ФАЛЬСИФИКАЦИОНИЗМ К. ПОППЕРА

Философия науки К.Поппера. Фальсификационизм

ФАЛЬСИФИКАЦИОНИЗМ К. ПОППЕРА

К. Поппер (1902—1994) начиная с 30-х гг. XX в. был в оппозиции к неопозитивизму и одним из последовательных критиков индуктивизма как метода построения научных теорий. Он считал, что простое индуктивное обобщение опыта не приводит к теориям, а теории не являются только описанием и систематизацией эмпирических данных.

Индуктивное обобщение, основанное на неполной индукции, не гарантирует достоверности обобщающих положений. Даже если это обобщение постоянно подтверждается опытом, нет гарантии, что оно не будет опровергнуто.

Классическим примером тому является индуктивное обобщение «Все лебеди белые», которое было опровергнуто открытием черных лебедей.

Индуктивизм являлся своеобразной, неявной опорой для неопозитивистской концепции редукционизма и принципа верификации.

Если верификация воспринимается как доказательство истинности общего положения, то никакое количество подтверждающих наблюдений не обеспечит такого доказательства.

Но чтобы опровергнуть общее высказывание, доказать его ложность, достаточно одного случая. Достаточно наблюдать одного черного лебедя, чтобы опровергнуть высказывание «Все лебеди белые».

Поппер в качестве основы для решения проблемы демаркации науки и вненаучных знаний выдвинул принцип фальсификации (опровержения). Научные теории всегда имеют свой предмет и свои границы, а поэтому должны быть принципиально фальсифицируемы.

Согласно принципу фальсификации, к научным теориям относятся только такие системы знаний, для которых можно найти «потенциальные фальсификаторы», т.е. противоречащие теориям положения, истинность которых устанавливается путем экспериментальных процедур.

Теории несут информацию об эмпирическом мире, если они могут приходить в столкновения с опытом, если они способны подвергаться испытаниям, результатом которых может быть опровержение. Идеи фальсификационизма Поппер связывал с представлениями о росте научного знания.

Он отстаивал точку зрения, что наука изучает реальный мир и стремится получить истинное описание мира. Но сразу и окончательно такое знание получить невозможно, путь к нему лежит через выдвижение гипотез, построение теорий, нахождение их опровержений, движения к новым теориям.

Прогресс науки состоит в последовательности сменяющих друг друга теорий путем их опровержения и выдвижения новых проблем.

Модель развития научного знания Поппер изображает следующим образом: P1O – ТТ – ЕЕ – P2O, где Р1О — исходная проблема, ТТ — ее предположительное решение — гипотеза, или «пробная теория» (tentative theory), EE — устранение ошибок (error elimination) путем критики и экспериментальных проверок и Р2O — новая проблема.

Регулятивной идеей поиска истины, согласно этой схеме, является сознательная критика выдвигаемых гипотез, обнаружение и устранение ошибок и постановка новых проблем.

В процессе выдвижения гипотез участвуют не только собственно научные представления, но и философские идеи: на этот процесс могут оказывать влияние образы техники, искусства, обыденный язык, подсознательные идеи.

Результат этого процесса почти неизбежно содержит ошибки, поэтому требует жесткой критики, поиска фальсификаторов, которые могут привести к опровержению первоначальных гипотез, постановке новых проблем, выдвижению новых пробных теорий и новой критике.

Поппер рассматривает три слоя реальности (три мира), взаимодействие которых определяет развитие науки.

Первый мир – это мир физических сущностей; второй мир – духовные состояния человека, включающие его сознательное и бессознательное; третий мир — это мир «продуктов человеческого духа», который включает в себя средства познания, научные теории, научные проблемы, предания, объяснительные мифы, произведения искусства и т.п. Объективированные идеи третьего мира живут благодаря их материализации в книгах, скульптурах, различных языках. Порождение новых идей, гипотез и теорий является результатом взаимодействия всех трех миров.

