[Диалектика абсолютной и относительной истины]

Диалектика абсолютной и относительной истины в познании. понятие конкретной истины

[Диалектика абсолютной и относительной истины]

Непосредственная цель познания – истина, путь к которой обычно сложен, труден и противоречив. Постоянный и необходимый спутник истины (а не случайная аномалия) на всех этапах ее развертывания и углубления – заблуждение.

Вопросы о том, “Что есть истина?” и “Каковы способы избавления от заблуждений?” (“идолов разума”, по Бэкону) всегда интересовали людей – и не только в сфере науки.

Категории истины и заблуждения – ключевые в теории познания, выражающие две противоположные, но неразрывно связанные стороны единого процесса познания, каждая из которых имеет свою специфику.

Заблуждение – знание, не соответствующее своему предмету, не совпадающее с ним. Будучи неадекватной формой знания, оно главным своим источником имеет ограниченность, неразвитость или ущербность общественно-исторической практики и самого познания.

Заблуждение по своей сути есть искаженное отражение действительности, возникающее как абсолютизация результатов познания отдельных ее сторон. Например, заблуждением в целом является “теоретическая астрология”, хотя отдельные моменты истины в ней имеются.

Так же как в научной астрономии содержатся заблуждения, но в целом эта система истинного знания, подтвержденная наблюдениями.

Заблуждения, конечно, затрудняют постижение истины, но они неизбежны, есть необходимый момент движения познания к ней, одна из возможных форм этого процесса. Например, в форме такого “грандиозного заблуждения” как алхимия происходило формирование химии как науки о веществе.

Заблуждения многообразны по своим формам. Следует, например, различать заблуждения научные и ненаучные, эмпирические и теоретические, религиозные и философские и т.д. Среди последних существуют такие как эмпиризм, рационализм, софистика, эклектика, догматизм, релятивизм и др.

Заблуждения следует отличать от лжи – преднамеренного искажения истины в чьих-то корыстных интересах – и связанной с этим передачи заведомо ложного знания, дезинформации.

Если заблуждение – характеристика знания, то ошибка – результат неправильности действий индивида в любой сфере его деятельности: ошибки в вычислениях, в политике, в житейских делах и т.д.

Выделяют ошибки логические – нарушение принципов и правил логики и фактические, обусловленные незнанием предмета, реального положения дел и т.п.

Развитие практики и самого познания показывает, что те или иные заблуждения рано или поздно преодолеваются: либо сходят со сцены (как, например, учение о “вечном двигателе”), либо превращаются в истинные знания (превращение алхимии в химию).

Важнейшие предпосылки преодоления заблуждений – изменение и совершенствование породивших их социальных условий, зрелость общественно-исторической практики, совершенствование наблюдений и экспериментов, развитие и углубление знаний и методов его получения.

Истина – знание, соответствующее своему предмету, совпадающее с ним. Иначе говоря, это верное, правильное отражение действительности – в живом созерцании или в мышлении.

Поэтому первый и исходный признак (свойство) истины – объективность: конечная обусловленность реальной действительностью, опытом, практикой и независимостью содержания истинного знания от отдельных людей (как, например, утверждение о том, что Земля вращается вокруг Солнца).

Истина не есть свойство материальных объектов (например, “дом есть истина”), а характеристика знаний о них.

Будучи объективна по своему внешнему материальному содержанию, истина субъективна по своим внутренним идеальным содержанию и форме: истину познают люди, выражающие ее в определенных субъективных формах (понятиях, законах, теориях и т.п.). Например, всемирное тяготение изначально присуще материальному миру, но в качестве истины, закона науки оно было открыто Ньютоном.

Истина есть процесс, а не некий одноразовый акт постижения объекта сразу, целиком и в полном объеме. Для характеристики объективной истины как процесса применяются категории абсолютного (выражающей устойчивое, неизменное в явлениях) и относительного (отражающей изменчивое, преходящее).

Абсолютная и относительная истина – это два необходимых момента одной и той же объективной истины, любого истинного знания. Они выражают разные ступени, стороны познания человеком объективного мира и различаются лишь по степени точности и полноте его отражения. Между ними нет китайской стены.

Это не отдельные знания, а одно, хотя каждая из данных сторон, моментов имеет свою специфику.

Абсолютная истина (точнее, абсолютное в объективной истине) понимается, во-первых, как полное, исчерпывающее знание о действительности в целом – гносеологический идеал, который никогда не будет достигнут, хотя познание все более приближается к нему. Во-вторых, как тот элемент знаний, который не может быть никогда опровергнут в будущем: “Птицы имеют клюв”, “Люди смертны” и т.д. Это так называемые вечные истины, знания об отдельных сторонах предметов.

Относительная истина (точнее, относительное в объективной истине) выражает изменчивость каждого истинного знания, его углубление, уточнение по мере развития практики и познания.

При этом старые истины либо заменяются новыми (например, классическая механика сменилась квантовой), либо опровергаются и становятся заблуждениями (например, истина о существовании вечного двигателя, понятия о теплороде, флогистоне и т.п.). Относительность истины заключается в ее неполноте, условности, приблизительности, незавершенности.

Абсолютная истина в виде целостного фрагмента знания складывается из суммы относительных, но не путем механического соединения готовых истин, а в процессе исторического развития познания и синтеза его результатов.

Существует две крайние позиции в понимании отношения абсолютного и относительного моментов в истине. Догматизм преувеличивает значение устойчивого момента, релятивизм – изменчивой стороны каждой истины.

В свое время Гегель справедливо подчеркивал, что абстрактной истины нет, истина всегда конкретна. Это значит, что любое истинное знание всегда определяется в своем содержании и применении данными условиями места, времени и многими другими специфическими обстоятельствами, которые познание должно стремиться учесть как можно точнее.

Игнорирование определенности ситуации, распространение истинного знания за пределы его действительной применимости неминуемо превращает истину в свой антипод – в заблуждение.

Даже такая простая истина как положение о том, что “сумма внутренних углов треугольника равна 2d” истинно лишь для Евклидовой геометрии и становится заблуждением за ее пределами, например, в геометрии Лобачевского-Римана.

В последние годы стал подниматься вопрос о том, “существуют ли абстрактные истины?” В связи с этим приведенный тезис Гегеля стал ставиться под сомнение. Дело в том, что главная цель познания – именно конкретные (всесторонние, системные, целостные), а не абстрактные, т.е.

односторонние, фрагментарные знания. Поэтому конкретность истины как “единства многообразного” достигается путем восхождения от абстрактного к конкретному, т.е.

от абстрактных (односторонних) истин к истине, синтезирующей различные определения, охватывающей многообразие условий, т.е. к конкретной истине.

В этом смысле понятие “абстрактная истина” имеет право на существование, но при одном условии – как момент, сторона развития познания к его основной цели – “единству многообразного”, конкретно-всеобщему, закону, а следовательно, к конкретной истине.

При этом условии трудно не согласиться с выводами академика Т. И. Ойзермана о том, что, во-первых, “относительные истины, поскольку им не хватает синтеза различных определений, характеризующих конкретное, как раз и являются абстрактными истинами”, и, во-вторых, “понятие истины как единства конкретного и абстрактного имеет общенаучное значение”.

Таким образом, объективная, абсолютная, относительная, конкретная и абстрактная истины – это не разные сорта истин, а одно и то же истинное знание с этими своими характерными признаками (свойствами).

Кроме названных, некоторые авторы выделяют такие свойства истины как непротиворечивость (с точки зрения формальной логики), простота, красота, эвристичность (способность знания к саморасширению), когерентность (согласованность данного знания с фундаментальными идеями), способность к самокритичной рефлексии, антиконъюнктурность, плюрализм знания и др.

Вопрос о том, можно ли отграничить истину от заблуждения, и если можно, то каким именно образом, всегда интересовал познающую мысль. Это и есть вопрос о критерии истины. В истории философии и науки высказывались различные точки зрения на сей счет. Так, Декарт критерием истинных знаний считал их ясность и отчетливость.

Фейербах такой критерий искал в чувственных данных (“Там, где начинается чувственность, кончается всякий спор”).

Но оказалось, что ясность и отчетливость мышления – вопрос крайне субъективный, а чувства нередко нас обманывают: видимое движение Солнца вокруг Земли, излом чайной ложки в стакане с водой на ее границе с воздухом и т.п.

В качестве критерия истины выдвигались общезначимость (то, что признается многими людьми); то, что является выгодным, полезным, приводит к успеху – прагматизм (от греч. pragma – дело, действие); то, что соответствует условному соглашению – конвенционализм (от лат. conventio – договор, соглашение); то, во что люди сильно верят; то, что соответствует мнению авторитетов и т.д.

