ДЖОРДЖ БЕРКЛИ (1685-1753)

Философия Джорджа Беркли кратко

ДЖОРДЖ БЕРКЛИ (1685-1753)

Джордж Беркли – английский философ, известный как субъективный идеалист, внесший значительный вклад в теорию познания. С 1737 по 1752 был епископом. Первым дал определение материи и впервые употребил термины «материализм» и «идеализм».

Основные работы Беркли

  • «О принципах человеческого знания»
  • «Три разговора между Гиласом и Филонусом»
  • «Опыт новой теории зрения»

Цели и задачи философа по Беркли

По своим убеждениям Беркли был консерватором, призывал ирландцев к лояльности Англии и выступал категорически против любого рода революций и мятежей. Главным идейным противником для него был материализм, из его современников ярко представленный у Дж.Локка.

Беркли хорошо понимал всю опасность материализма как теоретического фундамента революционного вольнодумства и атеизма.

(В качестве своих оппонентов он называет еще и скептиков, эпикурейцев, «гоббистов», а также фаталистов и «идолопоклонников разных форм»; критикуется, правда тоже без указания имени, теория абсолютного пространства И. Ньютона).

Собственную задачу он видел в защите христианства и критике атеизма – в особенности материализма как его методологической основы. На первом месте для него стояло обоснование идеализма. Для этого английскому философу нужно было доказать невозможность существования материи. Здесь он действует через теорию познания.

Учение Беркли о познании

Суть развивавшейся Беркли теории можно выразить в словах: «Существовать – значит быть воспринимаемым» (esse est percipi). Иными словами, он отождествляет свойства внешних предметов с ощущениями этих свойств; в этом смысле все вещи – ничто иное как «комплексы ощущений».

По мысли философа, если какая-либо вещь перестаёт восприниматься человеком, то её могут продолжать воспринимать другие люди. Если же вещь вообще не воспринимается никем из людей, то она продолжает своё существование в Божественном сознании.

Таким образом, Беркли доказывал, что единственно доступное человеку знание – это знание своих собственных ощущений и образованных от них представлений; знать же абстракции вроде «материи» он не может, поскольку она никак не воздействует на его чувства. Абстракции попросту невозможны. Помимо ощущений, нам доступны лишь тесно связанные с воспринимаемым предметом его мысленные «образы» (их Беркли также называл идеями).

Так в словосочетании «запах розы» мы не можем отделить идею запаха от его конкретного носителя (розы), то есть мы не можем понюхать запах, как таковой, запах вообще. Ошибка возникает, когда мы принимаем слова за нечто существующее на самом деле.

Иными словами, понятие «запах как таковой» или «красота сама по себе» воспринять непосредственно мы не можем. То есть, по Беркли, слова ничего не означают, кроме конкретного индивидуального предмета.

Слово – это не более чем знак идеи, соответствующей конкретному предмету.

Мои восприятия «внешнего» мира зависят от меня самого, но то, что именно я воспринимаю (день или ночь, солнце или звезды и луну, дома, горы, лес, реки или море, вообще законы природы), от меня не зависит.

Все это непосредственно зависит от Творца, который сотворил всё: в том числе и самого меня.

Иными словами, хотя мои ощущения и субъективны, но воспринимаемое, если можно так выразиться, «объективно» в том смысле, что от меня не зависит.

Согласно Беркли, все качества предмета (твердость и мягкость, цвет, вкус, теплота, форма и т.п.) существуют лишь в духе, которым они воспринимаются.

Мы можем воспринимать: 1) идеи, действительно воспринятые чувствами; 2) идеи, образованные от наблюдения эмоций и действий ума; 3) идеи, образованные при помощи памяти и воображения; и, наконец, 4) идеи, образованные через соединение, разделение или сочетание того, что было воспринято одним из первых трех способов.

Встает вопрос, а можем ли мы воспринимать сами человеческие души и Божественный Дух? Идеи предметов могут быть нами восприняты именно потому, что сами они пассивны. Напротив, духи – это активные существа, и в силу этого восприняты быть не могут. Душа или Дух не воспринимаем потому, что воспринимает всё сам и мыслит.

По-видимому, философ касается здесь проблемы познаваемости собственного я. Как я, будучи субъектом, активным существом, и созерцая все сам, могу познать свое я, которое в этом случае как бы становится для меня «объектом» не переставая при этом созерцать, не теряя свою субъективность?

Критерии истины по Беркли

  • яркость (либо, наоборот, тусклость) ощущений
  • одновременность и приблизительная одинаковость восприятий у многих людей
  • преимущественная согласованность ощущений
  • при этом истинна не всякая взаимосогласованность знаний, а та, которая более проста, обозрима и удобна для усвоения

«Анти-материализм» Беркли

Согласно Беркли, материальная субстанция – не более чем абстракция. Абстракции же, по его убеждению, существовать не могут. Стало быть, не существует и понятия материи как субстанции (то есть того, что лежит в основе всего), как нет и самой материи.

Абстракции не могут быть непосредственно восприняты в наших ощущениях, их нет. Абстракция – это пустой звук, слово, которое в реальности не означает ничего. Материи не существует именно потому, что невозможны абстракции, как таковые. Более того, уже само это понятие вредно и противоречиво.

Тем самым, по его мнению, по материализму наносился сокрушительный удар.

Стоит заметить, что философ вовсе не оспаривает существования предметов окружающего мира. Всё то, что мы можем познать посредством чувств либо размышления, существует на самом деле – но тесно связано с сознанием – моим, других людей либо Божественным.

Он отрицает лишь существование материальной субстанции, позволяющей атеисту обосновать свое безбожие. Существование же духовной субстанции (Бога) он признает.

Более того, ни о каком существовании вне этой связи с духом – моим, а чаще Божественным – не может быть даже речи.

