4. КЛЯТВА ГИППОКРАТА

Клятва Гиппократа

4. КЛЯТВА ГИППОКРАТА

Материал из Lurkmore

«— Доктор, но вы же принимали клятву Гиппократа в университете!— Я много чего в университете принимал.»
— Леонид Хлыновский

Она самая

Клятва Гиппократа — фрагмент сочинений «отца медицины» Гиппократа «Corpus Hippocraticum», а также универсальный вербальный инструмент для троллинга медиков.

[править] Что делать?

Прежде всего, ознакомиться-таки с первоисточником.

Гиппократ и подумать не мог.

Текст клятвы:

Клянусь Аполлоном, врачом Асклепием, Гигеей и Панацеей, всеми богами и богинями, беря их в свидетели, исполнять честно, соответственно моим силам и моему разумению, следующую присягу и письменное обязательство: считать научившего меня врачебному искусству наравне с моими родителями, делиться с ним своими достатками и в случае надобности помогать ему в его нуждах; его потомство считать своими братьями, и это искусство, если они захотят его изучать, преподавать им безвозмездно и без всякого договора; наставления, устные уроки и всё остальное в учении сообщать своим сыновьям, сыновьям своего учителя и ученикам, связанным обязательством и клятвой по закону медицинскому, но никому другому.Я направляю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости. Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла; точно так же я не вручу никакой женщине абортивного пессария. Чисто и непорочно буду я проводить свою жизнь и свое искусство. Я ни в коем случае не буду делать сечения у страдающих каменной болезнью, предоставив это людям, занимающимся этим делом. В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далёк от всякого намеренного, неправедного и пагубного, особенно от любовных дел с женщинами и мужчинами, свободными и рабами.Что бы при лечении — а также и без лечения — я ни увидел или ни услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной. Мне, нерушимо выполняющему клятву, да будет дано счастье в жизни и в искусстве и слава у всех людей на вечные времена, преступающему же и дающему ложную клятву да будет обратное этому.

Чего в клятве нет: обещания лечить бесплатно кого угодно, от чего угодно, когда угодно, целовать поциента в жопу, обеспечивать поциенту удобства, комфорт, душевный покой и даже обезболивание, совершать невозможное и быть готовым не есть, не спать и не отдыхать, если внезапно больному захочется поболтать о своих недугах в два часа ночи. Но именно этого от врачей и требуют, когда говорят: «Ведь вы же давали клятву Гиппократа!». Пациентам, прежде чем поминать Гиппократа всуе, следует ознакомиться хотя бы с его афоризмами, например:

Не только сам врач должен употреблять в дело все, что необходимо, но и больной, и окружающие, и все внешние обстоятельства должны способствовать врачу в его деятельности.

[править] Кто виноват?

Корней Чуковский. Благодаря его книжке Гиппократа постоянно отождествляют с ветеринаром Айболитом. Медики готовы клясться Аполлоном: слов «ладно-ладно, побегу, вашим детям помогу» в «Corpus Hippocraticum» нет.

Медики. За шесть лет университета они сотни раз клялись кем и чем угодно, лишь бы препод поставил зачёт. За одну ночь зубрили тысячи страниц печатного и рукописного текста с одной лишь целью — сдать поутру экзамен, ужраться этанолом и тут же всё забыть.

Посему зачитанная с готовой шпаргалки ахинея о Гигее, Панацее и рабах своих пациентов обычно не достигает зон мозга, связанных с памятью и структурным анализом.

Образ Айболита, сформировавшийся в розовеньком детстве, гораздо ярче представлен в сознании медиков, поэтому каждый доктор всё-таки чувствует себя немного виноватым за то, что ест, пьёт, спит и не ставит, не ставит им градусники.

Прогресс. Медицинских специальностей сейчас несколько больше, чем во времена Гиппократа. Вопрос о том, должны ли её приносить/соблюдать ветеринары, психологи, психотерапевты, акушерки и патологоанатомы, остаётся открытым.

[править] Применение

Так она реально даётся

Некоторые медицинские учебные заведения, имеющие слабость к античным традициям, дают возможность выпускникам немного побаловаться при получении диплома и хором зачитать этот фрагмент с бумажки в переводе с древнегреческого на латынь, с латыни — на арабский, с арабского — на иврит, а с иврита — на язык преподавания в данной школе.

А также:

  • Используется самими врачами just for lulz: «Конееечно, я же давал Гиппократу!».
  • Является оправданием покинуть весёлое застолье и поплюхаться в пьяном виде в чьей-нибудь флегмоне.
  • Поциентами понимается исключительно как «доктор однажды в чём-то поклялся и теперь всем чего-то должен», давая повод требовать от медиков немедленного и бесплатного исцеления.
  • Предвосхищает истерические высеры врачей на тему «Чего нет в клятве Гиппократа» и/или «Гиппократу не давал!»
  • И, конечно, служит аргументом огромного количества срачей в медучреждениях, по причине отсутствия понимания сути клятвы.

[править] Примеры

Пример того, когда клятва не работает.

И они еще давали клятву Гиппократа! Этому пожилому человеку необходимо было получить какие-то справки у врача. И когда соц. работник с этим дедушкой находились в холле поликлиники у регистратуры, то у деда начался приступ эпилепсии. На просьбу вызвать скорую работница регистратуры сказала, что не может этого сделать, так как все происходит в поликлинике и помощь должны оказывать местные врачи. Когда соц. работник попросила позвать врачей, то ей ответили, что этого тоже не могут сделать — врачи все заняты приемом пациентов. Затем, к задыхающемуся человеку подошла мед. сестра глянув на старика сказала, что он скоро умрет и возиться здесь бессмысленно, после чего переступила через умирающего человека и пошла по своим делам!
Одним словом ТАМ ОДНИ С*КИ!!! ВСЕ ПРОПИТАЛОСЬ БАБЛОМ, ходила вся в золоте, которое купила на грязные деньги несчастных счастливых мамочек, И КЛЯТВУ ГИППОКРАТУ ОНИ НЕ ДАВАЛИ!!!
Но в Палате представителей было 14 депутатов-врачей, большое профессиональное лобби. Как они могли молчать? Те, кто давал клятву Гиппократа. Те, кто знает и видел, что такое лежачий больной. Почему никто из них ни разу даже не заикнулся, что государство просто не имеет права тратить миллионы долларов на то, чтобы запускать в космос спутники или отправлять экспедиции в Антарктиду, когда так страшно умирают собственные граждане?..

[править] На самом деле

«И дальше из дока вырывается первая фраза клятвы Гиппократа:— Как вы мне… надоели… Бог ты мой! — стон Ярославны и вторая фраза: — Как вы мне насто… чертели… как вы мне настопиздели…»
— Покровский А. М., «Изолятор»

В той стране врачи приносили особую, советскую клятву, в рамках которой обещали не только людей лечить, но и бороться с распространением ядерного оружия.

А часть, где врач обязуется посвятить охране и улучшению здоровья человека все свои силы, вызвала бугурт у буквоедов — мол, как это все?! Дошло до того, что IRL из-за одного этого слова разгорелись самые настоящие холивары, длившиеся 3 (!) года, и из присяги российского врача это несчастное «все» наконец выкинули.

С 2011 выпускнику медвуза предлагается принести «Клятву врача» (зафиксированную законодательно в виде статьи ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»).

В ней, конечно, не упоминаются античные боги, уже можно делать аборты (хотя взгляды на эвтаназию сохраняются прежними, многовековыми), но точно так же не упоминается необходимость работать бесплатно и непрерывно.

Что, конечно же, просто недоработка Госдумы.

До неё можно было приносить «Клятву врача России», «Клятву российского врача», «Присягу врача Советского Союза» и «Факультетское обещание». Все они содержат в себе обещание быть хорошим врачом и не быть плохим, только и всего.

Сам вопрос о том, давал человек Гиппократу или нет, довольно бессмыслен по сути, так как исполнять клятву или нет — исключительно вопрос совести, что в современном обществе котируется мало. Другое дело, что большинство вменяемых претензий к врачам отражено в законах.

Так, неоказание неотложной помощи, проведение операций без лицензии, некачественные процедуры, особенно если что-то из этого сделало пациента героем, в теории и в приличной стране могут обернуться не только муками совести, но и вполне реальным сроком.

Но в нашей стране Минздравсоцразвития — это организация похлеще какого-нибудь МВД. Профессиональная коллегия, собравшаяся по поводу принятия поциентом ислама, виноватого (и не очень) врача сначала растирает в порошок, затем смешивает с говном и пускают сию смесь по ветру его же коллеги — так уж повелось.

И пути ухода от ответственности субъектов, по чьей вине человек преставился раньше времени, лежат чаще через совершенно другие органы.

[править] Древние медицинские греки

  • Аполлону недосуг смотреть на тебя.
  • В храме Асклепия поциенты просто спали. Во сне медицинский бог сообщал больному способ исцеления.
  • Исцелившийся заказывал мраморную копию выздоровевшего органа и дарил её храму.

