идеи, когда душа его после смерти отправляется в мир идей. Платон верил в переселение душ – метемпсихоз.

Мы здесь на Земле вспоминаем виденное в мире идей – отсюда наши представления о добре, красоте, справедливости. И все наши знания – это воспоминание.

Теория Платона объясняет многое:

1) Происхождение общих понятий (мы живем среди конкретных вещей, откуда же общие понятия, которые мы используем?);

2) Наличие абсолютных ценностей (добро, прекрасное, свобода), а ведь в человеческом мире нет ничего абсолютного, совершенного;

3) Различия между людьми в нравственных качествах, способностях. По Платону, они связаны с тем, что иные души больше видели, восприняли в мире идей.

Поэтому здесь, на Земле они стремятся жить в соответствии с воспринятыми из мира идей идеалами добра, красоты, истины. Другие не увидели всего этого, а в земной жизни высшие ценности невозможно обнаружить.

Для таких людей нет в мире настоящей любви, например, а только секс, нет благородства и высших принципов, а только эгоизм, который они обнаруживают в окружающих.

4) Способность к творчеству (созданию принципиально нового) и стремление к совершенству.

Ведь если наше сознание – это отражение существующего мира (таков традиционный взгляд у греков), то откуда же взяться чему-то невиданному, что порой создает человек? Он видел это (идеи новых вещей) там, в мире идей, и старается, вспоминая, воспроизвести их в земном бытии.

После Платона – его ученик, Аристотель критиковал теорию Платона за ее фантастичность («Платон мне друг, но истина дороже», – сохранилось такое высказывание Аристотеля). Аристотель считал, что идеи не отделены от вещей, находятся в них.

Однако материя (вещество), из которой состоят вещи, инертна, не способна к изменениям, а активна идеальная форма. Эту форму придает вещам человек или Бог (Демиург). Но он только оформляет материю, а не создает ее из ничего (как Бог в христианстве). В средневековой философии первоначало – Бог, высший Разум, Творец мира и человека.

Аврелий Августин (IV-V вв.), Фома Аквинский (XIII в.; представил пять доказательств бытия Бога) – выдающиеся философы – объективные идеалисты средневековья. Есть простой довод: сам человек ничего не может сделать без замысла, плана, идеи.

Так как же природа с ее упорядоченностью и видимой целесообразностью могла сложиться из хаоса? Во всяком случае, науке не известен закон, по которому материя, природа самопроизвольно упорядочивалась. Теория эволюции – гипотеза. В физике есть закон возрастания энтропии! Именно в рамках объективного идеализма были созданы наиболее полные и непротиворечивые философские системы. Самая грандиозная была создана Георгом Гегелем (XVIII – первая треть XIX века), он считал основой мира Абсолютную Идею.



Источник: https://infopedia.su/17x47d1.html

Критика [Фейербахом] идеализма. Учение о природе

2. КРИТИКА ОБЪЕКТИВНОГО ИДЕАЛИЗМА И ЕГО РАЗНОВИДНОСТИ — НЕОТОМИЗМА ПО ВОПРОСУ ОБ ИСТОЧНИКЕ ПОЗНАНИЯ

В первые годы своей сознательной жизни Фейербах был последователем Гегеля. К этому периоду относится его замечательное сочинение «Мысли о смерти и бес-

[109]

смертии», его историко-философские сочинения, в частности работа о голландском философе-материалисте Спинозе. В этих работах он пытается проследить историю развития человеческой мысли как развитие разума, а отдельные философские системы исследовать как своеобразное проявление и выражение исторической жизни и развития этого разума.

Но уже с 1836 г. Фейербах, как указывает Ленин, начинает критиковать теологию и поворачивать к материализму. Фейербах говорил, что Гегель призывал своих читателей и слушателей к изучению «небесных сфер». Это не удовлетворяло Фейербаха. В 1839 г.

он написал известную работу— «Критика философии Гегеля», в которой дал содержательный- критический разбор гегелевской идеалистической философии. Эти же аргументы Фейербах развил затем в 1841 г. в своей важнейшей работе «Сущность христианства».

Основное его возражение против Гегеля состояло в том, что философия не может достигнуть истинных результатов до тех пор, пока она замыкается в рамках чистой мысли. Философия, по Фейербаху, сама, собственными силами не может создать жизнь. Философия не порождает из себя все богатство своих идей.

Лишь изучая природу, философ приобретает знания. Философская система, пытающаяся выйти за пределы и природы и человека, игнорирующая то и другое, является ничтожной и бессмысленной. Самые глубокие тайны скрыты в естественных вещах, а их-то и попирают ногами представители идеалистической философии.

Для философии имеется единственный путь исцеления — вновь возвратиться к природе. Поэтому истинная задача философа, по мнению Фейербаха, состоит не в том, чтобы замкнуться в пределах мышления отдельного человека, но в том, чтобы обратиться к изучению природы.

Фейербах возвестил торжество материализма. Он доказал, что гегелевский идеализм есть не что иное, как философски подкрашенная теология, философское выражение поповской точки зрения на мир и его происхождение.

«Абсолютный дух» Гегеля, говорил Фейербах, есть обыкновенное человеческое сознание, но оторванное от человека.

В противовес учению Гегеля Фейербах утверждал, что сознание есть порождение материи. В этом материалистическом решении основного вопроса философии, в нанесении

[110]

решительного удара гегелевскому идеализму — историческая заслуга Фейербаха.

Энгельс в своей классической работе «Людвиг Фейербах» заметил, что когда появилось сочинение Фейербаха «Сущность христианства», оно одним ударом рассеяло старые противоречия, накопленные в идеалистических системах, провозгласив торжество материализма.

Энгельс пишет, что существо идей Фейербаха можно было бы свести к таким положениям: природа существует независимо от какой бы то ни было философии, от мышления, сознания человека. Она есть основание, на котором вырастают люди — продукты природы. Вне природы и человека нет ничего.

Высшее существо, бог, созданный религиозной фантазией людей, — это лишь фантастическое отражение человеком своей собственной сущности. И дальше Энгельс продолжает:

«Кто не пережил освободительного влияния этой книги, тот не может и представить его себе. Мы все были в восторге, и все мы стали на время последователями Фейербаха. С каким воодушевлением приветствовал Маркс новое воззрение и как сильно повлияло оно на него, — несмотря на все его критические оговорки, — можно видеть из книги «Святое семейство» 1

«Сущность христианства», по выражению Маркса и Энгельса, дала «отставку мировому духу Гегеля». В «Святом семействе» они так оценивают историческую заслугу Фейербаха:

«Кто уничтожил диалектику понятий — войну богов, знакомую только философам? Фейербах. Кто поставил на место старой рухляди, на место «бесконечного самосознания» не «значение человека» (точно человек имеет еще какое-то другое значение, как не то, что он человек!), а самого «человека»? Фейербах и только Фейербах»  2.

И действительно, все внимание Фейербаха после его увлечения Гегелем было направлено на борьбу против идеализма. Высоко оценивая философию Фейербаха, Маркс приглашал Фейербаха принять участие в «Немецко-французском ежегоднике», считая его естественным, призванным природой и историей противником философов-идеалистов— Шеллинга и Гегеля.

