3.9. Вольтер и Руссо

28. Философия эпохи Просвещения : Ф.М Вольтер Д. Дидро, Ж-Ж. Руссо. – Философия_Экзамен

3.9. Вольтер и Руссо

Вoльтер (Мари Франсуа Аруэ) (1694-1778) – oдин изидейных вoждей французскoгo Прoсвещения, знаменитейший писатель и мыслитель. Вoльтер раньшедругих oстрo пoчувствoвал надвигающуюся ревoлюцию всей мoщью свoегo дерзкoгoгения. Вместе с ярчайшими умами Франции oн страстнo сoдействoвал идеoлoгическoйпoдгoтoвке сoциальнoгo взрыва.

Oн был признанным вoждем филoсoфскo-сoциальнoгoдвижения. Вoльтер и егo сoратники требoвали свoбoды мысли, устнoгo и печатнoгoслoва.

Oн сo всей силoй непримиримoсти кричал на всю страну, на весь мир:”Oсмельтесь мыслить самoстoятельнo!” Свoе пoлитическoе кредo Вoльтервыразил в крылатoй фразе: “Лучшее правительствo тo, при кoтoрoм пoдчиняютсятoлькo закoнам!” Oн вoзлагал надежды на мудрoсть и благoсть правителя, кoрoля-филoсoфа.

Ему импoнирoвалo oбщественнo-пoлитическoе устрoйствo Англии – oграничениевласти кoрoля, сравнительная верoтерпимoсть Кстати, oн ввел в научный oбoрoттермин “культура”.Резкo критикуяклерикализм, различнoгo рoда злoупoтребления церкви, Вoльтер признавал неoбхoдимoстьверы в Бoга как первoдвигателя Вселеннoй.

Кoнечную причину движения сущегo,мышление и вooбще душевные явления Вoльтер считал прoявлением бoжественнoйсилы. В этoм oн испытывал неoтразимую силу влияния учения Ньютoна. Вoльтер не дoпускалсамoй вoзмoжнoсти существoвания oбщества вне веры в Бoга, и категoрически вoзражалпрoтив идеи Бейля oтнoсительнo oбщества, сoстoящегo тoлькo из атеистoв.

Пo слoвамВoльтера, “этo былo бы прoстo страшнo!” Сoгласнo Вoльтеру, “еслибы не былo идеи o Бoге, ее бы следoвалo измыслить; нo oна начертана перед намивo всей прирoде!”Любoпытнырассуждения Вoльтера o свoбoде вoли. “благo oбщества требует, чтoбы челoвексчитал себя свoбoдным… Я начинаю… бoлее ценить жизненнoе счастье, чемистину…

Oтчегo же не предпoлoжить, чтo верхoвнoе существo, дарoвавшее мне непoстижимуюспoсoбнoсть разумения, мoглo дать мне и немнoжкo свoбoды…”Вoльтер резкoкритикoвал феoдальный режим с егo чудoвищными злoупoтреблениями. Oн не уставалв свoем призыве к активнoй деятельнoсти с целью уничтoжения всех фoрмварварства и дикoсти феoдальных злoупoтреблений.

Жан Жак Руссo (1712-1778) – Пo свoим убеждениям Руссo- представитель демoкратическoгo крыла идеoлoгoв Прoсвещения; oн – филoсoф, сoциальныймыслитель, писатель, крупнейший специалист в oбласти филoсoфии искусства (oсoбеннoмузыки) и педагoгики. Свoим страстным стремлением к изменению сoциальнoгo пoрядка,бoрьбoй за научнoе мышление, всей свoей разнoстoрoнней литературнoй деятельнoстьюoн, как и Вoльтер, спoсoбствoвал приближению ревoлюции вo Франции. 

Веря в существoваниеБoга и признавая бессмертие души, Руссo утверждал, чтo материя и дух суть дваизвечнo существующих начала. В вoпрoсах теoрии дoзнания oн придерживался идейсенсуализма, хoтя и был стoрoнникoм врoжденнoсти нравственных идей.

Руссo пoдвергалрезкoй критике феoдальнo-сoслoвные oтнoшения и деспoтический пoлитическийрежим. Стoль же резкo критически oн oтнoсился к частнoй сoбственнoсти, видя вней истoчник всех сoциальных зoл.

“Тoт челoвек, – писал Руссo, – кoтoрый, oкoпави oгoрoдив данный участoк земли, сказал “этo мoе” и нашел людей, кoтoрыебыли дoстатoчнo глупы, чтoбы этoму пoверить, был настoящим oснoвателемгражданскoгo oбщества”.

В свoем знаменитoмтрактате “Oб oбщественнoм дoгoвoре” Oн смелo вoсстал прoтив сoвременнoйему цивилизации как цивилизации неравенства. Егo негoдoвание былo направленo прoтивтакoй культуры, кoтoрая oтoрвана oт нарoда и кoтoрая oсвящает oбщественнoенеравенствo.

Руссo различал два вида неравенства: физическoе, прoистекающее изразницы в вoзрасте, здoрoвье, дарoвании и т.п., и пoлитическoе, выражающееся вразличных привилегиях. Этoму Руссo прoтивoпoставлял прoстoту и “невиннoсть”первoбытных людей. Руссo – стoрoнник естественнoгo права. Егo идеалoм былoдалекoе прoшлoе, кoгда все люди были равны: да и какие раздoры мoгли быть улюдей, кoтoрые ничем не владеют! 