В каждой из приведенных точек зрения о критерии истины содержались отдельные рациональные идеи: важная роль чувственности в постижении истины, требование ясности, простоты и красоты при построении тех или иных форм знания и др. Однако указанные концепции не смогли удовлетворительно решить проблему критерия истины, ибо в его поисках не выходили, как правило, за пределы самого знания.

Диалектико-материалистическая философия соединила всеобщность критерия истины с непосредственной действительностью путем введения в теорию познания общественно-исторической практики.

Последняя во всем своем объеме и полноте, а также в целостном историческом развитии (в единстве прошлого, настоящего и будущего) была представлена решающим – в конечном итоге – критерием истины.

История познания подтвердила этот вывод.

Проверка знания “на истину” практикой не есть какой-то одноразовый акт, нечто неизменное или “зеркальное сличение”, а она есть процесс, т.е. носит исторический, диалектический характер. А это значит, что критерий практики одновременно определенен и неопределенен, абсолютен и относителен.

Абсолютен в том смысле, что только развивающаяся практика во всей полноте ее содержания может окончательно доказать какие-либо теоретические или иные положения.

В то же время данный критерий относителен, так как сама практика развивается, совершенствуется, наполняется новым содержанием и потому она не может в каждый данный момент, тотчас и полностью доказать те или иные выводы, полученные в процессе познания.

Диалектичность практики как критерия истины является объективной основой возникновения и существования иных критериев для проверки истинности знания в различных его формах. В качестве таковых выступают так называемые внеэмпирические, внутринаучные критерии обоснования знания (простота, красота, внутреннее совершенство и т.п.).

Важное значение среди них имеют теоретические формы доказательства, логический критерий истины, опосредованно выведенный из практики, производный от нее и потому могущий быть вспомогательным критерием истины. Он дополняет критерий практики как решающий, а не отменяет или заменяет его полностью.

В конечном итоге практика и только она может окончательно доказать истинность тех или иных знаний.

Говоря о логическом критерии истины, нельзя ограничивать его законами формальной логики. Кажется очевидным, что диалектический метод в совокупности всех своих элементов представляет собой своеобразную форму логического критерия истины, которая в “снятом виде” содержит в себе критерий формально-логический, а не отвергает его.

В добывании истины, как и в ее проверке, необходимо единство теории и практики, которое есть коренной принцип философской гносеологии. Это такое их диалектическое взаимодействие, в котором все же практика выше, важнее познания, и – как уже было показано ранее – исходный и конечный пункт, основа этого процесса.

Кроме изложенного решения проблемы соотношения заблуждения и истины и критерия истины, укажем еще некоторые иные варианты ее решения в современной философии. Так, например, М. Хайдеггер не отвергал привычного, традиционного понимания истины как согласованности высказывания (суждений и др.) с вещью, о которой делается данное высказывание.

Причем истина в ее полноте включает в себя неистину (заблуждение) как свою противоположность, т.е. несогласованность, несовпадение высказывания с вещью. Сущность истины, по Хайдеггеру, открывается как свобода человека, поскольку вне последнего не существуют ни та ни другая противоположность – каждая в своих формах и видах – и именно человек “распоряжается” ими.

Неистину немецкий философ трактует не только как сокрытость (в отличие от открытости истины), но и как поиск: человек всегда находится на пути блужданий. Поэтому заблуждение – это не отдельная ошибка, а господство истории сложных, запутанных способов блуждания.

Диапазон заблуждений, по его мнению, очень широк: от обычного проступка, недосмотра или просчета до промахов в важных решениях.

К. Поппер на вопрос: “Что есть истина?” отвечает просто и убедительно: утверждение, суждение или мнение истинно, если и только если оно соответствует фактам. Однако при этом надо точно оговорить условия для применения предиката “истинно” к данному высказыванию и добиваться более полного соответствия.

Тем самым истина объективна и есть важнейший стандарт, регулятив познавательного процесса. Понятие истины – как образца, которого мы в ряде случаев можем и не достигнуть – соотносится у Поппера с понятием заблуждения.

Последнее – следствие того, что познание – дело рук человеческих, а потому “погрешимо”, подвержено ошибкам, – значит мы не застрахованы от заблуждений в различных их формах (ложь, ошибка и др.). Эффективное средство их преодоления – критический метод.

Кроме того, Поппер считает, что, во-первых, не следует смешивать истину с критерием истины, во-вторых, универсальный критерий истинности, который уберег бы нас от заблуждений, по его мнению, не существует. Однако из этого не следует, что выбор между различными концепциями, теориями произволен и чисто субъективен.

В современной логико-методологической литературе (особенно западной) процедура проверки научных положений выражается понятиями “верификация” и “фальсификация”.

Понятие “верификация” (от лат. verus – истинный и facio – делаю) обозначает процесс установления истинности научных утверждений путем их эмпирической проверки.

Последняя заключается в соотнесении данного утверждения с реальным положением дел с помощью наблюдения, измерения или эксперимента.

Различают верификацию прямую (напрямую выходящую к фактам или экспериментальным данным) и опосредованную (выходящую к ним через другие проверенные положения).

Понятие “фальсификация” (от лат. falsus – ложный и facio – делаю) обозначает процедуру, устанавливающую ложность гипотезы, теории или другого научного утверждения в результате их эмпирической проверки. Этот процесс описывается логической схемой “модус толленс”: если А, то В; неверно В, следовательно, неверно и А.

Таким образом, все более полное приближение к абсолютной истине, преодоление заблуждений – важная закономерность развития познания.

Наука не является сводом неизменных истин. На каждом данном этапе исторического развития в ней содержатся наряду с правильными, подтвержденными опытом, практикой, теориями; немало и неточных, которые рано или поздно уточняются, развиваются.

Теории, ранее казавшиеся универсальными, ограничиваются определенным кругом явлений, относительные истины углубляются, все более приближаясь к абсолютным истинам, а ошибочные положения, заблуждения, не выдержав испытания практикой, экспериментом, отметаются, заменяются новыми представлениями.

Истина и заблуждение, достижения и ошибки в науке зачастую не бывают отделены резкой, ясно видимой гранью.

И все-таки в научном знании, этом динамическом, изменяющемся целом, в каждую эпоху имеются понятия, концепции, относительно устойчивые, принимаемые в качестве принципов, оснований именно научных знаний, а претензии на научную истину, если они несостоятельны, рано или поздно опровергаются, вытесняются из науки (“теплород”, “флогистон”, “электрическая жидкость” и т.п.).

Исторический подход к науке позволяет уточнить такие ее важнейшие понятия как “истина” и “заблуждение”.

Это необходимо, в частности, потому что существует еще твердое убеждение в том, что наука будто бы имеет дело только с истинами, и что ученый якобы “не имеет права” на заблуждения и ошибки.

Отвергая такие представления, выдающейся французский физик Луи де Бройль писал, что люди, которые сами не занимаются наукой, довольно часто полагают, что науки всегда дают абсолютно достоверные положения; эти люди считают, что научные работники делают свои выводы на основе неоспоримых фактов и безупречных положений, и, следовательно, уверенно шагают вперед, причем исключена возможность ошибки или возврата назад. Однако состояние современной науки, так же как и история наук в прошлом, доказывают, что дело обстоит совершенно не так.

Оказалось, что в науке, наряду с истинами “полным-полно” ошибок, заблуждений, попятных движений т. п. И это не “грех” науки, а ее естественное реальное состояние.

И ученый – даже самый знаменитый, – как и “любой смертный” не застрахован от всего этого. Наш выдающийся физик, Нобелевский лауреат П. Л.

Капица подчеркивал, что ученый имеет право на ошибку, но ошибки – это еще не лженаука, а моменты, стороны в развитии самой науки как целостного формообразования. Лженаука – это непризнание ошибок.

Нельзя не сказать о том, что в своей философской герменевтике Гадамер в противовес позитивистским и сциентистским представлениям стремится показать несводимость истины к тому ее понятию, которое сложилось в рамках новоевропейской науки.

Истина, по его убеждению, не есть только характеристика познания, но прежде всего – характеристика самого бытия. Она не может быть целиком “схвачена” только с помощью научного метода, а может лишь приоткрыть себя понимающему осмыслению.

Истина “свершается”, и преимущественный способ ее “свершения” – искусство.

В последние годы в нашей отечественной гносеологической литературе происходит переоценка взглядов на истину – как в положительном смысле, так и в негативном.

Так, одна из тенденций – “реабилитировать в правах” теории корреспонденции и когеренции истины, соединив их в единстве с прагматической теорией – при устранении односторонней всех названных теорий.