Смысл и значение философии Джорджа Беркли

Указывая на зависимость мира от наших ощущений, Беркли утверждает, что «по ту сторону» ощущений и впечатлений мы знать ничего не можем. А, говоря о связи воспринимаемого мира с сознанием и отрицая материю, он проводит идею неразрывности внутренней духовной связи и «взаимопронизанности» всех компонентов мира, их взаимной «открытости» друг другу и человеческому сознанию.

Что особенно важно, своей концепцией ощущения, всего познания Беркли привлек внимание к проблеме активности человеческого сознания уже на уровне чувственности.

 

Источник: http://www.SoleCity.ru/philosophy/george-berkley

Джордж беркли (1685–1753) / 100 великих мыслителей

ДЖОРДЖ БЕРКЛИ (1685-1753)

Английский философ; епископ в Клойне (Ирландия). В «Трактате о началах человеческого знания» (1710) утверждал, что внешний мир не существует независимо от восприятий и мышления; бытие вещей состоит в их воспринимаемости. Учение Беркли — один из источников эмпириокритицизма, прагматизма, неопозитивизма.

Джордж родился 12 марта 1685 года на юге Ирландии в Килкрине, неподалеку от Килкенни. Он был старшим из семи детей в семье мелкопоместного дворянина Уильяма Беркли.

Когда в Англии вспыхнула «Славная революция», закончившаяся в 1689 году свержением Якова II, Джорджу минуло три года. К власти пришла буржуазия. Попытка реставрации Яковом II феодальной монархии закончилась провалом после поражения на реке Войн в Ирландии в 1690 году. Ирландское население подверглось репрессиям. В стране начался голод, эпидемии, разразились восстания.

На одиннадцатом году жизни Джордж начал учебу в Килкенни, в той самой школе, где ранее учился великий сатирик Джонатан Свифт, ставший впоследствии его другом. В пятнадцать лет Джордж стал студентом Тринити-колледжа в Дублине.

В 1704 году Беркли получил первую ученую степень бакалавра искусств, а через три года — звание fellow (научного сотрудника) и начал преподавать в колледже. В том же году были опубликованы анонимно его первые научные произведения — два трактата по математике. Два года спустя Беркли получил первый сан священнослужителя.

В 1707 году Беркли начал вести философские тетради, в которые на протяжении двух лет заносил свои мысли и критические соображения, день за днем формулируя по мере их созревания основоположения своего нового философского учения. Этот философский дневник молодого Беркли, позволяющий проникнуть в сокровенный ход его мыслей и стремлений, был обнаружен и впервые опубликован в 1871 году А. К. Фрейзером.

Философские тетради Беркли заключают 888 заметок, помеченных автором, очевидно, для систематизации материалов при последующем их использовании, буквенными символами: S — для заметок о духе и душе, М — для материи, Е — для существования, Т — для времени и т. д.

Из этих тетрадей видно, что Беркли был уже в то время знаком не только с традиционными теологическими и философскими догмами, но и с учениями Декарта, Мальбранша, Бэкона, Гоббса, Гассенди и Локка.

Философское учение Локка входило в программу обучения, хотя Питер Браун (впоследствии епископ Коркский), возглавлявший колледж, в собственных работах подвергал резкой критике материалистические воззрения Локка и Толанда.

В1709 году вышла в свет первая работа Беркли, предвещающая его философское учение — «Новая теория зрения», она была посвящена не столько оптике, сколько психологии восприятия и вплотную подводила к его отчетливо намеченной в философских тетрадях гносеологии, но еще последовательно не формулировала ее, как бы останавливаясь на полпути.

Уже в следующем году 25-летний Беркли издает «Трактат о началах человеческого знания», где высказывает свои философские взгляды, новую философскую концепцию, вошедшую в историю философии под названием берклианства. «Трактат» — главное философское произведение ирландского мыслителя.

Разбросанные в философских тетрадях размышления приведены здесь в целостную систему. Собственно говоря, это была лишь первая часть «Трактата».

Вторая часть, рассматривавшая вопросы психологии и этики, была написана и безвозвратно утеряна Беркли во время его путешествия, а третья часть, задуманная как натурфилософия, так никогда и не была написана. Поражает необычайная разносторонность интересов Беркли.

Философия и математика, физика и медицина, экономика и психология, политика и геология — всем этим отраслям знания он уделял внимание, по всем высказывал свое суждение. Он владел греческим, латинским, древнееврейским, французским языками и с большим литературным мастерством писал на родном языке.

Неверие, по его глубокому убеждению, было источником всех зол на земле. Главной задачей философии Беркли видел в борьбе против материализма.

Об этом можно судить хотя бы по подзаголовкам его важнейших работ: «Трактат», «в котором исследуются главные причины заблуждения и трудности наук, а также основания скептицизма, атеизма и безверия»; «Три диалога между Гиласом и Филонусом» (1713) — «в опровержение скептиков и атеистов»; «Алсифрон» (1732) — «апология христианской религии против так называемых свободомыслящих»; «Аналитик» (1734) — «рассуждение, адресованное неверующему математику».

Но Беркли понимал, что необходимы новые средства овладения умами современников, соответствующие новому уровню науки и культуры, новому буржуазному строю общественного бытия и сознания.

Он был настолько радикален в разрыве со старыми методами религиозной апологетики, что взгляды его показались стародумам парадоксальными и были встречены не только неодобрительно, но с явным озлоблением и даже нескрываемым презрением.

«Знакомый врач, — писал Беркли его друг Джон Персиваль (впоследствии герцог Эгмонтский) по получении посвященного ему «Трактата», — характеризуя вашу личность, уверял меня, что вы, наверное, сумасшедший и нуждаетесь в лечении.

А один епископ жалеет вас из-за того, что тщеславное желание придумать что-нибудь новое побудило вас предпринять такую затею».

