Алексей Елисеевич Крученых

Алексей елисеевич крученых

Алексей Елисеевич Крученых

…Я живу по бесконечной инерциикак каждый в рассеянности свалившийся с носа луны

остановить не могу своего парадного шествия…

А. Крученых

…Все читать заумь станутИзучая мою ПОЭТСКУЮ СУСТЕНЬ…Радуйтесь же пока я с вами

И не смотрите грустными…

А. Крученых

      Алексей Крученых родился 9 февраля 1886 г. в деревне Олевке Херсонской губернии в семье крестьянина. В 1992 г. семья Крученых переехала в Херсон. Там будущий поэт закончил начальное училище и в 1902 г. поступил в Одесское художественное училище, которое закончил в 1906 г. с дипломом учителя графики и рисования.
В 1905 г.

Крученых участвовал в деятельности марксистских кружков и был арестован за хранение нелегальной литературы. К этому же времени относится и его знакомство с Д. Бурлюком.Осенью 1907 г. Крученых переезжает в Москву. Крученых участвует в художественных выставках «Импрессионисты» (СПб.

) и «Венок» (Херсон), выступает как художник в печати, публикует ряд работ по вопросам живописи, а также жудожественную прозу.

В 1912 г. знакомится с В. Маяковским и Велимиром Хлебниковым, становится членом группы «Гилея» и активно включается в борьбу за «новое искусство».

Подпись Крученых стоит под манифестом кубофутуристов «Пощечина общественному вкусу» (1912). Тогда же увидели свет первые книги стихов Крученых «Первая любовь» и «Игра в аду». (Всего же Крученых издал за свой счет сто двадцать четыре книги.

И каждая из них была по своему оформлению своеобразным произведением искусства начиная с бумаги и шрифта, и заканчивая обложкой и иллюстрациями.) Помимо автора, в оформлении книг принимали участие и друзья поэта — художники М. Ларионов, К. Малевич, Н. Гончарова, О. Розанова, В. Татлин и др.

Алексей Крученых является основателем «заумного» языка, написав по просьбе Д. Бурлюка из «неведомых слов» знаменитое стихотворение «дыр бул щыл», ставшее визитной карточкой поэта. Впервые характеристика и теоретическое обоснование заумного языка было дано в «Декларации слова, как такового», выпущенной Крученых, по совету Н. Кульбина, в Санкт-Петербурге в виде листовки в 1913 г. Согласно теории зауми — слово самоценно независимо от своего смысла и даже может вообще не иметь смысла. Понятие смысла с лексического уровня перемещается на уровень фонетики, морфологии и даже графики. Дань экспериментам с заумным языком отдали многие современники Крученых, но если, к примеру, для Хлебникова заумь стала одним из многих его языков, то для Крученых — практически самоцелью.
В декабре 1913 г. в петербургском театре «Луна-парк» обществом художников «Союз молодежи» была поставлена футуристическая пьеса-опера Крученых «Победа над солнцем» (на музыку М. Матюшина).Через год вышла в свет литературно-критическая работа Крученых «Стихи Маяковского».В конце 1914 г., чтобы избежать мобилизации, Алексей Крученых уехал на Кавказ, где некоторое время работал учителем рисования в женской гимназии в Баталпашинске (ныне Черкесск). В 1916 г. он все же был призван на военную службу и служил чертежником на строительстве военной Эрзерумской железной дороги в Сарыкамыше.

В послереволюционной России Крученых, казалось, без труда нашел себе место. До 1919 г. он жил в Тифлисе, где участвовал в работе «Синдиката футуристов»(с ноября 1917 г.). В феврале 1918 г.

вместе с И. Зданевичем Крученых организовывает новую группу «41°». Осенью 1919 г.

он переезжает в Баку, выступает с лекциями в бакинском университете и в «Студии поэтов», работает в бакинском отделении РОСТа.

С 1916 по 1921 г. Крученых выпустил около восьмидесяти книг.Осенью 1921 г. поэт возвращается в Москву, становится членом «ЛЕФа» и вместе с Маяковским работает в журналах «ЛЕФ» и «Новый ЛЕФ». В них он печатает свои стихи, лубочно-сатирический роман «Разбойник Ванька-Каин и Сонька-Маникюрщица», антимилитаристский памфлет «1914 – 1924».

Поэт продолжает свои литературоведческие изыскания — в 1922 г. в Москве выходит его книга «Сдвигология русского языка».

Но, с годами, Крученых стал все яснее осознавать, что реальная советская Россия мало похожа на, так желанную футуристами, Утопию, где царит безграничная свобода творчества. С 1934 г. произведения Крученых перестали публиковать.

Один за другим поэта покидали близкие ему друзья и единомышленники: эмигрировали братья Бурлюки, умер Хлебников, застрелился Маяковский… Крученых не приняли в Союз писателей (в 1942 г. — на редкость вовремя — его все же приняли в СП, членский билет которого позволил поэту посещать писательскую столовую и, тем самым, избежать голодной смерти).

Крученых повезло — возможно, его сочли безобидным юродивым от поэзии и не арестовали и не расстреляли. Его просто перестали замечать.

Крученых спасла страсть к книгам. Он занялся поисками рукописей Маяковского и Хлебникова. Итогом поисков стали стеклографические сборники «Новый Маяковский», «Турнир поэтов» и серия «Неизданный Хлебников» (всего вышло 24 выпуска), напечатанные мизерными тиражами.За сорок лет Крученых собрал ценнейшую коллекцию автографов и уникальную библиотеку со множеством раритетов.Во время Великой Отечественной войны поэт работал в «Окнах ТАСС».После окончания войны Крученых еле сводил концы с концами, продавая за гроши книголюбам бесценные рукописи.31 мая 1966 г. в Центральном Доме литераторов состоялся первый и последний прижизненный юбилейный вечер А. Крученых. 17 июня 1968 г. Алексей Елисеевич умер. Он стал единственным из плеяды футуристов, кто умер собственной смертью на родной земле.

Следует отметить, что, не смотря на то, что творчество Крученых до конца 80-х г.г. прошлого века было практически неизвестно широкому кругу читателей, влияние его ощутили на себе многие советские поэты.