“Воскрешается” положение о том, что истина не есть только соответствие знания вещи, но и соответствие предмета своему понятию. Вместе с тем не подвергается сомнению, что предметно-практическая деятельность остается “главным удостоверением” истины.

Все сильнее заявляет о себе тенденция соединить логико-методологическую и экзистенциально-антропологическую традиции истины при приоритете последней, т.е. она относится ко всему познанию в целом, связывает истину и личность.

Конечно же, надо углублять и расширять понятие истины и заблуждения, но не за счет же отказа от них!

В последнее время в нашей отечественной гносеологической литературе некоторые авторы развернули настоящий “поход” против истины и возможности ее применения в науке – особенно в гуманитарном познании.

Так, например, утверждается, что “мир, в котором истина одна, а заблуждений много, прекратил свое существование”. Возникает, однако, вопрос – а был ли когда-нибудь и где-нибудь такой мир? Думается, что такого мира никогда и нигде не было, нет и не будет.

Ведь о каждом предмете можно высказать столько истин, сколько в нем сторон, связей, отношений и т.п., т.е. достаточно много, но отнюдь не одну истину.

Таким образом, понятие научной истины отнюдь не устарело и не является лишь “принадлежностью” мифологического мышления. Другое дело, что в различных сферах знания оно всегда преломляется специфически, в соответствии с особенностями этих сфер. Поэтому применение его всегда конкретно, как конкретна и сама истина.

Источник: http://filosofedu.ru/index.php/voprosy-dlja-vstupitelnogo-jekzamena-po-filosofii/906-dialektika-absoljutnoj-i-otnositelnoj-istiny-v

Диалектика абсолютной и относительной истины

[Диалектика абсолютной и относительной истины]

Философская и научная концепция (проблема) истины. Диалектика абсолютной и относительной истины.

Целью всякого познания является получение знаний, но не просто знаний, а знаний истинных, то есть таких, которые адекватно отражают действительность. Понятие истины устанавливает отношение соответствия между нашим разумом и внешней действительностью.

Оно фиксирует совпадение человеческих представлений с объективным положением, дел.

Сами по себе природные или социальные процессы не истина, они действительность, а истина – это характеристика нашего знания о них, поэтому более точным выражением является «истинное знание», которое противостоит выражению «заблуждение», то есть знания, не соответствующего реальной действительности.

Существует два класса истин – логические и фактические.

Логическая истина – это тавтология (от греческого слова tauto – то же самое, logus-слоо), это выражение, повторяющее в новой словесной форме ранее сказанное. Пример тавтологии может служить 5-й постулат Евклида.

Логические истины не выводят за рамки наличного знания, в них нет прироста информации. Истинность тавтологии полностью определяется ее логической структурой. Если рассуждение совершается по схеме А есть А, то этого достаточно для его логической истины, но полученные суждения не прибавляют ничего нового к тому, что уже было сказано.

Фактические истины – это верное адекватное отражение действительности. Истинными знания могут называться тогда, когда они не противоречат, а соответствуют реальным предметам и процессам. Первая преграда при анализе истины – это определение ее «местопребывания».

Истины в материальных вещах и процессах нет как бы глубоко не проник человек в тайны микро-, макро- или мегамира, найти там истину в буквальном смысле слова нельзя, потому что истина идеальна.

Истинаэто элемент сознания, продукт мыслительной деятельности. Истина есть не сами вещи, а знания об этих вещах. Истинными или ложными могут быть знания о вещах, а не сами вещи.

Вывод: Истина- это духовное образование, которое существует в форме понятий, суждений, умозаключений, гипотез и т.д. Следовательно, истина существует в сознании человека,который является природным существом.

Носитель истины – отдельный человек, затем коллектив, социальная группа, класс и т.д. По изложенным причинам истина не только идеальна.

Существует в форме духовного образования, но и субъективна, привязана к человеку и человечеству.

Между идеальным отражением (то есть нашими ощущениями, мыслями и т.д.

) и самой действительностью существует соответствие, которое должно быть верно, независимо от воли человека и человечества, поэтому мы вправе сказать, что истина для всех одна, и она всегда объективна.

Ум человека не создает истину, а открывает ее. Суждение, мысль тогда истины, когда они правильно воспроизводят действительность.

Вывод.Объективная истина есть такое содержание наших знаний, которое не зависит ни от субъекта, ни от человека, ни от человечества. Ключевым в этом определении являются два момента, которые выражены словами: содержаниеи не зависит.

Знания, которые переносят истину, конечно, зависят и от человека и от человечества, поскольку именно люди являются носителями знания, но содержание знания бывает различным.

Знание можно «загрузить» субъективным материалом в соответствии с принципом «я так считаю» или «все так полагают», но такие знания лишены объективной значимости, так как они не выводят нас в существующий независимо от нашего сознания мир, поэтому пользы обществу от таких знаний нет. Ценностью обладают лишь те знания, которые в идеальной форме воспроизводят действительность.

таких знаний не зависит от прихоти субъекта, его воли и желания, никакого значения здесь не имеет и мнение большинства, общепринятые взгляды. Истина не устанавливается анием. «Истина – дочь времени, а не авторитета» Ф.Бэкон.

Вывод: объективность истин связывается со следующими положениями:

1. источник знания – объективная реальность;

2. качество субъекта сами по себе не определяют истинность утверждаемого суждения;

3. вопросы истины не решаются арифметическим большинством;

4. категорией для выражения обозначения истины не создаются произвольной игрой воображения, а сформированы длительной эволюцией науки и социума.

Объективная истина приобретается человеком не сразу во всем объеме, а постепенно, потому что окружающий мир безграничен и бесконечен, а человечество ограничено в своих возможностях познавать мир на каждом этапе исторического развития.

Знания людей на каждом историческом этапе определяются достигнутым уровнем развития науки, техники, общественно-исторической практики. По мере развития научного познания открываются новые законы, а также уточняются те условия, при которых эти законы верны.

Между познанным и непознанным нет непроходимой грани.

Вывод:

1.относительная истина выражает историческую обусловленность наших знаний, их ограниченность на данном этапе развития познания;

2. относительность объективной истины означает ее незавершенность, приблизительность, наличие моментов несоответствия объекту, односторонность его воспроизведения, верность в строго определенных условиях.

Но если истина относительна, то есть ли истины, которые не подвластны времени и являются абсолютными? Такие истины есть в любой науке. Это моменты объективного в относительной истине.

Многое из того, что мы обнаруживаем в процессе познания, оказывается универсальным – всеобщим, абсолютным. Но даже такие истины могут изменяться. Абсолютность истиныозначает, что, она нигде никем и никогда не может быть опровергнута.

Она всё та же для всех времён и народов с момента её открытия

Абсолютная истина в философии понимается в трех смыслах:

1. абсолютно полное знание обо всем, что было. Есть и будет в мире;

2.моменты абсолютного, непреходящего знания в составе знания относительного;

3. так называемые «вечные», окончательные истины.

В первом случае абсолютная истина не достижима,но нет предела все более полного отыскания ее содержания.

Во втором и третьем смыслах абсолютная истина «включается» в человеческое познание, на каждом из этапов его развития и таким образом истиной является не только абсолютная истина, то есть полное и совершенно точное отражение действительности, но и приблизительная, неполная, то есть относительная истина.

Совершенно понятно, что абсолютно полного знания невозможно достичь ни на одном из исторических этапов развития общества; немецкий философ Гегель отмечал: «Истина не есть отчеканенная монета, которая может быть дана в готовом виде и в таком же виде спрятана в карман».

Поэтому есть истины абсолютные (в философском смысле слова), и нет истины вечной, истины в последней инстанции. Последний момент концепции истины – это признание ее конкретности. Конкретность истины означает то, что она отражает предметы и явления в определенных условиях места и времени.

Конкретность истины предполагает постоянное соотношение теории и действительности.

Метафизическое противопоставление абсолютной и относительной истин приводит к заключению, что можно получить истину в последней инстанции, вечную истину,если принимать за истину такие положения, которые справедливы в любое время всегда и везде, то это будет означать догматическое пониманиедействительности. Догматизм в познании возникает в том случае, если принимаются без доказательства и проверки теоретические истины, которые были верными в других условиях.

Релятивизм- это признание только условности и относительности знания и отрицание, какой бы то ни было объективной абсолютной истины, объективной модели или научной картины мира, к которой стремится познание.

Прагматизм – (от древнегреческого pragma – дело) «истина то, что приносит практическую пользу, то, что полезно». Представители этого философского направления считают истинными только те суждения, руководство которыми приносит практическую пользу, обеспечивает успех, позволяет удовлетворить запросы и потребности личности.