——

1. Маркс и Энгельс, Соч., т. XIV, стр. 642.

2. Маркс и Энгельс, Соч., т. III, стр. 117.

[111]

 «Вы, — писал Маркс, — Шеллинг наизнанку».

Вместе с тем Маркс и Энгельс с самого начала видели ограниченность материализма Фейербаха.

Фейербах, критикуя философию Гегеля, отвергал и то положительное, что принес с собой немецкий классический идеализм, отбрасывал в сторону диалектику Гегеля.

Фейербах еще не был в состоянии правильно оценить диалектику Гегеля. Энгельс в своей замечательной работе о Фейербахе отмечал, что при жизни философа естествознание находилось в состоянии сильного брожения. Было собрано огромное количество новых научных данных и осуществлено много открытий. Но их внутренняя связь только начинала устанавливаться.

Некоторые общие выводы к тому времени наукой уже были сделаны. Так, например, еще при жизни Фейербаха было создано учение о клетке, учение о превращении энергии, появилась теория Дарвина о происхождении видов путем естественного отбора.

Однако Фейербах не мог следить за всеми научными открытиями в той деревенской глуши, куда он был вынужден уехать из университетского центра.

«Жалкие немецкие порядки» приводили, по словам Энгельса, к тому, что профессорские кафедры замещались «эклектическими крохоборами», а великий немецкий философ Фейербах вынужден был «окрестьяниваться и прозябать в деревенском захолустье». Этим в значительной мере объясняется, почему для философа оказался недоступным исторический взгляд на природу.

Фейербах подверг решительной критике гегелевскую идеалистическую систему. Диалектику Гегеля он просто игнорировал. Маркс и Энгельс, свободные от ограниченностей, присущих мыслителям, им предшествовавшим, «спасли сознательную диалектику, – перенеся ее в материалистическое понимание природы и истории» 1

Материализм Фейербаха ярко виден при решении им основного философского вопроса.

В своих «Предварительных тезисах к реформе философии» Фейербах пишет, что мышление, взятое само по себе, абстрактно, вне связи с природой, не дает никакого положительного знания, что положительное знание возникает

——-

1. Маркс и Энгельс, Соч., т. XIV, стр. 8.

[112]

в результате общения человека с природой или, как пишет Фейербах, общения «я» и «не-я». Природа — источник всех знаний; с природы начинается истинная философия, а философия выступает родоначальницей остальных наук. Природа — мать всех наук. Единство науки и философии состоит в том, что они происходят от природы, у них общая основа — материальный мир.

В своих сочинениях «Предварительные тезисы к реформе философии» и «О начале философии» Фейербах констатирует, что философия опирается в своих выводах на факты природы. Но каким образом она это делает? Фейербах считал, что философия не приходит от идеи реальности к природе, но, наоборот, она начинает с реальности, с природы.

«Дух следует после чувства, а не чувство после духа», — пишет Фейербах. Мысль человека — это конец, а не начало вещей. Переход к природе от мысли, от сознания есть «прихоть чистой веры». В другом месте он указывает, что если человек начинает с изучения реальности, природы и остается в ней, то философия является для человека постоянной потребностью.

Если же человек строит философскую систему, не обращаясь к изучению природы, эта система будет пустой и бессодержательной, она будет поповщиной.

Уже самое понимание Фейербахом начала философии направлено против гегелевского учения о задачах и предмете философии. У Гегеля истинная философия соединяется с религией. У Фейербаха истинная философия берет свое начало там, где она отграничивает себя от религии. У Гегеля человек приходит к природе от разума.

У Фейербаха философия начинается с реальности, с природы. У Гегеля все развитие совершается благодаря особой активности «абсолютной идеи». У Фейербаха в центре внимания— жизнь самой природы. Природа активна и вполне самостоятельна.

Здесь налицо разные исходные положения, противоположные обоснования предмета, содержания философии.

Если все содержание и весь характер философии, по учению Фейербаха, складываются из взаимоотношения человека и природы, то что же представляет собой человек? Человек, отвечает Фейербах, это часть природы.

Субъект, «я», человек является одновременно и объектом, частью природы, подчиненной законам природы.

Поэтому, по Фейербаху, отношение «я» к «не-я», субъекта к объекту, человека к природе построено на том основании, что чело-

[113]

век, субъект, является одновременно и объектом и в этом состоит его единство с природой.

Правда, человек Фейербаха — существо абстрактное, не связанное с определенным классом, сословием, партией, с определенными политическими интересами, с общественно-исторической определенной средой. Он часть природы, и только.

Такой человек — только биологическое существо. В этом смысле человек Фейербаха еще абстрактен, пассивен, он страдательное, созерцательное существо. Активная сторона находится в объекте, в природе.

По учению Фейербаха, только природа воздействует на человека, человек же остается пассивным.

Хотя по Фейербаху человек и представляет собой единство внешнего мира—природы и мира субъективного и в этом смысле является высшим предметом философии, однако Фейербах не был в состоянии наметить переход от человека к природе.

Этого и нельзя было сделать с таких философских позиций, согласно которым человек — бездействующее, пассивное существо.

Наметить переход от человека к природе возможно лишь в том случае, если изучить деятельность человека по изменению природы, если изучить классовую борьбу людей.

Когда Ленин говорил о недостатках философской системы немецкого материалиста, он указывал на так называемый антропологизм Фейербаха. Ленин говорил об «узости» антропологической философии, отмечая, что и антропологический принцип и натурализм есть лишь неточные, слабые описания материализма.

Что же представляет собою этот антропологизм философского учения Фейербаха? Слово «антропология» происходит от двух греческих слов: «антропос» — человек, «логос» — учение, слово, мысль; антропология — учение, наука о человеке. Фейербах сделал попытку, опираясь на учение о человеке, построить целую философскую систему.

Первое впечатление таково: если человек Фейербаха един с природой, если он сам есть часть природы, то он, этот человек, реален, конкретен. Однако это только первое впечатление. Стоит рассмотреть, как проявляются особенности природы в человеке и чем отличается человек от животного мира, как открывается ограниченность учения Фейербаха. Энгельс в своей книге «Людвиг

[114]

Фейербах» заметил, что хотя человек Фейербаха реален, однако — он абстрактное, вне мира находящееся существо.

«…За точку отправления он берет человека; но о мире, в котором живет этот человек, у него нет и речи, и потому его человек остается тем же абстрактным человеком, который фигурирует в религии»  1.

Этот анализ Энгельса вскрывает один из важнейших пороков системы метафизического материализма, представителем которого выступал и Фейербах. Этот порок состоит в созерцательности его философии.

Если по учению диалектического материализма высшее единство человека и природы проявляется в практической деятельности человека, в промышленности, то по учению Фейербаха дело обстоит совсем иначе. Человек дан у него раз навсегда. Его свойства неизменны. Он — существо биологическое.

Фейербах не мог раскрыть практически-критическую, революционную, политическую деятельность человека. Он рассматривал человека вне окружающей его общественной среды. В этом и состоит существо так называемого антропологизма его философского учения.

Недаром первый тезис Маркса о Фейербахе гласит, что материализм Фейербаха был созерцательным, что Фейербах не понимал роли революционной, практически-критической деятельности общественного человека.