См. также:

«Декларация заумного языка»

СТИХИ

«Дыр бул щыл…»
«Фрот фрон ыт…»
«Та са мае…»
«ЗАБЫЛ ПОВЕСИТЬСЯ…»
«взорваль…»
«Я в ЗЕМЛЮ ВРОС…»
«в позоре бессмыслия…»
Русь
Смерть художника
«жижа сквернословий…»
Отчаяние
«Суровый идиот я грохнулся на стол…»
«УКРАВШИЙ ВСЕ…»
Памяти Елены Гуро
«копи богатства беги отца…»
Отрыжка
«Искариоты вы…»
Ресторанные стихи
«Слова мои — в охапку — многи…»
«Если бьешься и злая рифма никак не выходит…»
«У меня изумрудно неприличен каждый кусок…»
«Тринадцатилетние будьте готовы…»
«Упрямый и нежный как зеленый лук…»
«КОМЕТА ЗАБИЛАСЬ ко мне ПОД ПОДУШКУ…»
«С СЕРЕБРЯНОЙ МОНЕТОЮ ВО РТУ…»
«Я прожарил свой мозг на железном пруте…»
«Чисто по женски нежно и ласково…»
«Кокетничая запонками…»
«И так плаксиво пахнут…»
«перекошенный предчувствием…»
«От вздрогнувшей стены…»
«Дым накрашенных ноздрей…»
«В зале «Бразилии»…»
«В полночь я заметил на своей простыне черного и твердого…»

3 стихотворениянаписанные насобственном языкеот др. отличается:слова его не имеют

определенного значения

Дыр бул щылубешщурскумвы со бур л эз

1913

Фрот фрон ытне спорю влюбленчерный языкто было и у диких племен

1913

Та са маеха ра бауСаем сию дубрадуб молааль

1913

ЗАБЫЛ ПОВЕСИТЬСЯЛЕЧУ К АМЕРИКАМНА КОРАБЛЕ ПОЛЕЗ ЛИ КТОХОТЬ был ПРЕД НОСОМ

1913

взорвальогняпечальконярублиивв волосахдив

1913

Я в ЗЕМЛЮ ВРОСИ ПОТЕМНЕЛПОД ГРИВОЮ ВОЛОСНАШЕЛ ПРЕДЕЛот славы ИСКУшеньяЗАБИЛСЯ В СПРЯТНЕ слышу умиленьяШЕПЧУ О СВЯТПОДАЙ МНЕ силы

1913

в позоре бессмыслияжизнь мудрецадороги голове лысойцветы поросят

1913

в труде и свинстве погрязаявзрастаешь сильная роднаякак та дева что спаслась

по пояс закопавшись в грязь

по темному ползай и впредьпусть сияет довольный сосед!

1913

привыкнув ко всем безобразьямискал я их днем с фонаремно увы! все износились проказы

не забыться мне ни на чем!

и взор устремивши к бесплотнымя тихо но твердо сказал:мир вовсе не рвотное —и мордой уткнулся в Обводный канал…

1913

жижа сквернословиймои крики самозваныене надо к ним предисловья— я хорош даже бранный!

1913

из-под земли вырытьукрасть у пальцапрыгнуть сверх головысидя дтистоя бежатькуда зарыть кольцависи на петлетихо качаясь

1913

… Суровый идиот я грохнулся на столЖелая лоб разбить иль древоИ поднялся в рядах содом

Всех потрясла дикарская вера

На огненной трубе чертякойЯ буду выть лакая жарЖивот наполню шкваркой всякой

Рыгая вслед склоненных пар…

И на зубах растаял чистый сахарНе-вин-ной детской косткиЯ волчий глаз я знахарь

Преступник молодой сожжен как в звестке

И вот не знавшего болезнейКраснела сальная ногаЧто бунт или начинка пирога

Что для отечества полезней

а-а! жадно есть начну живыхЗаконы и пределы мне ли?И костью запущу в рядыЧтобы навек глазеи онемели

1914

УКРАВШИЙ ВСЕУРАДЕТ И ЛОЖКУ НОНЕНАОБОРОТ

1915

…Когда камни летней мостовойстанут менее душны, чем нашилегкие,Когда плоские граниты памятниковстанут менее жесткими, чемнаша любовь, и вы востоскуете и спросите— где?Если пыльный город восхочетотрады дождяи камни вопиют надтреснутымиголосами, то в ответ услышат шепоти стон «Осеннего Сна»«И нежданное и нетерпеливо — ясноебыло небо между четких вечернихстволов… — («Шарманка» Е. Гуро)Нетерпеливо-ясна Елена Гуро…

1914

копи богатства беги отцаего оставив в ломовикахзамок покрепче на дверяхпусть с взглядом смуглой конницы

он за тобою гонится

пусть шепчет заклинанияи в дверь без смысла бьетпускай подымет он народне верь его страданиямпусть плачет — детям в назидание

1914

как гусакобъелся кашидрыхнугуска рядоммашас рожей краснойшепчет про любовь

1917

Искариоты выникудыЯ сам себя предалот большого смехаболтаю ногамипускай из уха течет дряньсудьи — корытоночь и деньгром и свистдля меня —одно…полотенце показывает кулак

1917

Я-сорвавшийся с петли —буду радовать вас еще триста круглых лет!,при жизни — мраморный и бессмертный,За мной не угонится ни один хлопающий могилой мотоциклет!Я живу по бесконечной инерциикак каждый в рассеяности свалившийся с носа луныостановить не могу своего парадного шествиясо мною судьба и все магазиныОбручены!

1919

Слова мои — в охапку — многи —там перевязано пять друзей и купец!так не творил еще ни государь, ни Гогольсреди акаций пушАтых на железной дороге,Не одинок я и не лжец, —

Крючек крученых молодец!…

1919

Если бьешься и злая рифма никак не выходитПойди и плюнь другу на розовый жилетЗатанцуют в горле твоем брилиантиновые колодыИ посыпятся зуботычины созвучийкак с Олимпавелосипед

1919

У меня изумрудно неприличен каждый кусокКостюм покроя шокингво рту раскаленная клеем облаткаи в глазах никакого порядка…Публика выходит через отпадающий рота мысли сыро-хромающие — совсем наоборот!

Я В ЗЕРКАЛЕ НЕ
ОТРАЖАЮСЬ!…..

1919

Тринадцатилетние будьте готовыИ ВАС ПРОЖУЕТ ВАСИЛИСА ВЕСНА!В возрасте хрустящемПОМИДОРНОМЗапорожит черная букса!….

1919

Упрямый и нежный как зеленый лукИз своей перепиленной глоткипострою вам ПОВИВАЛЬНЫЙ ЗАВОД!На свадьбу ОСТРОКОЖНЫМ кокоткамстрожайше поднесу свой подвальный герб,а сам присядуи зубной щеткойбуду внимательно

Челюсти вертеть!

1919

КОМЕТА ЗАБИЛАСЬ ко мне ПОД ПОДУШКУЖужжит и щекочет, целуя колючее ушко

1919

С СЕРЕБРЯНОЮ МОНЕТОЮ ВО РТУРОДИЛСЯ Я, СЧАСТЛИВЕЙШИЙ!БАГАЖ ЕПИСКОПА ГЛОТАЮ НА ЛЕТУпокасеребреником не подавился…

— Ы — АК!…

1919

Я прожарил свой мозг на железном прутеДобавляя перцу румян и кислотЧтобы он понравился, музка, тебеБольше, чем размазанный Игоря Северянина тортЧтобы ты вкушала щекоча ноготкомПахнущий терпентиом смочок.Сердце мое будет кувыркомКак у нервного Кубелика

Смычок

1919

Чисто по женски нежно и ласковоОна убеждает, что я талантЧто меня по меню положат на — столИ будут все как лучший ужин захлебываясь лакатьВатага изысканных жевакНабросится на мою телячью ножкуКину им пачку улыбок золотых рыбокБудут пораженные плясать до утра бряцая воистину ложкамиЗапивая ликером моей цветущей рубахи,Где на подтяжках висит красного дерева диванИ стану в угол и буду от восхищениеи благодарности плакатьа за мноюВесь кафе-ресторан…

1919

Кокетничая запонкамииз свеже-отравленных скорпионовПортовый кранвдвое вытянулизумрудный перископ головыи прикрылиндиговым сатиномжабры,дразня пролетающих с Олимпаалебастровых богиньцин-ко-но-жек!..

