АБСОЛЮТНАЯ РЕЛИГИЯ

Абсолютная Религия

АБСОЛЮТНАЯ РЕЛИГИЯ

Что такое Абсолютная Религия? Абсолютная Религия – это ваш билет в один конец на поезде счастья и радости жизни.

Если совсем уж просто: в результате поиска длиной в жизнь, я обнаружил, что каждый свой день, человек может проводить в радости и счастье, в творчестве и любви, в душевном комфорте. И мне известно главное – “как?”, мне известно как человек может превратить свою жизнь в праздник. И я могу поделиться этим с каждым, кто сможет это взять.

Тем не менее, Абсолютная Религия не имеет автора, в обычном понимании этого слова. Она существует сама по себе. Я не являюсь автором АР. Я не выдумал ни строчки из того, что написано в Абсолютной Религии.

Суть здесь в том, что вся Абсолютная Религия настолько очевидна, настолько доступна взгляду, умеющего смотреть и видеть мир, что и автор у неё тот же самый, что и у этого мира вокруг вас.

Ведь если кто-то говорит, например, что вода – мокрая, и что он об этом достоверно знает, – это ведь не значит что он сам выдумал воду мокрой, это всего лишь означает, что он удосужился потрогать её рукой, и убедился, что она действительно мокрая.

Абсолютная Религия

Слово религия, в переводе с латинского, означает «восстановление связи», а также – «особая степень почтения».

Почему религия

Потому что человеку для полноценной радостной жизни необходима связь с Источником жизни, через которую он обретает почтение к себе и всему живому, что его окружает.

Жизнь религиозного человека, при прочих равных, богаче чувствами и ярче красками, чем жизнь человека, не ощущающего связи со своим Истоком, не знающим его в полной мере.

Религия наполняет сердце человека любовью, сознание – ясностью, чувства – блаженством, а существование – целостностью.

Религия – это не путь усилий и жертв, это путь легкости бытия и непрестанных обретений на этом пути.

Если вам это интересно – добро пожаловать.

Как вы это делаете

Для воссоединения с Источником вы

1. Живете свою жизнь.

2. Смотрите вокруг и видите то, на что смотрите.

3. Осознаете, что вы живы.

Эти три пункта, когда они выполняются, есть необходимое и достаточное условие для восстановления связи с Источником жизни, которое придаст вашему бытию радость, наполненность и целостность.

Расшифровка

1. Жить свою жизнь. Это то, что вы делаете каждый миг своего существования, делаете прямо сейчас. То, чего вы не можете не делать.

2. Смотреть вокруг и видеть то, на что смотришь. Здесь есть важное уточнение: слова «смотреть» и «видеть» используются в их расширенном понимании, то есть имеется в виду не только телесное зрение (глазами), но и вообще все, что попадает в поле видимости вашего сознания, включая любые чувства, мысли, ощущения.

3. Осознавать свою жизненность – означает знать, что вы есть. Это очень простое чувство. Базовое. Вы можете не знать, кто вы есть, где вы есть, но при этом знать, что вы существуете. Вот это именно оно.

Можно заметить, что все три пункта – это то, что вы «и так всегда делаете». Абсолютная Религия следует естеству, не привнося ничего сверх того, что у вас и так уже имеется. Именно поэтому следовать ей так легко и просто. Путь к Источнику жизни и не может быть сложным, и вы это знаете.

Еще: эти три пункта не следует понимать буквально и/или изначально вгрызаться в них умом, пытаясь совершенно точно понять, что же требуется делать. Понимание постепенно придет по мере выполнения.

То, что написано выше – простое указание в нужную вам сторону, а не подробная карта.

Ибо, как вы уже знаете из опыта, любая подробная карта духовного пути, неизбежно заводит то в болото, то в лес глухой.

Сроки и гарантии

Следуя Абсолютной религии, в течение одной недели вы поймете, что это интересно и легко.

Следуя Абсолютной религии в течение одного месяца, вы почувствуете, что прожили этот месяц полноценно и насыщенно.

Следуя Абсолютной религии в течение одного года, вы поймете о себе и жизни много нового. Принципиально нового.

Запомните дату, когда вы познакомились с Абсолютной религией, скорее всего вы станете праздновать этот день наравне со своим днем рождения.

 Искренне и от сердца.

Полнота изложения

Все что изложено выше – это суть Абсолютной религии, и в этом изложении она полна и обладает завершенностью. Следование ей принесет счастье и радость в вашу жизнь.

Ниже по тексту изложены некоторые пояснения и дополнения, которые могут облегчить ваше исходное понимание Абсолютной религии.

Пояснения и дополнения

Легкость бытия

Абсолютная религия несет легкость в вашу жизнь, изначально отнеситесь и подойдите к ней легко. Придание излишней значимости и важности утяжеляет. Тяжесть привносит усталость, усталость привносит отдаление. Пусть следование Абсолютной религии будет легким и радостным.

Вы живете жизнь, видите вокруг то, и видите это, и чувствуете, что вы есть. И это и есть жизнь, это очень такое радостное ощущение, легкое. Делать усилие, чтобы отгородиться от жизни – это да, тяжело и безрадостно, это сложно. Жить, следуя естеству, видеть и осознавать это, – легко. И пусть и учение об этом будет таким же легким для вас.

