2. ВОЗРОЖДЕНЧЕСКИЙ НЕОПЛАТОНИЗМ 2.1. Краткие сведения о платоновской традиции и византийских ученых XV века

2. ВОЗРОЖДЕНЧЕСКИЙ НЕОПЛАТОНИЗМ 2.1. Краткие сведения о платоновской

2. ВОЗРОЖДЕНЧЕСКИЙ НЕОПЛАТОНИЗМ 2.1. Краткие сведения о платоновской традиции и византийских ученых XV века
Эпоха Гуманизма и Ренессанса отмечена всеобщим обращением к платонизму, создающему определенный духовный климат.

Это вовсе не означает возрождения платоновской мысли, выраженной в форме диалога. Средневековье мало интересовалось диалогами (за исключением “Менона”, “Федона” и “Тимея”).

Напротив, в эпоху Кватроченто все диалоги были переведены Леонардо Бруни на латинский язык и получили большое признание. Многие гуманисты были способны читать и понимать греческие подлинники.

Тем не менее, вновь открытые платоновские тексты продолжали читать в свете поздней платонической традиции, то есть в передаче канонического неоплатонизма.

Нынешнему читателю, владеющему изощренной экзегетической техникой, это может показаться парадоксальным. В действительности, только в начале девятнадцатого века начали различать доктрины собственно платоновские и неоплатонические.

Античность, в общем, была эпохой, когда основателю школы приписывались все философские открытия, в том числе и более поздние, им вдохновленные. Это отчасти объясняет причины, по которым Платон не оставил систематических записей, а основные принципы доктрины передал в лекциях и никого из учеников не уполномачивал составлять общий свод своего учения.

Академия, им основанная, как было показано в предшествующем томе, имела долгую судьбу, и претерпела большие изменения (см. т. 1 ). В эпоху эллинизма направление к скептицизму, сменилось эклектикой с элементами стоицизма. В эпоху империи преобладало стремление создать систематическую метафизику, начало чему положили медиоплатоники (см. т.

1) и затем Плотин и поздние неоплатоники (см. т. 1, стр. 255 и ел.). Напомним еще, что с неоплатоников пошла традиция рассматривать и аристотелевские записи, как некие ” малые мистерии”, выступающие в функции введения в “большие мистерии”, то есть в качестве пропедевтики, приготовляющей к пониманию работ Платона.

Добавились, кроме того, осложнения уже нами проиллюстрированные выше, связанные с текстами “Герметического корпуса” и “Халдейских оракулов”, то есть с теми магико-теургическими течениями, которые использовали платонические философемы с определенной окраской.

Наконец, напомним, что платонизм увеличил собственное доктринальное наследие за счет христианских умозрений, трудов Псевдо-Дионисия Ареопагита, в которых элементы прокловского учения сочетаются с элементами христианской теологии.

Платонизм вошел в эпоху Возрождения с многовековыми напластованиями, то есть в форме неоплатонизма и сверх того со всеми инфильтрациями магико-герметического и христианского характера.

Но есть последний пункт, который следует отметить для того, чтобы иметь полное представление.

Когда философские школы в Афинах и в Александрии пришли в упадок, Византия сохранила живую эллинистическую традицию, несмотря на чрезвычайную скудость оригиналов.

Ученые византийцы передали итальянскому Ренессансу эту традицию со всеми наслоениями, о которых было сказано, и еще тем, что добавилось потом из латинского средневекового платонизма.

Ученые византийцы переселялись в Италию в три этапа: 1) В начале XIV века их приглашали для обучения, как например Эмануила Хрисолора, что создало традицию изучения греческого языка во Флоренции.

2) В 1439 имел место массовый приток по случаю заключения перемирия между Феррарой и Флоренцией, когда обсуждался союз греческой и римской Церквей.

3) В 1453, после захвата Константинополя турками, образовалась собственно диаспора греческих ученых.

Теперь в исторической перспективе стало ясно, что прибытие ученых греков в Италию значительно продвинуло изучение классического греческого наследия.

Что касается философского содержания возрожденного неоплатонизма, следует отметить, что эти ученые не внесли в него много оригинальных элементов.