Несмотря на всю тщательность разработки Фейербахом учения о человеке, теория его была ограничена, недостаточна.

Ведь сколько бы люди ни изучали с точки зрения физиологии и биологии строение, скажем, человеческой руки, они никогда не могли бы достигнуть познания того огромного исторического дела, которое совершалось при ее помощи.

Для того чтобы раскрыть значимость, роль человеческой руки в истории общества, требуется обратиться к производственной деятельности человека, где способность человеческого сознания и человеческой руки проявляется практически-действенным образом.

И все же антропологическое учение Фейербаха имело прогрессивное значение. Его учение о человеке стояло неизмеримо выше абстрактно-идеалистической теории Канта и Фихте.

——-

1. Энгельс, Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии, стр. 30.

[115]

Фрагмент кн.: Александров Г. Философские предшественники марксизма. Политиздат при ЦК ВКП(б), 1940.  С. 109-115.

Источник: http://izmy.info/node/601

§2.Идеализм субъективный и объективный

2. КРИТИКА ОБЪЕКТИВНОГО ИДЕАЛИЗМА И ЕГО РАЗНОВИДНОСТИ — НЕОТОМИЗМА ПО ВОПРОСУ ОБ ИСТОЧНИКЕ ПОЗНАНИЯ

Идеализм (от греческого idea – мыслимый образ) – совокупность философских концепций утверждающих действительное существование реальности имматериальной природы: психики, души, духа, идеи, мысли, разума и подобного.

В зависимости от направления идеализма помимо его деления на объективный и субъективный, о которых позже, выдвигаются различные утверждения, как например, прямую зависимость материи от имматериального, происхождение материи из идеального, то есть первичность имматериального в разных формах от неких космогонических имматериальных сущностей до разумного начала в виде волевой созидающей разумной сущности (творца). Но так как космогонические воззрения материализма и идеализма я затрону в части книги специально для этого отведённой, то здесь речь пойдёт только о двух основных направлениях идеализма – объективном и субъективном. На самом деле идеализм многоранен и точно его определить не представляется возможным уже в силу предметов его изучения – имматериальных, которые не поддаются на прямую чувственному опыту и не редко знания о них распространяются не далее теоретических моделей, но это детали. Верно определять как идеализм соответствующие его признакам персональные или определённые философские концепции, например, сатанистский идеализм верное понятие отражающее часть комплекса философских концепций сатанизма. Также все религии и религиозные комплексы относятся к идеализму утверждая о чём-то имматериальном по содержанию независимо от его формы: духа предка, божеств или чего-то метафизического и прочего подобного.Субъективный идеализм по заявляемой им модели мироустройства выбивается из научного знания, скажем так своей оригинальностью, а именно тем, что в широком смысловом значении это направление идеализма отрицает действительное существование какой-либо реальности вне сознания субъекта. То есть реально существует только то, что мыслится субъектом сознания, а прочее либо неявные продукты этого сознания, либо не является реальностью. Одной из разновидностей такого идеализма является, например, солипсизм (от латинского solus – один и ipse – сам (solus ipse sum)), который развивает утверждение о действительно существующей реальности только в сознании субъекта до суждения о действительной реальности только самого субъекта сознания. То есть солипсизм к нереальному или сомнительному относит и других индивидов – носителей разума и предметы, которые существуют только в рамках сознания мыслящего субъекта. В субъективном идеализме понятие восприятие нивелируется и смешивается с мышлением и воображением – воспринимается только то, что мыслится субъектом сознания, а прочее не существует реально в действительности. Теоретические проблемы и проблемные следствия субъективного идеализма и, например, солипсизма лежат на поверхности и очевидны, но как критика не беспокоят сторонников этих направлений, так как исходя из концепции субъективного идеализма проблемами или следствиями не являются, а только мыслятся как реально несуществующие в рамках других философских концепций и теорий. Более сказанного выше могу конечно же добавить как критики, так и деталей о субъективном идеализме, но доказать его проблематично, а исходя из своей же модели мироздания он устойчив к критике и она не является для него ни вредной, ни продуктивной. То есть здесь остаётся только та самая вера, о которой я писал ранее, которая либо побуждает принять модель субъективного идеализма как верную и таким образом устранить для субъекта исследования проблемы с достоверностью и аргументацией. Либо не принимать эту модель и отринуть её как противоречащую любой модели или теории базирующейся на объективной реальности.Объективный идеализм утверждает действительное существование объективной реальности имматериальной природы вне сознания субъекта. Далее говоря идеализм я буду подразумевать только объективный идеализм, а если речь пойдёт о субъективном идеализме, то я уточню это. Соотношение идеализма и материализма в зависимости от направления различно, от полного устранения материи как продукта уже имматериального, до признания тесных связей материи и имматериального и их взаимовлияния. Проблему первичности материи или имматериального я затрону в другой части книги, а здесь сосредоточусь на проблематике и следствиях идеализма. И употребляя понятие метафизика я буду подразумевать теорию и практику исследования и познания мироустройства лежащего вне компетенции физики и естественных наук, то есть имматериальной природы, а не разнообразные трактовки понятия метафизика, существующие в философии. То есть метафизическая природа в данном случае это схожее с имматериальной природой, но с известными допущениями и оговорками.

Как я упоминал ранее в это главе связь разума с нематериальным, и собственно его возможную метафизическую природу, разумные существа заметили раньше появления классического материализма. Произошло это, скорее всего в связи с тем, что они воспринимали некоторую тождественность сна и смерти, стараясь найти доказательства или аргументацию теоретических конструкций на основании это связи. Такое обстоятельство породило надежду в человеке на иную жизнь или существование за гранью материального, особенно такая перспектива была популярна в «низших» слоях населения среди маргиналов и люмпенов, так пример представления о реинкарнации («Кто был никем, тот станет всем»). На почве этих представлений предприимчивые индивиды, которых вернее называть мошенниками, создали сначала представление о таланте избранных личностей, естественно их самих же, видеть, понимать и управлять метафизическими сущностями и возможностями. Впоследствии появилось понятие о духах, оно культивировалось из мыслей о том, что умершие предки осуществляют протекцию своего потомства. И так далее вплоть до первых религий и жрецов. Это вкратце один из путей развития донаучного и дофилософского идеализма.

Фантазия человечества соперничает лишь
с разумом определённых индивидов.

Итак, различные представления о душе и духах породили сонм религий и культов, но всех их роднит одна интересная особенность. Ввиду своей ограниченности никто из приверженцев этих учений так и не смог эффективно отделить имматериальное от материального.

Например, представление романо-католической церкви и её адептов, хоть они утверждают о бестелесности души, прослеживают ряд спорных моментов.

Ряд примеров: в-первых, описание Иеговы, который создал человека по своему образу и подобию, следовательно, хотя он и представляется номинально в одной из своих форм как дух, но имеет чисто материальные органы и системы (глаза, руки, ноги и так далее).

Значит, Иегова ощущает материю через органы чувств, воспринимая вещественный мир как живой организм; а также испытывает влияние гравитации, передвигается по средствам своего тела, совершает манипулятивные функции руками и тому подобное, особенно вспоминая как он искал Адама в Эдеме.