В конце концов, это ведь просто случайность, что вы сейчас читаете эти строки.

Созерцающий и созерцаемое

Несколько подробнее о пункте 2 – «Смотрите вокруг и видите то, на что смотрите». Здесь не подразумевается какое-то специальное пристальное смотрение или что-то подобное. Помните: это очень легко. Вы смотрите и видите то, на что смотрите.

Например: вы идете по улице, смотрите на дорогу и видите, бегущую по ней, тощую собаку, непроизвольно возникает мысль: «Какая тощая собака, наверное, она голодает…» – вы смотрите и видите эту мысль, следом за мыслью возникает чувство сострадания к голодному существу – вы смотрите на это чувство и видите его, далее, возможно, возникнет импульс покормить собачку, и вы смотрите и видите этот импульс, ну и так далее…

Сейчас вы прочитали эти строки, вы видите мысли: доводы «за» и «против», чувства: приятие или отторжение, посмотрите на них прямо сейчас, увидьте их.

В таком вИдении нет соучастия, скорее, оно описывается термином «созерцание».

По мере практики к вам приходит все большее и большее личное понимание. Ваш навык осознанного созерцания жизни, когда вы его применяете, становится все совершеннее и совершеннее.

Главное: пусть это будет легко для вас. Созерцание – не предмет для заморачивания на нём. Есть это сейчас, помните вы об этом, созерцаете, – хорошо.

Не помните, мысли о проблемах растворили вас, – тоже хорошо, ведь если сейчас вы осознаете, что были в бессознательности, – значит сейчас-то вы сознательны, а следовательно – можете посмотреть вокруг и что-нибудь увидеть, какие-то предметы, мысли, чувства, ощущения. Увидеть жизнь.

«Я» – «не Я», «Моё» – «не Моё»

По ходу исповедания Абсолютной религии перед вами часто будут возникать вопросы «Это Я или не Я?» и «Это Моё или не Моё?» – иногда они могут казаться важными, значимыми и тяжелыми. Пусть ваш путь будет легким и радостным. Ответ на эти вопросы всегда один – Созерцание.

Что такое «Это Я или не Я?» и «Это Моё или не Моё?» – это всегда ваш личный выбор. Выбор считать ли это собой или считать что-то – своим.

А что такое выбор? Выбор – это идея о том, что есть несколько вариантов развития событий. Это, как правило, красивая идея. Её можно созерцать.

Есть и еще одна красивая идея для созерцания: чем меньше в вашей жизни остается места для «Я» и «Моё» – тем легче вам живется.

Доверие к Существованию

Есть небольшой трюк с сознанием, который может дать в ваше распоряжение дополнительное количество внимания для созерцания. Этот трюк возможен потому, что, как правило, люди тратят существенную часть своего внимания на «обдумывание вариантов решения» собственных проблем.

Суть трюка: доверьтесь Существованию. Переложите ту часть решений, которую можете переложить, на течение жизни. Выберите Созерцание. Жизнь – как река, несет вас по течению вне зависимости от того, гребете вы веслами или не гребете. Хороший пловец всегда умеет довериться воде. Можно попробовать довериться жизни и посмотреть что получится.

Если это кажется слишком сложным, слишком значимым – пусть оно будет легким. Если жить, судорожно вцепившись в жизнь мертвой хваткой, кажется вам более простым, чем доверять ей – цепляйтесь. Главное чтобы это было легко.

Абсолютная религия не содержит догм. Она лишь обращает ваше внимание на то, что можно жить, смотреть, видеть, и делать всё это легко и с удовольствием.

Еще раз:

Для воссоединения с Источником жизни вы

1. Живете свою жизнь.

2. Смотрите вокруг и видите то, на что смотрите.

3. Осознаете, что вы живы.

Эти три пункта, когда они выполняются, есть необходимое и достаточное условие для восстановления связи с Источником жизни, которое придаст вашему бытию радость, наполненность и целостность.

Данное описание подробно и корректно ровно настолько, насколько требуется для его понимания и успешного применения.

Всё хорошо.

Источник: https://via-midgard.com/blogs/20020-absolyutnaya-religiya.html

Абсолютная религия (стр. 1 из 7)

АБСОЛЮТНАЯ РЕЛИГИЯ

.

АБСОЛЮТНАЯ РЕЛИГИЯ___________________________________ 3

I.Общее этой религии_____________________________________ 3

1.Открывшая себя религия________________________________ 3

2.Позитивная религия откровения__________________________ 6

3.Религия истины и свободы______________________________ 11

II.Метафизическое понятие идеи бога_______________________ 12

III.Деление________________________________________________ 17

Мы пришли к реализованному понятию религии, к совершенной религии, в которой понятие само является для себя предметом.