В ожесточенную полемику с Беркли включились не только те, против кого он боролся, но и те, чьи интересы по существу совпадали с его собственными.

https://www.youtube.com/watch?v=9s4J2CUGWtE

С 1713 года начались странствования Беркли. После поездки в Лондон он в качестве капеллана лорда Петерборо, чрезвычайного посла при дворе сицилийского короля, отправился в Италию.

По дороге он пробыл месяц в Париже, где встретился с Николаем Мальбраншем — философом, шедшим к теоцентризму параллельным берклианскому, хотя и иным, путем. С произведениями Мальбранша Беркли познакомился еще в студенческие годы.

После этой встречи распространилась легенда, будто встреча с Беркли привела Мальбранша в такое возбуждение, что он вскоре умер.

На следующий год Беркли вернулся после долгого путешествия на родину, а в 1716 году снова отправился в Италию, на этот раз в качестве гувернера сына Эша, епископа Клоферского (оттуда он вернулся в Лондон в 1721 году).

Посланный им на конкурс во Французскую королевскую академию написанный по-латыни трактат «О движениях» не получил искомой премии. Основным содержанием трактата была идеалистическая критика понятия физической причинности.

Но странствия на этом для Беркли не закончились. Его тянуло за океан, туда, где, покоряя и уничтожая туземное население, Британская империя утверждала свое колониальное владычество. Его влекло в очень далекую в то время Америку.

В расцвете лет Беркли одолела жажда миссионерской деятельности. Он мечтал об организации на Бермудских островах колледжа для подготовки миссионеров из сыновей английских колонизаторов, а также из местного индейского населения. Почему англиканская церковь отстает в этом отношении от католической? А приезжие миссионеры не могут оказать такого влияния, как туземцы?

Беркли не только мечтал Он проявил огромную энергию и настойчивость в разработке и осуществлении своего «Проекта лучшего обеспечения церквей в наших зарубежных владениях и обращения диких американцев в христианство при посредстве колледжа, который следует организовать на Летних островах, иначе называемых островами Бермуды».

Несколько лет продолжалась упорная борьба Беркли и его друзей за утверждение проекта парламентом и королем. Пришлось преодолеть «серьезную оппозицию, диктуемую различными интересами и мотивами» (письмо Т Прайору от 12 мая 1726 года).

Наконец проект был санкционирован и на построение колледжа на Бермудах была утверждена правительственная субсидия в 20 000 фунтов. Тем временем были собраны с той же целью добровольные пожертвования, позволившие отправиться в желанный путь.

Помогли также деньги, неожиданно полученные Беркли по завещанию Эстер ван Омри, покинутой подруги Свифта, «Ванессы», с которой Беркли никогда не встречался.

Незадолго до своего отъезда сорокатрехлетний Беркли женился на Анне Форстер «Я избрал ее, — писал он Персивалю 3 сентября 1728 года, — за ее умственные достоинства и за ее стихийное влечение к книгам».

Свадебным подарком, преподнесенным Беркли Анне, была прялка. Семейная жизнь их оказалась счастливой. «Как все мыслители, — пишет биограф Беркли, — он ценил блаженство одиночества», наслаждаясь семейным уютом.

Как и в семье его отца, у Беркли было семеро детей, к которым он относился с большой любовью и заботой.

В сентябре 1728 года Беркли с женой и несколькими друзьями, наняв 250-тонное судно и нагрузив его бесчисленными книгами, отправились в дальний путь, но не на Бермудские острова, а на Род-Айленд.

Четыре месяца спустя, в конце января 1729 года, Беркли сошел на берег Род-Айленда в Нью-Порте.

«Это — господин среднего роста, приятной, привлекательной и импонирующей внешности», — писала на следующий день местная газета.

Почти три года прожил Беркли обособленной, замкнутой жизнью в доме, построенном на купленной им ферме в предместье этого городка, отстоявшего около 70 миль от Бостона, в тщетном ожидании ассигнованных правительством средств на постройку колледжа. Из-за политических интриг и столкновения противоречивых интересов ассигнования все откладывались. Уединение изредка нарушалось встречами с местной «элитой».

В 1730 году было организовано Литературно-философское общество. В Нью-Порте было около пяти тысяч жителей, в подавляющем большинстве белых (около 650 негров и 250 индейцев).

В последствии, вернувшись в Лондон, Беркли в одной из своих проповедей рассказывал о том, что среди белых на острове преобладают сектанты, что индейцы гибнут от оспы и вырождаются от пьянства, что негры, будучи рабами, считаются недостойными крещения.

Безотрадная картина. А денег на постройку колледжа все нет и нет. Так и не дождавшись, не достигнув поставленной цели, Беркли отправляется осенью 1731 года в обратный путь в Лондон. «Его пребывание в Америке было трагичной потерей времени. Он ничего не делал, и ждал, ждал в надежде на обещанные ассигнования».

Находясь в Америке, Беркли обрел, однако, своего первого ученика и последователя Сэмюеля Джонсона, впоследствии президента Королевского колледжа, занятия в котором велись по планам, намеченным Беркли в письме к Джонсону.

Этот колледж послужил основой будущего Колумбийского университета.

Свой труд «Elementa philosophica» (1752) Джонсон посвятил своему учителю А учеником самого Джонсона был Джонатан Эдварде — самый влиятельный американский теолог и философ-идеалист первой половины XVIII века, утвердивший в этой стране берклианскую линию в философии.

В память о неосуществленных замыслах ирландского философа-миссионера его имя носит американский приморский город, где расположен Калифорнийский университет.

Не трудно представить, какое чувство горечи и разочарования испытывал Беркли, возвращаясь из-за океана. Мечта оказалась несбыточной Беркли не был тщеславен, не гонялся за славой, карьерой и богатством.