[править] Алсо

  • Медик
  • Врачи-убийцы
  • Карательная психиатрия

Источник: https://lurkmore.to/%D0%9A%D0%BB%D1%8F%D1%82%D0%B2%D0%B0_%D0%93%D0%B8%D0%BF%D0%BF%D0%BE%D0%BA%D1%80%D0%B0%D1%82%D0%B0

Миф о клятве Гиппократа

4. КЛЯТВА ГИППОКРАТА

Так откуда взялось выражение «клятва Гиппократа»?

Одно из неверных утверждений, распространяемых СМИ и общественностью – «клятва Гиппократа», которую как будто бы дают все врачи (России в том числе), прежде чем приступить к врачебной практике

Вот полный текст настоящей клятвы Гиппократа, а также официально существующей клятвы врача Российской Федерации.

Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан. Статья 60. Клятва врача:

Лица, окончившие высшие медицинские образовательные учреждения Российской Федерации, при получении диплома дают клятву врача следующего содержания:  

«Получая высокое звание врача и приступая к профессиональной деятельности, я торжественно клянусь: честно исполнять свой врачебный долг, посвятить свои знания и умения предупреждению и лечению заболеваний, сохранению и укреплению здоровья человека;

быть всегда готовым оказать медицинскую помощь, хранить врачебную тайну, внимательно и заботливо относиться к больному, действовать исключительно в его интересах независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств;

проявлять высочайшее уважение к жизни человека, никогда не прибегать к осуществлению эвтаназии;

хранить благодарность и уважение к своим учителям, быть требовательным и справедливым к своим ученикам, способствовать их профессиональному росту;

доброжелательно относиться к коллегам, обращаться к ним за помощью и советом, если этого требуют интересы больного, и самому никогда не отказывать коллегам в помощи и совете;

постоянно совершенствовать своё профессиональное мастерство, беречь и развивать благородные традиции медицины».

Клятва врача даётся в торжественной обстановке. Факт дачи клятвы врача удостоверяется личной подписью под соответствующей отметкой в дипломе врача с указанием даты. Врачи за нарушение клятвы врача несут ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации.

А теперь, так сказать, оригинал:

Клятва Гиппократа:

«Клянусь Аполлоном, врачом Асклепием, Гигеей и Панакеей, всеми богами и богинями, беря их в свидетели, исполнять честно, соответственно моим силам и моему разумению, следующую присягу и письменное обязательство: считать научившего меня врачебному искусству наравне с моими родителями, делиться с ним своими достатками, и в случае надобности помогать ему в его нуждах, его потомство считать своими братьями, и это искусство, если они захотят его изучать, преподавать им безвозмездно и без всякого договора;

наставления, устные уроки и всё остальное в учении сообщать своим сыновьям, сыновьям своего учителя и ученикам, связанным обязательством и клятвой по закону медицинскому, но никому другому.

Я направляю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости. Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла; точно так же я не вручу никакой женщине абортивного пессария.

Чисто и непорочно буду я проводить свою жизнь и своё искусство. В какой бы дом я ни вошёл, я войду туда для пользы больного, будучи далёк от всякого намеренного, неправедного и пагубного, особенно от любовных дел с женщинами и мужчинами, свободными и рабами.

Что бы при лечении, а также и без лечения, я ни увидел или ни услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной. Мне, нерушимо выполняющему клятву, да будет дано счастье в жизни и в искусстве и слава у всех людей на вечные времена, преступающему же и дающему ложную клятву да будет обратное этому».

Просто поражает то, насколько прочна убеждённость в том, что каждый врач связан самой настоящей клятвой Гиппократа. И ведь никто и никогда, ни один официальный медицинский орган, никто из врачей не попытался почему-то развенчать перед гражданами (т.е.пациентами) это заблуждение.

А справедливо было бы, если бы представители вообще всех профессий приносили такие клятвы… Как говорится, «после принятия врачом клятвы Гиппократа на его шее “затягивается стетоскоп”, а на жизни ставится большой красный крест». Какие мысли у Вас вызывают слова “Клятва Гиппократа”?

Не появляются ли перед глазами, хотя бы на секунду, стройные многочисленные ряды ангелов, одетых в белые халаты, которые, не жалея своих сил и времени, охраняют здоровье людей? Общество само создало этот миф и верит в него. Однажды придумав миф о «Клятве Гиппократа», общество надёжно законспирировало первоисточник (а был ли он вообще?), и, стало упорно поддерживать в социуме иллюзорное представление о враче и о том, каким он должен быть.

Постепенно наше общество настолько сильно поверило в этот миф и привыкло к образу бесправного врача-бессребреника, начисто лишённого материальных и духовных потребностей и прав, что при любой попытке докторов изменить своё материальное положение в обществе, апологеты мифологии стали ссылаться на эту клятву – «Поклялись? Терпите!!!». А ведь кто клялся-то?

Кто из сегодняшних врачей давал «Клятву Гиппократа» в её первозданном-оригинальном виде? Кто её читал и знает, о чем она? Причём здесь языческие и греческие боги? “Клятва”, конечно, грозное слово, но ведь оно к нам дошло аж из дохристианских времен, безвозвратно ушедших… Сегодня, для неверующих есть Законы, а христианину должно быть достаточно и Заповедей.

Обратимся теперь к истории. Так называемая “клятва Гиппократа” на самом деле не принадлежит Гиппократу. Когда Гиппократ умер в 377 году до рождества Христова (по другим сведениям в 356 году), такой клятвы ещё не было. Как и многое другое, ему приписали эту клятву много позже при редактировании его трудов.

В действительности же, «сочинения Гиппократа», как и сочинения незабвенного Леонида Ильича, представляют собой сборник из произведений различных авторов, и выделить из них настоящего Гиппократа более чем сложно.

По разным данным, из 72 приписываемых Гиппократу сочинений, Гален признавал за подлинные – 11, Галлер – 18, а Ковнер только 8. Остальные работы, очевидно, принадлежали его сыновьям, и зятю (В.И. Руднев, 1998).

Наиболее распространённая на сегодняшний день версия клятвы, так называемая Врачебная заповедь, опубликованная в 1848 году в Женеве. Клятва. Закон. О враче. Наставления

«Клянусь Аполлоном – врачом, Асклепием, Гигеей и Панацеей и всеми богами и богинями, беря их в свидетели, исполнять честно, соответственно моим силам и моему разумению следующую присягу и письменное обязательство: считать научившего меня врачебному искусству наравне с моими родителями, делиться с ним своими достатками и в случае надобности помогать ему в его нуждах, его потомство считать своими братьями и это искусство, если они захотят его изучить, преподавать им безвозмездно и без всякого договора, наставления, устные уроки и все остальное в учении сообщать своим сыновьям, сыновьям своего учителя и ученикам, связанным обязательством и клятвой по закону медицинскому, но никому другому.

Я направлю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости, я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла, точно также я не вручу никакой женщине абортивного пессария.

Чисто и непорочно буду я проводить свою жизнь и свое искусство. В какой бы дом я не вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далек от всего намеренного, несправедливого и пагубного, особенно от любовных дел с женщинами и мужчинами, свободными и рабами.

Чтобы при лечении, а также и без лечения, я не увидел или не услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной.

Мне, нерушимо выполняющему клятву, да будет дано счастие в жизни и в искусстве и слава у всех людей на вечные времена. Преступающему же и дающему ложную клятву да будет обратное этому».

Так и о чём говорится в «Клятве Гиппократа»? Да совсем не о том, чтобы – «…светя другим, сгореть самому, и, превратиться в огарок». И согласитесь, что даже в таком «причёсанном» варианте текста речь идёт только об обязательствах перед учителями, коллегами и учениками, о гарантиях не причинения вреда больным, об отрицательном отношении к эвтаназии (умерщвлению больных по их желанию), абортам, об отказе медицинских работников от интимных связей с пациентами, о хранении врачебной тайны.  Нигде в тексте не указано, что врач должен лечить бесплатно и бессловесно терпеть наплевательское и безразличное отношение общества к себе. 

Опять вернёмся к истории. В Древней Греции, подданным которой являлся Гиппократ, подавляющая масса врачей безбедно жила за счет гонораров, получаемых от пациентов. Их труд оплачивали высоко (лучше, например, чем труд архитекторов). Хотя и врачам не была чужда благотворительность (когда есть деньги, можно побыть и благодетелем).

Тот же Гиппократ в своих “Наставлениях” советует своему ученику, когда дело идёт о гонораре за лечение, дифференцированно подходить к разным пациентам – “И я советую, чтобы ты не слишком не гуманно вёл себя, но чтобы обращал внимание и на изобилие средств (у больного) и на их умеренность, а иногда лечил бы и даром, считая благодарную память выше минутной славы”. Заметим, что даром Гиппократ советует лечить лишь иногда.

Может быть, Гиппократ уже понимал важность благотворительности для рекламы? Скорее всего, так и есть. Так, в тех же “Наставлениях” он советует своему ученику – “Если ты поведёшь сначала дело о вознаграждении, то, конечно, наведёшь больного на мысль, что, если не будет сделано договора, ты оставишь его или будешь небрежно относиться к нему, и не дашь ему в настоящий момент совета.

