Дэвид Юм и скептицизм

Скептицизм Д. Юма

Дэвид Юм и скептицизм

Философия Юма считается одним из самых ярких выражений крайнего скептицизма.

Подобно Локку и Беркли, Юм придает чисто субъективный характер психологической связи представлений и не считает возможным истолковывать эту связь объективно, как адекватную объективным, реальным соотношениям вещей.

Иными словами, строгого подтверждения истинности наших представлений, по Юму, быть не может. И для него, как для Беркли, существование чего-либо равносильно восприятию его. Вне наших восприятий говорить о существовании чего-либо мы не вправе.

Эту теорию субъективности познания, как процесса переработки чисто психических продуктов, впечатлений и идей, Дэвид Юм доводит до её последних следствий.

Еще в XVII столетии скептик Джозеф Гленвиль, в противоположность натуралистическому догматизму философии Гоббса, выставил сомнение в возможности познания объективной причинной связи явлений и предметов в мире, независимо от привычной последовательности наших представлений.

Проявляя известный скептицизм, и Локк усомнился в познаваемости субстанции («материи»), как неизвестного носителя свойств, чувственно познаваемых нами в опыте. Но Гленвиль не отрицал причинной связи вещей, которую считал только непознаваемой, а Локк не отвергал бытия субстанций.

Беркли сомневался в существовании субстанций материальных, но допускал необходимость духовных субстанций, как вместилищ представлений; он отвергал видимые причинные отношения материальных тел, но верил в некоторое взаимодействие субстанций духовных.

Философия Дэвида Юма в скептицизме пошла дальше и подвергла сомнению существование каких-либо реальных субстанций и причинных отношений, причем старался найти психологические источники этих ошибочных и произвольных, по его мнению, идей человеческого ума.

Скептическое убеждение в том, что эти идеи произвольны и фиктивны, Юм вынес из того наблюдения, что во внешнем опыте нет никаких данных для их обобщения.

Мы познаем во впечатлениях своих о вещах только их свойства и состояния, но не самое их бытие или сущность, точно так же мы познаем последовательность и смежность этих свойств во времени и пространстве, но не внутреннюю связь действий вещей, не их взаимодействия.

Откуда же мы знаем о субстанциальности и причинной зависимости вещей? Иными словами, задаёт вопрос Юм, отражением каких впечатлений являются идеи «субстанции» и «причинности», если они не соответствуют впечатлениям, данным во внешнем опыте?

Соотношение впечатлений по сходству, контрасту, смежности в пространстве и времени, мы усматриваем непосредственно. Таково свойство нашей мысли, отсюда и образуются ассоциации впечатлений сообразно с указанными только что соотношениями.

Но эмпирическое сходство впечатлений мы произвольно истолковываем, как «метафизическое тождество» объективной природы вещей. Юм, как чистый скептик, считает, что на это мы не имеем никакого права.

Идеи субстанции есть только отражение чисто субъективного впечатления постоянства, сходства наших представлений. Значит, идея субстанции есть лишь продукт «психологического опыта», повторения наших представлений.

Этот опыт известного постоянства наших представлений, по мнению Юма, не только не уполномочивает нас к заключению о единстве и неизбежности «субстанции» или сущности материальных вещей, но не дает нам права и на утверждение единства и неизменности нашей собственной, внутренней, духовной субстанции, «нашего я», души, ибо где гарантия, что сходство и постоянство наших представлений вполне и навсегда обеспечено? Они могут изменяться и изменяются. Следовательно, само метафизическое тождество субъекта, наше убеждение в цельности и стройности нашей собственной личности – предмет веры, а не знания. В этом пункте Дэвид Юм расходится с Беркли, и восстает против научной состоятельности учения Беркли о духовных субстанциях. И этот крайне скептический пункт в его первом сочинении был главною причиною непопулярности последнего в английском обществе, так что в «Исследовании о человеческом познании» Юм счел нужным его удалить.

Идея причинности также всецело основана на более или менее «постоянном преемстве» наших представлений во времени, и, стало быть, опять наше убеждение в действительной, существующей вне представлений, объективной связи вещей, незаконно.

Вновь строго следуя началам скептицизма, Юм настаивает на том, что идея причинности базируется лишь на «субъективном впечатлении постоянства самих представлений». Но где гарантия необходимости и неизменности их преемства? Её, по Юму, нет.

Можно только ожидать с известной «вероятностью», что прежние преемства и последовательности представлений будут повторяться, но не более. Доказать необходимость таких преемств невозможно.

Таким образом, знаменитая критика идей Юмом субстанции и причинности приводит его к признанию этих идей за отражения субъективных впечатлений нашей обычной психологической деятельности,неизменность которой, впрочем, ничем не гарантирована.

Философия Дэвида Юма представляет собой, таким образом, явный скептицизм, последовательно выведенный из основных посылок эмпирической доктрины знания.

Если все наше познание сводится к впечатлениям или ощущениям и их комбинациям по законам ассоциации, то в объективных условиях этих комбинаций и лежат, очевидно, единственные корни наших идей о реальном бытии и реальном взаимодействии вещей.

Ясно, что скептик Юм должен быть отъявленным противником догматической метафизики, и действительно он признает только две области знания: математику и эмпирическое описание фактов опыта, т. е. естествознание в обширном смысле слова. Математика есть «аналитическая наука», основанная на непосредственном усмотрении отношений сходств и различий между впечатлениями.

Естествознание, согласно Юму, – наука, так сказать, синтетическая, но не идущая далее синтеза впечатлений, по их смежности в пространстве и во времени. Законы природы не что иное, как обобщения обычных и более или менее вероятных для будущего преемств наших психических впечатлений и идей, при соприкосновении нашем с действительностью.

Список Литературы:

Философия.(учебник)Крюков В.В. (2006, 308с.)

Философия.(Учебник)Кузнецов В.Г., Кузнецова И.Д., Миронов В.В., Момджян К.Х. (2004, 519с.)

Философия.(Учебник)Под ред. Лавриненко В.Н. (2004, 2-е изд., 511с.)

Философия.(Учебное пособие)Лазарев Ф.В., Трифонова М.К. (1999, 352с.)

Философия. (Учебник) Под ред. Миронова В.В. (2005, 928с.)

Философия.(Учебник)Под ред. Митрошенкова О.А. (2002, 655с.)

Философия.(Учебник)Савкин Н.С., Абрамов В.А., Белкин А.И. и др. (2002, 2-е изд., 356с.)

Философия.(Учебник) Спиркин А.Г.(2006, 2-е изд., 736с.)

Философия.(Учебник для технических вузов)Спиркин А.Г. (2000, 368с.)

Основы философии. (Учебное пособие) Гуревич П.С. (2000, 438с.)

История философии. Античная и средневековая философия. Татаркевич В. (2000, 482с.)

История и философия науки (Философия науки).Под ред. Крянева Ю.В., Моториной Л.Е. (2011, 416с.)

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/10_162981_prirodnie-osnovi-soznaniya-otlichie-soznaniya-cheloveka-ot-psihiki-zhivotnih.html

3. Скептицизм д. Юма

Дэвид Юм и скептицизм

Видное место вбританской философии занимает ДавидЮм (1711-1776).

Он автор ряда крупных работ,среди которых наиболее важными являются«Трактат о человеческой природе» (1740),«Исследования о человеческом познании»(1748), «Исследования о принципахнравственности» (1751).

В 1763-1766 годах онбыл секретарем английского посольстваво Франции, где близко познакомился свыдающимися французкими энциклопедистамиДидро, Даламбером, Гельвецием, Гольбахом,Руссо.

Д.Юм в своейтворческой деятельности уделил вниманиемногим проблемам истории, этики,экономики, философии, религии. Ноцентральное место в его исследованияхзанимали вопросы теории познания.

Впроцессе разработки этой теории он,прежде всего, опирался на исследованиясвоих непосредственных предшественниковв британской философии: Д. Локка иД.Беркли. Влияние этих двух крупныхмыслителей на творчество Д.Юма можноотмечать повсеместно. Тем не менееследует признать, что Д.

Юм создал своюоригинальную концепцию познания, котораяоказала большое влияние на весь процессразвития философской мысли.

Как и другиепредставители британской философииXVII-XVIII вв., Д.Юм был сторонником эмпиризма.Основой всего процесса познания, с точкизрения шотландского мыслителя, являетсяопыт. Трактовка опыта в учении Юма взначительной мере совпадает с берклианской.

Юм, также как и Беркли, исключает изпонятия опыта объект, существованиематериального мира вещей, независимыхот нашего сознания. Юм утверждает, чточеловеческому уму недоступно ничего,кроме образов и восприятий. То, что стоитза этими образами и восприятиями, сточки зрения Юма, не поддается рациональномуобоснованию.

Но это совсем не означает,что Юм вообще отрицает существованиематериального мира, о которомсвидетельствуют данные органов чувств.По его мнению, люди, в силу природногоинстинкта или предрасположенности,готовы верить своим чувствам.