Ближе мы определили религию как самосознание бога; в качестве сознания самосознание имеет некоторый предмет и сознает себя в этом предмете; этот предмет тоже есть сознание, но сознание, выступающее как пред­мет, а тем самым конечное сознание, отличное от бога, от абсолютного; на его долю приходится определенность и тем самым конечность; бог есть самосознание, он знает себя в некотором отличном от него сознании, которое в себе есть сознание бога, но оно таково и для себя, поскольку оно знает свое тождество с богом, тождество, опосредствованное, однако, отрицанием конечности.

Это понятие составляет содержание религии. Быть богом — это значит отличать себя от самого себя, быть своим собственным предметом, но в этом отличении быть идентичным с самим собой, то есть быть духом.

Это понятие теперь реализовано, сознание знает это содержание и знает себя включенным в это содержание: оно само является моментом в понятии, которое есть процесс бога. Конечное сознание знает бога лишь постольку, поскольку бог знает в нем себя; таким образом, бог есть дух, и именно дух своей общины, то есть тех, кто его почитает.

Это — совершенная религия, понятие, ставшее для себя объективным. Здесь открылось, что такое бог; он больше не является чем-то потусторонним, неизвестным, ибо он возвестил людям, что он есть, и не просто во внешней истории, а в сознании. Итак, здесь мы имеем религию явления бога, поскольку бог знает себя в конечном духе.

Бог совершенно открыт. Таково здесь отношение. Переход состоял в том, что мы видели, как это знание бога в качестве свободного духа еще отягощено конечностью и непосредственностью; это конечное еще должно быть устранено посредством работы духа; оно является ничтожным; мы видели, как это ничтожество открылось сознанию.

Несчастье, страдание мира было условием, подготовкой субъективной стороны к сознанию свободного духа как абсолютно свободного и тем самым бесконечного духа.

Мы остановимся вначале на всеобщем этой сферы.

I. Общее этой религии

1. Открывшая себя религия

Абсолютная религия это, во-первых, религия, открывшая себя. Религия представляет собой очевидное, она проявляет себя только тогда, когда понятие религии становится объективным для самого себя; это не ограни­ченная, конечная объективность, но религия является для себя объективной в соответствии со своим понятием.

Точнее это можно выразить таким образом: религия в соответствии со всеобщим понятием есть сознание абсолютной сущности. Но сознание является различающим, и, таким образом, мы имеем две стороны: сознание и абсолютную сущность. Эти две стороны вначале выступают как внешние в конечном отношении: эмпирическое сознание и сущность в другом смысле.

Они находятся в конечном отношении друг к другу, и поскольку обе для самих себя являются конечными, то сознание знает об абсолютной сущности как о чем-то конечном, а не истинном. Бог сам есть сознание, различие себя в себе, и в качестве сознания он дает себя как предмет для того, что мы называем стороной сознания.

Таким образом, мы каждый раз имеем две стороны сознания, которые относятся друг к другу как конечные, внешние.

Но если теперь религия постигает самое себя, то содержанием и предметом религии становится само это целое, сознание, относящееся к своей сущности, знание себя как сущности и сущности как самого себя, то есть Дух, таким образом, является в религии предметом.

Итак, мы имеем две стороны: сознание и объект; но в религии, которая исполнена самой собой, которая открыта, постигла себя, предметом является религия, само содержание, и этот предмет, знающая себя сущность, есть дух. Здесь впервые дух как таковой становится предметом, содержанием религии и дух есть лишь для духа.

Поскольку он является содержанием, предметом, он в качестве духа есть знание себя, различие, он дает самому себе другую сторону субъективного сознания, которое выступает как конечное. Это религия, исполненная самой собой. Это — абстрактное этой идеи, или религия в действительности есть идея.

Ибо в философском смысле идея есть понятие, имеющее предметом само себя, то есть имеющее наличное бытие, реальность, объективность, которое не является больше внутренним или субъективным, а объективирует себя, но его объективность есть в то же время его возвращение в самого себя, или — поскольку мы называем понятие целью — исполненная, осуществленная цель, являющаяся в такой же мере объективной.

Религия имеет своим предметом то, что она есть, сознание сущности, она в нем объективирована, она есть, подобно тому как вначале она была понятием, и только понятием, или подобно тому как сперва она была нашим понятием. Абсолютная религия — это открывшая себя религия, религия, имеющая себя самое своим содержанием, исполнением.

Это завершенная религия, религия, которая есть бытие духа для себя самого, религия, сама для себя ставшая объективной, христианская религия. В ней неразрывны всеобщее и отдельный дух, дух бесконечный и конечный; их абсолютное тождество есть эта религия и ее содержание.

Всеобщая сила является субстанцией, которая, по­скольку она в себе в такой же мере есть и субъект, теперь полагает это свое в-себе-бытие, а тем самым отличает себя от себя, сообщает себя знанию, конечному духу, но так как последний составляет момент ее самой, то она остается в нем у себя и в этом разделении возвращается в себя неделенной.

Обыкновенно теология имеет тот смысл, что в ней речь идет о познании бога в его предметности, совершенно оторванного от субъективного сознания, который тем самым является неким внешним предметом, подобно тому как предметом сознания является солнце, небо и т. д.

, где за предметом твердо сохраняется определение чего-то другого, внешнего.

В противоположность этому понятие абсолютной религии можно установить так, что то, о чем [в ней] идет речь, является не внешним, а самой религией, то есть единством представления, которое мы называем богом, субъектом.

