8.11. Органические виды материи: организм, сообщество

Что такое философия? (стр. 31 из 108)

8.11. Органические виды материи: организм, сообщество

Группа (групповая материя) — это бессистемная, бесструктурная, хаотическая совокупность внешним образом взаимодействующих (сталкивающихся) друг с другом тел. Пример чисто групповой материи — инертный газ.

Составляющие этого газа химически неактивны, т. е. не вступают ни в какие химические реакции. Единственная форма взаимодействия между ними — это столкновения, которые не приводят ни к каким связям. А раз нет связей, нет и структуры.

Инертный газ — абсолютно бесструктурное образование.

Для газа характерно броуновское движение молекул. Молекулы газа не связаны друг с другом, а сталкиваются, соударяются. Поэтому они никак не могут быть “частями”, “элементами” в подлинном смысле.

И. В. Блауберг и Э. Г. Юдин групповую материю характеризовали как “неорганизованную совокупность”, в которой связи между составляющими «носят внешний, случайный, несущественный характер». — Какая-то негативная характеристика, как будто мы критически оцениваем случайную связь мужчины и женщины, а не определяем вполне законное понятие.

Хотя, с другой стороны, по-своему это логично: ведь само понятие “неорганизованная совокупность” отрицательно по содержанию, поскольку образовано путем приставления частицы “не” к положительному понятию “организованная совокупность”.

Во всем этом — и в словесном оформлении понятия и в негативных характеристиках его — видна нелюбовь рационалистически настроенных философов к хаосу, беспорядку, к тому, что не является системой, что не имеет структуры и т. д., и т. п.

С моей же точки зрения, к беспорядку, хаосу, стихии нужно относиться также философски уважительно, как и к порядку, организованности, системности. Да, есть материя упорядоченная, организованная, системная, структурированная, оформленная. Но есть и материя неупорядоченная, неструктурированная, хаотичная.

В ценностном смысле вторая так же значима для нас, людей, как и первая. С другой стороны, как не нужно нам слишком большого беспорядка, так не нужно и слишком большого порядка. В ХХ веке мы достаточно натерпелись от твердого (нацистского и коммунистического) порядка. Кстати, слишком большой порядок в человеческом сообществе неизбежно ведет к слишком большому беспорядку.

(Нацистский твердый порядок привел Германию к национальной катастрофе, к хаосу. Коммунистическая заорганизованность общества в России началась с губительной гражданской войны, сопровождалась невиданными репрессиями, затем сонным-застойным царством Л. И. Брежнева и закончилась тем, что поставила Россию на грань национальной катастрофы). Крайности, как говорится, сходятся!

Вернемся, однако, к обсуждаемому вопросу.

Как представляется, что слова “группа”, “групповая материя” больше подходят для обозначения рассматриваемого вида материи, чем отрицательные выражения типа “неорганизованная совокупность”, “неупорядоченная материя”. Групповая материя играет значительную положительную роль в жизни человека.

Достаточно упомянуть воздух. Он и средство дыхания, и теплорегулирующее средство, и условие, смягчающее климат у поверхности Земли, и вещество, позволяющее благодаря несвязанности составляющих его молекул и атомов двигаться человеку в пространстве.

Воздух, правда, не является чисто групповой материей; в нем — масса активных элементов, которые образуют множество связей друг с другом, пусть временных, непрочных, но все же связей. И все же воздух — групповая материя, а не мезоматерия. Достаточно сравнить его с водой, жидкостью.

В воде-жидкости значителен удельный вес структурно оформленных, упорядоченных, кристаллических образований.

Выше было отмечено, что в групповой материи акцент падает на количество. Что это значит? Качество групповой материи по сравнению с ее составляющими выражено минимально. Иными словами групповая материя как целое почти тождественна в качественном отношении своим составляющим.

Напротив, в количественном отношении она может быть весьма и весьма отлична от своих частей-элементов. Кроме того, она легко делится, являя собой некоторое реально существующее количество, множество, совокупность тел. В групповой материи количество выражено наиболее ярко, выпукло.

Составляющие групповую материю с очень большой натяжкой можно назвать элементами, частями. Ведь она не является ни системой, ни целым. Разве окружающий меня воздух является какой-то системой, целым? Или облака, представляющие собой большие скопления водяных паров.

По сравнению с воздухом они являются более плотной материей, располагаются где-то в промежутке между воздухом и водой, т. е. между групповой материей и мезоматерией. И что же? Из наблюдаемого людьми нет ничего более изменчивого, неупорядоченного, неопределенного, неоформленного. К.

Поппер в своей блестящей лекции “Об облаках и часах” противопоставил облака часам как нечто в высшей степени неупорядоченное, переменчивое, капризно-своевольное, иррегулярное и т. д. и т. п. У Поппера облака символизировали мир хаоса, беспорядка. Он совершенно справедливо расположил их на одном полюсе, а часы — на другом.

Так и групповая материя в целом — это один полюс материальной реальности, а тело — другой полюс материальной реальности. Конечно, групповую материю можно представить как минимально упорядоченное тело, т. е. что она не противоположна телу как тип реальности, а является его крайне неупорядоченной модификацией.

Так полагают те, кто считает порядок главным действующим лицом на мировой арене. Мы придерживаемся иного мнения. С нашей точки зрения в мире одинаково сильны позиции порядка и беспорядка. Соответственно, и групповая материя — не разновидность тела, а противоположный телу вид материи.

8.10. Мезоматерия

Мезоматерия, как мы уже говорили, — промежуточный вид материи. Она соединяет черты тела и групповой материи. Как тело она в какой-то мере целостна, как группа — представляет собой совокупность. В итоге мезоматерия целокупна, т. е. отчасти целостна, отчасти совокупна.

Далее, если тело структурировано, а групповая материя бесструктурна, то мезоматерия отчасти структурирована, а отчасти бесструктурна. Например, вода-жидкость отчасти представляет собой полуупорядоченную совокупность кристаллов, а отчасти хаотическую совокупность отдельных молекул.

“Части”, “элементы” мезоматерии лишь отчасти являются таковыми, поскольку между ними нет жесткой-устойчивой связи.

Таким образом, категориальные определения “целое”, ”строение”, “часть” и “система”, “структура”, “элементы” неприменимы к мезоматерии в целом.

Вместо “целого”, “системы” правильнее использовать понятие “целокупность”. Вместо “строения”, “структуры” правильнее использовать понятие типа “полуупорядоченная совокупность”.

