Декабристская философия русской истории

Русская философия XIX века 108

Декабристская философия русской истории

30 – 40 годы XIX столетия стали временем «философского пробуждения» России. Появляется и начинает активно развиваться целый ряд крупных философских направлений: декабристская философия, историческая философия П.Я.

Чаадаева, философия западников и славянофилов, религиозно-монархическая философия, философские системы Ф.М. Достоевского и Л.Н. Тол­стого, философия всеединства В.С. Соловьева.

Какие же предпосылки способствовали философскому пробуждению России?

Социально-исторические предпосылки нужно искать в событиях Отечественной войны 1812 года. Это было эпохальное событие для русской культуры. Оно дало толчок пробуждению русского национального самосознания в первые десятилетия XIX века.

Русская философская мысль пробуждается в связи с проблемой культурной самоидентификации России. Появляется проблема роста русского национального самосознания.

Кто есть русский народ? Что есть Россия и русская культура в контексте мирового исторического процесса? В чем специфика страны, которая занимает 1/6 часть суши? В чем особенность народа, который живет совсем не так, как его соседи?

Русские передовые люди почувствовали огромный разрыв в уровне жизни, устройстве быта и других сферах. Они увидели разницу, которая была далеко не в пользу России.

Они поняли, что народ, сумевший остановить нашествие Наполеона, народ, освободивший Западную Европу, живет во сто крат хуже, чем сам европейский народ. Жизнь русского народа не выдерживает никакой критики.

Этот диссонанс шокировал передовые умы России этого периода.

Декабристская философия.Первым ответом на проблему роста самосознания стала философия декабристов.Декабристская философиябыла представлена творчеством Павла Пестеля (1793 – 1826), Никиты Муравьёва (1795 – 1843), Ивана Якушкина (1793 – 1857) и других.

Основная направленность философии декабристов – соци­ально-политическая.

Ее опорными идеями были: приоритет естественного права; необходимость для России правового строя; отмена крепостного права и предоставление земли тем, кто на ней работает; личная свобода человека; ограничение самодержавия законом и представительными ор­ганами либо замена его республикой.

Историческая философия П.Я. Чаадаева. Другим ответом на проблему роста самосознания стала историческая философия, котораябыла представлена творчеством Петра Яковлевича Чаадаева(1794 – 1856). Основными направлениями его философий были: философия человека и философия истории.

Человек, по Чаадаеву, есть соединение материальной и ду­ховной субстанций. Жизнь человека возможна только в коллек­тиве. Находясь с рождения и до самой смерти в коллективе (обществе), человек становится человеком, вырастает как лич­ность.

Коллективное (общественное) сознание полностью опре­деляет индивидуальное, субъективное. Жизнь в коллективе – это основной фактор, отличающий человека от животных.

Чаадаев выступал против индивидуализма, эгоизма, противопоставления частных, узкокорыстных интересов общественным.

Что касается истории России, то, по мнению Чаадаева, она «выпала» из мирового исторического процесса. «Одна из самых прискорбных особенностей нашей своеобразной цивилизации, – пишет Чаадаев, – состоит в том, что мы все еще открывает истины, ставшие избитыми в других странах и даже у народов, гораздо более нас отсталых.

Дело в том, что мы никогда не шли вместе с другими народами, мы не принадлежим ни к одному из известных семейств человеческого рода, ни к Западу, ни к Востоку, и не имеем традиций ни того, ни другого. Мы стоим как бы вне времени, всемирное воспитание человеческого рода на нас не распространялось…» (Чаадаев П.Я., 1991, С. 323 – 324).

Политическое, правовое, духовное и экономическое рабство – самая характерная черта русского народа, с точки зрения Чаадаева. Западноевропейский мир – это мир республики, политических свобод, мир, где было уничтожено крепостное право. Контраст свободы и рабств – главное отличие России от Европы.

Будущее России, по Чаадаеву, – вернуться в мировое историческое поле, освоить ценности Запада, но благодаря своей сложившейся сто­летиями уникальности выполнить историческую миссию в рам­ках общечеловеческой цивилизации. Одним из главных факторов, влияющих на историю, судьбу го­сударств и народов, по мнению философа, является географический.

Главными причинами, вызвавшими деспотическое самодержавие, диктат центральной власти, крепостное право, Чаадаев считал не­объятные, несоизмеримые с другими странами просторы России.

Славянофилы. После Чаадаева проблемами истории, выбора исторического пути для Рос­сии занимались представители философских направленийзапад­ников и славянофилов. Этимологически слово «славянофильство» не совсем отражает суть самого направления.

В учениях славянофилов речь идет не о любви к славянству, а о судьбе России и Запада. Следует отметить, что славянофилы и западники были очень близки по уровню образования, среды, духовной атмосферы. Как пишет Н.А.

Бердяев, две вещи их очень роднили: и славянофилы, и западники любили Россию и свободу.

Одним из самых философствующих представителей славянофильства стал Иван Васильевич Киреевский(1806 – 1856). Он родился в дворянской семье и получил прекрасное светское образование, был дружен с Г. Гегелем, знаком с одним из создателей герменевтики – Ф. Шлейрмахером. Его называли московским евразийцем. И не случайно.

Первый этап его юности был связан с увлечением европейской культуры. С другой стороны, Иван Киреевский – единственный русский философ, который имел христианский религиозный опыт.

Постигнув этот опыт, он написал работы: «О характере просвещения Европы и его влиянии на характер просвещения России», «О возможности и необходимости новых начал философии» (работа осталась незаконченной), статья «В ответ Хомякову», статья «XIX век» и ряд других работ.

В этих работах можно найти тему критического осмысления западноевропейской философии и создания на основе этого русской философии. Критически анализируя западноевропейскую культуру и философию, философ выявляет отвлеченный характер западноевропейского мышления как его существенную (сущностную) характеристику.

Он признает высокие достижения европейской культуры в развитии быта и комфорта, но в то же время осознает и ее слабые стороны: состояние отчужденности, разрозненности. «Западные мыслители, – пишет Киреевский, – полагают, что достижение полной истины возможно и для разделившихся сил ума, самодвижно действующих в своей одинокой отдельности.

Одним чувством понимают они нравственное; другим – изящное; полезное – опять особым смыслом; истинное они понимают отвлеченным рассудком, и ни одна способность не знает, что делает другая, покуда ее действие совершится» (Киреевский И.В., 1979. С. 274). Сущность западного мышления – в его отвлеченном характере.

Киреевский обнаруживает, что в русской культуре доминирует иная черта: не отвлеченность, а целостность. Истоки целостности (цельности) Киреевский обнаруживает в восточном православии, в особенностях образа жизни русского человека, для которого важны и чувства (вера), и разум в политической, правовой сфере и т.д. Согласно Киреевскому смысл жизни человека в том, чтобы преодолеть греховность и восстановить собственную сообразность Богу. Это выражается в богословском термине «обожение» – восстановление сообразности с Богом.

В родстве с И.В. Киреевским по материнской линии находился еще один славянофил Алексей Степанович Хомяков (1804–1860). Автор очень многих философских работ, он одним из первых изложил позицию славянофилов. В статье «О старом и новом», опубликованной в 1839 году Хомяков писал: «…

мы будем продвигаться вперед смело и безошибочно, занимая случай­ные открытия Запада, но придавая им смысл более глубокий или от­крывая в них те человеческие начала, которые для Запада остались тайными, спрашивая у истории церкви и законов ее – светил путево­дительных для будущего нашего развития и воскрешая древние формы жизни русской, потому что они были основаны на святости уз семей­ных и на неиспорченности нашего племени. Тогда в просвещенных и стройных размерах в оригинальной красоте общества, соединяющего патриархальность быта областного с глубоким смыслом государства, представляющее нравственное и христианское лицо, воскреснет древ­няя Русь, но уже сознающая себя, а не случайная, полная сил живых и органических, а не колеблющаяся вечно между бытием и смертью». Анализируя проблему личности и ее свободы, Хомяков выделил два типа личности и исторических народов: иранский тип, символизирующий преобладание свободы над необходимостью; кушитский тип, символизирующий преобладание необходимости над свободой. Главный критерий, по которому различаются эти народы, – критерий свободы и необходимости. Иранские народы тяготеют к осуществлению принципа свободы. У них свобода преобладает над необходимостью. Кушитские народы – древние народы эфиопско-африканского типа, привыкшие к рабской зависимости и покорности. Олицетворением иранского типа отношений Хомяков считал христианство. По его мнению, если христианство не извращать, то оно есть религия свободы.