Вполнеочевидно и то, что люди, следуя этомуслепому и могучему природному инстинкту,всегда считают, что образы, доставляемыечувствами и суть внешние объекты, но неподозревают, что первые -не что иное,как представление вторых.

Таким образом,отказавшись от признания, а вместе стем и от познания объекта, Юм сводит всюзадачу философии к исследованиюсубъективного мира человека, его образов,восприятия, определение тех отношений,которые складываются между ними вчеловеческом сознании.

Вслед за Локком иБеркли, Юм осмысливает опыт, в значительноймере, как процесс. Однако структураопыта в концепции Д.Юма имеет рядособенностей. Основными элементамиопыта, по Юму, являются восприятия(перцепции), которые состоят из двухформ познания: впечатлений и идей. Приэтом под восприятием подразумеваетсявсякое содержание сознания независимоот источника его формирования.

Различиеже между восприятиями и идеями Юмустанавливает по чисто психологическомупризнаку: степени живости и яркости, скоторой они поражают наш ум. Впечатления- это такие перцепции, которые входят всознание с наибольшей силой и неудержимостьюи охватывают “все наши ощущения,аффекты и эмоции при первом их появлениив душе”.

Под идеями же подразумеваются”слабые образы этих впечатлений вмышлении и рассуждении”.

Следуя разработаннойЛокком терминологиии, Д.Юм делит всевпечатления на “впечатления ощущения”и “впечатления рефлексии”. Причинапоявления впечатления ощущений, по Юму,неизвестна. Ее должны выявлять нефилософы, а анатомы и физиологи.

Именноони могут и должны определить, какие изорганов чувств дают человеку наибольшуюи достоверную информацию о мире. Философиюже интересуют впечатления рефлексии.По Юму, они возникают в результатедействия на ум некоторых идей ощущений(т.е. копии впечатлений, ощущений).

Всевпечатления сохраняются и перерабатываютсяв уме в идеи с помощью способностейпамяти и воображения. Память сохраняетпорядок последовательности идей, авоображение свободно перемещает их.Однако, деятельность ума, по мнению Юма,ничего нового не превносит в исходныйматериал.

Вся творческая сила ума, поего словам, сводится лишь к способностямсоединять, перемещать, увеличивать илиуменьшать материал, доставляемый намвнешними чувствами и опытом.

Поскольку Юмотрывает содержание сознания от внешнегомира, вопрос о связи между идеями ивещами для него отпадает. Существеннымвопросом дальнейшего исследованияпознавательного процесса становитсядля него вопрос о связи между различнымиидеями.

В постановке Юма эта проблемаформулируется как проблема ассоциацииидей. Юм утверждает, что «человеческойприроде» изначально присуще некотороеважное свойство или “принцип”.Таким принципом он объявляет принципассоциации. Сущность этого принципа,по его мнению, непознаваема.

Но еговнешние проявления обнаруживаются втрех типах ассоциации идей.

Первый тип -ассоциация по сходству. По этому типуассоциации мы познаем подобное так, какесли бы мы увидели портрет какого-либочеловека, то мы сразу оживим в памятиобраз этого человека.

Второй тип -ассоциации по смежности в пространствеи времени. Юм считает, что, если находишьсянедалеко от дома, то мысль о близкихзначительно ярче и живее, чем в случае,если бы ты находился от дома на значительномрасстоянии.

Третий тип -ассоциации причинности. На этом типеассоциаций мы остановимся подробнее,поскольку разработка учения опричинно-следственных связях и отношенияхявляется одним из главных достиженийД.Юма.

Следует отметить, что согласноЮму, все эти типы ассоциаций или принципыне являются врожденными свойствамичеловеческого сознания, а получены изопыта.

И поскольку Юм понимает опыт каксовокупность восприятий, то отношенияпространства и времени, равно как ипричинности зависимости для него необъективно существующие, присущие самимвещам отношения, а лишь результатпричинной связи восприятий. Идеяпричинности, по Юму, возникает в результатеопределенных отношений между объектами.

Во-первых, это отношения смежности впространстве и во времени. «Ни одинобъект не может произвести действие втакое время и в таком месте, которыехоть сколько-нибудь отдалены от времении места его существования» (Юм Д. Соч. В2-х тт. Т. 1.— М.— С.171).

Во-вторых, идеяпричинности обязательно предполагаетотношение предшествования причиныдействию во времени. «Ибо, если бы однапричина была одновременно со своимдействием, а это действие – со своимдействием и т.д., то ясно, что вообще несуществовало бы последовательности ивсе объекты должны были бы бытьсосуществующими» (Там же.— С.

172).В-третьих, причинность подразумеваетпостоянную и регулярную связь причиныи действия, а, стало быть, эта связь носитнеобходимый характер. Если первую,вторую и первую часть третьего признакапричинной связи Юм считает действительносуществующими и постоянно обнаруживаемымипосредством наблюдения, то необходимостьэтой связи представляется ему тольковоображаемой, то есть порождаемой нашимумом.

Таким образом,поставив проблему объективногосуществования причинно-следственныхсвязей, Юм решил ее с позиций агностицизма.

Он полагал, что существованиепричинно-следственных связей недоказуемо,так как то, что считается следствием несодержится в том, что считают причиной.Следствие логически не выводимо изпричины и не похоже на нее.

Юм расскрываетпсихологический механизм такого, наего взгляд, превратного представленияо причинности.

Наши представленияо причинности, утверждает шотландскиймыслитель, имеют опытное происхождение.Вначале люди опытным путем фиксируютмногократное появление объекта В послеобъекта А. На этой основе складываетсяассоциация восприятия этих объектов.

После впечатления, полученного отобъекта А, в сознании всплывает идеяобъекта В. Многократное действие этойассоциации приводят к образованию внашем уме устойчивой привычки ожиданиятого, что за появлением А обязательнопоследует В.

В результате люди впадаютв логическую ошибку, которая формулируетсяв суждении: «после этого значит попричине этого». В дальнейшем даннаяпривычка превращается в постоянноевоображение, что объект В будет появлятсяпосле объекта А в будущем.

Наконец этовоображение перерастает в веру, то естьустойчивую склонность нашего разумасчитать, что многократное появление Впосле А и есть именно причинная связьна основе веры в существовании единичныхслучаев причинно- следственной связилюди начинают верить во всеобщность инеобходимость действия закона причинности.На самом же деле, подчеркивает Юм, нашезаключение относительно причиннойсвязи объектов А и В основано единственнона связи между идеями, то есть напсихологической ассоциации идей.

Учение Юма опричинности содержало для своего времениряд положительных моментов. Юм был прав,отстаивая опытное происхождение этойкатегории. Верно и то, что последовательностьсобытий во времени еще не означаетналичия причинно-следственной связи.Анализ психологического механизмавозникновения причинности также являетсязаслугой Юма.

Однако Юм впадает всерьезное противоречие, когда, с однойстороны, утверждает, что понятиепричинности мы можем получить идействительно получаем только из опыта,а с другой стороны, он заявляет, чтоопыт, якобы, совершенно ничего не говоритнам о порождении действий причинами,то есть не доказывает объективностипричинных отношений.

Такое феноменологическоерешение проблемы причинности используетсяЮмом для обоснования скептицизма какособой юмовской системы агностицизма.Мы об этом уже вели речь вначале данногораздела, когда освещали вопрос о трактовкеЮмом опыта.

Сейчас мы хотели бы обратитьвнимание на то, что этот скептицизмнаходится в русле субъективно-идеалистическойконцепции и принципиально не отличаетсяот позиции Беркли. Принципиальноеотличие от Беркли начинается у Юма приистолковании субстанции. В какой-томере, а именно, в борьбе против материализмаЮм продолжает линию Беркли в объяснениисубстанции.

Он спрашивает: извлекаетсяли эта сложная идея из впечатлений,ощущений или рефлексии? И отвечает: нет.Ибо субстанция не есть ни цвет, ни вкус,ни запах, а также ни страсть или эмоция,то есть ни один из возможных в его ученииэлементов чувственного опыта.

«Идеясубстанции, равно как и идея модуса, нечто иное, как совокупность простых идей,объединенных воображением и наделенныхособым именем, с помощью которого мыможем вызвать эту совокупность всобственной памяти или в памяти другихлюдей» (Там же.— С. 105). Таким образом,субстанция, по Юму – это удобная фикциявоображения.

Последовательнопридерживаясь субъективно- идеалистическихвзглядов, Юм, в противоположность Беркли,распространяет скептицизм и на духовную,в том числе и на божественную, субстанцию.По его мнению, с помощью опыта невозможнообнаружить особое восприятие духовнойсубстанции.

Отдельные впечатления самиявляются субстанциями и не нуждаютсяв поддержке со стороны чего-то еще. Еслибы имелась духовная субстанция, то онабыла бы постоянной. Но ни одно впечатлениене бывает постоянным.

На основе всехэтих размышлений Юм подвергает критикерационалистические доказательствабытия Бога, отвергает чудеса и полагает,что религия всегда была в человеческомобществе источником раздоров междулюдьми.

