А. ПОНЯТИЕ ИСТОРИИ ФИЛОСОФИИ

Понятие философии истории

А.  ПОНЯТИЕ ИСТОРИИ  ФИЛОСОФИИ

Россия: особенности ее исторического и культурного развития.

Литература к теме

Бердяев, Н. А. Смысл истории [Текст] / Н. А. Бердяев. – М. : Политиздат, 1990. – 525 с.

Гегель, Г. Философия истории [Текст] / Г. Гегель. – СПб. : Наука, 1993. –479 с.

Марков, Б. В. Человек в истории. Философия истории [Текст] / Б. В. Марков // Социально-политический журнал. – 1996. – № 6. – С. 86–100.

Маркс, К., Энгельс, Ф. Немецкая идеология [Текст] / К. Маркс, Ф. Энгельс. – М. : Политиздат, 1988. – 574 с.

Тойнби, А. Постижение истории [Текст] / А. Тойнби. – М. : Прогресс, 1991. – 736 с.

Философия истории [Текст] : Антология. – М. : Аспект Пресс, 1995. – 351 с.

Энгельс, Ф. Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии [Текст] / Ф. Энгельс // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 21. – М. : Политиздат, 1961. – С. 269–317.

Энгельс, Ф. Письмо Й. Блоху, 21–22 сентября 1890 г. [Текст] / Ф. Энгельс // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 37. – М. : Политиздат, 1961. – С. 394–396.

Ясперс, К. Смысл и назначение истории [Текст] / К. Ясперс. – М. : Политиздат, 1991. – 527 с.

С л о в а р ь

Волюнтаризм(voluntas – воля) – рассматривает волю в качестве высшего принципа бытия; признание примата воли над другими проявлениями духовной жизни человека, включая мышление; отрицает объективную закономерность в природе и обществе.

Историзм–философский диалектический принцип, являющийся методологическим выражением саморазвития действительности в его направленности по оси времени.

Включает в себя основные требования: а) изучение настоящего, современного состояния предмета; б) реконструкция его прошлого – рассмотрение возникновения и основных этапов его исторического движения; в) предвидение будущего, прогнозирование тенденций дальнейшего развития предмета.

Исторический релятивизм– принцип, отрицающий наличие общих закономерностей, всеобщей истории и направленности исторического развития.

Историческое и логическое– философские категории, характеризующие отношение между исторически развивающейся объективной действительностью и ее отражением в теоретическом познании.

Историческое – процесс становления и развития объекта; логическое – теоретическое воспроизведение развитого и развивающего объекта во всех его существенных, закономерных связях и отношениях.

Историческое и логическое являются конкретизацией принципа историзма.

Общество – понятие, применяемое к определению обособившейся от природы части материального мира. В узком смысле слова под обществом понимается та или иная общность индивидов, группа людей, организовавшаяся в процессе совместной деятельности.

Общественно-экономическая формация – в философии марксизма исторически определенный тип общества, представляющий собой особую ступень в его развитии. В основе каждой формации лежит определенный способ производства, а производственные отношения образуют сущность данной формации.

Прогресс (лат. progressus – движение вперед) – восходящая ветвь развития, характеризующаяся переходом от низшего к высшему, от менее совершенного к более совершенному. Прогресс относителен, действует не на все явление в целом, а разнонаправлено в его частях, поэтому и содержит в себе как необходимый момент регресс.

Регресс (лат. regressus – движение назад) – сторона прогресса; нисходящая ветвь развития.

Фатализм (fatalis – роковой) – вера в предопределенность, неотвратимую судьбу, рок, «божью волю». Философское воззрение, утверждающее неотвратимость единственно возможного развертывания событий, что исключает свободу выбора и случайность. Возникает и развивается на основе абсолютизации положений механистического детерминизма.

Формационный подход – направление в социальной философии, признающее направленность развития, проходящего одни и те же ступени развития (общественные формации), обусловленные единой системой детерминации.

Харизма(гр. charisma – милость, божественный дар) – необыкновенно большие способности или исключительная одаренность, воспринимаемые как милость Божия.

Цивилизационный подход–связан с пониманием круговорота в историческом развитии. Отрицает единую детерминацию. Признает наличие обособленных, самодостаточных цивилизаций.

Цивилизация (civilis – гражданский) – социокультурное образование; ступень общественного развития, следующая за варварством; замкнутый, относительно изолированный социально-исторический организм, в основе которого лежат культурные особенности.

П р а к т и ч е с к и й к о н с п е к т

Понятие философии истории

Предметом философии истории является историческое измерение бытия человека. Объектом философского рассмотрения становится тот или иной фрагмент исторической жизни человечества или всемирная история в целом.

Важнейшими вопросами философии истории являются: что определяет судьбу человечества? Есть ли смысл и цель исторического процесса, и если есть, то в чем они? Имеет ли история направление и кто является творцом истории? Главные интересы философии истории связаны с познанием направленности и необратимости исторического движения.

История – наука о событиях в их связи и последовательности.Другое значение термина «история» состоит в обозначении им жизни общества. «История – не что иное, как деятельность преследующего свои цели человека» (К. Маркс). В этом смысле речь идет о законах истории, противопоставлении их законам природы.

Специфика истории в том, что она обращена к прошлому. Память о прошлом, знание, понимание и переживание его характеризуют собой историческое сознание. Человек живет не только настоящим, он дорожит своим прошлым.

«История – это изучение процессов, протекающих во времени, но что такое время не знает никто» (Л. Н. Гумилев). Историческое сознание осуществляет «связь времен». Это ретроспектива, необходимая для перспективы.

Наконец термином «история» обозначают науку, изучающую прошлое человеческого общества. Термин «история» имеет два смысла. Он обозначает знание о прошлом, а также историческую реальность как таковую.