Вместо “части”, “элемента” правильнее использовать понятие типа “подмножество”, “подгруппа”.

Мезоматерия в силу своего промежуточного характера многолика, может быть телоподобной и группоподобной. Так, между чистым газом и кристаллическим твердым телом располагается цепь промежуточных состояний: водяной пар, жидкость, аморфное тело. Водяной пар занимает промежуточное положение между газом и жидкостью, а аморфное тело — между жидкостью и кристаллом.

8.11. Органические виды материи: организм, сообщество

Люди давно заметили и по достоинству оценили различие между живыми существами и неорганическими телами. В упрощенной, приблизительной форме они зафиксировали это различие в грамматике языка. Согласно ей все имена существительные делятся на одушевленные и неодушевленные. Местоимение кто указывает на одушевленные предметы, местоимение что — на неодушевленные предметы.

Также в науке и философии с некоторых пор стали проводить четкую разграничительную линию между неорганическим целым и органической целостностью. Подобное разграничение просматривается и в представлении о низших и высших формах материи.

Здравомыслящие философы, ученые давно уже отказались от гилозоизма, оживотворения всей природы, с одной стороны, и от механицизма, примитивного материализма, с другой.

Итак, к органическим видам материи мы относим организм и сообщество. «Организм» объединяет тело, мезоматерию и группу при определяющей роли первого вида материи.

«Сообщество» объединяет тело, мезоматерию и группу при определяющей роли последнего вида материи. Частными видами «организма» являются одноклеточный организм, растение, животное (особь, живое существо), человек.

Частными видами «сообщества” являются колония клеток, рой, стая, стадо, племя, род, народность, нация, семья, коллектив, социальная группа, общество.

О различии между организмом и сообществом

Разные философы, ученые и политики, увлекаясь организмическим подходом, нередко представляли те или иные сообщества организмами. Отсюда во многом их антидемократические, националистические, этатистские и тоталитаристские убеждения.

К сожалению, традиция изображать человеческое общество как организм весьма древняя. Ей отдали дань такие философские авторитеты как Платон и Аристотель.

Поучителен пример с К. Марксом.

Как неофит социологической мысли и одновременно как приверженец коммунистических идей, он истолковывал соотношение человека и общества большей частью как соотношение части и целого/органического целого, т. е. рассматривал общество в духе холизма и органицизма, а отдельного человека как ничтожную частичку общественного целого, как представителя той или иной социальной общности.

С другой стороны, философы и ученые не раз высказывались в том духе, что сообщество особей, индивидов нельзя представлять как одну особь, как одного индивида, т. е. как организм. Н. М. Михайловский, например, писал:

“В организме все-таки страдает и наслаждается целое, а не части; в обществе все-таки страдают и наслаждаются части а не целое” (с. 71). “Общество есть не организм, а совокупность неделимых организмов; оно состоит не из органов, специально предназначенных для того или другого отправления, а из неделимых, имеющих все органы и потому исполняющих всю сумму отправлений”(с. 70).

Источник: https://mirznanii.com/a/231555-31/chto-takoe-filosofiya-31/

Органические виды материи: организм и сообщество: Тело, мезоматерия и группа являются универсально-всеобщими видами

8.11. Органические виды материи: организм, сообщество

Тело, мезоматерия и группа являются универсально-всеобщими видами материи. 3а их пределами никаких других видов материи нет и быть не может.

Логическое членение материи на указанные виды обусловлено, как уже говорилось, диалектикой взаимоотношения ее сторон (качества и количества) и именно в силу этого оно является полным, исчерпывающим членением.

Все конкретные формы материи, изучаемые различными науками, являются либо подвидами ее видов в отдельности, либо объединяющими видами (осуществляющими органический синтез, взаимоопосредствование видов материи). В последнем случае мы имеем дело с живыми организмами и их сообществами. Будем называть их органическими видами материи.

Наглядное представление о соотношении универсально-всеобщих видов и органических видов материи дает рисунок выше, на стр. 19. Мы намеренно привели частный и упрощенный вариант соотношения, чтобы яснее представить, выразить его логику. Еще раз поясним рисунок.

В неорганической природе твердое, жидкое и газообразное состояния вещества, хотя и переходят друг в друга, существуют все же раздельно и исключают друг друга. Напротив, в живых организмах эти три состояния вещества настолько связаны, совмещены, опосредованы друг другом, что представляют собой нечто единое, органически целостное.

Примерно то же можно сказать о логике соотношения видов материи. Итак, к органическим видам материи мы относим организм и сообщество. “Организм” объединяет тело, мезоматерию и группу при определяющей роли первого вида материи. “Сообщество” объединяет тело, мезоматерию и группу при определяющей роли последнего вида материи.

Частными видами “организма” являются одноклеточный организм, растение, животное (особь, живое существо), человек. Частными видами “сообщества» являются колония клеток, рой, стая, стадо, племя, род, народность, нация, семья, коллектив, социальная группа, общество. Выделение органических видов материи в особый разряд — не выдумка автора.

Люди давно заметили и по достоинству оценили различие между живыми существами и неорганическими телами. В упрощенной, приблизительной форме они зафиксировали это различие в грамматике языка. Согласно ей все имена существительные делятся на одушевленные и неодушевленные.

Местоимение кто указывает на одушевленные предметы, местоимение что — на неодушевленные предметы. Также в науке и философии с некоторых пор стали проводить четкую разграничительную линию между неорганическим целым и органической целостностью. Подобное разграничение просматривается и в представлении о низших и высших формах материи.

Предлагаемая классификация видов материи позволяет решить задачу категориального или, как еще говорят, сущностного, неэмпирического разграничения двух сфер природы и деления форм материи на низшие и высшие. Диаграмма (структурная схема) категории “материя”

Определив стороны и виды материи, мы теперь можем составить полную картину категориальной структуры материи. Этой цели служит приводимая на следующей странице диаграмма (структурная схема) категории “материя”. Диаграмма в наглядно-логической форме дает общее представление о структуре материи. Из диаграммы видно, что все “пространство” материи делят между собой, “заполняют” качество, мера и количество.