Можно рассматривать также как точку зрения настоящего времени то, что речь идет о религии, религиозности, благочестии, а не об объекте.

Люди имеют различные религии, главное, чтобы они были благочестивы; можно не знать бога как предмет, не познавать его, главное — это поведение субъекта, его позиция. В сказанном можно узнать эту точку зрения.

Это точка зрения нашей эпохи, но в ней заключен и весьма важный прогресс, благодаря которому стал значимым бесконечный момент, состоящий в том, что сознание субъекта познано как момент абсолютный.

Обе стороны имеют одно и то же содержание, и это в-себе-бытие обеих сторон есть религия. Великий прогресс нашего времени состоит в том, что субъективность познается как абсолютный момент, и это существенное определение. Дело, однако, в том, как ее [субъективность] определяют.

Относительно этого великого прогресса следует заметить следующее. Для религии в определении сознания характерно то, что содержание уходит от нее и, по крайней мере, по видимости, остается чем-то чуждым.

Религия может иметь какое угодно содержание, ее содержание, удержанное на точке зрения сознания, оказывается чем-то стоящим по ту сторону, и, хотя к этому добавляется определение откровения, тем не менее, содержание выступает для нас как нечто данное и внешнее.

Следствием такого представления является то, что божественное содержание лишь дано, что оно не должно быть познано, а лишь пассивно сохраняется в вере и, с другой стороны, ведет также к субъективности ощущения, которая есть конец и результат богослужения. Следовательно, точка зрения сознания не есть единственная точка зрения.

Молящийся погружается в свой предмет своим сердцем, своей молитвой и своей волей, в молитвенном экстазе он таким образом снимает разрыв, существующий на точке зрения сознания. Точка зрения сознания ведет также к субъективности, этой нечуждости, этому погружению Духа в глубину, которая есть не даль, а абсолютная близость, присутствие.

Но даже это снятие разрыва может постигаться и чуждым способом — как милость бога, которую человек должен допустить как нечто чуждое себе и к которой он относится пассивно.

Против этого разрыва обращено то определение, что речь идет о религии как таковой, то есть о субъективном сознании, которое содержит в себе то, чего хочет бог. В субъекте, таким образом, налицо неразрывность субъективности и другого — объективности.

Другими словами, субъект существен для целого как реальное отношение. Эта точка зрения, следовательно, поднимает субъект до существенного определения. Она связана со свободой духа — дух должен ее вновь восста­новить: нет такой точки зрения, в которой он не был бы у самого себя.

Понятие абсолютной религии заключает в себе то, что религия является для себя объективной. Но только понятие. Понятие — это одно, совсем другое — сознание этого понятия.

Следовательно, и в абсолютной религии понятие может отличаться от сознания этого понятия. Эта сторона и выступила в осознании, в определении; главное — это религия.

Понятие само еще односторонне, взято лишь так, как оно есть в себе; оно есть такой же односторонний образ, и там, где сама субъективность одностороння, где она имеет определение лишь одного из двух, [там] есть лишь бесконечная форма, чистое самосознание, чистое знание самого себя, а оно в себе бессодержательно, потому что религия как таковая понята только в ее в-себе-бытии, не является для себя объективной религией, а есть лишь религия в еще не реальной, объективирующей, дающей себе содержание форме. Необъективность — это бессодержательность.

Источник: https://mirznanii.com/a/318772/absolyutnaya-religiya

Гегель

АБСОЛЮТНАЯ РЕЛИГИЯ

Гегель (Георг-Фридрих-Вильгельм, 1770–1831 г.

) в свое время оказал необыкновенно могучее влияние на умы, его философия рассматривалась, как последнее и окончательное слово истины, но его влияние не было продолжительными Его ученики различным образом изменили его учение в существенных пунктах, а последующие поколения знакомились с ним лишь по кратким изложениям его системы в курсах истории философии.

До сих пор нет ни одной специальной монографии о философии религии Г., но за всем тем через посредство своих учеников Г. еще живет в богословствующих умах, и затем в последнее время все более и более выясняется, что если слава Г. была преувеличенною, то забвение его было мстившею сама за себя несправедливостью: забыв Г., забыли много глубоких и поучительных идей.

Теперь снова постепенно обращаются к его философии. По Г. цель бытия и цель философии одна и та же. Цель философии есть истина; цель, к которой стремится бытие, есть самопознание или самосознание; таким образом процесс мирового бытия есть процесс философствования. Вместе с тем это есть и процесс самоосвобождения, потому что познание истины есть приобретение свободы (Ин.8:32).

Абсолютное познание есть совпадение мышления с бытием, есть абсолютное самосознание. В процессе развития мысль предшествует бытию, потому что всякое бытие есть выражение или раскрытие мысли.

Таким образом, началом всего должно положить абсолютную мысль или идею, которая переходит в бытие через самоотрицание (в бытии еще нет мысли), но бытие, развиваясь, в своих высших формах достигаете сознания и самосознания. Здесь происходит возвращение идеи самой в себя или самосознание абсолютного духа через посредство конечного духа.