«Он — абсолютный философ в том, что касается денег, титулов и властолюбия», — писал о нем Свифт. Беркли верил в свое дело.

Сразу же после приезда в Лондон Беркли публикует свою наиболее пространную работу «Алсифрон», написанную в форме диалогов в томительные годы род-айлендского уединения. «Алсифрон» отстаивает христианское вероучение и религиозную мораль от свободомыслящих, обрушиваясь на их этические учения.

«Предписания и изречения неба, — проповедует Беркли, — несравненно более доступны народу и более пригодны для блага общества, чем рассуждения философов, и мы в соответствии с этим ни в одной стране не находим, чтобы естественная или рациональная религия, как таковая, стала народной и национальной религией». Этот довод в высшей степени характерен для консервативного склада ума. «Так есть, стало быть, так должно быть».

За «Алсифроном» последовало полемическое сочинение против критиков первой работы Беркли — «Новой теории зрения» и философско-математическое произведение «Аналитик», в котором борьба в обычном для Беркли направлении ведется на математической арене.

«Это произведение, — гласит подзаголовок, — в котором исследуется, являются ли предмет, принципы и выводы современного анализа более отчетливо понятыми или более достоверно доказанными, чем религиозные таинства и верования».

Поворотным пунктом в биографии Беркли, определившим весь его дальнейший образ жизни, было посвящение его в мае 1734 года в духовный сан епископа Клойнского Сорокадевятилетний Беркли вернулся в Ирландию и поселился в небольшом южном местечке Клойн, в двадцати милях от Корка. В этой бедной, отсталой епархии он провел восемнадцать лет, практически всю свою дальнейшую жизнь.

«Я, — писал Беркли 8 марта 1751 года Прайору, — стал человеком, чуждым политических развлечений визитов и всего того, что в свете называют наслаждениями».

«Вечер своей жизни, — писал он за год до смерти (письмо к Джорвейсу от 6 апреля 1752 году), — я предпочел провести в спокойном уединении.

Прежде меня забавляли честолюбивые проекты, интриги и политические столкновения, теперь же они представляются мне пустым, мимолетным видением».

Последним произведением Беркли, очень странным и тем не менее приобретшим популярность и переведенным на французский, немецкий, голландский и португальский языки, был изданный в 1744 году «Сейрис» (от древнегреческого — цепь) — «цепь философских размышлений и исследований». Его содержание — причудливая смесь терапии, философии и мистики. Своим успехам «Сейрис» обязан главным образом пропаганде раствора дегтярной воды как панацеи от всех болезней.

Применение дегтярной воды как лечебного средства Беркли наблюдал у американских индейцев и испытал на себе. Рецепты Беркли были широко разрекламированы.

Для фармацевтов разных стран они оказались безусловно полезными.

По поводу дискуссии о дегтярной воде, возникшей в медицинской прессе, его преосвященство сложил даже шутливое стихотворение, начинающееся словами «Пить или не пить вот в чем вопрос».

В той же работе мы находим такую версию философского идеализма, совместимость которой с прежними философскими принципами Беркли и поныне вызывает оживленные споры среди историков философии.

Связующим звеном между медициной и философией служит в «Сейрисе» алхимия и магия — учение об «огненном начале», исходящем из «мировой души».

Нельзя не согласиться с тем, что «Сейрис» — «одна из самых причудливых книг, когда-либо написанных философом».

В августе 1752 года епископ Клойнский покинул свою епархию и переехал в Оксфорд, где поступил в университет его второй сын Джордж.

Пребывание в Оксфорде продолжалось недолго 14 января 1753 года совершенно неожиданно, сидя за чайным столом в кругу своей семьи, когда дочь наливала отцу чашку чая, шестидесятивосьмилетний Джордж Беркли мгновенно скончался от апоплексии.

В своем завещании, написанном незадолго до смерти, он выразил желание, чтобы его похороны не были пышными и дорогостоящими («не дороже 20 фунтов») и чтобы тело его было погребено не ранее пяти дней после его кончины. Воззрения Беркли критиковались во все времена и со всех сторон представителями различных философских направлений.

Источник: http://www.uhlib.ru/filosofija/100_velikih_myslitelei/p45.php

Джордж Беркли (1685-1753)

ДЖОРДЖ БЕРКЛИ (1685-1753)

В философии Англии XVIII в., представленной плеядой ярких, талантливых и влиятельных мыслителей, наиболее значительными суждено было стать Джорджу Беркли и в особенности Дэвиду Юму, философу поистине выдающемуся. Дж. Беркли родился 12 марта 1685 г.

в Южной Ирландии в семье потомков английских переселенцев. В 1700 г. он поступил в Тринити-колледж в Дублине, где изучал философию, логику, математику, теологию, древние и новые языки. С 1707 г. Беркли стал преподавателем этого колледжа, а в 1709 г.

принял священнический сан; в 1727 г. он получил степень доктора философии. Беркли глубоко изучил и критически переработал философию Локка, Мальбранша, Юма.

Он много занимался осмыслением философских предпосылок и следствий учения Ньютона, а в 20-х годах подверг ньютонианство резкой критике.

В 1707-1708 гг. Беркли сделал наброски, которые затем получили название «Философских заметок». В 1709 г. появился его значительный труд «Опыт новой теории зрения», а в 1710 г. — главное произведение «Трактат о принципах человеческого познания» (часть первая; вторая часть, написанная Беркли, была им утеряна во время итальянского путешествия и не была восстановлена автором).

Труд Беркли встретил либо прохладный, либо негативный прием. Между тем это было одно из наиболее глубоких и новаторских, хотя и во многом спорных, философских сочинений XVIII в. В 1713 г. Беркли предпринял десятимесячное путешествие в Лондон, где общался с такими выдающимися соотечественниками, как Свифт, Поп и др.