Сформулировав эти идеи, Поппер обозначил проблематику социо-культурной обусловленности научного познания и поворот от логики науки к анализу ее исторического развития.

Предложенная Поппером схема роста знания скорее феноменологически, чем структурно описывала процессы порождения новых теорий. И в самих описаниях процесса роста знания Поппер формулировал методологические требования, которые не всегда согласовывались с реальной историей науки.

Обнаружение эмпирических фактов, противоречащих выводам теории, согласно Попперу, является ее фальсификацией, а фальсифицированная теория должна быть отброшена. Но, как показывает история науки, в этом случае теория не отбрасывается, особенно если это фундаментальная теория.

Источник: https://ifilosofia.ru/filosofiya-nauki-podborka-lektsij/381-filosofija-nauki-k-poppera-falsifikacionizm.html

Фальсификационизм Поппера

ФАЛЬСИФИКАЦИОНИЗМ К. ПОППЕРА

Фальсификационизм К. Поппера.

«Я могу ошибаться, а Вы можете быть правы; сделаем усилие, и мы, возможно, приблизимся к истине».

Карл Раймунд По́ппер (1902 — 1994) — австрийский и британский философ. Один из самых влиятельных философов науки XX столетия. Помимо трудов по философии науки, Поппер также известен активным отстаиванием концепции открытого общества.

Его концепции в философии науки: критический рационализм, фальсификационизм, концепция трех миров, наука как процесс решения проблем, наука как соревнование между теориями.

В 1920х гг работал волонтёром в детских клиниках психиатра Альфреда Адлера, где познакомился с ним лично. Наблюдая за методиками Адлера, Поппер усомнился в эффективности психоанализа и в претензиях подобных теорий на научность.

После изучения трудов Фрейда и Эйнштейна, Поппер заинтересовался, чем доктрины Маркса, Фрейда и Адлера отличаются от таких признанно научных теорий, как, например, теория относительности А.Эйнштейна.

В отличие от Фрейда, который акцентировал роль бессознательного и сексуальности как определяющих в человеческом поведении, Адлер объяснял поведение социальным фактором: характер человека складывается под воздействием его «жизненного стиля». В детстве складывается система стремлений, на основе таких потребностей, как превосходство, самоутверждение.

Это компенсация «комплекса неполноценности» (Адлер первым вводит этот термин). Например, прославленный древнегреческий оратор Демосфен с детства страдал дефектом речи, а многие знаменитые полководцы — люди невысокого роста (Наполеон, Суворов).

Адлер считал, что изначально большинству детей присуще ощущение собственной неполноценности по сравнению со «всемогущими взрослыми», что ведёт к формированию у ребёнка комплекса неполноценности. Развитие личности зависит от того, как ребенок будет компенсировать этот комплекс. В патологических случаях это стремление к власти над другими. Чем работы по психоанализу отличаются работ Эйнштейна? Ответ Поппера — отсутствует критический дух. Поппер в качестве основы для решения проблемы демаркации выдвинул принцип фальсификации (опровержения).

Если система опровергается с помощью опыта, значит, она приходит в столкновение с реальным положением дел, но это как раз и свидетельствует о том, что она что-то говорит о мире.

Исходя из этих соображений, Поппер в качестве критерия демаркации принимает фальсифицируемость, т.е.

эмпирическую опровержимость: «Для эмпирической научной системы должна существовать возможность быть опровергнутой опытом».

Важно: Следует чётко различать понятия «научно» и «истинно».
Любое утверждение, отвечающее критерию Поппера, — научно. А вот истинно оно или ложно — наука установит, проведя соответствующие исследования. Например, утверждение «Луна сделана из сыра: она, как и сыр, жёлтая, с выбоинами и по форме повторяет круг сыра».

При всей своей абсурдности это утверждение научно, ведь можно слетать на Луну и взять на анализ  кусочек — если он окажется сделанным не из сыра, значит утверждение ложно.

