32. Проблема гуманизации науки в работах ИТ. Фролова

32. Проблема гуманизации науки в работах ИТ. Фролова

32. Проблема гуманизации науки в работах ИТ. Фролова

2.

Дегуманизация науки и культ человека: альтернатива сциентизма и антропологизма В разных фермах и с разными целями обращаются современные философы и социологи к проблеме науки и гуманизма, Одни — чтобы рассказать о тех неисчислимых благах, которые несет наука человеку и человечеству, другие — о столь же неисчислимых бедствиях, которыми человек и человечество якобы должны заплатить за эти блага, третьи — чтобы поведать и о благах и о бедствиях, а заодно посокрушаться о разрушении «тотального человека» или напомнить о боге. На первый взгляд нового здесь не т2к-то и много: какая философия — такие идеалы или идолы она и предлагает не перестающим удивляться человеку и человечеству

Но было бы неверным видеть в этом кале ідоскопе мнени і и предположений лишь современную проекцию традиционных философско-социологиче- ских концепцил человека, соотношения науки и гуманизма. Есть определенная логика в том, какие именно концепции выдвигаются в данный момент, а какие противостоят им в качестве реальной или мнимой альтернативы. Логика эта определяется объективными и субъективными факторами современного общественного развития в их связи с прогрессом науки. И она объясняет, в частности, почему наука, еще полвека назад функционировавшая как бы параллельно с процессами, которые развивались в сфере материального производства и потребления, в социальных отношениях, искусстве, политике, идеологии и массовом сознании, не затрагивая глубинных, порой интимных основ существования человека, превратилась сегодня из скромного и малоинтересного для широких кругов труженика в рокового и всемогущего «демона», приобрела во многом геростратову известность. Ведь внутренняя логика развития науки отнюдь не вела к этому, и тс, что голос современной науки был услышан широкой общественностью вначале лишь в основном через атомные взрывы, явилось, может быть, самой большой несправедливостью, какая когда-либо имела место в истории человечества. Оказанная наукой в ходе ожесточенной борьбы политических сил «услуга» обернулась против нее: сущность, смысл' основных, глубинных процессов, совершающихся в науке, и само ее предназначение были извращены, и из орудия овладения природой на пользу людей она во многих случаях стала превращаться в нечто противоположное, оборачивать вызванные ею к жизни силы природы против людей.

Широким потоком полились «разоблачения» науки, ее «развенчания» как силы, способной служить человечеству.

Предельная напряженность мысли человеческой, сконцентрированная в современной науке, как бы пришла в соприкосновение со своим «антимиром» — с извращающей силой классово- антагонистических общественных отношений, с отчужденной от подлинной науки сферой ложного сознания, стремящегося быть массовым.

Казалось, результат мог быть только один — общественный взрыв, но он не произошел, во-первых, потому, что, как выяснилось, специализация науки зашла слишком далеко, чтобы любое соприкосновение со сферой отчужденного «массового сознания» могло затронуть глубинные, так сказать, сущностные силы науки; во-вторых, потому, что параллельно с шокирующими и встревожившими «массовое сознание» явлениями стали действовать факторы, несущие «успокаивающий эффект», и среди них не в последнюю (если не в первую) очередь те материальные блага, которые были непосредственным образом связаны с успехами науки и ощутимо повлияли на рост массового потребления.

Эти последние тенденции не замедлили оформиться — если не теоретически, то во всяком случае идеологически — в «технократических» концепциях утверждающих всемогущество науки, ее «судьбоносное» значение и универсальность как силы, преобразующей общество непосредственно и прямо, минуя социальные факгоры.

Однако эти концепции, абсолютизирующие научно-технический прогресс, ставят человека в положение раба чуждой ему и враждебной силы, управлять которой призвана своеобразная элита, стоящая над основной массо- человечества.

Они поэтому не только антидемократичны, но и антигуманны; они де гуманизируют науку, лишают ее связи с человеком, которая в одинаковой мере присуща ей не только в целях, но и в средствах их реализации.

Мнимым антиподом «технократических» концепций выступает сегодня романтически-утопическая, смыкающаяся с левоэкстремистской, «критика науки», прибегающая порой к апокалиптическим пророчествам и заклинаниям, делающая негативное отношение к науке и технике своим принципом и основой решения проблемы человека.