Значение имеет лишь полемика, которая разразилась относительно ” превосходства” Платона над Аристотелем.

Георгий Гемист Плетон (Плифон) (около 1355—1452) горячо поддерживал тезис о совершенном превосходстве Платона, предлагая почти новоязыческую форму платонизма.

Напротив, Георгий Схолариус Геннадий (1405—около 1472) стоял за Аристотеля и был поддержан (правда, на других основаниях) Георгием Трапезундским (1395—1486).

Попытка примирения сторон с большим мастерством и с помощью обширных познаний была предпринята Виссарионом (около 1400— 1472), ставшим кардиналом папы Евгения IV.

Восстановление гармонии между Платоном и Аристотелем для него означало создание основы для объединения Церквей греческой и римской. Поэтому, Виссарион был назван самым греческим среди латинян и самым латинским среди греков. Известен, между прочим, его перевод “Метафизики” Аристотеля.

Виссарион также (и не могло быть иначе по причинам, выше указанным) не принял неоплатоническую интерпретацию Платона.

Но грандиозный расцвет неоплатонизма с философской точки зрения состоялся благодаря,с одной стороны, работам Николая Кузанского и, с другой, трудам Флорентийской Платоновской академии во главе с Фичино, и затем с Пико. Об этой философии мы и поговорим.

Источник: https://bookucheba.com/filosofiya-nauki-knigi/vozrojdencheskiy-neoplatonizm-kratkie-19096.html

Возрожденческий неоплатонизм

2. ВОЗРОЖДЕНЧЕСКИЙ НЕОПЛАТОНИЗМ 2.1. Краткие сведения о платоновской традиции и византийских ученых XV века
Идея человека эпохи Возрождения

4. Возрожденческий неоплатонизм.

Грандиозный расцвет неоплатонизма с философской точки зрения состоялся благодаря, с одной стороны, работам Николая Кузанского и, с другой, трудам Флорентийской Платоновской академии во главе с Фичино, и затем с Пико. Об этой философии мы и поговорим.

Николай Кузанский – одна из наиболее значительных личностей пятнадцатого века, одаренный мощным спекулятивным интеллектом. Он не состоял в гуманистах и в своем философствовании не следовал ни риторическому методу древних, ни методу схоластов (quaestio и disputatio).

Кузанский использует оригинальный метод, взятый из математики. Тип познания, связанный с этим методом, он назвал “ученым незнанием”. Суть его состоит в следующем. Когда необходимо получить познавательное утверждение относительно неизвестных конечных вещей, они сравниваются с известными конечными.

Не так дело обстоит, когда речь заходит о вещах бесконечных, в которых отсутствует основное свойство конечного – наличие пропорций. Это и является причиной нашего незнания бесконечного.

Сознание этой структурной диспропорции между умом человеческим (конечным) и бесконечностью, в которую он включен и к которой он стремится, и исследование, в рамках такой критической установки, – это и есть ученое незнание.

Пользуясь своим философским методом, Кузанский вводит основную тематику христианского неоплатонизма. Основные ее пункты таковы: 1) способ отношения Бог – мир; 2) значение античного принципа “все есть во всем”; 3) концепция человека как “микрокосма”. Рассмотрим здесь только последний интересующий нас пункт.

Человек, в контексте мысли Кузанского, представляет собой “микрокосм” на двух уровнях: на общем онтологическом, потому что он “связывает” все вещи (в этом смысле “микрокосмом” является любая вещь) и на специальном онтологическом уровне, поскольку он обладает разумом и сознанием, и с познавательной точки зрения, включает в себя образы всех вещей. В отношении к человеку как к “микрокосму” наблюдается безукоризненное соответствие его точки зрения с точкой зрения гуманистов. Вот что он говорит о связи человека с Богом: “Единство человечности явно свертывает в себе, сообразно природе своей определенности, все в мире. Сила ее единства все охватывает, все замыкает в пределах своей области, и ничто в мире не избегает ее потенции…она предполагает в себе способность человеческим образом прийти ко всему. В самом деле, человек есть Бог, но не абсолютно, раз он – человек, он – человеческий Бог. Человек есть также мир, но не конкретно все вещи, раз он человек; он – микрокосм, или человеческий мир. Область человечности охватывает, таким образом, своей человеческой потенцией Бога и весь мир”. Бог же согласно Кузанскому есть сложение (“компликация”) всех вещей и одновременно он присутствует во всех вещах (“экспликация”). В этом качестве Бог – есть истина в своем образе. Связь человека с Богом проявляется, следовательно, посредством этих двух его (Бога) качеств. О разуме человека он рассуждает как о божественном: “…Я определяю ум как образ божественного ума, простейший из образцов божественного свертывания. И потому ум есть тем самым образ первообраз божественного свертывания, охватывающего в своей простоте и силе все образы свертывания”.