Об установлении вознаграждения не следует заботиться, так как мы считаем, что обращать на это внимание вредно для больного, в особенности при остром заболевании – быстрота болезни, не дающая случая к промедлению, заставляет хорошего врача искать не выгоды, а скорее приобретения славы. Лучше упрекать спасённых, чем наперёд обирать находящихся в опасности”.

Как видите, неблагодарность спасённых больных по отношению к врачу заслуживает упрёка даже с точки зрения Гиппократа! Главным принципом этики Гиппократа всегда считали «non nocere» – не навреди. А соблюдал ли его сам Гиппократ?

Во-первых – кого лечить? Вот цитата из Врачебной заповеди, прилизанной (и урезанной) и опубликованной в 1848 году в Женеве – «Моя первейшая задача – восстановить и сохранить здоровье моих пациентов».

Однако в первоначальной оригинальной версии «Клятвы», вероятно, действительно базировавшейся на мировоззрении Гиппократа, содержится следующее продолжение этой фразы, которая по «не ясной причине» была опущена женевскими издателями – «…

однако не всех, но лишь способных заплатить за свое выздоровление…».

Даже в практике самого Гиппократа были, по меньшей мере, два случая, когда он нарушил «свою» клятву. В 380 году до н.э. некий Акрахерсит начал лечиться у него от отравления пищевым ядом.

Оказав больному неотложную помощь, доктор первым делом поинтересовался у родственников Акрахерсита о том, способны ли они заплатить за выздоровление больного. Услышав отрицательный ответ, он предложил…- «дать бедолаге яда, чтобы тот долго не мучался», на что родственники и согласились.

Что недоделал пищевой яд, то завершил яд Гиппократа. (А как насчет «не навреди» и неучастия в эвтаназии?).

За два года до своей смерти Гиппократ взялся пользовать некоего Цезаря Светонского, страдавшего от повышенного давления.

Когда оказалось, что Цезарь не в состоянии заплатить за весь курс лечения травами, Гиппократ передал его на руки родственников, не только не излечив, но и сообщив им неверный диагноз, сказав, что больной просто страдает мигренью.

Введённые в заведомое заблуждение родственники не стали обращаться к другому врачу, и вскоре 54-летий воин скончался во время очередного гипертонического криза.

Во-вторых – Гиппократ терпеть не мог конкуренции, считал, что чем меньше будет врачей, тем круче будут заработки. Вот Вам доказательство –слова из той же Клятвы: «…наставления, устные уроки и все остальное в учении сообщать своим сыновьям, сыновьям своего учителя и ученикам, связанным обязательством и клятвой по закону медицинскому, но никому другому». Не правда ли, очень человеколюбиво?

И, наконец, последнее. В некоторых старинных трактовках «Клятвы Гиппократа» говорится, что врач должен бесплатно оказывать помощь коллегам и их семьям, и обязан НЕ ОКАЗЫВАТЬ помощь бедным людям – дабы все не потянулись к бесплатной медицине и не сломали врачебный бизнес.

Почему же так до сих пор стоек миф о «Клятве Гиппократа»? Образ “врача-бессребреника” очень выгодная пропагандистская находка.

Собственностью и богатством врача являются его знания, профессиональные навыки и способность к труду, к лечению людей, избавлению их от страданий.

Поэтому долг врача оказать помощь, в свою очередь, подразумевает обязанность общества в соответствии с так им же обожаемым принципом справедливости достойно вознаградить его за проделанную работу.

В нашем обществе нет места тем, кто работает честно, в том числе и врачу. “Трудом праведным, не наживешь палат каменных”. Хорошо сказано! Но врач живет здесь же, в этом же обществе. Он является его частью.

И вот тут-то врач задумывается – “Почему проститутка может назвать свою цену, безголосая, но смазливая певичка за кривляние под “фанеру” может запросить многотысячный гонорар, таксист никогда не повезёт бесплатно, чиновник без “выражения уважения” не выдаст справку, гаишник за спасибо не пожелает счастливой дороги, адвокат не приступит к ведению дела, официант без чаевых не обслужит, парикмахер не пострижет, депутат не проголосует, а он – врач, спасающих их жизни, по прихоти этого же общества, лишён права назвать цену своей такой нужной всем работы?”.

Вспоминаются безсмертные слова первого наркома здравоохранения Н. Семашко – “Хорошего врача народ прокормит, а плохие нам не нужны”. Значит, знал нарком цену хорошему врачу?

http://psmirnova.livejournal.com/237335.html

Не мое Медицина Здравоохранение Клятва Гиппократа Мифы Длиннопост Текст

Источник: https://pikabu.ru/story/mif_o_klyatve_gippokrata_5345630

Клятва Гиппократа. Или почему лучше не ссылаться на нее в спорах с врачами

4. КЛЯТВА ГИППОКРАТА
Изображение из открытых источников

Так уж повелось, что масса примеров в кинематографе, литературе, анекдотах внедряют в наше сознание данность, что каждый врач при получении диплома дает данную клятву, а в ней самой изложены принципы лечения, отношения к больному и тд. В связи с этим у многих возникает непреодолимое желание ссылаться на нее при недобросовестном оказании медицинских услуг, мол вы же клятву давали, а заставляете прикрепляться к поликлинике!!!

Давайте же разбираться что эта клятва из себя представляет и с чем ее едят. Для начала конечно вики, там дается ее определение:

Кля́тваГиппокра́та — врачебная клятва, выражающая основополагающие морально-этические принципы поведения врача. В разговорной речи используется как синоним для законодательно утверждённых вариаций «клятвы врача», произносимой при получении документа о высшем медицинском образовании.

Источник: https://ru.wikipedia.org

В данном определении мы видим некую “клятву врача”, но о ней ниже. Далее узрим оригинальный текст данной клятвы:

КЛЯНУСЬ Аполлоном врачом, Асклепием, Гигией и Панакеей и всеми богами и богинями, беря их в свидетели, исполнять честно, соответственно моим силам и моему разумению, следующую присягу и письменное обязательство: считать научившего меня врачебному искусству наравне с моими родителями, делиться с ним своими достатками и в случае надобности помогать ему в его нуждах; его потомство считать своими братьями, и это искусство, если они захотят его изучать, преподавать им безвозмездно и без всякого договора; наставления, устные уроки и все остальное в учении сообщать своим сыновьям, сыновьям своего учителя и ученикам, связанным обязательством и клятвой по закону медицинскому, но никому другому. Я направлю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости. Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла; точно также я не вручу никакой женщине абортивного пессария. Чисто и непорочно буду я проводить свою жизнь и свое искусство. Я ни в коем случае не буду делать сечения у страдающих каменной болезнью, предоставив это людям, занимающимся этим делом. В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далек от всего намеренного, неправедного и пагубного, особенно от любовных дел с женщинами и мужчинами, свободными и рабами.
Чтобы при лечении — а также и без лечения — я ни увидел или ни услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной. Мне, нерушимо выполняющему клятву, да будет дано счастие в жизни и в искусстве и слава у всех людей на вечные времена; преступающему же и дающему ложную клятву да будет обратное этому.

Не будем производить подробный разбор данной клятвы, если захотите их масса в интернете. Обозрим лишь основные тезисы. Из текста данной клятвы выходит, что врач, обучивший данному ремеслу становится практически небожителем для обучаемого.

Обязан учить детей учителя и своих ремеслу, безвозмездно. Так же доктор, давший данную клятву, никогда не сделает аборт, даже операцию не сделает. Странно? Это все объясняется временами написания данной клятвы, тогда операции делали иные люди.

Что-то конечно можно найти в данной клятве для того, чтоб парировать утверждениям нерадивого терапевта, но выглядеть вы будете довольно комично. Да и если в официальной жалобе указать данную клятву, кроме смеха в канцелярии данная жалоба больше ничего Вам не даст.

Да и более того ведется масса споров насчет оригинальности данной клятвы, отношении к ней самого Гиппократа, но да ладно, оставим данные споры большим умам, а сами пойдем далее.

Вы удивитесь, но клятву Гиппократу российские врачи не дают вовсе. И не давали в обозримом прошлом. Как так? Дают они клятву врача, текст которой изложен в ст 71 закона ” ОБ ОСНОВАХ ОХРАНЫ ЗДОРОВЬЯ ГРАЖДАН В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ”. Звучит она так:

“Получая высокое звание врача и приступая к профессиональной деятельности, я торжественно клянусь:честно исполнять свой врачебный долг, посвятить свои знания и умения предупреждению и лечению заболеваний, сохранению и укреплению здоровья человека;быть всегда готовым оказать медицинскую помощь, хранить врачебную тайну, внимательно и заботливо относиться к пациенту, действовать исключительно в его интересах независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств;проявлять высочайшее уважение к жизни человека, никогда не прибегать к осуществлению эвтаназии;хранить благодарность и уважение к своим учителям, быть требовательным и справедливым к своим ученикам, способствовать их профессиональному росту;доброжелательно относиться к коллегам, обращаться к ним за помощью и советом, если этого требуют интересы пациента, и самому никогда не отказывать коллегам в помощи и совете;постоянно совершенствовать свое профессиональное мастерство, беречь и развивать благородные традиции медицины.”.

Клятва врача дается в торжественной обстановке.

