Что сказал Заратустра?

Краткое содержание романа Ф. Ницше «Так говорил Заратустра»

Что сказал Заратустра?

Роман состоит из четырёх частей, каждая из которых содержит притчи на различные морально-нравственные и философские темы. По стилю поэтически-ритмизи­рованную прозу сочинения относят к жанру «философской поэмы».

Часть первая

Заратустра возвращается к людям после десяти лет одиночества в горах, чтобы донести весть о Сверхчеловеке.

Спустившись с гор, он встречает отшельника, говорящего о любви к Богу. Продолжая путь, Заратустра недоумевает: «Возможно ли это?! Этот святой старец в своём лесу ещё не слыхал о том, что Бог умер!»

В городе мудрец видит толпу, которая собравшуюся поглазеть на канатного Плясуна.

Заратустра говорит людям о Сверхчеловеке: он призывает людей быть «верными земле» и не верить «неземным надеждам», потому что «Бог умер». Толпа смеётся над Заратустрой и смотрит выступление канатного Плясуна.

В результате козней Паяца канатоходец падает и погибает. Подобрав труп погибшего, мудрец покидает город. Его сопровождают Орёл и Змея.

Продолжение после рекламы:

В своих «Речах», состоящих из двадцати двух притч, Заратустра смеётся над фальшивой моралью и устоями человечества.

Мудрец начинает с рассказа о «трёх превращениях духа»: сначала дух есть Верблюд, который превращается во Льва, а Лев становится Ребёнком. Дух навьючивают, но он хочет обрести свободу и, подобно льву, стать господином. Но Лев не может стать Духом-Созидателем без Ребёнка — «священного утверждения» духа.

Многие парадок­сальные жизненные устремления и разные типы людей обсуждает Заратустра:

Он осуждает богоподобных — они желают, чтобы «сомнение было грехом». Они презирают «здоровое тело — сильное и совершенное». Философ проклинает священников — этих проповедников смерти, которые должны исчезнуть «с лица земли».

Заратустра учит уважать воинов — они «преодолевают человека в себе», не желая долгой жизни.

Брифли существует благодаря рекламе:

Он говорит «о тысяче и одной цели», когда доброе одного народа у другого народа считается злым, потому что «у человечества нет ещё цели».

Мудрец вещает о «новом кумире», которому поклоняются люди — о государстве. Гибель этого мифа означает начало нового человека.

Он советует избегать славы, паяцев и актёров, так как вдали от этого «жили всегда изобретатели новых ценностей».

Заратустра называет глупостью, когда отвечают добром на Зло — это унижение для врага, а «маленькая месть человечнее отсутствия мести».

Браком называет он «волю двоих создать единое, большее тех, кто создал его», а истинно целомуд­ренными называет снисходи­тельных и весёлых.

Говорит мудрец и о любви к «созидающим в уединении» — они способны «творить сверх себя».

Юноше Заратустра повествует о злой природе человека, который подобен дереву и «чем настойчивее стремится он вверх, к свету, тем с большей силой устремляются корни его вглубь земли, вниз, во мрак — во зло».

О природе женщины упоминает мудрец — разгадкой её является беременность, а правило обращения с ней одно: «Идёшь к женщинам? Не забудь плётку!»

Заратустра осуждает людей, которые «пребывая в жалком самодовольстве», погрязли в этих «добродетелях». Человек на пути к Сверхчеловеку должен хранить «героя в душе своей», быть верным земле, найти себя и «желать одной волей», отрицая всякую другую веру.

Заканчиваются «Речи» пророчеством о наступлении «Великого Полдня», когда на пути от животного к Сверхчеловеку человек «празднует начало заката своего».

«Умерли все боги: ныне хотим мы, чтобы жил Сверхчеловек» — так, по мнению Заратустры, должен звучать девиз человечества.

Продолжение после рекламы:

Часть вторая

Заратустра удаляется в свою пещеру. Спустя годы, мудрец снова решает идти к людям с новыми притчами.

Он снова говорит об отрицании религии, потому что «это мысль, которая всё прямое делает кривым». Существование богов убивает любое творение и созидание. Прочь от богов и от священников, которые гибнут в огне за ложные идеи.

Истинная добродетель для человека — это Самость, которая «проявляется во всяком поступке». Нужно возлюбить созидание больше сострадания, так как сострадание ничего не способно создать.

Заратустра раскрывает ложь понятия «равенство» — этот миф используется для мщения и наказания сильных, несмотря на то, что люди не равны и «они не должны быть равны!»

Все «прославленные мудрецы», подобно ослам, служили «народу и народному суеверию, а не истине». Но настоящие мудрецы живут в пустыне, а не в городах. Поэтому настоящий мудрец избегает толпы и не пьёт из её «отравленных родников».