Что является критерием истины? Отыскать критерий истины,это, значит, найти такое объективное независящее от человека и человечества основание, которое позволяет отличить истинное знание от ложного. Таким критерием является практика, то есть критерием истины является не полезность или какое-то другое основание, а только истинность знания, то есть их верность в действительности.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/3_89056_dialektika-absolyutnoy-i-otnositelnoy-istini.html

Проблема истины в философской науке

[Диалектика абсолютной и относительной истины]
Узнать стоимость работы по вашей теме

  • FREE
  • 7 стр.
  • Контрольные
  • Философия

 Контрольная работа по философии на тему: Проблема истины в философской науке 

План

  1. Понятие истины. Объективность истины.
  2. Диалектика абсолютной и относительной истины.
  3. Истины и заблуждение.

Логическое задание.

Список использованной литературы.

1. Понятие истины. Объективность истины

Непосредственной целью познания является достижение истины. По выражению Гегеля, истина есть великое слово, а еще более великий предмет. С древних времен философы обращались к проблеме истины.

Одни из них подходили к истине с гносеологических позиций, отвечая на вопрос — что есть истина? Другие анализировали истину со стороны логического аспекта и отвечали на вопрос: действительно ли это — истина? Почему это — истина?[1]

Так, что есть истина?

Данный вопрос — один из центральных в теории познания. Он занимал людей с самых древних времен. К его разрешению обращались Платон и Аристотель, Бэкон и Декарт, Кант и Гегель, Маркс и Ленин, Рассел и Хайдеггер. И это не случайно, ибо истина является конечной целью всей познавательной деятельности человека. Философы по-разному отвечали на этот вопрос[2].

Философы выработали широкий спектр взглядов на истину: от глубины теоретических систем до полного отрицания ее как феномена в стиле Ницше: «…истина — это иллюзия, порожденная волей к могуществу».

В зависимости от учета тех или иных характеристик истины, от общефилософских и гносеологических позиций философы делили истины (и содержащие их знания) на врожденные и приобретенные из опыта (Декарт), истины разума и истины факта (Лейбниц), априорные, апостериорные, аналитические и синтетические (Кант), материальные и формальные (в логике),дискурсивные и интуитивные, эмпирические и теоретические, непосредственные и опосредствованные, необходимые и случайные, общие и частные, абсолютные и относительные, вечные и преходящие, объективные и субъективные, Истина с большой буквы и истина с малой буквы (Н. Бердяев) и т.п. Часто в этом делении подход к истине одного философского направления перекрывает другие направления или даже дублирует их. Не все они носят научный характер с позиции здравого смысла. Дать анализ этим подходам к истине затруднительно в таком пособии из-за ограниченного его объема. Обратим внимание только на то, что многие философы выдвигают как общие проблемы истины:

  • во-первых, о соотношении истины и знания;
  • во-вторых, о соотношении истины и заблуждения;
  • в-третьих, об объективном и субъективном в содержании истины;
  • в-четвертых, об абсолютном и относительном в развивающемся знании;
  • в-пятых, о конкретности истины;
  • в-шестых, о критериях истины.

С древних времен философы связывали истину со знанием: или отождествляли ее с ним, или считали истину элементом знания. Еще Аристотель считал, что истина — это знание, которое соответствует действительности.

Это знание, которое верно отражает действительность. Истина — знание, соответствующее своему предмету, совпадающее с ним. Противоположная категория истины -ложь. Ложь — неверное, неадекватное описание действительности.

(Есть разные точки зрения по поводу лжи и заблуждения).

Такой подход объективно отвечал интересам и практическим потребностям познания действительности, если соблюдался принцип: истина никому и ничему не служит, ей служат. В дальнейшем философы начали различать знание и истину. Под истиной понимают содержание знания, характеристику знания. Ложь является содержанием заблуждения, т.е.

неадекватного познавательного образа. «Истина» и «знание» — с одной стороны, и «ложь» и «заблуждение», с другой — не являются синонимами. «Тысячи путей ведут к заблуждению, к истине — только один», — так определяет французский просветитель XVIII в. Ж.Ж. Руссо. Истина есть суд над ложью, свет, обличающий тьму.

Знание имеет логическую структуру, тогда как истина не имеет ее, хотя и существует только в ней. Истина, как наглядно интерпретированное адекватное описание предметной ситуации, имеет категориальную структуру. Но поскольку знание содержит истину, оно может быть определено как истинный познавательный образ или совокупность истинных познавательных образов.

Эта точка зрения довольно распространена в современных условиях.

Далее следует подчеркнуть, что истина имеет два смысла: истина как знание о реальности и истина как самая реальность. «Истина есть не только идея, ценность, но также существо, существующее», — так определяет Н. Бердяев. И далее «…

истина не есть то, что существует, а есть смысл, логос существующего. Но этот смысл есть существующее, существующий». «Истина есть творческий акт духа, в котором рождается смысл». Здесь поставлена проблема объективного и субъективного в содержании истины.

Хотя точка зрения Бердяева по этой проблеме двойственная. Он больше субъективизирует истину: “Истина совсем не есть познание объекта, истина есть победа над объективизацией… Истина совсем ничего не отражает, как ничего не отражает реальность духа.

Истина — духовна, она в духе и есть победа духа над бездуховной объективностью мира, — мира вещей… Истина есть пробуждение духа в человеке, приобщение к духу«[3].

Ни предметы (явления, процессы), ни ощущения сами по себе не могут быть ни истинными, ни ложными. Восприятия, представления, ощущения могут быть истинны или ложны только в случае их сопоставления с объектом.

Истина — это соответствующее объективной реальности содержание наших знаний. Она являет собой итог процесса познания. Истина — центральная категория теории познания, любой философской системы.

«Истина — дочь времени, а не авторитета», — говорил Ф. Бэкон. Гегель утверждал, что истина «есть великое слово и еще более великий предмет», так что у духовно здорового человека «при звуках этого слова должна выше вздыматься грудь».

Самая серьезная потребность человека есть потребность познания истины. Она не подобна цветам, которые легко срывают по пути. Это далекая цель трудного пути познания. «Недостаточно просто открыть глаза и уши, чтобы стать мудрым и знающим.

Многие только потому и спорят против истины, что пропадут, приняв ее за таковую» (Гете).

Диалектический материализм рассматривает истину как процесс. Она не дается непосредственно и не является неизменным отражением объекта. Истина — результат последовательного, противоречивого процесса углубления познания.

Истина имеет несколько сторон: объективность, абсолютность, относительность и конкретность.

Проблема истинности наших знаний включает два вопроса. Существует ли объективная истина, т. е. может ли в человеческих представлениях быть такое содержание, которое не зависит ни от человека, ни от человечества? Если да, то могут ли человеческие представления, выражающие объективную истину, выражать ее сразу, целиком, безусловно, абсолютно или только приблизительно и относительно?

Под объективной истиной понимается такое содержание наших знаний, которое не зависит ни от человека, ни от человечества.

Скажем, утверждения «ядра атомов состоят из протонов и нейтронов» или «Земля вращается вокруг Солнца», «труд создал человека» и др. являются объективно истинными. Быть материалистом — значит признавать объективную истину, открываемую нам органами чувств и разумом.[4]

Объективность истины — сложное свойство ее, включающее в свой состав независимость истины от произвола субъекта, его антипатий и симпатий и отношений к предмету знания, данному познанию независимо от истины.

Независимость истины от произвола субъекта есть выражение ее адекватности в отношении к объекту, в котором она предстает как описание объекта таким, каков он есть действительно, независимо от желаний, установок и т. п.

— как отклоняющих познающего субъекта от пути адекватного познания, так и направляющих субъекта на этот путь. Объективность истины потому и есть ее адекватность, а отнюдь не существование ее вне сознания субъекта.

В меру своей адекватности наше познание объективно, в меру неадекватности — субъективно, т. е. ложно[5].

Истина, конечно, присуща деятельности познающего субъекта, но она в общем и целом объективна по своему содержанию и источнику. (Термин «объективная истина» недостаточно строг, полностью объективной может быть только материальная действительность).

Неправы и субъективные идеалисты, которые полностью отрицают объективную сторону истины. Субъективизм в понимании истины присущ, например, сторонникам широко распространенной в недавнем прошлом такой философской концепции, как прагматизм (от греч. «прагма» — делаю), поскольку ее сторонники утверждают, будто истинно все то, что выгодно, приносит пользу и успех.