Другими характерными представителями неоплатонизма являются Марсилио Фичино и Пико делла Мирандола. На философские взгляды Фичино сильно подействовали магико-теургические работы Трисмегиста, Зороастра и Орфея. Он лично считал, что именно они сформировали взгляды Платона.

Смысл философской деятельности для него состоит в то, чтобы подготовить душу таким образом, чтобы интеллект был способен воспринимать свет божественного откровения, в этом отношении философия для него совпадает с религией. Метафизическую реальность Фичино задумывает согласно схеме неоплатоников, в форме нисходящей последовательности совершенств.

Их у него пять: Бог, ангел, душа, качество (= форма) и материя. Душа выступает в роли “узла соединения” первых двух и последних двух ступеней. Обладая характеристиками более высокого мира, она способна оживлять нижние ступени бытия.

Как неоплатоник, Фичино различает душу мира, душу небесных сфер и душу живых тварей, но его интересы более всего связаны с душой мыслящего человека. В указанной выше последовательности душа либо восходит по направлению к высшим ступеням, либо наоборот нисходит к низшим.

По этому поводу Фичино пишет: “Она (душа) есть то, что существует среди смертных вещей, сама не будучи смертной, поскольку входит и дополняет, но не делится на части, а когда подключается, то не распыляется, как о ней заключают.

И поскольку в то время, как управляет телом, она примыкает также к божественному, она является госпожой тела, а не компаньонкой. Она – высшее чудо природы. Другие вещи под Богом, – каждая в себе, – суть отдельные предметы: она является одновременно всеми вещами.

В ней образы вещей божественных, от которых она зависит, она же есть причина и образец для всех вещей низшего порядка, которые она некоторым образом и производит. Будучи посредницей всех вещей, она проникает во все. И если это так, она проникает во все…, поэтому ее справедливо можно назвать центром природы, посредницей всех вещей, сцеплением мира, лицом всего, узлом и связкой мира”. С тематикой души у Фичино тесно связано понятие “платонической любви”, которую он понимает как любовь к Богу во всех его проявлениях.

Позиция Фичино имеет соответствующие аналоги у Пико делла Мирандолы. Одним из основных направлений работы Пико было развитие доктрины достоинства человека. Доктрина этого грандиозного “манифеста” представлена в форме мудрости, обретенной на Востоке, в частности, как поучения Асклепия Гермеса Трисмегиста: “Великое чудо – человек”.

Но почему человек являет собой великое чудо? Известное объяснение Пико следующее. Все творения онтологически определены по сущности тем, что они есть, а не иным. Человек, напротив, единственный из творений, помещен на границе двух миров, свойства которого не предрешены, но заданы таким образом, что он сам лепит свой образ согласно заранее выбранной форме.

И, таким образом, человек может возвышаться посредством чистого разума и стать ангелом, и может подняться еще выше. Величие человека, таким образом, будет заключаться в искусстве быть творцом самого себя. В то время как животные не могут быть ничем иным, кроме как животными, ангелы – ангелами, в человеке есть семя любой жизни.

В зависимости от этих семян, которые будут прорастать, человек станет либо мыслящим животным, либо ангелом; и, если он не будет доволен всем этим, то в своих глубинах он явит тогда “единственный дух, сотворенный по образу и подобию Божьему, тот, что был помещен выше всех вещей, и остающийся выше всех вещей”.

Человек в этой доктрине поставлен в центр мира и не стеснен никакими пределами в определении своего образа.

5. Аристотелизм эпохи Возрождения. Пьетро Помпонацци.