Достижение такого самосознания есть цел и религии и философии, но той и другой эта цель достигается различным образом. Религиозный процесс в его существе и в его исторических формах Г. представляет следующим образом.

Первая форма, в которой религия вступает в сознание, есть чувство (Gefühl), но это свойственно не исключительно религии, так как каждое содержание нашего сознания прежде всего открывается в чувстве, как форме непосредственного знания, в котором познающий субъект и познаваемый объект еще находятся непосредственно один в другом.

Но пока предмет находится только в чувстве, он и существует только для субъекта и познается совершенно субъективно, смотря по природе каждого отдельного человека.

Высшую ступень по сравнению с чувством представляет собою воззрение, созерцание (Anschauung), в котором предмет представляется субъекту в чувственной определенности, он поставляется вне субъекта и служит для последнего предметом чувственного созерцания.

Над созерцанием возвышается представление (Vorstellung), где предмет является уже в форме всеобщности, в форме мысли, но еще нуждается для своего определения в чувственном образе. Элементы представления анализирует рефлектирующий рассудок (Verstand), он упорядочивает их, но он, однако, не может подняться над противоположностью «я» и бытия иного по отношению к «я» (не-я).

Руководимое рассудком «я» ближайшим образом познает себя, как конечное противоположное иному «я», чем его собственное, или бесконечному, от которого оно чувствует себя в безусловной зависимости. Однако оставаясь при этом противоположении самим собою, я познает себя, как особенную силу этого противоположения, как то, что не отрицается и не уничтожается своим противоположением, но утверждается им.

Отрицательный характер приобретает противоположение, а «я», напротив, является положительным, единою реальностью, единым бесконечным. «Не-я» отодвигается в область идеального, но эта идеальность остается одностороннею, пока она проводится только в объекте, а не в субъекте. Должно, чтобы «я» отвергло себя, как отдельность, и исчезло в абсолютной всеобщности (комментируя эту мысль, Г.

часто повторяет Лк.9и др. параллельн. места), которая поднимается над противоположностями «я» и «не-я», бесконечного и конечного, так как равно заключает в себе то и другое. Это – точка зрения мышления разума (Vernunft).