Назревает вопрос: что в нём от духа? В-вторых, греко-католическая церковь нисколько не отделяет душу от тела, это видно из их представлений о Рае как о пространственно протяжённом месте с другими признаками материи (кстати, то же самое в исламе), в-третьих, поклонение трупам (мощам), то есть вещественному. И это лишь малая часть примеров.

Вот на таком представлении души и духа неотрывном от материи построен «мост» с классическим материализмом и «стена» ограничивающая совершенствование до «чистого идеализма» причём не только в религии.

И, разумеется, классический идеализм считает, что разум первичнее материи, из этого мнения происходит теория креационизма, то есть материю создал разум, а именно это бог каждой религии соответственно. В исламе это Аллах, в христианстве это Иегова и так далее.

Теория биотической эволюции не признаётся, всё прослеживается из концепции креационизма и управления всеми процессами богом-демиургом. Такие взгляды обусловлены историческим активным совершенствованием материализма и идеализма в философии сопряжённым с поиском космогонической первопричины.

В любом случае идеализм и материализм искусственно противопоставляют и с этой точки зрения – первопричины сущего: имматериальной или материальной. Но идеализм и материализм вполне могут дополнять друг друга, конечно же если речь идёт не о условно крайних направлениях этих концепций, которые исключают природу один другого.

Ранее в философии господствовал метод умозрительного исследования, когда изыскания заключались в субъективной рефлексии мыслителя. Проблема этого метода в том, что субъективное мнение философа не гарантирует совпадения с реальной действительностью. Таким образом, защищая субъективный идеализм и общую субъектность исследования в сатанизме мотивами неких персональных переживаний или личным восприятием сомнительно, что такие апологеты получат данные и знания близкие или соответствующие действительности, они получат субъективные мнения. Сатанизму следует либо уменьшить влияние субъективного идеализма в себе, либо вовсе его исключить если это возможно, собственно так и поступила философия в частности и наука в общем совершенствуя свою методологию. А если исследовательский аппарат сатанизма в данный момент находится на уровне, когда субъективные мнения и рефлексия составляют большую долю того, что понимается как знание, то следует с двойными усилиями совершенствовать аппарат, а не выступать с защитой субъективизма в сатанизме.

Источник: http://sargelas.com/ks-idealizm-sub-ektivnyj-i-ob-ektivnyj

2. КРИТИКА ОБЪЕКТИВНОГО ИДЕАЛИЗМА И ЕГО РАЗНОВИДНОСТИ — НЕОТОМИЗМА ПО

2. КРИТИКА ОБЪЕКТИВНОГО ИДЕАЛИЗМА И ЕГО РАЗНОВИДНОСТИ — НЕОТОМИЗМА ПО ВОПРОСУ ОБ ИСТОЧНИКЕ ПОЗНАНИЯ
Положение диалектического материализма о материальном источнике .

наших знаний противоположно и дру- го й р аз нов и дн ости и д е а лиз м а — объ екти вном у идеализм у, ибо различия между субъективным и объективным идеализмом с точки зрения материализма не существенны.

Считать ли источником наших знаний мое ощущение или вообще ощущение, я или абсолютную идею, дух и т. д., от этого не изменится сущность идеализма, решение им основной гносеологической проблемы. 18

Н. Lefebvre. Problemes actuels du marxisme. Paris, 1958, f p. 21. 19

Ibid., p. 42.

-20 R. G a r a u й у. A ,propos d'un livre d'Henri Lefebvre. Initiation au marxisme ou initiation au -revisionisme? «Cahiers du cojnmunisme». 1958, N 4, p. 565.

Точка зрения объективного идеализма на источник познания «была четко .представлена Гегелем. По Гегелю, объект познания есть смысл, идея, а не природа, не материя. Хотя у Гегеля сознание познает вне его существующую природу, но оно через природу познает абсолютную идею, поэтому на деле природа не рассматривается как непосредственное данное, как исходный пункт гносеологии. I !?1 .

Вот почему Гегель воевал против основной посылки м атериал истическо й теор и и позн аін и я — су ществов а ни я материи вне и независимо от сознания. Вскрыв фальсификацию истории философии Гегелем, В. И.

Ленин обращает внимание на то, что Гегель в 'борьбе против материализма Демокрита, Эпикура и других материалистов умалчивает о главном: «…

бытие вещей вне сознания человека и независимо от него»21,

Другая сторона ленинского определения материи, а именно: мысль о том, что объективная реальность дана інам в ощущении, действует на наши чувства, также направлена против объективного идеализма, который считает мир духовным, доступным только разуму, а не чувству.

Поэтому ленинское определение материи достаточно для размежевания материализма не только с субъективным, но и с объективным идеализмом.

Современный томизм — разновидность объективного идеализма — утверждает, что человек познает как материальные вещи, так и духовные сущности, поэтому материя, по мнению неотом истов, іне может быть единственным источником человеческих знаний.

Признавая бога первоисточником всего существующего в мире, они считают, что все інаши знания происходят от духовной сущности. Но так как мир выступает, с точки зрения томистов, в форме чувственно воспринимаемого и в форме потустороннего (трансцендентного) мира, то они «.

ратуют», в частности, и за познаваемость чувственно воспринимаемого мира силами «наших органов чувств и разума.

Неотомист де Фриз, например, утверждает, что религиозное мировоззрение враждебно агностицизму, оно «последовательно ведет к позитивному іпризнанию возможностей человеческого познания». При этом де Фриз

21 В. И. Ленин. Сочинения, т. 38, стр. 288,

$

217

ссылается «а Фому Аквинского и на схоластическую философию в целом,-которая «в оценке возможностей человеческого познания была скорее оптимистической, чем пессимистической» 22.

Неотомисты принижают іроль науш в познании действительности и утверждают, что наука сама по себе без религии не может преодолеть агностицизма.

Познание мира с помощью науки, по заявлению нео- то М-ИСТОІВ, — низ ш а я ступень знания, где устанавливаются отдельные эмпирические факты. Научный метод познания не единственен. Более высокую ступень познания представляет философия природы — вненаучный подход к ее явлениям.

Однако и философия, по их мнению, способна давать лишь относительную истину. Только сочетание веры и разума, гармония религии и науки способны дать не только относительную истину, но и абсолютную.

Сам «естественный разум» обладает якобы внутренней потребностью в религиозном объяснении мира, в стремлении к сверхъестественному.

Достаточно противопоставить этим попыткам возвеличить веру над разумом, поставить религию над наукой, величайшие успехи советской науки в овладении недрами микромира, использовании атомной энергии в мирных целях, завоевании космоса, чтобы стала ясна вся лживость и софистика схоластических ухищрений современных философских лакеев Ватикана.

Положение В. И. Ленина о том, что материя есть единственный источник наших знаний, подводит вплотную к вопросу об отражении ее в сознании.

В понимании материи как объекта познания содержится две мысли: во-первых, признание существования мира вне и независимо от нашего сознания и, во-вторых, что отражение внешнего мира есть содержание созна-

Отражение действительности в нашем сознании обусловлено прежде всего тем, что объективный мир, материя есть чувственная реальность, а не сверхчувственная, мистическая сущность.