Эпоха Возрождения возвратила к жизни помимо всего прочего и учения Аристотеля. Большое значение имеет полемика, которая разразилась относительно превосходства Платона над Аристотелем. Самым известным аристотеликом является Пьетро Помпонацци.

В его работе “О бессмертии души” обсуждалась проблема, которая для XVI в. стала центральной. По сравнению с чувственной душой животных интеллектуальная душа человека способна познавать универсальное и сверхчувственное. Однако она не отделена от чувственных образов, через которые идет к познанию.

Но ели так, душа не может обходиться без тела, она принадлежит телу, и не может осуществлять без него свои собственные функции. Поэтому она считается формой, которая рождается и погибает вместе с телом, не имея никакой возможности действовать отдельно от него.

Помпонацци не хотел вовсе отрицать бессмертие души, он хотел только опровергнуть тезис о том, что эту “истину можно продемонстрировать при помощи разума”. Что душа бессмертна, это предположение веры, которое, как таковое, должно утверждаться средствами веры, в то время как другие аргументы здесь не подходят.

Выражая свою точку зрения, он опирался на теорию “двойной истины”, в которой различались истина, доступная разуму, и истина, доступная лишь для веры.

Однако, вопреки этому сокрушительному разрушению метафизического образа человека, Помпонацци вновь обращается к идее человека как “микрокосма” и к некоторым идеям “манифеста” Пико.

Душа оказывается на первом месте в иерархии материальных существ, и поэтому граничит с нематериальными сущностями, объединяя те и другие. Она материальна в сравнении с нематериальными существами и нематериальна в сравнении с материальными существами. Она причастна как к разумному, так и к материальному.

Когда она действует в согласии с духовными сущностями, она божественна; когда же действует как животное, то в него и обращается.

6. Мишель Монтень и возрождение скептицизма.

В XV веке господствующими традициями были платонизм и аристотелизм. Иная ситуация сложилась в XVI веке, когда эпикуреизм и стоицизм возродились вместе со скептицизмом. Скептицизм даже создал специфический культурный климат во Франции – Монтень стал его выразителем.

В работах Монтеня скептицизм сосуществует с искренней верой. Настоящей философской программой для него стало античное изречение, высеченное на Дельфийском храме: “Человек, познай самого себя”. Человек несчастен? Так поймаем смысл несчастья. Ограничен? Уловим значение ограниченности.

Он посредственен? Схватим смысл этой посредственности. Но если мы поймем это, то мы поймем и то, что величие человека и состоит в его посредственности. Монтень говорит о том, что весь мир – это качели, и любое сказанное в данный момент истинное утверждение может не быть таковым в следующий момент.

Тогда ясно, что на призыв “познай самого себя” мы не можем получить ответ, что есть сущность человека, но получим лишь характеристики отдельного человека, которые мы добываем, переживая и наблюдая других и стремясь познавать самих себя, отраженными в опыте других.

Люди значительно различаются между собой, и нужно, чтобы каждый строил свое понимание по своей мерке. Никто не может быть мудрым, если не имеет собственной мудрости.

Заключение.

Мы видим теперь, что философы эпохи Возрождения уделяли основную часть своего внимания пониманию сущности человеческого и божественного, их связи друг с другом.

В основном от Петрарки до Помпонацци они утверждали, что человек должен сделать себя сам, познать тем или иным способом свою душу, которая и является его связью с Богом, той вершиной, которую ему необходимо покорить. Все они выделяли человека из остального мира, из всех вещей.

В основном все направления философии того времени поддерживали гуманистическую теорию человека как “микрокосма”, отдельного мира со своими законами и правилами. Различались только пути познания и совершенствования этого мира.

Но всюду этот путь приводил к изысканию божественного в себе. Причем Монтень высказал идею о различии людей между собой и нахождению своего, индивидуального пути каждым человеком отдельно.

Идея человека эпохи Возрождения

… высшее проявление человеческой природы, а назначение человека – познание истины. Главнейшими добродетелями являются рассудок, мудрость и знание, так называемые добродетели разума.

Ландино исходит из гуманистического принципа достоинства отдельной личности, коренящегося в ее способностях.