Западничество.Русские западники (на первом этапе:В.Г. Белинский, А.И. Герцен, Н.Г. Чернышевский, М.А. Бакунин, Н.А. Добролюбов, Т.Н. Грановский, К.Д. Каверин; на втором этапе: Д.И. Писарев, И.М. Сеченов, И.И. Мечников и др.

) не являлись огульными критиками русской культуры. В глубине души и западники, и славянофилы были близки друг другу, но видели для России разные пути. Славянофилы видели будущее России в самодержавии и религиозном возрождении.

Позиция западников отличалась от славянофилов и в религиозном, и в социально-политическом отношении.

Один из первых представителей западничестваВиссарион Григорьевич Белинский(1811–1848) поначалу находился под большим влиянием гегелевской философии. Белинский считал, что общее всегда более истинно, чем частное. Интересы общего должны превалировать над интересом частного.

Кроме того, Гегель утверждал, что все действительное разумно. Это по большому счету не было оправданием зла. В какой то степени Белинский разделял и эту позицию Гегеля, которая определенным образом оправдывала наличие противоречий в социуме.

Более поздний этап философии Белинского связан с отказом от идей Гегеля и доказательство противоположного тезиса: «Судьба субъекта, индивидуума, личности важнее судеб всего мира и здоровья китайского императора».

Постепенно он пришел к антропологическому принципу в философии, который был связан с поворотом к человеку, принятию человека как высшей ценности бытия и ценности человеческого познания. Он начинает увлекаться идеями Клода Анри де Рувруа Сен-Симона.

В этот период Белинский пишет: «Я начинаю любить человечество маратовски, чтобы сделать счастливой малейшую часть его, я, кажется, огнем и мечом истребил остальную». Некоторые исследователя пишут, что у Белинского возникла попытка связать человека с историей социальной действительности.

В трудах Белинского этого времени можно встретить достаточно противоречивые высказывания. В одних местах он пишет «к черту метафизику…», а в других местах утверждает, что «высшее в человеке есть его духовность, связанная с чувством волей и разумом». Будучи человеком противоречивых взглядов, он все же не мог разделить взгляды славянофилов, самодержавие и монархию. Он пришел к идее радикального свержения монархической власти.

Другой крупнейший представитель западничества, автор многочисленных философских трудов Александр Иванович Герцен(1812 – 1870). После ряда репрессивных действий по поводу его журналистской деятельности в 40-е годы он эмигрировал в Англию. Знакомство с западноевропейской действительностью заставляет его сменить взгляды.

Он приходит к выводу о том, что на самом деле идеал личности и западноевропейский тип человека – совершенно не одно и то же. Между ними существует огромная разница. Он пишет: «Средневекового рыцаря заменил лавочник. Русский мужик – более личность, чем западный буржуа. Он соединяет в себе личное начало с общинным».

Этот тип не способен на порывы, не бескорыстие, не что способен русский. Таким образом, Герцен, прожив в самой развитой капиталистической стране более двадцати лет, увидел черты западного человека ярче всего. Русскому трудно принять принцип: «каждый за себя».

А тип западного человека не способен концентрировать в себе личное и общинное: общение в любви, общение, основанное не на внешних условиях, а на внутреннем нравственном побуждении. Поэтому Герцен приходит к идее общинного социализма. Герцен видит будущее России не на пути революции и формирования капитализма. В России, по его мнению, есть потенциал для иного пути.

В его время в России еще сохранилась община. Он считает, что социалистические отношения – это и есть то, что является более совершенным для России, чем западный меркантилизм.

Религиозно-монархическая философия.

В XIX веке в противовес философии декабристов и другим направлени­ям философии, не согласующимся с официальной идеологией, возникла так называемая ортодоксально-монархическая философия, цельюкоторой былоотстоять существующий общественно-политический и нравственный порядок, нейтрализовать оппозиционную фило­софию. Ее главным лозунгом в середине XIX в. было: «Право­славие, самодержавие, народность».Важную роль в ортодоксаль­но-монархической философии играло религиозное направление.Его видными представителями были Н.Ф. Федоров и К.Н. Леонтьев.

Николай Федорович Федоров(1828 – 1903) сделал основными темами своей философии: единство мира, проблему жизни и смерти, а также проблему морали и правильного (морального) образа жизни. Согласно Федорову, мир един. Природа (окружающий мир), Бог, человек являются одним целым и взаимосвязаны между собой.

Связующим звеном между ними являются воля и разум. Бог, человек и природа взаимовлияют друг на друга, взаимодо­полняют и постоянно обмениваются энергией, имеют в своей основе единый мировой разум. «Моментом истины» человеческой жизни Федоров считал ее конечность, а самым большим злом – смерть.

Человечество должно отбросить все распри и объединиться для решения са­мой главной задачи – победы над смертью. Философ верил в такую перспективу.

По мнению Федорова, победа над смертью возможна в будущем, по мере развития нау­ки и техники, но она произойдет не путем искоренения смерти как явления (так как это невозможно), а путем нахождения спо­собов воспроизводства жизни, оживления. По Федорову, надежду на возможность оживления дал Ии­сус Христос.

Философия Федорова призывает к отказу от вражды, грубости, конфронтации между людьми и к признанию всеми высших образов морали. Моральная жизнь всех без исключения людей, по Федорову,путь к решению всех проблем и всемирному счастью. Согласно философу, в поведении человека недопусти­мы как крайний эгоизм, так и альтруизм. Необходимо жить «с каждым и для каждого».

Другим представителем религиозного направления русской фи­лософии был Константин Николаевич Леонтьев(1831 – 1891). Одно из основных направлений философии Леонтьева – кри­тика негативных явлений русской жизни. В центре данной крити­ки был развивающийся капитализм.

По мнению Леонтьева, капи­тализм – это царство «хамства и подлости», путь к вырождению наро­да, гибели России. Спасением для России является отказ от капитализма, изоляция от Западной Европы и превращение ее в замкнутый пра­вославно-христианский центр (по образу Византии).

Ключевыми факторами жизни спасенной России должны стать помимо право­славия самодержавие, общинность, строгое сословное деление. Исторический процесс Леонтьев сравнивал с жизнью чело­века. Как и жизнь человека, история каждого народа, государст­ва зарождается, достигает зрелости и затухает. Если государство не стремится к своему сохранению, оно погибает.

Залог сохранения государства – внутренне деспотическое единство. Цель сохранения государства оправдывает насилие, не­справедливость, рабство. Согласно Леонтьеву неравенство между людьми – желание Бога и поэтому оно естественно и оправдано.

Философские системы Ф.М. Достоевского и Л.Н. Тол­стого. Представителями философского религиозного направления также были известные русские писатели Ф.М. Достоевский и Л.Н. Толстой, оставившие, кроме литературного, большое фило­софское наследие.

Фёдр Михайлович Достоевский(1821 – 1881) будущее России видел не в капитализме и не в социализме, а в опоре на русскую «нацио­нальную почву», т.е обычаи и традиции. Ключевую роль как в судьбе государства, так и в судьбе от­дельного человека, должна сыграть религия.

По Достоевскому, именно на религии держится человеческая духовность, она есть «панцирь», обере­гающий человека от грехов и зла. Особую роль в философских взглядах Достоевского (кото­рыми пропитано все его литературное творчество) занимает проблема человека.

Достоевским было выделено два варианта жизненного пути, по которому может идти человек:

1) путь человекобожества – это путь абсолютной свободы челове­ка. Человек отвергает всякие авторитеты, в том числе Бога, считает свои возможности безграничными, а себя – вправе делать все, он сам пытается стать Богом, вместо Бога. По Достоевско­му, данный путь губителен и опасен как для окружающих, так и для самого человека. Идущий по нему потерпит крах;

2) второй путь богочеловека – путь следования Богу, стремле­ние к нему во всех своих привычках и поступках. Такой путь Достоевский считал наиболее верным, праведным и спаситель­ным для человека.

Другой известный русский писатель, Лев Николаевич Толстой(1828 – 1910), создал особую религиозно-философскую доктрину – толстовст­во.Суть толстовствав следующем: многие религиозные догмы должны быть подвергнуты критике и отброшены, как и пышный церемониал, культы, иерархия.

Религия должна стать простой и доступной для народа. Бог, религия – это добро, любовь, разум и совесть. Смысл жизни человека в его самосовершенствовании. Главное зло на Земле – это смерть и насилие. Поэтому необходимо отказаться от насилия как способа решения каких-либо проблем. В основе поведения человека должно быть непротивление злу.

Государство, с точки зрения Толстого, является отживающим институтом и, поскольку оно является аппа­ратом насилия, то и не имеет права на существование. Поэтому всем необходимо возможными способами подрывать государст­во, игнорировать его: не ходить на работу чиновникам, не участвовать в политической жизни и т.д.