Заратустра учит о «воле к власти», которую он видел «всюду, где было живое» и которая побуждает слабого подчиниться сильному: «Только там, где есть жизнь, есть и воля: но не воля к жизни — воля к власти! Так учу я тебя». Именно «воля к власти» делает человека сильным и возвышенным, подобно колонне — «чем выше она, тем нежнее и прекраснее, тогда как внутри — твёрже и выносливее».

Он говорит о «культуре», которая мертва и исходит из иллюзорной действи­тельности. Учёные этой мёртвой реальности выдают себя за мудрецов, но их истины ничтожны. Заратустра призывает к «незапят­нанному» и чистому познанию, «чтобы всё глубокое поднялось на высоту мою!»

Над поэтами он смеётся за их «вечную женственность» — они слишком «поверхностны и недостаточно чистоплотны: они мутят воду, чтобы казалась она глубже».

Все великие события, уверяет Заратустра, должны вращаться «не вокруг тех, кто измышляет новый шум, а вокруг изобретателей новых ценностей». Лишь «воля к власти» может уничтожить сострадание и вызвать к жизни Великое.

Заратустра учит своих слушателей трём человеческим мудростям: давать себя обманывать, «чтобы не остерегаться обманщиков», больше остальных щадить тщеславных и не допускать, «чтобы из-за вашей трусости мне стал противен вид злых».

В глубокой печали он покидает своих непонимающих слушателей.

Часть третья

Заратустра снова в пути. Он повествует попутчикам о своей встрече с Духом Тяжести — «на мне сидел он, полукрот, полукарлик; хромой, он и меня пытался сделать хромым». Этот Карлик оседлал мудреца, пытаясь увлечь его в бездну сомнений. Только мужество спасает философа.

Заратустра предостерегает, что Дух Тяжести даётся нам с рождения в виде слов «добро» и «зло». Этого врага, говорящего «добро для всех, зло для всех» побеждает лишь тот, «кто говорит: вот моё добро и моё зло». Нет ни хорошего, ни плохого — есть «мой вкус, которого мне не надо ни стыдиться, ни скрывать».

Нет и универсального пути, который можно указать каждому — есть лишь индивидуальный выбор каждого в вопросах морали.

«Не должно ли быть так: всё, что может произойти, уже проходило некогда этим путём? Не должно ли быть так: всё, что может случиться, уже случилось некогда, свершилось и миновало?» — задаётся вопросом Заратустра, утверждая идею о Вечном Возвращении. Он уверен: «всё, что может произойти и на этом долгом пути вперёд — должно произойти ещё раз!»

Мудрец говорит о том, что всю жизнь определяет «самая древняя аристократия мира» — Случайность. А ищущий счастья никогда не находит его, потому что «счастье — женщина».

Возвращаясь в свою пещеру через города, Заратустра опять говорит об умеренной добродетели, которая совмещается с комфортом. Люди измельчали и почитают «то, что делает скромным и ручным: так превратили они волка в собаку, а людей — в лучшее домашнее животное человека».

Мудрец опечален глухотой людей к истине и говорит, что «там, где нельзя больше любить, там нужно пройти мимо!»

Он продолжает издеваться над «старыми, ревнивыми, злобными» пророками, говорящими о единобожии: «Не в том ли и божественность, что существуют боги, но нет никакого Бога?»

Заратустра восхваляет сладострастие, властолюбие и себялюбие. Это здоровые страсти, бьющие «ключом из сильной души, соединённой с возвышенным телом» и они будут свойственны «новой аристократии».

Эти новые люди разрушат «старые скрижали» морали, заменив их новыми.

«Неустрашимая отвага, долгое недоверие, жестокое отрицание, пресыщение, надрезывание жизни» — вот что, по словам Заратустры, характеризует новую элиту и рождает истину.

Для того чтобы быть сильным, надо иметь «широкую душу», которая свободна от внешних обстоятельств и «бросается во все Случайное». Эта душа обладать жаждой воли, мудростью и любовью, «в которой все вещи обретают стремление и противо­борство».

Только тот, кто хочет преодолеть себя, обладает «волей к власти» и широкой душой будет спасён. Слабых и Падающих нужно толкнуть и учить «быстрее падать!» — призывает Заратустра.

Лучшие должны стремиться к господству во всех сферах жизни. Мужчина должен быть «способным к войне», а женщина — к деторождению. «Вы заключаете брак: смотрите же, чтобы не стал он для вас заключением!» — предостерегает философ.

Заратустра отрицает «общественный договор», ведь общество «это попытка, это долгое искание того, кто повелевает».

Он воспевает «всё злое в человеке», потому что «всё дурное и злое есть наилучшая сила и твёрдый камень в руке высочайшего из созидающих».

После этих проповедей звери называют Заратустру «учителем Вечного Возвращения».