Дени Дидрo (1713-1784) – знаменитый мыслитель,ученый-энциклoпедист. Характерная черта егo пoлитическoгo мирoвoззрения – oстрoвыраженный демoкратизм. Этo удивительнo oдаренная, всестoрoнне развитая личнoсть- филoсoф, драматург, пoэт, автoр рoманoв, теoретик искусства и худoжественныйкритик.

Дидрo высказалмысль, сoгласнo кoтoрoй oт мoлекулы дo челoвека тянется цепь существ, перехoдящихoт сoстoяния живoгo oцепенения дo сoстoяния максимальнoгo расцвета разума.”Всякoе живoтнoе – бoлее или менее челoвек; всякий минерал – бoлее илименее растение; всякoе растение – бoлее или менее – живoтнoе” . На вoпрoс,мoжнo ли предпoлoжить, чтo и камень чувствует, Дидрo oтветил: “Пoчему бы инет?” И действительнo, прикoснитесь ладoнью к камню, и инфoрмация o вашемприкoснoвении oстанется надoлгo на камне. Дидрo, кoнечнo, не знал и не мoгзнать инфoрматики, нo oн силoй интуиции прoзревал нечтo пoдoбнoе. Этo выразилoсьи в егo тoнкoй характеристике сути живoгo. Специфическими oсoбеннoстями жизниявляются раздражимoсть и чувствительнoсть, гoвoрил Дидрo, уделявший бoльшoевнимание биoлoгическим прoблемам. Oбразoваннoсть и прoзoрливoсть пoзвoлили Дидрoвысказать идею, ставшую предвестием эвoлюциoннoй теoрии в мире живoгo. Дидрo утверждал, чтoдуша – прoдукт единства oрганизма, егo целoстнoсти. Челoвек “есть некoецелoе, oнo единo, и, мoжет быть, этo единствo – в сoединении с памятью – сoставляетдушу, Я, сoзнание” [1]. В свoих “Элементах физиoлoгии” Дидрoвысказал глубoкую мысль: ” Я не мoгу oтделить даже в абстракции прoстранстваи времени oт существoвания. Значит oба эти свoйства существеннo характерны длянегo”.

Дидрo написал oгрoмнoечислo рабoт пo филoсoфии для свoегo детища – знаменитoй “Энциклoпедии”.Филoсoфским кумирoм для Дидрo был Ф. Бэкoн с ширoтoй, глубинoй егo вoззрений илучезарнoй яркoстью слoга.

Источник: https://www.sites.google.com/site/filosofiaekz/20-29/28-filosofia-epohi-prosvesenia-f-m-volter-d-didro-z-z-russo

Вольтер и Руссо: непримиримое противоречие?

3.9. Вольтер и Руссо

Во мнении потомков Вольтер и Руссо – два главных представителя просветительской идеологии, предшественники Французской революции. Однако для современников они были соперниками, почти врагами.

Вольтер ревниво и пристально следил за творчеством «женевского гражданина».

В его библиотеке сохранилось более двух десятков томов произведений Жан-Жака: собрание сочинений в одиннадцати томах и отдельные сочинения, среди которых роман «Эмиль, или О воспитании», «Рассуждение о науках и искусствах», «Рассуждение о происхождении неравенства», «Общественный договор», «Письма с Горы», «Музыкальный словарь». Примерно столько же – сочинений разных авторов, посвященных творчеству Руссо. По большей части это резко критические отзывы, а также постановления о запрете его книг, прежде всего «Эмиля».

В составе искусственных сборников – конволютов, которые Вольтер называл «попурри», объединяя под одним переплетом материалы по интересовавшим его темам – несколько экземпляров «Исповедания веры савойского викария», текста, который и притягивал и отталкивал Вольтера. Некоторые «попурри» содержат произведения Руссо и работы, ему посвященные.

Многие экземпляры сочинений «женевского гражданина» испещрены пометами Вольтера, и часто его замечания весьма ядовиты.

Вольтер и Руссо заочно познакомились в 1745 году, обменявшись письмами по поводу переделки вольтеровской пьесы «Принцесса Наварская». Руссо так вспоминал об этом в «Исповеди»:

В зиму, последовавшую за битвой при Фонтенуа, в Версале было много празднеств. Между прочим, давалось несколько опер в театре Птит-Экюри. В их числе была драма Вольтера «Принцесса Наваррская», музыку к которой сочинил Рамо.

Это сочинение было переработано и получило новое название: «Празднества Рамиры». Новый сюжет требовал некоторых изменений в дивертисментах, как в стихах, так и в музыке. Нужно было найти кого-нибудь, кто справился бы с этой двойной задачей.

Так как Вольтер, находившийся тогда в Лотарингии, и Рамо были заняты оперой «Храм славы» и не могли уделить «Рамире» внимания, Ришелье подумал обо мне и велел предложить мне взяться за нее, а чтобы я мог лучше разобраться с задачей, прислал мне отдельно стихи и ноты.

Прежде всего, я решил не прикасаться к тексту иначе, как с согласия автора, и написал Вольтеру по этому поводу, как и подобало, очень вежливое, даже почтительное письмо.

Вольтер направил Руссо любезный ответ.

Знаменитое «Рассуждение о науках и искусствах», в котором на вопрос Дижонской академии «Способствовало ли восстановление наук и искусств очищению нравов» Руссо дал отрицательный ответ, вызвало шквал опровержений в печати того времени, однако не привлекло большого внимания Вольтера. Экземпляр издания этого сочинения имеется в Библиотеке Вольтера, но на нем нет помет или других знаков чтения.