Традиционно начало истории как описание происходящего связывают с именами Геродота (484–425 до н.э.) и Фукидида (460– 396 до н.э.). Геродот – «отец истории», так его назвал Цицерон – описал греко-персидские войны (500–449 до н.э.), которые закончились, когда Геродоту было 35 лет.

Фукидид – создатель в 8 книгах «Истории» Пелопоннесской войны (431–404 до н.э.). Фукидид первым пытался найти поводы, основания и причины происшедших исторических событий, прибегая к анализу политической действительности.

По мнению Фукидида, политика определяется влиятельными личностями, поэтому он был склонен объяснять все происходящее, отталкиваясь от характера и личной заинтересованности политического деятеля и полководца.

Со временем утвердилось представление об истории как о реальном процессе изменения жизни общества во времени, и как о знании прошлых состояний этого процесса.

Задача исторического исследования состоит в том, чтобы из совокупности исторических событий, дошедших до нас, выбрать те, которые имеют значение, составить с их помощью историческую картину и вскрыть существующие между ними связи таким образом, чтобы современное состояние оказалось их результатом. Вся история подобна «канату, сотканному из тысячи нитей, отдельные нити длиной в столетие, тысячелетие, а большая часть их является лишь короткими отрезками в пряже времени. Задача всякого исторического исследования – распутать эту ткань» (К. Брейзиг).

В какой мере история преподносит нам правду о прошлом? Изучая документы прошлого, историк делает выбор, формулирует гипотезы. Его деятельность заключается не в простой констатации фактов, но в попытке понять и объяснить прошлое, используя абстрагирование, создавая схемы причинности. Восстановить целостность прошлого – вот направляющая идея в работе историков.

Термин«философия истории»ввел в оборотВольтер (1694 –1778) в своей работе «Философия истории» (1765 г). Под этим термином Вольтер понимал всего лишь критическую, или научную, историю, тот способ исторического мышления, когда историк самостоятельно судит о предмете, вместо того чтобы повторять истории, вычитанные из старинных книг.

Но философия истории как область философского знания появилась значительно раньше этого термина. В зависимости от того, как понимается жизнь общества, могут быть разные концепции исторического развития.

В раннее средневековье Августин Блаженный создал философию истории божественного государства, нашедшего свое земное выражение в христианской церкви, и его философия истории оказала решающее влияние на последующее тысячелетие. Только в XVIII в.

философия истории вышла за пределы августиновского учения. В Новое время историю стали рассматривать как особую отрасль знания, отличную от математики и естественных наук.

История, в отличие от природы, где действуют стихийные силы, это область, в которой действует человек, «преследующий свои цели». Это определяет специфику истории, где обнаружение какой-либо объективной закономерности весьма затруднительно.

Тем не менее, наличие такой объективной закономерности (или необходимости), можно предполагать, исходя из того, что область истории (исторического процесса) такая же объективная реальность, как и природа.

Чтобы правильно понять исторический процесс, составить истинную картину происходящего, необходимо отражение его в теории. Таким отражением исторического процесса является принцип историзма.

Принцип историзма предполагает рассмотрение каждого этапа истории в неразрывной связи его с прошлым и будущим, изучение специфики исторического объекта, его собственной сущности, поскольку каждая ступень развития познания и общественной жизни оправдана для своего времени и в своих условиях. Поэтому необходимой стороной принципа историзма является конкретно-исторический подход к исследуемым явлениям.

Историческое развитие любого объекта, любого явления может быть описано в виде истории объекта (исторический метод) и в виде теории объекта (логический метод).

Задача исторического исследования – раскрытие конкретных условий, обстоятельств и предпосылок различных явлений, их исторической последовательности и смены состояний. Логический метод выражает законы возникновения и развития этого явления.

Этот метод фиксирует объективную логику событий, отвлекаясь от случайных конкретно-исторических особенностей, зигзагов истории.

Историзм предполагает диалектическое единство обоих методов, которое заключается в том, что логическое представляет собой «не что иное, как отражение исторического процесса в абстрактной и теоретически последовательной форме» (Ф. Энгельс).

Историческое и логическое есть философские категории познания. Ими обозначается то, что принадлежит миру вещей (историческое), и то, что относится к области суждений об этом мире (логическое). Историческое – это объективная действительность, логическое – отражение ее в мышлении.

Историческое – процесс становления и развития объекта; логическое – теоретическое воспроизведение развитого и развивающегося объекта во всех его существенных, закономерных связях и отношениях.

Другими словами, историческое – рассказывает, «как было дело», логическое – старается понять, почему было так, а не иначе? Понять природу законов истории, значит понять логику истории.

Знание исторической действительности является мощным фактором формирования исторического сознания и самосознания народа.

Это объясняет также и то, почему искажение исторической истины или предание забвению прошлого, каким бы горьким и тяжелым оно ни было, является мощным средством духовного порабощения.

Лишение исторической памяти – одно из испытанных приемов всех авторитарных и тоталитарных режимов.

Он проявляется обычно в произвольных «переписываниях» истории таким образом, чтобы она каждый раз оправдывала и обосновывала любую прихоть и любое злодеяние «мудрых» и «никогда не ошибающихся» вождей. Поэтому историческая ложь или фальсификация не просто заблуждение или ошибка, она может превратиться при определенных условиях в мощный фактор деформации и разрушения общественного сознания.

Главные проблемы философии истории:

Ø Смысл истории

Ø Направленность истории

Ø Критерии исторического прогресса

Ø Проблема исторического детерминизма

Ø Проблема движущих сил истории

На эти вопросы нет, и не может быть однозначного, общепринятого ответа. Философско-мировоззренческая позиция определяет методологический подход к их решению.

Поиск смысла истории – это поиск ответов на вопрос: зачем, ради чего?