Нравственные нормы правильного поведения, ведущие к добру и отвращающие зло, органически связаны с разумом и …

… (христианс­кой) схеме периодизации культурно-историче­ского процесса обозначает эпоху между древностью и новым временем.

Обычно историки культуры рассматривают средние века как период от отмирания эллинистической классической, античной культуры до ее возрождения.

В свою очередь, эта эпоха имела разные периоды, охватывает 1000 лет. Поэтому для понимания специфики этой культуры целесообразно рас­ …

… эпохи Возрождения. В ней затронут широкий круг вопросов, касающихся раз­ных сторон природного и общественного бытия. Она оказала большое влияние на дальнейшее развитие культуры и философии.

Эпоха Возрождения (Ренессанса), охватывающая период с XIV по на­чало XVII вв., приходится на последние столетия средневекового феодализма.

Вряд ли правомерно отрицать самобытность этой эпохи, считая ее, по …

… и отобразить реальный мир, его красоту и разнообразие.

Наступала эпоха стихийного и буйного самоутверждения человеческой личности, освобождающейся от средневековой корпоративности и морали, подчиняющей индивида целому.

Эпоха Возрождения – время вели­ких открытий, великих мас­теров и их выдающихся произведений. Она отмечена появлением целой плеяды художников-ученых, среди которых первое место …

Источник: https://www.KazEdu.kz/referat/76912/1

Краткие сведения о платоновской традиции и византийских ученых XV века

2. ВОЗРОЖДЕНЧЕСКИЙ НЕОПЛАТОНИЗМ 2.1. Краткие сведения о платоновской традиции и византийских ученых XV века

Эпоха Гуманизма и Ренессанса отмечена всеобщим обращением к платонизму, создающему определенный духовный климат.

Это вовсе не означает возрождения платоновской мысли, выраженной в форме диалога. Средневековье мало интересовалось диалогами (за исключением “Менона”, “Федона” и “Тимея”).

Напротив, в эпоху Кватроченто все диалоги были переведены Леонардо Бруни на латинский язык и получили большое признание. Многие гуманисты были способны читать и понимать греческие подлинники.

Тем не менее, вновь открытые платоновские тексты продолжали читать в свете поздней платонической традиции, то есть в передаче канонического неоплатонизма.

Нынешнему читателю, владеющему изощренной экзегетической техникой, это может показаться парадоксальным. В действительности, только в начале девятнадцатого века начали различать доктрины собственно платоновские и неоплатонические.

К оглавлению

==250

Так в эпоху Возрождения представляли себе Платона. Взгляд в сторону Аристотеля подразумевает живой диалог философов несхожих позиций, возможно, по поводу космологического синтеза (под мышкой у него “Тимей”).

==251 Платоновская традиция

Античность, в общем, была эпохой, когда основателю школы приписывались все философские открытия, в том числе и более поздние, им вдохновленные. Это отчасти объясняет причины, по которым Платон не оставил систематических записей, а основные принципы доктрины передал в лекциях и никого из учеников не уполномачивал составлять общий свод своего учения.

Академия, им основанная, как было показано в предшествующем томе, имела долгую судьбу, и претерпела большие изменения (см. т. 1). В эпоху эллинизма направление к скептицизму, сменилось эклектикой с элементами стоицизма. В эпоху империи преобладало стремление создать систематическую метафизику, начало чему положили медиоплатоники (см. т.

1) и затем Плотин и поздние неоплатоники (см. т. 1, стр. 255 и ел.). Напомним еще, что с неоплатоников пошла традиция рассматривать и аристотелевские записи, как некие ” малые мистерии”, выступающие в функции введения в “большие мистерии”, то есть в качестве пропедевтики, приготовляющей к пониманию работ Платона.

Добавились, кроме того, осложнения уже нами проиллюстрированные выше, связанные с текстами “Герметического корпуса” и “Халдейских оракулов”, то есть с теми магико-теургическими течениями, которые использовали платонические философемы с определенной окраской.

Наконец, напомним, что платонизм увеличил собственное доктринальное наследие за счет христианских умозрений, трудов Псевдо-Дионисия Ареопагита, в которых элементы прокловского учения сочетаются с элементами христианской теологии.