1920

И так плаксиво пахнутрусалки у прудакак на поджаренном чердакеразлагающиеся восточные акциисокации кибляммыган оглярхючкихычасгыш!

1920

перекошенный предчувствиемПОТОЛОКнеожиданно всталпривел еще двухоткрыл глазаи увидел кругомобитый гардеробамиПРАЗДНИК!

1920

От вздрогнувшей стеныотделилась девушкаподмигнулаи стала старухой.Так просто без шумапереворачиваютсяквартиыпропадают подсвечникии стреляются тараканыРисом

в ухо.

1920

Дым накрашенныхноздрейКурчавоглазого зверькаТолчками сдул меняС площадки воздухаИ я летелКак выроненныйслизняк!..

1920

В зале «Бразилии»где оркестр… и стены синиеменя обернулии выгнализа то, что ясамый худойи красивый!

1920

В полночь я заметил на всоей простыне черного итвердого,величиной с клопав красной бахроме ножек.Прижег его спичкой.

А он, потолстел без ожога, какповернутая дном железная бутылка…Я подумал: мало огня?…Но ведь для такого — спичка как бревно!…Пришедшие мои друзья набросали на него щепок,бумаги с керосином — и подожгли…Когда дым рассеялся — мы заметили зверька,сидящего в углу кроватив позе Будды (ростом с 1/4 аршина)И, как би-ба-бо ехидно улыбающегося.

Поняв, что это ОСОБОЕ существо,

я отправился за спиртом в аптекуа тем временемприятели ввертели ему окурками в животпепельницу.Топтали каблуками, били по щекам, поджаривали уши,а кто-то накаливал спинку кровати на свечке.Вернувшись. я спросил:— Ну как?В темноте тихо ответили:— Все уже кончено!— Сожгли?— Нет, сам застрелился…

ПОТОМУ ЧТО, сказал он,

В ОГНЕ Я УЗНАЛ НЕЧТО ЛУЧШЕЕ!
1922

Источник: http://silverage.ru/kruch/

Все стихи Алексея Крученых

Алексей Елисеевич Крученых

горячей иглою проходят через чей то мозг, неудержимою волною стремит сквозь сетку розг цветных попугаев пестрая стая и что там брачныя цепи пред цепью златою тельца видвы человечьи нелепы душа ничтожна для купца…

А.Е.Крученых. Избранное. Ed. by Vladimir Markov. Munchen: Wilhelm Fink Verlag, 1973.

» Список стихов
» На отдельной странице

Дыр бул щил убещур скум вы со бу р л эз

Строфы века. Антология русской поэзии. Сост. Е.Евтушенко. Минск, Москва: Полифакт, 1995.

» Список стихов
» На отдельной странице

железобетонные гири-дома тащут бросают меня ничком – объевшись в харчевне впотьмах плавно пляшу индюком гремит разбитая машина как ослы на траве я скотина палку приставил слоновый рог не разберу никак сколько во мне ног собираюся попаду ль на поезд как бы успеть еще поесть что то рот мой становится уже уже бочка никак не вмещается в пузо на потолок забрался чертяка и стонет не дали ому вина хвост опустила тетка сваха и пригрозила… бревна…

А.Е.Крученых. Избранное. Ed. by Vladimir Markov. Munchen: Wilhelm Fink Verlag, 1973.

» Список стихов
» На отдельной странице

Мизиз… Зынь… Ицив – Зима!.. Замороженные Стень Стынь… Снегота… Снегота!.. Стужа… вьюжа… Вью-ю-ю-га – сту-у-у-га… Стугота… стугота!.. Убийство без крови… Тифозное небо – одна сплошная вошь!..

Но вот С окосевшиx небес Выпало колесо Всеx растрясло Лиxорадкой и громом И к жизни воззвало XАРКНУВ В ТУНДРЫ ПРОНЗИТЕЛЬНОЙ КРОВЬЮ ЦВЕТОВ… – У-а!.. – родился ЦАП в даxе Снежки – паx-паx! В зубаx ззудки… Роет яму в парном снегу – У-гу-гу-гу!.. Каракурт!.. Гы-гы-гы!.. Бура-а-а-ан… Гора ползет – Зу-зу-зу-зу… Горим… горим-го-го-го!..

В недраx дикий гудрон гудит – ГУ-ГУ-ГУР… Гудит земля, зудит земля… Зудозем… зудозем… Ребячий и щенячий пупок дискантно вопит: У-а-а! У-а-а!.. – а!.. Собаки в сеняx засутулились И тысячи беспроволочныx зертей И одна ведзьма под забором плачут: ЗА-XА-XА-XА – XА! а-а! За-xе-xе-xе! -е! ПА-ПА-А-ЛСЯ!!! Па-па-а-лся! Буран растет…

вьюга зудит… На кожаный костяк Вскочил Шаман Шаман Всеx запорошил: Зыз-з-з Глыз-з-з – Мизиз-з-з З-З-З-З! Шыга… Цуав… Ицив – ВСЕ СОБАКИ СДОXЛИ!

А.Е.Крученых. Избранное. Ed. by Vladimir Markov. Munchen: Wilhelm Fink Verlag, 1973.

» Список стихов
» На отдельной странице

в труде и свинстве погрязая взрастаешь сильная родная как та дева что спаслась по пояс закопавшись в грязь по темному ползай и впредь пусть сияет добровольный сосед

А.Е.Крученых. Избранное. Ed. by Vladimir Markov. Munchen: Wilhelm Fink Verlag, 1973.

» Список стихов
» На отдельной странице

привыкнув ко всем безобразьям искал я их днем с фонарем но увы! износились проказы не забыться мне ни на чем! и взор устремивши к безплотным я тихо но твердо сказал: мир вовсе не рвотное – и мордой уткнулся в Обводный канал.

А.Е.Крученых. Избранное. Ed. by Vladimir Markov. Munchen: Wilhelm Fink Verlag, 1973.

» Список стихов
» На отдельной странице

Пробуждается и встает в белых клубах негр смотрит на круглый живот пробует острый верх водомет голубой крыло головы зубы сверкают среди барвинков лежа на копьях листвы кто-то играет на скрипке

А.Е.Крученых. Избранное. Ed. by Vladimir Markov. Munchen: Wilhelm Fink Verlag, 1973.

» Список стихов
» На отдельной странице

Как молоток влетело в голову отточенное слово, вколочено напропалую! – Задержите! Караул! Не попрощался. В Кодж оры! – Бегу по шпалам, Кричу и падаю под ветер. Все поезда проносятся над онемелым переносьем… Ты отделилась от вокзала, покорно сникли семафоры. Гудел трепыхался поезд, горлом прорезывая стальной воздух.