В этом мышлении, как деятельности всеобщего, «я» отрицает свою обособленность и исчезает во всеобщем, как в истинной объективности; между тем как в рефлексии рассудка бесконечное только противополагает себя конечному так, что конечное удваивается (так как противополагаемое ему бесконечное, как член противоположения, становится конечным), напротив, в спекулятивном мышлении осуществляется истинное единение обоих: «я» различается от всеобщего, как особенное (индивидуальное), но вместе оно отрицается от своей обособленности и исчезает в идеальности всеобщего, становится моментом в жизни всеобщего. Конечное, как отрицательное, имеет свою истинность только в отрицании самого себя, и бесконечное имеет свое утверждение только в отрицании этого отрицания. Конечное и бесконечное противополагаются здесь, не как неподвижные реальности, но только оба, как моменты одного и того же процесса. На этой ступени сознание познает себя уже не просто в отношении к Богу, как бесконечному, но оно само становится моментом в бытии духа так, что познающий дух становится вместе и познанным. Религия здесь (и только здесь она является тем, чем она должна быть по своей сущности) есть не что иное, как самосознание Абсолютного Духа или знание божественного Духа о Себе Самом через посредство конечного духа. Такому определению отвечает только христианская религия, имеющая своим содержанием единство Бога и человека, бесконечного и конечного, но единство, заключающее в себе различие, как свое необходимое условие, так как единство утверждается чрез возвращение из различия. Бог с христианской точки зрения не есть абстрактное всеобщее, не есть и неподвижная субстанция, Он имеет свойства, как моменты, и следовательно, как субстанция, является субъектом. Поэтому различает ли Себя Божество, как особенное от всеобщего, или Оно разделяется в конечных субъектах, Оно остается в этом саморазличении и самоограничении Самим Собою, так как Оно являемые им различия или конечные духовные существа заключает в Себе, как моменты своего бытия; так является сознание единства конечного духа с бесконечным, т. е. так осуществляется религия, как живое единство. Божество здесь из самополагаемого различения возвращается к Самому Себе, как полному единству. Религия не только не есть чувство зависимости от бесконечного, которое человек противополагает себе, как (воззрение Шлейермахера, см.), напротив, в религии прекращается отчужденность человека от Бога, она есть откровенная истина, потому что истина есть не что иное, как сознание, что дух для самого себя становится предметом или единством сознания бытия – субъекта и объекта, и поэтому религия . есть совершенная свобода, так как самосознание, устраняющее различие конечного и бесконечного, «я» и «не-я», есть свобода. Абсолютной религией является христианство, но и остальные религии суть необходимые моменты в процессе самореализирования понятия религии. Г. делит эти религии на два класса: на религии непосредственности и религии духовной индивидуальности. Человек должен был начать существование с непосредственного единства естественного (природного). и духовного, но он необходимо должен был пройти через сознание противоположности их – через грех, чтобы путем собственной борьбы стать совершенным духом. Низшею ступенью религий непосредственности является волшебство или шаманство. Человек здесь чтит неопределенную силу и пытается владычествовать над нею. Последующими моментами в религиях непосредственно являются религии меры – китайская, дело человека здесь исполнять неизменную волю неба. Религия фантазии – браминская; культ заключается здесь в мысленном погружении человека в себя, чтобы чрез собранность мыслей в собственном духе самому стать высшим существом (отождествиться с Брамою). Наконец, религия бытия в себе – буддизм. Культ состоит в поднятии над желаниями, в погружении в себя, в самоотречении для достижения вечности. Далее, в религиях выясняется различие субъекта и объекта и различие добра и зла. В персидской религии света добро представляется абсолютною силою, задача культа распространять добро и рассеивать мрак. В сирийской религии страдания борьба между добром и злом представляется, как скорбь. Страждет бог (Адонис), который через смерть возвращается к самому себе. В египетской религии загадки культ является, как бесконечное стремление выражать то, что содержится в представлении, отсюда колоссальные постройки под землею и над землею. Из этого корня выросла живая вера в бессмертие души. Религии духовной индивидуальности представляют три стадии: иудейство, религию греческую и религию римскую. Иудейство – религия возвышенности (единства) признает волю единого Бога, призвавшего к бытию не имеющий самостоятельности мир. Культ состоит здесь в страхе Божием, в сознании своей несвободы, которое переходит в абсолютно-спокойное доверие, потому что это есть Бог, Которому отдается «я». Греческая религия красоты признает и чтит богов, как субстанциальные силы, как нравственное содержание естественной и духовной жизни. Греческая религия характеризуется абсолютною ясностью. Культ, как служение, имеет своей целью привести человека к сознанию его тождества с богами. Римская религия – целесообразности приводить различные цели людей к одной – служению государству. Богам служат ради того, чтобы они по необходимости служили этой цели. Христианство есть религия абсолютная. В нем сознанию выясняется, что Бог не противостоит конечному «я», как внешний предмет, но как Дух, Бог полагает вне Себя конечное, чтобы чрез него опять возвратиться к Самому Себе. Христианство есть религия откровенная, потому что оно содержит знание, что оно само есть Бог, достигающий самосознания в конечных «я». Христианство есть религия положительная, потому что она есть определенность нашей собственной разумности. Внешние явления, наприм., чудеса и свидетельства не могут быть ценимы, как доказательства истинности религии, одно свидетельство духа имеет для этого решающее значение, но дух может свидетельствовать многообразным и различным образом. Нельзя требовать, чтобы у всех людей истина утверждалась философским образом. Потребности людей различны и при различии степеней развития есть также потребность верить авторитету. Но для науки достаточным является только свидетельство мыслящего духа, в развитии понятия вытесняющего необходимость религии. Так является абсолютная религия, как религия истины и свободы. Бог есть деятельность чистого знания. Знанию принадлежит нечто, что не есть оно само – то, что познается. Поэтому Бог вечно рождает Сына – Себя Самого отличающегося от Себя. Но то, чем Он от Себя отличается, не имеет образа иного бытия: отличающееся, (инобытие) есть непосредственно только то, от чего оно отличается (бытие, Бог). Различие между Отцом и Сыном снимается, в любви (Духе Святом). Такова троичность Божества. Христианские выражения о рождении, исхождении, трех лицах и едином существе, с точки зрения Г., только детский способ обозначения Бога, как живой деятельности, однако в известном смысле они должны быть признаны истинными, как относительную истинность заключают в себе и указания на троичность древнейших религий. Другое Бога, или Его Сын: в идее еще не отличен от Отца. Это различие: – только, движение, любовь, в чем нет еще действительного утверждения, инобытия, разделения и разлада. Но различие должно вступить в свои права, и иное должно утвердить себя, как самостоятельный объект. Это – мир. В нем инобытие является не как сын, но как внешнее, конечное бытие, находящееся вне истины. Мир, это – та же идея в себе, но в другом определении. Идея в природе