Часть четвёртая и последняя

Заратустра состарился и «волосы его поседели».

Он продолжает верить в «тысячелетнее царство Заратустры» и придерживается главного лозунга Сверхчеловека — «Будь тем, кто ты есть!»

Однажды он слышит крик о помощи и идёт искать попавшего в беду «высшего человека».

Ему навстречу попадаются различные персонажи — мрачный Прорицатель, два Короля с ослом, Совестливый духом, старый Чародей, последний Папа, Самый безобразный человек, Добровольный нищий и Тень.

Все они рассказывают Заратустре свои истории и хотят найти «высшего человека». Мудрец отправляет их к своей пещере и продолжает свой путь.

Утомившись, Заратустра возвращается в пещеру и видит там всех путников, встреченных за день. Среди них Орёл и Змея. Мудрец произносит проповедь о признаках «высшего человека», резюмируя все идеи, сказанные в ранних проповедях.

После этого он устраивает «вечерю», где все пьют вино, едят барашков и восхваляют мудрость Заратустры. Все гости, включая осла, молятся.

Мудрец называет своих гостей «выздорав­ли­вающими» и воспевает наступление «Великого Полдня».

Утром Заратустра покидает свою пещеру.

Источник: https://briefly.ru/nitcshe/tak_govoril_zaratustra/

Фридрих Ницше «Так говорил Заратустра» — цитаты из книги

Что сказал Заратустра?

Честь и стыд перед сном! Это первое! И избегайте встречи с теми, кто плохо спит и бодрствует ночью!Стыдлив и вор в присутствии сна: потихоньку крадется он в ночи. Но нет стыда у ночного сторожа: не стыдясь, трубит он в свой рог.Уметь спать — не пустяшное дело: чтобы хорошо спать, надо бодрствовать в течение целого дня.

Десять раз должен ты днём преодолеть самого себя: это даст хорошую усталость, это мак души.Десять раз должен ты мириться с самим собою: ибо преодоление есть обида, и дурно спит непомирившийся.Десять истин должен найти ты в течение дня: иначе ты будешь и ночью искать истины и твоя душа останется голодной.

Десять раз должен ты смеяться в течение дня и быть весёлым: иначе будет тебя ночью беспокоить желудок, этот отец скорби.

… →→→

ссылка на цитату

Мужчина для женщины средство; целью бывает всегда ребенок. Но что же женщина для мужчины?
Двух вещей хочет настоящий мужчина: опасности и игры. Поэтому хочет он женщины как самой опасной игрушки.

ссылка на цитату

Если вы хотите высоко подняться, пользуйтесь собственными ногами! Не позволяйте нести себя, не садитесь на чужие плечи и головы!Но ты сел на коня? Ты быстро мчишься теперь вверх к своей цели? Ну что ж, мой друг! Но твоя хромая нога также сидит на лошади вместе с тобою!

Когда ты будешь у цели своей, когда ты спрыгнешь с коня своего, — именно на высоте своей, о высший человек, — ты и споткнёшься!

ссылка на цитату

Это был скрытный Бог, полный таинственности. Поистине, даже к сыну своему шёл он не иначе как потаённым путём. У дверей его веры стоит прелюбодеяние.Кто его прославляет как Бога любви, тот недостаточно высокого мнения о самой любви.

Разве этот Бог не хотел быть также судьёю? Но любящий любит по ту сторону награды и возмездия.Когда он был молод, этот Бог с востока, тогда был он жесток и мстителен и выстроил себе ад, чтобы забавлять своих любимцев.

Но наконец он состарился, стал мягким и сострадательным, более похожим на деда, чем на отца, и всего больше похожим на трясущуюся старую бабушку.

Так сидел он, поблёкший, в своём углу на печке, и сокрушался о своих слабых ногах, усталый от мира, усталый от воли, пока наконец не задохнулся от своего слишком большого… →→→

ссылка на цитату

Будьте сегодня недоверчивы, о высшие люди, люди мужественные и чистосердечные! И держите в тайне основания ваши! Ибо это «сегодня» принадлежит толпе.Чему толпа научилась верить без оснований, кто мог бы у неё это опровергнуть — основаниями?На базаре убеждают жестами. Но основания делают толпу недоверчивой.

И если когда-нибудь истина достигала там торжества, то спрашивайте себя с недоверием: «Какое же могучее заблуждение боролось за неё?»Остерегайтесь также ученых! Они ненавидят вас: ибо они бесплодны! У них холодные, иссохшие глаза, перед ними лежит всякая птица ощипанной.

Они кичатся тем, что они не лгут: но неспособность ко лжи далеко ещё не есть любовь к истине. Остерегайтесь!