Платонизм вошел в эпоху Возрождения с многовековыми напластованиями, то есть в форме неоплатонизма и сверх того со всеми инфильтрациями магико-герметического и христианского характера.

Но есть последний пункт, который следует отметить для того, чтобы иметь полное представление.

Когда философские школы в Афинах и в Александрии пришли в упадок, Византия сохранила живую эллинистическую традицию, несмотря на чрезвычайную скудость оригиналов.

Ученые византийцы передали итальянскому Ренессансу эту традицию со всеми наслоениями, о которых было сказано, и еще тем, что добавилось потом из латинского средневекового платонизма.

Ученые византийцы переселялись в Италию в три этапа: 1) В начале XIV века их приглашали для обучения, как например Эмануила Хрисолора, что создало традицию изучения греческого языка во Флоренции.

2) В 1439 имел место массовый приток по случаю заключения перемирия между Феррарой и Флоренцией, когда обсуждался союз греческой и римской Церквей.

3) В 1453, после захвата Константинополя турками, образовалась собственно диаспора греческих ученых.

Теперь в исторической перспективе стало ясно, что прибытие ученых греков в Италию значительно продвинуло изучение классического греческого наследия.

==252

Гуманизм и Возрождение

Что касается философского содержания возрожденного неоплатонизма, следует отметить, что эти ученые не внесли в него много оригинальных элементов.

Значение имеет лишь полемика, которая разразилась относительно “превосходства” Платона над Аристотелем.

Георгий Гемист Плетон (Плифон) (около 1355—1452) горячо поддерживал тезис о совершенном превосходстве Платона, предлагая почти новоязыческую форму платонизма.

Напротив, Георгий Схолариус Геннадий (1405—около 1472) стоял за Аристотеля и был поддержан (правда, на других основаниях) Георгием Трапезундским (1395—1486).

Попытка примирения сторон с большим мастерством и с помощью обширных познаний была предпринята Виссарионом (около 1400— 1472), ставшим кардиналом папы Евгения IV.

Восстановление гармонии между Платоном и Аристотелем для него означало создание основы для объединения Церквей греческой и римской. Поэтому, Виссарион был назван самым греческим среди латинян и самым латинским среди греков. Известен, между прочим, его перевод “Метафизики” Аристотеля.

Виссарион также (и не могло быть иначе по причинам, выше указанным) не принял неоплатоническую интерпретацию Платона.

Но грандиозный расцвет неоплатонизма с философской точки зрения состоялся благодаря, с одной стороны, работам Николая Кузанского и, с другой, трудам Флорентийской Платоновской академии во главе с Фичино, и затем с Пико. Об этой философии мы и поговорим.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/12_50865_kratkie-svedeniya-o-platonovskoy-traditsii-i-vizantiyskih-uchenih-XV-veka.html

ПОСМОТРЕТЬ ЁЩЕ:

Источник: https://helpiks.org/8-38938.html

2. Возрожденческий неоплатонизм

2. ВОЗРОЖДЕНЧЕСКИЙ НЕОПЛАТОНИЗМ 2.1. Краткие сведения о платоновской традиции и византийских ученых XV века

ЭпохаГуманизма и Ренессанса отмечена всеобщимобращением к платонизму, создающемуопределенный духовный климат.

Этововсе не означает возрождения платоновскоймысли, выраженной в форме диалога.Средневековье мало интересовалосьдиалогами (за исключением “Менона”,”Федона” и “Тимея”).

Напротив,в эпоху Кватроченто все диалоги былипереведены Леонардо Бруни на латинскийязык и получили большое признание.Многие гуманисты были способны читатьи понимать греческие подлинники.

Темне менее, вновь открытые платоновскиетексты продолжали читать в свете позднейплатонической традиции, то есть впередаче канонического неоплатонизма.

Нынешнемучитателю, владеющему изощреннойэкзегетической техникой, это можетпоказаться парадоксальным. Вдействительности, только в началедевятнадцатого века начали различатьдоктрины собственно платоновские инеоплатонические.

Античность,в общем, была эпохой, когда основателюшколы приписывались все философскиеоткрытия, в том числе и более поздние,им вдохновленные. Это отчасти объясняетпричины, по которым Платон не оставилсистематических записей, а основныепринципы доктрины передал в лекциях иникого из учеников не уполномачивалсоставлять общий свод своего учения.