В своем развитии, взаимодействии материальные тела способны воздействовать на наши органы чувств. Отра-

23 J. de Vries. Die Erkenntnistheorie des dialektischen Materia- tismus. Miinchen — Salzburg — Koln, 1958, 97.

218 жение действительности в нашем сознании начинается с ощущений, осуществляющих непосредственную связь сознания с материей. Поэтому идеалисты атакуют ленинское положение о том, что «материя дана нам в ощущениях». Прежде всего они пытаются опровергнуть положение материализма о связи чувственных форм познания с объектом, объявляя чувственное1 познание беспредметным. ж ' I ' ЧІ

Понимание материи как объективного источника ощущений предполагает, что она порождает последние, воздействуя на органы чувств, что содержанием ощущений является отраженный объективный мир.

Диалектический материализм ,по этому вопросу ведет борьбу как с откровенным идеализмом, отрицающим существование объективного источника знаний вне и независимо от процесса познания, так и с кантовским агностицизмом, утверждающим, что внешний мир есть некая неуловимая, непознаваемая и тем самым таинственная,сверхчувственная «вещь в себе».

Марксистская философия исходит из того, что предметы и явления материального мира воздействуют на органы чувств человека, которые также являются объективным продуктом развития материального мира, и вызывают ощущения, содержание которых есть копия предметов и явлений этого мира. Признание источником человеческих знаний, объективного мира ведет к признанию способности органов чувств человека отобразить материальные вещи и процессы в ощущениях, восприятиях, представлениях;

Субъективный идеализм отрицает материю как источник ощущений, не водит в ощущениях -верного снимка с объектив ной р е а л ьности и те м самьгм не довер яет п оказ а – н-иям наших органов чувств.

В противоположность субъективному идеализму, диалектический материализм последовательно проводит материалистический сенсуализм. Ощущения как копии, отражение действительности не отгораживают человека от объективного мира, а взаимосвязывают их. Связь познающего субъекта с объектом осуществляется через ощущения.

В. И. Ленин отмечал, что в человеческих ощущениях красного, громкого, твердого и т. п. дана объективная

219

реальность. Для обозначения этой объективной реальности и выработано философией понятие материи.

Положение теория познания диалектического материализма о том, что чувственное познание — ощущение — есть первая ступень, познания, что без -его участия невозможно познать объективный мир, направлено не только против агностицизма, но и против мистических теорий пшнания, утверждающих, что мир может быть познан без непосредственного контакта с ним, интуитивно, с помощью только усилий разума, априорных форм мышления и т. п. В. И. Ленин отмечал, что чувственное познание как первая ступень, «первое начало» забыто и извращено идеализмом. Эту непосредственную связь органов чувств с действительностью всегда отстаивал материализм. Еще домар'ксовекому материализму известно положение, что нет ничего в интеллекте, чего раньше не было бы в ощущениях, в чувствах.

Объективный идеализм всегда недооценивал ощущения, извращал роль чувственного познания. Гегель, например, писал, «…

что если истинным считать ощущаемое бытие, то тем самым вообще уничтожается необходимость понятия…»23 В. И. Ленин отмечал, что это положение Гегеля — клевета на материализм. «…

„Необходимость понятия”,— писал Ленин,— ни капли не „уничтожается” учением об источнике познания понятия!!»24.

Определение В. И. Лениным материи как объективной реальности, действующей на наши органы чувств и вызывающей ощущения, направлено также против идеалистического .рационализма, который исходит из того, что познание мира может быть постигнуто только разумом, а не чувствами.

Рационалисты из лагеря объективных идеалистов перевертывают естественное соотношение ступеней познания. Абсолютизируя роль абстракций в познании, отрывая их от конкретных чувственных вещей, объективный .идеализм, по словам В. И.

Ленина, допускает «дикое», «чудовищное», «ребячески нелепое» существование идеи стола до конкретных столов, идеи мира (бог) до конкретного мира.

Идеалистическому рационализму В. И. Ленин противопоставляет материалистическое положение о том, что

23 Цит. по кн.: В. И. Лени п. Сочинения, т. 38, стр. 286.

Там же.

220

дознание начинается с ощущений, что мысленные изображения возникают не иначе, как из ощущений.

Признание материи объективным источником наших ощущений и трактовка познания как отражения материального мира в нашем сознании являются исходным моментом для понимания природы понятий как следующей, более высокой по сравнению с чувственным познанием ступени отражения мира.

Предпосылкой научного понимания природы понятий является материалистическая трактовка чувственного материала, без которого мы не можем выработать понятия.

Если ощущения точно воспроизводят объективный мир, то, следовательно, и понятия науки, ее теории, в 'конечном счете опирающиеся на данные наших органов чувств, дают «копию», снимок этого мира. Если ощущения обманывают нас, то тогда и понятия окажутся субъективными, произвольными построениями.

Понятия, категории естественных, общественных наук диалектический (материализм рассматривает как формы отражения материи и ее видов, сторон, связей и отношений предметов и явлений объективного мира.

В противоположность материалистическому пониманию природы понятий* идеалисты рассматривают понятия, категорий объективной реальности лишь как продукты человеческого ума, логические схемы и формы, под которые человек подводит явления действительности.

Согласно Канту и его последователям, категории — суть формы рассудка, существующие до опыта и независимо от опыта.

«Физический» идеалист А. Пуанкаре, Отрицая материю как объект исследования естествознания, заявлял, что наиболее общие положения естествознания (закон инерции, закон сохранения и превращения энергии и т. п.) не имеют ни эмпирического, :ни априорного происхождения, а они суть чисто условные посылки, зависящие от человеческого усмотрения.

Законы логики объявлялись также субъективными правилами, не отражающими связей и отношений объективной действительности.

Приведем высказывание по этому поводу махиста Клейнпетера: «Предположите даже, что это было бы возможно и что •мы познали реальности; тогда мы оказались бы не вправе применять к ним законы логики, ибо они суть наши

221 аакОйЫ й ЬрШетмы только к нашим пойятияМ, К нй- шим… продуктам мысли»25.

В. И. Ленин вскрывает идеалистическую сущность этих враждебных марксизму трактовок природы логических понятий и категорий.

В борьбе с идеализмом он последовательно проводит основное положение диалектического материализма о первичности материи и вторич- ности сознания, распространяя ею и на логические категории, рассматривая их как умственные образы свойств и связей объективной действительности.

Разоблаченные В. И. Лениным субъективизм и релятивизм в трактовке понятий и категорий науки имеют широкое распространение в современной буржуазной гносеологии. Логический позитивист Л. Витгенштейн, глава семантической философии Р.

Карнап и их последователи утверждают, что научные понятия и теории не имеют объективного содержания, не отражают материальный мир, а представляют собой лишь слова, предложения, не связанные с окружающими нас предметами и явлениями. Происхождение научных понятий объясняют соглашением ученых, конвенциально.

Это относят и к понятиям и законам логики, рассматривая их помимо основного вопроса философии, игнорируя вопрос об отношении понятий, суждений, умозаключений, логических отношений и систем к объективной реальности.

Если диалектический материализм под логическим исследованием понятий имеет в виду прежде всего выяснение их объективного содержания, того, какие стороны, свойства, отношения действительности они отражают и какое они имеют гносеологическое значение, т. е.