Отсутствие лихорадки далеко ещё не есть познание. Застывшим умам не… →→→

ссылка на цитату

Ты истины жених? так тешились они. Нет, ты поэт, и только. Ты хищный, лживый, ползающий зверь, Который должен лгать, Под маской хитрой жертву карауля, Сам маска для себя И сам себе добыча.

И это истины жених? О нет! Лишь скоморох, поэт, и только! Хитро болтающий под маскою затейной, Ты, рыскающий вкруг, карабкаясь, всползаешь – По ложным из нагроможденных слов мостам, По лживым радугам среди небес обманных.

Лишь скоморох, поэт, и только! Так я упал когда-то с высоты, Где в сновиденьях правды я носился – Весь полный ощущений дня и света, Упал я навзничь в тьму вечерней тени, Испепелённый правдою одною И жаждущий единой этой правды. –

Ты… →→→

ссылка на цитату

О душа моя, я дал тебе всё, и руки мои опустели из-за тебя — а теперь! Теперь говоришь ты мне, улыбаясь, полная тоски:
«Кто же из нас должен благодарить?..»

ссылка на цитату

О братья мои! В ком же лежит наибольшая опасность для всего человеческого будущего? Не в добрых ли и праведных? —— не в тех ли, кто говорит и в сердце чувствует: «Мы знаем уже, что хорошо и что праведно, мы достигли этого; горе тем, кто здесь ещё ищет!»И какой бы вред ни нанесли злые, — вред добрых — самый вредный вред. Ибо добрые — не могут созидать: они всегда начало конца —— они распинают того, кто пишет новые ценности на новых скрижалях, они приносят себе в жертву будущее, — они распинают всё человеческое будущее!

Добрые — были всегда началом конца.

ссылка на цитату

У одних сперва стареет сердце, у других — ум. Иные бывают стариками в юности; но кто поздно юн, тот надолго юн.

ссылка на цитату

Я разучился верить в «великие события», коль скоро вокруг них много шума и дыма.И поверь мне, друг мой, адский шум! Величайшие события — это не наши самые шумные, а наши самые тихие часы.

Не вокруг изобретателей нового шума — вокруг изобретателей новых ценностей вращается мир; неслышно вращается он.

ссылка на цитату

Ваше отчаяние достойно великого уважения. Ибо вы не научились подчиняться, вы не научились маленькому благоразумию.

И лучше уж отчаивайтесь, но не сдавайтесь. И поистине, я люблю вас за то, что вы сегодня не умеете жить, о высшие люди! Ибо так вы живете — лучше всего!

ссылка на цитату

Вокруг изобретателей новых ценностей вращается мир — незримо вращается он. Но вокруг комедиантов вращается народ и слава — таков порядок мира.

В сторону от базара и славы уходит всё великое: в стороне от базара и славы жили издавна изобретатели новых ценностей.

ссылка на цитату

«Для чистого все чисто» — так говорит народ. Но я говорю вам: для свиней всё превращается в свинью!

ссылка на цитату

Я не верю больше в себя самого, с тех пор как стремлюсь я вверх, и никто уже не верит в меня, — но как же случилось это?Я меняюсь слишком быстро: моё сегодня опровергает моё вчера. Я часто перепрыгиваю ступени, когда поднимаюсь, — этого не прощает мне ни одна ступень.

Когда я наверху, я нахожу себя всегда одиноким. Никто не говорит со мною, холод одиночества заставляет меня дрожать. Чего же хочу я на высоте?

ссылка на цитату

Как устал я от добра моего и от зла моего! Всё это бедность и грязь и жалкое довольство собою!

ссылка на цитату

У холодных душ, у мулов, у слепых и у пьяных нет того, что называю я мужеством. Лишь у того есть мужество, кто знает страх, но побеждает его, кто видит бездну, но с гордостью смотрит в неё.

ссылка на цитату

– Быть правдивыми – могут немногие! И кто может, не хочет ещё! Но меньше всего могут быть ими добрые.О, эти добрые! – Добрые люди никогда не говорят правды; для духа быть таким добрым – болезнь.

Они уступают, эти добрые, они покоряются, их сердце вторит, их разум повинуется: но кто слушается, тот не слушает самого себя!

ссылка на цитату

Сегодня ещё страдаешь ты от множества, ты, одинокий: сегодня ещё есть у тебя всё твоё мужество и твои надежды.Но когда-нибудь ты устанешь от одиночества, когда-нибудь гордость твоя согнётся и твоё мужество поколеблется. Когда-нибудь ты воскликнешь: “я одинок!”

Когда-нибудь ты не увидишь более своей высоты, а твоё низменное будет слишком близко к тебе; твоё возвышенное будет даже пугать тебя, как призрак. Когда-нибудь ты воскликнешь: “Все – ложь!”

ссылка на цитату

Если друг делает тебе что-нибудь дурное, говори ему: «Я прощаю тебе, что ты мне сделал; но если бы ты сделал это себе, — как мог бы я это простить!»