За свои религиозно-философские взгляды в 1901 году Л.Н. Тол­стой был подвергнут анафеме (проклятию) и отлучен от Церкви.

Философия всеединства В.С. Соловьева. Самым великим русским философом XIX века по праву считается Владимир Сергеевич Соловьев(1853 – 1900).

Он прожил короткую, но достаточно насыщенную и плодотворную жизнь: к 20 годам он получил три образования, в 21 год защитил магистерскую диссертацию; после защиты докторской диссертации он начал преподавать в университетах.

Однако после выступления вместе с народовольцами против смертной казни был вынужден подать в отставку, после чего зарабатывал на жизнь публицистикой и ведением философского отдела в словаре Брокгауза и Ефрона. Соловьев оставил после себя объемное наследие, которое до конца не изучено и в наши дни.

Оно включает как собственно философские трактаты («Критика отвлеченных начал» (1880), «Чтения о богочеловечестве» (1877-1881), «История и будущность теократии» (1885-1887), «Россия и вселенская церковь» (1889), «Три разговора» (1900)), так и философскую публицистику (сборник статей «Национальный вопрос в России» (1883-1891), «Владимир Святой и христианское государство (1888), «Русский национальный идеал» (1891) и др.).

Соловьев был религиозным философом.

Он рассматривал Бога как воплощение идеала всеединства – согласованности, гармонии всех частей Вселенной, который может служить примером для мира и человеческого общества, характеризующихся хаосом и рассогласованностью.

Мир, с точки зрения Соловьева, представляет собой всеединство в становлении, и Бог – это важнейший компонент всеедин­ства мира. Философ различал подлинное всеединство, при котором единое приносит пользу всем и существует не в ущерб им, и ложное единство, когда все части подавляются целым.

Развитие мира определяется потребностью в согласовании, объединении. Соловьев выделял три ступени этого процесса:

1) царство минералов, растительности и животных;

2) царство человека, которое представляет собой качественно новое образование по сравнению с предыдущей стадией. Человек с точки зрения Соловьева – это особое существо, которое, в отличие от существ, находящихся на более низких ступенях развития, способно к творчеству и к добру;

3) духовно-человеческое царство – особый этап, на котором мир соединяется с Богом. Третий этап – это предел, к которому должно стремиться человечество: как и лю­бая другая концепция исторического развития, концепция Соловьева содержит прогностические компоненты, указывающие на логику развития мира и человеческого общества.

Другое важное понятие философии Соловьева – это «мировая душа», которую сам философ называл Софией. София одухотворяет материальное многообразие мира, скрепленное богом как воплоще­нием всеединства.

София – это идеальный план мира, который отра­жает его упорядоченность. При этом принципиально, что речь идет о мировой душе, а, следовательно, в Софии нельзя видеть интеллекту­альную схему. В понимании Соловьева, София – это тайна, которая вобрала в себя сущность мира.

Для философа София была также воплощением любви.

Несмотря на то, что Соловьев был религиозным философом, он положительно оценивал научное знание. Для него истина могла быть достигнута только в результате синтеза философии, науки и богосло­вия.

И он постоянно предостерегал людей от абсолютизации одного из видов знания, будь то философского, научного или богословского.

Кроме того, он полагал, что любое знание должно иметь практическую направленность, служить целям улучшения человеческой жизни.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/18_15887_russkaya-filosofiya-XIX-veka-.html

Миф о декабристах

Декабристская философия русской истории

Почему на протяжении 150 лет они оставались героями почти для всех слоев российского общества? Историк Ольга Эдельман составила хронологию отношения к декабристам: от окончания процесса над ними до развала СССР

Автор Ольга Эдельман

Декабристы утверждаются в пантеоне главных героев русской истории

Даже когда декабристы жили в сибирской ссылке, многие — в том числе правительственные чиновники — относились к ним с глубоким уважением и даже восхищением. В европейской части России о них знали меньше, но Герцен и Огарев еще детьми знали о декабристах и считали их героями и мучениками свободы.

Такое же отношение окружало и вернувшихся из ссылки декабристов после амнистии 1856 года. Накануне великих реформ в обществе нарастали либе­ральные настроения и, следовательно, сочувствие идеям декабристов.

К тому же в массовой литературе по-прежнему царил романтизм с его обостренным интересом к фигуре узника — мятежника, благородного страдальца, поплатившегося за свободолюбие, верность убеждениям, или же жертвы интриг и клеветы.

Русская образованная публика 1850–60-х годов прекрасно знала и переведенного Жуковским «Шильонского узника» Байрона, и «Графа Монте-Кристо» Дюма (он к тому же был автором романа «Учитель фехтования», где речь шла о декабристах).

В пореформенной России цензура была смягчена, правительство объявило курс на гласность, и сразу же началась публикация декабристских мемуаров. То, что не могло пройти цензуру, публиковалось за границей, в первую очередь в герценовской вольной печати.

Титульный лист альманаха Александра Герцена и Николая Огарева «Полярная звезда». 1855 год © Wikimedia Commons

С 1863 года выходил журнал «Русский архив» Петра Бартенева, с 1870-го — журнал «Русская старина» Михаила Семев­ского. Бартенев по убеждениям был умеренным консерватором с нале­том славянофильства, Семевский был радикальнее и тяготел к либерально-народническим взглядам.

Их бурная публикаторская деятельность, а также старания Евгения Якушкина, сына декабриста Ивана Якушкина, и других родственников и наследников декаб­ристов сыграли большую роль в соби­рании декабристских материалов.

Более того — оставшихся декабристов (со времен восстания прошло почти полвека) активно побуждали к состав­лению новых записок и воспоминаний.

Тогда же декабристская тема вошла в русскую литературу, и характерно, что наиболее значительным посвящен­ным ей произведением стала поэма Некрасова «Русские женщины» — чистейшая апология жертвенного подвига любви и верности.

Восхищение декабристами стало своего рода общественным консенсусом, на этом сходились представители большинства появившихся во второй половине XIX века политических течений, кроме крайне правых.

Все, от умерен­ных либералов до народовольцев, большевиков и эсеров, готовы были считать декабристов своими предшественниками, зачислить их в свой символический багаж.

Это было тем легче, что в эпоху декабристских обществ оппозиционная мысль еще не делилась на разные направления, проявившиеся позднее (западники, славянофилы, либералы, демократы, радикалы и т. д.).

Декабристы называли свои идеи «либеральными», но слово это в их эпоху наделялось иным значением, нежели то, которое оно приобрело позднее. Политический окрас декабристов по более поздней шкале определить невозможно, тем более что это движение объединяло людей различных взглядов. Тем проще было позднейшим партиям считать себя их наследни­ками.

В том числе Ленину с его пресловутой схемой трех этапов освободи­тельного движения в России, где «декабристы разбудили Герцена». Мани­фест 17 октября 1905 года снял цензурные барьеры, а заодно открыл доступ к материалам декабристского следствия. В предреволюционные годы декабристы все прочнее утверждались в пантеоне главных героев русской истории.

Годятся ли декабристы в предшественники большевикам?

Титульный лист очерка Дмитрия Мережковского «Первенцы свободы». 1917 год

Неудивительно, что едва произошла Февральская революция, как в Петро­граде вышла из печати книжка Дмит­рия Мережковского «Первенцы сво­боды.

История восстания 14 декабря 1825 года» с посвящением «продолжа­телю дела декабристов А. Ф. Керен­скому». В Петрограде устраивали вечера памяти декабристов.

Деятели Февраля всех направлений считали декабристов своими предшествен­никами, это вытекало из давних традиций демократической, либеральной, радикальной интеллигенции. После Октября отношение к декабристам было не столь очевидно.

В первые годы советской власти на идеологическом фронте царила неразбериха. Большевикам было нужно переписывать историю под себя, нужны были героические предшест­венники.

Но было неясно, годятся ли декабристы в таковые, ведь они хоть и революционеры, но классово чуждые, дворяне и, хуже того — офицеры, а в годы после Гражданской войны офицер стойко ассоциировался с белогвардейцем (военно‑патриотическая риторика с возвеличиванием Суворова, Кутузова, Багратиона вернулась только во второй половине 1930-х годов).

Разнообразным левацким деятелям, стремившимся стать идеологами новой власти, декабристы казались недостаточно революционными и народными, в отличие, например, от народных бунтарей Емельяна Пугачева и Степана Разина. Цитата из Ленина про декабристов  «Узок круг этих революционеров.

Страшно далеки они от народа. Но дело их не пропало. Декабристы разбудили Герцена. Герцен начал революционную агитацию» (В. И. Ленин. Памяти Герцена, 1912). в начале 1920-х решающим аргументом еще не служила.