Развитие – это всегда направленное изменение; философия истории озабочена вопросом: куда идет человечество, куда оно хочет прийти и куда может прийти? Философские модели общественно-исторического развития чрезвычайно многообразны. В качестве критерияразвития общества философы выбирали различные стороны общественной жизни: духовная сфера культуры, политические свободы, экономические достижения.

Вопрос о критериях социального прогресса наиболее противоречив. Если в мире науки, техники, производства они очевидны, то в сфере человеческих отношений здесь больше вопросов и сомнений.

В истории можно найти примеры, подтверждающие как оптимистический вариант развития, так и пессимистический, когда общества погибали в результате природных катастроф, нашествий, внутренних кризисов. Вопрос о направленности общественного развития (прогрессивном или регрессивном варианте) остается открытым.

Проблема исторического детерминизма это не только проблема вопроса почему? Ход истории, ее событийность обусловлена не только объективными причинами, но не в меньшей мере, а иногда и в большей бывает обусловлена субъективными факторами. Логика событий скрывает в себе истинные мотивы поступков участников событий.

В философии существует такое понятие, как факторы общественного развития, т.е. его движущие силы. Различают факторы объективные и субъективные.

К объективным факторам общественного развития относят материальное производство (экономический фактор), природную среду (природный фактор), социальные ресурсы (демографический фактор), науку и технику (научно-технический фактор) и др.

К субъективным факторам общественного развития относят целенаправленные, осознанные действия, как отдельных людей, так и всего общества.

В философии существуют многофакторные теории прогресса, признающие, что общественное развитие обусловлено целым рядом равнозначных факторов; и однофакторные, выделяющие в качестве основного какой-либо один фактор, например, географическую среду, или материальное производство, или деятельность великих личностей.

Вспомним афоризм У. Шекспира: «Весь мир театр и люди в нем актеры». Мир театра – это мир природы, и в этих реальных условиях разыгрываются сцены из жизни человечества.

Как в театре декорации, так в исторической реальности естественные условия имеют определенное значение. Но решающую роль играют люди – личности, коллективы, сообщества, классы, народы.

И это, безусловно, самая интересная сторона философии истории.

Важной характеристикой общества является его динамика, т.е. рассмотрение общества в движении. При рассмотрении социальной динамики важнейший вопрос связан с определением характера и направленности изменений в обществе. В философии истории предложены несколько типов социальной динамики: циклический, линейный, спиралеобразный.

Циклическое представление о развитии общества является наиболее древним и характерно для всех мифологических систем. Для древнего человека само время замкнуто в круг вечно повторяющихся естественных циклов.

Представление о линейном характере развития общества впервые появляется в Средневековье. Именно в эту эпоху возникают представления о прошлом и будущем. Возникают представления об истории в собственном смысле этого слова, как о процессе, имеющем смысл и направленность, например у Августина конечная цель истории состоит в установлении «Царства Божьего».

Спиралеобразная модель развития общества предложена Г. Гегелем. Согласно его диалектической концепции, любое развитие проходит три этапа: тезис, антитезис, синтез. Это значит, что развитие идет одновременно и по кругу, и по линии. Спираль объединяет свойства линии и круга.

Основными формами общественного развития выступают эволюция и революция. Эволюцией называют процесс постепенных изменений, а революцией – резкие переходы от одного состояния к другому.

Выделяют различные виды революций: социальная, политическая, научная, технологическая. Под социальной революцией понимается изменение типа общественного устройства, под политической – изменение формы власти. Научная революция – это переворот в научном знании, основанный на значительном научном открытии.

В результате научной революции меняется научная картина мира. Технологической революцией называют качественное изменение в развитии производительных сил, например, промышленный переворот XVIII–XIX вв., вследствие которого произошел переход от ручного труда к машинному, от мануфактуры к фабрике.

Технологической революцией является и научно-техническая революция, превратившая науку в середине XX в. в ведущую производительную силу.

Современными философами-постмодернистами предложена еще одна концепция развития общества, которая утверждает полную хаотичность и бессмысленность социальных процессов.

Постмодернисты подчеркивают разнообразие исторических событий и ценностей, отсутствие раз и навсегда заданного развития общества.

«Куда вы идете? Откуда вы выходите? Куда вы хотите прийти? Это достаточно бесполезные вопросы», – утверждают они.

Развитие само по себе есть закономерное, направленное, качественное изменение. По направленности выделяют такие формы развития, как прогресс – поступательное движение к более совершенному, и регресс – противоположный тип изменения.

Начиная с XVIII в. в европейской культуре утверждается вера в прогресс. Философы говорили о совершенствовании человека и общества. Возникали утопические учения об идеальном состоянии общества. В конце XIX в. усиливается критика идеи прогресса.

Все большее число философов склоняется к мысли о бессмысленности этой идеи.Очевидно, что прогресс науки и техники не равнозначен прогрессу в развитии человечества. С большим сомнением можно говорить о нравственном прогрессе.

Экологический кризис, техногенные катастрофы, вооруженные конфликты по всему миру дают этому основания.

Источник: https://sdamzavas.net/3-71141.html

А. Понятие истории философии

А.  ПОНЯТИЕ ИСТОРИИ  ФИЛОСОФИИ

Относительно истории философии нам раньше всего может прийти в голову мысль, что в самом этом предмете содержится явное внутреннее противоречие. Ибо философия хочет познать неизменное, вечное, сущее само по себе; ее цель – истина.

История же сообщает о том, чтГІ существовало в одно время, а в другое время исчезло и вытеснено другим. Если мы исходим из того, что истина вечна, то она не входит в сферу преходящего и не имеет истории.

Если же она имеет историю, то, так как история есть лишь изображение ряда минувших образов познания, в ней нельзя найти истину, ибо истина не есть минувшее.