А вот утверждение «В данном холодильнике живут невидимые гремлины, которые поедают еду» — нефальсифицируемо, потому что этих самых невидимых гремлинов невозможно засечь ни одним прибором.

Рост научного знания Поппер тоже связывал с фальсификационизмом. Наука изучает реальный мир и стремится получить истинное описание мира. Но это долгий путь, окончательное знание сразу получить невозможно. Это путь выдвижения гипотез, построения теорий, их опровержения и движения к новым теориям. Наука развивается через смену теорий и выдвижение новых проблем.

Модель развития научного знания. Есть исходная проблема, предлагается ее предположительное решение – гипотеза, устраняются ошибки путем критики и экспериментальных проверок и выдвигаются новые проблемы. Как раз сознательная критика выдвигаемых гипотез, обнаружение и устранение ошибок, постановка новых проблем – это регулирует научный поиск.

Цель настоящего ученого – не доказывать свою гипотезу любым путем, а самому ее критиковать, пытаться найти потенциальные фальсификаторы для ее опровержения. Поппер признает, что в процессе выдвижения гипотез участвуют как научные представления, так и другие факторы, в том числе философские идеи. Оказывают влияния искусство, обыденный язык, подсознательные идеи.

Результат процесса выдвижения гипотез неизбежно содержит ошибки, поэтому и нужна жесткая критика, поиск фальсификаторов. процесс познания начинается не с наблюдений, а с выдвижения догадок, предположений, объясняющих мир. Свои догадки мы соотносим с результатами наблюдений и отбрасываем их после фальсификации, заменяя новыми догадками.

Пробы и ошибки — вот из чего складывается метод науки. Метод проб и ошибок – самая рациональная процедура. Смелое выдвижение теорий, попытки доказать ошибочность этих теорий, если критика безуспешна, они временно признаются. Метод проб и ошибок характерен для любого познания, даже обыденного. Это метод как биологического, так и научного развития.

Природа создает и совершенствует биологические виды, действуя методом проб и ошибок. Каждый отдельный организм — это очередная проба; успешная проба выживает, дает потомство; неудачная проба устраняется как ошибка. Мы не способны установить истину, но мы можем установить ложь.

Отсюда следует, что научное знание – это набор догадок о мире, критерий демаркации – фальсифицируемое знание, метод науки – пробы и ошибки. Самый значимый вклад в рост научного знания, который может сделать теория, — это новые проблемы, которые она порождает. Наука начинает не с наблюдения, а с проблем. Для их решения и выдвигаются гипотезы и строятся теории.

Поэтому общая схема развития науки имеет следующий вид: первоначальная проблема; теории, которые выдвигаются для ее решения; проверка, фальсификация и устранение выдвинутых теорий; новая, более глубокая и сложная проблема, оставленная нам теориями, которые были отброшены.

Из этой схемы видно, что прогресс науки состоит не в накоплении знания, а только в возрастании глубины и сложности решаемых нами проблем. Поппер же и его ученики и последователи считают, что описание динамики, исследование роста науки — это значительно более перспективный путь к пониманию науки, и поэтому они стремятся построить эволюционную, или динамическую, концепцию науки.

В неопозитивистской концепции, которая рассматривает науку как систему высказываний, удовлетворяющую определенным логическим критериям типа осмысленности или верифицируемости, нет ни места, ни средств для анализа эволюции и развития науки. В концепции Поппера акцент сделан на исследовании процессов развития и изменения теорий.

Он подробно исследовал процесс смены теорий в науке (или эволюцию науки) и утверждал, что этот процесс подобен процессу избирательной биологической элиминации. Поппер, в частности, писал: «Рост знания — и процесс обучения — не является повторяющимся или кумулятивным процессом, он есть процесс устранения ошибок. Это есть дарвиновский отбор…» (Поппер К. Логика и рост научного знания.