Обвинения в адрес науки и техники, создающих якобы лишь иллюзии могущества человека, в действительности же ставшего рабом «молоха» индустрии, разрушающих естественную среду, порождающих деградацию культуры и нравственности, наконец, угрозу уничтожения человечества, смыкаются, как правило, с концепциями, рассматривающими любые формы научно-технического прогресса независимо от его социальных условий как враждебные человеку. его существованию и развитию. Провозглашая культ человека, объявляя идеалом неотчужденную «аутентичную» личность, сторонники этих ностальгических концепций пытаются создать видимость, будто есть какой-то другой путь, обеспечивающим будущее всего человечества и всестороннее развитие каждого индивидуума, нежели все более ускоряющийся и преобразующий все сферы бытия людеї прогресс науки и техники.

Конечно, мы не закрываем глаза на тот факт, что сегодня научно-технический прогресс развивается во многих случаях однобоко, порождая и негативные для человека явления.

Но мы видим, что именно с помощью науки и техники они только и могут быть преодолены в будущем.

Не наука и техника сами по себе порождают эти негативные явления, но их недостаточное развитие вширь и вглубь, их деформация, отклонение от гуманистической цели, вызываемые не соответствующими им социальными факторами.

В чем суть «технократического» и «романтически-утопического» отношения к науке?

С какой целью философы обращаются к проблеме науки и гуманизма?

Источник: https://bookucheba.com/filosofiya-nauki-knigi/problema-gumanizatsii-nauki-rabotah-6609.html

МОЁ ПОНИМАНИЕ ФИЛОСОФИИ ГУМАНИЗМА И.Т. ФРОЛОВА

32. Проблема гуманизации науки в работах ИТ. Фролова

Моё понимание философии гуманизма И.Т. Фролова1

АНЬ ЦИНЯНЬ

Статья посвящена философскому творчеству и общественной деятельности И.Т. Фролова в их связи с историей русской философии и культуры.

The article “My opinion on the I.T. Frolov's philosophy of Humanism” by An Quinyan translated from Chinese into Russian by V.G. Burov.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: И.Т. Фролов, гуманизм, русская философия, русская культура.

KEY WORDS: I.T. Frolov, humanism, Russian philosophy, Russian culture.

И.Т. Фролов является самым главным философом в истории русской философии второй половины двадцатого столетия. В 1986 г., будучи ученым, он становится главным редактором теоретического органа ЦК КПСС – журнала “Коммунист”, в 1987 г. – советником (помощником) Горбачева, а через три года членом Политбюро ЦК КПСС.

В перестройке Горбачева И.Т. Фролов играл важную роль. После его смерти Горбачев писал: “Это большой настоящий Человек. Основательный. Образованный. Принципиальный. Смелый. Откровенный и искренний” [Фролов 2001, 336]. Звание члена Политбюро ЦК КПСС без всяких сомнений намного повысило уровень известности Фролова.

Однако его подлинный статус определялся не членством во всесильном Политбюро ЦК КПСС, а тем, что он был философом.

Фролов уже давно покинул нас, но, оглядываясь сегодня назад, нельзя не прийти к выводу, что его важнейшая роль, заставляющая помнить о нем, заключается в философских идеях, которые он развивал и в том вкладе, который он внес в русскую философию.

Жизнь Фролова в основном пришлась на советский период истории России. Никто не может отрицать его влияния на советскую философию после смерти Сталина.

Под его влиянием советская философия вырвалась из оков догматизма, очень высоко подняла знамя гуманизма, получила творческое развитие, достигнув невиданных ранее теоретических высот. Поэтому совершенно справедливо академик Ойзерман подчеркивал большую смелость Фролова в постановке новых теоретических вопросов [Там же, 330].

Именно благодаря своей необычайной теоретической смелости и мудрости, он смог покончить с гнетущей атмосферой, царившей в советской философии, открыть путь к ее новому разви-

1 Данная статья написана при финансовой поддержке гранта на научные исследования Китайского Народного университета.

© Буров В.Г. (перевод), 2012 г.

тию, обеспечить ее гуманизацию и вывести на передний край мировой философии.

Меня как иностранного ученого, занимающегося изучением русской философии, больше всего интересуют следующие вопросы: что же в конце концов сделал Фролов? Почему он добился таких успехов? Как его оценивать? Ниже я постараюсь высказать свою точку зрения по всем этим вопросам. Хотя в статье говорится о Фролове, фактически через такую представительную фигуру как Фролов, речь в ней идет о русской философии советского периода.

I

Гуманизация была основной тенденцией советской философии после смерти Сталина, а Фролов был главным представителем этой тенденции, что сегодня признается всей философской общественностью России. Поэтому изучение его философских идей лучше всего начинать с изучения гуманизации советской философии.