Можно было бы ответить: «Ведь это общее рассуждение с таким же правом применимо не только к другим наукам, но также и к самой христианской религии», ведь и относительно последней можно было бы находить противоречивым, «что существует история этой религии, как и история других наук.

Значит, было бы излишне рассматривать это рассуждение, взятое само по себе; ибо оно непосредственно опровергается уже тем фактом, что существуют такие истории». Но для того, чтобы точнее уразуметь смысл вышеуказанного противоречия, мы должны провести различие между историей внешних судеб религии или науки и историей самой религии или науки.

И, далее, нужно принять во внимание, что с историей философии, вследствие особенного характера ее предмета, дело обстоит иначе, чем с историей других областей. Сразу ясно, что вышеуказанное противоречие может быть приписано не внешней истории, а лишь внутренней истории, истории самого содержания.

Христианство имеет историю его распространения, судеб его исповедников и т.д.

; и так как оно организовало свое существование и придало себе определенный строй в виде церкви, то последняя сама есть такое внешнее существование, приходящее в соприкосновение с многообразнейшими временными явлениями, переживающее многообразные судьбы и имеющее по существу своему историю.

Что же касается самого христианского учения, то оно, правда, как таковое тоже имеет историю; но оно необходимо прошло в короткое время весь путь своего развития и получило свою определенную формулировку.

И это древнее исповедание веры признавалось во все времена истинным и еще и ныне должно неизменно признаваться таковым, хотя бы это признание оказывалось теперь только видимостью, и слова этого исповедания – лишь произносимой устами пустой формулой. Дальнейшая же история этого учения содержит {16}в себе двоякого рода вещи: во-первых, многообразные добавления и отступления от этой твердо установленной неизменной истины и, во-вторых, борьбу с этими заблуждениями, очищение оставшейся основы от добавлений и возвращение к ее первоначальной простоте.

Внешнюю историю имеют не только религия, но и другие науки, и между прочим также и философия.

Последняя имеет историю своего возникновения, распространения, расцвета, упадка, возрождения: историю ее учителей, покровителей, противников и гонителей, равно как и историю внешних отношений, чаще всего между нею и религией, а иногда также и отношений между нею и государством.

Эта сторона ее истории также дает повод к интересным вопросам и, между прочим, к следующему: если философия есть учение об абсолютной истине, то в чем объяснение того явления, что она, как показывает ее история, представляет собою достояние весьма небольшого в общем числа отдельных лиц, особых народов, особых эпох? Подобным же образом и относительно христианства – представляющего собою истину в гораздо более всеобщей форме, чем эта же истина в философской форме, – выдвигалось такого рода затруднение: нет ли, спрашивали, противоречия в том, что эта религия возникла так поздно и оставалась так долго и даже еще и теперь остается ограниченной особыми народами? Но эти и подобные им вопросы носят уже гораздо более специальный характер и не зависят поэтому лишь от вышеуказанного общего противоречия. Лишь после того как мы ближе познакомимся со своеобразным характером философского познания, мы получим возможность заняться теми сторонами, которые больше связаны с внешним существованием и внешней историей философии.

Что же касается сравнения истории религии с историей философии в отношении внутреннего содержания, то мы должны указать, что философии не приписывается, подобно религии, в качестве содержания твердо определенная с самого начала истина, которая, будучи неизменной, изъемлется из области истории.

же христианства, которое есть истина, оставалось, как таковое, неизменным и не имеет поэтому дальше никакой или почти никакой истории[2]. Относительно религии вышеуказанное противоречие поэтому отпадает со стороны того основного определения, благодаря которому оно есть христианство.

Заблуждения же и добавления не представляют затруднения; {17}они являются чем-то изменчивым и суть по природе своей совершенно исторические явления.

Другие науки, правда, имеют историю также и со стороны содержания; эта история показывает изменение последнего, устранение положений, которые прежде пользовались признанием.

Но большая и даже, может быть, бГІльшая часть их содержания носит характер прочных истин и сохранилась неизменной, и возникшее новое не представляет собою изменения приобретенного раньше, а прирост и умножение его. Эти науки прогрессируют посредством нарастания, добавлений. В развитии минералогии, ботаники и т.д.

кое-что из приобретенного раньше, правда, подвергается исправлению, но наибольшая часть этих наук сохраняется и обогащается лишь путем прибавления нового, не подвергаясь изменению.

В такой науке, как математика, ее история в отношении содержания имеет преимущественно своей приятной задачей лишь сообщать о новых добавлениях; напр., элементарную геометрию в том объеме, в котором изложил ее Эвклид, можно рассматривать как ставшую с тех пор наукой, не имеющей истории.

Напротив, история философии не показывает ни постоянства простого содержания, к которому ничего больше не добавляется, ни только течения спокойного присоединения новых сокровищ к уже приобретенным раньше, а обнаруживается, видимо, скорее как зрелище лишь всегда возобновляющихся изменений целого, которые в конечном результате уже больше не имеют своей общей связью даже единую цель; напротив, исчезает сам абстрактный предмет, разумное познание, и здание науки должно, наконец, конкурировать с оставшимся пустым местом и делить с ним превратившееся в ничего не означающий звук название философии.

[2] См.: Marheineke, Lehrbuch des christlichen Glaubens und Lebens. Berlin, 1823. §§ 133 – 134.

Источник: http://indbooks.in/mirror6.ru/?p=222561

Философия истории

А.  ПОНЯТИЕ ИСТОРИИ  ФИЛОСОФИИ

1. Понятие истории. Философия истории:методология, концепции, учения. Спецификаисторического познания. Философскаяинтерпретациясмысла истории.

2. Модели исторического процесса. Единствои многообразие мировой истории.