Подробно рассматривая вопросо происхождении религиозных верований,Юм приходит к выводу, что источникрелигии находится в фантазиях людей,стимулируемых чувствами страха инадежды. Вместе с тем, Юм не отвергаетрелигию, а считает необходимым сохранитьрелигиозную мораль как важный источникчеловеческого общежития.

Таким образом, Юм,в определенном смысле, продолжаетэволюцию британского эмпиризма. Этотэмпиризм начинается гносеологическимоптимизмом и материализмом Ф.Бэкона изаканчивается скептицизмом и субъективнымидеализмом Д.Юма.

Скептицизм Юма,связанный с его отказом от сведениявосприятий, с одной стороны, к внешнемумиру, а с другой — к духовной субстанции,Богу, является одной из форм агностицизма.Юмовский религиозный скептицизм былиспользован французскими просветителями.

Агностические установки в теориипознания Юма послужили исходным пунктомдля формирования кантовского критицизма,заложившего основы немецкой классическойфилософии.

Философияиррационализма

Подобноестремление к рационализации всегосущего, которая во многих случаяхприобрела форму сциентизма, теоретическаянедостаточность спекулятивно-умозрительнойнемецкой классической философии вызваликритику со стороны других философов,названных иррационалистами. Виднымипредставителями иррационалистическогонаправления в философии были А. Шопенгауэри Ф. Ницше.

ФилософияАртура Шопенгауэраисходит из первичности воли и вторичностивсех остальных проявлений человека. “Ямыслю…” Декарта он перефразировална “Я желаю, я хочу, следовательно,существую”.

Желание- первичнее и фундаментальнее, чеммышление и тем более доброта илисострадание. Воля всеобща, универсальнадля всего живого. Именно воля воплощаетсяв силе и двигает миром. Воля не толькоуниверсальна, но и бессмертна.

Онаединственная реальность, не нуждающаясяв более прочном фундаменте, посколькуволею все движется и она – ключ к объяснениювсего происходящего.

Согласно Шопенгауэру,”воля – сама по себе бессознательнаи представляет собой лишь слепой,неудержимый порыв, – такой она проявляетсяеще в неорганической и растительнойприроде и ее законах, как и в растительнойчасти нашей собственной жизни” [1].Воля самодостаточна.

С ее помощью можновсе объяснить, но ее саму нельзя понять,разумно постигнуть. Вот почему наукабеспомощна в объяснении тех процессов,которые происходят в природе и обществе.С этих позиций Шопенгауэр критиковалпредшествующие философские концепции,особенно Гегеля, называя его “великимбумагомарателем”, который ищет впотоке человеческих страстей некиезакономерности.

1Шопенгауэр А. Собр. соч. Т. 1. М., 1992. С. 296.

Вэтом же направлении шли и философскиерассуждения Фридриха Ницше, поставившеговопрос о переоценке всех фундаментальныхценностей. Действительно, в концепцииНицше имеет место пересмотр такихпонятий и идей, как разум, мораль, религия,прогресс в культуре, добро, зло и т.д.

Ницше считал себя “динамитом”,который опровергает все и оказываетсянужным человечеству в моменты кризиса.В начале третьего тысячелетия можносказать, что Ницше оказался пророком.Многие его предсказания сбываются.Во-первых, современная философскаямысль подвергает сомнению понятиепрогресса в принципе.

Во-вторых, тезисНицше “Бог – умер” подходит к миру,который не может жить в согласии с собойи с природой. Ницше, как и ранее Шопенгауэр,считал опасной мысль о рациональностивсего сущего. Он считал, что жизньиррациональна, слепа и жестока.

Современнаяфилософия также не отрицает тогообстоятельства, что в мире далеко невсе рационально и существуют такиесферы бытия, которые не поддаютсярациональному постижению.

Вцелом Ницше критикует все достижениярационалистической традиции за ихстремление к вневременным, вечнымистинам. В этой связи особенно резко онотносится к христианству как дегенеративномуявлению, насаждающему “рабскуюмораль”.

Христианство по своей сутипредставляет собой бунт “недоделанныхи неполноценных” людей, взывающих ксостраданию и жалости. Наоборот,утверждает Ницше, может быть, следуетпревозносить зло и порицать добро. Всеведь зависит от того, что считать добром,а что злом.

На фоне подобной критикитрадиционной морали и христианскойрелигии становится понятной его концепция”сверхчеловека”, опирающаяся наиррациональную и доминирующую над всемостальным “волю власти”. Новыйчеловек должен сбросить старыепредрассудки и стать хозяином жизни,солью земли.

Если “все боги мертвы;так восславим сверхчеловека”, лишенногослабостей, не сгибающегося передтрудностями, лишенного иллюзии итворящего мир по своему усмотрению.

Начинаяс Нового времени социальные и культурныепроцессы детерминируются в европейскойсоциокультурной традиции человекомдела. Глубинные метафизические вопросынесколько отходят на второй план.

Людибольше действуют, нежели задумываютсянад тем, к чему эти действия могутпривести и зачем вообще надо действовать.Разум инструментализируется и становитсяорудием достижения конкретных целей.Возникают философские системы,оправдывающие подобную мировоззренческуюустановку.

Таковы многочисленныеварианты позитивистской философии,прагматизма, сциентистски-ори-ентированныхтеоретико-методологических концепций.

Позитивизм,стремясь стать инструментально значимойценностью, ограничивает философиюпрактически важными, но частнымипроблемами, что особенно проявилось внеопозитивизме, который свел философиюпреимущественно к анализу языка наукиили методов получения нового знания.

Тем самым формируется мировоззренческийклимат, в котором традиционныеэкзистенциально-метафизические проблемысчитаются второстепенными и недостойнымиособого внимания. Возникает высокомериек традиционным философским проблемам.Пренебрежение глубинными вопросамистановится формой мысли.

Начинается”диктатура лабораторий” (X.Ортега-и-Гассет).

Подобноеотношение к глубинным, метафизическимвопросам оправдывается тем, что ониобъявляются псевдопроблемами. Все, чтоне работает на решение конкретныхпроблем, считается метафизическимпережитком прошлого.

Однакоуже сам тезис о том, что поиск сущностибытия есть псевдопроблема, приводит ксложнейшим проблемам, поскольку влечетотказ от понимания бытия, человека,Бога, возможностей и границ разума,продуктов деятельности. Ведь человек- вечная тайна. Он не исчерпывается егоконкретными проявлениями. Человекавозвышает мысль, хотя живет он не толькомыслью.

Следуетпризнать, что мысль не исчерпывает себятолько в науке. Мысль столь же многообразнаи противоречива, как и сама жизнь. Поэтомуфилософия не может и не должна ограничитьсебя изучением сути одной, даже такойважной формы проявления мысли, какнаука. Философия как “священныйсветоч” (Г.В.Ф.

Гегель) должна вестичеловека выше, дальше, глубже, чем этоготребуют непосредственная практика,повседневность. Важно не дать потушитьэтот “священный светоч” Истины,ибо чем меньше он горит, тем меньше вчеловеке нравственного, высокодуховного.

Если можно легко и быстро его погасить,значит, в обществе неблагополучныйдуховно-нравственный климат. В конечномсчете какова философия, таков и человек.Духовная эволюция человека идет вестественной связи с эволюцией егофилософских представлений о себе имире.

Потому пока человек не осознаетузость чисто утилитарно-экономическогоподхода к миру и другим людям, он несможет решить экологические и другиеглобальные проблемы.

Чембольше развивались наука и технология,которые увеличивали экономическую мощьиндустриального общества, тем болееострыми становились нерешенныеэкзистенциально-антропологическиепроблемы культуры.

Впервые было осознано,что не только “сон разума рождаетчудовищ”, но и бодрствующий разумможет привести человеческую культурук катастрофе.

В попытках решить этипроблемы возникли мощныеинтеллектуально-философские концепции- феноменология, философия жизни,экзистенциализм, герменевтика, оказавшиеогромное влияние на ценностно-мировоззренческийклимат XX в.

Истоками этих философскихконцепций были сложные внутренниепроблемы человека и общества, остававшиесявне поля зрения сциентистски-ориентированныхтечений. Именно в полемике с неопозитивизмоми марксизмом утверждали себя названныефилософские концепции.

Показательнав этом плане феноменологияЭдмунда Гуссерля.Сначала Гуссерль выступил противпсихологизации логики и выдвинул идеючистой логики как науки об абсолютныхсущностях, об истинах, содержание которыхне зависит от субъекта, высказывающеготе или иные суждения.

Гуссерль подвергкритике психологизм Липпса, Милля, Маха,Авенариуса и других, для которых мышление,суждение, умозаключение, доказательство- это психическая деятельность познающегосубъекта или продукты этой психическойдеятельности. По мнению Гуссерля,подобная позиция ведет к субъективизациии релятивизации познания.