С декабристами так запутались, что одна из брошюр 20-х годов вышла с заголовком «Революционеры или предатели-дворяне?».

При этом писали и печатали про декабристов невероятно много. Историко‑революционная тематика была на подъеме, она служила легитимации новой власти. Был и вполне естественный интерес к недавнему прошлому, помноженный на энтузиазм исследователей, получивших возможность полного доступа к архивам и ощущающих спрос публики на результаты своих изысканий.

Барельефное изображение пяти казненных декабристов на марке из серии «100-летие восстания декабристов». 1925 год  © stamps.ru

В 1925 году широко отмечали столетний юбилей восстания декабристов. Множество книг издавалось под эгидой Нарком­проса, Центрархива, Академии наук, выходили журналы «Красный архив», «Исторический архив».

Разнообразные советские, профсоюзные издательства выпускали популярные брошюры для народа в массовых дешевых сериях.

Печатались и академические труды крупных ученых, и написанные ими же брошюры для широкого читателя, и творения авторов, имена которых заслуженно забыты.

Декабристы органично вливались в образ героя-революционера, которому старались соответст­вовать вернувшиеся из ссылок радикалы всех мастей — они активно создавали вокруг себя ореол мучеников.

Все они числили декабристов своими предшественниками и использовали их для легитимации и утверждения своих притязаний на статус героев, пострадавших за свободу.

Действовало влиятельное Общество политкаторжан и ссыльнопоселенцев, которое издавало книги и журнал «Каторга и ссылка».

Декабристы. Рисунок Сергея Чехонина для блюда Ленинградского фарфорового завода имени М. В. Ломоносова. СССР, 1925 год © Государственный Эрмитаж

К началу 1930-х годов отношение советской власти к декабристам опреде­лилось и устоялось, как устоялось и представление власти о самой себе. декабристы оказались прочно вписаны в пантеон героев-предшественников

Советская власть нуждалась в героях из прошлого. Декабристы, несмотря на их классовую чуждость, оказывались наиболее подходящим примером, нейтральным и удобным во всех отношениях.

Дело в том, что как раз с классово близкими возникали проблемы: это были или многочисленные враги большевиков, или официальные предшественники этих врагов (как народовольцы, от которых произошли эсеры).

Набор приемлемых, удобных персонажей суживался до декабристов, Герцена и Огарева, петрашевцев, революционных демократов во главе с Чернышевским и собственно большевиков.

В сталинскую эпоху для историков декабристоведение (и еще пушкинистика) была той нишей, в которой сохранялась возможность исследований русского XIX века.

 В декабристоведение были привнесены элементы марксистских (в советском варианте) оценок. Надежным прикрытием стала служить ленинская схема трех этапов революционного движения  Ленин выделил этапы: дворянский, разночинский, пролетарский.

, где декабристам отводилась почетная роль героев первого, дворянского этапа.

В середине 20-х годов в советской науке прошла дискуссия, являлись ли декабристы революционерами или либералами. Подоплека состояла в том, что революционеров большевики считали положительными героями и своими предшественниками, а либералов — противниками, обслуживавшими интересы господствовавших классов.

Разумеется, советской исторической науке удалось доказать революционный характер декабризма. Но исследователи перестали применять к ним часто употреблявшиеся в 20-х годах термины «заговор» и «бунт» и доказывали их неуместность, утверждая, что декабристы не заговорщики, они стремились не к политическому перевороту, а к более широким социальным преобразованиям.

Термин «восстание декабристов» уступил место термину «движение декабристов».

Середина 20-х — начало 30-х годов были для декабристоведения периодом расцвета. Были написаны блистательные работы, до сих пор представляющие интерес. Можно смело рекомендовать сегодняшнему читателю труды П.

 Е. Щеголева, Б. Л. Модзалевского, С. Я. Штрайха, А. Е. Преснякова, С. Я. Гессена, Б. Е. Сыроечковского, М. К. Азадовского, С. Н. Чернова и многих других — в частности, яркие работы молодой М. В. Нечкиной.

В те годы сложился канон трактовки декабристов советской историографией. Он включал утверждения об их революционности, о подготовке военного восстания, о сравнительно большей прогрессивности Пестеля, выделявшегося на фоне своих сподвижников.

Конечно же, желательно было видеть декабристов атеистами или хотя бы умалчивать об их религиозности. Трактовка тяготела к апологетичности, проблемные темы исследователи обходили молчанием.

Причиной тому было не только давление принятой догмы, но и искренняя любовь к декабристам, желание ими восхищаться.

С середины тридцатых годов активность декабристских публикаций стала падать, а выходившие книги относились преимущественно к жанру нарочито сухих академических публикаций. В сороковые годы декабристская литература вообще практически прекратилась из-за войны. Немного ее выходило и в 1950–60-х годах: у хрущевской оттепели были другие герои.

Чем декабристы устраивали и власть, и диссидентов?

Почтовая марка «150-летие восстания декабристов». 1975 год Использована картина Дмитрия Кардовского «Декабристы на Сенатской площади», 1927 год. © РИА «Новости»

Следующий всплеск интереса широкой публики к декабристам приходится на 1970–80-е годы.

На этот раз его подпитывали заново востребованная в хрущевское время революционная романтика, официальная пропаганда, утверждавшая, что советская власть воплотила в жизнь мечты всех героев‑революционеров, а также готовность «перешедшей на антисоветские позиции» интеллигенции видеть в декабристах своих предшественников, а в самодержавии — параллели с советским режимом. В очередной раз декабристы оказались парадоксальной точкой консенсуса.

Декабристы. Репродукция гравюры Виктора Пензина. 1980 год © РИА «Новости»

Для интеллигенции на первый план выступила проблема свободной личности, противостоящей тираническому режиму, с насущными вопросами нравственно-этического свойства.

Они были сформулированы Натаном Эйдельманом как дилемма о «подвиге ожидания и подвиге нетерпения», то есть выбор между революцией, чреватой кровью и новой диктатурой, и медленным эволюционным развитием, обрекающим ныне живущих терпеть имеющееся положение.

Из всего отечественного революционного пантеона наиболее симпатичными, близкими, морально безупречными были декабристы и Герцен. Они служили нравственным мерилом, тем святым в отечественной истории, чему можно было поклоняться открыто, лукаво пользуясь совпадением с официальной системой ценностей.

Показательно, что в 1960–70-е годы декабристы вернулись в актуальную художественную литературу, причем наиболее востребованы были стихи, где размышление о декабристах переплеталось с поиском собственного жизненного выбора (Д. Самойлов, Н. Коржавин, Б. Окуджава, Ю. Ким, А. Галич).

Мемориальная доска на обелиске в Петропавловской крепости, установленном в 1975 году © Mark A. Wilson (Department of Geology, The College of Wooster) / Wikimedia Commons

В научном отношении эти годы оказались плодотворными, дали ряд авторитетных авторов и блестящих работ. Празднование 150-летнего юбилея восстания декабристов в 1975 году способствовало публикациям как научной, так и популярной литературы.

Было издано огромное количество краеведческих книг о декабристах — ярославцах, пензенцах, смолянах, о декабристах на Украине, в Грузии, Армении, в Молдавии и Казахстане. Особенно важны они были для петербургской легенды и для Сибири. Популярность темы привела к появлению массы не только превосходной, но также и слащавой, сентиментальной, откровенно дурновкусной литературы.

Увлечение декабристами выходило далеко за круги диссидентствующей интеллигенции. Очень притяга­тельным и волнующим на шестом десятилетии советской власти оказался образ дворянина и царского офицера. Декабристы, герои 1812 года, писатели и поэты стали ярчайшим романтическим образом позднесоветского времени.

Откликнулось и кино, о декабристах был снят фильм «Звезда пленительного счастья». К тому же книги про декабристок и их «подвиг любви бескорыстной» восполнили потребность публики в любовных романах.

Сложился образ декабристов, в котором главным было то, что они офицеры и герои, с флером гусарства, умевшие хранить верную дружбу, чувство собственного достоинства и свободу суждений, поэты и мыслители, задававшие себе те же вопросы, какими терзались их потомки полтора века спустя. Главным героем эпохи с талантли­вой подачи Эйдельмана стал гусар, независимый остроумец Михаил Лунин.  

Источник: https://arzamas.academy/materials/906

Конспект лекций по философии

Декабристская философия русской истории
Подробности Категория: Конспект лекции по философии

1.Основными направлениями русской философии XIX в. являлись:

• декабристская философия;

• философия западников и славянофилов;

• философия Чаадаева;

• консервативная религиозная и монархическая философия;

• философия системы писателей Ф.М. Достоевского и Л.Н. Тол­стого;

• революционно-демократическая философия;

• либеральная философия.