Каждая из этих категорий имеет свое отдельное “пространство” субкатегорий. Виды материи (тело, мезоматерия, группа) образуют внутри “пространства” материи свое замкнутое “пространство”. Этим отмечается, с одной стороны, подчиненность видов материи ее сторонам, их производность от последних, а, с другой, их относительная самостоятельность и взаимосвязь. Определенную смысловую нагрузку несет также расположение видов материи по отношению к ее сторонам. Расположение тела и организма ближе к стороне качества указывает на их соответственность качеству. А расположение группы и сообщества ближе к стороне количества указывает на их соответственность количеству.                            СУБСТАНЦИЯ                (частица вещества,          МЕЗОМАТЕРИЯ           атом, молекула, крис-           (жидкость…)           талл, твердое тело,            планета, звезда…)             Т Е Л О             ОРГАНИЗМ      СООБЩЕСТВО          ГРУППА          ЦЕЛОЕ-                            (особь, существо,        (рой, стая, стадо,       (поле, газ, туманность,         /cистема/                     человек)           коллектив..)             облако, пыль…)            СТРОЕНИЕ-               /структура/                 ЧАСТЬ /элемент/ КАЧЕСТВО — МЕРА — КОЛИЧЕСТВО                             общее-                                                                                  опти-                    част-                                                          мум                      НЕПРЕРЫВНОЕ                     ное       характер                                                [ВЕЛИЧИНА, СТЕПЕНЬ]                                                                            мерное                      мерное                  класс                                                         качесство                    коли-                                                   квази-                                                                                                                чество                     бесконечное                                                                         [доза,                                                                         размер]    ВСЕОБ- ( типичес-           СПЕЦИ-     ЩЕЕ          кое) —              ФИЧЕ                             НОРМА —                        БЕСКО-                               КОНЕ-             — индивиду-    СКОЕ                                                                            НЕЧ-                                   ЧНОЕ                   альное)                                                 — патоло-                             ное                                                                                      гия            р о д                    в и д                                                                                         стандарт                    разновид-                                                                                                         [МНОЖЕСТВО, ЧИСЛО]                       ность                                                                                                                                        ДИСКРЕТНОЕ Рис. Диаграмма (структурная схема) категории «М А Т Е Р И Я» С у б с т а н ц и я В верхней части диаграммы (“пространства” материи) располагается субстанция. Эта категория занимает особое место в системе ближайших определений материи. Со стороны качества она выражает предел качественной общности, единства всех материальных реальностей. Со стороны количества она выражает предел бесконечности материи, т.е. ее абсолютную бесконечность. Таким образом, субстанция характеризует материю со стороны ее абсолютной, универсальной всеобщности и абсолютной, универсальной бесконечности. Она выражает общую, единую и бесконечную основу всех материальных реальностей. Это положение можно обернуть: в качестве субстанции материя выступает всеобщей основой (матерью, первоосновой) всех вещей. Данное понимание субстанции основано на известной философской традиции. Могут задать вопрос: а нужно ли вообще понятие субстанции. Разве недостаточно того, что мы говорим о материи[26]? Этот вопрос как будто не лишен основания. В самом деле, зачем изобретать какое-то особое понятие для обозначения материального единства мира? Ответ такой. Если мы хотим иметь развитое, дифференцированное понятие материи, то должны мыслить его в системе частных определений, т.е. представлять его в виде системы подчиненных понятий, субкатегорий. Выше говорилось о понятиях, обозначающих стороны материи (качество и количество), говорилось также о видах материи. Для полноты выражения системы частных определений материи не хватает, по крайней мере, еще одного понятия. Это понятие должно фиксировать в себе то содержание материи, которое обычно выражается в словосочетаниях “материя вообще”, “материя как таковая”, “материя в целом или как целое”, “бесконечная материя”. 3десь-то мы и приходим к понятию субстанции. Если представить материю в виде ожерелья, то субстанция будет в этом ожерелье нитью, которая связывает отдельные бусинки. Без нити ожерелье распалось бы. Так и без субстанции материя просто распадается на множество отдельных разрозненных, различных вещей. Если рассматривать материю только как совокупность тел (а такой взгляд, к сожалению, еще имеет место среди философов), то она предстает перед нами как бы разделенной, разорванной, лишь в многообразии отдельных материальных реальностей без единства. Это может привести к мировоззренческому плюрализму и релятивизму, к тому, что люди не будут пытаться искать общую основу вещей, общие закономерности их существования, движения. Субстанция, выражающая идею единства и общности всех материальных реальностей, в гносеологическом плане играет роль ориентира в поисках все более общих и фундаментальных закономерностей объективного мира. (Вспомним, что А.Эйнштейн, разрабатывая глобальные физические концепции, известные под названием теории относительности, вдохновлялся помимо всего прочего идеей спинозовской субстанции). Как бы ни были различны и многообразны материальные образования, их всегда можно свести к общей основе. И вот такой конечной общей основой, первоосновой всех материальных реальностей является СУБСТАНЦИЯ. Следует отметить одну важную особенность понятия субстанции. Это понятие выражает момент единства в материи, но не того единства, которое присуще каждому конкретному телу (в виде целого, целостности), а единства, присущего всей материи, материи в целом. Субстанциальность и целостность — разные понятия. Субстанциальное единство материи не исключает ее неединства, нецелостностности. Материя едина и неедина, целостна и нецелостна.

И последнее. Не следует переоценивать значение понятия субстанции для характеристики материи. Выло бы грубейшей ошибкой отождествлять материю с субстанцией. Последняя характеризует лишь один аспект материи, т.е. является частным определением, субкатегорией материи. Материя не только первооснова всех вещей, но и сами эти вещи во всей их конкретности.

Источник: https://uchebnikfree.com/filosofskie-issledovaniya-knigi/organicheskie-vidyi-materii-organizm-24448.html

Органические виды материи: организм, сообщество: Выделение органических видов материи в особый разряд — не выдумка

8.11. Органические виды материи: организм, сообщество

Выделение органических видов материи в особый разряд — не выдумка автора. Люди давно заметили и по достоинству оце­нили различие между живыми существами и неорганическими телами. В упрощенной, приблизительной форме они зафиксиро­вали это различие в грамматике языка.

Согласно ей все имена существительные делятся на одушевленные и неодушевленные. Местоимение кто указывает на одушевленные предметы, место­имение что — на неодушевленные предметы.

Также в науке и философии с некоторых пор стали проводить четкую разграничи­тельную линию между неорганическим целым и органической целостностью. Подобное разграничение просматривается и в представлении о низших и высших формах материи.

Здравомыс­лящие философы, ученые давно уже отказались от гилозоизма, оживотворения всей природы, с одной стороны, и от механициз­ма, примитивного материализма, с другой.