В ознобе не попадали зуб-на-зуб шпалы. Петлей угарной – ветер замахал. А я глядел нарядно-катафальный в галстуке…

И вдруг – вдогонку: – Стой! Схватите! Она совсем уехала? – Над лесом рвутся силуэты, а я – в колодезь, к швабрам, барахтаться в холодной одиночке, где сырость с ночью спят в обнимку, Ты на Кавказец профуфирила в экспрессе и скоро выйдешь замуж, меня ж – к мокрицам, где костоломный осьмизуб настежь прощелкнет… Умчался.

.. Уездный гвоздь – в селезенку! И все ж – живу! Уж третью пятидневку в слякоть и в стужу – ничего, привыкаю – хожу на службу и даже ежедневно что-то дряблое обедаю с кислой капусткой. Имени ее не произношу. Живу молчальником. Стиснув виски, стараюсь выполнить предотъездное обещание. Да… так спокойнее – анемильником…

Занафталиненный медикамен- тами доктор двенадцатью щипцами сделал мне аборт памяти… Меня зажало в люк. Я кувыркаюсь без памяти, Стучу о камень, Знаю – не вынырну! На мокрые доски молчалкою – плюх!..

Строфы века. Антология русской поэзии. Сост. Е.Евтушенко. Минск, Москва: Полифакт, 1995.

» Список стихов
» На отдельной странице

Источник: https://rupoem.ru/kruchenyx/all.aspx

КРУЧЁНЫХ Алексей Елисеевич

Алексей Елисеевич Крученых

А.Е.Кручёных – один из самых последовательных и радикальных экспериментаторов среди русских футуристов, создатель заумного языка, писавший о своих книгах «читать в здравом уме возбраняется» или «прочитав – разорви!», и одновременно он – архивариус и библиофил, значительную часть жизни тщательно и с любовью собиравший разнообразные материалы по истории русского авангарда.

Его поэзия всегда существовала на границе искусства и лабораторного эксперимента. В русское авангардное движение именно Кручёных принёс энергию безудержного экспериментаторства и вместе с тем аналитического исследования материи языка, изучения скрытых механизмов его работы.

Он один из первых в русском искусстве обратился к освоению новейших исследований в области психологии, в частности к фрейдизму, используя эти теории для создания своей заумной поэзии и для интерпретации поэтических текстов.

Всё творчество Кручёных – и поэтическое, и теоретическое – отмечено парадоксальными соединениями: механицизма и даже физиологизма в отношении к искусству c иррационализмом и абсурдизмом, позитивистского пафоса научности c интересом к хаотическому миру сновидений и бессознательного.

С именем Кручёных связаны многие принципиальные для русского авангарда открытия и начинания: издание знаменитых футуристических книг, постановка оперы «Победа над Солнцем», заумная поэзия (см.

: заумь), первые примеры искусства абсурда, первые опыты соединения беспредметной поэзии и беспредметного искусства.

Кручёных написал ряд важнейших для истории русского футуризма программных текстов-манифестов и теоретических исследований.

А.Е.Кручёных при участии О.В.Розановой. Взрыв сундука. 1915–1916. Коллаж. Альбом «Вселенская война. Ъ.Цветная клей» (Пг., 1916)

А.Е.Кручёных. Коллаж. 1917. Книга «1918» (Тифлис, 1917)

А.Е.Кручёных. Коллаж. 1917. Книга «1918» (Тифлис, 1917)

0 / 0

Начинал Кручёных как художник. В 1906 окончил ОХУ и получил диплом учителя рисования. Он участвует в художественной выставке «Импрессионисты» (СПб. 1909) и выставке картин импрессионистов группы «Венок» (Херсон. 1909). В 1910 публикует свои первые стихи в херсонской газете «Родной край» и выпускает серию карикатур «Вся Москва».

С 1912 начинается активное сотрудничество Кручёных с кубофутуристической группой «Гилея».

Именно Кручёных можно считать вдохновителем и создателем особого типа футуристических изданий – напечатанных литографским способом книг, часто с рукописными текстами и специально созданными для них рисунками художников.

Футуристические книги Кручёных собрали на своих страницах практически всех крупнейших мастеров русского авангарда – М.Ф.Ларионова, Н.С.Гончарову, К.С.Малевича, В.Е.Татлина, О.В.Розанову, Н.И.Кульбина.

Эти издания стали одной из важнейших и наиболее оригинальных форм нового искусства, созданных русскими авангардистами.

В них нашли отражение многие принципиальные для русского футуризма установки: сближение поэзии и живописи, значение почерка, рукописного текста, способных передать эмоции и ощущения автора, «неукладывающиеся в слова», особая концепция симультанности. Кручёных был не только изобретателем нового типа изданий, но во многих случаях сам переписывал тексты литографским карандашом. В 1912 по его инициативе и под маркой созданного им издательства «ЕУЫ» выходят три первые книги «Игра в аду» и «Мирсконца» (Кручёных совместно с В.В.Хлебниковым), «Старинная любовь» (Кручёных).

В 1913 – в сборнике своих стихов «Помада» Кручёных публикует первое заумное стихотворение – «Дыр бул щыл…». В том же году он пишет «Декларацию слова как такового», где формулирует принципы заумной поэзии.

Над разработкой, уточнением и развитием этих принципов Кручёных будет работать несколько лет, в частности, дорабатывая и уточняя формулировки своей «Декларации».

Основные её положения получают развитие в совместных с Хлебниковым манифестах – «Слово как таковое» и «Буква как таковая», а также в статье Кручёных «Новые пути слова».

Несмотря на то что в своём творчестве Кручёных исходил, если использовать слова Е.Г.Гуро, «от непосредственного нутра», он принадлежит к числу поэтов, чьи произведения едва ли могут быть адекватно восприняты без сопутствующих им теоретических разработок.

Круг увлечений Кручёных, повлиявших на его творчество и концепцию заумного языка, также отмечен парадоксальностью: философские сочинения Фридриха Ницше и книги теософа П.Д.Успенского, научная литература о сектантской глоссолалии, различных странностях и неправильностях речевого поведения у детей или душевнобольных, работы Зигмунда Фрейда и исследования мистического экстаза.

В своей творческой практике Кручёных, углубляясь во внутреннюю структуру языка, интересовался не столько его историческими корнями, как Хлебников, сколько актуальным состоянием, пытался связать его не с историко-филологическими интерпретациями, а с психологическими.

Заумный язык стал для Кручёных особой методикой творчества, позволяющей приблизиться к истокам творческого процесса, скрытым в бессознательном. Именно «звуковой состав слова», как считал Кручёных, способен оживить бессознательные творческие энергии, скрытые в первичных элементах языка.

В 1913 в Петербурге состоялась знаменитая постановка оперы «Победа над Солнцем» (текст – Кручёных, пролог – Хлебникова, музыка – М.В.Матюшина, декорации – Малевича). Текст оперы, написанный Кручёных, строился на принципах алогизма, а отдельные персонажи говорили на заумном языке. Эта постановка стала одной из первых версий искусства абсурда.