В 1755 году Жан-Жак издал второй свой знаменитый трактат, «Рассуждение о происхождении неравенства». По поводу этой книги он получил от Вольтера вежливое, но весьма ироничное письмо:

Я получил ваше новое сочинение, направленное против рода человеческого, и благодарю вас. Вы понравитесь людям, которым говорите правду в глаза, но вы их не исправите Никто не употребил столько ума, чтобы постараться сделать нас животными.

Когда читаешь ваше сочинение, хочется встать на четвереньки.

Однако я, оставив эту привычку больше шестидесяти лет назад, к несчастью чувствую, что не смогу к ней вернуться … Я довольствуюсь ролью мирного дикаря в уединении, которое я избрал возле вашей родины, где вас, к сожалению, нет.

При этом «Рассуждение о происхождении неравенства» вызвало неподдельный интерес Вольтера (см. раздел: «Рассуждение о неравенстве». Пометы Вольтера).

В Библиотеке Вольтера есть также отзыв на это произведение Руссо (Du Rey de Meynieres. Réflexions d’une provinciale sur le discours de M.

 Rousseau, citoyen de Genève, touchant l’origine de l ’inegalité des conditions parmi les hommes (БВ 5–116)).

1 ноября 1755 года в Лиссабоне произошло землетрясение, уничтожившее шестьдесят тысяч жителей города. Это стихийное бедствие потрясло Вольтера, как и многих его современников.

Через несколько месяцев он выпустил поэму, полное название которой – «Поэма о разрушении Лиссабона, или проверка аксимы: “Все хорошо”». Если раньше Вольтер рассматривал зло как один из путей к мировому благу, теперь он решительно рвет с таким представлением.

Для него становится неприемлем бездумный оптимизм. Он сочувствует людским страданиям и возмущается их несправедливостью.

Жан-Жак ответил Вольтеру на «Поэму о разрушении Лиссабона» письмом от 18 августа 1756 года, названным в дальнейшем «Письмо о Провидении».

«Женевский гражданин» утверждал, что нет причин сомневаться в благости Божией, что люди сами виновны в своих несчастьях, поскольку сами, по собственной воле скученно селятся в городах, разрушение которых приводит к жертвам. Письмо Руссо было широко известно в Европе. Перевод его на русский язык стал одним из первых переводов Руссо в России.

«Письмо о Провидении» вызвало большой интерес Вольтера. Не случайно в одном из попурри имеется его копия, сделанная рукой секретаря Вольтера Ж.-Л. Ваньера (БВ 11–208).

Косвенно Вольтер ответил на письмо Руссо знаменитой повестью «Кандид», где опровергал тезис «Все к лучшему в этом лучшем из миров».

Окончательный разрыв Руссо и Вольтера произошел в 1760 году, после того как Вольтер поддержал устройство в Женеве театра. Руссо резко выступал против театральных представлений в Женеве, считая, что театр приведет к порче нравов в республике. В ответ на помещенную в «Энциклопедии» статью Д’Аламбера «Женева» он написал знаменитое «Письмо Д’Аламберу о зрелищах».

Вольтер резко отрицательно откликнулся на это сочинение Руссо и в письме к Д’Аламберу от 4 мая 1759 года назвал его безумцем.

Резкая оценка Вольтера и появление в Женеве театра, в известной степени благодаря его усилиям, стали для Руссо поводом к разрыву.

17 июня 1760 года он написал «фернейскому отшельнику» письмо:

Я вас не люблю. Вы нанесли мне обиды, которые были мне особенно чувствительны — мне, вашему ученику и поклоннику. Женева дала вам убежище, а вы за это погубили ее. Вы сделали моих сограждан чуждыми мне, в награду за похвалы, которые перед ними я расточал вам.

Вы делаете невозможным мое пребывание в Женеве, вы заставите меня умереть на чужбине, лишенным всех утешений и, вместо всякого почета, брошенным в помойную яму, в то время как вас на моей родине будут сопровождать все возможные почести.

Наконец, я ненавижу вас за то, что вы этого хотели, но ненавидя вас, я сознаю, что мог бы вас любить, если бы вы этого пожелали. Из всех чувств к вам, какими было переполнено мое сердце, остается лишь удивление, в котором нельзя отказать вашему гению, и любовь к вашим сочинениям.

Если я могу уважать только ваши дарования, то это не моя вина. Я никогда не нарушу уважения, которого требуют ваши таланты, и буду поступать так, как предписывает это уважение. Прощайте.

После этого письма отношения между двумя философами становятся откровенно враждебными, но Вольтер продолжает следить за творчеством своего соперника.

В 1761 году Руссо выпускает роман «Юлия, или Новая Элоиза». Вольтер называет его «глупым, мещанским, бесстыжим и скучным» и, под именем маркиза Ксименеса, печатает памфлет «Письма о Новой Элоизе».

Тем не менее, он внимательно следит за откликами на роман. В его библиотеке имеется, в частности, направленная против «Новой Элоизы» книга Ш. Борда «Предсказание, извлеченное из старой рукописи» (Borde Ch.

Prédiction tirée d’un vieux manuscrit. [S. l., 1761]).

В 1762 году вышли еще две знаменитые книги «женевского гражданина» – «Эмиль», в котором центральное место занимает «Исповедание веры савойского викария», и «Общественный договор». И роман о воспитании, и политический трактат испещрены пометами Вольтера (см. «Общественный договор. Пометы Вольтера», «Исповедание веры савойского викария. Пометы Вольтера»).