Итак, к органическим видам материи мы относим организм и сообщество. “Организм” объединяет тело, мезоматерию и группу при определяющей роли первого вида материи. “Сообщество” объединяет тело, мезоматерию и группу при определяющей роли последнего вида материи.

Частными видами “организма” являют­ся одноклеточный организм, растение, животное (особь, живое существо), человек. Частными видами “сообщества” являются колония клеток, рой, стая, стадо, племя, род, народность, нация, семья, коллектив, социальная группа, общество.

В общих чертах понятно, как организм и сообщество объеди­няют тело, мезоматерию и группу. Наглядное представление об этом дает рис. выше, на стр. 41.

Ясно, что они не просто механи­чески включают в себя три агрегатные состояния вещества, а об­разуют внутри себя “формы”, которые можно было бы назвать телоподобными, группоподобными и мезоподобными.

По поводу этих “форм” интересную теорию предложил А.А. Малиновский. Вот как излагают ее И.В. Блауберг и Э.Г. Юдин:

“…автор (А.А. Малиновский — Л.Б.) выделяет два простейших крайних типа: дискретный, или корпускулярный, и жесткофиксирован­ный. Системы первого типа в чистом виде состоят из единиц, практиче­ски не связанных друг с другом.

Таковы особи одного вида и одного по­ла, клетки одной ткани, аллеломорфные парные гены; таковы же (с из­вестными оговорками) и множественные органы в одном организме — пальцы на руках, зубы, однотипные дольки в печени и т. п.

Как правило, само по себе объединение множества однотипных единиц в подобную систему лишь незначительно повышает уровень их общей организации, но такие системы нередко обладают большой приспособительной цен­ностью, поскольку они отличаются большой пластичностью.

Состав­ляющие их единицы сравнительно взаимно независимы и подвижны и в силу этого способны к разнообразным перемещениям и комбинаторике.

Противоположный тип систем характеризуется жесткофиксирован­ными связями составляющих их звеньев, наличие или функция каждого из которых является необходимым условием функционирования всей системы. Жесткость связей понимается здесь не в механическом, а в ор­ганизационном смысле, предполагающем строгую согласованность функций системы.

Так, например, согласованы между собой последова­тельно этапы в эмбриональном развитии глаза, где из первичной нерв­ной пластинки развивается глазной бокал, который в свою очередь ин­дуцирует развитие хрусталика, и т. д.

В нашем организме жестко связа­ны и взаимно дополняют друг друга центральная нервная система, сис­тема кровообращения, система пищеварения, система выделения и др. Каждая из них необходима и не может быть заменена другой.

Структу­ры такого типа могут весьма сильно повышать уровень организации систем по сравнению с тем, что имеется в отдельных составляющих их звеньях. Но в то же время такие системы оказываются гораздо менее гибкими и способными к перестройке, чем “корпускулярные” системы.

Нужно оговориться, что системы этих двух крайних типов в чистом виде встречаются очень редко. Но формы, близкие к ним настолько, что в них выявляются свойственные данным типам закономерности, доста­точно часты.

При этом при переходе от низших уровней, лежащих на грани молекулярной биологии, ко все более высоким уровням — кле­точному, тканевому, организменному, видовому и т. д.

— обнаружива­ется довольно правильное чередование этих двух типов организации: парные хромосомы (корпускулярность), взаимное дополнение ядра и клетки (жесткое отношение), клетки одной ткани (корпускулярность), взаимное дополнение тканей (жесткое отношение), множественные ор­ганы или их части (корпускулярность), соотношение систем органов (жесткие отношения), особи одного пола (корпускулярность), взаимное дополнение полов (жесткое отношение) и т. д.

Это чередование нетрудно объяснить, если подойти к нему с точки зрения общих принципов структурной организации живых систем.

Взаимодополняющие отношения звеньев внутри системы жесткого типа необходимы для повышения уровня организации и эффективности сис­темы; однако они не обеспечивают необходимой гибкости и “живуче­сти” системы.

Поэтому такие жесткие системы дважды или многократ­но повторяются на следующем уровне, выступая уже как единицы кор­пускулярной системы. Этим обеспечивается и большая надежность, и количественная гибкость следующего уровня организации.

Высокораз­витые системы в организме должны в какой-то степени отвечать требо­ваниям разного рода: и гибкости, и экономичности, и координированно­сти. Поскольку каждый тип простейших систем, обеспечивая одни из этих свойств, автоматически исключает другие, постольку известные оптимальные сочетания достигаются чередованием обоих типов на раз­ных уровнях организации.

Однако возможен и другой путь, обеспечивающий оптимальное со­вмещение “корпускулярности” и “жесткости”. Это такое строение сис­темы, когда на одном уровне совмещаются некоторые черты обоих ти­пов. Так, для филогенеза очень важно, чтобы эволюционное изменение одного органа не отражалось на других.

Например, даже благоприятное изменение глазного бокала с большой вероятностью может нарушить совершенство хрусталика. Такое положение очень затрудняет свобод­ную эволюцию более ранних в индивидуальном развитии органов (в данном случае бокала).

С другой стороны, та же зависимость хрустали­ка от бокала имеет и приспособительное значение: ею обеспечивается то, что хрусталик всегда возникает именно перед бокалом, как это тре­буется для полноценного развития глаза.

Требования к координирован­ному развитию приходят здесь в противоречие с требованиями к эво­люционной независимости органов, которая обеспечила бы возмож­ность совершенствования каждого органа, не нарушая совершенства другого.

Если координация достигается последовательной связью A — B — C — D — E, то эволюционно независимым здесь является лишь последнее звено, поскольку от его изменений не зависит ни один пре­дыдущий орган. Для полной эволюционной независимости было бы идеальным, если бы каждый орган развивался совершенно самостоя­тельно. Система была бы корпускулярной, и новый вариант каждого ор­гана мог бы в новых поколениях замещать старый, не влияя на другие органы.

Систему, оптимально совмещающую в себе оба достоинства край­них типов (независимость и координацию), А.А. Малиновский назвал “звездным” типом системы. Это такой тип, когда один орган — А — берет на себя прямую стимуляцию развития органов или функций В и С и D и E.

Орган А оказывается тогда как бы в центре (разумеется, не в пространственно-геометрическом смысле), а остальные органы связаны с ним как луч со звездой.

При таком типе взаимоотношений лишь один объединяющий другие признаки орган — наиболее ярко это выражено в системе желез внутренней секреции — оказывается эволюционно свя­занным, так как его изменение сразу отразилось бы на всех зависимых органах. И действительно, железы внутренней секреции чрезвычайно консервативны.