ссылка на цитату

Трудно жить с людьми, ибо так трудно хранить молчание.
И не к тому, кто противен нам, бываем мы больше всего несправедливы, а к тому, до кого нам нет никакого дела.

ссылка на цитату

Надо перестать позволять себя есть, когда находят тебя особенно вкусным, — это знают те, кто хотят, чтобы их долго любили.

ссылка на цитату

Я – закон только для моих, а не закон для всех. Но кто принадлежит мне, должен иметь крепкие кости и лёгкую поступь, –
– находить удовольствие в войнах и пиршествах, а не быть букой и Гансом-мечтателем, быть готовым ко всему самому трудному, как к празднику своему, быть здоровым и невредимым.

ссылка на цитату

Люди не равны – так говорит справедливость.

ссылка на цитату

Мы доверчиво тащим, что дают нам в приданое, на грубых плечах по суровым горам! И если мы обливаемся потом, нам говорят: “Да, жизнь тяжело нести!”Но только человеку тяжело нести себя! Это потому, что тащит он слишком много чужого на своих плечах. Как верблюд, опускается он на колени и даёт как следует навьючить себя.

Особенно человек сильный и выносливый, способный к глубокому почитанию: слишком много чужих тяжёлых слов и ценностей навьючивает он на себя, – и вот жизнь кажется ему пустыней!

ссылка на цитату

Чтобы приятно было смотреть на жизнь, надо, чтобы её игра хорошо была сыграна, — но для этого нужны хорошие актёры.

ссылка на цитату

Источник: https://www.askbooka.ru/quotations/fridrih-nicshe-tak-govoril-zaratustra.html

Читать

Что сказал Заратустра?
sh: 1: –format=html: not found

Фридрих Ницше

Так говорил Заратустра

«Так говорил Заратустра.

Книга для всех и ни для кого»

Friedrich Nietzsche «Also Sprach Zarathustra»

Часть первая

Предисловие Заратустры

1

Когда Заратустре исполнилось тридцать лет, покинул он свою родину и озеро своей родины и пошел в горы. Здесь наслаждался он своим духом и своим одиночеством и в течение десяти лет не утомлялся этим. Но наконец изменилось сердце его – и в одно утро поднялся он с зарею, стал перед солнцем и так говорил к нему:

«Великое светило! К чему свелось бы твое счастье, если б не было у тебя тех, кому ты светишь!

В течение десяти лет подымалось ты к моей пещере: ты пресытилось бы своим светом и этой дорогою, если б не было меня, моего орла и моей змеи.

Но мы каждое утро поджидали тебя, принимали от тебя преизбыток твой и благословляли тебя.

Взгляни! Я пресытился своей мудростью, как пчела, собравшая слишком много меду; мне нужны руки, простертые ко мне.

Я хотел бы одарять и наделять до тех пор, пока мудрые среди людей не стали бы опять радоваться безумству своему, а бедные – богатству своему.

Для этого я должен спуститься вниз: как делаешь ты каждый вечер, окунаясь в море и неся свет свой на другую сторону мира, ты, богатейшее светило!

Я должен, подобно тебе, закатиться, как называют это люди, к которым хочу я спуститься.

Так благослови же меня, ты, спокойное око, без зависти взирающее даже на чрезмерно большое счастье!

Благослови чашу, готовую пролиться, чтобы золотистая влага текла из нее и несла всюду отблеск твоей отрады!

Взгляни, эта чаша хочет опять стать пустою, и Заратустра хочет опять стать человеком».

– Так начался закат Заратустры.

2

Заратустра спустился один с горы, и никто не повстречался ему. Но когда вошел он в лес, перед ним неожиданно предстал старец, покинувший свою священную хижину, чтобы поискать кореньев в лесу. И так говорил старец Заратустре:

«Мне не чужд этот странник: несколько лет тому назад проходил он здесь. Заратустрой назывался он; но он изменился.

Тогда нес ты свой прах на гору; неужели теперь хочешь ты нести свой огонь в долины? Неужели не боишься ты кары поджигателю?

Да, я узнаю Заратустру. Чист взор его, и на устах его нет отвращения. Не потому ли и идет он, точно танцует?

Заратустра преобразился, ребенком стал Заратустра, Заратустра проснулся: чего же хочешь ты среди спящих?

Как на море, жил ты в одиночестве, и море носило тебя. Увы! ты хочешь выйти на сушу? Ты хочешь снова сам таскать свое тело?»

Заратустра отвечал: «Я люблю людей».

«Разве не потому, – сказал святой, – ушел и я в лес и пустыню? Разве не потому, что и я слишком любил людей?

Теперь люблю я Бога: людей не люблю я. Человек для меня слишком несовершенен. Любовь к человеку убила бы меня».