«Я посмеялся над его “Эмилем”, который выглядит, конечно, пошлым персонажем, — писал фернейский отшельник д’Аламберу 15 сентября 1762 года, — книга эта заставила меня скучать, но в ней есть пятьдесят страниц, которые мне хочется переплести в сафьян».

«Эмиль» был осужден в Женеве и в Берне, а 28 августа 1762 года парижский архиепископ Кристоф де Бомон выпустил по поводу романа специальное пасторское послание. Руссо ответил «Письмом к Кристофу де Бомону». Об этом письме и о пометах Вольтера.

В 1763 году Руссо напечатал «Письма с Горы», направленные против властей Женевы. Здесь он разоблачил «фернейского патриарха» как автора антирелигиозной и антихристианской «Проповеди пятидесяти». Вольтер, который открещивался от этого сочинения, был взбешен.

Чтобы отомстить, он выпустил брошюру «Мнение граждан», где протестовал против «Писем с Горы», надев маску благонамеренного буржуа, и раскрыл подробности личной жизни Жан-Жака.

До конца своих дней Руссо не верил в авторство Вольтера и считал сочинителем этого пасквиля женевского пастора Верна.

Вольтер продолжать преследовать Руссо и дальше. Он сделал его героем своей сатирической поэмы «Гражданская война в Женеве», а когда Руссо пытался найти убежище в Англии, постарался очернить его в глазах философа Дэвида Юма.

Вольтер и Руссо ушли в мир иной почти одновременно в 1778 году. Несмотря на их вражду и разногласия, в глазах потомков женевский гражданин и фернейский отшельник стоят рядом. Не случайно в XIX веке в Фернейском замке были установлены и статуя Вольтера, и статуя Руссо.

Материалы для выставки предоставили: А.А. Златопольская, Н.М. Сперанская; Использованы работы: Э. Л. Радлова и К. Н. Державина, «Dictionnaire général de Voltaire» (Paris, 2003);Переводы французских текстов: П. Д. Первова, Э. Л. Радлова, В. С. Алексеева-Попова, А. Д. Хаютина; некоторые переводы исправлены;

Фотографии: Н. В. Николаев, А. А. Златопольская.

Источник: http://expositions.nlr.ru/ex_rare/Voltaire_Rousseau/

Философия французского Просвещения (Вольтер, Руссо)

3.9. Вольтер и Руссо

Тема 6. Европейская философия XVIII века.

(Лекция 4 ч.)

1. Философия французского Просвещения (Вольтер, Руссо).

2. Философия И. Канта: принцип трансцендентального идеализма.

3. Деятельностная философия И.Г. Фихте.

4. Философия Ф.В. Шеллинга.

5. Сравнение двух главных философских направлений XVIII века Франции и Германии.

Философия французского Просвещения (Вольтер, Руссо).

В историю XVIII век вошел как эпоха Просвещения, для которой был характерен девиз: все должно предстать перед судом разума!

Небывалого размаха достигает развитие науки, и она становится достоянием широких кругов мыслящих людей. Имей мужество мыслить самостоятельно! – таков призыв Просвещения.

Непосредственно примыкая к философии XVII века, новая философия XIII века существенноконкретизировала ее традиции.

При этом выявились любопытные особенности эволюции философской мысли:

Идеи английских мыслителей Ф. Бэкона и Дж. Локка нашли своих талантливых продолжателей во Франции в лице Дени Дидро и Поля Дитриха Гольбаха.

Идеи француза Рене Декарта вдохновили немца Иммануила Канта.

Такое своеобразное перераспределение философских пристрастий частично объясняется общественно-политическим климатом той эпохи.

Франция приближалась к буржуазной революции, и сложившаяся обстановка требовала от философов ясных и быстрых решений насущных вопросов по переустройству феодальной системы отношений.

Философия выходила за стены университетов и активно перемещалась в светские салоны Парижа. Новые философские идеи становятся главным оружием идеологов и политиков.

В этих условиях простые и ясные рецепты философии Ф. Бэкона и Дж. Локка пришлись к стати, и использовались весьма эффективно.

Совсем по-другому обстоит дело в феодально-раздробленной Германии. Здесь философией занимаются преимущественно университетские профессора в уединении своих рабочих кабинетов, где разрабатывались гениальные философско-рационалистические системы и схемы.

И так, тогда как в XVII веке центр философских изысканий был в Англии, то к началу XVIII века он переместился во Францию, а затем в Германию.

Философию французского просвещенияхарактеризуют огромное количество идейно-научных исканий и подвигов, связанных с распространением просвещения среди народных масс и борьбой за то, чтобы в обществе не было пропасти между бедными и богатыми.

Выдающимися философами эпохи Просвещения во Франции являются: Вольтер, Жан Жак Руссо, Дени Дидро, Поль Дитрих Гольбах, Клод Адриан Гельвеций, Жан Лерон Д’аламбер.

Вольтер(Мари Франсуа Аруэ) (1694 – 1778) – один из идейных вождей французского Просвещения.

Его творчество отличается исключительной многосторонностью: он философ, поэт, драматург, романист, историк.

Его произведения носят философичный характер: философские повести и романы «Задиг», «Кандид».

Философична его поэзия и огромный по объему (более 50 пьес) «театр Вольтера», пользовавшийся огромным успехом не только во Франции, но и в других европейских странах.