2.Декабристская философия была представлена творчеством П. Пестеля, Н. Муравьева, И. Якушкина, М. Лунина, И. Кире­евского, В. Кюхельбеккера и других.

Основная направленность философии декабристов — соци­ально-политическая. Ее опорными идеями были:

• приоритет естественного права;

• необходимость для России правового строя;

• отмена крепостного права и предоставление земли тем, кто на ней работает;

• личная свобода человека;

• ограничение самодержавия законом и представительными ор­ганами либо замена его республикой.

3.Историческая философия была представлена творчеством П.Я. Чаадаева (1794 – 1856).

Основными направлениями его философий были:

• философия человека;

• философия истории.

Человек, по Чаадаеву, есть соединение материальной и ду­ховной субстанций. Жизнь человека возможна только в коллек­тиве. Находясь с рождения и до самой смерти в коллективе (обществе), человек становится человеком, вырастает как лич­ность.

Коллективное (общественное) сознание полностью опре­деляет индивидуальное, субъективное. Жизнь в коллективе — основной фактор, отличающий человека от животных.

Чаадаев выступал против индивидуализма, эгоизма, противопоставления частных, узкокорыстных интересов общественным.

Согласно Чаадаеву в основе исторического процесса лежит Бо­жественное Провидение. Воплощение Божественной юли – хри­стианство.

Христианство – стержень, двигатель истории.

Что касается истории России, то, по мнению Чаадаева, Рос­сия “выпала” из мирового исторического процесса. Будущее России, по Чаадаеву, — вернуться в мировое историческое поле, освоить ценности Запада, но благодаря своей сложившейся сто­летиями уникальности выполнить историческую миссию в рам­ках общечеловеческой цивилизации.

Одним из главных факторов, влияющих на историю, судьбу го­сударств и народов, по мнению философа, является географический. Главными причинами, вызвавшими деспотическое самодержавие, диктат центральной власти, крепостное право, Чаадаев считал не­объятные, несоизмеримые с другими странами просторы России.

4. Проблемами истории, выбора исторического пути для Рос­сии занимались представители философских направлений “запад­ников” и славянофилов.

Видными представителями западников являлись А.И. Гер­цен, Н.П. Огарев, К.Д. Кавелин, В.Г. Белинский.

Западники хорошо усвоили философские традиции совре­менной им западной философии (материализм, эмпиризм) и пыта­лись привести их в русскую философию.

По мнению западников, отдельного от остальной цивилизации, “уникального” исторического пути России нет. Россия просто от­стала от мировой цивилизации и законсервировалась сама в себе.

Благо для России — освоить западные ценности и стать нор­мальной цивилизованной страной.

Оппонентами западников являлись славянофилы. Их лиде­рами были А.С. Хомяков, И.В. Киреевский, Ю.Ф. Самарин, А.Н. Островский, братья КС. и И.С. Аксаковы.

Согласно славянофилам основу исторического бытия России составляют православие и общинный образ жизни, а русский народ принципиально отличается по своему менталитету от народов Запа­да (святость, соборность, набожность, коллективизм, взаимовыруч­ка против бездуховности, индивидуализма, конкуренции Запада).

По их мнению, любые реформы, попытки насадить на рус­скую почву западные традиции рано или поздно оканчивались для России трагически.

5. В противовес философии декабристов и другим направлени­ям философии, не согласующимся с официальной идеологией, возникла так называемая ортодоксально-монархическая философия.

Ее цели — отстоять существующий общественно-политический и нравственный порядок, нейтрализовать оппозиционную фило­софию. Ее главным лозунгом в середине XIX в. было: “Право­славие, самодержавие, народность”.

Важную роль в ортодоксаль­но-монархической философии играло религиозное направление. Его видными представителями были Н.В. Федоров, К.Н. Леонтьев.

Н.В. Федоров (1828 — 1903) сделал основными темами своей философии:

• единство мира;

• проблему жизни и смерти;

• проблему морали и правильного (морального) образа жизни. Согласно Федорову мир един. Природа (окружающий мир),

Бог, человек являются одним целым и взаимосвязаны между собой, связующим звеном между ними являются воля и разум. Бог, человек и природа взаимовлияют друг на друга, взаимодо­полняют и постоянно обмениваются энергией, имеют в своей основе единый мировой разум.

“Моментом истины” человеческой жизни Федоров считал ее конечность, а самым большим злом — смерть. Человечество должно отбросить все распри и объединиться для решения са­мой главной задачи — победы над смертью.

Философ верил в такую перспективу. По мнению Федорова, победа над смертью возможна в будущем, по мере развития нау­ки и техники, но она произойдет не путем искоренения смерти как явления (так как это невозможно), а путем нахождения спо­собов воспроизводства жизни, оживления.

По Федорову, надежду на возможность оживления дал Ии­сус Христос.

Философия Федорова призывает к отказу от вражды, грубости, конфронтации между людьми и к признанию всеми высших образов морали. Моральная жизнь всех без исключения людей, по Федорову, — путь к решению всех проблем и всемирному счастью. Согласно философу, в поведении человека недопусти­мы как крайний эгоизм, так и альтруизм. Необходимо жить “с каждым и для каждого”.

Другим представителем религиозного направления русской фи­лософии был К.Н. Леонтьев (1831 – 1891).

Одно из основных направлений философии Леонтьева — кри­тика негативных явлений русской жизни. В центре данной крити­ки был развивающийся капитализм. По мнению Леонтьева, капи­тализм — царство “хамства и подлости”, путь к вырождению наро­да, гибели России.

Спасение для России — отказ от капитализма, изоляция от Западной Европы и превращение ее в замкнутый пра­вославно-христианский центр (по образу Византии).

Ключевыми факторами жизни спасенной России должны стать помимо право­славия самодержавие, общинность, строгое сословное деление.

Исторический процесс Леонтьев сравнивал с жизнью чело­века. Как и жизнь человека, история каждого народа, государст­ва зарождается, достигает зрелости и затухает.

Если государство не стремится к своему сохранению, оно погибает. Залог сохранения государства — внутренне деспотическое единство. Цель сохранения государства оправдывает насилие, не­справедливость, рабство.

Согласно Леонтьеву неравенство между людьми — желание Бога и поэтому оно естественно и оправдано. 6. Представителями философского религиозного направления также были известные русские писатели — Ф.М. Достоевский и Л.Н. Толстой, оставившие, кроме литературного, большое фило­софское наследие.

Ф.М. Достоевский (1821 – 1881) будущее России видел не в капитализме и не в социализме, а в опоре на русскую “нацио­нальную почву” — обычаи, традиции.

Ключевую роль как в судьбе государства, так и в судьбе от­дельного человека, должна сыграть религия. Именно на религии держится человеческая духовность, она есть “панцирь”, обере­гающий человека от грехов и зла.

Особую роль в философских взглядах Достоевского (кото­рыми пропитано все его литературное творчество) занимает проблема человека. Достоевским было выделено два варианта жизненного пути, по которому может идти человек:

• путь человекобожества;

• путь богочеловека.

Путь человекобожества — путь абсолютной свободы челове­ка. Человек отвергает всякие авторитеты, в том числе Бога, считает свои возможности безграничными, а себя – вправе делать все, он сам пытается стать Богом, вместо Бога. По Достоевско­му, данный путь губителен и опасен как для окружающих, так и для самого человека. Идущий по нему потерпит крах.

Второй путь богочеловека — путь следования Богу, стремле­ние к нему во всех своих привычках и поступках. Такой путь Достоевский считал наиболее верным, праведным и спаситель­ным для человека.

7. Другой известный русский писатель, Л.Н. Толстой (1828 – 1910), создал особую религиозно-философскую доктрину – толстовст­во. Суть толстовства в следующем:

• многие религиозные догмы должны быть подвергнуты критике и отброшены, как и пышный церемониал, культы, иерархия;

• религия должна стать простой и доступной для народа;

• Бог, религия — это добро, любовь, разум и совесть;

• смысл жизни — самосовершенствование;

• главное зло на Земле – смерть и насилие;

• необходимо отказаться от насилия как способа решения каких-либо проблем;

• в основе поведения человека должно быть непротивление злу;

• государство — отживающий институт и, поскольку оно — аппа­рат насилия, не имеет права на существование;

• всем необходимо возможными способами подрывать государст­во, игнорировать его — не ходить на работу чиновникам, не участвовать в политической жизни и т. д.

За свои религиозно-философские взгляды в 1901 г. Л.Н. Тол­стой был подвергнут анафеме (проклятию) и отлучен от Церкви.