1.1. Понятие истории

Слово «история»широко используется в повседневнойречи людей, в различных, порой исключающихдруг друга смыслах («случилась история»,«влип в историю»). Общенаучный смыслтермина «история» означает последовательнуюсмену состояний любого объекта, способногоразвиваться во времени (история Вселенной,история болезни и т.п.).

В науках обобществе термином «история» именуют:– а) минувшую социальную действительность,события прошлой общественной жизнилюдей; б) знания о прошлой жизни вовремени, область познания, устанавливающую,классифицирующую и интерпретирующуюсвидетельства о прошлом; в) социальнуюреальность вообще и общество какорганизационную форму ее существования,включая современное ее состояние какисторию «здесь–и–сейчас». Категория«общество» конкретизирует понятие«социум», понятие «история» конкретизируетпонятие «общество». Понятие «общество»и «история» органически связаны другс другом: они характеризуют социальнуюреальность, совместную деятельностьлюдей, которая предстает перед нами как«общество». При этом мы отвлекаемся отмножества конкретных событий ирассматриваем ее сущностные, повторяющиесячерты, где она и становится «историей».Когда же социальная реальность беретсяв ее конкретном индивидуально-личностном,пространственно-временном континууме«настоящего», то и само понятие историистановится иным. «История» в этом случаеявляется (в буквальном смысле) сотворяющейсяреальностью, главным содержательныммоментом которой выступает смыслотворение.

1.2. Философия истории: методология, концепции, учения

«Философия истории» (термин, введенныйв науку Вольтером) как понятие осмысленияпути развития общества, его идеалов ицелей возникла еще в античности и связанас именами Геродота, Фукидида, Плутарха,Августина, Лейбница, Вико и Монтескье,Гегеля, Шопенгауэра, Шпенглера, Тойнбии др.

выдающихся мыслителей прошлого инастоящего.

Сформировавшись в XIX векекак самостоятельная философскаядисциплина, философия истории в той илииной форме существует до сих пор,охватывая собой вопросы онтологииисторического процесса: направлениеизменения истории, последовательностьисторических эпох (логика истории),специфика законов историческогопроцесса, соотношение истории и природы,соотношение свободы и историческойнеобходимости, смысла истории, а вместес тем и вопросы методологиисоциально-исторического исследованиягносеологического, логического,праксеологического, прагматическогохарактера.

Различие исторического и философскогоподходов к пониманию и трактовкесостояний социальной реальности

– История занимается только прошлым, она не делает прогнозов и не заглядывает в будущее.- История смотрит в прошлое из настоящего, что определяет перспективу его видения (с изменением «настоящего» меняется и перспектива видения прошлого), однако воздерживается от суждений о “настоящем” как факте истории.– Выявляя определенные линии развития событий в прошлом, философия истории стремится продолжить их в будущее.- Философия истории рассматривает возможные, но не осуществившиеся варианты исторического развития.- Философия истории открыто высказывается о «настоящем», опираясь на гуманитарное знание и целостную систему всей современной культуры.

Классический вариант философии историипредставлен гегелевской философскойсистемой. Будучи составной частью этойсистемы, философия истории охватывалакак онтологические вопросы историческогопроцесса, так и логико-методологическиепроблемы исторической науки.

Залогическими схемами гегелевскойфилософии истории просматривалась«логика» реальных исторических событий.

Совпадение логического и историческогокак выражение рационалистическогопринципа тождества мышления и бытия –вот теоретическое резюме классическойрационалистической традиции в понимании,представлении и выражении историичеловечества.

В середине XIX века в философии истории,которая в значительной мере еще продолжалапрорабатывать варианты изображениячеловеческой истории в рамках классическогорационализма (например, созданиеконцепций социологического эволюционизмана манер эволюционно-биологическогоучения Ч.

Дарвина, марксистская концепцияобщественно-экономического формационногоразвития общества, а несколько позднее– социологические концепции Э. Дюркгейма,В. Парето, М. Вебера и др.), наметилсяперелом, расколовший впоследствии«стройную систему» взглядов на обществои его историю.

Такой перелом обусловленвнедрением новой методики и методологииисследования социальной реальности иновых подходов к трактовке природысобственно исторического знания. Всамой философии истории сталипересматриваться ее собственныеоснования.

Динамичной социальнойреальности должен соответствоватьстоль же динамичный исследовательско-познавательныйинструментарий.

При этих требованияхдаже гегелевская схематика изображенияисторического процесса (обратитевнимание, что это была наиболее полнаяи совершенная в истории рационалистическойфилософии схематика описания и выражениялюбых явлений действительности) негодилась. Многообразие и многомерностьчеловеческой истории не могли уложитьсяни в одну из предлагаемых философскоймыслью схем.

Неизбежным следствиемтаких изменений в структуре философииистории стала все более утверждающаяв конце XIX века и особенно в ХХ веке идеяплюралистической модели историческогопроцесса. (В. Дильтей, Ж. А. Гобино, Н. Я.Данилевский, О. Шпенглер и др.).

Этим,кажется, и ограничивается современнаяфилософия истории, предлагая всякийраз «новую» модель общества и его историиили предпринимая анализ и осмыслениесобственных средств описания, объясненияи выражения в исторических науках.

Отсюда вытекает, что статус историческогознания (в этом смысле любое знаниеисторично), как и его возможности бытьистинным, весьма неопределенны ипроблематичны.

Источник: https://studfile.net/preview/3306207/

1 лекция: Предварительное понятие истории философии

А.  ПОНЯТИЕ ИСТОРИИ  ФИЛОСОФИИ

Данные лекции должны рассматриваться единственно лишь в качестве посредника для самостоятельного знакомства. задача слушающих – самостоятельно сесть за чтение философских произведений.

Что должно быть в результате: минимум – читать без отвращения к произведению и к себе; максимум – понимать философское в философском произведении, понимать конкретное единство различного, т.е. понимать, что все философы занимались не только своей философией, но и вообще философией.