Вольтер безраздельно властвовал над умами почти весь XVIII век. Вокруг него бушевали страсти. Он обладал неиссякаемым трудолюбием и вулканическим темпераментом. Его слово было острым, как лезвие бритвы, и отличалось от бритвы разве лишь тем, что никогда не тупилось.

Вольтер и его соратники требовали свободы мысли, свободы устного и печатного слова. Свое политическое кредо он выразил в крылатой фразе: «Лучшее правительство то, при котором подчиняются только законам!»

Вольтер – не атеист, но деист, а это означает, что Бог признается творцом мира, но отвергается его участие в жизни общества. Он выступает сторонником «естественной религии», которую он понимает как принципы морали, общие для всего человечества.

Главный принцип морали, считает Вольтер, сформулирован уже мудрецами древности: «Поступай с другими так, как ты хочешь, чтобы поступали с тобой».

Его творчество показывает, что философия не менее других наук может иметь прикладной характер, добиваясь на этом поприще заслуженных успехов. Он неустанно критиковал феодальный режим с его чудовищными злоупотреблениями и диким варварством.

Впервые употребил термин «культура».

Чрезвычайно сильным влияние Вольтера было в России, чему способствовала Екатерина Великая, которая вела с ним активную переписку и приказывала переводить его труды на русский язык.

Жан Жак Руссо(1712 – 1778) один из самых выдающихся мыслителей эпохи Просвещения. Характеризуется своим стремлением к изменению социального порядка, борьбой за научное мышление. Всей своей разносторонней литературной деятельностью он, как и Вольтер, способствовал приближению революции во Франции.

Он философ, социальный мыслитель, писатель, крупнейший специалист в области философии искусства (особенно музыки) и педагогики.

Веря в существование Бога и, признавая бессмертие души, Руссо утверждал, что материя и дух суть два извечно существующих начала.

В вопросах теории познания он придерживался идей сенсуализма, хотя и был сторонником врожденных нравственных идей.

Руссо резко критиковал феодально-сословные отношения и деспотический политический режим. В частной собственности он видел источник всех социальных зол.

«Тот человек, – писал Руссо – который, окопав и огородив данный участок земли, сказал, «это мое» и нашел людей, которые были достаточно глупы, чтобы этому поверить, был настоящим основателем гражданского общества».

Свой знаменитый трактат «Об общественном договоре» Руссо начинает патетическими словами: «Человек рожден свободным, а между тем везде он в оковах!»

Его негодование было направлено против такой культуры, которая оторвана от народа и которая освящает общественное неравенство.

Он различал два вида неравенства: физическое, проистекающее из разницы в возрасте, здоровье, даровании и т.п. и политическое, выражающееся в различных привилегиях.

По словам Г. Гейне: «Вольтер и Руссо – те два писателя, которые более всех других подготовляли революцию, определили ее дальнейшие шаги и ныне еще руководят французским народом и властвуют над ним».

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/18_13199_filosofiya-frantsuzskogo-prosveshcheniya-volter-russo.html

Философские идеи французского Просвещения (Вольтер и Руссо)

3.9. Вольтер и Руссо

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Размещено на http://www.allbest.ru/

Контрольная работа

Философские идеи французского Просвещения (Вольтер и Руссо)

Введение

антиклерикальный просветитель руссо философский

XVIII век вошел в историю под названием века Просвещения и в философском смысле завершил те идеи, которые появились в эпоху Возрождения и развивалось далее в XVII веке. Просвещение было общеевропейским явлением, но более всего оно развернулось во Франции. Знаменитыми французскими просветителями были Ф. Вольтер, Ш. Монтескье, Ж.-Ж. Руссо, Э. Кондильяк, Ж. Ламетри, Д. Дидро, П. Гольбах и др.

Просветители одной из своих основных задач считали повсеместное распространение и популяризацию главных идей новой философии, то есть в буквальном смысле стремились к просвещению широких масс населения, в силу чего их культурная деятельность и вошла в историю под названием Просвещения. [1]

Французская философия XVIII века была более живой, более остроумной, более критической, чем английская. И этот ее радикализм объяснялся теми острейшими противоречиями, которые назрели во французском обществе, и тем вопиющим безобразием, в состоянии которого находилась официальная верхушка этого общества.

«Нам легко делать упреки французам, – писал Гегель, – за их нападки на религию и государство; нужно представить себе картину ужасного состояния общества, бедственности, подлости, царивших во Франции, чтобы понять заслугу этих философов».

Французских просветителей называли также энциклопедистами, потому что почти все они группировались вокруг «Энциклопедии», полное название которой «Энциклопедия, или Толковый словарь наук, искусств и ремесел».

Идея энциклопедии созвучна идее просвещения, ведь просветители стремились, прежде всего, к тому, чтобы распространять научные и полезные практические знания среди широких масс, а для этого жанр энциклопедии, или толкового словаря, был самым подходящим.f

1. Антиклерикальные идеи и деизм просветителей

Просвещение было направлено против церкви и христианства как идеологии, охранительной по отношению к феодализму. Необходимым элементом Просвещения явился, таким образом, атеизм, который, как более или менее широкое и влиятельное течение, появился именно в это время и, прежде всего, во Франции.

Атеистическая направленность Просвещения с необходимостью приводила к дальнейшему отделению философии от теологии, религии и церкви.

Философия понимается здесь как Разум, противопоставляющий себя неразумию феодального общества. Поэтому французских просветителей иногда называли просто «философами».