На данную клятву уже можно ссылаться тк ее текст прописан в федеральном законе, правда тезисы данной клятвы так же максимально размыты и могут трактоваться как в пользу пациента, так и наоборот.

Так же быть в таком случае? Как защитить свои права? Во-первых стоит для начала попытаться решить проблему в стенах учреждения силами главврача, только идти с криками “Я Вас всех засужу и тд” не самый действенный способ.

Если вы подкованы в юридическом вопросе, готовы сослаться на акты и органы в которые будете обращаться – шансы на более лояльное решение вопроса в стенах поликлиники/больницы вырастут в разы. Вы зададите резонный вопрос мол откуда 80-летней бабушке знать это все? Я не дам ответ для всех.

Но, увы, в данном вопросе мы можем положиться лишь на себя и своих близких. Изучите федеральный закон 323, ФЗ 326 об обязательном медицинском страховании и подобные нормативно-правовые акты. Попросите детей и внуков если не можете сами.

Обратившись за помощью в фирмы, что красочно расписывают, как защитят все ваши права – вы скорее всего наткнетесь на мошенников, целью которых будет максимальное опустошение вашего кошелька.

Знайте свои права, будьте подкованы в юридическом аспекте и не болейте!!!

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5c6c1c23e4bead00af907990/5d9a02b4028d6800ae114770

Давайте развеем миф о клятве Гиппократа

4. КЛЯТВА ГИППОКРАТА

Предлагаем вашему внимаю вопрос, так сказать, набивший оскомину всем: откуда взялось выражение «клятва Гиппократа».

Одно из неверных утверждений, распространяемых СМИ и общественностью – «клятва Гиппократа», которую как будто бы дают все врачи (России в том числе), прежде чем приступить к врачебной практике.

Хочу привести полный текст настоящей клятвы Гиппократа, а также официально существующей клятвы врача Российской Федерации, а после вы сами сможете сделать выводы.

Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан. Статья 60. Клятва врача:

Лица, окончившие высшие медицинские образовательные учреждения Российской Федерации, при получении диплома дают клятву врача следующего содержания: «Получая высокое звание врача и приступая к профессиональной деятельности, я торжественно клянусь: честно исполнять свой врачебный долг, посвятить свои знания и умения предупреждению и лечению заболеваний, сохранению и укреплению здоровья человека; быть всегда готовым оказать медицинскую помощь, хранить врачебную тайну, внимательно и заботливо относиться к больному, действовать исключительно в его интересах независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств; проявлять высочайшее уважение к жизни человека, никогда не прибегать к осуществлению эвтаназии; хранить благодарность и уважение к своим учителям, быть требовательным и справедливым к своим ученикам, способствовать их профессиональному росту; доброжелательно относиться к коллегам, обращаться к ним за помощью и советом, если этого требуют интересы больного, и самому никогда не отказывать коллегам в помощи и совете; постоянно совершенствовать свое профессиональное мастерство, беречь и развивать благородные традиции медицины».

Клятва врача дается в торжественной обстановке. Факт дачи клятвы врача удостоверяется личной подписью под соответствующей отметкой в дипломе врача с указанием даты. Врачи за нарушение клятвы врача несут ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации.

А теперь, так сказать, оригинал:

Клятва Гиппократа:

«Клянусь Аполлоном, врачом Асклепием, Гигеей и Панакеей, всеми богами и богинями, беря их в свидетели, исполнять честно, соответственно моим силам и моему разумению, следующую присягу и письменное обязательство: считать научившего меня врачебному искусству наравне с моими родителями, делиться с ним своими достатками и в случае надобности помогать ему в его нуждах, его потомство считать своими братьями, и это искусство, если они захотят его изучать, преподавать им безвозмездно и без всякого договора; наставления, устные уроки и все остальное в учении сообщать своим сыновьям, сыновьям своего учителя и ученикам, связанным обязательством и клятвой по закону медицинскому, но никому другому. Я направляю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости. Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла; точно так же я не вручу никакой женщине абортивного пессария. Чисто и непорочно буду я проводить свою жизнь и свое искусство. В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далек от всякого намеренного, неправедного и пагубного, особенно от любовных дел с женщинами и мужчинами, свободными и рабами. Что бы при лечении, а также и без лечения, я ни увидел или ни услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной. Мне, нерушимо выполняющему клятву, да будет дано счастье в жизни и в искусстве и слава у всех людей на вечные времена, преступающему же и дающему ложную клятву да будет обратное этому».

Просто поражает то, насколько прочна в среде обывателей убеждённость в том, что каждый врач связан самой настоящей клятвой Гиппократа. И ведь никто и никогда, ни один официальный медицинский орган, никто из врачей не попытался почему-то развенчать перед гражданами (читай-пациентами) это заблуждение. А справедливо было бы, если бы представители вообще всех профессий приносили такие клятвы…

Как говорится, «после принятия врачом клятвы Гиппократа на его шее “затягивается стетоскоп”, а на жизни ставится большой красный крест».

Какие мысли у Вас вызывают слова “Клятва Гиппократа”? Не появляются ли перед глазами, хотя бы на секунду, стройные многочисленные ряды ангелов, одетых в белые халаты, которые, не жалея своих сил и времени, охраняют здоровье людей? Общество само создало этот миф и верит в него.

Однажды придумав миф о «Клятве Гиппократа», общество надежно законспирировало первоисточник (а был ли он вообще?), и, стало упорно поддерживать в социуме иллюзорное представление о враче и о том, каким он должен быть.

Постепенно наше общество настолько сильно поверило в этот миф и привыкло к образу бесправного врача-бессребреника, то ли юродивого, то ли монаха-отшельника, начисто лишенного материальных и духовных потребностей и прав, что при любой попытке докторов изменить свое материальное положение положение в обществе апологеты мифологии стали ссылаться на эту клятву – «Поклялись? Терпите!!!». А ведь кто клялся-то? Кто из сегодняшних врачей давал «Клятву Гиппократа» в ее первозданном-оригинальном виде? Кто из грозных и непримиримых общественных надзирателей и чиновников ее читал и знает, о чем она? И вообще, мы живем в обществе христианского (за небольшим исключением) вероисповедания – то при чем здесь древние обычаи и клятвы? При чем здесь языческие и греческие боги? “Клятва”, конечно, грозное слово, но ведь оно к нам дошло аж из дохристианских времен, безвозвратно ушедших… Сегодня, для неверующих есть Законы, а христианину должно быть достаточно и Заповедей. В конце концов, мы живем в цивилизованном обществе! Поэтому даже врачу-христианину (если он не атеист, хотя среди врачей процентов 99 атеисты и есть) клятва не нужна, в силу того, что христианское учение гораздо выше и нравственнее, чем любая языческая клятва.

Так почему же поразительной жизнестойкостью отличается миф о клятве Гиппократа?
Обратимся теперь к истории.

Так называемая “клятва Гиппократа” на самом деле не принадлежит Гиппократу. Когда Гиппократ умер в 377 году до рождества Христова (по другим сведениям в 356 году), такой клятвы еще не было. Как и многое другое, ему приписали эту клятву в позднейших компиляциях его трудов.

В действительности же, «сочинения Гиппократа», как и сочинения незабвенного Леонида Ильича Ленина, представляют из себя сборник из произведений различных авторов, и выделить из них настоящего Гиппократа практически невозможно. По разным данным, из 72 приписываемых Гиппократу сочинений, Гален признавал за подлинные — 11, Галлер – 18, а Ковнер только 8.

Остальные работы, очевидно, принадлежали его сыновьям, врачам Фессалу и Дракону, и зятю Полибу (В.И. Руднев, 1998).

Наиболее распространенная на сегодняшний день версия клятвы, так называемая Врачебная заповедь, опубликованная в 1848 году в Женеве, не содержит в себе большие части исходного текста (или текстов).

Клятва Гиппократа на латинском языке: HIPPOCRATIS JUS-JURANDUM Per Apollinem medicum et Aesculapium, Hygiamque et Panaceam juro, deos deasque omnes testes citan.s, mepte viribus et judicio meo hos jusjurandum et hanc stipulationem plene prae.staturum.

Ilium nempe parentum meorum loco habitumm spondeo, qui me artem istam docuit, eique alimenta impertirurum, et quibuscunque opus habuerit, suppeditaturum. Victus etiam rationem pro virili et ingenio meo aegri.s salutarem praescripturum a pemiciosa vero et improba eosdem prohibiturum.

Nullius praeterea precibus adductus, mortiferum medicamentum cuique propinabo, neque huius rei consilium dabo. Casie et sancte colam et artem meam.

Quaecumque vero in vita hominum sive medicinam factitans, sive non, vel videro, vel audivero, quae in vulgus efferre non decet, ea reticebo non secus atque агсЗпа fidei meae commissa.

Quod si igitur hocce jusjurandum fideliter servem, neque violem, contingat et prospero successu tarn in vita, quam in arte mea fruar et gloriam immortalem gentium consequar. Sine autem id transgrediar et pejerem contraria hisce mihi eveniam.

Теперь перевод. А вернее – наиболее распространенный вариант (цит. по Гиппократ. Клятва. Закон. О враче. Наставления. – 1998).