М.: Прогресс, 1983). Систематическое изложение предложенной Поппером концепции эволюционной эпистемологии содержится в трех его работах: «Об облаках и часах. Подход к проблеме рациональности и человеческой свободы», «Эволюционная эпистемология», «К эволюционной теории познания». Свою эволюционную теорию Поппер излагает в форме тезисов, которые можно суммировать следующим образом.

Все организмы постоянно решают проблемы. Проблемы всегда решаются методом проб и ошибок. Устранение ошибок может осуществляться либо путем полного устранения неудачных форм, либо в виде эволюции механизмов управлений, осуществляющих модификацию или подавление неудачных органов, форм поведения или гипотез.

Отдельный организм, так сказать, телескопически вбирает в свое тело тот механизм управления, который выработался в процессе эволюции его филума. Отдельный организм сам является пробным решением, опробуемым в новых экологических нишах, выбирающим окружающую среду и преобразующим ее. Специфически человеческая способность познавать, как и способность производить научное знание, являются результатами естественного отбора. Обе эти человеческие функции тесно связаны с созданием и эволюцией человеческого языка.

Эволюция научного знания представляет собой в основном эволюцию в направлении построения лучших и лучших теорий. Теории становятся лучше приспособленными благодаря естественному отбору. Они дают нам все лучшую и лучшую информацию о действительности. Все организмы — решатели проблем: проблемы рождаются вместе с возникновением жизни.

Сторонник фаллибилизма (от лат. fallibilis — подверженный ошибкам, погрешимый) — направления постпозитивизма, согласно которому любое научное знание принципиально не является окончательным, а есть лишь промежуточная интерпретация истины, подразумевающая последующую замену на лучшую интерпретацию.

По своему логическому содержанию понятие фальсификации является очень простым, даже тривиальным. По канонам традиционной логики нам известно, что из условного высказывания

если a, то b

следует, что из ложности b с логической необходимостью следует ложность a.

Проблема в том, что в случае истинности b мы ничего не можем сказать об истинности или ложности a.

Это простое логическое правило Карл Поппер сделал базовым принципом оценки научного знания, главным методологическим правилом отличия настоящей науки от псевдонауки. Согласно определению принципа фальсифицируемости, лишь те теории могут считаться научными, которые в принципе могут быть опровергнуты, то есть которые способны доказать свою ложность.

В то время как следствиями истинного утверждения могут быть только истинные утверждения, среди следствий ложного утверждения могут быть как истинные, так и ложные.

Каждая научная теория представляет собой догадку, которая рано или поздно будет опровергнута. Поэтому каждая теория, строго говоря, является ложной.

Таким образом, среди следствий любой научной теории будут и истинные, и ложные утверждения.

Всё множество следствий теории Поппер называет её логическим содержанием. Истинные следствия теории образуют её истинное содержание; оставшаяся часть будет ложным содержанием.

Сравнивая две теории, мы можем обнаружить, что истинное содержание одной больше истинного содержания другой теории или ложное содержание одной меньше ложного содержания другой.

Например, если эксперимент показывает, что предсказание одной теории истинно там, где предсказание другой теории ложно, то это означает, что первая теория имеет истинное содержание там, где вторая теория имеет ложное содержание.

Если при этом ложное содержание первой теории не превосходит ложное содержание второй, то первая теория более правдоподобна, чем вторая. Максимально правдоподобной будет теория, дающая полное и исчерпывающее знание о мире.

Проблема истины

В своих ранних работах Карл Поппер объяснял, почему в логике научного исследования нет места понятию «истина», которое является неясным и метафизическим.

В центр внимания он поставил анализ логической структуры критической установки — критического метода научного познания, так называемого фаллибилизма, то есть учения о погрешности человеческого знания. Место метафизической «истины» занимает теория правдоподобности научных теорий.

Так, в книге «Логика научного исследования» Карл Поппер вообще не пользуется понятием «истина». Но в более поздних работал он признал, что в методологии науки всё-таки есть место понятию «истина» как соответствию теории фактам.