В том же году он опубликовал свое сочинение «Три разговора между Гиласом и Филонусом». 1716-1720 гг. Беркли провел на континенте, живя во Франции и Италии, общаясь с учеными, писателями, теологами. В 1728-1731 гг. он предпринял неудачно окончившиеся попытки миссионерской деятельности в Америке.

Здесь он написал и на родине опубликовал (1732) полемическое сочинение «Алсифирон, или Ничтожный философ», направленное против Шефтсбери, Коллинза, Мандевиля («Алсифирон» значит: сильный духом). По возвращении на родину Беркли стал епископом в Ирландии.

Он уделял внимание не только теологическим и философским, но и политическим проблемам, которым посвящено его сочинение «Пассивное послушание» (1712). Два открытых письма 1745 г., опубликованные в «Дублинском журнале», содержат резкую критику “ирландского бунтарства”, направленного против британской короны.

Философское учение Беркли (здесь оно будет рассмотрено в самых основных его чертах) вносит весомый вклад прежде всего в теорию познания, в частности и в особенности в концепцию зрительных восприятий, в дискуссии относительно абстракций и роли всеобщих слов и понятий языка. Беркли выступает в качестве решительного критика материализма. Как философствующий теолог он посвящает значительные усилия теории богопознания и обновлению доказательства существования Бога. Беркли известен также как экономист, теоретик хозяйственной политики.

«Опыт новой теории зрения» — это, с одной стороны, продолжение целого ряда концепций и тенденций эмпиристской концепции ощущений, а с другой стороны, достаточно радикальный пересмотр теории зрительных восприятии, восходящей к Декарту и картезианцам.

Беркли прежде всего возражает против того, чтобы по примеру Декарта считать, что расстояние между предметами прямо дается в зрительном восприятии. На самом деле, настаивает Беркли, мы в прямом восприятии наблюдаем только цвета и фигуры.

Что же касается расстояния, то оно не наблюдается зрением, а “внушается” моему уму скорее благодаря опыту и суждению, чем ощущению.

Подобно этому, Беркли утверждает (§§ 13 и 14 «Опыта»), что линии и углы “сами по себе не воспринимаются зрением”, что они “не имеются реально существующими в природе” и что “представляют собой лишь гипотезу, созданную математиками или введенную ими в оптику с целью получить возможность трактовать эту науку геометрическим способом”.

Беркли отверг выводы тех физиологов и психологов, которые утверждали, что существует необходимая и естественная связь между ощущениями, получаемыми нами благодаря повороту глаз, и большими или меньшими расстояниями от тел.

Причина переживания нами соответствий или несоответствий такого рода — опыт, рассуждения субъекта, привычка, благодаря которой мы судим о связи между ясностью или смутностью увиденного и расстоянием, отделяющем нас от объекта.

“Из изложенного нами с очевидностью следует, — заключает Беркли, — что идеи пространства, внешнего мира и вещей, помещенные на расстоянии, не составляют, строго говоря, предмета зрения; они столь же воспринимаются глазом, сколь и ухом”. Возьмем такой пример, предлагает Беркли.

Я сижу в рабочем кабинете и слышу, что вдоль улицы едет карета. Я “по слуху” могу примерно определить, на каком она от меня расстоянии. (Это, разумеется, не означает, что Беркли отождествляет ощущения зрения, слуха, осязания.)

Ошибку философов, отождествивших расстояния, величины как первичные качества с чем-то непосредственно ощущаемым, Беркли мыслит исправить так: “…число (как бы настойчиво ни относили его к первичным качествам) не есть нечто определенное и установленное, существующее в самих вещах.

Оно есть всецело создание духа, рассматривающего или простую идею саму по себе, или какую-либо комбинацию простых идей, которой дается одно имя и которая таким образом сходит за единицу”.

Другая ошибка, согласно Беркли, состоит в следующем: мы воображаем, будто на дне глаза получается чуть ли не буквальное изображение внешних объектов. Беркли же стремится доказать, что нет никакого сходства между идеями зрения и воспринимаемыми вещами.

При этом историки мысли нередко упускают из виду, сколь сложную структуру имеет берклеанское понимание зрительных и всяких иных впечатлений в их отношении к телам природы.

С одной стороны, Беркли вполне в духе Локка и других сенсуалистов утверждает независимость существования тел вне сознания: “Тела существуют вне сознания, т.е. они не сознание (mind), но от него отличается. Тем самым я принимаю, что сознание в свою очередь отличается от них”. “Тела и пр.

существуют даже тогда, когда не воспринимаются, будучи возможностями (powers) в действующем существе”, т.е. Боге.

Итак, одной стороной философии Беркли, вопреки распространенным в марксистской литературе оценкам, оказывается как раз опровержение субъективного идеализма, где самым “сильным” аргументом является ссылка и на независимый мир тел, и на Бога, заключающего в себе как существования, так и возможности тел.

И потому Беркли был по-своему прав, когда утверждал, что он “более уверен в существовании и реальности тел, чем г-н Локк…”. Когда Беркли говорит: “В соответствии с моими принципами существует реальность, существуют вещи, rerum Natura (природа вещей)”, то он имеет в виду некоторую принципиальную возможность мира, которую нельзя отрицать по причинам, названным выше. из них, конечно, Бог, дух, независимый от всех человеческих сознании.

С другой стороны, когда речь заходит об исследовании восприятии, прежде всего зрительных, положение существенно меняется. Существование воспринимаемой вещи вне восприятия — предположение абсурдное.

При таком повороте исследования, действительно, необходимо признать: объекты восприятия не существуют вне восприятия, т.е. вне человеческого духа.

Но Беркли идет дальше: и применительно к телам природы, относительно которых он утверждал их (Богом обусловливаемую) независимость от ума, сознания, философ предлагает поразмыслить над трудностью, которую считает неразрешимой в рамках материалистического сенсуализма.