какую роль они играют в процессе познания, то современные позитивисты считают вопрос об отражении материального мира в понятиях науки ненаучным, бессмысленным, (псевдовопросом. Положение же о теоретико-познавательном значении категорий и понятий науки сводится к выяснению их роли в деле упорядочения материала опыта или восприятий человека, приведения их в определеннную систему.

Поэтому понятие «материи» и «духа», например, Б. Рассел рассматривает как «различные условные группировки предлежащего (субъекту) материала».

36 Цят. по кн.: В. И. Ленин. Сочинения, т. 14, стр. 225.

222 Разновидностью неопозитивистской трактовки понятий, имеющей известное распространение среди естественников, а в особенности среди физиков, является опе- рационализм 26. Во главе этой разновидности позитивизма стоит американский физик-экспериментатор П. Брид- ЖМЄН. По его мнению, физические (ПОНЯТИЯ можно определить только через некоторую операцию измерения.

Измерения могут -быть фактическими или мысленными экспериментами. «Вообще лод любым .понятием мы понимаем только серию операций,—пишет П. Бриджмен;— понятие есть синоним соответствующей серии операций.., Понятия могут быть определены только в сфере действительного эксперимента и являются неопределенными и бессмысленными в области, нетронутой экспериментом»27.

В действительности же содержание научных понятий не зависит от экспериментатора, от операции измерения, от отдельных показаний приборов; оно объективно, ибо отражает ту или иную сторону, свойства, отношения материальных предметов и процессов.

Это отражение предполагает и измерение количественных свойств и сторон предмета и их изменений, постановку ряда экспериментов, использование силы абстракции, ибо в основе процесса отражения действительности в понятиях человека лежит практика.

Опер ац ион ал из м абсолютизирует один момент познания — процесс измерения и превращает его в единственный способ образования понятий и в их содержание. м понятий становятся чувственные данные — операции, измерения, показания приборов — только то, что непосредственно дано в восприятиях.

Таким образом, понятия здесь оторваны от объективного мира, не являются его копиями; рациональное познание сводится к чувственным актам измерения, абсолютизируется роль единичного эксперимента, и он противопоставляется общественной и производственной практике человека.

26 См.; М. Корнфорт. В защиту философии. ИЛ., 1951; Н. Ф. Овчинников. Понятие массы и энергии. Мм 1957; Т. Н. Г о р и ш т е й и. Современный позитивизм и философские вопросы физики. В сб.: «Современный субъективный идеализм». М., Госполитиздат, 1957.

87 P. W. Bridgman. The Logic of modern Physic. 1954, p. 5.

223

Субъективно-идеалистическая сущность операцио- на листок ого подхода к определению понятий хорошо видна на примере .определения понятия «физическая реальность».

«Общая черта всех явлений, которым мы приписываем и „физическую реальность”,— пишет Бриджмен,— это что они могут быть (Определены посредством инструмента л ьн ых оп ер аци й, с дел а ни ых в данном месте в данный момент»28. Нельзя говорить, по Бриджмену, о «физической реальности» как независимой от человеческих операций.

В переводе на философский язык это означает, что нельзя говорить об объекте наблюдения вне зависимости от субъекта. Известный логический позитивист Ф. Франк в понятие «физическаяі реальность» также 'вкладывает субъективно-идеалистический смысл. Он утверждает, что «мы можем приписать „физическую реальность” объектам новой механики (микромиру.— Ф. А.

) при условии, если мы понимаем „реальность” в операционалистском… смысле»29. Реальность, по Франку,— это не физический мир, существующий вне и независимо от субъекта, а то, что существует лишь постольку, поскольку человек производит над .ним определенные физические операции измерения или мог бы производить их. Что касается понятия «материя», то здесь Ф.

Франк непреклонен. Слово «материя», заявляет он, надо «изгнать» из научной физики, ибо. оно якобы двусмысленно. «Можно сказать, что мир „реален в операционалистском смысле”, но никоим образом нельзя говорить, что он „материален”» 30.

Чтобы избежать обвинения в противоречии здравому смыслу и спасти идеалистическую философию, Ф. Франк говорит о разнице между представленими людей в обыденной жизни и научными понятиями, ставит непроходимый барьер между ними. Например, в своем докладе на Международном философском конгрессе в 1958 г. в Венеции Франк пытался доказать, что «новая физика ничего не говорит нам нового о „ма-

•А 28

P. W. В г і d g m а п. The Nature of Thermodynamics. Cambridge. 1943, p. 216—217. 29

Цит. no кн.: M. Кор н форт. В защиту философия. ИЛ, 1951, стр. 175.

36 Там же, стр. 177.

224

терии” или „духе4!, но очень много о семантике. Мы узнаем, что язык, на котором „человек с улицы” описывает свой повседневный опьгт, не пригоден для формулирования общих законов физики. Необходимо изобрести новый научный язык…»31

В связи с этим Франк развивает махисгский тезис об «исчезновении материи» и уверяет, что он основывается на результатах определенных физических опытов. Франк говорит, что положение «материя исчезла» понимается в one р ада она листс ком смысле, а не в смысле «человека с улицы», ясно, что эта отговорка лишь запутывает вопрос.

Современные «критики» марксистской философии из лагеря неотомистов прежде всего выступают против объективности как чувственного познания, так и понятий.

Де Фриз утверждает, что диалектический материализм упускает факт, что «эта объективность в интеллектуальном познании достигается принципиально иным путем, чем в чувственном познании» 32. Далее он заявляет, что чувственные восприятия дают нередко алогичные представления и что только разум способен судить о логичности или истинности понимания, об относительности чувств и т. д.

Де Фриз, Бохенский и другие неогомисты утверждают, что мышление не есть свойство, функция материального мозга, а что оно духовно, является свойством и «деятельностью человеческой души», происходит «вне непосредственного воздействия органов тела».

Первопричина чувственного и духовного познания находится, по де Фризу, «вне этого мира», в «чисто духовном существе», «не связанном с материей», не зависящем от кого-либо, «обусловливаемом ничем», т. е.

в боге, в «абсолюте», который «вливает» в материю «целенаправленные силы», придавая этим ей «органическую жизнь» 33. 31

Ph. Frank, Present Role of Science. XII Congresso Internationale di Filosofia. Relazioni Introduttive. Firenze, Sansoni-editore, 1958, p. 8. 32

J. de V r і e s. Die Erkenntnistheorie des dialektischen Materia- lismus. 1958, S. 150.

225

15 Ф. Т. Архипцев 33

Ibid., S. 177.

Г. Веттер подходит к критике соотношения чувственного и логического в теории познания диалектического материализма более тонко.

Не желая вступить в явные противоречия со стихийно-материалистической тенденцией современного естествознания, Веттер соглашается с тем, что наши ощущения отражают предметы, воздействующие на органы чувств человека; «позитивная ценность теории познания диалектического материализма,— заявляет он,— состоит їв решительном реализме, который она защищает» 34.

Назвав ленинскую теорию отражения «реализмом», Веттер продолжает извращенно излагать ленинские взгляды. Оказывается, в «Материализме и эмпириокритицизме» В. И.

Ленин стоял якобы еще твердо на сенсуалистической точке зрения, от которой он, мол, отошел позднее в «Философских тетрадях», где сделал уже больший упор на диалектический переход от чувственного познания к мышлению.

Достоинство ленинской теории отражения, по Веттеру, заключается в том, что она «..