Это не случайно,поскольку в основе подобной релятивизациии субъективизации лежат психологизацияпознания, игнорирование возможностиинтерсубъективности.

Концепция чистойлогики как науки об абсолютных сущностях,сформулированная Гуссерлем в первомтоме “Логических исследований”,была пересмотрена им во втором, гдеГуссерль отходит от “абсолютногологицизма” к феноменологии сознания,которая, собственно, и прославила имяГуссерля как основоположника новогонаправления в европейской философскоймысли.

Феноменологиямногопланова, имеет сложную структуруи множество интерпретаций. Если кратко,то суть ее сводится к выделению и изучениюв сознании некоторых существенных черт.Сознание – бесконечный и необратимыйпоток переживаний.

Вместе с тем это несплошной, однородный поток, в нем естьсамостоятельные феномены, имеющие своиособенности, поток имеет направленныйхарактер, т.е. сознание интенционально,направлено на предметы. Нет ненаправленногосознания.

Сознание всегда есть сознаниео чем-то более или менее определенном.Неважно, существует ли реально то, о чемговорит сознание, главное, что сознаниенаправленно. Феноменология стремитсяне к объективному знанию, а к”первоначальному”, недискурсивномуопыту.

Это “жизнь духа”, котораяпостигается интуитивно и выступаетподлинным источником всякого существования.

Темсамым философия имеет дело с “чистойсубъективностью”. Феноменология неставит своей задачей что-то объяснитьна языке законов, она описывает данныенепосредственного опыта. Задача философасостоит в том, чтобы в хаотическом потокепереживаний найти такие акты, которыебы переживались нами с полной очевидностью.

Проблема в том, чтобы найти первоначальный,беспредпосылочный, очевидный актсознания. Подобная процедура получиланазвание “феноменологическойредукции”.

Пытаясь понять бесконечноемногообразие жизни сознания, феноменологияпредложила методы учета особенностейпереживания в зависимости от измененияточки зрения, горизонта, модальностивидения и применила эти подходы ксоциологии, религии и эстетике.

Попыткупроникнуть в субъективный мир человекапродолжили и экзистенциалисты (М.Хайдеггер, К. Ясперс, Ж.П. Сартр и др.),для которых человек – его экзистенция,бытие, могущее быть. Человек дляэкзистенциалистов, например МартинаХайдеггера, – это “существо, котороев состоянии поставить вопрос о бытии”.

Человек как существо, вопрошающее осмысле бытия, не может быть редуцированк чистому объекту. Хайдеггер пишет:”Только человек существует. Скалаесть, но она не существует. Дерево есть,но оно не существует. Лошадь есть, ноона не существует. Ангел есть, но он несуществует. Бог есть, но он не существует”[1].

Тем самым существование – этоисключительно человеческое существование.Основной его признак – переживаниечеловеком своего собственного бытия.Есть подлинное и неподлинное существование,экзистенция – именно подлинноесуществование. Подлинность отличаетсяосознанием временности человека,учитывающим страх смерти, возможностьне быть.

Только существование, осознающеесвою временность, является подлинным.Такая постановка вопроса способствовалапроблематизации “заботы”, “страха”и других форм “бытия-в-мире”.

1Мотрошилова Н.В. Феноменология // Историяфилософии. Запад – Россия – Восток. Кн.3. М., 1999.

Еслидля неопозитивиста философия – этодеятельность по нахождению значенийтерминов, то для экзистенциалиста КарлаЯсперса “поиск истины, а не обладаниеистиной является сущностью философии”.Отсюда открытость бытия, принципиальнаязначимость новых вопросов, касающихсяего смысла и сути.

При этом экзистенциализмрассматривает философию как “преодолениемира и аналог спасения”. Философиясродни вере, но это не религиозная вера,а вера в интеллектуальном измерении.

Философия помогает осознать сутьпроисходящего и тем самым не толькодает надежду, как это делает вера, но испособствует рационализации этой веры.

Ясперс,понимая опасность универсализациипозитивистского идеала философии всамых разных его вариантах, пыталсяпреодолеть две крайности европейскоймысли – трактовки философии как служанкитеологии или науки.

Задача философии -обрести самостоятельность, опираясьна философскую веру: “Перед лицомгрозящих уничтожением опасностей мыдолжны, философствуя, быть готовы ковсему, чтобы, мысля, способствоватьсохранению человечества в своих высшихвозможностях” [1].

1Ясперс К. Смысл и назначение истории.М., 1994. С. 42.

Источник: https://studfile.net/preview/5750975/page:5/

Особенности скептицизма д. юма и его отличие от скептической мысли античности

Дэвид Юм и скептицизм

Особенности скептицизма д. юма и его отличие от скептической мысли античности

Гукова Ангелина Валерьевна

студент 3 курса, философский факультет ТГУ, г. Томск

E-mail: angelina.gukovaa@yandex.ru

Григоренко Полина Ивановна

студент 3 курса, философский факультет ТГУ, г. Томск

Яткина Евгения Олеговна

студент 3 курса, философский факультет ТГУ, г. Томск

Петренко Валерия Владимировна

научный руководитель, кандидат философских  наук, доцент ТГУ, г. Томск

Во все века Дэвид Юм был фигурой неоднозначной. Его философия то превозносилась до небес, в то время как его самого называли гением, то напротив, считалась совершенно неприемлемой и почти агностичной.  Так Б.

Рассел называет его «одним из наиболее значительных философов» [1, с. 604]. В работах Д. Юма скептицизм проявился наиболее ярко, полно и разнообразно.

В нашей статье мы рассмотрим основные скептические аспекты и основания юмовской философии и попытаемся провести параллели с античным скептицизмом.

Следует оговорить, что в данной статье под скептицизмом, мы будем понимать концепцию методического сомнения, направленную на анализ господствующих в обществе представлений, стремящуюся преодолеть догматизм, сомневающуюся в истинности положений, признаваемых большинством, поскольку их истинность не более доказана, чем их ложность и оставляющую вопрос о поиске критерия истинности открытым.

Именно Д. Юм довел философскую скептическую мысль до совершенства, во многом его философия похожа на взгляды «новых пирроников», но при этом в ней мало общего с античным скептическим воззрением.

Сам Юм называл свою точку зрения «умеренным скептицизмом». Каждый из философов всех эпох имел свою точку зрения на философию Дэвида Юма, но никто не мог пройти мимо этого явления в истории философии.

Нельзя не согласится со словами Богоуславского, который отмечает, что «Философия Юма во многом совершенно не похожа не только на взгляды «новых пирроников», но и на античный скепсис.» [2, с. 210]. Действительно, если мы сравним древний скептицизм и скептицизм Д.

 Юма, то сможем увидеть множество различий, начиная уже с самой цели и задач развития скептического метода.

Ко времени возникновения скептицизма, в греческой философии существовало большое количество  разнообразных философских систем, среди которых велся постоянный спор о философской истине, положения многих школ были взаимоисключающи, но, при этом равнодоказательны и абсолютны.

Античный скепсис возник как ответ на догматизм эллинистических школ и, в некоторой степени, скептицизм использовался как метод, направленный на то, чтобы опровергнуть или продемонстрировать несостоятельность определенных философских теорий.  Впоследствии скептицизм античности выделился в особую философскую школу.

Юм же начинал свои исследования не с намерения опровергнуть ту или иную философскую концепцию.  Он лишь стремился избавить философию от заблуждений и рассудков и расчистить путь правде.

Не следует упускать из вида, что скепсис Дэвида Юма направлен лишь против познаний разума в собственном смысле, и что он нисколько не пытается ослабить убедительность фактов жизни и опыта. Философ полагал, что наше знание вырождается в вероятность в результате трех сомнений, заключающихся в нем.

Первое – поскольку существует неопределенность в самом предмете познания, затем проявляется слабость нашей способности суждения и имеется возможность ошибки при оценке достоверности суждения.

Еще одним, довольно заметным расхождением между юмовской философией и позицией скептиков до него, является выдвигаемое античными скептиками диалектическое положение о том, что все явления сознания связаны друг с другом, а поскольку познание этого бесчисленного множества связей невозможно, то наше знание никогда не будет полным и достоверным. Д.

 Юм же высказывает абсолютно иной тезис, согласно которому все явления, напротив, отделены и изолированы друг от друга. Почти все представители скептицизма заявляли, что соглашаться можно только с тем, что убедительно обосновано нашим разумом и показаниями наших органов чувств.

 По Юму же, к деятельности интеллекта и мышлению мы прибегаем лишь выясняя отношения между идеями, которые, как разновидность восприятий, представляют собой содержимое человеческого разума.

Здесь проявляется его представление о субъективном характере человеческих представлений, поскольку о некоторой связи мы заключаем только тогда, когда подразумеваем, что они приобрели связь в наших мыслях. Это представление приводит Юма в дальнейшем к критике причинности.

Рассел пишет: «Он (…), начинает с намерения быть сенсуалистичным и эмпиричным, не принимая ничего на веру, но изыскивая любые указания, которые можно получить из опыта и наблюдения. (…) он пришел к злосчастному выводу, что ничего нельзя познать путем опыта и наблюдения» [1, с. 616].