Заратустра отвечал: «Что говорил я о любви! Я несу людям дар».

«Не давай им ничего, – сказал святой. – Лучше сними с них что-нибудь и неси вместе с ними – это будет для них всего лучше, если только это лучше и для тебя!

И если ты хочешь им дать, дай им не больше милостыни и еще заставь их просить ее у тебя!»

«Нет, – отвечал Заратустра, – я не даю милостыни. Для этого я недостаточно беден».

Святой стал смеяться над Заратустрой и так говорил: «Тогда постарайся, чтобы они приняли твои сокровища! Они недоверчивы к отшельникам и не верят, что мы приходим, чтобы дарить.

Наши шаги по улицам звучат для них слишком одиноко. И если они ночью, в своих кроватях, услышат человека, идущего задолго до восхода солнца, они спрашивают себя: куда крадется этот вор?

Не ходи же к людям и оставайся в лесу! Иди лучше к зверям! Почему не хочешь ты быть, как я, – медведем среди медведей, птицею среди птиц?»

«А что делает святой в лесу?» – спросил Заратустра.

Святой отвечал: «Я слагаю песни и пою их; и когда я слагаю песни, я смеюсь, плачу и бормочу себе в бороду: так славлю я Бога.

Пением, плачем, смехом и бормотанием славлю я Бога, моего Бога. Но скажи, что несешь ты нам в дар?»

Услышав эти слова, Заратустра поклонился святому и сказал: «Что мог бы я дать вам! Позвольте мне скорее уйти, чтобы чего-нибудь я не взял у вас!» – Так разошлись они в разные стороны, старец и человек, и каждый смеялся, как смеются дети.

Но когда Заратустра остался один, говорил он так в сердце своем: «Возможно ли это! Этот святой старец в своем лесу еще не слыхал о том, что Бог мертв».

3

Придя в ближайший город, лежавший за лесом, Заратустра нашел там множество народа, собравшегося на базарной площади: ибо ему обещано было зрелище – плясун на канате. И Заратустра говорил так к народу:

Я учу вас о сверхчеловеке. Человек есть нечто, что должно превзойти. Что сделали вы, чтобы превзойти его?

Все существа до сих пор создавали что-нибудь выше себя; а вы хотите быть отливом этой великой волны и скорее вернуться к состоянию зверя, чем превзойти человека?

Что такое обезьяна в отношении человека? Посмешище или мучительный позор. И тем же самым должен быть человек для сверхчеловека: посмешищем или мучительным позором.

Вы совершили путь от червя к человеку, но многое в вас еще осталось от червя, Некогда были вы обезьяной, и даже теперь еще человек больше обезьяны, чем иная из обезьян.

Даже мудрейший среди вас есть только разлад и помесь растения и призрака. Но разве я велю вам стать призраком или растением?

Смотрите, я учу вас о сверхчеловеке!

Сверхчеловек – смысл земли. Пусть же ваша воля говорит: да будет сверхчеловек смыслом земли!

Я заклинаю вас, братья мои, оставайтесь верны земле и не верьте тем, кто говорит вам о надземных надеждах! Они отравители, все равно, знают ли они это или нет.

Они презирают жизнь, эти умирающие и сами себя отравившие, от которых устала земля: пусть же исчезнут они!

Прежде хула на Бога была величайшей хулой; но Бог умер, и вместе с ним умерли и эти хулители. Теперь хулить землю – самое ужасное преступление, так же как чтить сущность непостижимого выше, чем смысл земли!

Некогда смотрела душа на тело с презрением: и тогда не было ничего выше, чем это презрение, – она хотела видеть тело тощим, отвратительным и голодным. Так думала она бежать от тела и от земли.

О, эта душа сама была еще тощей, отвратительной и голодной; и жестокость была вожделением этой души!

Но и теперь еще, братья мои, скажите мне: что говорит ваше тело о вашей душе? Разве ваша душа не есть бедность и грязь и жалкое довольство собою?

Поистине, человек – это грязный поток. Надо быть морем, чтобы принять в себя грязный поток и не сделаться нечистым.

Смотрите, я учу вас о сверхчеловеке: он – это море, где может потонуть ваше великое презрение.

В чем то самое высокое, что можете вы пережить? Это – час великого презрения. Час, когда ваше счастье становится для вас отвратительным, так же как ваш разум и ваша добродетель.

Час, когда вы говорите: «В чем мое счастье! Оно – бедность и грязь и жалкое довольство собою. Мое счастье должно бы было оправдывать само существование!»

Час, когда вы говорите: «В чем мой разум! Добивается ли он знания, как лев своей пищи? Он – бедность и грязь и жалкое довольство собою!»