«Клянусь Аполлоном — врачом, Асклепием, Гигеей и Панацеей и всеми богами и богинями, беря их в свидетели, исполнять честно, соответственно моим силам и моему разумению следующую присягу и письменное обязательство: считать научившего меня врачебному искусству наравне с моими родителями, делиться с ним своими достатками и в случае надобности помогать ему в его нуждах, его потомство считать своими братьями и это искусство, если они захотят его изучить, преподавать им безвозмездно и без всякого договора, наставления, устные уроки и все остальное в учении сообщать своим сыновьям, сыновьям своего учителя и ученикам, связанным обязательством и клятвой по закону медицинскому, но никому другому. Я направлю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости, я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла, точно также я не вручу никакой женщине абортивного пессария. Чисто и непорочно буду я проводить свою жизнь и свое искусство. В какой бы дом я не вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далек от всего намеренного, несправедливого и пагубного, особенно от любовных дел с женщинами и мужчинами, свободными и рабами. Чтобы при лечении, а также и без лечения, я не увидел или не услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной.

Мне, нерушимо выполняющему клятву, да будет дано счастие в жизни и в искусстве и слава у всех людей на вечные времена. Преступающему же и дающему ложную клятву да будет обратное этому».

Прочитали? Так и о чем говорится в «Клятве Гиппократа»? Да совсем не о том, что бы – «…светя другим, сгореть самому, и, превратиться в огарок». Внимательно прочтите и перечитайте «Клятву».

И согласитесь, что даже в таком «причесанном» варианте текста речь идет только об обязательствах перед учителями, коллегами и учениками, о гарантиях непричинения вреда больным, об отрицательном отношении к эвтаназии (умерщвлению больных по их желанию), абортам, об отказе медицинских работников от интимных связей с пациентами, о хранении врачебной тайны. Нигде в тексте не указано, что врач должен лечить бесплатно и бессловесно терпеть наплевательское и безразличное отношение общества к себе.

Опять вернемся к истории. В Древней Греции, подданным которой являлся Гиппократ, подавляющая масса врачей безбедно жила за счет гонораров, получаемых от пациентов. Их труд оплачивали высоко (лучше, например, чем труд архитекторов). Хотя и врачам не была чужда и благотворительность (когда есть деньги, можно побыть и благодетелем).

Тот же Гиппократ в своих “Наставлениях” советует своему ученику, когда дело идет о гонораре за лечение, дифференцированно подходить к разным пациентам — “И я советую, чтобы ты не слишком негуманно вел себя, но чтобы обращал внимание и на изобилие средств (у больного) и на их умеренность, а иногда лечил бы и даром, считая благодарную память выше минутной славы”.

Заметим, что даром Гиппократ советует лечить лишь иногда.

Может быть, Гиппократ уже понимал важность благотворительности для рекламы? Скорее всего, так и есть.

Так, в тех же “Наставлениях” он советует своему ученику — “Если ты поведешь сначала дело о вознаграждении, то, конечно, наведешь больного на мысль, что, если не будет сделано договора, ты оставишь его или будешь небрежно относиться к нему, и не дашь ему в настоящий момент совета.

Об установлении вознаграждения не следует заботиться, так как мы считаем, что обращать на это внимание вредно для больного, в особенности при остром заболевании — быстрота болезни, не дающая случая к промедлению, заставляет хорошего врача искать не выгоды, а скорее приобретения славы.

Лучше упрекать спасенных, чем наперед обирать находящихся в опасности”. Как видите, неблагодарность спасенных больных по отношению к врачу заслуживает упрека даже с точки зрения Гиппократа!
Так о чем все же «Клятва Гиппократа»?

Давайте проанализируем, о чем же прежде всего говорится в «Клятве».
За единицу информации возьмем слово. Слов в клятве Гиппократа — 251.

Из них, по мере убывания: 1. Слов, посвященных отношениям “ученик — учитель” и “ученики одного учителя” — 69. 2. Слов, посвященных лечению больных — 34. 3. Слов, посвященных соблюдению врачебной тайны — 33. 4.

Слов, относящихся к “счастью” и “славе” врача “правильного”, и проклятиям на голову врача, отступающего от клятвы — 31. 5. Слов, посвященных моральному облику врача — 30. 6. Слов, посвященных неавторитетным для христиан богам – 29. 7. Слов, посвященных неучастию в абортах и эвтаназии — 25.

И теперь сделаем вполне логичный вывод, что человек в клятве, которую дает, большее внимание уделяет тому, что считает наиболее важным, а меньшее внимание и, соответственно, количество слов — менее важному. Вполне справедливо.

По количеству слов, относящихся к вышеуказанным категориям, давайте теперь посмотрим, так называемую шкалу профессиональных ценностей врача по Гиппократу. На первом месте стоит система отношений “учитель — ученики” — 69 слов, то есть 27,6% от общего количества слов.

На втором месте — обещания врача лечить людей — 34 слова, или 13,6 % слов. (В два раза меньше, чем “учитель — ученики”!). На третьем месте — сохранение врачебной тайны — 33 слова, или 12,8%. На четвертом месте — блага для придерживающегося клятвы и проклятия для нарушающих эту клятву — 31 слово — 12,4%.

На пятом месте — моральный облик врача, которому посвящено 30 слов — 12%. На шестом месте — эллинские боги, которым отведено 29 слов — 11,6%.

И, наконец, на последнем седьмом месте расположен принцип неучастия в абортах и эвтаназии, которому отведено 25 слов, то есть 10% от общего количества слов клятвы Гиппократа.

Подумаем еще раз. Так о чем же «Клятва»?
Пожалуй, пора перестать упрекать врачей по любому поводу (а зачастую и без повода) – «Поклялись? Терпите!!!». Может быть, пора развеять лживые мифы о «обязанностях врачей»?

Пытливый ум ждут большие неожиданности в знакомых с детства вещах. Главным принципом этики Гиппократа всегда считали «non nocere» — не навреди.

А соблюдал ли его сам Гиппократ?

Во-первых – кого лечить? Вот цитата из Врачебной заповеди, прилизанной (и урезанной) и опубликованной в 1848 году в Женеве — «Моя первейшая задача – восстановить и сохранить здоровье моих пациентов».

Однако в первоначальной оригинальной версии «Клятвы», вероятно, действительно базировавшейся на мировоззрении Гиппократа, содержится следующее продолжение этой фразы, которая по «неясной причине» была опущена женевскими издателями — «…однако не всех, но лишь способных заплатить за свое выздоровление…».

Даже в практике самого Гиппократа были, по меньшей мере, два случая, когда он нарушил «свою» клятву. В 380 году до н.э. некий Акрахерсит начал лечиться у него от отравления пищевым ядом. Оказав больному неотложную помощь, доктор первым делом поинтересовался у родственников Акрахерсита о том, способны ли они заплатить за выздоровление больного.

Услышав отрицательный ответ, он предложил…- «дать бедолаге яда, чтобы тот долго не мучался», на что родственники и согласились. Что недоделал пищевой яд, то завершил яд Гиппократа. (А как насчет «не навреди» и неучастия в эвтаназии?).
За два года до своей смерти Гиппократ взялся пользовать некоего Цезаря Светонского, страдавшего от повышенного давления.

Когда оказалось, что Цезарь не в состоянии заплатить за весь курс лечения травами, Гиппократ передал его на руки родственников, не только не излечив, но и сообщив им неверный диагноз, сказав, что больной просто страдает мигренью.

Введенные в заведомое заблуждение родственники не стали обращаться к другому врачу, и вскоре 54-летий воин скончался во время очередного гипертонического криза.

Во-вторых — Гиппократ терпеть не мог конкуренции, считал, что чем меньше будет врачей, тем круче будут заработки. Вот Вам доказательство –слова из той же Клятвы: «…наставления, устные уроки и все остальное в учении сообщать своим сыновьям, сыновьям своего учителя и ученикам, связанным обязательством и клятвой по закону медицинскому, но никому другому».

Не правда ли, очень человеколюбиво? И, наконец, последнее. В некоторых старинных трактованиях «Клятвы Гиппократа» говорится, что врач должен бесплатно оказывать помощь коллегам и их семьям, и обязан НЕ ОКАЗЫВАТЬ помощь бедным людям — дабы все не потянулись к бесплатной медицине и не сломали врачебный бизнес.

Почему же так до сих пор стоек миф о «Клятве Гиппократа»?

Образ “врача-бессребреника” очень выгодная пропагандистская находка. Этим образом в сознание общества настойчиво закладывалась и закладывается мысль, что врач обязан быть нищим. Сегодня же полнейшее отсутствие медицинского права заменено кустарно-сработанными “морально-этическими принципами”, аморальными и безнравственными по отношению к врачу.

В итоге за “нехватку денег” сегодня вновь ответственными являются “насквозь коррумпированные” чиновники от медицины.

Общество начисто забыло о том, и никак не хочет вспоминать, что труд врача чего-то да стоит, что реализация гарантированного в Конституции права граждан на охрану здоровья должно основываться не только на профессиональных обязанностях, но и на совершенно объективных возможностях врачей его обеспечивать.

Общество не желает понимать, что врачи также являются гражданами общества, гражданами, которые должны обладать своими обоснованными и защищенными законом правами, гражданами, которые ничуть не хуже других. И в первую очередь правом на удовлетворенность в результате своей работы через реализацию своих материальных и духовных потребностей.