Необходимо для самого себя уяснить: почему философ есть философ. Для этого необходимо понять, что есть философия и, следовательно, из этого понять принадлежность того или иного автора к философии. 

Выяснить, что есть философия невозможно без уяснения, что есть история философии. Итак, приступим к предварительному определению понятия истории философии. Что такое понятие, пока не ясно, поэтому предварительное, но, т.к. все-таки понятие, следовательно, противопоставим понятие не-понятию (мнению), т.е. обычному взгляду на историю философии.

Обыденный взгляд на историю философии (ИФ – В.К.) исторический, т.е. акцент на историю, а не философию. Мы акцент делаем на философии, т.е. не на историю философиЙ, а на историю философии, т.е. наш подход уже философский.

Обыденный взгляд на ИФ покоится на том, чем ИФ кажется. Огромное различие между выглядеть и быть: человек может быть человек, по-виду, а по-сути – может быть скотина. Дельфин – корюшка или корова? По-сути ближе к корове, т.к. он млекопитающее, хотя по-видимости – рыба. Далее этого обыденный взгляд не идет – это для него неизбежно.

Чем же выглядит ИФ для обыденного взгляда? ИФ – случайная последовательность учений различных философов, последовательность протяженностью уже 2500 лет. Этот обычный взгляд фиксирует множество философских учений: они почему – то выступили.

Обычный взгляд считает: время шло, а они выступали, как грибы в лесу. Следовательно, с обычной точки зрения ИФ – это история мнений отдельных философов, их индивидуальных мнений (например, гераклитовское мнение, платоновское и т.д.). Диоген Лаертский – классический представитель обычного взгляда.

Учебник по философии – этот же смысл: жизнь, учение, мнения, афоризмы.

Обычный взгляд внешний вид выдает за суть, и так он смотрит на все. Например, на человека: плохо одет – плохой, хорошо одет – хороший. Свинья в ермолке человек?

Рассмотрим виды обычных взглядов на ИФ.

Прагматический

Страдают не специалисты. Стараются извлечь пользу из ИФ. Стремятся запомнить что-то мудрое, как им кажется, у философа. Цель: украсить свою эрудицию. Некоторые становятся как “ходячая энциклопедия”: знают что, когда и на какой странице и считают, что так и нужно. Журналисты украшают свои статьи: “Человек есть мера всех вещей”, “Познай самого себя” и т.д.

Этот взгляд самый поверхностный, но положительное в нем то, что – читали, знают, в смысле, помнят. Если этим и ограничиться, то суть ИФ не досягаема, а философы предстают как чудаки. Обывательский взгляд: философ тот, кто шел-шел, задумался и… свалился в яму среди бела дня. “Вот дурак: не думал бы – не свалился”. Сократ вообще почти бомж – имел всего одни сандалии и один плащ.

Скептический

Положительное то, что хочет увидеть смысл во всем этом. Скептик хочет знать пришли ли философы к какому-то единому результату. Он читает и обнаруживает, что философы спорят по всем вопросам – единого мнения нет! И это действительно так, если подойти, как скептик. И, следовательно, результат нулевой и, следовательно, бесперспективно.

Скептики признавали благородство философов. Единственный Ф.Бэкон попался на взятках (основатель эмпирического подхода). Скептик видит, что философы занимались не ради материальных благ, а ради Истины, но Истины не завоевали. Результат кладбище воинов за Истину: время провели хорошо, но без пользы.

Ни одно учение не достигло своей цели – Истины – считает скептик.

Положительное: во-первых, более серьезный подход, чем у прагматика; во-вторых, видит, что у каждого философа временный триумф, следовательно, у скептика складывается мнение, что философу нельзя доверять нА-слово, будто истина такова. Может быть она ему только кажется таковой? Авторитет философа довлеть не должен. Надо самому смотреть, а так ли это?

Изучая по-настоящему ИФ, необходимо знать как эрудит, но еще должно быть скептическое отношение. Хотя быть только скептиком нельзя, как и только эрудитом.

Для чего ты скептик изучаешь философию, может быть даже всю жизнь? Для того, чтобы узнать, что там учиться нечему, полный аут.

А, если скептик оптимист, то решит: лучше заняться чем-то другим, более осязаемым, хотя может быть и менее приятным, например, торговать рыбой – воняет, но хоть деньги есть.

Догматический

Это тот кто изучил все, но в отличии от скептика не сокрушил всех, а нашел для себя наилучшее философское учение. Оно – Истина. Люди до него – шли к нему, а после – отошли от истины, увлеклись другим чем-то – неистинным.

Догматик обычно называется по имени того философа, чье учение он принял. Этот философ – голова! А остальные не голова. Что тогда?

Если не разделять мнение, что ИФ есть череда мнений, то догматик единственный ближе к истине из этих трех, хотя также далек от нее. Прагматик и скептик имеют дело с историей философий, а догматик – с философией, хотя не с историей философии. Догматик возвышается над мнением, что у философов есть только мнения.

Он верит, хотя и не может доказать, что в том, в им выбранном учении – истина, и тем более вся истина. Он верит, что в учении есть что-то непреходящее, есть что-то общезначимое, хотя лишь чувствует, но не знает. На вопрос почему – объясняет гениальностью создателя любимого учения или его сверхъестественностью.

Ни один из этих трех взглядов с историей философии, в точном смысле, дела не имеет. История философии – это не история философиЙ – для прагматика и скептика нет единства в множестве философий.

А догматик имеет дело только с одной, единственно верной, философией, не имея дела с историей философии. И на этом основании они строят свои суждения об истории философии! Что такое эти суждения? Это поверхностные точки зрения, с ИФ дела не имеющие вовсе.