Час, когда вы говорите: «В чем моя добродетель! Она еще не заставила меня безумствовать. Как устал я от добра моего и от зла моего! Все это бедность и грязь и жалкое довольство собою!»

Час, когда вы говорите: «В чем моя справедливость! Я не вижу, чтобы был я пламенем и углем. А справедливый – это пламень и уголь!»

Час, когда вы говорите: «В чем моя жалость! Разве жалость – не крест, к которому пригвождается каждый, кто любит людей? Но моя жалость не есть распятие».

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=252439&p=1

Читать онлайн Так говорил Заратустра страница 1. Большая и бесплатная библиотека

Что сказал Заратустра?

Ни один из родоначальников современной западной мысли не вызывал столько споров и кривотолков, как Фридрих Ницше (1844-1900).

Сверхчеловек, Воля к власти, Переоценка ценностей (с легкой руки Ницше это выражение стало крылатой фразой), утверждение о том, что “Бог умер”, концепция Вечного Возвращения – почти всё из идейного наследия философа неоднократно подвергалось самым разнообразным толкованиям и интерпретациям, зачастую искажающим самую суть его взглядов.

Мы надеемся, что знакомство с философской поэмой “Так говорил Заратустра” (последний раз в старом переводе книга издавалась в 1915 г.

) позволит читателю объективно и беспристрастно оценить выдающееся произведение одного из самых оригинальных мыслителей, чей духовный опыт оказал влияние на формирование взглядов и творчество Л. Шестова, Б. Шоу, Т.

Манна, Г. Гессе, А. Камю, Ж. П. Сартра и многих других деятелей культуры.

Часть первая 1

Часть вторая 13

Часть третья 25

Часть четвертая и последняя 40

От переводчика 57

Список принятых сокращений 57

Примечания 57

О Сверхчеловеке и последнем человеке

Когда Заратустре исполнилось тридцать лет, он покинул отечество и родное озеро и удалился в горы. Здесь наслаждался он духом своим и одиночеством и не утомлялся счастьем этим целых десять лет. Но наконец преобразилось сердце его, и однажды утром, поднявшись с зарей, встал он перед солнцем и так обратился к нему:

“Великое светило! В чем было бы счастье твое, не будь у тебя тех, кому ты светишь?

Десять лет восходило ты над пещерой моей: ты пресытилось бы светом и восхождением своим, не будь меня, моего орла и моей змеи.

Но каждое утро мы ждали тебя, принимали щедрость твою и благословляли тебя.

Взгляни! Я пресытился мудростью своей, словно пчела, собравшая слишком много меда; и вот – нуждаюсь я в руках, простертых ко мне.

Я хочу одарять и наделять, пока мудрейшие из людей не возрадуются вновь безумию своему, а бедные – своему богатству.

И потому должен я сойти вниз, как ты, когда каждый вечер погружаешься в пучину моря, неся свет свой нижнему миру, ты, богатейшее из светил!

Подобно тебе, должен я закатиться , – так называют это люди, к которым хочу я сойти.

Так благослови же меня, о спокойное око, без зависти взирающее и на величайшее счастье!

Благослови чашу, готовую пролиться, чтобы драгоценная влага струилась из нее, разнося всюду отблеск блаженства твоего!

Взгляни! Эта чаша готова вновь опустеть, а Заратустра хочет снова стать человеком”.

Так начался закат Заратустры.

Заратустра спустился с горы, не повстречав никого на своем пути. Но когда вошел он в лес, перед ним неожиданно предстал старец, оставивший священную хижину свою, чтобы поискать в лесу кореньев. И обратился старец к Заратустре с такими словами:

“Мне знаком этот странник: несколько лет тому назад проходил он здесь. Имя его Заратустра; но преобразился он.

Тогда ты свой пепел нес в горы: неужели ныне хочешь ты нести огонь свой в долины? Неужели не боишься кары, грозящей поджигателю?

Да, я узнаю Заратустру. Взор его чист, и нет на лице его отвращения. Не оттого ли и идет он так, словно танцует?

Заратустра изменился, ребенком стал Заратустра и пробудился от сна. Чего же хочешь ты от спящих?

Словно в море, погрузился ты в одиночество, и море носило тебя. Увы! Тебе хочется снова выйти на берег? И опять самому таскать бренное тело свое?”

И отвечал Заратустра: “Я люблю людей”.

“Но не потому ли, – сказал святой, – ушел я в лес и пустыню, удалившись от всех, что слишком любил людей?

Теперь я люблю Бога: людей я не люблю. Человек для меня слишком несовершенен. Любовь к нему убила бы меня”.

Заратустра отвечал: “Разве говорил я что-то о любви? Я несу людям дар”.

“Не давай им ничего, – сказал святой, – лучше возьми у них часть их ноши и неси вместе с ними – это будет для них лучше всего, если только это будет по вкусу и тебе самому!