Таким образом, наследуя идеи своих предшественников,  Юм пытается развиваться в рамках эмпирической, локковской философии.  Таким образом, мы отмечаем, что Д. Юм постепенно развивает скептицизм, приходит к нему в своей философии. Все скептические заключения Юма базируются на его учении о причинности.

Юм первый из философов, кто занялся обсуждением вопроса, откуда происходит понятие причинности, и отнес его прямо к сфере опыта. Стоит отметить, что в этом проявляется еще одно отличие юмовского скептицизма, от скептицизма античных философов. Древние скептики оставляли вопрос о причинности открытым, Юм же дал прямой отрицательный ответ. «Все наши суждения относительно причин и действий основаны исключительно на привычке.» [3, с. 293]

Дэвид Юм утверждал, что никакое исследование не может дать нам утверждение о том, что одно явление есть причина другого, заключения о причинности «не основываются на рассуждении или на каком-либо процессе мышления» [4, c. 35].

Юм называл это привычкой, которая проистекает из некого часто повторяющегося опыта.  Часто наблюдая последовательность действий и переходов от А к Б, наше воображение невольно находи себя расположенным при впечатлении А, ожидать возникновения впечатления Б.

Таким образом, мы верим в их последовательность.

Однако из этого следует, что не существует такого познания, которое было бы объективно и объекты нашего познания по сути только наши впечатления. Значит,  Юм приходит к скептическому выводу о сомнительности нашего познания, основанного на вере.

Однако ни в коем случае не хочет опровергнуть или сделать непригодными истинные достижения человеческого познания или вовсе сделать их невозможными.  К.

 Фишер говорит об этом «Его [Юма] скептицизм разрушает только воображаемое основание, мнимую способность, которая никогда не приносит нам плодородные и практические истины, а дает лишь кажущиеся и ничего не значащие понятия» [5, c. 522].

Таким образом мы не должны обвинять Юма в агностицизме, то есть отрицании возможности любого рода истины и способов нахождения ее, как это делают некоторые исследователи и философы, в том числе и Нарский.

Своей философией Юм не хочет разрушить, он хочет объяснить и прояснить возможности нашего знания, показывая определенную границу человеческих способностей и указав на единственно возможные средства достижения человеческого познания. Д.

 Юм, следовательно, пытается вычленить методы, идя по которым мы не сможем достигнуть достоверного знания и, напротив, указать нам средства к его достижению. Б. Рассел говорит, что «Философия Д. Юма, истинна или ложна, представляет собой крушение рационализма восемнадцатого века» [8, с. 616].

Изначально принимая многие идеи предшествующих философов, Юм строит собственную концепцию, в которой ярко показывает несостоятельность утверждений, которые никто до него не решался подвергнуть сомнению, используя в качестве фундамента своих философских концепций.

Согласно всему вышесказанному мы можем сделать вывод, что скептицизм Юма в полной мере проявляет себя как гносеологическая концепция, воспринявшая идеи предшествующих философских систем, но во многом отличная от античного скептицизма.

Список литературы:

  1. Рассел Б. История западной философии и ее связи с политическими и социальными условиями от античности до наших дней: В трех книгах. Издание 3-е, стереотипное. М.: Академический проспект, 2000. – 768 с.
  2. Богоуславский В. М. Скептицизм в философии. М.: Наука, 1990. – 272 с.
  3. Юм Д. Сочинение в двух томах. Т.1 М.: Мысль, 1965 – 847 с.
  4. Юм Д. Сочинения в двух томах. Т.2 М.: Мысль, 1965 – 928 с.
  5. Фишер К. История Новой философии. Декарт:  Введение в историю новой философии. Френсис Бекон Веруламский. М.: «Издательство АСТ», 2003. – 541 с.

Источник: https://sibac.info/studconf/science/iii/28131

Скептицизм Д.Юма

Дэвид Юм и скептицизм

Давид Юм (1711 – 1776)-шотландец «Трактат о человеческой природе»;«Исследование человеческого познания»;Опыты моральные и политические; «Диалоги о естественной религии»

Субъективный идеализм: Гносеологическая версия Поскольку, согласно принципам эмпиризма, единственным источником наших знаний являются чувственные ощущения, вопрос о причинах ощущений не имеет смысла, так как такие причины должны быть или чем-то ощущаемым (иначе говоря – просто другим ощущением; но в этом случае вопрос остаётся без ответа), или какими-то сверхчувственными сущностями (которые чувствами не воспринимаются и, следовательно, остаются непознанными). И в том, и в другом случае субъективный (идеальный) мир чувственных ощущений остаётся единственном доступной нам реальностью.

Два вида восприятий: впечатления (получаются в процессе чувственного восприятия, более живые и сильные, связаны в опыте), идеи (остаются в уме после прекращения ощущений или предвосхищают их, менее живые и сильные, соединяются умом по его усмотрению).

  Принципы ассоциации идей: сходность, смежность, причинность. Субъективность причинности: умозаключение о наличии каузальной связи на основании последовательности во времени – результат логической ошибки. «После» не значит «вследствие».

(Post hoc non est propter hoc.)

Скептицизм Д.Юма. Скептицизм (рассматривающий, исследующий), философская позиция, в основе которой лежит сомнение в существовании какого-либо надёжного критерия истины. Крайняя форма скептицизма., основанная на утверждении, что в наших знаниях нет ничего соответствующего действительности и достоверное знание в принципе недостижимо, есть агностицизм.

https://www.youtube.com/watch?v=oT_ClkfhabM

Юм  сформулировал основные принципы новоевропейского агностицизма. Наиболее последовательно в истории философии агностицизм проведён в системе Юма. Утверждая, что единственным источником познания – опыт. Опыт  трактовался как единственный источник знания. Представители идеалистического эмпиризма (Дж. Беркли, Д.

Юм) ограничивали опыт совокупностью ощущений и восприятий, отрицая, что в основе опыта лежат законы, сформулированные с помощью знания. Юм исходил из невозможности подвергнуть его проверке => невозможность установить адекватность между данными опыта и объективным миром.

Например: понятие причинности возникает как результат многократного повторения следования одного явления за другим. Обобщая эту повторяемость, мышление делает вывод о существовании причинно-следственной связи между соответствующими явлениями. Однако в действительности, полагал Юм, такой вывод есть лишь продукт мышления.

Аналогичным образом и всё познание имеет дело лишь с опытом и принципиально не может выйти за его пределы, а потому не может судить о том, каково отношение между опытом и реальностью.

Теория познания Ю. сложилась в результате переработки им субъективного идеализма Дж. Беркли в духе агностицизма. Первичными восприятиями Юм считал впечатления внешнего опыта (ощущения), вторичными — впечатления внутреннего опыта (аффекты, желания, страсти).

Считая проблему отношения бытия и духа теоретически неразрешимой, Ю. заменил её проблемой зависимости простых идей (т. е. чувственных образов) от внешних впечатлений. Отвергая отражение в сознании объективных закономерностей бытия, Ю. толковал образование сложных идей как психологические ассоциации простых идей друг с другом.

Все простые идеи происходят прямо, или косвенно, от соответствующих им впечатлений (снимает вопрос о врожденных идеях). Задача знания быть руководством для практической ориентации. При этом единств. предметом достоверных знания считает объекты математики.

Все другие объекты исследования касаются только фактов, которые не могут быть доказаны логически, а выводятся исключительно из опыта.

Опыт понимается идеалистически. Действительность – поток впечатлений. Причины, порождают эти впечатления – непознаваемы. Мы не можем даже знать, существует ли вешний мир.

Существуют впечатления наших чувств (ощущений) и впечатлений внутренних деятельностей души (рефлексии) От этих 2 видов первоначальных ощущений зависят идеи памяти и воображения.

Ни одна идея не может быть образована без предшествующего ей впечатления.

Отношение между причиной и действием не может быть выведено ни интуитивно, ни путем доказательства. Возможно, причинная связь существует. Возможно, что из 2 событий, следующих одно за другим, предыдущие событие действительно причина, а последующие – следствие.

Люди склонны делать заключения от наблюдений в прошлом действий к подобным же действиям этих объектов в будущем (за весной следует лето) Они действуют исходя из уверенности, что та же последовательность будет и будущем. Почему люди действ подобным образом? привычки.

Однако действие привычки никогда не может превратить наше ожидание известного порядка в достоверность истинного знания – скептицизм. Поток впечатлений все же не хаотичен. Впечатления не равноценны и этого вполне достаточно для ориентации в мире.

Сам Юм считал себя умеренным скептиком, что полезно- «ограничивает наши исследования тольок такими вопросами, которые больше подходят к ограниченным возможностям человеческого разума».

Все его скептические заключения можно свести к единому основанию, а именно- к отрицанию онтологического значения принципа причинности (причинами впечатлений являются объекты, представления вызываются причиной впечатлени).