Можно изучить все тексты, потратить всю жизнь, но не иметь дела с ИФ вообще.

Задача: не остановиться на этих поверхностных взглядах, хотя эта остановка будет очень соблазнительна, а преодоление их будет трудным делом. Не забывать, что мы вначале имеем первое впечатление, пусть и отрицательное, но лишь первое.

Чтобы перейти к философскому подходу, противостоящему обыденным, которые едины в одном об ИФ – это множество учений, надо задать вопрос: “Почему философия имеет историю?” Потому что время идет? Нет необходимости, что время идет и философы появляются. Философы – не грибы. Следовательно, основание ИФ не во времени, не в истории. А в чем?

В самой философии!

Наш вопрос: “Почему философия имеет историю?” – более точно таков: “Почему философия имеет историю, которая есть история именно философии?” Сначала у нас будет предварительный ответ, т.к. предпосылки отрицательны: мы не знаем, что есть философия.

Этот вопрос делится на два:

  • что такое философия?
  • что есть история философии (почему философия имеет историю)?

Необходимо ответить на них философски, но, т.к. мы пока не знаем как это, следовательно, надо дать предварительный ответ, отличающийся от предыдущих мнений. Там полагалось, что ИФ – множество учений, живших в разное время, философов.

Поэтому: философия не есть лишь мнение отдельного человека, т.е. это не то, что имеет лишь субъективное значение, а, следовательно, можем предположить (пока предположить), что философия есть что-то более серьезное – это есть знание, которое принадлежит не только кому-то (мне и моему другу), а имеет объективное значение, т.е.

независимо от того кто его получил, т.е. для всех. Знание объективно, если оно знание о независимом от людей предмете. Знание объективно, когда, хоть, это я раскрыл, но это знание о том, что принадлежит самому предмету и может быть постигнуто любым другим человеком.

Следовательно, если философия есть объективное знание, то есть объективный предмет у философии.

Предварительное определение: философия есть познание философского предмета, того, что обладает объективной значимостью. Философ не тот, кто высказал “философское” мнение, а тот кто высказался о философском предмете.

Философия – есть знание философского предмета.

Причина почему философия есть философия и почему философия имеет историю – лежит в предмете философии! Предмет философии чрезвычайно специфичен – не находится в одном ряду с предметами других наук.

Отделяет его то, что предмет для любой другой науки предшествует ей; предмет познания дан до познания его наукой. Науки находят свой предмет готовым – им есть чего изучать, т.е.

наук может не быть, но предмет есть.

Каков же предмет философии? Также предзадан? Нет. Философская наука не имеет предмета до самой философии! Но, что же это? Все существующие предметы познания заняты – для любого предмета есть дисциплина, его изучающая. Что исследовать философии?

Есть выход: “А философия все вместе изучает,” – симпатично так можно пристроиться. Изучай все вместе, но не изучай по-отдельности. “Пусть нам приносят знания, а мы будем обобщать (чужие знания). Такая философия может быть царица, а может быть паразитка.

И это распространенная точка зрения. Это не возможно, т.к. обобщать нельзя, не имея собственного знания об отдельном. Иначе такое знание у философа будет лишь некомпетентным мнением. Мы вернулись к точке зрения на ИФ как к истории мнений.

Обыденный взгляд не может выйти из этого представления о философии. Почему?

Обыденный взгляд не видит у философии предмета!

Предмета нет – тупик? Нет, не тупик: предмета нет, но не вообще, а как данного, как существующего независимо от науки философии. Философия имеет предмет, но такой, который не существует до науки философии.

Поэтому невозможно определить предмет философии до начала самой философии. Следовательно, чтобы определить предмет философии – философия должна, по крайней мере, начаться.

Предмет философии формируется вместе с философией.

Другим наукам до этого не дотянуться – они привыкли исследовать уже имеющийся предмет, а философия исследует – не имеющийся. Образ: физик исследует слона в ярко освещенной комнате; философ – в темной комнате, поэтому, что там узнать заранее нельзя – мудрецы ощупывают разные части по-отдельности и, поэтому слон – это совокупность большого лопуха, колонны и шнурка.

Почему философия имеет историю? Это открытие и определение философами заранее не данного предмета.

Мудрецы объединив усилия смогут постичь целое (скептик, догматик и эрудит: слон – это змея лопуховидная и столбообразная). Этот образ не точен, т.к. слон уже есть, на самом деле слона нет, даже, если включить свет.

Философы ловят черную кошку в черной комнате, когда ее нет. Это чрезвычайно трудная и драматическая дисциплина.

ИФ – история нахождения предмета философии: каждый философ создает свое определение предмета. В ходе ИФ философия возникает как наука.

Мы не можем относиться к философии, как догматик – человек изобрел, как скептик – что ничего нет и, как прагматик – использовать для внешних нужд.

Итак, философия – есть познание своего предмета, поэтому она не совокупность мнений, а ИФ – история становления философии наукой об этом предмете; история открытия многими философами предмета философии; – это философия в исторической форме – как возникающая философия.

Философия неотделима от своей истории: знать философию нельзя, не зная ИФ, но и знать ИФ нельзя без знания философии. Изучение ИФ должно содействовать разрешению этого действительного противоречия, состоящего в том, что ИФ и философия – одно и тоже, и не одно и тоже.

Попытаемся наметить его решение, сформулировать предварительное понятие ИФ. Почему в ИФ множество учений? Если бы предмет философии был “до” философского познания, то он мог бы быть открыт одним философом, но, т.к.

предмета философии не существует до его познания, то каждый философ выдвигает свой взгляд на предмет философии. Каждый из философов претендует на абсолютную завершенность и законченность познания предмета философии.

Он является “догматиком” в отношении к себе самому и “скептиком” в отношении к другим.