Слова «философия» и «философ» в разное время могут означать очень разное. В XVIII веке они означали Разум, в наше время они часто означают обратное.

Одним из ярких представителей эпохи просвещения был Вольтер (1694-1778). Вольтер – едва ли не самый известный просветитель Франции и всей Европы.

Вольтер – это псевдоним. Настоящее имя Вольтера – Франсуа Мари Аруэ. Родился он в Париже в семье богатого нотариуса. Поборник вольности – он мог пресмыкаться перед сильными мира сего. Он стремился просвещать народ и, одновременно, презирал его.

И в личности Вольтера, и в его творчестве отразился противоречивый характер всего Просвещения.

В своем желании вывести народ из темноты и невежества просветители не могли опираться на народные низы именно в силу их темноты и забитости, а потому вынуждены были уповать на поддержку дворянства, вельмож, двора.

Литературное наследие Вольтера столь обширно, что одно перечисление его работ заняло бы целые страницы. Он, прежде всего, блестящий мастер критики, и его философские работы – это или критика, или популяризация.

Отрицание провиденциализма, т.е. предопределенности всех событий богом, связано у Вольтера с его деизмом, заимствованным у Ньютона.

В деизме, берущем свое начало от Декарта, бог понимается как инженер-механик и конструктор этого мира, который устраивает его по законам науки, прежде всего – по законам механики. У Декарта и Ньютона с деизмом было связано решение совершенно конкретной проблемы – проблемы так называемого первотолчка.

Дело в том, что механика хорошо объясняет, по каким законам происходит движение в этом мире, как оно передается от одного тела к другому, но она не объясняет, и объяснить не может, откуда берется это движение. Чтобы часы пошли, их надо завести. Дальше они идут «собственным ходом».

В роли такого «часовщика», который заводит «часы» мира, у деистов и выступает Бог.

С помощью деизма решается не только проблема первотолчка, через который мир зависим от бога, но и автономии, т.е. независимости мира от него. Ведь мир у деистов, хотя он и движется по законам, данным Богом, существует в дальнейшем без вмешательства бога в его дела. И это для просветителей более важный момент, чем сам по себе первотолчок.

Бог деистов, который не вмешивается в действие физических законов, не может быть столь мелочным, чтобы непосредственно опекать судьбу каждого отдельного человека.

Мудрое устройство этого мира, подчеркивает Вольтер, доказывает существование мудрого творца. Но его существование, согласно Вольтеру, не требует слепой веры. Оно обосновывается наукой и философией.

Таким образом, философия занимает у Вольтера то место, которое до этого принадлежало религии и теологии. Но Вольтер сознает, что деизм – это религия просвещенной публики.

Что же касается темной и забитой массы, то она может удерживаться в нравственной узде лишь при помощи традиционной религии с ее загробными карами и воздаяниями.

Именно по этому поводу Вольтер в свое время сказал: если бы бога даже не было на свете, то его следовало бы выдумать.

Другим представителем этой эпохи был Жан-Жак Руссо 1712-1778), выдающийся просветитель, который принимал деятельное участие в «Энциклопедии» Дидро и его единомышленников. Будучи сыном часовщика из Женевы и рано потеряв отца, Руссо самостоятельно пробивал себе дорогу в жизни, и это наложило отпечаток на его характер и его мировоззрение.

Руссо был деистом. Но его деизм не столько космологического, как у Вольтера, сколько нравственного свойства.

И поскольку органическая нравственность является у Руссо отличительной чертой народной демократии, в противоположность безнравственному аристократизму, то он воспринимает атеизм как чисто аристократическое явление.

При всей своей неприязни к официальной церкви Руссо считал, что нравственное чувство, которое у него лежит в основании человеческой личности, есть, по существу, религиозное чувство. [2]

2. Материалистически-иррелигиозные воззрения на природу

Последовательно выступать против религии можно только с позиций материализма. Отсюда понятно, почему философско-теоретической основой Просвещения, наряду с деизмом, стал материализм.

Французские материалисты создают научную картину мира, в которой нет места богу. Вся наблюдаемая действительность, все бесчисленные тела, подчеркивали они, есть не что иное, как материя. Все явления – это конкретные формы ее существования.

Французские материалисты утверждали в своих работах вечность и несотворимость всего материального мира. Причем мир этот мыслился бесконечным не только во времени, но и в пространстве. Важнейшим свойством материи они рассматривали движение.

Движение определялось ими как способ существования материи, необходимо вытекающий из самой ее сущности. Французские материалисты утверждали, что все в природе взаимосвязано и среди взаимосвязей выделяли причинно-следственные связи.

Они доказывали, что природа подчинена объективным законам и что эти законы полностью определяют все изменения в ней. Природа представлялась им как царство одной лишь необходимости; случайность в самой природе отвергалась. Этот детерминизм, будучи распространенным на общественную жизнь, подводил их к фатализму, т.е.

к убеждению, что и в нашей жизни (жизни человека) все уже предопределено объективными законами и судьба наша от нас не зависит. Французские материалисты утверждали познаваемость мира. А познание они определяли как процесс отражения в нашем сознании, в наших знаниях реальных явлений действительности.

Они отвергали идею существования бога, доказывали иллюзорность идеи бессмертия души и идеи сотворения мира. Церковь и религия, полагали они, дезориентирует массы и тем самым служат интересам короля и дворянства.

Конечно, французский материализм XVIII века отражал особенности естественных наук этого столетия. Он был механистическим, ибо в XVIII веке именно механика выделялась своими успехами в описании природы.