Академия, им основанная, как было показанов предшествующем томе, имела долгуюсудьбу, и претерпела большие изменения(см. т. 1 ). В эпоху эллинизма направлениек скептицизму, сменилось эклектикой сэлементами стоицизма. В эпоху империипреобладало стремление создатьсистематическую метафизику, началочему положили медиоплатоники (см. т.

1)и затем Плотин и поздние неоплатоники(см. т. 1, стр. 255 и ел.). Напомним еще, чтос неоплатоников пошла традициярассматривать и аристотелевские записи,как некие ” малые мистерии”,выступающие в функции введения в “большиемистерии”, то есть в качествепропедевтики, приготовляющей к пониманиюработ Платона.

Добавились, кроме того,осложнения уже нами проиллюстрированныевыше, связанные с текстами “Герметическогокорпуса” и “Халдейских оракулов”,то есть с теми магико-теургическимитечениями, которые использовалиплатонические философемы с определеннойокраской.

Наконец, напомним, что платонизмувеличил собственное доктринальноенаследие за счет христианских умозрений,трудов Псевдо-Дионисия Ареопагита, вкоторых элементы прокловского учениясочетаются с элементами христианскойтеологии.

Платонизмвошел в эпоху Возрождения с многовековыминапластованиями, то есть в форменеоплатонизма и сверх того со всемиинфильтрациями магико-герметическогои христианского характера.

Ноесть последний пункт, который следуетотметить для того, чтобы иметь полноепредставление.

Когда философские школыв Афинах и в Александрии пришли в упадок,Византия сохранила живую эллинистическуютрадицию, несмотря на чрезвычайнуюскудость оригиналов.

Ученые византийцыпередали итальянскому Ренессансу этутрадицию со всеми наслоениями, о которыхбыло сказано, и еще тем, что добавилосьпотом из латинского средневековогоплатонизма.

Ученыевизантийцы переселялись в Италию в триэтапа: 1) В начале XIV века их приглашалидля обучения, как например ЭмануилаХрисолора, что создало традицию изучениягреческого языка во Флоренции.

2) В 1439имел место массовый приток по случаюзаключения перемирия между Феррарой иФлоренцией, когда обсуждался союзгреческой и римской Церквей.

3) В 1453,после захвата Константинополя турками,образовалась собственно диаспорагреческих ученых.

Теперьв исторической перспективе стало ясно,что прибытие ученых греков в Италиюзначительно продвинуло изучениеклассического греческого наследия.

Чтокасается философского содержаниявозрожденного неоплатонизма, следуетотметить, что эти ученые не внесли внего много оригинальных элементов.

Значение имеет лишь полемика, котораяразразилась относительно “превосходства”Платона над Аристотелем.

Георгий ГемистПлетон (Плифон) (около 1355—1452) горячоподдерживал тезис о совершенномпревосходстве Платона, предлагая почтиновоязыческую форму платонизма.

Напротив,Георгий Схолариус Геннадий (1405—около1472) стоял за Аристотеля и был поддержан(правда, на других основаниях) ГеоргиемТрапезундским (1395—1486).

Попыткапримирения сторон с большим мастерствоми с помощью обширных познаний былапредпринята Виссарионом (около 1400—1472), ставшим кардиналом папы ЕвгенияIV.

Восстановление гармонии между Платономи Аристотелем для него означало созданиеосновы для объединения Церквей греческойи римской. Поэтому, Виссарион был названсамым греческим среди латинян и самымлатинским среди греков. Известен, междупрочим, его перевод “Метафизики”Аристотеля.

Виссарион также (и не моглобыть иначе по причинам, выше указанным)не принял неоплатоническую интерпретациюПлатона.

Нограндиозный расцвет неоплатонизма сфилософской точки зрения состоялсяблагодаря,с одной стороны, работамНиколая Кузанского и, с другой, трудамФлорентийской Платоновской академииво главе с Фичино, и затем с Пико. Об этойфилософии мы и поговорим.

Источник: https://studfile.net/preview/3845143/page:104/

Book for ucheba
Добавить комментарий