8. Представителями революционно-демократического направле­ния русской философии XIX в. были:

• Н.Г. Чернышевский;

• народники – Н.К. Михайловский, М.А. Бакунин, П.Л. Лав­ров, ПН. Ткачев;

• анархист П. Кропоткин;

• марксист Г.В. Плеханов.

Общая черта данных направлений – социально-политическая направленность. Все представители указанных течений отвергали существующий общественно-политический и экономический строй, будущее видели по-разному.

Н.Г. Чернышевский видел выход из создавшегося кризиса раннего капитализма в “возвращении к земле” (к идее аграрно­сти России), личной свободе и общинном укладе жизни.

Народники ратовали за непосредственный переход к социа­лизму, минуя капитализм и опираясь на самобытность русского народа. По их мнению, для свержения существующего строя и перехода к социализму возможны все средства, наиболее эффек­тивным из которых является террор.

В отличие от народников, анархисты вообще не видели смысла в сохранении государства и считали государство (меха­низм подавления) источником всех бед.

Марксисты видели будущее России в соответствии с учением К. Маркса и Ф. Энгельса социалистическим, с преобладающей государственной собственностью.

9. Завершает философскую традицию XIX в. либеральное направ­ление.

Наиболее ярким его представителем являлся русский фило­соф B.C. Соловьев (1853 – 1900).

Основными идеалами его философии были:

• идея всеединства — объединения и гармонии всех сторон бытия (материальной, духовной и др.);

• идея нравственности как главного аспекта жизни человека (низший уровень нравственности — право, высший — любовь);

• идея прогресса — как всеобщей связи поколений;

• идея воскрешения всех, как живых (духовное воскрешение), так и мертвых (телесно-духовное), как главная цель, к кото­рой должно стремиться человечество;

• идея Бога как выражения добра;

• идея “богочеловека” — жизненного пути личности, который основан на следовании Богу, добре, нравственности;

• идея Софии — всеобщей Божественной мудрости;

русская идея, состоящая, по Соловьеву, из трех идей: “Святой Руси” (Москва — Третий Рим), “Великой Руси” (реформы Петра I) и “Свободной Руси” (дух декабристов и Пушкина).

Источник: https://studfilosed.ru/konspekt-lektsij-po-filosofii/239-russkaya-filosofiya-xix-v.html

phil – 13.Особенности становления и развития русской философии

Декабристская философия русской истории

Можно выделить следующие основные этапы русской философии:

1.период зарождения древнерусской философии и раннехристианской философии Руси;

2философия периода татаро-монгольского ига, зарождения, становления и развития централизованного русского государства (Московской Руси и России); 3.философия XVIII в.; 4.философия XIX в.;

5.русская и советская философия XХ в.

1.Ранняя русская философия (период ее зарождения и раннего христианства). IX – XIII вв.

Основные темы ранней русской философии =: моральные и нравственные ценности, государство, право, природа.

Яркий представитель: Владимир Мономах (основное произведение – «Поучение», А нём анализируются проблемы добра и зла, мужества, честности, стойкости);

2.Русская философия XII – XVII вв.

Главные темы =сохранение русской духовности, христианство, борьба за освобождение, познание.

Представитель = Сергий Радонежский (XIV в. – философ-богослов, основными идеалами которого были сила и могущество христианства; свержение монголо-татарского ига;

3. Русская философия XVIII в. (материализм и социально-политическая философия).

Русская философия XVIII в. включает два основных этапа в своем развитии:

1)философию эпохи петровских реформ;

2)материалистическую философию середины и второй половины XVIII в.

К первому направлению (эпохи петровских реформ) относится творчество Феофана Прокоповича, В.Н. Татищева, А.Д. Кантемира.

Основной направленностью их философии была социально-политическая:

-вопросы устройства монархии, -императорской власти, ее божественности и нерушимости;

-войны и мира, -вопросы познания, нравственных ценностей и др.

Второе направление.Основные представители = М.В. Ломоносов, А.Н. Радищев.

М.В. Ломоносов (1711 – 1765) в философии был сторонником механистического материализма. Им была заложена материалистическая традиция в русской философии. Выдвинул теорию, что все предметы и материя состоят из атомов). В философии Ломоносова также уделяется большая роль этике, морали, нравственности.

А.Н. Радищев (1749-1802). большое внимание уделил социально-политической философии. Ее кредо – борьба самодержавия, за народовластие, правовую и духовную свободу.

4. Основные направления русской философии XIX в.

-декабристская философия, -философия Чаадаева, -философия западников и славянофилов, либеральная философия.

Философия декабристов

Декабристская философия была представлена творчеством П. Пестеля, Н. Муравьева, и. Якушина, М. Лунина, И. Киреевского и других. Основная направленность философии декабристов – социально-политическая. Идеи = отмена крепостного права и предоставление земли тем, кто на ней работает, личная свобода человека;

Историческая философия П.Я. Чаадаева.

Основными направлениями его философии были: философия человека, философия истории.

Человек, по Чаадаеву, есть соединение материальной и духовной субстанций. Жизнь человека возможна только в коллективе. Чаадаев выступал против индивидуализма, эгоизма.

Что касается истории России, то, по мнению Чаадаева, Россия «выпала» из мирового исторического процесса. Будущее России, по Чаадаеву, – вернуться в мировое историческое поле, освоить ценности Запада.

Философия западников и славянофилов

Видными представителями западников являлись А.И. Герцен, Н.П. Огарев, В.Г. Белинский. Западники пытались привести традиции западной философии (материализм, эмпиризм) в русскую философию. Благо для России – освоить западные ценности.

Оппонентами западников являлись славянофилы. Их лидерами были А.С. Хомяков, И.В. Киреевский, Ю.Ф. Самарин, А.Н. Островский, братья К.С. и И.С. Аксаковы. Согласно славянофилам основу исторического бытия России составляют православие и общинный образ жизни, а русский народ принципиально отличается от народов Запада.

Либеральная философия Завершает философскую традицию XIX в.

Наиболее ярким его представителем является русский философ В.С. Соловьев (1853 – 1900).

Основными идеалами его философии были:

идея объединения и гармонии всех сторон бытия (материальной, духовной и др.), идея прогресса – как всеобщей связи поколений, -идея воскрешения как главная цель, к которой должно стремиться человечество;- идея Бога как выражения добра;

5. Основные направления русской философии ХХ в.

философия «золотого века» (религиозная философия, космизм); -советская философия; -философия русского зарубежья.

Русская религиозная философия конца XIX и ХХ вв.

«Золотой век» – период 90-х годов XIX в. – 10-х годов ХХ в. На это время пришелся новый расцвет (ренессанс) русской литературы, искусства, философии.

Видные представители = С.Н. Булгаков, братья Трубецкие, П.А. Флоренский, С.Л. Франк.

С.Н. Булгаков (1871 – 1944) выдвинул идею объединения всех христианских церквей в единую христианскую «экономическую» Церковь. Причину всех бед на Земле философ видел в разобщении. Булгаков выступал сторонником идеи ответственности человека перед Богом.

Философия космизма

Космизм – направление в философии, которое рассматривало космос, окружающий мир (природу), человека как единое взаимосвязанное целое. Представители = Н.В. Бугаев, В.И. Вернадский, К.Э. Циолковский, А.Л. Чижевский.

В.И. Вернадский (1863 – 1945) Подробно обосновал теорию ноосферы. Ноосфера – сфера разума, жизни человека, его материальной и духовной культуры. Ноосфера постоянно расширяется и охватывает другие области бытия.

К.Э. Циолковский (1857 – 1935) был сторонником идеи вечности, несотворимости, неуничтожимости материи. В основе материи Циолковский видел мельчайшие частицы – атомы.

Советская философия. три этапа развития советской философии. :

Первый этап = 1922-1930 гг, Второй этап =1930- 1953 гг.,Третий этап = длился с момента смерти Сталина до конца 80-х г

1). Первый этап. Это время дискуссий. Основной настрой этого времени задает вышедшая в марте 1922 года работа В. И. Ленина «О значении воинствующего материализма».

Дискуссии: Одна из них посвящена соотношению в жизни человека и общества биологических и социальных факторов. Другая дискуссия разворачивается вокруг марксистского понятия базиса. Третья ведется вокруг представлений об азиатском способе производства.

На фоне теоретических баталий тех лет особо выделяется неординарная фигура Александра Богданова. Богданов вместе с Н. И. Бухариным получил наименование “механиста”. Богданов создал организационную науку «тектологию». Богданов считал, что пролетариат не должен браться за изменения в обществе, пока не овладеет в совершенстве этой наукой.