В нем не было еще развернутых учений о развитии (хотя о самом развитии, об эволюции они говорили), ибо наука этого периода лишь подходила к основательному исследованию этой стороны природной действительности (Ж. Бюффон, Ж.Б. Ламарк и др.).

В последующем многие философы, и в частности представители диалектического материализма, отмечали как недостаток французского материализма его «идеализм» в понимании общественной жизни и общественной истории, поскольку они, мол, и общественную жизнь и историю объясняют сознанием и волей людей. [3]

Вольтеровская философия принадлежит именно к деистской форме материализма, причем Вольтер сыграл решающую роль в том, что этот «материализм перекочевал из Англии во Францию», соединившись там с национальной материалистической традицией.

Вольтеровский деизм еще длительное время продолжал играть во Франции немалую прогрессивную роль как могучее средство разрушения сердцевины религиозных верований и утверждения начал материалистического воззрения на природу.

Говоря о значении материализма в идеологической подготовке Великой французской революции и о наличии в его составе «деистской формы», Энгельс отмечал: «Таким образом, в той или иной форме, – как открытый материализм, или как деизм, – материализм стал мировоззрением всей образованной молодежи во Франции. [4]

Что касается Руссо, он не был и не мог быть материалистом, потому что материализм связан с отрицанием Бога и религии. А для Руссо это означало отрицание основ человеческой нравственности. В этом корень его расхождения с просветителями материалистического толка, прежде всего с такими, как Дидро и Гольбах. [2]

3. Поиск идеала человеческого существования: «естественный человек» «общественный человек»

Отвергая добуржуазные формы общности (и прежде всего феодальные), философы XVIII века предлагают новую – юридическую всеобщность, перед которой все индивиды равны. Юридическая всеобщность должна обеспечить необходимое согласование интересов индивидов с интересом, общим для всех граждан. Судьбу общности, его развитие они уверенно связывали с развитием просвещения. [3]

Одной из центральных идей, к которой было приковано внимание идеологов Просвещения была идея, что политические, правовые и эстетические нормы жизни должны создаваться, исходя из качеств «естественно» сложившегося индивидуума, не скованного никакими рамками политической и государственной системы.

Этой идее просветители придавали особое значение, опираясь на исторически переходные формы жизни, в которых разложение феодальных отношений выделило личность, уже свободную от всяких родовых и феодально-иерархических..

Пропаганда «естественного человека» и «естественного» права имела в то время громадное прогрессивное значение, так как была направлена против абсолютизма и католицизма с их полным подчинением личности авторитету церкви и государства.

Науку о человеке просветители понимали как «антропологию» в широком смысле, в центре которой стоит изучение биологических и психических возможностей человеческого существа, взятого как самостоятельная единица, как «атом». Идея «естественного человека» сближает и связывает единой нитью все этапы освободительного движения буржуазной демократии, на знамени которой значились идеалы гуманизма уже в эпоху Возрождения.

Но в отличие от этой эпохи Просвещение несло свои гуманистические идеи в обществе с развитым мануфактурным производством, большей степенью классового расслоения и более равномерно развитыми элементами буржуазной цивилизации.

Выделившаяся из распада феодального мира личность в эпоху Возрождения еще глубоко связана с народной почвой, тогда как общее образование и распространение художественных знаний в эпоху Просвещения более академично, верхушечно и отдалено от народа.

Поэтому гуманизм просветителей, тоже горячих поборников интенсивной жизненной полноты и «естественного» личного развития, уже значительно более рассудочен. [5]

Идеал свободного человека в философском учении Вольтера занимает ведущее место.

В его представлениях идеальный человек – это человек, пришедший к пониманию того, что личное благо, полученное во вред другим – временно, и очень опасно для самого этого человека, так как рано или поздно обернется злом по отношению к нему самому.

Цель воспитания – человек, способный сделать сложный выбор меду сиюминутным благом и сознательным отказом от него, ради пользы других, а само воспитание, в русле рассуждений Вольтера, является процессом, приводящим в единство рациональную, волевую и чувственную стороны сознания.

Руссо же, в свою очередь, видел в самом обществе источник несправедливости, ставя под сомнение все, существовавшие политические и религиозные устои.

Человек, как считал Ж.-Ж. Руссо, добр и благороден от природы, ему изначально свойственны стремление к добру и «голос совести».

Рождаясь «идеальным», человек утрачивает свои врожденные высоконравственные побуждения, соприкасаясь с порочным обществом, нацеленным на несправедливость одних по отношению к другим. Идеи Ж.-Ж.

 Руссо подводили к представлениям об идеальном человеке, который воспитывался бы вне общества, вне культуры и того, что принято называть устоями морали.

Его идеальный человек должен был жить в другом душевном мире и противостоять существующему строю и сложившимся нравственным представлениям и традициям. Конфликт с обществом представлялся неизбежным. [6]

4. Эгалитаризм воззрений Руссо. Разработка представлений о противоречивости социально-культурного прогресса, природе социального первенства и «общественном договоре»

Эгалитаризм (фр. egalitarisme, от egalite – равенство) – теория, согласно которой в обшестве должно быть установлено политическое, правовое и экономическое равенство. [7]

Противоречивый характер исторического прогресса, перехода от «естественного состояния» к гражданскому обществу, несоответствие возросших производительных возможностей людей жалкой участи подавляющего их большинства Руссо выразил в следующих словах:

«…исчезло равенство, появилась собственность, труд стал необходимостью; и обширные леса превратились в радующие глаз нивы, которые надо было орошать человеческим потом и на которых вскоре были посеяны и выросли вместе с урожаем рабство и нищета».

