5. СКЕПТИЦИЗМ И ЭКЛЕКТИЦИЗМ 5.1. Пиррон и моральный скепсис

Секст Эмпирик – последний из скептиков

5. СКЕПТИЦИЗМ И ЭКЛЕКТИЦИЗМ 5.1. Пиррон и моральный скепсис

Секст Эмпирик – древнегреческий ученый и философ II в. н.э., последователь античной школы скептицизма. Собрал и систематизировал идеи скептиков раннего периода. Считается одним из последних античных скептиков. Его сочинения занимают почетное место среди наследия древнегреческой философии, являясь уникальными историческими документами и ценными литературными памятниками.

Врач и последний скептик

Точных биографических данных о Сексте Эмпирике (греч. Σέξτος Εμπειρικός, лат. Sextus Empiricus) почти не сохранилось. Известно лишь, что философ жил во второй половине II в. н.э., предположительно в Афинах и Александрии. Нет достоверных сведений о времени и месте его рождения, национальной принадлежности, семье и обстоятельствах смерти.

Слово «эмпирик», содержащееся в имени философа, указывает на то, что он профессионально занимался медициной. В те времена так называли всех практикующих врачей. В дальнейшем эта приставка стала неотъемлемой частью имени Секста.

Некоторые исследователи называют учителем Секста Эмпирика некоего Геродота Тарского. Тот, в свою очередь, был слушателем Менодота Никомедийского, одного из самых известных врачей эмпирической школы.

Есть версии, что помимо медицины Секст Эмпирик занимался астрологией и исповедовал атеистические взгляды, а его учеником называют некоего Сатурнина Кифена.

Секст Эмпирик был последователем скептического учения (от греч. σκεπτικός – исследующий, рассматривающий). Это философское направление возникло в IV в. до н.э., его основателем считается древнегреческий мыслитель Пиррон из Элиды.

В начале новой эры для сторонников учения Пиррона было характерно совмещение идей скептицизма и врачебной практики.

Несмотря на то, что Секст не высказывал оригинальных философских идей, его сочинения оставили заметный след в истории философии, поскольку во многих случаях являются практически единственным источником сведений о том или ином античном мыслителе или учении.

Главные философские сочинения

В своих текстах Секст Эмпирик собрал и четко структурировал наследие предшественников, скептиков раннего периода, а также подверг критике философов сторонников других школ.

Критикуя и опровергая, он подробно излагает их взгляды. Таким образом до нас дошли отрывки из не сохранившихся произведений Демокрита, Гераклита, Ксенофана и других мыслителей античности.

Перу Секста Эмпирика принадлежит два цикла сочинений, оба написаны на греческом языке.

Первый цикл содержит 11 книг.

В первых шести книгах, объединенных общим названием «Против ученых», философ подвергает критике науки, включенные в состав общего образования, начиная с эпохи эллинизма: грамматику, риторику, геометрию, арифметику, астрологию и музыку.

Следующие пять книг называются «Против догматиков» и содержат в себе критику трех разделов ортодоксальной философии (эпикурейская и стоическая школы и т.д.): опровержение логики (1-2 кн.), физики (3-4 кн.), этики (5 кн.)

Второй цикл называется «Пирроновы положения» и состоит из 3 частей. В этом сочинении Секст Эмпирик детально раскрывает метод и сущность скептического учения, педантично систематизирует идеи, выдвинутые мыслителями более раннего периода, проводит сравнение скептицизма с другими философскими направлениями, подробно рассуждает о физической стороне жизни, боге, числах, времени, искусстве и т.д.

Суть скептического учения

Согласно Сексту Эмпирику, целью скептической философии является достижение абсолютной невозмутимости, душевного спокойствия, обозначаемого термином «атараксия» (греч. αταραξία).

Истинному скептику неизвестно чувство волнения, страдания, привязанности или любви; он одинаково безучастен ко всем явлениям. Основным принципом скептицизма выступает «изостения» (греч. ισοσθένεια), т.е.

равнозначность отрицания и утверждения, равновесие противоположностей, уравнивание истины и лжи.

Противопоставляя себя догматикам, высказывавшим определенные постулаты (догмы), скептики допускают существование противоположных мнений, поэтому называют себя «ищущими».