Не случайно опера Кручёных воспринималась, например, И.Г.Терентьевым, сквозь оптику сновидения: «Его драму нельзя читать: столько туда вколочено пленительных нелепостей, провальных событий, шарахающих перспектив, от которых станет мутно в голове любого режиссёра. “Победу над Солнцем” надо видеть во сне» (И.Терентьев. Кручёных-грандиозарь. Тифлис, 1919.

С.8).

Со второй половины 1914 Кручёных живёт преимущественно на Кавказе, где вначале служит учителем рисования в гимназии, а с марта 1916 после призыва на военную службу – чертёжником при управлении Эрзерумской военной железной дороги в Саракамыше.

Кручёных принимает активное участие в деятельности футуристических группировок «Синдикат футуристов» и «41°» в Тифлисе.

В этот период он продолжает разрабатывать концепцию заумного языка, создаёт особую версию «моментального творчества», предвосхищающего некоторые аспекты сюрреализма, увлекается техникой коллажа.

Серия поэтических книг Кручёных этого времени, напечатанных при помощи гектографа или написанных карандашом от руки с использованием копировальной бумаги, стала наиболее последовательным и радикальным воплощением многих его идей.

В этих книгах Кручёных ищет сжатые формулы – визуальные и звуковые, – которые воссоздавали бы структуру экстатической речи, непостижимой для рассудка. В своей заумной поэзии Кручёных последовательно разлагает язык на первичные элементы.

Эксперименты этих лет он рассматривает в контексте беспредметного искусства и находит для них аналогии в супрематизме. В одной из книг Кручёных писал: «Если нет заумной (беспредметной супремус) поэзии – то нет никакой!» (А.Кручёных. Нособойка. Тифлис–Саракамыш, 1917).

Буква – её форма, её начертание, её тайный смысл становится основным элементом его стихов. В своих труднопроизносимых абстрактных звуковых композициях он стремится оживить исходные – физические – условия рождения речи.

От смысла слова он идёт к чистому, беспредметному его звучанию, к «языку чистых эмоций», если использовать определение С.М.Третьякова. И одновременно к языку, теснейшим образом связанному с физиологией речи – артикуляцией, тембром голоса, жестом, сопровождающим речь. Иначе говоря, он ищет парадоксальный баланс умозрительного и физического, воображения и реальности.

В 1920–1921 Кручёных заведовал отделом РОСТА в Баку. Осенью 1921 он возвращается в Москву. В 1922 публикует работы «Фактура слова» и «Сдвигология русского стиха», в которых обобщены его исследования предыдущего периода. Концепция сдвига Кручёных создавалась под непосредственным влиянием теории сновидений Фрейда.

Как и в знаменитой теории, Кручёных переставляет акценты на мелочи, на второстепенное в языковой ткани (скажем, на звуковые, а не смысловые характеристики слова). Возникающие в результате этой операции странные образы и алогичные аналогии позволяют ему приблизиться к бессознательному самого языка.

Кручёных обнаруживает в текстах различных авторов странные образы, возникающие, например, из слипающихся при произношении окончания и начала соседних слов, образующих вместе некие новые слова с неведомым значением.

Эти парадоксальные звуковые комбинации, которые Кручёных вылавливал в текстах, соответствуют тем фантастическим образам, что возникают в сновидениях.

В 1920-е Кручёных создаёт несколько «фонетических романов» или «уголовных романов» («Разбойник Ванька-Каин и Сонька-маникюрщица», «Дунька-Рубиха»), в которых он не только пытается через звуковую характеристику представить своих персонажей, но одновременно обращается к исследованиям жаргона и маргиналий языка.

В 1920-е Кручёных был близок к Лефу, хотя многие аспекты в эстетической программе и практике лефовцев оценивал очень критично. К концу 1920-х Кручёных всё больше смещается на периферию советской культуры.

Рационализм и практицизм, политизация и «литература факта», отличавшие советскую культуру того времени, едва ли могли совмещаться с изучением бессознательного, заумным языком и абсурдом, которые увлекали Кручёных.

В 1930 выходят последние его книги – «Ирониада» и «Рубиниада», напечатанные гектографическим способом.

Необходимо упомянуть ещё один вид творческой деятельности Кручёных. На протяжении нескольких десятков лет (начиная с 1920-х и до 1960-х) Кручёных создаёт альбомы – изобретённый им вид литературно-художественного творчества, совмещавший традиции домашних альбомов и традиции архивирования, дилетантизма и радикальных авангардистских творческих техник.

Альбомы Кручёных можно охарактеризовать как гигантский коллаж или альбом-коллаж: смесь искусства, документов, дружеских записок, фотографий, страниц из книг, своих и чужих рукописей.

В альбомных коллажах материалом нередко служили страницы литографских футуристических книг и фотографии, фрагменты рукописного текста или страницы из типографских книг, коллажи и литографии Розановой, литографии А.М.Родченко, собственные коллажи 1910-х, литографии Гончаровой или Ларионова, свои рисунки и рисунки знакомых. Кручёных перекраивает, переделывает собранные им материалы.

Он безжалостно режет их ножницами, смешивает и перетасовывает. Всё становится материалом, из которого он лепит новые композиции. Он использует и свидетельства повседневной жизни, и искусство именно как равнозначное сырьё для новых произведений.

Точнее – для создания метаязыка, в котором отдельные произведения искусства существуют наряду с прочими свидетельствами «призрачных оболочек» жизни. В пространстве его коллажей все произведения искусства утрачивают свою уникальность, включаясь в бесконечный процесс циркуляции образов, отчасти приближаясь к особому типу массмедийного пространства современной культуры.

Источник: http://rusavangard.ru/online/biographies/kruchyenykh-aleksey-eliseevich/

Алексей Крученых: биография, стихотворения

Алексей Елисеевич Крученых

Поэт трагической судьбы Алексей Крученых прожил долгую жизнь, но именно в этом и состоит драматизм. Он более 30 лет вынужден был жить ненавистной жизнью обывателя. Яркий период его жизни был недолгим, но чрезвычайно ярким, освещенным гениальностью.

Семья и детство

Родился Алексей Крученых 21 февраля 1886 года в селе Оливское Херсонской губернии в простой семье.

Отец его вышел из крестьянской среды, был сначала выездным кучером в имении, и до 8 лет будущий футурист жил в маленьком селе на 30 домов, а потом отец решился продать дом в деревне и стал извозчиком в Херсоне, так что детство Алексей провел в этом городе.

Здесь Крученых окончил школу в три класса и в 1902 поступил году в Одесское художественное училище. Так закончилось спокойное детство юноши. Выбор места учебы состоялся под сильным влиянием старшего брата, который обладал незаурядным талантом живописца.

Бунтарская юность

Одесское училище в те времена было лучшим художественным заведением Российской империи. Алексей Крученых прибыл туда с неясными надеждами на что-то яркое и сверкающее, а столкнулся с кропотливой работой, обучением основам построения рисунка и композиции.

Школа учила реализму и в этом стиле Крученых писал первые свои работы, которые отличались сходством с натурой и свидетельствовали о наличии художественного таланта, но начинающий автор не был захвачен этим творчеством.

В это время в Одессе шла бурная жизнь: множество развлечений, активная и разнообразная политическая деятельность, все это увлекло Алексея.