Зато признаки, определяемые железой, все являются конечными в цепи зависимостей; поэтому они могут свободно эволю­ционировать и в результате резко различаются у разных видов. С гор­моном половой железы у оленя связаны рога, у льва — грива, у птиц — характерное оперение и т. д.

В то же время все признаки, определяемые одной железой, оказываются через нее тесно связанными между собой. Вокруг каждой железы группируются признаки одной и той же приспо­собительной направленности: вокруг половой — признаки, способст­вующие функции размножения, вокруг адреналовой системы — функ­ции, мобилизующие возможности организма в острых ситуациях (бег­ство, борьба) и т. д.

Таким образом, в случае “звездной” связи онтогенетическая коор­динация достигается почти максимально, как и в жесткой системе, а эволюционная гибкость теряется только для одного звена — для цен­трального органа, объединяющего все другие. Этот тип достаточно ши­роко распространен в живых системах”[403].

“Корпускулярные”, “жесткофиксированные”, “звездные” ти­пы организации живого — это как раз группоподобные, телопо­добные и мезоподобные “формы”.

О различии между организмом и сообществом

Разные философы, ученые и политики, увлекаясь организми- ческим подходом, нередко представляли те или иные сообщества организмами. Отсюда во многом их антидемократические, на­ционалистические, этатистские и тоталитаристские убеждения.

К сожалению, традиция изображать человеческое общество как организм весьма древняя. Ей отдали дань такие философские авторитеты как Платон и Аристотель. С Платоном всё ясно, но Аристотель?! С одной стороны, он критиковал Платона за абсо­лютизацию государственного единства, а, с другой, недалеко ушел от последнего в своем представлении соотношения госу­дарства и человека.

Вот что писал он по поводу государственного единства:

“Я имею в виду мысль Сократа: лучше всего для всякого государст­ва, чтобы оно по мере возможности представляло собой единство; эту именно предпосылку Сократ ставит в основу своего положения.

Ясно, что государство при постоянно усиливающемся единстве пе­рестанет быть государством. Ведь по своей природе государство пред­ставляется некоторым множеством.

Если же оно стремится к единству, то в таком случае из государства образуется семья, а из семьи — от­дельный человек: семья, как всякий согласится, отличается большим единством, нежели государство, а один человек — нежели семья.

Таким образом, если бы кто-нибудь и оказался в состоянии осуществить это, то все же этого не следовало бы делать, так как он тогда уничтожил бы государство. Далее, в состав государства не только входят отдельные многочисленные люди, но они еще и различаются между собой по сво­им качествам, ведь элементы, образующие государство, не могут быть одинаковы…

Можно и другим способом доказать, что стремление сделать госу­дарство чрезмерно единым не является чем-то лучшим: семья — нечто более самодовлеющие (существующее само по себе — Л.Б.

), нежели от­дельный человек, государство — нежели семья, а осуществляется госу­дарство в том случае, когда множество, объединенное государством в одно целое, будет самодовлеющим.

И если более самодовлеющее со­стояние предпочтительнее, то и меньшая степень единства предпочти­тельнее, чем большая”[404].

Здесь мы видим Аристотеля, различающего государство, се­мью и отдельного человека по степени единства. Но вот в той же “Политике” он уподобляет государство (общество) живому орга­низму, рассматривает его по существу как органическое целое, а отдельного человека как часть этого целого:

“Что человек есть существо общественное в большей степени, не­жели пчелы и всякого рода стадные животные, ясно из следующего: …один только человек из всех живых существ одарен речью…

Это свой­ство людей отличает их от остальных живых существ: только человек способен к восприятию таких понятий, как добро и зло, справедливость и несправедливость и т. п. А совокупность всего этого и создает основу семьи и государства.

Первичным по природе является государство по сравнению с семьей и каждым из нас; ведь необходимо, чтобы целое предшествовало части. Уничтожь живое существо в его целом, и у него не будет ни ног, ни рук, сохранится только наименование их, подобно тому как мы говорим “каменная рука”; ведь и рука, отделенная от тела, будет именно такой каменной рукой…

Итак, очевидно, государство су­ществует по природе и по природе предшествует каждому человеку; по­скольку последний, оказавшись в изолированном состоянии, не являет­ся существом самодовлеющим, то его отношение к государству такое же, как отношение любой части к своему целому”[405].

Здесь уже другой Аристотель, несколько прямолинейный в своем уподоблении государства-общества живому организму и в оценке соотношения государства и отдельного человека как со – отношения целого и части.

Гегель комментирует: “Аристотель не делает отдельного человека и его права основным принципом, а признает государство чем-то по своей сущности высшим, чем от­дельный человек и семья, потому что оно и составляет их суб­станциальность”.

Далее он справедливо замечает: “Это прямо противоположно современному принципу, в котором особенный произвол единичного человека делается исходным пунктом, как нечто единичное, так что все подачей своего голоса определяют, что должно быть законом, и лишь благодаря этому возникает не­кий общественный союз. Для Аристотеля, как и Платона, госу­дарство есть prius, субстанциальное, главное, ибо его цель явля­ется высшей целью в практической области”[406].

Насколько распространенным в древности было уподобление государства организму, можно судить по такой полулегендарной истории. Когда однажды в древнем Риме взбунтовались плебеи, сенатор Менений Агриппа умиротворял их следующим образом.

“Каждый из вас знает, — говорил он, — что в организме человека существуют разные части, причем каждая из этих частей выпол­няет свою определенную роль: ноги переносят человека с одного места на другое, голова думает, руки работают.

Государство — это тоже организм, в котором каждая часть предназначена для выполнения своей определенной роли: патриции — это мозг го­сударства, плебеи — это его руки.

Что было бы с человеческим организмом, если бы отдельные его части взбунтовались и отка­зались выполнять предназначенную для них роль? Если бы руки человека отказались работать, голова — думать, тогда человек был бы обречен на гибель. То же самое случится и с государст­вом, если его граждане будут отказываться выполнять то, что яв­ляется их естественной обязанностью”[407].

Поучителен пример с К. Марксом.

Как неофит социологиче­ской мысли и одновременно как приверженец коммунистических идей, он истолковывал соотношение человека и общества боль­шей частью как соотношение части и цело­го/органического целого, т. е.