Они убеждены, что человеку дано наблюдать само явление или вещь, таким, каким оно только кажется, но не дано постичь его постоянно изменяющуюся сущность.

А раз все равно не дано, то ни к чему и углубляться в это; скептикам безразлична эта непостижимая суть.

Однако это вовсе не значит, что в реальной жизни сторонники скептической философии сильно отличаются от обычных людей. Они так же живут, размышляя и действуя сообразно ситуации, сталкиваясь с повседневными проявлениями добра и зла, просто отказываются выражать об этом свое мнение.

Ничего не утверждая и не отрицая в категорической форме, скептики «воздерживаются» от любых суждений (греч. ἐποχή). Аргументы в пользу подобной позиции воздержания от категоричных высказываний они называют скептическими тропами (греч. τρόπος).

Согласно скептикам, все в мире относительно, поэтому никакая философская система не может быть доказана. В том числе и скептическая.

Секст Эмпирик говорил о бесконечности доказательства: любое из доказательств основывается на каких-то предпосылках, которые в свою очередь необходимо доказать и т.д. Философ был противником любой активной общественной деятельности, выступал за отказ от политики и подчинения установившимся традициям.

В сочинениях Секста Эмпирика исследователи выявляют начальные формы логики, которая впоследствии ляжет в основу идеи математической теории вероятности. Переведенные на латынь тексты философа получили широкую известность во второй половине XVI в. Их влияние прослеживается в работах М. Монтеня, Ф. Ламот-Левайе, П. Бейля, Дж. С.

Милля и других философов нового времени.

Источник: https://calculator888.ru/blog/biografiya/sekst-empirik.html

5. СКЕПТИЦИЗМ И ЭКЛЕКТИЦИЗМ 5.1. Пиррон и моральный скепсис

5. СКЕПТИЦИЗМ И ЭКЛЕКТИЦИЗМ 5.1. Пиррон и моральный скепсис
Еще до Эпикура и Зенона, начиная с 323 г. до н.э. Пиррон в своем городе Элиде основал движение ” скептиков” со своим строем мысли и поведения, и особой судьбой в западной культуре.

Пиррон родился в Элиде около 360 г. до н.э.

Вместе с атомистом Анасархом из Абдер, он принял участие в походе Александра на Восток. Собственными глазами он увидел, как рушится то, что обещало быть нерушимым, обнаруживая при этом, что убеждения греков, возможно, не имеют столь прочного основания, как это казалось.

На востоке Пиррон познакомился с гимнософистами, от которых он воспринял идею о суетности всего. Один из гимнософистов по имени Калан добровольно принял смерть через самосожжение, оставаясь бесстрастным среди языков пламени. После 323 г.

Пиррон вернулся в Элиду, где преподавал и умер в 275/270 г. до н.э., не написав ни слова.

Пиррон не имел своей школы в полном смысле слова, с учениками же был связан нетрадиционными узами. Когда речь идет об учениках, то подразумеваются почитатели, обожатели или имитаторы.

Ученики ищут в своем маэстро новую модель жизни, экзистенциальную парадигму, надежное доказательство достижимости счастья и душевного покоя даже в условиях крушения традиционных ценностей, однако, сами не умеют создать новую систему.

201

Новизна Пиррона, отличающая его от предшественников и современников, состояла именно в том убеждении, что можно жить искусно и вполне счастливо, даже в отсутствии истины и ценностей, по крайней мере, таких как в прошлом.

Как же Пиррон пришел к такому нетипичному для греческого рационализма убеждению? Как можно вывести правило жизни, отказавшись от бытия и истины, предположив, что все суета сует?

Ответ Пиррона мы находим у перипатетика Аристокла со ссылкой на Тимона, ученика Пиррона: кто хочет быть счастливым, должен иметь в виду три вопроса: 1) каковы вещи по природе, 2) каково должно быть наше отношение к ним, 3) каковы они будут и как надо себя вести.

Пиррон полагает, что 1) все вещи одинаковы, неразличимы и непостоянны, 2) значит, нельзя питать к ним ни малейшего доверия, но нужно жить без мнений, ни склоняясь к чему-то, ни отвращаясь ни от чего, ибо любая вещь “есть не больше, чем не есть”, или “есть и не есть”, или “не есть, но и не не есть”.