В традиционном же понятии, идущем из античной философии, истина в принципе недостижима в силу своего предположительного и поэтому в конечном итоге ложного характера. Более того, даже если мы на неё случайно наткнёмся, говорит Поппер, мы никогда не будем знать об этом.

Поппер также выступил против такой крайности в понимании природы научного метода как априоризм, когда научные теории рассматриваются только как инструмент для предсказаний и поэтому якобы не имеют сами по себе познавательного значения.

Согласно теории истины и правдоподобности, развитие знания есть не переход от одного истинного знания к другому, а переход от одних проблем к другим, более глубоким проблемам.

Основное логико-методологическое правило по Попперу звучит так:

«Мы не знаем — мы можем только предполагать»

Другими словами, развитие научного знания основано на механизме проб и ошибок — предположений (догадок) и опровержений.

Проблема познания

Наши восприятия могут нас обманывать. Мы, организмы, чрезвычайно активны в приобретении знания — может быть даже более активны, чем в приобретении пищи. Информация не вливается в нас из окружающей среды. Это мы исследуем окружающую среду и активно высасываем из нее информацию, как и пищу. А люди не только активны, но иногда и критичны.

Можно сказать, утверждает Поппер, что от амебы до Эйнштейна всего лишь один шаг. Оба действуют методом предположительных проб и устранения ошибок. В чем же разница между ними? разница между амебой и Эйнштейном не в способности производить пробные теории, а в способе устранения ошибок. Амеба не осознает процесса устранения ошибок.

Основные ошибки амебы устраняются путем устранения амебы: это и есть естественный отбор. В противоположность амебе Эйнштейн осознает необходимость устранения ошибок: он критикует свои теории, подвергая их суровой проверке. Большая часть знаний, как у людей, так и у животных, являются гипотетическими или предположительными.

Невзирая на их недостоверность, на их гипотетический характер, большая часть наших знаний оказывается объективно истинной — они соответствуют объективным фактам. В противном случае мы вряд ли бы выжили как вид. Знание — конечно, речь идет о примитивном, исходном знании — так же старо, как жизнь.

Оно возникло вместе с возникновением доклеточной жизни свыше трех миллиардов восьмисот миллионов лет назад. Можно сказать, что происхождение и эволюция знания совпадают с происхождением и эволюцией жизни и тесно связаны с происхождением и эволюцией нашей планеты Земля. Процесс развития научных знаний Поппер рассматривал в терминах эволюции.

Он рисовал рост научного знания в некоторой степени по аналогии с биологической эволюцией. Биологический организм изменяется, мутирует – так же изменяется и научная гипотеза. Между гипотеза конкуренция, проверка на жизнеспособность. Мутирующий организм проходит через жесткий естественный отбор – гипотеза должна пройти через систему жесткой критики, фальсификации, через опровержение.

На определенном этапе гипотеза становится теорией, но все равно остается гипотетичной, открытой для опровержения. Поппер соглашается с тем, что ученые стремятся получить истинное описание мира и дать истинные объяснения наблюдаемым фактам. Однако, по его мнению, эта цель актуально не достижима и мы способны лишь приближаться к истине.

Научные теории представляют собой лишь догадки о мире, необоснованные предположения, в истинности которых мы никогда не можем быть уверены: «С развиваемой здесь точки зрения все законы и все теории остаются существенно временными, предпочтительными или гипотетическими даже в том случае, когда мы чувствуем себя неспособными сомневаться в них».

Важнейшим, а иногда единственным методом научного познания долгое время считали индуктивный метод. Согласно индуктивистской методологии, научное познание начинается с наблюдений и констатации фактов. После того, как факты установлены, мы приступаем к их обобщению и построению теории. Теория рассматривается как обобщение фактов и поэтому считается достоверной.