Насколько далеко ушел юмовский эмпиризм от локковского, прекрасно иллюстрирует 2 следующих, поистине символических, утверждения.

Если, по мнению Локка, «разум должен быть нашим последним судьей и поводырем в любых вещах», то Юм утверждает диаметрально ротивооложное: «разум есть и должен быть рабом аффектов и не  может претендовать на какую-либо другую должность, кроме служения и послушания им».

Дэвид Юм поднял эмпиризм до уровня, как говорится, геркулесовых столбов, исчерпав все возможности его развития.

Освободившись от онтологических предпосылок, занимавших важное место у Гоббса, от заметного влияния картезианства и рационализма-у Локка, от поглощавших мысли Беркли религиозно-апологетических интересов и почти всех остаточных принципов метафизической традиции, юмовский эмпиризм отнимает у философии ее специфическое содержание. От скептического способа рассуждения теперь может спасти только неодолимая первобытная сила природы. Юм откровенно говорил, что природа сильнее разума; человек-философ должен уступать человеку-рироде: «Ты философ, но по ту сторону философии, ты всегда-человек». Доведенный до логического предела, эмпиризм, в конце концов, придет к отрицанию философии.

Источник: http://filosofedu.ru/index.php/otvety-na-voprosy-na-jekzamen-po-predmetu/753-skepticizm-d-juma

Философия агностицизма и скептицизма Д. Юма

Дэвид Юм и скептицизм

Введение.……………………………………………………………………………….. 3

Что такое агностицизм? ………………………………………………………………..

Скептицизм ………………………..…………………………………………………..

Философия агностицизма и скептицизма Д. Юма………………………………….

Заключение……………………………………………………………………………

Список использованных источников …………………………………………………

Введение

Дэвид Юм (англ. David Hume, 1711—1776 гг.) — шотландский философ, представитель эмпиризма и агностицизма, предшественник позитивизма, экономист и историк, публицист, один из крупнейших деятелей шотландского Просвещения.

Философия Юма носит характер радикального или умеренного скептицизма, однако многие исследователи считают, что крайне важную роль в учении Юма играют и идеи натурализма.

Юм считал, что наше познание начинается с опыта. Все наши идеи восходят к опыту, впечатлениям. Однако Юм не отрицал возможности априорного знания, примером которого является, с его точки зрения, математика.

Он сформулировал основные принципы новоевропейского агностицизма. В 1739—40 опубликовал главное сочинение «Трактат о человеческой природе». В 1753—62 работал над 8-томной «Историей Англии». Так же известны и другие сочинения: «Моральные и политические очерки» (1741—1742), «Исследование о человеческом познании» (1748), «Диалоги о естественной религии» (1751) и т.д.

Относительно религиозных вопросов Юм выступал как скептик, сомневаясь в существовании Бога, и перед смертью отказавшись от причащения. Подобные воззрения Юма на религию, по сути близкие к атеизму, характерны для философии века Просвещения. Многие французские просветители считали Юма своим единомышленником.

Что такое агностицизм?

Агностици́зм (от др. греч.

непознаваемый, непознанный) — позиция, существующая в философии, теории познания и теологии, полагающая принципиально невозможным познание объективной действительности только через субъективный опыт, и невозможным познание любых предельных и абсолютных основ реальности. Также отрицается возможность доказательства или опровержения идей и утверждений, основанных полностью на субъективных посылках. Иногда агностицизм определяется как философское учение, утверждающее принципиальную непознаваемость мира.

Агностицизм возник в конце XIX века, как антитеза идеям метафизической философии, активно занимавшейся исследованием мира через субъективное осмысление метафизических идей, зачастую не имеющих никакого объективного проявления или подтверждения.

Кроме философского агностицизма существует агностицизм теологический и научный. В теологии агностики отделяют культурно-этическую составляющую веры (религии), считая её некой светской шкалой морального поведения в обществе, от мистической (вопросы существования богов, бесов, загробной жизни, религиозных ритуалов) и не придают последней существенного значения.

Научный агностицизм существует как принцип в теории познания, предполагающий, что субъект принципиально не способен постичь точную и полную картину мира, поскольку полученный в процессе познания опыт неизбежно искажается сознанием субъекта.

Этот принцип не отрицает познания, а лишь указывает на принципиальную неточность любого знания и на невозможность познать мир полностью.

Данный термин был введён в употребление английским биологом, профессором Томасом Генри Хаксли в 1869 году.

«Когда я достиг интеллектуальной зрелости, — пишет Хаксли, — и начал задаваться вопросом, кто же я — атеист, теист или пантеист, материалист или идеалист, христианин или свободно мыслящий человек — я пришёл к выводу, что мне не подходит ни одно из этих наименований, кроме последнего».

По его определению, агно́стик — это человек, отказавшийся от связанной с богами веры и убеждённый в том, что первичное начало вещей неизвестно, так как не может быть познано. Термин применяется к учению Герберта Спенсера, Уильяма Гамильтона , Джорджа Беркли, Дэвида Юма и др.

Свой вариант происхождения этого термина приводит П. А. Кропоткин: «Слово „агностики“ впервые было введено в употребление небольшой группой неверующих писателей, собиравшихся у издателя журнала „Девятнадцатый век“ Джеймса Ноульса, которые предпочли название „агностиков“, то есть отрицающих гнозу, названию атеистов».

Агностицизм можно обнаружить уже в античной философии, в частности у софиста Протагора, а также в античном скептицизме.

Агностик считает невозможным познание истины в вопросах существования богов, вечной жизни и других сверхъестественных существ, понятий и явлений, но не исключает принципиально возможности существования божественных сущностей (отвергается лишь возможность доказательства истинности или ложности таких сущностей рациональным путём). Поэтому агностик может верить в Бога, но не может быть приверженцем догматических религий (как христианство, иудаизм, ислам), поскольку догматизм этих религий противоречит убеждению агностика о непознаваемости мира. Агностик, если и верит в Бога, то лишь в рамках допущения возможности его существования, зная, что может ошибаться, так как считает приводимые аргументы в пользу существования или несуществования Бога неубедительными и недостаточными, чтобы прийти на их основании к однозначному выводу.

В то же время, некоторые религии изначально не имеют персонифицированного бога, это, прежде всего, буддизм и даосизм, что устраняет основной конфликт религии и агностицизма.

СКЕПТИЦИЗМ

Скептици́зм (от др. греч. рассматривающий, исследующий) — философское направление, выдвигающее сомнение в качестве принципа мышления, особенно сомнение в надёжности истины. Умеренный скептицизм ограничивается познанием фактов, проявляя сдержанность по отношению ко всем гипотезам и теориям.

Секст Эмпирик в работе «Три книги пирроновых положений» отмечал, что скептицизм не рассматривает сомнение как принцип, а использует сомнение как полемическое оружие против догматиков, принцип скептицизма — явление. Следует различать обыденный скептицизм, научный и философский скептицизм. В обыденном смысле скептицизм — воздержание от суждений, обусловленное сомнениями.

Научный скептицизм — последовательная оппозиция учениям, не имеющим эмпирических доказательств. Философский скептицизм — направление в философии, выражающее сомнение в возможности достоверного знания. Философский скептицизм рассматривает философию, в том числе и скептическую, как род наукообразной поэзии, но не науки.

Отличительный признак философского скептицизма — утверждение «Философия — не наука!»

Античный скептицизм как реакция на метафизический догматизм представлен, прежде всего, Пирроном, затем средней академией (Аркесилай) и так называемым поздним скептицизмом (Энесидем, Агриппа, Секст Эмпирик).

Энесидем указывает десять принципов (тропов) скептицизма: первые шесть — это различие живых существ, людей, органов чувств, состояний индивида, положений, расстояний, мест, явлений по их связям.

Последние четыре принципа — это смешанное бытие воспринимаемого объекта с другими объектами, относительность вообще, зависимость от количества восприятий, зависимость от уровня образования, нравов, законов, философских и религиозных взглядов.

Скептик говорит, что знание требует уверенности. Но как он может об этом знать? Об этом пишут Теодор Шик и Льюис Вон: «Если скептики не уверены, что знание требует уверенности, они не могут знать, что это так». Это даёт серьёзное основание сомневаться в утверждении, что знание требует уверенности.

Согласно законам логики, опираясь на это высказывание, можно сомневаться в скептицизме и оспорить скептицизм в целом. Однако реальность не состоит исключительно из законов логики[2] (в которой существуют неразрешимые парадоксы, сводящие все вышесказанное на нет), поэтому к подобной критике необходимо относиться осторожно.

(Пример: абсолютных скептиков не бывает, поэтому совсем необязательно, что скептик будет сомневаться в очевидных вещах.)

Философия агностицизма и скептицизма Д. Юма

Будучи приверженцем агностицизма и скептицизма Дэвид Юм ввел большой вклад в изучение философии этих направлений.

На вопрос о том, существует ли внешний мир, Юм отвечал: “Не знаю”. Ведь человек не может выйти за пределы своих собственных ощущений и понять что-либо вне себя. Достоверное знание может быть только логическим, а предметы исследования, которые касаются фактов, не могут быть доказаны логически, а выводятся из опыта.