рассматривал общество в духе хо­лизма и органицизма, а отдельного человека как ничтожную час­тичку общественного целого, как представителя той или иной со­циальной общности[408].

А вот что пишет Б.Рассел по поводу органицизма и его связи с идеологиями этатизма и национализма: «Престиж биологии за­ставлял людей, мышление которых находилось под влиянием науки, применять биологические, а не механические категории к миру…

Понятие организма стали представлять ключом к научно­му и философскому объяснению законов природы… В политике она (эта точка зрения — Л.Б.), естественно, вела к возвеличива­нию общества в противоположность индивидууму.

Это находит­ся в гармонии с растущей мощью государства, а также с нацио­нализмом, который мог обратиться к дарвиновскому учению о выживании сильнейших, применяя его не к индивидуумам, а к нациям.»[409]

С другой стороны, философы и ученые не раз высказывались в том духе, что сообщество особей, индивидов нельзя представ­лять как одну особь, как одного индивида, т. е. как организм. Н.М. Михайловский, например, писал:

“В организме все-таки страдает и наслаждается целое, а не части; в обществе все-таки страдают и наслаждаются части а не целое” (с. 71). “Общество есть не организм, а совокупность неделимых организмов; оно состоит не из органов, специально предназначенных для того или другого отправления, а из неделимых, имеющих все органы и потому исполняющих всю сумму отправлений”(с. 70)[410].

Михайловскому вторит В.В. Вересаев: “Мы прекрасно пони­маем, что коллектив сам по себе есть не что иное как отвлечение. У него нет собственного сознания, собственного чувствилища. Радоваться, наслаждаться, страдать он способен только в созна­нии членов коллектива”2.

Л. фон Берталанфи указывал на различие между организмом и сообществом:

“Жизненные сообщества суть системы взаимодействующих компо­нентов, которым присущи системные свойства, взаимные зависимости, саморегуляция, приспособление в случае их нарушения, стремление к равновесию. Само собой разумеется, что степень их интегрированности очень незначительна в сравнении с отдельным организмом.

Они явля­ются не централизованными системами, а системами с “рыхлой” связью между компонентами. Их развитие определяется внешними по отноше­нию к организму условиями, но зависимыми от самих организмов.

По­этому о жизненных сообществах организмов с полным основанием можно говорить как о системах, но нет никакого основания называть их, как это часто бывает, организмами более высоких ступеней”3.

Соглашаясь с Берталанфи в его оценке различия между орга­низмом и сообществом, мы не можем, однако, согласиться с ним в том, что он рассматривает сообщество как систему. Во-первых, сообщество не является системой, как организм не является неор­ганическим телом.

И, во-вторых, оно (сообщество) не является системой, как хаотический “порядок” групповой материи не яв­ляется системным порядком тела. Возьмем для примера челове­чество, человеческое общество. Это — хорошо знакомое нам со – общество.

Разве оно является системой? Человечество — такое сообщество, в котором отдельные человеческие сообщества (страны, нации, народности, племена, коллективы) в лучшем слу­чае взаимодействуют друг с другом, но никак не составляют сис­темы.

С одной стороны, мы видим такие мощные объединения людей как США и Россия, а, с другой, совершенно оторванные от остального мира племена, группы индейцев, африканцев, австра­лийских аборигенов. Взаимодействие народов, стран-государств — это еще не система, не единство.

Организация объединенных наций — весьма слабая форма связи людей (и даже не людей, а некоторых их сообществ, именуемых странами-государствами). Мы знаем, что наряду с гармоническими, неантагонистическими взаимодействиями существуют антагонистические.

Взаимодейст­вие людей на Земле — это весьма сложный конгломерат гармо­нических и антагонистических взаимодействий.

Наличие в этом конгломерате антагонистических взаимодействий (постоянно случающиеся горячие и холодные войны, локальные и глобаль­ные катастрофы, то затухающий, то разгорающийся конфликт разных цивилизаций-культур [411], противоречия между Западом и Востоком, богатым Севером и бедным Югом и т. д. и т. п.) не позволяет сообществу людей превратиться в целое-систему. Че­ловечество в принципе не может стать единым целым, системой. Как только разрешаются одни противоречия-конфликты внутри него, тут же появляются другие. Предстоящий выход человечест­ва в космос, т. е. заселение им необъятного внеземного космиче­ского пространства, еще более разъединит людей. Грядущая кос­мическая цивилизация придет на смену земному человечеству, сделает сообщество людей еще менее похожим на целое-систему.

В живой природе различие между сообществом и организмом отчетливо можно видеть при сопоставлении колонии простейших (одноклеточных организмов) и многоклеточного организма. Вот что пишет по этому поводу Е.В. Грунтенко:

“В многоклеточном организме функционирование его одной части (отдельной клетки, ткани, органа) согласовано с другими, работа каждо­го органа дополняет функции других — происходит тот особый вид общей деятельности, который характерен для данного животного или растения.

Хорошим аргументом в пользу принципиального отличия много­клеточного организма от колонии простейших является то обстоятель­ство, что в последнем случае каждая входящая в колонию клетка: а) ве­дет ту же жизнь, что и многие, если не все, другие; б) в этой своей жиз­ни в других компаньонах по колонии она не нуждается; в) объединение простейших не изменяет для членов “компании” эффективности выпол­нения многих жизненно важных функций (например, вся колония не в состоянии передвигаться быстрее одной клетки, в то время как живот­ное, имеющее специальные органы передвижения, может неизмеримо действенней выполнять ту же задачу); г) величина колонии небезраз­лична для ее судьбы (колонии конкурируют друг с другом), но ее раз­меры не влияют на зависимость одной особи от другой, не затрагивают автономности этой особи; д) к описанию жизни колонии простейших применимо многое из того математического аппарата, который упот­ребляется для характеристики популяций не прямо зависимых друг от друга любых однотипных существ. В противоположность этому в мно­гоклеточном организме описание взаимозависимостей, взаимовлияния его составляющих частей существенно сложнее, в частности требует учета их качественной неравноценности…

Многоклеточное существо — это один организм из многих клеток. Не просто сообщество, колония, популяция, а одно целое”[412].

Н. Винер обращает внимание на следующие различия между организмом и сообществом:

“…большинство животных и растений небольшого размера и все животные и растения больших размеров состоят из единиц — клеток, которые обладают многими, если не всеми свойствами независимых живых организмов. Многоклеточные организмы могут быть сами со­ставными элементами организмов более высокой степени…

Совсем ина­че обстоит с человеком и другими общественными животными — ста­дами павианов или скота, колониями бобров, пчелиными ульями, оси­ными гнездами, муравейниками. По степени целостности жизнь сооб­щества (курсив мой — Л.Б.