3) А при таком положении дел уместны лишь апатия, а еще непоколебимость.

1) Из трех основоположений пирронизма сложнее всего интерпретировать первое. Пиррон хочет сказать, что вещи сами по себе безразличны, несоизмеримы, или же они не таковы для себя, какими представляются нам.

Безразличность вещей объективна или же субъективна? Большая часть интерпретаторов (особенно под влиянием последующего скептицизма) соглашалась в том, что это проблема людей, не имеющих адекватных инструментов, чтобы разглядеть различия и особые приметы вещей. Однако, текст заставляет думать иначе.

Не говорится, что вещи для нас неразличимы, но, напротив, сами вещи неотделимы, несоизмеримы в себе, и как следствие этого, чувства и разум не в состоянии определить истину и ложь, но не наоборот. Пиррон потому и отрицал бытие и принципы бытия, что все представляется видимостью.

Свидетельствует Тимон: “Тотально господствует видимость”. Эта видимость последующими скептиками была названа “феноменом” , т.е. являемостью того, что находится за ее пределами (“вещи в себе”).

Позиция Пиррона более сложная, как это следует из фрагмента в передаче Тимона: “вечность – природа божественного и блага, от которых только и может человек обресть жизнь равную им”. Вещи – чистая кажимость не в свете дуалистической предпосылки, а в свете, скорее, контраста с “природой божественного и блага”.

Если же это так, то нельзя отрицать прямо-таки религиозного фона пирронизма. Образ пропасти, разделяющей мир божественного и мир вещей, почти мистичен и крайне суров к последним, лишенным автономного значения.

Эта интерпретация позволяет объяснить, почему Цицерон не считал Пиррона скептиком, а, скорее, моралистом, проповедывавшим экстремистскую доктрину, что есть единственное благо – добродетель, все прочее не стоит

и упоминания (не зря Цицерон ставит Пиррона вместе с Аристоном, самым ригористичным из стоиков). Нумений, один из последователей Пиррона, говорил, что учитель умел отстаивать некоторые свои догмы.

202 2)

Если вещи несоизмеримы, и ни разум ни чувства не могут видеть в них ни ложное, ни истинное, то, не доверяя им, человек не может не оставаться “адоксастос”, “adoxastos”, т.е. быть без мнения, значит, он должен воздерживаться от суждения (“эпохэ” [134], epoche).

Эта “остановка в суждении” – стоического происхождения. Как недавно обнаружено исследователями, еще Зенон считал неизбежным для мудреца ни с чем не соглашаться, тормозить себя в суждении перед лицом непонятного. Архелай и Карнеад в полемике со стоиками утверждали необходимость воздержания от суждения, ибо ничто не очевидно. 3)

Аристотель неоднократно утверждал в “Метафизике”, что тот, кто отрицает высший принцип бытия, должен молчать, чтобы быть согласным со своим отрицанием. Именно такое состояние Пиррон называет “афасией” (aphasia) . Афазия близка к “атараксии” ataraxia [53], и подразумевает внутренний покой, “жизнь себе равную”.

Пиррон личным примером показал, что такое “всеобщий индифферентизм”.

Лишь дважды, как рассказывают, ему изменила невозмутимость. Один раз, когда на него напала собака; в ответ на упрек в потере равновесия он сказал: “это не просто человеку – совсем раздеться”.

В этой реплике ясно проступает тот смысл, что цель не в том, чтобы аннигилироваться, т. е. погрузиться в абсолютное небытие, но в обнажении истинной природы человека, которая божественна и потому подлинна, ибо лишена веса вещей, т.е.

всего безразличного и незначащего.

Успех Пиррона обнаруживает совсем не случайный характер такого восточного влияния, напротив, ясно, что в его лице мы имеем новую модель жизни, новую интерпретацию идеалов своей эпохи.

Эпикур восхищался образом жизни Пиррона и нередко интересовался новостями о нем у Навсифана. У себя на родине он был в таком почете, что Тимон называл Пиррона “подобным богам”, а сограждане избрали его в сонм жрецов.

Заслуга Тимона (325/320-235/230 гг. до н.э.) состояла в том, что он записал, систематизировал и пустил в оборот сочинения учителя, без него, возможно, история скептицизма была бы иной.