Тогда же, в 20-е гг., в России работают Михаил Бахтин, Алексей Федорович Лосев , Густав Густавович Шпет, Лев Семенович Выготский.

В 1929 г . ведущую роль в философской жизни страны играла группа исследователей, возглавляемая А. М. Дебориным(1881—1963) и сложившаяся вокруг журнала «Под знаменем марксизма».

Это были ученые и партийные деятели, принимавшие активное участие в революционных и послереволюционных событиях. Однако в 1929 г на Деборина обрушился гнев Сталина.

Все ученики и соратники Деборина были арестованы и уничтожены.

С этого момента в советской философии на долгие годы утверждается один авторитет — Сталин. В 1938 г . выходит «Краткий курс истории ВКП(б)», где содержится написанный им философский раздел, ставший непререкаемым каноном для всех, работающих в философии.

2).Второй этап в истории советской философии — 1930— 1953 гг. Он печален и бесславен. Это время теоретического упадка, вынужденного участия многих людей в политических кампаниях по травле то одного, то другого автора или целых изданий. Ни одна из работ того периода не выдержала испытания временем. Александрова, Б. Быховского, М. Митина и П. Юдина

3). Третий этап существования философии в СССР длился с момента смерти Сталина до конца 80-х г.. С 1956 г . философию преподают как самостоятельный предмет не только в гуманитарных вузах и университетах.

Во второй половине 50-х и особенно в 60-е годы происходит “антропологический поворот”: советская философия обращается к человеку, человеческой проблематике. С конца 50-х годов проблема человека, личности постепенно привлекает к себе все более пристальное внимание. Лишь в послесталинскую “оттепель” стали возрождаться в стране этические, эстетические и религиоведческие исследования.

Историю философии как специальность поддерживали в СССР = В. Ф. Асмус, А. Ф. Лосев, Ш. И. Нуцубидзе, К. С. Бакрадзе. Обширный круг проблем истории марксистской философии рассмотрен в работах Т. И.

Ойзермана. В 60-е годы в историю философии пришла плеяда талантливых, эрудированных исследователей (М. К. Мамардашвили, П. П. Гайден-ко, Н. В. Мотрошилова, Э. Ю. Соловьев, М. Т.

Степанянц и многие другие).

В 90-е годы социально-политическая ситуация в России качественно изменилась. “Советская философия” прекратила свое существование.

Эмигрантская философия.

Одним из печальных обстоятельств, сопровождавших Октябрьскую революцию, было то, что не получилось гармоничного сотрудничества новой власти и творческой интеллигенции, технической и гуманитарной.

Его отсутствие или недостаточность дорого обошлось стране.

Оно замедлило и ослабило развитие научных гуманитарных знаний, отрицательно повлияло на состояние учебной и научной инфраструктуры, затруднило контакты с мировым научным сообществом.

Наиболее ярким явлением была высылка из России двух так называемых “философских пароходов”. Эта акция была проведена по инициативе Ленина и Дзержинского. Не сумев наладить более или менее удовлетворительное взаимодействие с рядом выдающихся представителей российской интеллигенции, советское правительство сочло за лучшее выслать их из страны, считая, что оставлять их внутри страны опасно.

Эти люди не хотели уезжать, считая, что могут принести существенную пользу здесь, на родине. Но недоверие к ним было столь велико, что их заверения в лояльности не приняли во внимание. На пароходе выехали: Николай Александрович Бердяев, Федор Августович Степун, Николай Онуфриевич Лосский, Лев Платонович Карсавин и многие другие.

Сохранение и развитие русской культуры поставило эмиграцию 20-х годов в положение культурного феномена.

Стало развиваться Печатное слово: газеты, книги, журналы – все это было не только самым эффективным, но и практически единственным действенным способом сохранения и передачи культурных традиций.

Начало второй мировой войны было фактически концом мировоззренческих течений послеоктябрьской эмиграции. В эти годы или же вскоре после войны умерли большинство из известных еще в дореволюционной России философов.

Источник: https://www.sites.google.com/site/philustu/home/13-osobennosti-stanovlenia-i-razvitia-russkoj-filosofii

Философские и социологические взгляды декабристов

Декабристская философия русской истории

Русская философия 19 в.

Основными направлениями русской философии 19 в. были:

-декабристская философия;

-философия Чаадаева;

-философия западников и славянофилов;

-революционно-демократическая философия;

-либеральная философия.

Основная направленность философии декабристов – социально-политическая. Ее основные идеи:

-приоритет естественного права;

-необходимость для России правового строя;

-отмена крепостного права, предоставление земли тем, кто на ней работает;

-личная свобода человека;

-ограничение самодержавия законом либо замена его республикой.

Разложение крепостного строя России, появление капиталистических отношений, обострение классовой борьбы, Отечественная война 1812 г., революционные события в странах Западной Европы, влияние идей просветителей, идеи Радищева обусловили появление движения декабристов.

Философские воззрения декабристов не были однородными. Декабристы-материалисты считали, что философия должна быть независимой от религии и схоластики. По мнению Ивана Дмитриевича Якушкина, задача философии состоит в решении вопроса о том, что такое жизнь, как произошел человек.

Николай Александрович Крюков полагал, что философия призвана заниматься изысканием разумного общественного устройства, просвещать и воспитывать правителей и подданных, учить справедливости, истине, добродетели. Согласно декабристам-материалистам, вещи состоят из мельчайших частиц, обладающих притяжением. Силой движения, которые обуславливают появление света, тепла, электричества и т. д.

В природе нет покоя, все находится в движении и развитии. Они развивали атеистические идеи. В. Ф. Раевский с восхищением писал об атеистическом учении Лукреция Кара. Александр Петрович Барятинский рисует Бога черными красками.

Декабристы-материалисты считали, что наука и религия несовместимы, ибо первая базируется на фактах и наблюдениях, экспериментах и опыте, дающих достоверное знание об окружающем мире, тогда как вторая базируется на слепой вере в священное писание, на мистическом откровении. Человек, по Якушкину, вышел из животного мира.

Беспомощный при рождении, он постепенно приобретает в обществе навыки, опыт, умение, добытые предшествующими поколениями. Он в свою очередь дополняет их собственным опытом. Человек немыслим вне общества. Вся его сила, все его способности и таланты развиваются в обществе; только оно дает ему возможность занять господствующее положение в природе.

Часть декабристов придерживалась религиозных воззрений, признавала учение церкви о божественном промысле и провидении. Петр Бобрищев-Пушкин утверждал, что мир создан Богом, дар слова человек получил вместе с разумной и бессмертной душой от божественного духа. Е.П. Оболенский увлекался идеалистическим учением Шеллинга. М.С.

Лунин признавал бессмертие души, божественное провидение, хотя считал его непознаваемым. В религиозную оболочку были облечены республиканские идеи в «Воззвании» Бестужева-Рюмина, в «Православном катехизисе». Муравьева-Апостола, в «Любопытном разговоре» Н.

Муравьева, где со ссылками на Священное писание утверждалось, что Бог создал человека « по подобию своему», «не учреждая зла», поэтому «злая власть не может быть от Бога» и подлежит уничтожению.

Воззрения декабристов на общественно-исторический процесс носили просветительский характер. Главной и определяющей силой общественного прогресса ни считали просвещение, «дух времени». По мнению Рылеева, причиной деспотизма было невежество, которое противно природе человека. Поэтому человек не может мириться с деспотизмом.

Свободомыслие в религии и в политике, республиканская форма правления, основанная на общественном договоре, подготавливается, по Рылееву, просвещением, борьбой с невежеством и суевериями.

Большое значение в развитии общества, по мнению декабристов, имеют политические идеи, Лунин заявлял, что первоначально политические идеи «гнездятся в некоторых головах и в книгах; потом становятся народною мыслью и переливаются в разговорах; наконец, делаются народным чувством, требуют непременного удовлетворения и, встречая сопротивление, разрешаются революциями» (М. С.

Лунин Сочинения и письма. Пг.,1923, с.14). Декабристы были сторонниками теории естественного права и общественного договора. Согласно их учению, люди от природы равны и свободны; в древности народы не знали рабства и угнетения человека человеком, и там преобладала «стихия» демократическая – общинная. Источником власти был сам народ, который все важные дела решал на вече.

К объединению людей в общество, по Пестелю, побудила потребность в общем мнении и действии. В гражданском обществе по общему согласию происходит разделение его членов на повелевающих и повинующихся. Со временем гражданское общество становится государством, повелевающие становятся правительством, а повинующиеся – народом.

Рабство, по Пестелю, противоречит человеческой природе, оно появилось в результате насильственного нарушения естественного права и общественного договора, вследствие «несчастных обстоятельств» и произвола одних по отношению к другим, правителей – по отношению к управляемым.