Он участвовал в работе марксистского кружка и даже был однажды арестован за хранение запрещенной литературы, в это же время состоялось знакомство Крученых с Давидом Бурлюком, будущим основоположником русского футуризма.

Первое призвание

В 1907 году Крученых Алексей получил диплом об окончании училища и отправился в Херсон служить учителем рисования.

Но мечтал он стать свободным художником, поэтому на службу ходил нерегулярно и в этом же году подал заявление о приеме в Московское училище живописи.

И, несмотря на то, что в училище его не приняли, осенью 1907 года он отправляется в Москву с твердым желанием быть художником.

В Москве он заводит многочисленные знакомства в художественной среде, начинает работать в журналах «Будильник» и «Весна», в «Московской газете» в качестве иллюстратора и шаржиста. Он прославился как карикатурист и даже создал серию работ «Вся Москва в карикатурах» по заказу крупного издательства.

Он достаточно успешно занимается творчеством, преодолевает свою академическую школу, обретает свой стиль, но мечта его – занятия литературой. Крученых участвует в периодической выставке Художественного общества московских художников, в выставке «Импрессионисты».

Он входит в круг русского авангарда, знакомится с Еленой Гуро, Михаилом Матюшиным, Василием Каменским.

Литературное призвание

Крученых Алексей Елисеевич путь в литературу начинает с критических статей, рецензий, сатирических стихов. Он ощущает, что литература – это его главное дело жизни.

В 1912 году он знакомится с Владимиром Маяковским и Велимиром Хлебниковым, которые помогли окончательно сформироваться мировоззрению Крученых, который видел себя в роли создателя новой поэзии.

Он пишет рассказы и рецензии, которые резко отличаются по стилю от окружающей литературной действительности, в них он старается изложить декларативные идеи о будущем общества и искусства.

Алексей Крученых, биография которого с 1910-х годов связана с авангардным течением в искусстве, стал активным участником многих ярких событий в художественной среде Москвы. В 1911 г.

он знакомится с Бенедиктом Лившицем, который вместе с братьями Бурлюк и Алексеем Крученых позже возродят футуристическое общество “Будетляне”.

В это время авангардизм бурно развивается в мире, появляются различные кружки и группы, которые призывают создавать новое искусство.

Все эти идеи очень нравятся Алексею, он сотрудничает сразу с несколькими группами и участвует в выпуске нескольких альманахов футуристов: «Садок Судей», «Трое», «Дохлая Луна», «Пощечина общественному вкусу».

Крученых также выпускает собственные книги с теоретическими статьями и стихами, причем он выступает здесь в двух ипостасях: не только как литератор и теоретик, но и как художник-оформитель. 1912 год был богат художественными событиями, Крученых участвует в группе Д.

Бурлюка «Гилее», сотрудничает с «Бубновым валетом», участвует в диспутах и общественных акциях.

Стихотворное творчество

В 1912 году Алексей Крученых, стихи для которого выходят на первый план, начинает тесно сотрудничать с Велимиром Хлебниковым.

К этому времени оба поэта всерьез занимались созданием стихов на «собственном» языке, оба хотели реформировать поэзию, избавив ее от академической скуки.

Крученых принес Хлебникову показать начало своей поэмы, а тот, начав читать, неожиданно начал дописывать продолжение. Так родилась их совместная поэма «Игра в аду». Позже они еще вместе напишут либретто к футуристической опере «Победа над солнцем».

С этого началась деятельность Крученых в сфере поэтического авангарда, он издает дебютную книгу стихов «Старинная любовь», в которой продолжает развивать примитивистскую традицию. Книга, как и поэма, была иллюстрирована выдающимися русскими авангардистами М.

Ларионовым и Н. Гончаровой и явила собой образец синтеза слова и графики.

Крученых начинает эксперименты по созданию алогичных стихов, исповедуя изобретенный принцип «мирсконца», который позже реализовался в сборнике произведений Хлебникова и Крученых с таким же названием.

В 1913-14 годах Крученых экспериментирует с новым стилем – литературной заумью, он начинает писать стихи на языке собственного изобретения. Новые произведения вошли в сборник «Помада». Самым знаменитым из них стал текст:

дыр бул щыл

убешщур

скум

вы со бу

р л эз..

По словам А. Крученых, в нем было больше русского национального духа, чем во всей поэзии А. Пушкина. Свои литературные опыты поэт продолжает до 1930 года, когда выходит сборник его стихов «Ирониада».

Годы без поэзии

С 1930 года Крученых Алексей Елисеевич, фото которого часто появлялись в сборниках работ авангардистов, начинает отходить от литературы. Его соратники покидают его: умерли Маяковский и Хлебников, братья Бурлюк, как и многие другие футуристы и передовые художники и поэты, уезжают из страны.

С 1934 года работы Крученых перестали публиковать, позже ему отказали в приеме в Союз писателей. Он занимается букинистической и антикварной деятельностью, готовит к изданию книги своих сотоварищей, в частности Маяковского и Хлебникова.

Во время Второй мировой войны Алексей работает в информационном агентстве «Окна ТАСС». За свою жизнь Крученых собрал уникальную библиотеку. Советская власть не давала работать поэту, он перебивался разными заработками. И только за 2 года до смерти состоялся его единственный в жизни творческий вечер.

17 июня 1968 года Алексей Елисеевич Крученых ушел из жизни.

Источник: https://FB.ru/article/242473/aleksey-kruchenyih-biografiya-stihotvoreniya

Алексей Кручёных

Алексей Елисеевич Крученых

«Продукции» – на 100 лет и далее

(21 февраля 1886 – 17 июня 1968)

Русский поэт-футурист. Ввёл в поэзию заумь, то есть абстрактный, беспредметный язык, очищенный от «житейской грязи», утверждая право поэта пользоваться «разрубленными словами, полусловами и их причудливыми хитрыми сочетаниями».

Иногда подписывался псевдонимом «Александр Кручёных».

Из книги судеб. Родился в крестьянской семье, отец – выходец из Сибири, мать –  полька (Мальчевская). В 1906-м окончил Одесское художественное училище.

С 1907-го жил в Москве. Начинал как журналист, художник, автор пародийно-эпигонских стихов (сборник «Старинная любовь»).

С 1912-го активно выступает как один из основных авторов и теоретиков русского футуризма, участвует в альманахах футуристов («Садок Судей», «Пощёчина общественному вкусу», «Трое», «Дохлая луна»), выпускает теоретические брошюры («Слово как таковое», «Тайные пороки академиков») и авторские сборники («Помада», «Поросята», «Взорваль», «Тэ ли лэ»), которые целиком (включая шрифт) рисовал сам. Выступал как соавтор Велимира Хлебникова (поэма «Игра в аду» и либретто футуристической оперы «Победа над солнцем», музыка Михаила Матюшина). В последней провозглашал победу техники и силы над стихией и романтикой природы, замену природного, несовершенного солнца новым рукотворным, электрическим светом.