Скажем, я сейчас воспринимаю стол, за которым сижу. В этом случае существование стола неотделимо от восприятия в том смысле, что стол не существовал бы для меня и других людей, если бы мы его не воспринимали. Но вот я выхожу из комнаты и, стало быть, уже не вижу, не воспринимаю стол.

Значит ли это, что он существует вне моего или нашего восприятия? Ни в коем случае, отвечает Беркли. Когда бы и как бы мы ни представляли себе, ни мыслили стол, он уже неотделим от совокупности каких-либо чувственных восприятии. И только таким стол перед нами представлен, “репрезентирован” нам. Отсюда следующие центральные принципы философии Беркли:

1) существовать (быть) — значит быть воспринимаемым: esse — percipi; 2) “…я не в состоянии помыслить ощущаемые вещи или предмет независимо от их ощущения и восприятия. На самом деле объект и ощущение — одно и то же (are the same thing) и не могут быть абстрагируемы одно от другого”.

3) Мы никогда не можем воспринимать реки, горы, дома, словом, предметы природы, в некоем их существовании, отличном от того, каким они предстают перед разумом.

“А что же мы воспринимаем, как не свои собственные идеи или ощущения (ideas or sensations)”? 4) Отсюда для Беркли следует, что необходимо отвергнуть свойственную материалистической теории отражения мысль о том, что “идеи могут быть копиями или отражениями (resemblances) вещей”.

Идеи не могут походить ни на что, кроме самих идей: например, цвет или фигура (которые Беркли считает именно идеями, притом довольно сложным путем возникшими) могут походить только на другие цвет или фигуру.

При этом Беркли отклоняет сложившееся в его время представление о первичных и вторичных качествах, согласно которому первичные качества объективны, т.е. наличествуют в самих телах, а вторичные качества субъективны. Беркли разбирает приводимую в пользу этой концепции аргументацию.

Вторичные качества считаются субъективными потому, что их относят главным образом не к предметам, а к органам чувств, действующим отнюдь не по принципу зеркала.

Но, рассуждает Беркли, то же самое можно сказать о первичных качествах — протяжении, фигуре, движении, ибо и они зависят от специфической в каждом случае работы органов чувств человека, прежде всего зрения.

А зрение, как мы уже знаем, дает не простые копии качеств, заключенных в предметах, а оказывается результатом сложной конструктивной работы духа, итогом длительной работы чувств и ума, что, собственно, и понимается под опытом.

Ещё одна специфически берклеанская тенденция в философии, о которой здесь будет упомянуто, — отрицание “реальности” абстрактных идей. Беркли по сути дела продолжает здесь линию локковского номинализма, но делает это еще решительнее, пытаясь преодолеть его материалистический уклон.

Прежде всего подвергаются отрицанию общие абстракции философии, подобные материи, материальной субстанции. Аргументы, направляемые против общих идей, не затрагивают, согласно Беркли, понятия духа как такового. Здесь он готов присоединиться к реалистам.

Что же до материи, то в ход идут номиналистические соображения и выводы: “Если мы последуем указаниям разума, то из постоянного единообразного хода наших ощущений мы должны вывести заключение о благости и премудрости духа, который вызывает их в наших душах. Но это все, что я могу отсюда разумного вывести.

Для меня, говорю я, очевидно, что бытия духа, бесконечно мудрого, благого и всемогущего, с избытком достаточно для объяснения всех явлений природы. Но что касается косной, неощущающей материи, то ничто воспринимаемое мной не имеет к ней ни малейшего отношения и не направляет к ней моих мыслей”.

Впрочем, Беркли не может не признать, что к материи, которая кажется ему “неразумным, немыслящим нечто”, выдумкой и фикцией материалистов, “человеческий дух сохраняет такое сильное пристрастие, вопреки всей очевидности разума…”.

Беркли направляет свои возражения и против теории абстракции как таковой. Чтобы составить представление обо “всех” треугольниках, так необходимое геометрам, совсем необязательно, возражает Беркли Локку и другим авторам, “добывать” всеобщее понятие треугольника путем абстракции от любых частных и особых треугольников.

Такое абстрагирование, во-первых, невозможно, а во-вторых, и не нужно. Нам достаточно обладать некоторыми обобщенными “представлениями”, не обязательно отвлекающимися от всего частного, но “репрезентирующими” самое существенное в треугольнике, что отличает его от других предметных единств и от прочих геометрических фигур.

Значение философии Беркли в истории человеческой мысли (которое было несправедливо принижено Лениным и другими марксистскими авторами) на самом деле весьма велико.

Кроме того, что он по справедливости прослыл оригинальным философом-спорщиком, задавшим современникам и потомкам немало трудностей и загадок, он был ученым, вмешавшимся в спор физиологов, математиков, физиков.

Без Беркли отныне уже непред ставима философская теория ощущений, чувственных восприятии.

“Парадокс Беркли” относительно независимого от ума существования тел и невозможности для людей представить мир иначе, чем через наш дух, через человеческое сознание, стоит у истоков весьма сходного “парадокса Канта” (хотя Канту, о чем речь пойдет в посвященном ему разделе, пришлось преодолевать трудности, заданные берклеанским подходом).

Источник: http://filosof.historic.ru/books/item/f00/s00/z0000005/st066.shtml

Джордж Беркли

ДЖОРДЖ БЕРКЛИ (1685-1753)

1685-1753) – английский философ, епископ Клойнский (Ирландия). Философское учение Беркли есть учение чистого спиритуализма, отрицающее за материей право именоваться субстанцией и оставляющее подлинное бытие за духами и их идеями.

Беркли утверждал, что «существовать значит быть воспринимаемым».

Главный труд «Трактат о началах (принципах) человеческого знания», а также «Опыт новой теории зрения», «Альсифон или ничтожный философ», «Три разговора между Гиласом и Филонусом».