Другой разновидностью субъективистской трактовки истины является концепция «социально-организованного опыта» А.А. Богданова.

Согласно его взглядам, истинно то, что общезначимо, что соответствует мнению большинства, признается большинством.

Такая позиция тоже недостаточно корректна, поскольку новое в науке первое время часто расходится с мнением большинства (вспомним судьбу открытий Н. Коперника, А. Эйнштейна и др.).

Представители объективного идеализма склонны абсолютизировать и даже обожествлять знание, вынося при этом истину за пределы реальной действительности, в трансцендентный (потусторонний) мир, в «царство чистой мысли». На самом деле, ни знаний, ни, сало быт истины независимо от человеческой деятельности нет и быть не может.

Объективность в истине отрицается, если истина рассматривается как внутреннее свойство сознания, как бы последнее ни трактовалось.

И все же для решения проблемы истины признания в ней объективности недостаточно, так как сразу встает вопрос, дается субъекту познания истина сразу или же по частям, по мере движения от знаний менее глубоких и полных к знаниям большей глубины и достоверности, а это вопрос о соотношении абсолютной и относительной истины[6]

2. Диалектика абсолютной и относительной истины

Обыденное сознание, мысля истину как прочно достигнутый результат познания, обычно оперирует такими безусловными истинами, как отчеканенной монетой, «которая может быть дана в готовом виде и в таком же виде спрятана в карман» (Гегель).

Но система научных знаний, да и житейский опыт — не склад исчерпывающей информации о бытии, а бесконечный процесс, как бы движение по лестнице, восходящей от низших ступеней ограниченного, приблизительного ко все более всеобъемлющему и глубокому постижению сути вещей.

Однако истина отнюдь не только движущийся без остановки процесс, а единство процесса и результата.

Истина исторична. И в этом смысле она — «дитя эпохи». Понятие конечной или неизменной истины — всего лишь призрак. Любой объект познания неисчерпаем, он постоянно изменяется, обладает множеством свойств и связан бесчисленными нитями взаимоотношений с окружающим миром. Считалось, к примеру, что химический состав, свойства и состояние воды изучены досконально.

Однако была обнаружена так называемая тяжелая вода с неведомыми ранее свойствами. Каждая ступень познания ограничена уровнем развития науки, историческими условиями жизни общества, уровнем практики, а также познавательными способностями данного ученого, развитие которых обусловлено и конкретно-историческими обстоятельствами, и в определенной степени природными факторами.

Научные знания, в том числе и самые достоверные, точные, носят относительный характер. Относительность знаний заключается в их неполноте и вероятностном характере. Истина поэтому относительна, ибо — она отражает объект не полностью, не целиком, не исчерпывающим образом, а в известных пределах, условиях, отношениях, которые постоянно изменяются и развиваются.

Относительная истина есть ограниченно верное знание о чем-либо[7].

Относительная истина — это истина неполная, неокончательная, приблизительная. Она уточняется с ходом развития познания. Относительными являются, например, все гипотезы. Относительна точность наших измерений[8].

Парадоксально, но факт: в науке каждый шаг вперед — это открытие и новой тайны, и новых горизонтов незнания. Это процесс, уходящий в бесконечность. Человечество вечно стремилось приблизиться к познанию абсолютной истины, пытаясь максимально сузить «сферу влияния» относительного в содержании научного знания.

Однако даже постоянное расширение, углубление и уточнение наших знаний в принципе не может полностью преодолеть их вероятность и относительность. Но не следует впадать в крайность, как, например, К. Поппер, утверждавший, что любое научное положение — всего лишь гипотеза.

Получается, что научное знание представляет собой всего лишь тянущуюся из глубины веков цепь догадок, лишенных устойчивой опоры достоверности.

Говоря об относительном характере истины, не следует забывать, что имеются в виду истины в сфере научного знания, но отнюдь не знание абсолютно достоверных фактов, вроде того, что сегодня не существует короля Франции.

Именно наличие абсолютно достоверных и потому абсолютно истинных фактов чрезвычайно важно в практической деятельности людей, особенно в тех областях деятельности, которые связаны с решением человеческих судеб.

Так, судья не имеет права рассуждать: «Подсудимый либо совершил преступление, либо нет, но на всякий случай давайте его накажем». Суд не вправе наказать человека, если нет полной уверенности в наличии состава преступления.

Врач, прежде чем оперировать больного или применять сильнодействующее лекарство, должен опираться в своем решении на абсолютно достоверные данные о заболевании человека. К абсолютным истинам относятся достоверно установленные факты, даты событий, рождения и смерти и т. п.[9]

Абсолютная истина в философии понимается в трех смыслах:

  1. абсолютно полное знание обо всем, что было, есть и будет в мире;
  2. моменты абсолютного, непреходящего знания в составе знания относительного;
  3. так называемые «вечные» («окончательные») истины.

В первом случае абсолютная истина недостижима, но нет пределов все более полного «овладения» ею.

Во втором и третьем смыслах абсолютная истина «включается» в человеческое познание на каждом из его этапов, и таким образом истиной является не только абсолютная истина, т. е. полное и совершенно точное отражение действительности, но и приблизительное, неполное, т. е. относительная истина[10].

Абсолютные истины, будучи раз выражены с полной ясностью и достоверностью, не встречают более доказательных возражений. Иными словами, абсолютная истина есть тождество понятия и объекта в мышлении — в смысле завершенности охвата, совпадения и сущности и всех форм ее проявления.

Таковы, например, положения науки: «Ничто в мире не создается из ничего, и ничто не исчезает бесследно»; «Земля вращается вокруг Солнца» и т. п.

Абсолютная истина — это такое содержание знания, которое не опровергается последующим развитием науки, а обогащается и постоянно подтверждается жизнью.

Под абсолютной истиной в науке имеют в виду исчерпывающее, предельное знание об объекте, как бы достижение тех границ, за которыми уже больше нечего познавать. Процесс развития науки можно представить в виде ряда последовательных приближений к абсолютной истине, каждое из которых точнее, чем предыдущие.

Термин «абсолютное» применяется и к любой относительной истине: поскольку она объективна, то в качестве момента содержит нечто абсолютное. И в этом смысле можно сказать, что любая истина абсолютно-относительна. В совокупном знании человечества удельный вес абсолютного постоянно возрастает. Развитие любой истины есть наращивание моментов абсолютного.

Например, каждая последующая научная теория является по сравнению с предшествующей более полным и глубоким знанием. Но новые научные истины вовсе не сбрасывают «под откос истории» своих предшественниц, а дополняют, конкретизируют или включают их в себя как моменты более общих и глубоких истин.

Прежняя теория истолковывается в составе новой как ее частный случай (например, классическая механика Ньютона в теории относительности Эйнштейна).

Итак, наука располагает не только абсолютными истинами, но в еще большей мере — истинами относительными, хотя абсолютное всегда частично реализовано в наших актуальных знаниях. Неразумно увлекаться утверждением абсолютных истин. Необходимо помнить о безмерности еще непознанного, об относительности и еще раз относительности нашего знания[11].

Таким образом, зависимость между абсолютной и относительной истинами имеет достаточно сложный диалектический характер. Как и при объяснении явлений природы и общества, диалектика и здесь противостоит метафизике, которая проявляется в форме догматизма и релятивизма.

То и другое течение содержит в себе верные моменты, но односторонне преувеличивает их. Догматики признают только абсолютные истины. Истина, считают они, познается сразу, полностью или же не познается вовсе. Так считал, в частности, Дюринг. Критику его взглядов дал Ф.

 Энгельс в работе «Анти-Дюринг».

Другой крайностью является полное отрицание абсолютной и признание только относительной истины. На этой позиции стоят релятивисты (релятивизм присущ махизму, прагматизму, неопозитивизму).

Большинство течений современной философии, признавая относительность человеческих знаний, абсолютизирует эту относительность, превращая ее в полный релятивизм, отрицающий не только переход от относительной истины к абсолютной, но и само существование последней.

Релятивисты абсолютизируют отдельные моменты процесса познания: его зависимость от психического состояния личности (экзистенциализм), от биологических потребностей и эмоций субъекта (Заммель, Ницше и прагматики) или же от логических форм и теоретических средств, как-то: символики и совокупности терминологии координат и методов отсчета и т. п. (неопозитивисты и семантические идеалисты).

Диалектический материализм решительно отвергает сведение релятивного к чисто субъективному. Он включает в себя момент релятивизма, отрицания, скептицизма, но не абсолютизирует их. С точки зрения диалектического материализма разница между абсолютным и относительным тоже относительна.