5.2. Академия скептиков Аркесилая

Пока Тимон обрабатывал сочинения маэстро, в Платоновской Академии при Аркесилае (315-240 гг. до н.э.) наступила новая фаза в развитии школы. Иронический метод Сократа и Платона он использовал в новом скептическом духе, для массированной и неуступчивой атаки на стоиков, особенно, на Зенона. Задумка состояла в том, чтобы

203

разоружить их собственными руками, завести в тупик молчания. Мы помним, что критерий истины философы Портика видели в “каталептическом представлении”.

Смысл их критики был таков: согласия в принятии представления не существует, ибо 1) согласие есть акт разума, это суждение, а не представление, 2) не существует такого истинного представления, которое исключило бы ложное. Стало быть, когда мы даем согласие, то всегда рискуем согласиться с тем, что ложно.

Ясно, что то что рождается в согласии, никогда не может быть определенно истинным, а может быть только мнением. Из двух одно: либо мудрец-стоик должен согласиться, что владеет лишь мнениями, либо, если дано, лишь мудрец знает истину, он должен быть “акаталептиком”, т.е. несогласным, и значит, скептиком.

Если стоик рекомендовал ” остановку в суждении” только в случаях недостатка очевидности, Арке-силай обобщает: “ничто не имеет абсолютной очевидности”.

Термин “epoche” был, скорее всего, открыт Аркесилаем, а не Пир-роном, именно в пылу антистоической полемики. Пиррон, впрочем, уже говорил об “adoxia”, т.е. о неучастии в суждении.

Ясно, что стоики должны были живо реагировать на попытку Аркесилая радикально поколебать понятие “согласия”, без которого невозможно решение экзистенциальных проблем, невозможно и действие. На это Аркесилай отвечал аргументом “eulogon”, или рассудительности.

– Неверно, что в результате воздержания от суждения моральное действие становится невозможным. В самом деле, и стоики, объясняя общепринятые действия, говорили о “долге”, имеющем собственное основание. И скептики говорят, что выполнение долга вполне уместно и без абсолютной уверенности в истине.

Более того, кто способен разумно действовать, тот и счастлив, а счастье есть частный случай мудрости (phronesis). Так выходит, что стоицизм изнутри самого себя приведен к признанию абсурдности претензий на моральное превосходство.

Аркесилаю приписывают “эзотерический догматизм” рядом с “экзотерическим скептицизмом”, т. е. скептиком он был для публики, но догматиком – для учеников и доверенных лиц, в стенах Академии. Однако наши источники позволяют нам лишь предполагать.

Источник: https://bookucheba.com/filosofiya-nauki-knigi/skeptitsizm-eklektitsizm-pirron-moralnyiy-18979.html

Скептицизм как направление античной философии (стр. 1 из 3)

5. СКЕПТИЦИЗМ И ЭКЛЕКТИЦИЗМ 5.1. Пиррон и моральный скепсис

Введение

1.Обзор периодов развития скептицизма

2. Пиррон и его школа

3. Скептицизм Платоновской Академии

4.Секст Эмпирик: Скептицизм как образ жизни

Заключение

Список использованной литературы

Введение

В истории античной философии выделяются следующие этапы: 1) становление древнегреческой философии (VI-V в. до н. э.; философы – Фалес, Гераклит, Парменид, Пифагор, Эмпедокл, Анаксагор, Сократ и др.

); 2) классическая греческая философия (V – IV вв. до н. э.) – учения Демокрита, Платона, Аристотеля; 3) эллинистически-римская философия (с конца IV в. до н.э. до VI в. н. э.

) – концепции эпикуреизма, стоицизма, скептицизма.

Актуальность темы контрольной работы заключается в том, что в конце IV в. до н.э. усиливаются признаки кризиса греческой рабовладельческой демократии. Кризис этот привел к утрате Афинами и другими греческими полисами политической самостоятельности.

Экономический и политический упадок Греции, закат роли полиса отражаются в греческой философии. Усилия, направленные на познание объективного мира, которые проявилось у греческих философов, постепенно замещаются стремлением свести философские и научные вопросы только к тому, что достаточно для обоснования правильного, т.е.