Но на каком основании мы от единичных фактов переходим к общим заключениям? Осознание неразрешимости этой проблемы и уверенность в гипотетичности всякого человеческого знания привели Поппера к отрицанию индуктивного метода познания вообще. Каков же метод науки? Познающий субъект – это не чистая доска, на которой опыт рисует свои письмена.

В познании окружающего мира человек всегда опирается на определенные верования, ожидания, теоретические предпосылки; процесс познания начинается не с наблюдений, а с выдвижения догадок, предположений, объясняющих мир. Свои догадки мы соотносим с результатами наблюдений и отбрасываем их после фальсификации, заменяя новыми догадками. Пробы и ошибки — вот из чего складывается метод науки.

Метод проб и ошибок – самая рациональная процедура. Смелое выдвижение теорий, попытки доказать ошибочность этих теорий, если критика безуспешна, они временно признаются. Метод проб и ошибок характерен для любого познания, даже обыденного. Это метод как биологического, так и научного развития.

Природа создает и совершенствует биологические виды, действуя методом проб и ошибок. Каждый отдельный организм — это очередная проба; успешная проба выживает, дает потомство; неудачная проба устраняется как ошибка. Мы не способны установить истину, но мы можем установить ложь.

Отсюда следует, что научное знание – это набор догадок о мире, критерий демаркации – фальсифицируемое знание, метод науки – пробы и ошибки. Самый значимый вклад в рост научного знания, который может сделать теория, — это новые проблемы, которые она порождает. Наука начинает не с наблюдения, а с проблем. Для их решения и выдвигаются гипотезы и строятся теории.

Поэтому общая схема развития науки имеет следующий вид: первоначальная проблема; теории, которые выдвигаются для ее решения; проверка, фальсификация и устранение выдвинутых теорий; новая, более глубокая и сложная проблема, оставленная нам теориями, которые были отброшены.

Из этой схемы видно, что прогресс науки состоит не в накоплении знания, а только в возрастании глубины и сложности решаемых нами проблем. В основе его мировоззрения лежит фундаментальный индетерминизм: он противник всех вариантов детерминизма. По Попперу, «в нелабораторном мире, за исключением нашей планетной системы, нельзя найти никаких строго детерминистских законов».

Процесс роста знания Поппер включает в более широкий контекст взаимодействия человеческого сознания и мира. Он рассматривает три уровня реальности, три мира. 1 – мир физических сущностей, 2 – духовные состояния человека, его сознание и бессознательное, 3 – мир результатов человеческого духа: методы познания, теории, проблемы, мифы, произведения искусства и т.п.

Они могут быть объективированы, то есть получать внешнее выражение в зафиксированных мыслях, книгах, скульптурах, языках. Откуда появляются новые идеи, гипотезы? В результате взаимодействия всех трех миров. Николас Решер (род.

1928), американский логик, философ-аналитик, в своей книге «Peirce’s Philosophy of Science» считает, что модель научного исследования, предложенная Поппером, основана на сочетании трех основных утверждений: 1. По каждому конкретному научному вопросу в принципе возможно бесконечное число гипотез. 2. Наука развивается путем исключения гипотез методом проб и ошибок. 3.

Этот процесс исключения индуктивно слеп: человек не обладает индуктивной способностью отличать хорошие гипотезы от плохих — отличать многообещающие гипотезы от малообещающих, внутренне более правдоподобные от внутренне менее правдоподобных — и нет никаких причин считать, что предлагаемые или рассматриваемые гипотезы в чем-то превосходят остальные.