выражается, главным образом, в том, что она жертвует природою и чрез препобеждение ее становится духом. Конечное бытие распадается на мир естественный и на мир конечного духа. Природа для самой себя не вступает в отношение к Богу, но только ради человека, поскольку для него она есть откровение Божие. Человек по природе и добр и зол. Он – дух в себе, разумность, создан по образу Божию, но он добр в идее, а не в действительности. Как дух, он не может оставаться при том, что есть непосредственно, он должен выйди из своего естественного состояния и чрез это достигнуть окончательная усовершения. Первосостояние человека есть состояние невинности только в смысле естественной непосредственности. Но человек должен стать виновным, т. е. ответственным за свои добрые или злые дела. Кроме того, естественный человек есть эгоист и он должен научиться свою обособленность подчинять всеобщей разумности. Между понятием о человеке и действительностью существует разлад. Этот разлад открывается самосознанию человека. Библейское повествование говорит это о первом человеке и это справедливо о человеке вообще. Когда, человек познает себя, как злого, он находит себя стоящим в противоположности, с одной стороны, к миру, с другой – к Богу, последнее есть грех, первое – несчастье. Человек находит в себе бесконечное, стремление к добру и упорное противодействие этому стремлению. Это несогласие приводишь его к бесконечной скорби о себе самом и поднимает до смирения и сокрушения. Нравственный разлад вызывает страстное желание искупления. Чтобы это искупление совершилось, чтобы противоположность в себе была уничтожена, необходимо, чтобы субъект вообще мог уничтожать себя для себя. Бог, как живой Дух, противополагает Себе иное (человеческий дух) и в этом ином остается тожественным с Самим Собою. Этим фактом не отрицается различие божеского и человеческого духа и их несоизмеримость, но вместе с тем утверждается, что, несмотря на различие, существует тожество обоих. Возможность искупления обусловливается познанием сущего в себе единства божеской и человеческой природы. Во имя этого познания человек отрицает свою самость, конечное (­ не бесконечное) отрицает себя само, чтобы, так сказать, уступить дорогу бесконечному. Скорбь, которую чувствует конечное при этом отрицании, не скорбна, так как оно чрез это поднимается в процессе божественного. Но недостаточно того, чтобы единство божеской и человеческой природы, данное в идее Бога, было познано спекулятивным мышлением. Если искупление совершено воистину, то знание это должно стать уделом всех людей без различия образования; для этого нужно, чтобы искупление совершилось в мире видимым, доступным взору каждого образом. Субстанциальное единство божеской и человеческой природы само в себе есть в человеке, но оно недоступно обычному сознанию. Только, когда оно откроется в отдельном, исключительном человеке, оно может быть видимо и познано всеми. Для других этот индивидуум является выражением идеи и этот индивидуум есть единственный. В вечной идее есть только один сын. Как такового, церковь рассматривает Христа, Сына Божия. Историческое явление Христа может быть рассматриваемо двояким образом: для неверующего Христос – обыкновенный человек, только вера, рассматривающая Его в духе и духом, проникает в истину. Человеческой стороне прежде всего принадлежит учение Христа. Новая религия выражает себя, как новое сознание – сознание примирения человека с Богом. В результате этого примирения является царство Божие, это – истинная родина для духа, действительность, в которой господствует Бог. Это примирение по отношению к действительности выступает отрицательно, требуя отречения от конечных вещей, как не имеющих действительного существования, положительным оно является в требовании вступать с своим настроением в царство Божие. Из приложения этого общего требования к частным отношениям вытекают нравственные заповеди, объединяющиеся в заповеди о любви. Учение Христа восполняется представлением осуществления божественной идеи в его жизни и судьбе. Его жизнь точно согласуется с его учением, и так как утверждение царства Божия противоречило существовавшему государственному строю, то он должен был верность своему призванию оплатить смертью. Неверующий при суждении о лице Христа идет только до момента его смерти, вера простирается далее. Верующий видит в смерти Христа (этом высшем пункте божественного самоотрицания) уничтожение конечности и самообретение Бога. Бесконечное (Бог) становится конечным (человеком). Конечное умирает, происходить отрицание конечности, и оно становится бесконечным. Происходить смерть смерти. Таково значение воскресения и вознесения Христа. В том, что Сын Человеческий воссел одесную Отца, высочайшим образом открывается честь человеческой природы и ее тождество с божественною. Эта смерть, как смерть Бога за нас, имеет всецело удовлетворяющее значение, не как чуждая жертва, которую другой принес за нас, но как абсолютная история божественной идеи как чувственное представление существенного единства божеского и человеческого. Ранее своей смерти Христос для учеников был сыном человеческим. Смерть была центральным пунктом искупления. В ней они познали Христа, как Сына Божия, Бога, как Троичность. С этим признанием возникает община. Субъект, принадлежащий к общине, должен познать свою бесконечную, нечувственную сущность, познать себя бесконечным, вечным, бессмертным. В христианской религии поэтому бессмертие души является определенным учением. Душа имеет бесконечное, вечное назначение быть гражданкой в царстве Божием. Общины являются отдельными эмпирическими субъектами, существующими в духе Божием. Ближайшим образом истина является им, как чувственное явление, и они должны усвоять ее внутренне в личном опыте. Относительно этого чувственного факта и совпадающей с ним христианской истины возникает вопрос: верно ли, что Бог послал своего Сына в мир, и был ли Христос Иисус Назаретский? Положительный ответ на это вытекает из идеи о Боге, как Духе, открывшемся самосознанию людей, когда исполнилась полнота времен, т. е. когда дух в своем поступательном развитии через бесконечную скорбь иудейского и римского мира, поскольку эта скорбь углубилась в себя, познал свою бесконечность. Почитались и другие божественными посланниками или даже богами, но только, когда исполнилось время и идея созрела, она всецело соединилась с Христом и в нем реализовалась. Вера созерцает в лице Иисуса, как в чувственном явлении, единство божеской и человеческой природы. Познавший это единство, субъект должен выразить его в себе, должен исполниться божественным духом. Это достигается лишь верою, что искупление совершено воистину. Задача церкви усвоить в отдельных субъектах предлежащую истину. В своем вероучении об искуплении церковь владеет истиною, в духе, находящемся в ней, она владеет бесконечною силою и могуществом для развития и утверждения этого вероучения. Чтобы предохранить истину от произвола и случайности мнений, церковь заключает ее в символы. Каждый индивидуум, родившийся в церкви, назначен принимать участие в этой истине. Церковь возвещает это в таинстве крещения. Новокрещенному истина сначала предлагается отвне, как учение основанное на авторитете, но потом субъект в себе самом через победу над злом должен внутреннейшим образом постичь и испытать существенное единство с Богом. Сознанное присутствие Божие в субъекте, это – unio mystica есть существенное содержание таинства евхаристии, в котором чувственным, непосредственным образом человеку дается сознание его примирения с Богом, проникновения в него и обитания в нем духа.