Источник: Философия: словарь основных понятий и тесты по курсу «Философия»

род. 12 марта 1684, Дайзарт-Касл, Ирландия – ум. 23 янв. 1753, Оксфорд) – англ, теолог и философ. Учил, что внешний мир не существует независимо от восприятия и мышления.

Бытие вещей состоит лишь в том, что они воспринимаются (esse percipi); вообще нет ничего реально существующего (real existiert), кроме субстанции духа, души и моего Я. Представления (являющиеся отпечатками в нас божественного духа) суть для нас действительность, поскольку речь идет не о фантазиях, сновидениях и т.

п. Осн. работа: “Treatise concerning the principles of human knowledge”, 1710 (рус. пер. “Трактат о началах человеческого знания”, 1905).

Источник: Философский энциклопедический словарь

1685-1753) – англ. философ, субъективный идеалист, с 1734 епископ англикан. церкви. В своих сочинениях («Трактат о принципах человеческого знания» (1710), «Три разговора между Гиласом и Филонусом» (1713), «Алсифрон» (1732), «Сейрис» (1744) и др.

) стремился к опровержению материализма и атеизма, выступал против передовых филос. и естественнонауч. теорий, в частности против гносеологии Локка и физики Ньютона, критиковал представителей англ. свободомыслия. Как показал В. И. Ленин, философия Б.

явилась одним из источников эмпириокритицизма (см. «Материализм и эмпириокритицизм»).

Источник: Атеистический словарь

ирландский епископ и философ (близ Килкенни, Ирландия, 1685 — Оксфорд, 1753). Преподаватель греческого в Дублине, гебраист и теолог. Путешествовал по Франции, Испании и Италии (1713-1720), уехал на Бермудские острова проповедовать там христианство.

После возвращения в Великобританию (1731) закончил жизнь в качестве епископа Клойна (Ирландия). Субъективный идеализм Беркли сводит всю реальность к нашему представлению о ней, что нашло отражение в знаменитой формуле: esse est percipi («быть — значит быть воспринимаемым»).

Этот субъективизм, ссылающийся на простой здравый смысл, очень беспокоил Канта: ведь здравый смысл нам внушает, что мир обладает реальностью, независимой от нас, но это чрезвычайно трудно доказать.

Его произведения: «Опыт новой теории зрения» (1709), «Трактат о принципах человеческого знания» (1710), «Диалог между Гиласом и Филону-сом» (1713). О нем можно прочесть работу Герульта: «Беркли: четыре трактата о восприятии и о Боге» (1956).

Источник: Философский словарь

англ. философ, субъективный идеалист. С 1734 — епископ англиканской церкви в Клойне (Ирландия). Исходя из того, что человек непосредственно воспринимает только свои “идеи” (ощущения), Б. пришел к выводу, что существование вещей состоит в их воспринимаемости (esse est percipi). Идеи, по Б.

, усваиваются бестелесной субстанцией, человеческой душой, к-рая обладает способностями воспринимать идеи (разум) и в определенных пределах вызывать их или воздействовать на них (воля). Стремясь избежать солипсизма, Б. признает множественность духовных субстанций, сотворенных “бесконечным духом”, богом, а в качестве критерия истины выдвигает яркость, общепризнанность восприятии.

Идеи потенциально существуют в божественном уме, но актуальное существование они получают в человеческом разуме. Мышление Б. сводил к механизму образования типичных представлении. Позже Б. переходит на близкие неоплатонизму объективно-идеалистические позиции, признав вечное существование идей в уме бога. С целью опровергнуть атеизм и материализм он подвергает критике понятие материи как, по Б.

, внутренне противоречивое и бесполезное для познания. Основа берклианской критики материи — идеалистический номинализм. Б. отвергает теорию первичных и вторичных качеств (Локк), объявляя все качества чисто субъективными. Отрицая мировоззренческое значение науки, Б. считал задачей ученого “научиться понимать язык творца”, а не притязать на объяснение событий телесными причинами.

С этих позиций отвергаются ньютоновская теория абсолютного объективно-реального пространства и теория тяготения, т, к. она говорит о естественной причине движения материальных тел, в то время как сам Б. признавал активность лишь духовной субстанции. Отрицательно относился Б.

к созданному Лейбницем и Ньютоном исчислению бесконечно малых, поскольку признание бесконечной делимости “реального пространства” противоречило осн. положениям его философии, ведь бесконечно малое не воспринимается. Со 2-й половины 19 в. начинается реанимация философии Б. и заимствование ее мн. школами идеализма: имманентной школой, эмпириокритицизмом, прагматизмом, ранним неопозитивизмом и т.

д. Философия Б. и его эпигонов в начале 20 в. подвергнута критике в работе Ленина “Материализм и эмпириокритицизм”. Соч.: “Опыт новой теории зрения” (1709), “Трактат о началах человеческого знания” (1710), “Три разговора между Гиласом и Филонусом” (1713).

Источник: Философский энциклопедический словарь

(Berkley, George,

1685u001e1753). Английский философ, родился в Ирландии. Представил аргументы в защиту идеалистической метафизики, ставшие классическими. Большую часть своих философских сочинений он написал в первой половине жизниu001e “Опыт новой теории зрения” в 1709 г.

, а “Трактато принципах человеческого знания” в 1710 г. Во второй период он уделяет меньше внимания философскому творчеству. Он пытается основать христианский колледж на Бермудских островах, а в 1734 г. становится епископом небольшой епархии в Клойне, в Ирландии.

Как имматериалист Беркли был убежден, что материальная субстанция не существует. Есть два рода вещей: души, кu001eрые воспринимают идеи, и идеи, кu001eрые ими воспринимаются. Идеи ничего не представляют u001e идея тела или стола не соотносится с материальным телом или столом.