Опыт же Юм трактовал, как поток впечатлений, причины которых не известны и не постижимы. Поскольку опыт нельзя обосновать логически, постольку опытное знание не может быть достоверным. То, что принято считать следствием, не содержится в том, что считается причиной.

Мы лишь наблюдаем, что во времени следствие появляется за причиной, но это– чисто психологический фактор. Отсюда Юм делал вывод о невозможности познания объективного характера причинности. Он утверждал, что источником нашей практической уверенности служит не теоретическое знание, а вера.

Так мы уверены в ежедневном восходе солнца. Эта уверенность исходит из привычки видеть данное явление повторяющимся.

Д.

Юм, утверждал, что приобретенный опыт ознакомляет нас только с ощущениями, поэтому мы не можем знать, насколько субъективная оценка соответствует объективной реальности вокруг нас, но даже и то, существует ли она вообще вне наших ощущений. И. Кант допускал также существование вещей вне нашего сознания, неосознанных — «которые существуют сами в себе», и считал, что наше познание не распространяется дальше явлений и феноменов.

Юм исходит из того факта, что человек живёт в мире данных ему откуда-то ощущений. Что существует за нашими ощущениями, мы никогда не сможем узнать, поскольку не сможем покинуть сферу ощущений. В этом феноменализме (ограниченности познания явлениями) Юма и заключаются основания защищаемой им позиции агностицизма.

О реальности за пределами нашего сознания мы можем в лучшем случае строить лишь предположительные, гипотетические высказывания, которые никогда полностью подтверждены не будут.

Всё находящееся в душе подразделяется Юмом на впечатления (непосредственные ощущения) и идеи, под которыми он имел в виду образные представления, получающиеся в результате деятельности памяти, восстанавливающей испытанные ранее впечатления. Идеи являются как бы отражением впечатлений внутри сознания.

Критерием отличия идей от впечатлений в сознании является их меньшая яркость. Кроме того, при оперировании идеями сознание свободно, в то время как впечатления сознанием контролируются в меньшей степени. В процессе познания происходит постепенное стирание неповторимо-единичных признаков вещей, в результате чего получаются абстракции.

Юм распространяет сомнение и на существование духовной субстанции. По его мнению, не существует ни внешней (материальной) ни духовной субстанции (души). Душа не представляет собой некоей изначальной цельности, а есть всего лишь связка, пучок ощущений, каким-то образом соединённых между собой.

Мышление, считает Юм, осуществляется преимущественно путём ассоциаций между впечатлениями и идеями. Самыми распространёнными являются ассоциации: 1. По сходству. Встречая на улице человека, похожего на нашего отца, мы вспоминаем об отце, хотя непосредственно его не видим. 2.

По пространственно-временной смежности. Так, попадая в то место, где мы были несколько лет назад, мы вспоминаем события, которые происходили с нами тогда в этом месте. 3. По причинно-следственному взаимодействию.

Если люди часто замечают, что одно событие всегда предшествует другому, то после появления первого события (причины), будут ожидать и второго (следствия). На самом деле, полагает Юм, причинности нет, или её наличие недоказуемо.

Мы видим, что одно событие предшествует другому, но что второе событие (следствие) вызывается первым (причиной) вовсе не обязательно. Мы говорим о причинном взаимодействии, опираясь на силу ассоциаций и привычку, так как доказать, что два эти события действительно взаимосвязаны невозможно.

Мы верим в объективную причинность, поскольку это нам выгодно с практической точки зрения. Таким образом, сомневаясь в существовании причинно-следственных связей, Юм выступал с позиций индетерминизма.

В своем Трактате о человеческой природе, Юм изложил проблему следующим способом:

Никакое количество наблюдений белых лебедей не может позволить сделать вывод, что все лебеди являются белыми, но достаточно наблюдения единственного черного лебедя, чтобы опровергнуть это заключение.

Юм раздражался фактом, что наука его дней испытала переход от схоластики, полностью основанной на дедуктивном рассуждении (никакого акцента на наблюдении реального мира) к чрезмерному увлечению наивным и неструктурированным эмпиризмом, благодаря Фрэнсису Бэкон.

Бэкон приводил доводы против “прядения паутины изучения” не имеющей практического результата. Наука перенесла акцент на эмпирическое наблюдение. Проблема состоит в том, что, без надлежащего метода, эмпирические наблюдения могут приводить к заблуждениям.

Юм стал предупреждать против такого знания и подчеркивать потребность в некоторой строгости в сборе и интерпретации знания.

Юм считал, что наше познание начинается с опыта и заканчивается опытом, без врождённого знания. Поэтому мы не знаем причину нашего опыта. Так как опыт всегда ограничен прошлым, мы не можем постичь будущего. За такие суждения Юм считался большим скептиком в возможности познании мира через опыт.

Источник: https://www.freepapers.ru/10/filosofiya-agnosticizma-i-skepticizma-d/287215.1904976.list1.html

Скептицизм Д.Юма и его концепция причинности

Дэвид Юм и скептицизм

Министерство образования и науки Российской Федерации

Санкт-Петербургский государственный архитектурно-строительный университет

Кафедра практической психологии

Дисциплина: Философия

Реферат

Скептицизм Д.Юма и его концепция причинности

Студент группы ПМИ-2

А.Г. Зорин

Руководитель:

Б.И. Трилесник

Санкт-Петербург

2013

Введение ..……………………………………………………………..…..2

  1. Скептицизм Юма……..…………………………………………….………2
  2. Наука Юма о “Человеческой природе”………………………….………4
  3. Проблематика рациональной психологии в учении Д. Юма….……….8
  4. Концепция причинности………………………………….………………11

Заключение ……………………………………………………….………14

Список используемой литературы …………………..………….………15

Введение

Дэвид Юм (7 мая 1711 года Эдинбург — 25 августа 1776 года) — шотландский философ, представитель эмпиризма и агностицизма, предшественник позитивизма, экономист и историк, публицист, один из крупнейших деятелей шотландского Просвещения.

Родился в семье небогатого дворянина, занимавшегося юридической практикой, владельца небольшого поместья. Юм посещал Эдинбургский университет, где получил хорошее юридическое образование. Работал в дипломатических миссиях Англии в Европе.

Начал философскую деятельность в 1739 году, опубликовав первые две части «Трактата о человеческой природе». Через год вышла вторая часть трактата. Первая часть была посвящена человеческому познанию. Потом он доработал эти идеи и опубликовал в отдельной книге — «Исследовании о человеческом познании».

Написал множество работ на разные темы, в том числе историю Англии в восьми томах.

Философия Юма, по мнению историков философии, носит характер радикального или умершего скептицизма, однако многие исследователи считают, что крайне важную роль в учении Юма играют и идеи натурализма.

Скептицизм Юма.

Наибольшие проблемы принес Юму термин “скептицизм”. Часто называя себя скептиком, а свою философию скептической, Юм навязывал такое представление о себе читателям его произведений.

Действительно, XVIII век в философии прошел во многом под знаком скептического истолкования Юма. К примеру, Кант рассказывал студентам, что Юм наиболее известный из современных скептиков, Тетенс называет его “виртуозом скептицизма” и т.д.

В действительности никаким скептиком в обычном смысле слова Юм не является. Для этого достаточно повнимательнее взглянуть на классификацию разновидностей скептицизма, представленную Юмом в книге “Исследования о человеческом познании”.

Юм выделяет четыре вида скептицизма:

          1) Пирронизм, или крайний скептицизм, исповедующий тотальное сомнение. Юм негативно относится к такого рода философии: есть области совершенно достоверного познания математика и “истинная метафизика».

На этой позиции нельзя долго устоять и в менее достоверных познаниях: мы рано или поздно должны предпочесть те или иные решения: “Главным и самым неотразимым возражением против чрезмерного скептицизма является то, что он не может принести долговременной пользы, пока сохраняет всю свою силу и мощь”.  [1]

2) Методический скептицизм Декарта. Это сомнение, развиваемое с целью отыскания несомненного. Конечно, такая установка не может быть названа скептической в строгом смысле слова. Скорее, это единственное противоядие скептицизму. Юм одобряет такой подход и вообще принимает рационалистический метод Декарта, что, кстати, не позволяет бездумно причислять его к эмпиристской традиции.

Вот что он говорит о своем отношении к методическому сомнению Декарта: “Надо, однако, признать, что, будучи более умеренным, такой вид скептицизма может быть очень разумным и оказаться необходимой подготовкой к изучению философии, ибо он способствует сохранению должной беспристрастности в суждениях и освобождает наш ум от всех предрассудков, которые могли укорениться в нас вследствие воспитания или необдуманно принятых мнений. Нужно начинать с ясных и самоочевидных принципов, продвигаться вперед осторожными и верными шагами, часто пересматривать наши заключения и точно анализировать все их следствия … Это единственный способ, с помощью которого мы можем надеяться достичь истины, а также добиться надлежащей устойчивости и достоверности в наших выводах” [1].