Гуманизация советской философии представляла собой сложный процесс. причина здесь состояла в том, что после того как Сталин пришел к власти, и особенно в 1930-е гг. после расширения масштабов репрессий, большое количество людей стало беспричинно подвергаться преследованиям, многие из них были уничтожены, у многих пострадали семьи, родственники и друзья.

Все это стало своего рода “долговым обязательством”, которое оставил Сталин после себя: чтобы вернуть этот долг, гуманизация была необходима.

К этому следует добавить влияние западной философии, традиции русского православия, а также улучшение материальных условий жизни, повышение культурного и образовательного уровня советских людей, которые при этом всё ещё оставались “никогда не ржавеющими винтиками” большой машины. Все эти факторы стали причиной быстрого возникновения идей гуманизма в Советском Союзе после смерти Сталина.

Гуманизация советской философии проявилась во многом. В самом начале – это была борьба с культом личности, пропаганда тезиса “народные массы – хозяева истории”, затем появился “гносеологизм” Ильенкова, который выступал против материалистической онтологии, отвергавшей человека и настаивал на том, что философия есть диалектика, представляющая собой новое понимание человеческого познания.

В начале 60-х гг. в поле зрения советских философов вновь оказываются проблемы ценностей и этики, на официальном уровне поощряется самостоятельное изучение человека, в исследованиях по психологии, теории познания, материалистическому пониманию истории начинают делать упор на значении человеческой деятельности. Однако пик гуманизации советской философии пришелся на 1970-1980-е годы.

И в этом безусловная заслуга Фролова. Исследуя с начала 1960-х годов проблематику научно-технической революции, особенно ее социальные аспекты (см.: [Социализм и НТР 1965; Проблемы НТР 1969; Проблемы НТР 1971] и др.), он вышел на совершенно новые проблемы – экологии, демографии, ресурсов и т.п. – те, которые стали называть глобальными проблемами.

Он начал исследовать их возникновение, обострение в результате научно-технической революции и в итоге – их угрозу существованию всего человечества. Поэтому, когда в апреле 1972 г. Римский клуб опубликовал свой первый доклад “Пределы роста”, Фролов увидел в нем созвучие своим идеям и организовал обсуждение глобальных проблем в журнале “Вопросы философии” специалистами.

После этого проблемы человека быстро становятся популярными и начинают серьёзно обсуждаться в кругах советской философской общественности: природа человека, его индивидуальность, научно-техническая революция и гуманизм, перспективы человека, смысл жизни, смерть и бессмертие человека и т.д. Идеи гуманизма проникают во все сферы философских исследований. В 1980 г.

в Академии наук СССР под председательством Фролова создается “Научный совет по философским и социальным проблемам науки и техники”, где исследование проблем человека занимает важное место. В 1987 г. журнал “Вопросы философии” проводит дискуссию на тему “Философия и жизнь”, в выступлениях ее участников отразилась тенденция к гуманизации советской философии. Например, тогдашний директор Института философии Н.И. Лапин подчеркнул, что необходимо

“насыщение всего содержания нашей философии отношением к человеку как к самоцели общественного прогресса, как наивысшей ценности и мере всех вещей, т.е. гуманизации философии” [Философия и жизнь 1987, 100]. Профессор Л.П.

Буева “гуманизацию философии” сделала темой своего выступления, заявив, что “гуманистическая проблематика -живая душа марксизма” [Там же, 101]. В 1988 г. проводится Всесоюзная научная конференция по комплексному изучению проблем человека, в которой приняли участие более 800 человек; в 1989 г.

создается Всесоюзный межведомственный Центр наук о человеке во главе с И.Т. Фроловым. В 1990 г. Фролов создает журнал “Человек”. А в 1991 г. при АН СССР организуется единственный в мире Институт человека.

В процессе гуманизации советской философии Фролов выступал в качестве ее бесспорного зачинателя, организатора и идейного руководителя. Еще в 1970 г. он опубликовал в Польше статью под названием “Гуманистический смысл научно-технической революции”. Будучи в 1968-1977 г.

главным редактором журнала “Вопросы философии” именно он организовал в 1972 г. обсуждение доклада “Пределы роста”. Именно по его инициативе в этом журнале раз за разом организовывались “круглые столы” по проблемам человека, публиковалось большое количество соответствующих статей.