) может вполне приближаться к уровню, ха­рактерному для поведения отдельной особи; но особь обычно наделена фиксированной нервной системой, с постоянными топографическими отношениями между элементами и постоянными соединениями, а со­общество состоит из особей, находящихся между собой в изменяющих­ся пространственно-временных отношениях и не имеющих постоянных, неразрывных физических соединений”[413].

Итак, достаточно о различии между организмом и сообщест­вом.

3232.1.

Источник: https://sci-book.com/osnovyi-filosofii/organicheskie-vidyi-materii-organizm-64681.html

Группа (групповая материя)

8.11. Органические виды материи: организм, сообщество

⇐ Предыдущая9101112131415161718Следующая ⇒

Группа (групповая материя) — это бессистемная, бесструктурная, хаотическая совокупность внешним образом взаимодействующих (сталкивающихся) друг с другом тел. Пример чисто групповой материи — инертный газ.

Составляющие этого газа химически неактивны, т. е. не вступают ни в какие химические реакции. Единственная форма взаимодействия между ними — это столкновения, которые не приводят ни к каким связям. А раз нет связей, нет и структуры.

Инертный газ — абсолютно бесструктурное образование.

Для газа характерно броуновское движение молекул. Молекулы газа не связаны друг с другом, а сталкиваются, соударяются. Поэтому они никак не могут быть “частями”, “элементами” в подлинном смысле.

И. В. Блауберг и Э. Г. Юдин групповую материю характеризовали как “неорганизованную совокупность”, в которой связи между составляющими «носят внешний, случайный, несущественный характер». — Какая-то негативная характеристика, как будто мы критически оцениваем случайную связь мужчины и женщины, а не определяем вполне законное понятие.

Хотя, с другой стороны, по-своему это логично: ведь само понятие “неорганизованная совокупность” отрицательно по содержанию, поскольку образовано путем приставления частицы “не” к положительному понятию “организованная совокупность”.

Во всем этом — и в словесном оформлении понятия и в негативных характеристиках его — видна нелюбовь рационалистически настроенных философов к хаосу, беспорядку, к тому, что не является системой, что не имеет структуры и т. д., и т. п.

С моей же точки зрения, к беспорядку, хаосу, стихии нужно относиться также философски уважительно, как и к порядку, организованности, системности. Да, есть материя упорядоченная, организованная, системная, структурированная, оформленная. Но есть и материя неупорядоченная, неструктурированная, хаотичная.

В ценностном смысле вторая так же значима для нас, людей, как и первая. С другой стороны, как не нужно нам слишком большого беспорядка, так не нужно и слишком большого порядка. В ХХ веке мы достаточно натерпелись от твердого (нацистского и коммунистического) порядка. Кстати, слишком большой порядок в человеческом сообществе неизбежно ведет к слишком большому беспорядку.

(Нацистский твердый порядок привел Германию к национальной катастрофе, к хаосу. Коммунистическая заорганизованность общества в России началась с губительной гражданской войны, сопровождалась невиданными репрессиями, затем сонным-застойным царством Л. И. Брежнева и закончилась тем, что поставила Россию на грань национальной катастрофы). Крайности, как говорится, сходятся!

Вернемся, однако, к обсуждаемому вопросу.

Как представляется, что слова “группа”, “групповая материя” больше подходят для обозначения рассматриваемого вида материи, чем отрицательные выражения типа “неорганизованная совокупность”, “неупорядоченная материя”. Групповая материя играет значительную положительную роль в жизни человека.

Достаточно упомянуть воздух. Он и средство дыхания, и теплорегулирующее средство, и условие, смягчающее климат у поверхности Земли, и вещество, позволяющее благодаря несвязанности составляющих его молекул и атомов двигаться человеку в пространстве.

Воздух, правда, не является чисто групповой материей; в нем — масса активных элементов, которые образуют множество связей друг с другом, пусть временных, непрочных, но все же связей. И все же воздух — групповая материя, а не мезоматерия. Достаточно сравнить его с водой, жидкостью.

В воде-жидкости значителен удельный вес структурно оформленных, упорядоченных, кристаллических образований.

Выше было отмечено, что в групповой материи акцент падает на количество. Что это значит? Качество групповой материи по сравнению с ее составляющими выражено минимально. Иными словами групповая материя как целое почти тождественна в качественном отношении своим составляющим.

Напротив, в количественном отношении она может быть весьма и весьма отлична от своих частей-элементов. Кроме того, она легко делится, являя собой некоторое реально существующее количество, множество, совокупность тел. В групповой материи количество выражено наиболее ярко, выпукло.

Составляющие групповую материю с очень большой натяжкой можно назвать элементами, частями. Ведь она не является ни системой, ни целым. Разве окружающий меня воздух является какой-то системой, целым? Или облака, представляющие собой большие скопления водяных паров.

По сравнению с воздухом они являются более плотной материей, располагаются где-то в промежутке между воздухом и водой, т. е. между групповой материей и мезоматерией. И что же? Из наблюдаемого людьми нет ничего более изменчивого, неупорядоченного, неопределенного, неоформленного. К.

Поппер в своей блестящей лекции “Об облаках и часах” противопоставил облака часам как нечто в высшей степени неупорядоченное, переменчивое, капризно-своевольное, иррегулярное и т. д. и т. п. У Поппера облака символизировали мир хаоса, беспорядка. Он совершенно справедливо расположил их на одном полюсе, а часы — на другом.

Так и групповая материя в целом — это один полюс материальной реальности, а тело — другой полюс материальной реальности. Конечно, групповую материю можно представить как минимально упорядоченное тело, т. е. что она не противоположна телу как тип реальности, а является его крайне неупорядоченной модификацией.

Так полагают те, кто считает порядок главным действующим лицом на мировой арене. Мы придерживаемся иного мнения. С нашей точки зрения в мире одинаково сильны позиции порядка и беспорядка. Соответственно, и групповая материя — не разновидность тела, а противоположный телу вид материи.

Мезоматерия

Мезоматерия, как мы уже говорили, — промежуточный вид материи. Она соединяет черты тела и групповой материи. Как тело она в какой-то мере целостна, как группа — представляет собой совокупность. В итоге мезоматерия целокупна, т. е. отчасти целостна, отчасти совокупна.