Если понятие «объективность истины» подчеркивает основную ее черту как верное отражение действительности, а понятие «относительная и абсолютная истина» — сам процесс ее познания, то понятие «конкретность истины» говорит о возможном практическом применении полученных знаний. Диалектический материализм исходит из того, что абстрактной истины нет, истина всегда конкретна. Это означает необходимость учета границы, пределов применимости результатов познания, а соответственно и их уточнения.

Принцип конкретности истины есть одно из гносеологических выражений внутренней противоречивости в природе и обществе, из чего вытекает необходимость всестороннего учета противоречий и различных тенденций развития. Эти принципы неразрывно связаны с анализом и осмыслением новых явлений, возникающих в научной практике и общественной жизни[12].

Источник: https://scholar.su/kontrolnye/problema-istiny-v-filosofskoi-nauke

Диалектика процесса познания истины (Диалектика абсолютной и относительной истины)

[Диалектика абсолютной и относительной истины]

Объективная истина не есть нечто застывшее, омертвевшее, закостенелое; она выступает как объективное содержание наших знаний, соответствие которого объективному миру проверяется и устанавливается на базе практической деятельности. Фундаментальные положения теории истины:

1. объективный мир, отражаемый в знании, постоянно развивается и изменяется;

2. практика, на основе которой осуществляется познание, и все задействованные в ней познавательные средства изменяются и развиваются;

3. знания, вырастающие на основе практики и проверяемые ею, постоянно изменяются и развиваются, и, следовательно, в процессе постоянных изменений и развития находится и объективная истина.

Форму выражения объективной истины, зависящую от конкретных исторических условий, характеризующую степень ее точности, строгости и полноты, которая достигнута на данном уровне познания, называют относительной истиной.

Таким образом, все развитие человеческого познания есть постоянная смена одних относительных истин другими, более точно и полно выражающими объективную истину.

Процесс познания представляет собой все более полное и точное познание объективной истины.

Совершенно полное, точное, всестороннее, исчерпывающее знание о каком-либо явлении называют абсолютной истиной.

Таким образом, относительная и абсолютная истины – это лишь разные уровни, или формы, объективной истины. Наше знание всегда относительно, так как зависит от уровня развития общества, техники, состояния науки и т.д.

Чем выше уровень нашего познания, тем полнее мы приближаемся к абсолютной истине.

Но этот процесс может длиться бесконечно, так как на каждом этапе исторического развития мы открываем новые стороны и свойства в окружающем нас мире и создаем о нем все более точные и полные знания.

Этот постоянный процесс перехода от одних относительных форм объективной истины к другим – важнейшее проявление диалектики процесса познания. Таким образом, каждая относительная истина содержит в себе долю абсолютной. И наоборот: абсолютная истина – это предел бесконечной последовательности истин относительных.

Единство абсолютной истины и относительной обусловливается их содержанием, они едины благодаря тому, что и абс и отн истины являются объективными истинами. Движение от менее полной истины к более полной как и всякое развитие, имеет моменты устойчивости и моменты изменчивости. В единстве, контролируемом объективностью, они обеспечивают рост истинного знания.

Абсолютная истина, как исчерпывающее знание о вещах может существовать только в определенной области знаний о природе ограниченной от остальной природы четко сформулированными границами допускающими внутри себя существование этой абсолютной истины.

Пример:Механика Ньютона дает исчерпывающее знание о вещах материального мира только если мы принимаем постулат о существовании абсолютного пространства-времени и получает свое эмпирическое подтверждение на практике только в области определенной более общей теорией относительности Энштейна.

Истинность как характеристика психических форм личности подвержена качественным градациям.

Когда эта градация производится в грубой форме, то говорят либо о полном соответствии, форм психики объекта познания (абсолютная истина), либо об их полном несоответствии (абсолютное заблуждение),либо о чем-то серединном между абсолютной истиной и абсолютным заблуждением (относительная истина или относительное заблуждение)

Абсолют истина – такое содерж знания, кот не опровергается последующ развитием науки, а обогащается и постоянно подтвержд жизнью. Истина- процесс, своеобразное перемещение по шкале истинности, чаще слева направо, по направлению к абсол истине. По мере развития процесса познания станов известным ранее неизвестное.

Но абсол истина остается недостижимой.На самом деле, наиб полное знание поуч на основе теорий, но теории одна за другой сменяются своими более удачными конкурентами. После каж появления нов теории приходится признавать, ч абсол истина в очер раз оказ недостижимой.

в условиях госпо-ва прежней теории казалось, что абсол истина уже достигнута.

Абсолютная и относительная истина – критерии диалектического материализма, характеризующие процесс развития познания и раскрывающие соотношение между: 1) тем, что уже познано и тем, что будет познано в дальнейшем процессе развития науки; 2) тем, что в составе нашего знания может быть изменено, уточнено, опровергнуто в ходе дальнейшего развития науки и тем, что останется неопровержимым. По мере дальнейшего развития познания и практики человеческие представления о природе углубляются, уточняются, совершенствуются. Поэтому научные истины являются относительными в том смысле, что они не дают полного, исчерпывающего знания об изучаемой области предметов и содержат такие элементы, которые в процессе развития познания будут изменяться, уточняться, заменяться новыми. Вместе с тем каждая объективная истина означает шаг вперед в познании абсолютной истины, содержит, если она научна, элементы, крупицы абсолютной истины. Не переходимой грани между абсолютной и относительной истиной нет. Из суммы относительных – и складывается абсолютная истина.

Основу диалектико-материалистической концепции истины образует учение об абсолютности, относительности, конкретности, процессуальности истины.

Проблемы, связанные с условиями постижения и удостоверения истины разрабатываются в теории познания. Различают абсолютную и относительную истину.

Абсолютная истина – такое содержание наших знаний которое полностью описывает окружающий мир. Относительная истина неполное совпадение объекта и знаний о нем.

Каждая относит. истина содержит в себе долю абсолютной. Абс. истина – это предел бесконечной последовательности истин относительных. Объективная истина одновременно и абс. и отн., что свидетельствует о конкретности истины. К абсолютным истинам относятся достоверно установленные факты, даты событий, рождения , смерти итд.

Абсолютная истина – это такое содержание знания, кот не опровергается последующим развитием науки, а обогащается и постоянно подтверждается жизнью. Термин абсолютное применим и к любой относит истине: поскольку она объективна, то в кач момента содержит нечто абсолютное. И в этом смысле любая истина абсолютно-относительна.

Развитие люб истины есть наращивание моментов абсолютного. Новы н теории явл более полными и глубокими по сравн с предыдущими. Но нов истины не сбрасывают под откос истории старые, а дополняют, конкретизируют или включают их в себя как моменты более общих и глуб истин. (Теор относит Эйнштейна и Ньютоновская механика).

Абсолютная истина есть тождество понятия и объекта в мышлении – в смысле завершенности, охвата, совпадения и сущности и всех форм ее проявления. “Земля вращается вокруг Солнца”.

Абсолютная истина – это такое содержание знания, которое не опровергается последующим развитием науки, а обогащается и постоянно подтверждается жизнью. Под абсолютной истиной в науке имеют в виду исчерпывающее, предельное знание об объекте, как бы достижение границ познания этого объекта.

Процесс развития науки можно сравнить в виде приближений к абсолютной истине. Термин “абсолютное” применяется и к любой относительной истине: поскольку она объективна, то в качестве момента содержит нечто абсолютное. Любая истина абсолютно относительна.

Но человечество редко достигает истины иначе, как через крайности и заблуждения. Заблуждение – это содержание сознания, не соответствующее реальности, но принимаемое за истинное.

Заблуждения тоже отражают, правда односторонне, объективн действительность, имеют реальный источник. В любом вымысле содержатся нити реальности.

История познавательной деятельности показывает, что и заблуждения отражают – правда, ондосторонне – объективную действительность, имеют реальный источник, “земное” основание.

Не может быть заблуждения, решительно ничего не отражающего – пусть и очень опосредованно или даже предельно извращено. Заблуждения обусловлены и относительной свободой выбора путей познания, сложностью решаемых проблем, стремлением к реализ замыслов в ситуации неполной информации.

Научное познание по своей сути невозможно без столкнов различных мнений, убеждений, также как невозможно и без ошибок. Ошибки нередко совершаются в ходе наблюдения, измерения, расчетов, суждений, оценок. Бытует мнение будто заблуждения – досадные случайности.

Человечески разум устремленный к истине, неизбежно впадает в свое рода заблуждения, обусловленные как его исторической ограниченностью, так и претензиями, превосходящими его реальные возможности. Заблуждения обусловлены и относительной свободой выбора путей познания, сложностью решаемых проблем, стремлением к реализации замыслов в ситуации неполной информации.