способного обеспечить счастье, личного поведения. Наблюдается повсеместное разочарование во всех видах и формах общественно-политической жизни. Философия из теоретической системы превращается в умонастроение и выражает самоощущение человека, потерявшего себя в мире. Со временем интерес к философскому мышлению вообще резко падает.

Приходит период мистики, сращения религии и философии.

Метафизика как философия по преимуществу уступает место этике, главным вопросом философии этого периода становится не то, что есть вещи сами по себе, а то, как они к нам относятся.

Философия все больше стремится стать учением, разрабатывающим правила и нормы человеческой жизни.

В этом сходны все три основные философские направления эпохи раннего эллинизма — стоицизм, эпикуреизм и скептицизм.

Утратой себя и неуверенностью в себе порождено такое направление эллинистической философии, как скептицизм.

1. Обзор периодов развития скептицизма

Скептици́зм (от греч. skeptikos – рассматривающий, исследующий) — философское направление, выдвигающее сомнение в качестве принципа мышления, особенно сомнение в надёжности истины.

Умеренный скептицизм ограничивается познанием фактов, проявляя сдержанность по отношению ко всем гипотезам и теориям.

В обыденном смысле скептицизм — психологическое состояние неуверенности, сомнения в чем-либо, заставляющее воздерживаться от высказывания категорических суждений.

Античный скептицизм как реакция на метафизический догматизм предшествующих философских школ представлен, прежде всего, Пирроном, затем средней и новой академиями (Аркесилай, Карнеад) и т. н. поздним скептицизмом (Энесидем, Секст Эмпирик и др.)[1].

Античный скептицизм прошел через многие изменения и фазы в своем развитии.

Вначале он имел практический характер, то есть выступал не только как самая истинная, но и как наиболее полезная и выгодная жизненная позиция, а затем превратился в теоретическую доктрину; изначально он ставил под сомнение возможность какого-либо знания, затем критиковал знание, но лишь полученное предшествующей философией. В античном скептицизме можно выделить три периода:

1) Старший пирронизм, развивавшийся самим Пирроном (ок. 360-270 гг. до н.э.) и его учеником Тимоном из Флиунта, относится к III в. до н. э. В то время скептицизм носил чисто практический характер: его ядром была этика, а диалектика только внешней оболочкой; с многих точек зрения, он был доктриной, аналогичной начальному стоицизму и эпикуреизму.

2) Академизм. Собственно говоря, в тот период, когда прервался ряд учеников Пиррона, скептическое направление господствовало в Академии; это было в III и II вв. до н. э. “в Средней Академии”, наиболее выдающимися представителями которого были Аркесилай (315-240 гг.) и Карнеад (214-129 гг. до н. э.).

3) Младший пирронизм нашел своих сторонников, когда скептицизм покинул стены Академии. Изучая работы представителей Академии более позднего периода, можно видеть, что они систематизировали скептическую аргументацию.

Исходная этическая позиция отошла на второй план, на первый план выдвинулась эпистемологическая критика. Главными представителями этого периода были Энесидем и Агриппа.

Множество сторонников скептицизм обрел в этот последний период среди врачей “эмпирической” школы, в числе которых был и Секст Эмпирик.

Лосев А.Ф.[2], самую раннюю ступень скептицизма, возглавляемую Пирроном, называет интуитивно-релятивистической. В дальнейшем скептицизм развивался в пределах платоновской Академии. Впервые скептическое учение мы находим у главы Средней Академии Аркесилая. Это направление Лосев А.Ф.

называет интуитивно-вероятностным. Оно получило свое дальнейшее развитие у главы Новой Академии Карнеада. Этот период именуется рефлективно-вероятностным.

Этот академический скептицизм постепенно ослабевал и превращался в эклектизм, который известен по Филону из Ларисы и Антиоху из Аскалона (II-I вв. до н.э.), возглавлявшим так называемые Четвертую и Пятую Академию.

Более твердую и последовательную позицию скептицизма занимает отдаленный последователь и возобновитель пирронизма, скептик I в. до н.э. Энесидем, скептицизм которого называют систематическим, или рефлективно-релятивистическим.