з решительном противоречии с сенсуалистскими теориями раннего материализма устанавливает „существенную разницу между ступенями чувственного и „логического” познания», И тут же Веттер заявляет, что теория отражения не дает еще никакого критического оправдания силе человеческого познания и «не преодолевает еще -позиции наивного реализма»35.

Далее Веттер заявляет, что «в теории познания советского диалектического материализма допускается слишком много предположений, которые еще должны быть доказаны и оправданы»36.

Среди «предположений» и допущений он называет прежде всего существование внешнего мира, независимого от познающего субъекта.

Идеалист Веттер игнорирует всю историю производственной и общественной деятельности людей, историю успешного развития естественных наук, подтверждающих это исходное положение материалистической философии. 34

G. Wetter. Der dialektische Materialismus. Seine Geschichte und sein System in der Sowjetunion. Wien, 1958, S. 533. 35

G. Wetter. Der dialektische Materialismus. Seine Geschichte und sein System in der Sowjetunion. Wien, 1958, S. 534. 36

Ibidem.

226 В определении В. И. Лениным понятия материи как философской категории подчеркивается, что материя отображается человеческим сознанием.

Ленин ведет борьбу против малейших отклонений от диалектико-матер и ал и стичеоко го понимания отражения объективной реальности в сознании человека.

Как уже говорилось, ленинское указание на то, что материя копируется, фотографируется нашими ощущениями, направлено против агностических теорий, отрицающих сходство ощущений с отображаемыми объектами.

В этой связи В. И. Ленин критикует «”физиологический» идеал изїм И. Мюллера, основоположника идеалистической теории об изначально данной и неизменной специфичности органов чувств, теорию символов Гельм- гольца и ошибочное положение Г. В.

' (Плеханова о том, что ощущения человека представляют собой Не копии действительных вещей и процессов природы, не изображения их, а условные знаки, символы, иероглифы и т. п. В. И.

Ленин противопоставил этим взглядам маЕ- териалистическое положение о том, что наши ощущения, представления суть отображения, которые необходимо и неизбежно предполагают объективную реальность отображаемого.

Термины «условный знак», «иероглиф», «символ» вносят в теорию познания элементы агностицизма, ибо знаки или символы вполне возможны и по отношению к «мнимым предметам, ничего не говоря о сходстве изображения с моделью. Попытка отрицать положение о том, что наши ощущения суть образы объективной реальности, характерна не только для И. Мюллера, но и для его современных последователей.

Вслед за «физиологическим» и физическим идеализмом отрицают марксистско-ленинскую теорию отражения или представляют ее искаженно и ревизионисты; например, уже упоминавшийся Лефевр называет ее «теорией зеркала». Видный деятель Французской коммунистической партии Р.

Гароди, критикуя ревизионистские писания Лефевра, показал, что последний использует против ленинской «теории отражения» доводы откровенного врага марксистской философии, католического экзистенциалиста Мерло-Лоити, разгромленные -марксистами на публичном диспуте в Париже в 1957 г.

Источник: https://bookucheba.com/obschaya-filosofiya/kritika-obektivnogo-idealizma-ego-10354.html

Субъективный и объективный идеализм

2. КРИТИКА ОБЪЕКТИВНОГО ИДЕАЛИЗМА И ЕГО РАЗНОВИДНОСТИ — НЕОТОМИЗМА ПО ВОПРОСУ ОБ ИСТОЧНИКЕ ПОЗНАНИЯ

Суть онтологической проблемы заключается, прежде всего, в ответе на вопрос о сущности бытия (реальности, действительности).

С глубокой древности в философии было выделено два типа реальности: материальная и духовная (нематериальная) К материальной реальности (иные ее названия – объективная реальность, материя, природа и т.п.

) относили все, что находится вне нашего сознания, во внешнем материальном мире. К духовной реальности (другие названия: идеальная реальность, сознание, душа и пр.

) причисляли содержание нашего внутреннего мира (наши ощущения, мысли, желания и пр.).

Вопрос о соотношении этих двух реальностей («что первично: дух или материя?) оказался настолько важен, что получил название «основного вопроса философии» (Ф. Энгельс). Вопрос об онтологической «первичности» или «вторичности» духовного и материального означает: что является первоосновой, причиной, а что – следствием, порожденным и обусловленным этой причиной?

Сложность онтологической проблемы заключается в том, что явления духовной реальности даны нам непосредственно. Мы осознаем свои мысли, чувства, желания без помощи органов чувств или каких либо приборов.

А процессы и явления внешнего мира (объективной реальности) известны нам только благодаря нашим ощущениям и восприятиям, которые сами по себе являются частью нашего сознания.

Закономерно возникает вопрос: обладают ли окружающие нас предметы самостоятельным существованием или внешний мир есть порождение нашего сознания (то есть, опять: что первично?).

На этот вопрос возможны три принципиально различных ответа, породившиетри основных онтологических направления в философии:

1) материализм: внешний мир, окружающая нас действительность представляют собой объективную реальность, существующую независимо от сознаниянаша Вселенная, природа сформировались естественным путем задолго до появления человека и могут существовать без него;

2) субъективный идеализм: внешний мир существует только благодаря нашему субъективному сознанию и является продуктом его деятельности, иллюзией;

3) объективный идеализм: как внешний мир, так и человеческое сознание не являются самостоятельно существующими реальностями. Они – порождение какой-то иной, «третьей» реальности – высшего духовного первоначала (мирового разума, мировой идеи, Бога и т.п.).

Субъективных и объективных идеалистов объединяет то, что они кладут в основу бытия духовное начало: субъективные идеалисты – человеческий разум, объективные идеалисты – сверхчеловеческий разум. Поэтому их учения можно рассматривать как две ветви одного направления – идеализма.

Субъективный идеализм составляет мировоззренческую основу подавляющего большинства индийских религиозно-философских концепций, полагающих, что внешний мир – это «майя» (в переводе с санскрита – иллюзия). В западноевропейской философии родоначальником субъективного идеализма считается английский мыслитель Джордж Беркли (1685 – 1753), трактующий предметы внешнего мира как «комплексы ощущений».

Последовательно проведенная логика субъективного идеализма может привести к солипсизму (лат.

solus – единственный, ipse – сам) – парадоксальному выводу о том, что не только мир, но и другие люди являются порождением сознания одного-единственного существующего мыслящего субъекта.

Поэтому философы данного направления обычно допускали существование сверхиндивидуального, божественного сознания как источника наших ощущений.

Объективный идеализм допускает существование некой высшей духовной реальности, порождающей все существующее. К этому типу идеализма относились подавляющее число философов-идеалистов западноевропейской культуры. Наиболее крупными представителями объективного идеализма были: древнегреческий мыслитель Платон (427 -347 гг. до н.э.

), немецкий философ Г. Гегель (1770 – 1831). На позициях объективного идеализма стоят и различные религиозно-философские школы.

Одним из наиболее влиятельных религиозных объективно-идеалистических течений нашего времени является неотомизм – официальная католическая философия, родоначальником которой был средневековый теолог и философ Фома Аквинский (1225 – 1274).

Материализм является достаточно целостным направлением в философии, поскольку всех материалистов объединяет убеждение в том, что окружающий нас мир, природа – совокупность естественных материальных процессов.