Тут уместно напомнить слова Гете: “Кто ищет вынужден блуждать”. В научном познании заблуждения выступают как ложные теории, ложность которых выявляется ходом дальнейшего развития науки. Так было например с Ньютоновской трактовкой пространства и времени. Заблуждения имеют гносеологические, психологические, и социальные основания.

Но их следует отличать от лжи, как нравственно-психологического феномена. Ложь – это искажение от действительного состояния дел, имеющее целью ввести кого-либо в обман. Ложью может быть как измышление о том чего не было, так и сознательное сокрытие, того что было. Как утверждал Галилей: “Избегать ошибок при наблюдении просто не возможно”.

Заблуждения в науке постепенно преодолеваются, а истина пробивает себе дорогу к свету. Сказанное верно в основном по отношению к научному познанию. Несколько иначе состоит дело в социальном познании. История, которая в силу недоступности и неповторимости своего предмета – прошлого, зависимости исследователя от доступности источника, их полноты, достоверности и т.п.

, а также весьма тесной связи с идеологией и политикой, более всего склонна к искажению истины, к заблуждениям, ошибкам и сознательному обману. С нравственной точке зрения заблуждение – это добросовестная неправда, а обман недобросовестная. Хотя можно говорить о “лжи во спасение”.

Истина исторична. Понятие конечной или неизменной истины – всего лишь призрак. Любой объект познания – неисчерпаем, он меняется, облад множеством свойств и связан бескон числом связей с окруж миром.

Каждая ступень познания ограничена уровнем развития общества, науки… Научные знания поэтому носят относительный характер. Относит знаний закл в их неполноте и вероятностном характере. Истина поэтому относительна, ибо она отраж объект не полностью, не исчерпывающим образом.

Относительная истина есть ограничено-верное знание о чем-либо.

Метафизич. материализм представил истину в виде одноразового акта, раскрывающего сразу и до конца сущность постигаемого предмета. Диалектич. материализм рассматривает как исторически обусловленный процесс. Всякое знание, взятое на том или ином конкретном историч.

этапе, представляет собой неполное, недостаточно точное представление о действительности, т. е. на каждом конкретном этапе познания мы имеем дело с относительной истиной. Относительность знаний не означает, однако, что эти знания лишены объективного содержания.

Всестороннее знание о неком сущем называют абсолютной истиной. Это: 1) некоторые принципы фил.

и науки, имеющие непреходящий характер, например, положение о первичности материи и вторичности сознания; 2) фактические знания об отдельных процессахи явлениях, достоверность которых не подлежит сомнению. Это так наз. “вечные истины”

В этом смысла она “дитя эпохи”. Любой объект познания не исчерпаем, он постоянно изменяется. Перед умственным взором ученого всегда предстает не законченная картина. Научные знания, в том числе и самые достоверные, точные, носят относительный характер. Относительность знаний заключается в их неполноте и вероятностном характере.

Истина относительна, ибо она отражает объект не полностью, не целиком, а в известных пределах, условиях, отношениях, которые постоянно изменяются и развиваются. Относительная истина есть ограничено верное знание о чем либо. Каждая эпоха предполагает, что в результате усилий предшествующих поколений и современников достигнута настоящая истина.

Но проходит время, и оказывается, что это только маленькая опора для дальнейшего подъема которому нет конца. Каждая последующая теория по сравнению с предшествующей является более полным и глубоким знанием. Все рациональное содержание прежней теории входит в состав новой. Прежняя теория в составе новой истолковывается как относительная истина и тем самым как частный случай более полной и точной.

К. Поппер утверждал: “Что любое научное положение – это все во лишь гипотеза”. Говоря об относительном характере истины, не следует забывать, что имеются в виду истины в сфере научного знания, но отнюдь не знание абсолютно достоверных фактов.

Абсолютные истины, будучи раз выражены с полной ясностью и достоверностью, не встречают более доказательных выражений, как например: сумма углов треугольника равна сумме двух прямых углов. Они остаются истинами совершенно независимо от того, кто и когда это утверждает.

Конкретность истины – один из основных принципов диалектического подхода к познанию – предполагает точный учет всех условий (в социальном познании – конкретно-исторических условий), в которых находится объект познания.

Конкретность – это свойство истины, основанное на знании реальных связей, взаимодействия всех сторон объекта, главных, главных, существенных свойств, тенденций его развития. Так, истинность или ложность тех или иных суждений не может быть установлена, если не известны условия места, времени, которых они сформировали.

Суждение “вода кипит при 100 градусах по Цельсию” истинно лишь при условии, что речь идет об обычной воде и нормальном давлении. Это положение утратит ценность если изменить давление. Нет абстрактной истины, истина всегда конкретна. Истинна ли классическая механика? Да, если применима к макротелам и сравнительно небольшим скоростям.

Принцип конкретности истины требует подходить к фактам с учетом конкретной обстановки, реальных условий, что ни как не совместимо с догматизмом. Декарт, Спиноза, Лейбниц предлагали в качестве критерия истины ясность и отчетливость мыслимого. Ясно то, что открыто для наблюдающего разума и с очевидностью признается таковым, не возбуждая сомнения.

Пример такой истины – “квадрат имеет четыре стороны”. Подобного рода истины – результат “естественного света разума”. Несомненно, психологически важны не только ясность и очевидность мыслимого, но и уверенность в его достоверности. Уверенность в истинности мысли способна к заблуждениям.

Так, Джемс описал, как в результате воздействия веселящего газа некий человек уверился, что он знает “тайну Вселенной”. Очнувшись от дурмана, он прочел: “Повсюду пахнет нефтью”. Выдвигался и такой критерий истины, как общезначимость: истинно то, что соответствует мнению большинства.

Однако еще Декарт заметил, что вопрос об истинности не решается большинством . Вспомним хотя бы Коперника: он один был прав, т.к. остальные пребывали в заблуждении относительно вращения Земли вокруг Солнца. Существет также принцип прагматизма, т.е. теории игнорирующего ее предметное основание и объективную значимость.

Истина – то, что лучше работает на нас, ведет нас, что лучше всего подходит к каждой части жизни и соединено со всей совокупностью нашего опыта. Мах и Авенариус считали, что истинно то, что мыслится экономно, а Освальд выдвигал интеллектуальный энергетический императив: “Не расторгай энергию”.

Одним из фундаментальных принципов научного мышления гласит: некоторое положение является истинным в том случае, если можно доказать, применимо ли оно в той или иной конкретной ситуации. Этот принцип выражает реализуемость. “Может, это и верно в теории, но не годится для практики”. В знании истинно то, что прямо или косвенно подтверждено на практике.

Конечно, практика не может полностью подтвердить или опровергнуть какое либо представление, знание. Атом неделим, в течении многих веков это считалось истина, в настоящее время он делим, а вот элементарные частицы пока остаются неделимыми – таков уровень современной практики. Практика не только подтверждает истину и разоблачает заблуждение, но и хранит молчание относительно того, что находится за пределами ее исторически ограниченных возможностей.

Критерий истины

Критерий истины – средство проверки того или иного утверждения, гипотезы, теоретического построения и т. п. Что дает людям гарантию истинности знания? Декарт, Спиноза, Лейбниц – крит истины ясность и отчетливость мышления. Пример: квадрат имеет 4 стороны.

Однако ясность и очевидность – субъект состояния сознания и они нуждаются в опоре на что-то более прочное. Критерий истинности находили и в правильности ее формального вывода, неверность такого подхода продемонстрировал Гедель в теореме о неполноте логик.

Выдвигался и такой крит истины, как общезначимость: истинно то, что соотв мнению большинства. Однако вспомним Коперника. Он один был прав, а остальные – нет. Сущ и прагматический критерий истины: истинные идеи – это те кот хорошо работают.

( полезные) Что лучше работает на нас, ведет нас, что лучше всего подходит к каждой части жизни и соединимо со всей совокупностью нашего опыта. Если представл о боге будут удовлетворять этим критериям – то они истинные.

Крит истины закл в практике и реализуемости. В знании истинно то, ч прямо или косвенно подтверждено на практике. Именно в практике должен чел доказать истинность, т.е. действительность своего мышления. Один из принципов н мышления гласит: некое полож явл истинным, если возможно доказать, применимо ли оно в той или иной конкретной ситуации.

Этот принцип выраж в термином реализуемость. Посредством реализации идеи в практ действии знание соизмеряется, сопоставляется со своим объектом, выявляя тем самым настоящую меру объективности, истинности своего содержания. Способы проверки той или иной теории на практике могут быть различными.