Он сам публиковал одну за другой специальные работы, посвященные данной проблематике “Современная наука и гуманизм” (1974), “Прогресс науки и будущее человека (1975), “Перспективы человека” (1979), “Глобальные проблемы и судьбы человечества” (1985), “О смысле жизни, о смерти и бессмертии человека” (1985), “О человеке и гуманизме” (1989) и многие другие. Что касается Института человека, то он был создан благодаря его личному влиянию, после того как он вступил в сферу политики.

Гуманизация отнюдь не являлась только изолированным явлением советской философии. В других социалистических странах – в силу того, что все они испытали влияние сталинской модели социализма и советской философии – также существовали аналогичные проблемы, они прошли во многом схожий с Советским Союзом путь развития.

И начиная с 1950-х гг. в них одна за другой возникают тенденции гуманизации в сфере философии. Они были связаны с критикой Сталина и созданного им социалистического строя.

В Югославии раньше, чем в других странах, началась критика сталинской модели социализма, там раньше, чем где-либо, появилось марксистское философское направление -группа “Праксис”, которая призвала уважать человека и человеческую субъективность.

Двадцатый съезд КПСС высоко поднял знамя критики Сталина, а затем и Восточная Европа пережила политические события в Венгрии и Польше, связанные с борьбой против диктата Советского Союза и руководства своих компартий. Они завершились “Пражской весной” 1968 г.

В сфере философии в Венгрии, Польше, Чехословакии и в ГДР появились идеи марксистского гуманизма. В Китае произошло то же самое. После смерти в 1976 г. Мао Цзэдуна Дэн Сяопин в 1978 г. начал осуществление политики реформ и открытости, которая означала прощание со сталинской моделью. В начале 1980-х гг.

в Китае развертывается широкая дискуссия о гуманизме, природе человека и отчуждении при социализме. Вскоре после этого в силу влияния извне обсуждение стало более громким и более масштабным, идеи практического материализма, выступавшего под лозунгом развития человеческой субъективности, бросили вызов советской марксистской философской системе, диалектическому и историческому материализму.

Гуманизация марксистской философии стала общим явлением для всех социалистических стран. Однако, благодаря настойчивости Фролова и руководства с его стороны, в Советском Союзе этот процесс как в плане масштаба и влияния, так и с точки зрения теоретической глубины приобрел

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Источник: http://naukarus.com/moyo-ponimanie-filosofii-gumanizma-i-t-frolova

Проблема гуманизации научно-технической деятельности

32. Проблема гуманизации науки в работах ИТ. Фролова

Воргунова В. Р. Проблема гуманизации научно-технической деятельности // Молодой ученый. — 2019. — №34. — С. 193-195. — URL https://moluch.ru/archive/272/62084/ (дата обращения: 19.02.2020).



Направляя научно-технический прогресс на этические императивы и цели устойчивого развития, человечество сможет превратить технологии из морально нейтральных в ценностно взвешенные, тем самым обеспечив будущее поколение необходимыми моральными императивами для гуманизации науки и техники. Научно-техническая деятельность направлена на развитие человечества, имеет своей целью благо человека, поэтому она гуманна по своей природе, а ее этические принципы во многом определяются пониманием основ гуманизма.

Ключевые слова: научно-техническое развитие, современное общество, наука, технология, инновации, нравственная оценка, гуманизация.

На современном этапе одним из ключевых факторов цивилизационного развития является непосредственное влияние научно-технического прогресса.

Достижения науки и техники способствуют повышению качества продукции и услуг, экономии трудовых и материальных ресурсов, повышению производительности труда, совершенствованию организации производства и повышению его эффективности, что определяет не только уровень экономического и социального развития стран, но и степень их вовлеченности в общее планетарное развитие цивилизации в целом. Естественным следствием таких процессов является формирование многими развитыми странами стратегической модели экономического роста, основанной на привлечении, создании и передаче передовых разработок и новых технологий [1].

На современном этапе развития становится очевидным, что с началом промышленной революции наука и техника внесли не только позитивный, но и серьезный негативный вклад в социально-экономический процесс.

Усилению экологического кризиса и усилению нестабильности социального развития способствовали войны и испытания всех видов оружия в сочетании с техногенными катастрофами.

Есть достаточно доказательств и фактов, говорящих о том, что главной целью науки было создание сложных технологий, направленных на потребление природных ресурсов.

Основной парадигмой развития цивилизации было мировоззрение о преобразовании природы для нужд человека. В результате треть планеты занимают страны с индустриальным и постиндустриальным типом развития, которые оказывают существенное влияние на мировую структуру производства и экологию.