Согласно Беркли, такой имматериализм защищает нас от скептицизма; у нас нет причин беспокоиться о том, верно ли наши идеи отражают существующие в мире материальные объекты, поскольку этих объектов просто нет. Знаем мы только наши идеи, присутствующие в нашем сознании, их мы сознаем непосредственно и несомненно.

Беркли не признавал различия между видимостью и реальностью, ибо видимостьu001e единственная реальность, края нам доступна.

Основное положение философии Беркли: esse estpercipi (“существовать u001e значит быть воспринимаемым “). Напр., если мы определяем нечто как запах, то оно должно пахнуть; если это цвет, его можно видеть и т. д.

Более того, Беркли полагал, что данные наших чувств представляют собой единственную достоверную основу нашего знания.

У нас нет никаких оснований считать, что существует материальный объект, кu001eрый мы воспринимаем с помощью чувств, потому что мы не можем выйти за пределы чувств, чтобы проверить это утверждение.

Продолжают ли вещи существовать, когда их ни один человек не воспринимает? Беркли отвечает на этот вопрос положительно, поскольку он убежден, что их воспринимает Бог.

Бог координирует и наши ощущения, придает им закономерность и регулярность.

Это в значительной степени упрощает мир для Бога, к-ром у не приходится наблюдать за поддержанием порядка и в материальном мире, и в нашей способности воспринимать мир. Бог просто поддерживает упорядоченность наших восприятий.

Идеализм Беркли не мешал ему придерживаться строго ортодоксальных взглядов. Он верил, что Христос был всецело Богом и всецело человеком; Он был во плоти в той же мере, что и любой человек, хотя плоть u001e не более чем идея. Ни воплощение, ни огромный мир, кu001eрый мы видим, u001e не иллюзия. Сам Бог поддерживает порядок во всех этих истинных восприятиях.

Р. Н. deVries (пер. В. Р.)

Библиография: J.Wild, George Berkeley, а Study of His Life and Philosophy.

Источник: Теологический энциклопедический словарь

(1685—1753) — англ. философ, представитель субъективного идеализма. Род. в Ирландии, в семье англ. переселенцев. В 1700 г. поступил в Дублинский ун-т, в 1707 г. начал там преподавать. В 1709 г. стал англиканским священиком. В 1713 г. посетил Лондон, где познакомился с Дж.Свифтом; в 1713—14 гг. и 1716—20 гг. жил во Франции и Италии. В 1728—32 гг. побывал в Сев. Америке как миссионер.

Вернувшись на родину, вскоре стал епископом в Клойне (Ирландия). Последние полгода жизни провел в Оксфорде. Осн. соч.: «Опыт новой теории зрения» (1709), «Трактат о принципах человеческого знания» (1710), «Три разговора между Гиласом и Филонусом» (1713), «Алсифрон, или Мелкий философ» (1732), «Сейрис, или Цепь философских размышлений и исследований» (1744). Гл.

задачей своей философии Б. считал опровержение материализма и обоснование религии, в связи с чем выступил с критикой понятия материи как веществ. основы мироздания. Б. считал ошибочными учение И.Ньютона о пространстве как вместилище матер. тел, и теорию абстракции Дж.Локка, согл. к-рой общие идеи, возникающие через абстрагирование, имеют самост. существование в чел. уме.

Наш ум, полагал Б., может образовать только общую идею вещи, но не общую идею материи, поск. восприятие каждой вещи разлагается без остатка на отд. ощущения, или «идеи». Объекты внешн. мира имеют лишь соотносительное существование, зависимое от познающего их субъекта. Для вещей «быть» всегда означает «быть в восприятии». Но этот вывод ведет к солипсизму, т.е.

признанию существования только одного воспринимающего субъекта. Стремясь избежать обвинений в солипсизме, Б. стал утверждать, что в тот момент, когда мы не воспринимаем вещи, они продолжают существовать в восприятиях др. людей или самого Бога, к-рый и устанавливает «правила» восприятия (с т.зр. естествознания — «законы природы»). Тем самым Б.

выступил с отрицанием реальности универсалий и самой возможности абстрактных понятий. Возражая против локковской концепции различения первичных и вторичных качеств, Б. утверждал, что все кач-ва вторичны. Отвергнув бытие материи, Б. признавал только духовное бытие, к-рое делил на «идеи» и «души».

«Идеи» (воспринимаемые нами субъективные кач-ва) пассивны, непроизвольны, усваиваются бестелесной субстанцией — «душой», к-рая способна воспринимать их (разум) либо воздействовать на них (воля). Все «идеи» (мысли, страсти и ощущения) существуют только в «душе» и не м.б. копиями или подобиями вещей; «идея» м.б. сходна только с «идеей». В результате номинализм Б. смыкается с эмпирич.

ограниченностью, с недооценкой роли рационального познания. Соч.: Berkley G. The Works of / Ed. by A.A.Luce and T.E.Jessop. L., 1948. V. 1—9; Беркли Дж. Соч. М., 1978, 2000; Беркли Дж. Алкифрон, или Мелкий философ: Работы разных лет. СПб., 1996. Лит.: Быховский Б.Э. Беркли. М., 1970; История философии / Под ред. Ч.С.Кирвеля. 2-е изд., испр. Минск, 2001; История философии / Под ред. В.В.

Васильева, А.А.Кротова, Д.В.Бугая. М., 2005; Кузнецов В.Н., Мееровский Б.В., Грязнов А.Ф. Западно-европейская философия XVIII в. М., 1986; Grayling G. Berkley: The Central Arguments. L., 1986. Р.А.Бурханов

Источник: История и философия науки. Энциклопедический словарь

Источник: https://terme.ru/termin/dzhordzh-berkli.html

Book for ucheba
Добавить комментарий