Например, те или иные положения в естественных науках получают свое подтверждение в эксперименте, связанном с наблюдением, измерением, с математической обработкой получаемых результатов. Часто практическая проверка осуществляется опосредственным путем.

Так, установление истинности утверждения путем логического доказательства в конечном счете опирается на практическую проверку некоторых исходных положений той или иной теории, которые в ее рамках специально не доказываются.

В кач критерия истины практика раб не только как предметная деятельность. Она выступает и в опосредованной форме – как логика, закалившаяся в горниле практики. Можно сказать, что логика – это опосредованная практика. Наш разум дисциплинируется логикой вещей, воспроизведенной в логике практ действий и всей системе дух культуры.

Нельзя забывать, что практика не может полностью подтвердить или опровергнуть какое бы то ни было представление, знание. “Атом неделим” – так считалось много веков и практика подтверждала это. Практика хранит молчание относительно того, что находится за пределами ее исторически ограниченных возможностей.

Однако она постоянно развивается, совершенствуется. В процессе

Источник: https://megaobuchalka.ru/11/42224.html

Понятие истины. Диалектика абсолютной и относительной истины

[Диалектика абсолютной и относительной истины]

Истина – это отражение в сознании человека всех признаков, свойств, отношений и связей какого-либо предмета, явления, состояния.

Философия с точки зрения теории познания делит истину:

– на абсолютную;

– относительную.

Абсолютная истина является предельной целью, идеалом человеческих стремлений в познании. Абсолютная истина – это содержание знания, не опровергаемое последующим развитием науки, а обогащаемое и постоянно подтверждающееся жизнью.

Относительная истина является основной в социальной действительности, ей люди пользуются в повседневной деятельности и в теоретических исследованиях. Относительная истина постоянно расширяется, делается более полной, более глубокой, стремится стать абсолютной.

Правда и истина являются целью науки, целью искусства, идеалом нравственных побуждений.

Истина – это адекватная информация об объекте, которую получают посредством его чувственного или интеллектуального постижения либо сообщения о нем и характеризуют с точки зрения ее достоверности. Истина является не объективной, а субъективной, духовной реальностью в ее информационном и ценностном аспектах.

Истина – это свойство знания, а не самого объекта познания.

Истина – это не только совпадение знания с предметом, но и предмета с познанием.

Понимание истины с такой точки зрения открывает более тонкие и адекватные ее связи с красотой и добром и превращает их единство во внутреннее дифференцированное тождество.

Знание – это отражение, существующее в виде чувственного или понятийного образа – вплоть до теории как целостной системы. Истина бывает и в виде отдельного утверждения, и в цепи утверждений, и как научная система.

Истину часто называют адекватным отражением объекта познающим субъектом, воспроизводящее реальность такой, какая она есть сама по себе, вне и независимо от сознания. Это является объективным содержанием чувственного, эмпирического опыта, а также понятий, суждений, теорий, учений и, наконец, всей целостной картины мира в динамике ее развития.

Утверждение, что истина является адекватным отражением реальности в динамике ее развития, придает ей особую ценность, которая связана с прогностическим измерением.

Истинные знания помогают людям разумно организовывать свои практические действия в настоящем и предвидеть грядущее.

Если бы познание не являлось с самого своего возникновения более или менее истинным отражением действительности, то человек мог бы не только разумно преобразовывать окружающий мир, но и приспособиться к нему.

Истина – это характеристика меры адекватности знания, постижения сути объекта субъектом.

Конкретность истины – это свойство, которое основано на знании реальных связей, взаимодействия всех сторон объекта, главных, существенных свойств, тенденции его развития.

45. Общее понятие основного вопроса философии, его стороны.

Основным в философии традиционно считается вопрос об отношении мышления к бытию, а бытия – к мышлению (сознанию). Важность данного вопроса заключается в том, что от его достоверного разрешения зависит построение целостного знания об окружающем мире и месте человека в нем, а это и является главной задачей философии.

Материя и сознание (дух) – две неразрывные и в то же время противоположные характеристики бытия. В связи этим существуют две стороны основного вопроса философии – онтологическая и гносеологическая.

Онтологическая (бытийная) сторона основного вопроса философии заключается в постановке и решении проблемы: что первично – материя или сознание?Суть гносеологической (познавательной) стороны основного вопроса: познаваем или непознаваем ли мир, что первично в процессе познания?В зависимости от онтологической и гносеологической сторон в философии выделяются основные направления – соответственно материализм и идеализм, а также эмпиризм и рационализм.

46. Высшим достижением немецкой классической философии являлась диалектика Гегеля.

Гегель разрабатывал диалектику как философскую науку, обобщающую всю историю познания и исследующую наиболее общие закономерности развития объективной действительности.

Подвергнув глубокой и основательной критике метафизический метод мышления, Гегель сформулировал, правда, в идеалистической форме, законы и категории диалектики. (Гераклит – предшественник)

За основу систему принимает абсолю – “абсолютную логическу идею”,которая является фактом познаваемости истины.. “Феноменология духа” – работа, в которой он отображает эту систему. Природа сама по себе не существует, а существует идея (сложная логическая конструкция)

Гегелевская система делится на несколько частей:
-наука логика.
-философия природы.
-философия духа.
Сущ.

абсолютная идея, которая хочет себя познать, по средствам отчуждения. и пройдя через все 3 части системы можно познать истину ( не только абсолютную но и относительную).

Тезис порождает антитезис что приводит к синтезу, который далее порождает антитезис для себя.

47. Необходимость показать связь материи с конкретными вещами обусловливает рассмотрение материи в ее проявлености через присущие ему неотъемлемые общие свойства — атрибуты: движение, пространство, время.Движение является способом существования материи. Материальный мир развивается благодаря движению, т.е.

взаимодействия вещей и процессов. Взаимодействие — причина разнообразия вещей объективного мира, источник их изменений. Поэтому ее можно интерпретировать как субстанцию.Пространство и время — общие формы существования (бытия) материи.

Пространство выражает протяженность, строение материальных объектов, а время — длительность протекания процессов, последовательность смены их состояний.

Каждому структурированном уровню материи (физической, биологической, социальной) отвечают специфические пространственно-временные параметрыВсеобщее свойства материальных вещей его атрибутом движении, пространство, время. Своей работе материализм и эмпиризм………….

в мире нет ничего, кроме вечно движущей материи, которая происходит в пространстве и во времени. Мир есть вечно движущая материя .Движение является способом существования материи, бытие материи необходим о движение материи.. Энгельс определял, движение – это сумение вообще, благодаря движении материи сила обхож.

себя воздействием. На наши………… движение материи абсолютна вечна его нельзя не сохранить, не уничтожить, т.к. несохранима и неуничтожима. Доказательство этого является закон сохранения и превращение в энергии. Во всеобщем потоке изменений имеются моменты покоя. категория покоя обозначается стоянием стабильности предмета, обеспечивающие его качества.

48.Практика может быть определена как общественно-историческая, чувственно-предметная деятельность людей, направленная на познание и преобразование мира, на создание материальных и духовных ценностей, необходимых для функционирования общества.

В процессе практики человек создает новую реальность – мир человеческой культуры, формирует новые условия своего существования, которые не даны ему природой в готовом виде. По своему содержанию и способу существования практика носит общественный характер.

Практика является базой, фундаментом, основанием познавательного процесса и, одновременно, критерием истинности его результатов: v Практика является источником познания, т.к. все знания вызваны к жизни главным образом ее потребностями, практика выступает как основа познания и его движущая сила, т.к.

пронизывает все стороны, моменты, формы, ступени познания, v Опосредованно практика является целью познания, т.к. оно осуществляется в конечном итоге ради преобразовательной деятельности людей.

Задача человека состоит не только в том, чтобы познавать и объяснять мир, а также в том, чтобы использовать полученные знания в качестве «руководства к действию» по преобразованию окружающего мира, v Практика представляет собой решающий критерий истины, т.е. позволяет отделить истинные знания от заблуждений.

Противоречивость практики как критерия истины заключается в том, что она относительна, т.к. всегда исторически конкретна. В структуре науки не было бы гипотез, если бы любое суждение человек мог проверить на практике. Практическая деятельность относительна и по той причине, что ограничена объективными возможностями практической деятельности (наличным уровнем развития материального производства, возможностями самого человека и т.д.), преодоление этой ограниченности связано с выходом за пределы объективного опыта в сферу субъективного – например, фантазию.

Источник: https://studopedia.su/15_60516_ponyatie-istini-dialektika-absolyutnoy-i-otnositelnoy-istini.html

Book for ucheba
Добавить комментарий