Поскольку же все люди должны пользоваться одинаковыми правами и выгодами, крепостное право и самодержавие должны быть уничтожены. Декабристы считали, что классовая борьба в обществе происходит из-за имущественного и политического неравенства и сословного разделения.

Они боялись народной революции и утверждали, что, и сохраняя частную собственность на средства производства, можно избавится от социальных столкновений распространением просвещения и хорошим законодательством. Многик декабристы понимали роль народных масс в истории. Крюков писал, что с «народом все можно, без народа ничего нельзя» (Избранные социально-политические и философские произведения декабристов в трех томах. Т.2, М.,1951 г., с. 167). Бестужев говорил, что историю нельзя сводить к действиям и королей, царей и героев, ибо сила каждого государства заключается в благосостоянии всего народа, в развитии торговли, науки.

Декабристы стремились поставить искусство на службу освободительной борьбе, придать ему высокое гражданское звучание, самобытность и революционный пафос.

Основой художественного творчества, по мнению Рылеева, должны служить народный эпос и предания, отражающие героическое прошлое, а также духовный мир людей, все возвышенное и прекрасное.

Декабристы стремились к тому, чтобы искусство, пронизанное гражданскими мотивами, возбуждало «в сердцах сограждан любовь к отечеству, усердие к общественному благу, ревность к чести народной и другие благородные чувства» (Там же, с. 547).

Историческая философия была представлена творчеством П. Я. Чаадаева – философа и писателя, чья концепция русской истории предопределила противостояние славянофилов и западников. Человек, по Чаадаеву, есть соединение материального и духовного. Жизнь человека возможна только в коллективе.

Находясь в коллективе (обществе), человек становиться человеком, вырастает как личность. Коллективное полностью определяет индивидуальное, субъективное. Жизнь в коллективе – основной фактор, отличающий человека от животных.

Мыслитель выступал против эгоизма, индивидуализма, противопоставления частных интересов общим.

Согласно Чаадаеву в основе исторического процесса лежит Божественное Провидение. Воплощение божественной воли и двигатель истории – христианство. Истинное единство истории – это «религиозное единство».

Христианство – «Вечная Божественная сила» ставит перед каждым народом определенную цель, частную по отношению ко всему развитию человечества, идущего к царствию Божьему на Земле. История западноевропейских народов имеет нравственный смысл – дальнейшее распространение христианского вероучения на Земле.

Что касается России, то, по мнению Чаадаева, она «выпала» из мирового исторического процесса. «Мы ничего миру не дали, ничего у него не взяли» и сойдем с исторической сцены никем не замеченные. Единственный урок миру в нашем существовании заключается в том, чтобы показать как жить не надо. (Чаадаев П. Я. Философические письма. Письмо I.

М., 1985, с.680). Будущее России, по Чаадаеву, – вернуться в мировое историческое поле, освоить ценности Запада, благодаря своей сложившейся столетиями уникальности выполнять историческую миссию в рамках общечеловеческой цивилизации.

Будучи сторонником географического подхода в объяснении истории, он считал, что главными причинами, вызвавшими деспотическое самодержавие, крепостное право, диктат центральной власти являются необъятные, несоизмеримые с другими странами, просторы России.

Философские воззрения П. Я. Чаадаева вызвали ожесточенные споры в общественной мысли России 19 в., вызвав к жизни два направления социально-политической и философской мыли – философию славянофилови западников.

Виднейшими представителями славянофилов были Алексей Степанович Хомяков, Константин Сергеевич и Иван Сергеевич Аксаковы, Иван Васильевич Киреевский, Юрий Федорович Самарин. К поздним славянофилам относятся Николая Яковлевич Данилевский и Николай Николаевич Страхов.

Согласнославянофилам, основу исторического бытия России составляют православие и общинный образ жизни. У России, считали они, существует свой собственный путь развития, несхожий с путем Запада.

Русский народ принципиально отличается по своему менталитету от народов Запада, поскольку ему присущи святость, соборность, набожность, коллективизм, взаимовыручка, в то время как для западных народов характерны бездуховность, индивидуализм, конкуренция.

Соборность понималась ими в двух аспектах: общинном землевладении и артельности; «живознании», когда человек познает мир и Бога через цельность духа. Основополагающую роль в формировании русской духовности играет, по мнению мыслителей, православие, церковное сознание и роль церкви. По А. С.

Хомякову, церковь – это не система или организация, церковь – живой духовный организм, воплощающий в себе истину и любовь, как духовное единство людей, находящих в ней более содержательную, благодарную жизнь, чем вне нее. Основной принцип церкви – органическое, естественное, а не принудительное единение людей на общей духовной основе: бескорыстной любви к Христу.

Славянофилы критиковали отдельные стороны феодально-крепостнической действительности, выдвигали положение о том, что «сила власти – царю, сила мнения – народу», высказывались за свободу мнения и гласный суд, за созыв земского собора, который имел бы совещательный голос, за освобождение крестьян «сверху» с выкупом и небольшим наделом земли.

В целом же они считали самодержавие исконной формой правления русского народа, основанной на соглашении между народом и правительством, исключающем противоречия и вражду. Они идеализировали допетровскую Русь, патриархальную крестьянскую общину, метафизически противопоставляя общественное развитие России историческому пути Западной Европы в новое время.

Первое, утверждали они, основано на добровольном согласии и любви, второй – на противоречиях и вражде; первое исключает классовую борьбу и революции, второй – ведет к ним; первое основывается на истинном христианском учении, второй – на атеизме. По их мнению, любые реформы, попытки насадить на русскую почву западные традиции рано или поздно оканчивались для России трагически. Славянофилы были сторонниками примирения философии с религией, разума с верой. Мыслители не огульно националистически отрицали достижения Запада, а признавая и высоко ценя западноевропейскую культуру, философию. Они творчески восприняли философию Ф. Шеллинга, Г. В. Ф. Гегеля, стремились использовать их идеи.

Кзападникамотносятся, кроме П. Я. Чаадаева, относятся Константин Дмитриевич Кавелин, Николай Владимирович Станкевич, Тимофей Николаевич Грановский, Павел Васильевич Анненков, Александр Васильевич Дружинин, Михаил Никифорович Катков.

Будущие социальные преобразования в России западники связывали с усвоением исторических достижений стран Западной Европы. По их мнению, отдельного от остальной цивилизации, «уникального» исторического пути у России нет. Россия просто отстала от мировой цивилизации и законсервировалась сама в себе.

Благо для России – освоить западные ценности и стать нормальной цивилизованной страной. Западники хорошо усвоили философские традиции западной философии и старались привнести их в русскую философию. Кружок Станкевича изучал немецкую классическую философию (Шеллинга, Гегеля, Фихте).

Члены кружка отрицательно относились к крепостному праву и официальной идеологии, призывали к просвещению и гуманизму, к нравственному совершенствованию личности. Проблему освобождения народа от крепостного права они связывали с просвещенинм, умственного и нравственного совершенствования дворян.

Окружающий мир они объявляли результатом деятельности абсолютного духа. Философия рассматривалась ими как «ход от конечного к абсолютному» и провозглашалась «высочайшей» их всех других наук, вырабатывающей для них метод, который показывает человечеству «цель жизни», путь к этой цели.

Историк Грановский, профессор Московского университета, выступал с критикой славянофильской философско-исторической концепции, утверждая, что исторический процесс определяется всемирным духом и что каждый народ может приобщиться к «всемирно-исторической жизни».

Грановский признавал важную роль географической среды в истории и деятельность великих личностей, угадывающих исторические потребности своего времени. В обществе, по его мнению, постоянно и закономерно происходит борьба прогрессивных сил с реакционными.

Грановский высказывался за постепенный прогресс, за просвещение и реформы.

Западники критиковали современное им государство за отсутствие свободы слова, печати. Они преклонялись перед западными буржуазными порядками, видели свой идеал в буржуазном парламентаризме.

«Либералы, – писал В. И. Ленин, – хотели «освободить» Россию «сверху». Не разрушая ни монархии царя, ни землевладения и власти помещиков, побуждая их только к «уступкам» духу времени» (В. И. Ленин. Псс., т.

20, с.175).

Боткин, Анненков, Катков в молодости дружили с Белинским, Герценом, Бакуниным, но затем разошлись с ними. Вместе с политической эволюцией претерпели изменения их эстетические воззрения. Они выступали против реализма, отстаивая теорию «чистого» искусства.

Источник: https://studopedia.su/19_161659_filosofskie-i-sotsiologicheskie-vzglyadi-dekabristov.html

Book for ucheba
Добавить комментарий