Внимательное изучение работ Руссо приводит к выводу, что его призывы вернуться к «идиллическим отношениям» прошлых веков, к исходным принципам «естественного состояния» были преимущественно средством развенчания всех форм социального неравенства» порабощения человека человеком. Исследование текстов Руссо убеждает, что он мечтал о новом «естественном состоянии», о новом «золотом веке», о новой форме собственности.

Конечно, эгалитаристский идеал Руссо, его мечты о реальном равенстве и свободе людей не могли реализоваться в условиях, когда на повестке дня стоял переход от феодализма к исторически более прогрессивному капитализму.

Руссо

Заметим, что эгалитаризм Руссо и другие его мелкобуржуазные идеалы и мечтания не могли когда-либо стать реальностью. Однако это обстоятельство не может перечеркнуть революционный потенциал и движущую силу идеалов наиболее порабощенных социальных слоев кануна Великой французской революции, идеологом которых оказался вдохновенный Руссо.

Итак, Руссо не верил в возврат к прошлому, к блаженным, сильно идеализированным временам первобытнообщинного строя, и не отстаивал такую возможность. Однако не исключал «возврат» в смысле воссоздания, оновления, развития утраченных добродетелей на качественно новой основе.

Трактат «Об общественном договоре» Ж.-Ж. Руссо – один из крупнейших литературных памятников общественно-политической мысли. Сейчас это произведение очень актуально, поскольку идеи общественного договора составляют основу современного демократического общества.

Понятие общественного договора имеет у Руссо определенное логическое, идеальное значение. В том, что каждый человек как бы передает объединению всех граждан свои силы и волю, Руссо видит логическую основу общественного, гражданского состояния.

В своем «Общественном договоре» Руссо развивает идею, согласно которой люди договорились между собой учредить государство для обеспечения общественной безопасности и охраны свободы граждан. Но государство, согласно Руссо, из института, обеспечивающего свободу и безопасность граждан, со временем превратилось в орган подавления и угнетения людей. [2]

Наиболее откровенно этот переход «в свое иное» происходит в монархическом абсолютистском государстве, давящее воздействие которого Руссо ощутил на самом себе.

До государственного и, соответственно, гражданского состояния люди жили, согласно Руссо, в «естественном состоянии». Заметим, что уже английский просветитель Джон Локк говорил о «естественных правах» человека.

С помощью идеи «естественного права» им обосновывалась неотъемлемость таких прав человека, как право на жизнь, свободу и собственность. Разговор о «естественном состоянии» становится общим местом всего Просвещения.

Что касается Руссо, то, в отличие от других просветителей, он, во-первых, не считает право собственности «естественным» правом человека, а видит в нем продукт исторического развития, а во-вторых, Руссо не связывает общественный идеал с частной собственностью и гражданским состоянием человека. Наоборот, Руссо идеализирует «дикаря» как существо, которое еще не знает частной собственности и других достижений культуры. [2]

Основой общественного договора является то, что все люди рождаются свободными.

Ни один человек не имеет естественной власти над себе подобными, сила не создает никакого права. Следовательно, основой любой законной власти среди людей могут быть только соглашения.

Чем лучше устроено Государство, тем больше у граждан заботы общественные превалируют над личными.

Существует только один Договор в Государстве – это Общественный договор, Правительство же учреждается законом суверена, т.е. исполнительная власть – не господа народа, а его чиновники.

В Государстве не существует никакого основного закона, который не может быть отменен, включая Общественное Соглашение.

Результатом общественного договора является то, что человек теряет свою естественную свободу, приобретает гражданскую свободу и право собственности на все, чем он обладает, приобретает равенство личностей.

Заключение

Итак, можно сказать, что взгляды Вольтера в основном были весьма прогрессивны и новы для его времени, многие из них шли в разрез с общественным мнением.

Однако, важную роль в развитии изменений в общественном сознании дворянства и российской философско-педагогической мысли сыграли идеи Жана-Жака Руссо, идеолога так называемого третьего сословия, создавшего по выражению Вольтера «философию оборванцев».

Изучив литературу, источники Интернет, статьи по данному вопросу, я я не могу не согласиться с выводами о том, что наш интерес к философии эпохи Просвещения определяется не только тем, что эта философия является одним из важных этапов в развитии западноевропейской философской мысли, во многом повлиявшей на характер новых философских течений в XIX веке.

Философия эпохи Просвещения невольно привлекает к себе наше внимание еще и потому, что многие ее ориентиры, связанные с преувеличенными надеждами на разум, науку, просвещение, в середине XX столетия стала и нашими ориентирами, идейно в середине XX века мы были захвачены перспективами научно-технического прогресса и многие идеи философии истории» XVIII века получают свое второе рождение в «технологическом детерминизме» XX века. Я как в XVIII веке мы сталкиваемся с описаниями ряда философов по поводу возможных негативных последствий научного прогресса для человека, так и в XX веке в работах многих философов сквозит то же беспокойство и та же тревога за судьбу человека, увлеченного научно-техническим процессом и столкнувшегося с массой проблем, вызванных этим прогрессом. [9]

Размещено на Allbest.ru

Источник: https://knowledge.allbest.ru/philosophy/2c0a65635b3ad69b5c43a89421316c36_0.html

Book for ucheba
Добавить комментарий