Это почти чудо, что каждому из них удается как-то определить предмет философии, поймать кошку в темной комнате, когда ее там нет. Каждый думает, что это возможно, и делает это.

Благодаря этой иллюзии в каждом философском учении что-то действительно есть от предмета философии, но думать, что он этим определением исчерпывается – неверно. А раз так, то выступает новое учение с новым определением, а прошлое – становится историей.

Поэтому по внешнему виду ИФ есть временное господство философских учений – вершина становиться не вершиной.

Единственный философ, который не опровергал других философов – это первый философ, но он отрицал другие, дофилософские взгляды.

Вот на эту внешность опираются догматик и скептик, ибо по внешности все так и есть. а скептик видит лишь отрицание одним определением другого. С точки зрения скептика, пока существуют люди – они будут опровергать друг друга. Завершенность – это иллюзия.

Но, опровержение философа другим философом – не есть абсолютное опровержение. Если бы опровержение было бы абсолютным, то ИФ не было бы и новое определение предмета философии было бы новым лишь по названию. Не было бы развития.

Каждое философское учение не было бы философским, если бы в нем не было бы того философского содержания, которое требовалось бы сохранить. В ИФ осуществляется не только опровержение, но и сохранение того истинного, что было в каждом философском учении. Правы оба, говорящие об одном, но по-разному, если второе есть действительно иное определение одного.

Сохранение предшествующих определений происходит через усвоение истинного содержания в предшествующих учениях. Философия каждого последующего включает в себя истинное в учениях предыдущих философов.

Итак, имеются два противоположных процесса: философия становится ИФ, а ИФ – философией. Единая философия становится многими философскими учениями, но в каждом содержатся все предыдущие учения.

Поэтому ни одно философское учение никогда не может быть опровергнуто полностью. В каждом философском учении есть не только нечто преходящее, но и вечное. Как, например, настоящие произведения искусства не стареют.

К чему бы я принуждал, если бы обращал внимание только на преходящее? К эрудиции и только.

Поэтому, изучая учение какого-либо философа, мы изучаем именно философию и не для того, чтобы узнать, что было, а для того, чтобы узнать, что есть. Надо искать вечное в философском учении.

Философские учения по этому второму процессу не только различны, но и едины. И это единство не внешнее, а глубоко внутреннее. Все учения, заслуживающие названия философских, являются необходимыми моментами ИФ, но ни одно из них не выражает предмет философии целиком.

Догматик учится только у одного, а о других лишь осведомлен. Скептик же учится лишь всеобщему опровержению учений, не видя сохранения отрицаемого.

Необходимо знать все множество и единство философских учений. Но, на самом деле, здесь не два, а три момента. Самый трудный для понимания – третий момент.

1-ый процесс: философия становится ИФ;

2-ой процесс: ИФ становится философией.

Эти процессы просты, т.к. противоположны, но, и в этом заключается третий момент, в действительности эти противоположные процессы образуют один процесс. Если изображать наглядно – это круг. Это не путь все выше и выше – пусть низшие плачут, т.к. последнее было бы лучшим. ИФ есть круг, а не спираль без начала и конца.

ИФ не безусловный прогресс, а, идя вверх, – идем вниз, а, идя вперед, – назад. Пройдя круг, мы придем не просто к современной философии, а к философии как таковой.

Моменты в ИФ:

  • множество (Ф->ИФ);
  • единство (ИФ->Ф);
  • единство единства и множества (ФИФ).

Нужно иметь в виду, что единство и различия в ИФ не остаются одними и теми же – они развиваются. В начале ИФ различие настолько не развито, что кажется принципиального различия – нет.

Философы как бы говорят почти одно. Но также не развито в начале и единство – кажется, что говорят разное.

В ИФ различие и единство развиваются – чем глубже развито различие (чем оно больше) между философскими учениями, тем глубже их единство.

Этот процесс идет к тому, что в конце ИФ, когда ее конец совпадет с началом, это глубочайшее внутреннее единство становится явным. Но это происходит только в результате. Это и можно познать, только дойдя до конца.

Пока не дойдешь до конца, с необходимостью возникают заблуждения об ИФ.

Моя задача: помочь погрузиться от внешнего различия философских учений к их единству и не утонуть в нем, а подняться к пониманию действительных различий между ними. Одному легко делать только легкое дело – другие мешают, но трудное дело – легче делать сообща. Не нужна помощь тому, кто сам может это сделать или тому, кто хочет познакомиться лишь с поверхностью ИФ.

Только страдая, в исполнении трудного, можно стать другим. Наслаждаясь, человек остается прежним – живу и хорошо. Пушкин: “О, не хочу я други умирать,/ Хочу я жить, чтоб мыслить и страдать”. Настоящая жизнь и состоит в страдании и освобождении мыслью от этих страданий. Человек сначала мыслит по принуждению, не свободно.

Мы должны уловить, что все выступившее многообразие философских учений сводятся в их развитое единство. Поэтому: 

  1. философия одна для всех времен и народов; 
  2. ни одно учение нельзя понять, вырвав его из целого ИФ. 

Следовательно, задачи: прежде всего, познакомиться со многими учениями, а понять их можно только в конце.

В результате все философские учения в ИФ сводятся к одному вопросу: “Что есть Истина?” Истина – вот предварительное наименование предмета философии. Философы занимаются познанием Истины.

Философия могла начаться лишь при стечении воедино 3-х условий:

  • Главное условие. Освобождение от заботы о “хлебе насущном”. Появление свободного времени для занятия философствованием. Философия существует лишь сама для себя, она – свободная наука, не имеющая практической пользы.
  • Наличие политической свободы (демократический строй политических отношений).
  • Свобода совести: религиозная терпимость.

Источник: https://philosophiya.ru/preliminary-concept-history-philosophy

Book for ucheba
Добавить комментарий