Далее, если тело структурировано, а групповая материя бесструктурна, то мезоматерия отчасти структурирована, а отчасти бесструктурна. Например, вода-жидкость отчасти представляет собой полуупорядоченную совокупность кристаллов, а отчасти хаотическую совокупность отдельных молекул.

“Части”, “элементы” мезоматерии лишь отчасти являются таковыми, поскольку между ними нет жесткой-устойчивой связи.

Таким образом, категориальные определения “целое”, ”строение”, “часть” и “система”, “структура”, “элементы” неприменимы к мезоматерии в целом.

Вместо “целого”, “системы” правильнее использовать понятие “целокупность”. Вместо “строения”, “структуры” правильнее использовать понятие типа “полуупорядоченная совокупность”.

Вместо “части”, “элемента” правильнее использовать понятие типа “подмножество”, “подгруппа”.

Мезоматерия в силу своего промежуточного характера многолика, может быть телоподобной и группоподобной. Так, между чистым газом и кристаллическим твердым телом располагается цепь промежуточных состояний: водяной пар, жидкость, аморфное тело. Водяной пар занимает промежуточное положение между газом и жидкостью, а аморфное тело — между жидкостью и кристаллом.

8.11. Органические виды материи: организм, сообщество

Люди давно заметили и по достоинству оценили различие между живыми существами и неорганическими телами. В упрощенной, приблизительной форме они зафиксировали это различие в грамматике языка. Согласно ей все имена существительные делятся на одушевленные и неодушевленные. Местоимение кто указывает на одушевленные предметы, местоимение что — на неодушевленные предметы.

Также в науке и философии с некоторых пор стали проводить четкую разграничительную линию между неорганическим целым и органической целостностью. Подобное разграничение просматривается и в представлении о низших и высших формах материи.

Здравомыслящие философы, ученые давно уже отказались от гилозоизма, оживотворения всей природы, с одной стороны, и от механицизма, примитивного материализма, с другой.

Итак, к органическим видам материи мы относим организм и сообщество. «Организм» объединяет тело, мезоматерию и группу при определяющей роли первого вида материи.

«Сообщество» объединяет тело, мезоматерию и группу при определяющей роли последнего вида материи. Частными видами «организма» являются одноклеточный организм, растение, животное (особь, живое существо), человек.

Частными видами «сообщества” являются колония клеток, рой, стая, стадо, племя, род, народность, нация, семья, коллектив, социальная группа, общество.

О различии между организмом и сообществом

Разные философы, ученые и политики, увлекаясь организмическим подходом, нередко представляли те или иные сообщества организмами. Отсюда во многом их антидемократические, националистические, этатистские и тоталитаристские убеждения.

К сожалению, традиция изображать человеческое общество как организм весьма древняя. Ей отдали дань такие философские авторитеты как Платон и Аристотель.

Поучителен пример с К. Марксом.

Как неофит социологической мысли и одновременно как приверженец коммунистических идей, он истолковывал соотношение человека и общества большей частью как соотношение части и целого/органического целого, т. е. рассматривал общество в духе холизма и органицизма, а отдельного человека как ничтожную частичку общественного целого, как представителя той или иной социальной общности.

С другой стороны, философы и ученые не раз высказывались в том духе, что сообщество особей, индивидов нельзя представлять как одну особь, как одного индивида, т. е. как организм. Н. М. Михайловский, например, писал:

“В организме все-таки страдает и наслаждается целое, а не части; в обществе все-таки страдают и наслаждаются части а не целое” (с. 71). “Общество есть не организм, а совокупность неделимых организмов; оно состоит не из органов, специально предназначенных для того или другого отправления, а из неделимых, имеющих все органы и потому исполняющих всю сумму отправлений”(с. 70).

Михайловскому вторит В. В. Вересаев: “Мы прекрасно понимаем, что коллектив сам по себе есть не что иное как отвлечение. У него нет собственного сознания, собственного чувствилища. Радоваться, наслаждаться, страдать он способен только в сознании членов коллектива”.

Л. фон Берталанфи указывал на различие между организмом и сообществом. Он, правда, рассматривал сообщество как систему. Это весьма распространенная ошибка. Во-первых, сообщество не является системой, как организм не является неорганическим телом.

И, во-вторых, оно (сообщество) не является системой, как хаотический “порядок” групповой материи не является системным порядком тела. Возьмем для примера человечество, человеческое общество. Это — хорошо знакомое нам сообщество.

Разве оно является системой? Человечество — такое сообщество, в котором отдельные человеческие сообщества (страны, нации, народности, племена, коллективы) в лучшем случае взаимодействуют друг с другом, но никак не составляют системы.

С одной стороны, мы видим такие мощные объединения людей как США и Россия, а, с другой, совершенно оторванные от остального мира племена, группы индейцев, африканцев, австралийских аборигенов. Взаимодействие народов, стран-государств — это еще не система, не единство.

Организация объединенных наций — весьма слабая форма связи людей (и даже не людей, а некоторых их сообществ, именуемых странами-государствами). Мы знаем, что наряду с гармоническими, неантагонистическими взаимодействиями существуют антагонистические.

Взаимодействие людей на Земле — это весьма сложный конгломерат гармонических и антагонистических взаимодействий.

Наличие в этом конгломерате антагонистических взаимодействий (постоянно случающиеся горячие и холодные войны, локальные и глобальные катастрофы, то затухающий, то разгорающийся конфликт разных цивилизаций-культур , противоречия между Западом и Востоком, богатым Севером и бедным Югом и т. д. и т. п.) не позволяет сообществу людей превратиться в целое-систему. Человечество в принципе не может стать единым целым, системой. Как только разрешаются одни противоречия-конфликты внутри него, тут же появляются другие. Предстоящий выход человечества в космос, т. е. заселение им необъятного внеземного космического пространства, еще более разъединит людей. Грядущая космическая цивилизация придет на смену земному человечеству, сделает сообщество людей еще менее похожим на целое-систему.

В живой природе различие между сообществом и организмом отчетливо можно видеть при сопоставлении колонии простейших (одноклеточных организмов) и многоклеточного организма.

⇐ Предыдущая9101112131415161718Следующая ⇒

Дата добавления: 2015-11-05; просмотров: 197 | Нарушение авторских прав

Рекомендуемый контект:

Похожая информация:

Поиск на сайте:

Источник: https://lektsii.org/3-46512.html

Book for ucheba
Добавить комментарий