Собственностью и богатством врача являются его знания, профессиональные навыки и способность к труду, к лечению людей, избавлению их от страданий. Поэтому долг врача оказать помощь в свою очередь подразумевает обязанность общества в соответствии с так им же обожаемым принципом справедливости достойно вознаградить его за проделанную работу.

Когда же врачу за его высококвалифицированный труд не платят зарплату или платят нищенскую зарплату, которая ниже вознаграждения уборщицы в офисе сомнительной полукриминальной фирмы, это является ужасающей социальной несправедливостью.

Если законодательно закрепленная в Уголовном кодексе мера ответственности врача за возможные правонарушения и ошибки совершенно несоизмерима с нищетой его существования за предлагаемую «справедливым» обществом оплату его труда, то это тоже циничная социальная несправедливость.

Нельзя справедливое право граждан на охрану здоровья реализовывать за счет несправедливого отчуждения высококвалифицированного труда у сотен тысяч врачей. Популистское требование бесплатного здравоохранения, столь популярное и среди политиков, и среди населения привело фактически к “медразверстке” — насильственному отчуждению за бесценок, а нередко и задаром (бывает, что зарплата вовсе не выплачивается) того, что составляет собственность медицинских работников — их труда, квалификации, знаний и талантов. Это форма вопиюще несправедливого общественного насилия над медиками.

В нашем обществе нет места тем, кто работает честно, в том числе и врачу. “Трудом праведным, не наживешь палат каменных”. Хорошо сказано! Но врач живет здесь же, в этом же обществе. Он является его частю. Он отчетливо сознает, что беспросветность его существования делает бессмысленным соблюдение норм поведения установленных для него современным обществом.

Потому что эти нормы ничего кроме беспросветной нищеты для врача не гарантируют. В одном из старых выпусков газеты «Факты» опубликована фотография, на которой запечатлен момент вручения футболисту автомобиля достоинством в 70 тыс. у.е. А теперь представьте на месте футболиста хирурга (хотя бы того же уникального фанатика хирургии сердца д-ра Б.М.

Тодурова, о котором та же газета «Факты» сообщала, как он героически оперировал на открытом сердце при свете фонарика, когда из-за разгильдяйства энергетиков столичный НИИ хирургии оказался обесточенным). Такое представить невозможно!!! Хирургу автомобиль не подарят никогда.

Ему заплатят его зарплату за четырехчасовую операцию, а потом еще напишут жалобу, что, мол, шов кривым получился… И общество будет кричать – «Ату его!!! И что-то еще о «Клятве Гиппократа».

И вот тут-то врач задумывается — “Почему проститутка может назвать свою цену, безголосая, но смазливая певичка за кривляние под “фанеру” может запросить многотысячный гонорар, таксист никогда не повезет бесплатно, чиновник без “выражения уважения” не выдаст справку, гаишник за спасибо не пожелает счастливой дороги, адвокат не приступит к ведению дела, официант без чаевых не обслужит, парикмахер не пострижет, депутат не проголосует, а он — врач, спасающих их жизни, по прихоти этого же общества, лишен права назвать цену своей такой нужной всем работы?”. Вспоминаются бессмертные слова первого наркома здравоохранения Н. Семашко — “Хорошего врача народ прокормит, а плохие нам не нужны”. Значит, знал нарком цену хорошему врачу? Да и источник “прокорма” — народ — четко определил. Золотые слова, ничего не скажешь.

Естественно, что несправедливое отношение к врачу, а фактически насильственное отчуждение результатов его труда бесплатно (или почти бесплатно) — по принципу “медразверстки”, и, лишение возможности достижения материального благополучия совершенно честным путем, вызвало, как реакцию сопротивления, встречное насилие врачей над членами несправедливого к нему общества. Это насилие выражается в стремлении получения материального вознаграждения от пациента, причем основным мотивом такого насилия является не столько обогащение, сколько обеспечение возможности элементарного биологического выживания. Врач сегодня вынужден, так или иначе, требовать от пациентов дополнительных вознаграждений. По крайней мере, от тех, кто может платить. Иначе и быть не может. Ведь все знают, что экономической аксиомой является положение о том, что снижение размера заработной платы ниже прожиточного уровня неизбежно приводит к тому, что соображения выживания начинают преобладать над профессиональным долгом и обязательствами перед пациентами. Морально-этическими нормами не прокормишься и без денег не проживешь и семью не накормишь. Хорошо сказал сказал по этому поводу в своем последнем интервью известный офтальмолог Святослав Федоров — «Я хороший врач, потому что свободный, и у меня 480 свободных врачей. «Клятва Гиппократа» – это все фикция. А на самом деле есть реальная жизнь — кушать нужно каждый день, квартиру иметь, одеваться. Думают, что мы какие-то ангелы летающие. Ангел, получающий зарплату в 350 рублей? И таких врачей сегодня в России полтора миллиона. Полтора миллиона бедняков с высшим образованием, интеллектуальных рабов. Требовать, чтобы медицина хорошо работала в этих условиях – абсурд!»
Так что давайте уже благополучно забудем о «Клятве Гиппократа» (в неправильном ее толковании).

Источник: http://imar-proe.livejournal.com/169905.html

Пособие на третьего ребенка

Источник: https://trishurupa.ru/content/davayte-razveem-mif-o-klyatve-gippokrata.html

Клятва Гиппократа, или о наболевшем

4. КЛЯТВА ГИППОКРАТА

Лариса Ракитина об обязательствах медицинских работников

Лариса Ракитина (Санкт-Петербург)

В течение 13 лет – хирург стационара, затем поликлиники, ныне врач-эксперт страховой компании

Клянусь Гигиеей и Панакеей

Мало найдется докторов, которых пациенты ни разу не попрекнули клятвой Гиппократа. Словосочетание это давно стало штампом, при этом практически никто не знает, что же Гиппократ на самом деле завещал. Канонический текст знаменитой клятвы написан в V в. до н. э.

Клятва Гиппократа

«Клянусь Аполлоном-врачом, Асклепием, Гигиеей и Панакеей и всеми богами и богинями, беря их в свидетели, исполнять честно, соответственно моим силам и моему разумению, следующую присягу и письменное обязательство: считать научившего меня врачебному искусству наравне с моими родителями, делиться с ним своими достатками и в случае надобности помогать ему в его нуждах; его потомство считать своими братьями, и это искусство, если они захотят его изучать, преподавать им безвозмездно и без всякого договора; наставления, устные уроки и всё остальное в учении сообщать своим сыновьям, сыновьям своего учителя и ученикам, связанным обязательством и клятвой по закону медицинскому, но никому другому.

Я направляю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости. Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла; точно так же я не вручу никакой женщине абортивного пессария.

Чисто и непорочно буду я проводить свою жизнь и свое искусство. Я ни в коем случае не буду делать сечения у страдающих каменной болезнью, предоставив это людям, занимающимся этим делом.

В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далёк от всякого намеренного, неправедного и пагубного, особенно от любовных дел с женщинами и мужчинами, свободными и рабами.

Что бы при лечении — а также и без лечения — я ни увидел или ни услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной. Мне, нерушимо выполняющему клятву, да будет дано счастье в жизни и в искусстве и слава у всех людей на вечные времена, преступающему же и дающему ложную клятву да будет обратное этому».

Давайте проанализируем этот документ, откинув архаичные моменты – упоминания о богах и рабах и категорический отказ от камнесечения (считалось, что Гиппократ вел свой род от бога медицины Асклепия, а тогдашние хирурги относились к другой профессии, поскольку не были асклепиатами). Текст клятвы регламентирует отношения «врач – учителя и коллеги», «врач – пациенты», «врач – все остальные», а также систему поощрений и наказаний. Чему же уделяется наибольшее внимание?

Почти треть текста посвящена взаимоотношениям между учителями и учениками. Уважение, материальная помощь и безвозмездное обучение – только для своих. Популяризация медицинских знаний явно не приветствуется.

Занятие медициной определяется как бизнес, куда посторонних пускать не следует. Секреты врачебного искусства должны охраняться – конкуренция существовала и в Древней Греции.

В два раза меньше слов отводится собственно лечебному процессу, на третьем месте – соблюдение врачебной тайны.

По-моему, приоритеты древнегреческих медиков понятны. В тексте Клятвы нет ни слова о том, что врач «должен» всем и каждому, невзирая на условия и оплату труда.

Тем не менее, граждане постсоветского пространства твердо уверены, что давший пресловутую клятву медик подписался до конца своих дней всего себя отдавать спасению жизней, ничего не требуя взамен.

И неудивительно – такое оригинальное понимание сути Клятвы Гиппократа внедряется в коллективное сознание уже многие годы.