За ним следовал логически-релятивистический скептицизм Агриппы и Менодота (I в. н.э.) и уже окончательным завершением античного скептицизма, или абсолютным скептицизмом, который граничит с нигилизмом, хотя далеко и не сводится к нему, считается скептицизм Секста Эмпирика и Сатурнина (II-III вв. н.э.).

2. Пиррон и его школа

Пирро́н из Элиды (ок. 360 до н. э. – 280 до н. э.) — древнегреческий философ из Элиды. Родоначальник античного скептицизму Пиррон считал философом того, кто стремится к счастью.

Основатель древней скептической школы. Он придерживался того мнения, что ничто в действительности не является ни прекрасным, ни безобразным, ни справедливым, ни несправедливым, т. к. в себе все одинаково (adiaphoron — безразличное), и поэтому оно не в большей степени одно, чем другое.

Все неодинаковое, различное является (произвольными) человеческими установлениями и обычаями. Вещи недоступны для нашего познания; на этом основан метод воздержания от суждений.

В качестве же практически-нравственного идеального метода отсюда выводится «невозмутимость», «безмятежность» (атараксия).

Учение Пиррона называется пирронизмом. Это название по смыслу отождествляется со скептицизмом. Скептики сомневались во всем, опровергали догматы других школ, но и сами ничего не утверждали. Скептики отрицали истинность любого познания и отбрасывали любые доказательства.

Скептики приходят к выводу, что чувства сами по себе не несут в себе истины. Чувства не могут судить сами о себе, а потому они не могут устанавливать, истинны они или ложны.

То есть мы можем утверждать, что тот или иной предмет является красным или зеленым, сладким или горьким, но мы не знаем какой он на самом деле. Он такой только для нас.

Согласно Пирону, всякому нашему утверждению о любом предмете может быть с равным правом, с равной силой противопоставлено противоречащее ему утверждение.

Из невозможности никаких утверждений ни о каких предметах Пиррон заключает, что единственный подобающий философу способ отношения к вещам может состоять только в воздержанииот каких бы то не было суждений о них. Если мы будем воздерживаться от всяких суждений о вещах, то мы достигнем невозмутимости (атараксии), которая есть высшая степень доступного философу счастья.

Приводятся примеры из его личной жизни как иллюстрация необходимого для правильного скептицизма безмятежного покоя.

Пиррон, находясь со своими учениками на корабле во время бури, поставил им в пример свинью, которая в это время спокойно пожирала свой корм, когда все пассажиры необычайно волновались и боялись катастрофы. Вот таким же невозмутимым, по его мнению, подобает быть истинному мудрецу[3]…

Не менее важное, а может быть даже и более важное, значение имела этическая область пирронова скептицизма. Хотя сам Пиррон ничего не писал, до нас дошло достаточно материалов и об его скептицизме в целом, и об этическом разделе его философии. Тут важен целый ряд терминов, которые с легкой руки Пиррона получили огромное распространение во всей последующей философии.

Таков термин “epoche”, обозначавший “воздержание” от всякого суждения. Раз мы ничего не знаем, то, согласно Пиррону, мы и должны воздерживаться от каких-либо суждений.

Для нас всех, говорил Пиррон, все “безразлично”, “adiaphoron”, – другой популярнейший термин, и не только у скептиков.

В результате воздержания от всяких суждений мы должны поступать только так, как поступают все обычно согласно нравам и порядкам в нашей стране.

Поэтому Пиррон употреблял здесь еще два термина, которые могут только поразить всякого, кто впервые занимается античной философией и испытывает желание вникнуть в существо античного скептицизма.

Это – термин “ataraxia”, “невозмутимость”, и “apatheia”, “бесчувствие”, “бесстрастие”. Этот последний термин некоторые безграмотно переводят как “отсутствие страдания”.

Именно таково должно быть внутреннее состояние мудреца, отказавшегося от разумного объяснения действительности и от разумного к ней отношения.

3. Скептицизм Платоновской Академии

Обычно преемников Платона (академиков) делят на Старую, Среднюю и Новую академию. (Некоторые принимают еще, кроме того, 4-ю и даже 5-ю академию).

Источник: https://mirznanii.com/a/231902/skeptitsizm-kak-napravlenie-antichnoy-filosofii

Book for ucheba
Добавить комментарий