Главный теоретик и практик «заумной поэзии», автор хрестоматийно знаменитого заумного текста «на собственном языке» из сборника «Помада» (М., 1913):

Дыр бул щыл

убещур

скум

вы со бу

р л эз

Кручёных утверждал, что «в этом пятистишии больше русского национального, чем во всей поэзии Пушкина».

Во время Первой мировой войны и революции Кручёных живёт в Грузии: в Тифлисе основал группу футуристов «41°», в которую вошли также Игорь Терентьев, Илья Зданевич, Николай Чернавский; членом «41°» считал себя также формально туда не входивший Юрий Марр. Продолжает писать стихи и теоретические книги. В 1920 году жил в Баку.

В 1920-е возвращается в Москву и переносит туда деятельность группы. Примыкал к группе ЛЕФ с «левого фланга».

Занимается антикварной и букинистической деятельностью, подготовил несколько сборников статей и стихов в свою честь; вокруг него (не без его участия) складывается мифологизированный ореол «великого заумника», «буки русской литературы».

Автор ряда биографических брошюр о Есенине, воспринятых современниками (в том числе Маяковским) в основном отрицательно. Впрочем, Маяковский высоко ценил Кручёных как футуриста и называл его стихи «помощью грядущим поэтам».

С середины 1910-х годов Кручёных выступает и как теоретик стиха, разрабатывая оригинальную стиховедческую концепцию «сдвигологии», основанную на понятии «сдвига». К теоретическим трудам Кручёных относят «Слово как таковое», «Новые пути слова (язык будущего смерть символизму)» (обе 1913), «Сдвигология русского стиха» (1922), «Фактура слова», «Апокалипсис в русской литературе» (обе 1923).

Футуристические произведения Кручёных, которые сам он называл «продукциями», появлялись сначала небольшими брошюрами в разных издательствах, позднее (приблизительно с 1923) в собственном издании автора, размноженные подчас машинописным или рукописным способом. Последняя такая публикация – сборник «Ирониада» (1930) – 150 экземпляров, размноженных гектографическим способом. Всего Кручёных опубликовал 236 своих «продукций», из которых, однако, найдена лишь часть.

С 1930-х годов, после гибели Маяковского и расстрела Игоря Терентьева, вынужденно отходит от литературы (лишь изредка выступая с критическими статьями и библиографическими публикациями) и живёт только продажей редких книг и рукописей, что тогда тоже не приветствовалось. Был членом СП СССР.

В 1950-е Кручёных заметил и напутствовал поэтов лианозовской школы Игоря Холина и Генриха Сапгира, а также поэтов более молодого поколения Владимира Казакова, Геннадия Айги, Константина Кедрова.

Когда 82-летний Кручёных умер, 86-летний Корней Чуковский, свидетель первых выступлений футуристов, записал в дневнике: «Странно. Он казался бессмертным… Он один оставался из всего Маяковского окружения».

А Вольфганг Казак сказал о нём так: «Кручёных дальше всех кубофутуристов пошёл по пути абсурда, игры со звуками, дробления слова и словесной графики. Наряду с произведениями заумного языка для его творчества характерно стремление к грубой хаотичности, к отвратительному, к дисгармонии и антиэстетизму».

Отношение к поэтическому творчеству Кручёных до сих пор остается крайне неоднозначным – от признания его великим новатором-экспериментатором до полного отрицания литературных способностей.

В 2012 году издательством «Гилея» были опубликованы письма Алексея Кручёных Михаилу Матюшину – соратнику Кручёных по футуристическому движению, и Андрею Шемшурину – литературоведу и меценату, оказывавшему поддержку футуристам, в которых Кручёных описывает обстоятельства своей жизни, цитирует отрывки из собственных стихов и стихов его последователей.

Первоисточник: Википедия

«45»: рекомендуемые ссылки –

Константин Кедров. Круче Кручёных

Песенки и посвящения, написанные и в год 130-летия АК, и в иные времена…

Дыр бул щыл – я Вас любил!1. Мантры поэта Мантры КручёныхМозги прочищают,К лику учёных меня причащают,Где«Дыр бул щылУбещур скум…» –С радостьюРазумЗаходит за ум!2. * * *Один поэт сказал:– Я вас любил… –Другой поэт промолвил:– Дыр бул щыл… –Тремя словами подвиг совершили –И в них себя и время пережили.3. Дыр бул щылКедров, Холин и СапгирМнойЗачитаны до дырПо дороге –Дыр бул щыл –В бесконечный  антимир…ТриединаИ мудраВиртуальная дыра…4. На бульваре Тверском, 25Константину КедровуО, прекрасные эти года!Время тайных надежд…Дыр-бул-щыл…Невозможно вернуться туда,Где Платонов с метлою дружил…Впрочем, если чуть-чуть колдунуть,Можно вывернуть время – и в путь!И всерьёз оказаться опятьНа бульваре Тверском, 25…5. * * *Хлеб, сыр да стакан вина –Вот завтракЛюбого поэта…И муза мечтаний полна…Да полноте!Было ли это?Владимир, Сергей,Павел, Глеб…Бутылка вина, сыр да хлеб…На ужин –Концерт «ДЫР БУЛ ЩЫЛ»Бутылка вина, хлеб да сыр…Ночное звучанье гитар –Покуда ещё Ты не стар…6. Палиндромические часы Маргариты АльЯ – стрелочникТы – стрелкаСолонь и посолоньВ летающей тарелкеПылающийОгонь…Рабам реинкарнацийСредиАннигиляцийКвадратно-чёрных дырБул щыл… куда деваться?Я – мирТы – антимирВек… богочеловечность…Секунда… миг…День… ночь…ЧасыУводят в вечность…А мыУходим прочь…7. Дубовая рощаСидит ворон на дубу,Он играет во трубу:– Я видал тебя в гробу!ДедДуба дал,И мой отец дал дуба…И долго я в дубовой роще жил…Но поманил меня оттудаБудда –И я ушёл туда,Где  «Дыр бул щыл…»Чтобы сказать всем ждущим господам:– Пардон, я дуба никогда не дам!Николай ЕрёминФевраль-2016КрасноярскИз стихотворения «Гармонь, разорванная надвое» «Дыр, бул, щыл» – совсем не заумь,                         а гармонь блажная тав дырах, бульках, щелях – раны таковы.Можно сжать её без звука                         до Уральского хребтаи разжать её без звука – до Москвы.Кто гармонь к себе притиснул?                         «Дырбулщылит» у лощин?Что сложить не могут рваные меха?«ПростоДЫР…», потом – «БУЛатом…»,                         а в концовке – «улеЩЫЛ».Ах, не кровушкой ли пахнет от стиха?Юрий Беликов2009ПермьБратские песенки* * * я живу, сам себя называя врагом,льётся в уши унылая                         странная песнь –  дырбулщылдырбулщыл                         раздаётся кругом и за словом таким мне уже не поспеть… * * *Круто пишет Е. Степанов – литпрогрессу командир. Зачитался мемуаром аж до бул, до щыл, до дыр! * * * «Дыр бул щыл» – наше всё и хлеб, и щи…Дорогие товар-ИЩИ!Владимир Монахов2006 – 2016БратскСотканный мирНиколаю Попову Тонкий слух у Бетховена.              Рядом с Бетховеном Шнитке –настоящий глухарь.              Современная мода на заумь: уже сотканный мир расползается –              тянет по нитке каждый в свой лабиринт,               из которого не вылезает, становясь настоящим кротом.               Прощевай, крот Кручёных! Бесконечна материи нить,               но тебе ни подняться, ни коснуться земного ядра, –               лишь петлять удручённо, натыкаться на «ДЫР-БУЛ»,                об «ЩЫЛ» в слепоте запинаться.Юлия Вольт2013Рамат-ГанЭффект Кручёных«Дыр бул щыл» – Это хлеще Баркова, Ломоносов сморкается в букли. Стихотворец послал на три слова,Всё равно, что послал на три буквы.А потом подпустил «убещура» – Чудо-юдо с ухмылкой срамною. Ладно, вытерпит литература,Как бы что не стряслось со страною…Сергей КузнечихинФевраль-2016КрасноярскИз поэлады «Крылатый бык»Истории бисквит. Мистерии абсент.Старательный ретвит позорных мизансцен.Good-bye, Шалтай-Болтай!     Наш — дыр, твой — бул, мой — щыл…Кремлёвский долалай державу растащил.Сергей Сутулов-Катеринич2015 – 2016Ставрополь