Что касается человеческого сознания, то оно, с точки зрения материалистов, представляет собой продукт работы мозга (высокоорганизованной материи), отражение внешнего материального мира; и в этом смысле сознание – производно, зависимо от материи.

Несмотря на идейную целостность материализма как онтологического учения, в истории философии существовало несколько его разновидностей.

Исторические формы материализма:

Древний материализм; его часто называют «наивным» или «стихийным», так как в нем материалистический взгляд на мир представлялся чем-то само собой разумеющимся; теоретическое обоснование его, в силу неразвитости науки, почти отсутствовало.

Материалисты древности опирались, главным образом, на житейские наблюдения, здравый смысл и обыденный опыт людей. Выдающимися философами-материалистами этого типа были древнегреческие мыслители: Фалес (ок. 652 – ок. 547 гг. до н.э.), Гераклит Эфесский (ок. 520 – ок. 460 гг. до н.э.

), Демокрит (ок. 460 – ок. 370 гг. до н.э.).

«Механистический» материализм Нового времени. Название обусловлено тем, что философы-материалисты этой эпохи стремились опираться в своих выводах на механику, которая занимала лидирующее положение в науке XYII-XYIII вв.

Поэтому среди мыслителей сложилось убеждение, что научное объяснение мира (человека, природы и общества) возможно только при помощи законов и принципов механики. Наиболее крупными представителями этой формы материализма были: Д. Дидро (1713 – 1784), П.

Гольбах (1723 – 1789) и другие французские просветители XYIII века.

«Вульгарный» материализм (лат.

vulgaris – простой, обыкновенный), основатели которого немецкие мыслители, врачи-физиологи XIX века (Бюхнер, Фохт, Молешотт) упрощали проблему сущности сознания, сводили все мыслительные процессы к их физиологической основе.

Они считали, что мозг так же выделяет мысль, как, например, печень – желчь; полагали, что содержание наших мыслей зависит от химического состава пищи, объясняя, например, рабство колониальных народов употреблением преимущественно растительных продуктов.

Антропологический материализм – специфическая разновидность материализма, которую разработал в XIX веке представитель немецкой классической философии Л. Фейербах (1804 – 1872), рассматривавший человека как центральную философскую проблему и одновременно исходный пункт своей материалистической философии.

Диалектический материализм – философия, которую разработали немецкие мыслители К. Маркс (1818 – 1883), Ф. Энгельс (1820 – 1895) и их последователи.

Особенностью этой формы материализма было, во-первых, соединение материализма с диалектикой – методологией познания, требующей изучать явления в их изменчивости, противоречивости и взаимосвязи и, во-вторых, распространение идей диалектического материализма на область общественных явлений и исторический процесс («исторический материализм»).

Необходимо отметить, что хотя материализм и идеализм как противоположные онтологические учения возникли более двух с половиной тысячелетий назад, термины для их обозначения лишь в начале XYII века ввел в употребление немецкий мыслитель Г. Лейбниц (1646-1716).

Философские термины «материализм» и «идеализм» не следует путать с такими же словами, употребляемыми в повседневных рассуждениях на нравственные темы.

В обыденном языке идеалистом называют человека бескорыстного, стремящегося к возвышенным целям, высоким идеалам, а материалистом – личность противоположного типа.

Смешение философских и обыденных терминов нередко использовалось философами-идеалистами для дискредитации философского материализма как онтологического учения.

Помимо материализма и идеализма как основных онтологических направлений в философии, существуют и другие онтологические концепции – пантеизм, дуализм, плюрализм.

Пантеизм (греч. pan – все, theos – бог) – учение в котором материя (природа) и дух (бог) понимаются как две стороны единой субстанции. Термин «пантеист» ввел английский философ Дж. Толанд в 1705г., а термин «пантеизм» – его идейный противник нидерландский теолог Й. Фай (в 1709г.).

Если Бог трактуется как безличный дух, растворенный в природе, слитый с ней, то можно говорить о «материалистическом пантеизме» (не случайно католическая церковь в эпоху Возрождении назвала пантеизм «материалистической ересью»). Наиболее крупными представителями такого пантеизма были Дж. Бруно (1548 – 1600) и Б.

Спиноза (1632 – 1677).

От пантеизма следует отличать близкий ему по смыслу панентеизм(«все в боге») – учение, согласно которому не Бог «растворен» в природе, а наоборот: мир пребывает в Боге как основе и творце мироздания. Термин «панентеизм» был введен немецким философом-идеалистом К.

Краузе (1781-18320), для названия своей концепции, по которой мир – создание Бога и, одновременно, способ его проявления; мир покоится в Боге, но не сливается с ним полностью и т.п. Не составляет труда заметить идейную близость этого типа онтологии к объективному идеализму. Элементы панентеизма усматривают в философии Г.

Гегеля и в ряде других религиозно-идеалистических учений.

Для материализма, идеализма и пантеизма (панентеизма) общим является признание в мире только одной субстанции, одной первоосновы всех многообразных явлений действительности. Такой тип онтологии в философии получил название «монизм» (греч. monos – один, единственный). Философский монизм в решении проблемы количества субстанций в мире противостоит дуализму и плюрализму.

Дуализм (лат.dualis – двойственный) утверждает, что материя и дух – это две равноправные, не сводимые друг к другу и независимые друг от друга субстанции.Термин был введен немецким философом Х. Вольфом (1679-1754). На позициях философского онтологического дуализма стоял видный мыслитель Нового времени Р. Декарт (1596 – 1650).

Однако, понятие «дуализм» применяют не только в онтологии, но и в других учениях, утверждающих равноправие двух противоположных начал (напр.

, добро и зло, Бог и Дьявол в средневековых дуалистических ересях), а также для обозначения двойственности, непоследовательности мыслителя в решении какого-либо вопроса. Так, в частности, можно говорить о гносеологическом дуализме И.

Канта, допускающего познание феноменального мира («мира явлений») и одновременно отрицающего возможность познания их сущности («вещи-в-себе»).

Плюрализм (лат. pluralis – множественный) – философская позиция, согласно которой в основе мироздания лежат несколько независимых друг от друга начал (субстанций). Термин был также введен Х. Вольфом.

Проявление плюралистического подхода в онтологии можно усмотреть уже в древних материалистических концепциях «четырех стихий» (напр., древнеиндийской школы чарваков, древнегреческого философа Эмпедокла). Идеалистический вариант плюрализма в новоевропейской философии разработал немецкий мыслитель Г. Лейбниц (1646-1716).

В работе «Монадология» (1714) он представил реальный мир как совокупность бесчисленного количества духовных субстанций – «монад» – неделимых единиц бытия.

Сегодня термин «плюрализм» широко применяется в социально-политическом познании, как один из фундаментальных принципов устройства правового общества (плюрализм мнений, политический, экономический, культурный плюрализм и пр.).

Из вышеизложенного следует, что, несмотря на множественность онтологических теорий, большинство из них имеют либо материалистическую, либо идеалистическую направленность, что и позволяет считать именно материализм и идеализм базовыми концепциями онтологии.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/11_62045_sub-ektivniy-i-ob-ektivniy-idealizm.html

Book for ucheba
Добавить комментарий