3) Академическая философия, или “смягченный” скептицизм. Он отчасти является результатом пирронизма, или чрезмерного скептицизма, когда неограниченные сомнения последнего оказываются до известной степени исправлены с помощью здравого смысла и размышления.

4) Консеквентный – последовательный скептицизм, т.е. скепсис в отношении возможности решения ряда философских вопросов, наступающий в результате тщательного исследования человеческих способностей познания. И снова можно сказать, что эта позиция не имеет ничего общего с традиционным скептицизмом.

Получается, что по сути Юм не скептик. В своих работах Юм достаточно убедительно реализует эту антискептическую установку.

Вопрос о скептицизме имеет важное значение для понимания юмовской философии в целом. Его правильная трактовка позволяет сменить привычные установки при чтении юмовских текстов и настроиться на понимание позитивной сути его философской программы.

Наука Юма о “Человеческой природе”

Юм различает положительные и отрицательные задачи “науки о человеческой природе”, или, как он называет ее в “Исследовании”, “истинной метафизики”.

Отрицательная, или ограничительная задача состоит в том, чтобы в результате точного исследования познавательных способностей очертить границы возможного знания, раз и навсегда закрыв для философского любопытства определенные сферы. Это позволит покончить со спорами и разногласиями между философами.

Положительные задачи метафизики двояки. Первая заключается в точной классификации душевных способностей и устранении присущей им запутанности и беспорядка. Этот раздел метафизики Юм называет “ментальной географией”

Душевные способности рассматриваются Юмом не в их абстрактном схематизме, а в том виде, как они обнаруживаются в повседневной перцептивной жизни. Поэтому можно сказать, что одна из существеннейших целей метафизики состоит в прояснении установок обыденной жизни.

Юм не раз достаточно четко обозначал эту позицию.

Так, в конце восьмой главы “Исследования о человеческом познании” он говорит об “истинной и подлинной” “сфере” метафизики – “рассмотрении обыденной жизни, где она найдет достаточно трудностей, достойных исследования, не попадая при этом в необъятный океан сомнений, недостоверности и противоречий” [1].

 Еще одна задача метафизики состоит в сведении разрозненных действий души к их единым основаниям. Насколько возможна реализация этой программы? Юм отмечает, что данный вопрос не имеет готового ответа.

Заранее не ясно, насколько глубоко мы сможем продвинуться в исследовании оснований человеческих способностей. Впрочем, он уверен, что до самых первых основ душевной жизни нам все равно не добраться.

Для того, чтобы справиться с поставленными задачами, для начала надо обсудить Юмовскую “ментальную географию”. Самое общее понятие душевной жизни – “перцепция”. Перцепции бывают двух видов: впечатления и идеи.

Идеи отличаются от впечатлений степенью яркости. При этом речь идет, конечно, не о физической, а о психической яркости.

Психическая яркость может быть интерпретирована только как внутренняя характеристика того или иного перцептивного модуса.

Впечатления делятся на “впечатления ощущения” и “впечатления рефлексии”, или “первичные” и “вторичные” впечатления.

Общий же структурный механизм смены перцепций таков: вначале “от неизвестных причин” в душе возникает впечатление ощущения, затем идея этого впечатления остается в памяти. Если идея приятна, то ее воспроизведение порождает желание вновь иметь соответствующее ощущение.

Желание в данном случае является одним из базисных впечатлений рефлексии. Порядок смены перцепций служит для Юма основанием композиционных решений относительно “науки о человеке”.

Юм выделяет два типа идей: идеи памяти и воображения. Фактически он добавляет к ним еще и идеи ожидания или веры. Самыми яркими из всех разновидностей идей являются идеи памяти. Они несут в себе остаточную силу впечатлений. Юм даже говорит о них как о “чем-то среднем между впечатлением и идеей”.

Вера в появление определенных представлений в будущем также связывается Юмом с яркими идеями. Причем, яркость ожидаемых представлений черпается как из впечатлений (через ассоциацию), так и из памяти.

Среди множества впечатлений, говорит Юм в “Трактате”, нам не удается найти впечатление духовной субстанции, или Я. Субстанция всегда домысливается нами. Понятие субстанции представляет собой фикцию воображения, суть которой в объединении разнородных представлений под знаменем какого-нибудь слова.

Итак, Юм полагает, что сколь бы мы ни всматривались в себя, мы всегда видим какое-то конкретное впечатление, внешнее или внутреннее, ощущение или желание. Но мы никогда не видим само “Я” в изоляции от всех других перцепций. Это наблюдение позволяет Юму в первой книге “Трактата” сделать вывод о том, что душа есть “пучок или собрание различных перцепций”.

Впрочем, некоторые косвенные данные свидетельствуют о том, что Юм все же склонялся к признанию единой духовной субстанции. Некоторую информацию по вопросу о природе духа можно получить и из эссе Юма “О бессмертии души”. Юм весьма спокойно рассматривает здесь гипотезу о единой духовной субстанции, не называя ее нелепой.

В любом случае, тезис о невозможности представления внутренней связи различных идей имеет аподиктический характер, тогда как положение о единой духовной субстанции не заключает в себе никаких неразрешимых противоречий. Из этого следует, что Юм обязан был принять эту теорию, хотя субъективно это было для него очень непросто – поэтому, вероятно, он публично так и не высказал свое окончательное мнение.

Вот и получается, что Юм, выступая, на первый взгляд, критиком теории духовной субстанции, продумывает ее настолько глубоко, что объективно дает аргументы в ее пользу.

Проблематика рациональной психологии в учении Д. Юма

Вопрос о природе и сущности души вводит нас в проблематику рациональной психологии. Главный вопрос рациональной психологии – проблема бессмертия души. Юм различает три типа возможной аргументации в пользу бессмертия души: метафизические, моральные и физические доказательства.

Метафизические доказательства исходят из того, что душа нематериальна, и невозможно, чтобы мышление принадлежало материальной субстанции.

На основании этого можно было бы сделать вывод, что разрушение тела не приводит к смерти души.

На это Юм отвечает, что, во-первых, согласно “истинной метафизике”, понятие о субстанции смутно, во-вторых, что мы не можем a priori судить, может ли материя быть причиной мышления, или нет.

Но даже если единая духовная субстанция существует, то она скорее всего представляет из себя некую духовную материю, принимающую в зависимости от ситуации ту или иную форму. Смена форм приводит к утрате “сознания или системы мыслей”, т.е. личности, и о бессмертии в таком случае говорить невозможно.

Моральные аргументы чаще всего “выводятся из справедливости Бога, который, как предполагается, заинтересован в будущем наказании тех, кто порочен и вознаграждении тех, кто добродетелен” [3]. Бессмертие души требуется для того, чтобы получить заслуженное в этой жизни.

Первое и весьма сильное возражение Юма состоит в том, что переходя от мира к Богу, мы можем приписывать Богу лишь те свойства, которые обнаруживаются в мире. Однако справедливости как раз в нем и не обнаруживается.

Кроме того, Богу нельзя приписывать человеческие качества, даже такие как справедливость.

Другое возражение Юма состоит в том, что подобные аргументы в любом случае не могут доказать бессмертие души. Действительно, заслуги и проступки всегда конечны. Таковым же должно быть и воздаяние.

Любопытен еще один юмовский контраргумент. Он уверен, что если бы посмертная жизнь существовала, человек не мог бы так беззаботно относиться к ней. В природе ничего не бывает напрасно.

И это свидетельствует о том, что посмертной жизни не существует.

Интересно, что в совершенно аналогичной мыслительной ситуации примерно в то же самое время И. Кант делал прямо противоположные выводы.

Кант был уверен, что интерес людей к умозрительным темам, таким как вопросы о начале мира, о смысле жизни и т.п.

, не имеет никакой цели в этой жизни, а поскольку природа ничего не делает напрасно, то этот интерес является предвосхищением нашего будущего интеллектуального существования.

Юм, однако, словно предчувствуя это возражение, добавляет, что разум с его проблемами имеет четко определенную практическую направленность (правда, это возражение весьма спорно; ясно, к тому же, что предел совершенствования за короткий жизненный срок недостижим, так что кажется, что без бессмертия целесообразность природы все равно нарушается).

Источник: https://www.myunivercity.ru/%D0%A4%D0%B8%D0%BB%D0%BE%D1%81%D0%BE%D1%84%D0%B8%D1%8F/%D0%A1%D0%BA%D0%B5%D0%BF%D1%82%D0%B8%D1%86%D0%B8%D0%B7%D0%BC_%D0%94%D0%AE%D0%BC%D0%B0_%D0%B8_%D0%B5%D0%B3%D0%BE_%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D1%86%D0%B5%D0%BF%D1%86%D0%B8%D1%8F_%D0%BF%D1%80%D0%B8%D1%87%D0%B8%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8/307533_2835390_%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%86%D0%B01.html

Book for ucheba
Добавить комментарий