Стремительный прогресс индустриальной цивилизации, особенно во второй половине ХХ века, выявил ее противоречивость: поставляя новые средства для удовлетворения растущих потребностей людей в комфорте и безопасности, она также приводила к масштабным нежелательным последствиям.

Технология на протяжении истории делает жизнь людей более безопасной, но с ростом технологий, несомненно, возрастает зависимость человека от технических устройств и различных технологий их использования.

Проникновение в космическое пространство, создание крупномасштабных дальнодействующих технологий, познание и внедрение в микрокосм и генетическую природу человека все больше делает самого человека объектом научно-технического преобразования. Человечество все больше становится «соучастником» эволюционных процессов в природе, что резко повышает проблему ответственности за научно-техническое развитие [2].

Переход многих развитых стран на постиндустриальную стадию социального развития в начале XXI века существенно не изменил ситуацию. Противоречивый характер современного научно-технического развития предъявляет особые, более высокие социальные, морально-этические требования к ученым, разработчикам, инженерам, техникам и специалистам.

Как никогда ранее, возникает проблема оптимального (с учетом многих параметров человеческой жизни) внедрения достижений научно-технической революции, способствующих уникальному развитию личности.

В условиях постоянного углубления человека в тайны природы, овладения всеми новыми способами воздействия на нее, гуманизация научно-технической деятельности, возрастания роли ее этических критериев особое значение приобретает. Дискуссии о ценности машин часто бывают запутанными и многозначными.

Это связано прежде всего с тем, что выбор технической системы неизбежно накладывает определенные условия на человеческие отношения. Для некоторых типов технологий необходимы соответствующие модели или типы социальных отношений и социальных технологий.

Оценка текущего состояния дел предполагает поиск ответов на вопрос о том, как следует осуществлять развитие технологий, чтобы быть достойным положительной моральной оценки. Ситуация осложняется тем, что между наукой и моралью существует не только различие, но и определенное противоречие.

Более того, такое противоречие наблюдается между технологией и моралью: научно-техническая деятельность призвана служить благу человека, это уже морально по своей природе, но конкретные этические принципы научно-технической деятельности определяются пониманием основ гуманизма теми людьми, которые используют новые технологии, создают и применяют технические устройства. Даже вершинные достижения разума не способны возвысить личность, если они не подкреплены гуманистической моралью.

Кардинальные изменения в современном мире, обусловленные научно-технической революцией, диктуют необходимость поиска новых подходов, путей и форм взаимоотношений между людьми и их сообществами, а глобальный характер изменений определяет планетарный характер этических принципов, лежащих в основе этих отношений. Новая этика перерастет в целостное явление, ее основой станет признание приоритета общепринятых норм морали, соблюдение общечеловеческих интересов и ценностей. А. С. Капто определяет эту новую этику как этику планетарного гуманизма и глобального управления, подчеркивая, что ее основными принципами являются равенство и справедливость, терпимость, ненасилие, уважение к природе, общая ответственность государств и народов, обеспечивающая не только выживание человечества в условиях созданной возможности саморазрушения, но и научно-технический прорыв цивилизации [1].

Направляя научно-технический прогресс на этические императивы и цели устойчивого развития, человечество сможет превратить технологии из морально нейтральных в ценностно взвешенные, тем самым обеспечив будущее поколение необходимыми моральными императивами для гуманизации науки и техники. Научно-техническая деятельность направлена на развитие человечества, имеет своей целью благо человека, поэтому она гуманна по своей природе, а ее этические принципы во многом определяются пониманием основ гуманизма. Для современного, а тем более для будущего мирового научного сообщества, дальнейшее развитие тенденции к гуманизации науки и техники, все более полное подчинение целям человечества, сочетание исследовательских и ценностных подходов, развитие их этических основ приобретает особое значение [2].

Литература:

  1. История и философия науки (Философия науки): учебное пособие; под ред. проф. Ю. В. Крянева, проф. Л. Е. Маториной. М.: ИНФРА-М, 2011. 416 с.
  2. Цвык В. А. Нравственные ценности профессиональной деятельности // Личность. Культура. Общество. 2014. Т. XVI. № 1–2 (81–82). С. 262–268.

Основные термины(генерируются автоматически): научно-техническая деятельность, научно-технический прогресс, будущее поколение, социальное развитие, развитие человечества, понимание основ гуманизма, особое значение, научно-техническое развитие, научно-техническая революция, устойчивое развитие.

Источник: https://moluch.ru/archive/272/62084/

Book for ucheba
Добавить комментарий