Иллюстрации:

портреты Алексея Кручёных и его друзей;

автограф самого знаменитого стихотворения АК;

обложки некоторых книг Алексея Елисеевича

Подборки стихотворений

  • Пифагор гиперболы, Эдисон снов № 6 (354) 21 февраля 2016 г.

Источник: https://45ll.net/aleksey_kruchenykh/

«Дыр бул щыл!» Алексей Крученых – круче Маяковского?

Алексей Елисеевич Крученых
Поэт-футурист, чьи стихи не уступали другу Маяковскому.

У Маяковского был не менее талантливый коллега и друг – Алексей Крученых, с творчеством которого большинство так и не знакомы. А он с легкостью мог бы устроить «батл» с Маяковским, запомнившийся бы куда больше «словесной перепалки» Оксимирона и Гнойного.

Алексей Крученых, в отличие от многих ярких поэтов, ушедших от нас трагически и рано, прожил долгую жизнь. Период его славы и признания был очень коротким, хотя ярким и гениальным. Его творчество можно сравнить с фейерверком.

Как и праздничный салют, стихи Крученых озаряли слушателей и читателей, но эйфория заканчивалась быстро. И первый концерт поэта-футуриста состоялся уже за два года до его смерти. Слава слишком поздно нашло Алексея Елисеевича, и надолго с ним не задержалась.

Его считали как бездарным, так и уникальным талантом. Так кто же он Алексей Крученых? Рядовой выскочка-графоман или гений сродни своего друга Маяковского?

1. Художник, мечтавший стать поэтом

Алексей Крученых

Алексей Крученых работал художником. Он приобрел популярность как карикатурист и выработал собственный стиль. Но мечтал только об одном – о литературе, потому начал свой творческий путь с написания рецензий и сатирических стихов.

А после знакомства с Хлебниковым и Маяковским, значительно повлиявшими на мировоззрение талантливого художника, Крученых решил заняться поэзией. И вместе с Хлебниковым они продолжили создавать стихи на собственном языке, но уже в тандеме. Так у них родились совместные произведения «Игра в аду» и «Победа над солнцем».

2. Литературные эксперименты

Алексей Крученых хотел творить новую поэзию и неустанно работал в этом направлении. Он начинал свое творчество как поэт-авангардист, использующий примитивистскую традицию в первом сборнике «Старинная любовь».

Но впоследствии решился на эксперименты и создал алогичные стихи, написанные с помощью самостоятельно придуманного способа «мирсконца», вышедшие в сборнике с аналогичным названием.

Чуть позже Крученых развил старый замысел, превратив его в еще один литературный формат – заумь, основная идея которого – написание стихов на собственном языке, вошедших в сборник «Ирониада».

В подобной стилистике и написано самое легендарное и необычные стихотворение Алексея Елисеевича «Дыр бул щыл» из сборника «Помада». Сам поэт-футурист считал, что в этой необычный литературной работе национальный дух отражен не хуже, чем в Пушкинских стихах.

3. По пути абсурда

Алексей Крученых

По словам литературоведа Вольфганга Казака именно Алексей Елисеевич дальше всех соратников кубофутуристов продвинулся по пути абсурда, звуковых игр, словесного дробления и графики. Его произведения незаурядны и противоречивы, потому что заумный язык соседствует с хаосом и дисгармонией, исключая эстетизм.

Крученых становится теоретиком стиха и создает собственную уникальную концепцию стихотворчества – «сдвилогогию». Он пишет стихи, но и научные труды, посвященные рифмоплетству, в которых разъясняет свое видение творчества.

4. Кубофутуристы

«Будетляне» или «Кубофутуристы». Слева направо: Н.Бурлюк, Лившиц, Маяковский, Д.Бурлюк, Крученых

Алексей Крученых был членом группы кубофутуристов «Гилея», противопоставляющей себя эгофутуризму Северянина и другим футуристическим группировкам. Среди поэтических группировок «Гилея» была максимально «левой» и имела собственное издательство «ЕУЫ».

Члены «Гилеи» пытались расширить восприятие языка. Они отказывались о привычных норм, знаков препинания и словосочетаний. Кубофутуристы играли с языком и речью. Если Маяковский использовал нестандартные рифмы, то Крученых играл с ударениями. Они специально вводили в поэзию вульгаризмы, несостыковки и подмену понятий. А Крученых пошел еще дальше и писал стихи на собственном языке.

5. Запрет на творчество

Михаил Матюшин, Казимир Малевич, Алексей Крученых на первом Всероссийском съезде футуристов

После смерти своих друзей и соратников Маяковского и Хлебникова, расстрела Терентьева, Крученых отходит от творчества. А его коллеги – поэты и художники футуристы спешно покидают страну.

Стихи Алексея Елисеевича перестают печатать, а самого его отказываются принимать в Союз писателей. Крученых зарабатывает на жизнь продажей антикварных вещей и рукописей. Творчество отходит на второй план, и единственное, чем он занимается – готовит к публикации стихи погибших друзей.

Власть Советов запрещала печататься и выступать поэту, начавшему свой творческий путь еще в 1910 году. И только в 1966 году, за два года до смерти, прошел долгожданный первый и единственный вечер творчества Алексея Крученых.

Алексей Крученых оставил яркий и самобытный слет в поэзии. Но, к сожалению, он мало знаком потомках, хотя среди современников был знаковой и «знаковой» фигурой, об утрате которой очень сожалели.

Его творчество не изучают в школах, а с его портреты не украшают школьные коридоры, но Алексей Крученых внес огромный вклад не только в творчество авангардных поэтов, но и в развитие и изучение русского языка.

А вы знакомы с творчеством Алексея Крученых? Если да, то как можете его охарактеризовать?

До новых книг!

Ваш Book24

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5a64be621aa80cf4383e14f5/5bb5d185849b0200ad26dee9

Book for ucheba
Добавить комментарий