Советское время

На протяжении веков текст клятвы многократно переписывался, адаптируясь к изменениям в обществе. В СССР клятва Гиппократа, пройдя через мощный идеологический фильтр, трансформировалась в Присягу советского врача, который обязывался:

  • все знания и силы посвятить охране и улучшению здоровья человека, лечению и предупреждению заболевания, добросовестно трудиться там, где этого требуют интересы общества;
  • быть всегда готовым оказать медицинскую помощь, внимательно и заботливо относиться к больному, хранить врачебную тайну;
  • беречь и развивать благородные традиции отечественной медицины, во всех своих действиях руководствоваться принципами коммунистической морали;
  • сознавая опасность, которую представляет собой ядерное оружие для человечества, неустанно бороться за мир, за предотвращение ядерной войны;
  • всегда помнить о высоком призвании советского врача, об ответственности перед Народом и Советским государством.

Сравнение древнегреческого и советского кодексов приводит к мысли, что докторам Древней Эллады явно жилось лучше, чем продолжателям их дела в стране победившего социализма.

Присяга советского врача рисует идеальный образ бескорыстного ангела, который всегда готов, всегда обязан, ничего за это не требует, да еще и за мир во всем мире борется без отрыва от производства.

Игнорируется понимание врачебного искусства как ценности, которую следует сохранять и оберегать, и отсутствует нюанс оригинального текста «лечить сообразно с моими силами и моим разумением.

Согласно Клятве Гиппократа, намерения врача определяются после фразы «В какой бы дом я ни вошел…», то есть обязанности начинаются после самостоятельного решения доктора заняться больным.

В современном же обывательском понимании врач должен приходить на помощь в любой миг, независимо от того, кто и когда его окликнет. Что, собственно, и прослеживается в обязательствах советского врача. Из практики известно: обнаружив за праздничным столом или в купе поезда соседа-доктора, ему тут же начинают излагать свои медицинские проблемы и требовать советов и рекомендаций. А сантехника почему-то никто не просит тут же бежать прочищать засорившуюся трубу…

К тому же, оригинальный текст клятвы апеллирует к собственным совести и представлениям о добре и зле, а Присяга советского врача строго напоминает об ответственности перед Народом и Советским государством, если доктор вздумает уклониться. Справедливости ради отмечу, что обязывать врача в любую минуту жизни быть при исполнении – не советская, а, скорее, национальная традиция.

Другие вариации

Факультетское обещание русских врачей, которое давали выпускники медицинских факультетов в России до 1917 года, тоже упоминает круглосуточную боеготовность. Но там помогать разрешалось «по лучшему своему разумению», без постороннего диктата:

«Обещаю во всякое время помогать, по лучшему моему разумению, прибегающим к моему пособию страждущим, свято хранить вверяемые мне врачебные [семейные] тайны и не употреблять во зло оказываемого мне доверия».

С начала 90-х годов, когда присяга советского врача устарела вследствие неактуальности понятия «советский», выпускники медвузов принимали Присягу врача России. Текст ее практически дублирует Клятву Гиппократа.

В годы смутной неопределенности, видимо, было решено, что новое – это хорошо забытое старое.

В качестве идеологической составляющей акцентируется обязанность оказывать медицинскую помощь всем, независимо от благосостояния, национальности, вероисповедания и убеждений – «даже врагам».

В конце 90-х жизнь несколько изменилась. Потребовался этический кодекс, соответствующий реалиям новой эпохи, и в 1999 году была утверждена «Клятва врача», действующая в настоящее время. Уже больше десяти лет приступающие к профессиональной деятельности доктора торжественно клянутся:

  • честно исполнять свой врачебный долг;
  • посвятить свои знания и умения предупреждению и лечению заболеваний, сохранению и укреплению здоровья человека;
  • быть всегда готовым оказать медицинскую помощь;
  • хранить врачебную тайну;
  • внимательно и заботливо относиться к больному;
  • действовать исключительно в его интересах независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств;
  • проявлять высочайшее уважение к жизни человека, никогда не прибегать к осуществлению эвтаназии;
  • хранить благодарность и уважение к своим учителям;
  • быть требовательным и справедливым к своим ученикам, способствовать их профессиональному росту;
  • постоянно совершенствовать свое профессиональное мастерство;
  • беречь и развивать благородные традиции медицины.

Врачи за нарушение клятвы врача несут ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации.

Как видно из текста клятвы, рубрика «лечим, несмотря на…» расширена и дополнена. Теперь обращается внимание еще и на пол, расу, язык, должностное положение и принадлежность к общественным объединениям – куда же в наше время без политкорректности.

В остальном – перед нами по сути та же Присяга советского врача, за исключением упоминаний о коммунистической морали и ядерной войне. И все сказанное в адрес присяги советских времен справедливо и для этого документа.

Никаких сдвигов в понимании места врача в обществе не наблюдается – сборник этических принципов по-прежнему неэтичен в первую очередь по отношению к их субъекту.

Пункт об ответственности выглядит еще более суровым, чем в Присяге советского врача: теперь ответственность уже предусмотрена законодательством.

Но разве можно привлекать к юридической ответственности за нарушение расплывчато сформулированных этических норм? Как измерить степень вины врача, если он халатно отнесся к «развитию традиций»? Медики, как и любые работники, должны добросовестно выполнять свои функциональные обязанности не потому, что поклялись, а потому, что это их работа.

А если совершено преступление – существует Уголовный кодекс, четко определяющий меру наказания. Более 20 статей УК РФ предусматривают уголовную ответственность медработников за профессиональные преступления, в том числе и неоказание помощи больному (статья 124 УК РФ).

Безусловно, такая формулировка морального кодекса медика обслуживает интересы власти. Исходя из нее, государству нет нужды особенно напрягаться: врачи давали клятву, они за все и отвечают. И именно такое понимание ситуации народом мы и видим ежедневно.

С одной стороны, в нашем обществе декларируется право гражданина на бесплатную качественную медицинскую помощь. С другой – в реальности государство такую помощь обеспечить не в состоянии, но признавать себя виновным не желает.

Потому и проводится политика стравливания медиков и пациентов – СМИ полнятся безграмотными статьями о врачах-вредителях, рекламируются шарлатанские методики лечения.

Народу всячески дают понять, что в его бедах и трудностях виноваты исключительно врачи-хапуги, презревшие данную ими Клятву Гиппократа и нагло требующие за свою работу денег и вообще человеческого отношения.

Кроме того, существующее мифическое понимание сути Клятвы Гиппократа выгодно и населению на подсознательном, так сказать, уровне. Процесс получения медицинских услуг у нас совсем не сопряжен с удовольствиями. А страдающему человеку свойственно искать виноватого.

Не сумели врачи вылечить – пусть и были для того объективные причины – значит, виновны, нарушили свою клятву… У наших граждан нет понимания того, что на современном этапе врач в одиночку мало чем может помочь: необходимо задействование всего огромного механизма современной медицины: оборудования, условий, медикаментов.

И никакие личностные качества доктора не в силах это изменить.

Представление о том, что медицина бесплатна, десятилетиями впитывалось нашими согражданами с молоком матери. А какая может быть ценность у того, что ничего не стоит? Отсюда происходит восприятие собственного здоровья, в первую очередь, как предмета заботы врача. Он клятву давал, он и должен вылечить. Любого больного – в том числе и запущенного, не выполняющего назначения и рекомендации…

Итак, мы приходим к пониманию того, что текст и смысл современной присяги врача принципиально отличаются от античной клятвы. Собственно Клятва Гиппократа – это внутрицеховой кодекс чести, устанавливающий правила поведения внутри касты.

Никаких указаний на то, что врач обязан вылечить любого больного, там нет. Как и на то, что он им в принципе должен заниматься. Если уж взялся лечить – применяй все свои возможности, не наноси намеренно вреда.

Но доктор вправе и не браться за лечение.

На мой взгляд, неплохо было бы размещать в медицинских учреждениях на информационных стендах текст Клятвы Гиппократа, чтобы любой желающий мог с ним ознакомиться и самостоятельно выяснить, что врач не должен вести прием в свой перерыв, потому что очередь большая.

Восток-Запад

А насколько соответствует Клятва Гиппократа ситуации в западных странах? Некоторые ее пункты противоречат реальному положению вещей. В Бельгии, Нидерландах и некоторых штатах США эвтаназия разрешена законодательно, на аборты в большинстве государств запрета нет. В США врачебная помощь террористам и потенциальным террористам признана незаконной и уголовно наказуема.

В связи с заметным несоответствием современным реалиям клятва Гиппократа была признана устаревшей, и в 2002 году авторитетными американскими и европейскими медицинскими организациями разработана Хартия медицинского профессионализма, которая выглядит очень многословной и малоконкретной.

Основные ее принципы: исключительное право пациента на окончательное решение, обязательная полная информированность больного по всем вопросам, включая врачебные ошибки, одинаковая доступность лечения по действующим стандартам для всех пациентов.

От Клятвы Гиппократа сохранились положения о врачебной тайне, недопустимости сексуальных домогательств и использования служебного положения в личных целях. Подробно освещается необходимость сохранять, развивать, углублять и совершенствовать.

Принципиально новый и интересный аспект (актуальный ныне и для нашей страны) – врач должен «распознавать и доводить до сведения широкой публики конфликты интересов, которые возникают в его профессиональной деятельности». Речь идет об отношениях с коммерческими структурами – фарминдустрией, страховыми компаниями, производителями медтехники. Думаю, понятно, что имеется в виду.