Оценка воззрений Г. При суждении о взглядах Г. нелишне помнить всегда слова, которые будто бы Г. произнес перед смертию: «у меня был один ученик, который меня понимал и то плохо». Разумея под этим учеником самого себя, Г., очевидно, хотел выразить, что свое понимание истины он не успел выразить в точной и ясной форме.

Критиковать и отрицать отдельные положения и тезисы Г. очень легко, но эта легкость имеет своим источником неправильное понимание критикуемого материала. Чтобы правильно оценить философию Г., нужно понять ее в ее целом. Для правильного понимания его учения о религии много дает его рассуждение о взаимоотношении философии и религии. Философия и религия имеют, по Г.

, общее содержание и общую задачу, их двухстороннее содержание есть вечная истина в ее объективности: Бог и только объяснение Бога. Философия в основании есть религия, так как она представляет собою отрицание субъективности и погружение в Боге. Философия имеет предметом идею, т. е.

всеобщее, в форме всеобщности, как единство различий (конечный дух только самосознание абсолютная Духа). Религия рассматривает всеобщее (абсолютное, Бога) только как одну сторону бытия, которой противополагается другая – непосредственное самосознание.

Таким образом две стороны, которые философия рассматривает, как два момента одной идеи, в религии остаются еще разделенными, как конечный субъект и бесконечный объект. Практически религия поднимается над этим разделением в культе, в котором человек действительно соединяется с Богом.

В благоговейной молитве, в восприятии благодатная воздействия человек чувствует свое соединение с Богом. Однако и здесь обыкновенный верующий человек, чувствуя на себе божественное воздействие, безусловно отрицает свое тождество с Богом, между тем философия настаивает на этом тождестве.

Мировоззрение религиозное есть трансцендентное, мировоззрение философское есть имманентное. Из двух истинным может быть только одно и, по Г., истинно его философское воззрение. Религия, таким образом, оказывается суррогатом философии, которым может довольствоваться только нефилософ, но которого философ должен стыдиться.

В истории развития человеческого самосознания религия оказывается устранимою ступенью. Религиозный культ есть суррогат философского самосознания. Здесь коренное заблуждение Г. Повышение самосознания должно являться в культе, но его сущность заключается не в этом повышении, а в сознании богообщения. Культ дает настроенность чувств. У Г.

подсказывается странное положение, что чувство (религиозное) на высших ступенях. развития должно быть заменено мыслью (философскою), но в живом человеке чувство и мысль не разъединимы, и никакая философия. не поставит человека выше чувств скорби и радости. Г.

хочет заменить в человеке радостно-смиренное чувство божественной близости гордым сознанием, что человек сам есть Бог. Какой смысл этого самообожествления? Им утверждается, что абсолютный Дух есть ничто без конечного духа, только в последнем он находит действительное бытие и самосознание.

Но если так, то, значит, нет никакого трансцендентного Бога, и человек есть единственный Бог. Такой вывод заключает в себе отрицание всякой религии. Сущность христианства, которое Г.

называешь абсолютной религией, состоит не в том, что человек признается Богом по природе (напротив, по своей данной эмпирической природе человек признается здесь стоящим ниже идеи человека), а в утверждении, что чрез искупление, совершенное Христом, он может стать сыном Божиим по благодати.

Должно, однако, оговориться, что высказанные критические замечания направляются против выводов, которые, по-видимому, следуют из философии Г. и которые были сделаны исторически (наприм., Фейербахом, см.), но которые не были сделаны самим Г. Напротив, рядом с положениями, из которых подсказываются приведенные выводы, у него находятся рассуждения об абсолютном духе, как истинной реальности, о культе, как общечеловеческой потребности, о религиозном чувстве, как не отделимом от сознания, о христианстве (в протестантском смысле), как абсолютной истине. Вот почему некоторые всю его философию истолковывали в теистически-христианском смысле. Таковы: Гöшель, Габлер, Гинрикс, Шаллер. Задача православного богослова по отношению к Г. состоит не в том, чтобы в целом виде принять или огульно отвергнуть его систему, а в том, чтобы оправдать его воззрения, согласные с христианскими, и в том, чтобы объяснить происхождение и отвергнуть содержание его антихристианских взглядов.

С. Глаголев.

Источник: https://azbyka.ru/otechnik/Lopuhin/pravoslavnaja-bogoslovskaja-entsiklopedija-ili-bogoslovskij-entsiklopedicheskij-slovar-tom-4-gaaga-donatisty/75

Book for ucheba
Добавить комментарий