И если хочешь ты давать им, дай не больше милостыни, да еще заставь просить ее!”

“Нет, – отвечал Заратустра, – я не подаю милостыню. Для этого я недостаточно беден”.

Святой посмеялся над Заратустрой и сказал: “Так постарайся же, чтобы они приняли сокровища твои! Не доверяют они отшельникам и не верят, что приходим мы к ним ради того, чтобы дарить.

Слишком одиноко звучат шаги наши по их улицам. И если ночью, лежа в своих постелях, задолго до восхода солнца услышат они идущего человека, то спрашивают сами себя: “Куда это крадется вор?”

Так не ходи же к людям, оставайся в лесу! Иди лучше к зверям! Почему не хочешь ты быть, подобно мне, – медведем среди медведей, птицей среди птиц?”

“А что святой делает в лесу?” – спросил Заратустра.

И тот отвечал: “Я слагаю песни и пою их; слагая песни, я смеюсь, плачу и напеваю: так славлю я Бога.

Пением, плачем и смехом славлю я Бога, Господа моего. Что же несешь ты нам в дар?”

Услышав эти слова, Заратустра поклонился святому и сказал: “Что могу дать я вам! Лучше позвольте мне уйти поскорее отсюда, чтобы ничего не отнять у вас!”. И так расстались они друг с другом, старец и муж, смеясь, словно двое детей.

Но когда Заратустра остался один, так сказал он в сердце своем: “Возможно ли это? Этот святой старец в своем лесу еще ничего не слышал о том, что Бог умер!” .

Придя в ближайший город, что располагался за лесом, Заратустра увидел толпу людей, собравшихся на базарной площади, ибо было им обещано зрелище – канатный плясун. И обратился Заратустра к народу с такими словами:

“Я учу вас о Сверхчеловеке . Человек есть нечто, что д о лжно преодолеть. Что сделали вы, дабы преодолеть его?

Доныне все существа создавали нечто, что выше их; вы же хотите стать отливом этой великой волны и скорее вернуться к зверям, чем преодолеть человека?

Что такое обезьяна по сравнению с человеком? Посмешище либо мучительный позор. И тем же самым должен быть человек для Сверхчеловека – посмешищем либо мучительным позором.

Вы совершили путь от червя до человека, но многое еще в вас – от червя. Когда-то были вы обезьянами, и даже теперь человек больше обезьяна, нежели иная из обезьян.

Даже мудрейший из вас есть нечто двусмысленное и неопределенно-двуполое, нечто среднее между тем, что растет из земли, и обманчивым призраком. Но разве велю я вам быть тем либо другим?

Слушайте, я учу вас о Сверхчеловеке!

Сверхчеловек – смысл земли. Пусть же и воля ваша скажет: Да будет Сверхчеловек смыслом земли!

Заклинаю вас, братья мои, оставайтесь верны земле и не верьте тем, кто говорит вам о неземных надеждах! Они – отравители; неважно, знают ли они сами об этом.

Они презирают жизнь; это умирающие и сами себя отравившие, это те, от которых устала земля: да погибнут они!

Прежде величайшим преступлением была хула на Бога, но Бог умер, и эти преступления умерли вместе с ним. Теперь же самое ужасное преступление – хулить землю и чтить непостижимое выше смысла земли!

Некогда душа с презрением смотрела на тело: и тогда чем-то высшим считалось презрение это. Душа жаждала видеть тело тощим, отвратительным и голодным – так надеялась она освободиться от него и от земли.

О, та душа сама была тощей, отвратительной и голодной, и жестокость была наивысшим наслаждением для нее.

Но скажите мне, братья мои, что говорит ваше тело о вашей душе? Не есть ли ваша душа – бедность, и грязь, и жалкое самодовольство?

Поистине, человек – это грязный поток. Надо быть морем, чтобы принять его в себя и не стать нечистым.

И вот – я учу вас о Сверхчеловеке: он – это море, где потонет великое презрение ваше.

В чем то высокое, что можете вы пережить? Это – час великого презрения : час, когда счастье ваше становится для вас таким же отвратительным, как разум ваш и добродетель.

Час, когда вы говорите: “Что есть счастье мое? Оно – бедность, и грязь, и жалкое самодовольство. Но оно должно быть таким, чтобы служить оправданием и самому бытию!”.

Час, когда вы говорите: “В чем мой разум? Добивается ли он знания, как лев пищи своей? Мой разум – бедность, и грязь, и жалкое самодовольство!”.

Час, когда вы говорите: “В чем добродетель моя? Она еще не заставила меня безумствовать. Как устал я от добра и зла своего! Все это – бедность, и грязь, и жалкое самодовольство!”.

Источник: https://dom-knig.com/read_241258-1

Book for ucheba
Добавить комментарий