Замечу, что краеугольный камень и ноу-хау отечественных редакций – напоминание о постоянной боеготовности врача – отсутствует. Западный менталитет допускает мысль, что медицина для доктора – это работа, а не смысл и единственное наполнение жизни.

Резюме

Клятвы и присяги – понятие в большой степени ритуальное. Гуманизм профессии врача – не следствие страха ответственности за нарушение клятвы Гиппократа.

Наоборот, у тех, кто выбирает медицину по призванию, исходно присутствуют соответствующие нравственные установки и ориентиры.

Профессиональные этические принципы продолжают формироваться и в процессе обучения в институте, и по ходу приобретения врачебного опыта. Каждый врач дает себе клятву сам, и только он сам знает ее суть.

При подготовке статьи использованы материалы http://ru.wikipedia.org

Источник: https://www.katrenstyle.ru/articles/journal/medicine/ethics/klyatva_gippokrata_ili_o_nabolevshem

Текст клятвы Гиппократа (с ми)

4. КЛЯТВА ГИППОКРАТА

Клятва, όρκος, jusjurandum, представляет собой ценный документ, освещающий нам врачебный быт медицинских школ в эпоху Гиппократа.

Здесь, как и в других сочинениях Гиппократова сборника (а также у Платона), никакого отношения врачей к храмовой медицине усмотреть нельзя; врачи— хотя и асклепиады, в том смысле, что ведут происхождение от Асклепия и клянутся им, но не жрецы асклепейона.

В древние времена медицина была семейным делом; она культивировалась в недрах определенных фамилий и передавалась от отца сыну. Затем рамки ее расширились, врачи стали брать учеников со стороны. Так свидетельствует Гален. И у Платона есть указания, что врачи в его время обучали медицине за плату; для примера он берет как раз Гиппократа (см. Введение).

Правда, об этой стороне дела в «Клятве» не упоминается; там ученик должен войти как бы в семью учителя и помогать ему в случае, если он будет нуждаться, но денежный договор мог составляться особо.

Вступая во врачебный цех или корпорацию, врач должен был вести себя  соответственным образом: воздерживаться от всяких предосудительных действий и не ронять своего достоинства.

Формулированные в «Клятве» правила врачебной этики оказали большое влияние на все последующие времена; по образцу ее составлялись факультетские обещания, которые произносили доктора медицины при получении степени в Парижском университете и еще недавно у нас, в старой России. Несомненно, Гиппократова клятва была вызвана необходимостью отмежеваться от врачей одиночек, разных шарлатанов и знахарей, которых, как мы узнаем из других книг, в те времена было немало, и обеспечить доверие общества врачам определенной школы или корпорации асклепиадов.О «Клятве» писали немало: см. Литтре, IV, 610; в последнее время Кернер (Кörnеr О., Der Eid des Hippocrates, Vortrag. München u. Wiesbaden, 1921); у него же приведена литература.

https://www.youtube.com/watch?v=3JWzfmp-TDc

КЛЯНУСЬ Аполлоном врачом, Асклепием, Гигией и Панакеей1 и всеми богами и богинями, беря их в свидетели, исполнять честно, соответственно моим силам и моему разумению, следующую присягу и письменное обязательство: считать научившего меня врачебному искусству наравне с моими родителями, делиться с ним своими достатками и в случае надобности помогать ему в его нуждах; его потомство считать своими братьями, и это искусство, если они захотят его изучать, преподавать им безвозмездно и без всякого договора; наставления, устные уроки и все остальное в учении2 сообщать своим сыновьям, сыновьям своего учителя и ученикам, связанным обязательством и клятвой по закону медицинскому, но никому другому. Я направлю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости. Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла; точно также я не вручу никакой женщине абортивного пессария. Чисто и непорочно буду я проводить свою жизнь и свое искусство. Я ни в коем случае не буду делать сечения у страдающих каменной болезнью, предоставив это людям, занимающимся этим делом3. В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далек от всего намеренного, неправедного и пагубного, особенно от любовных дел с женщинами и мужчинами, свободными и рабами.
Чтобы при лечении — а также и без лечения — я ни увидел или ни услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной4. Мне, нерушимо выполняющему клятву, да будет дано счастие в жизни и в искусстве и слава у всех людей на вечные времена; преступающему же и дающему ложную клятву да будет обратное этому5.

1. Аполлон считался в послегомеровское время врачом богов. Асклепий, Ασκληπιός, римск. Aesculapius, Эскулап, сын Аполлона, бог врачебного искусства; Гигиея, Ύγεία и Ύγίεια, дочь Асклепия, богиня здоровья (отсюда наша гигиена); ее изображали цветущей девушкой с чашей, из которой пила змея. Панакея, Πανάκεια, всеисцеляющая, другая дочь Асклепия; отсюда панацея, лекарство от всех болезней, которое искали средневековые алхимики.

2. Здесь перечисляются виды преподавания. Наставления, παραγγελίαι, praecepta, заключали в себе, может быть, общие правила врачебного поведения и профессии, если судить по одноименной книге Гиппократова сборника, помещенной в этом издании.

Устное преподавание, ακροασις, состояло, вероятно, в систематических чтениях по различным отделам медицины. По крайней мере во времена Аристотеля так назывались лекции, которые он читал слушателям и которые потом в обработанном виде издавались; такова, например, его Физика. Φυσική ακρόασις.

«Все остальное» включало в себя, вероятно, практическую часть преподавания у постели больного или операционного стола.

3. Эта фраза всегда вызывала у комментаторов некоторое недоумение, почему врач не должен был производить литотомии (λιθοτομία) — операции, давно известной у египтян и греков.

Проще всего, конечно, ответить в согласии с текстом, что операцию эту производили особые специалисты, как это было в Египте и на Западе в конце средних веков; вероятно, они также были объединены в особые организации и владели секретами производства, и организованный врач не должен был вторгаться в чужую область, в которой не мог быть достаточно компетентным, не роняя своего престижа. Предполагать, что операция эта или даже вообще все операции были ниже достоинства врача и предоставлялись низшему врачебному сословию, — нет никаких оснований; Гиппократов сборник достаточно опровергает это. Но еще в XVII веке Моро (René de Moreau) переводил ού τεμεω «не буду кастрировать», так как глагол этот имеет и такое значение, и совсем недавно эту версию защищал не кто иной как Гомперц (Gomperz, Gr'echische Denker, Lpz., 1893, I, 452). Он переводит: «Я не буду кастрировать даже тех, которые страдают каменным утолщением (яичка)». Версия эта, конечно, во всех смыслах маловероятна, и была опровергнута Гиршбергом (Нirsсhbеrg, 1916, см. Кörner, 1. c., р. 14).

4. Запрещение врачу, давшему клятву, разглашать чужие тайны, пройдя через века, превратилось в русском и германском законодательствах в закон, карающий за разглашение тайн, с которыми врач ознакомился при своей профессиональной деятельности. Но мало-мальски внимательное чтение показывает, что в клятве вопрос ставился шире: нельзя вообще разглашать компрометирующие вещи, виденные или слышанные не только в связи с лечением, но и без него. Цеховой, организованный врач не должен быть злостным сплетником: это подрывает доверие общества не только к нему, но и ко всей данной корпорации.5. Привожу для сравнения «факультетское обещание», которое в прежнее время, после удовлетворительной защиты диссертации и провозглашения диссертанта доктором, читалось ему деканом факультета и которое новый доктор подписывал. Оно же печаталось на обратной стороне диплома. «Принимая с глубокой признательностью даруемые мне наукой права врача и постигая всю важность обязанностей, возлагаемых на меня сим званием, я даю обещание в течение всей своей жизни ничем не помрачать чести сословия, в которое ныне вступаю. Обещаю во всякое время помогать, по лучшему моему разумению, прибегающим к моему пособию страждущим, свято хранить вверяемые мне семейные тайны и не употреблять во зло оказываемого мне доверия. Обещаю продолжать изучать врачебную науку и способствовать всеми силами ее процветанию, сообщая ученому свету все, что открою. Обещаю не заниматься приготовлением и продажей тайных средств. Обещаю быть справедливым к своим сотоварищам-врачам и не оскорблять их личности; однако же, если бы того потребовала польза больного, говорить правду прямо и без лицемерия. В важных случаях обещаю прибегать к советам врачей, более меня сведущих и опытных; когда же сам буду призван на совещание, буду по совести отдавать справедливость их заслугам и стараниям».

В приведенном обещании можно различить 3 части, каждая из которых имеет своим первоисточником Гиппократов сборник. Из них первая, имеющая своим предметом больного, непосредственно примыкает к «Клятве». Вторая — о врачебных секретах и тайных средствах — является отзвуком той борьбы, которую греческие врачи V в. вели со всякого рода шарлатанством.

В частности, фраза: «….сообщая ученому свету все, что открою» представляет пересказ фразы: «они отдают в общее сведение все, что приняли от науки», которая характеризует мудрого врача в книге «О благоприличном поведении», гл. 3.

И, наконец, третья часть об отношении врача к коллегам и консультации довольно близко передает то, что можно прочесть в «Наставлениях», гл. 8.

Источник: https://www.rlsnet.ru/books_book_id_7_page_1.htm

Book for ucheba
Добавить комментарий