На каждом этапе мы вынуждены слепо, на ощупь выбирать среди возможных вариантов. По мнению Решера, тут возникают нежелательные последствия. Как только мы соединим вместе эти предпосылки, мы уничтожим всякую надежду понять успехи познавательных усилий человека. Все достижения человеческой науки, ее исторически доказанная способность успешно выполнять свою работу и получать если и не истинные, то в каком-то смысле близкие к истине результаты, становятся совершенно необъяснимыми. Наука превращается в случайность поистине чудесного масштаба, столь же маловероятную, как если бы некто случайно угадал номер телефона знакомого одного из своих друзей. Конечно, Поппер подвергался и другой критике. В частности, согласно принципу фальсификации, если обнаружены эмпирические факты, которые противоречат выводам теории, такая фальсифицированная теория должна быть отброшена. Но история науки показывает, что теория-то не часто отбрасывается, особенно если она фундаментальная. Она устойчива к отдельным фактам-фальсификаторам. Это учитывается в другой концепции – исследовательских программ Имре Лакатоса.

Поэтому, считает Решер, модель роста научного знания по Попперу — путем опровержения научных гипотез методом случайных проб и ошибок — в корне ущербна; она, бесспорно, не в состоянии объяснить существование, не говоря уже о темпах, научного прогресса.

Работы Поппера

Неоконченный поиск: Автобиография

Источник: http://studspace.ru/falsifikatsionizm-poppera/

Теория фальсификации Карла Поппера

ФАЛЬСИФИКАЦИОНИЗМ К. ПОППЕРА

Представление о невозможности проверить индуктивное универсальное обобщение из-за высокой вероятности выявления новых, потенциально опровергающих доказательственных фактов является основой методологической позиции под названием фальсификационизм. По убеждению известного британского и австрийского философа, социолога, научного деятеля Карла Поппера решающим критерием установки границ науки является фальсифицируемость дисциплинарных суждений.

Один из самых влиятельных представителей философской науки прошлого столетия подвергал критике традиционную трактовку научного метода и придерживался принципов социального критицизма и демократии. В следовании вектору развития по этим принципам он философ видел залог процветания общества.

Фальсификационизм, позиционируемый Поппером, выражается в двух обособленных тезисах:

1. Демократия, проявляемая в дифференциации науки и ненауки. идея тезиса заключается в необходимости существования хотя бы одного эмпирического суждения или высказывания, противоречащего базису основной теории. То есть признание теории научной предполагает, что она должна быть потенциально фальсифицируема эмпирическими наблюдениями.

Проявление фальсифицуремости выражается в логической связи между базисным высказыванием и смысловым содержанием теории. Демаркация как критерий подразумевает логическую возможность фальсификации теории, но не обязательное практическое применение такой возможности.

По убеждению Поппера тщательность проверки обратно пропорциональна вероятности следствий, которые будут подвергнуты такой проверке. Теория должна быть «вывернута на изнанку», открыться своему врагу — природе — наиболее уязвимой стороной. Показатель индикатора заключительного этапа фальсификационизма напрямую зависит от того, как была зарекомендована теория на проверочном этапе.

2. Методология (наука о практике). В основу позиции Поппера взят гипотетико-дедуктивный метод. Суть заключается в выведении из обобщенных гипотез предположений, которые сопоставляются с протокольными утверждениями. Теория считается временно подтвержденной, если ученые достигли консенсуса мнений относительно нее.

Процесс состоит из двух структурных частей: выдвижения гипотезы и выявление степени ее фальсифицируемости. Поппер был убежден в необходимости фальсифицировать законы. По его мнению, научное знание не сводится к исключительно эмпирическому, опытному. Последнее является лишь начальным уровнем научного знания. Помимо этого уровня существует еще и теоретическое звено. [2]

Вышеизложенное позволяет сделать вывод, что принцип фальсификации представляет собой установку на анализ научного знания с позиции критики и пересмотр всех достижений этой же позиции. Поппер рассматривает науку как непрерывно изменяющийся динамический процесс, состоящий из нескольких этапов:

  1. Выбор оптимальной гипотезы.
  2. Выведение следствий путем эмпирических проверок и осуществление экспериментальной деятельности.
  3. Отбор следствий, обладающих принципиально новыми характерными чертами;
  4. Фильтрация гипотезы и ее отбрасывание в случае фальсификации. Если установлено, что теория не подпадает под эту методологическую позицию, проверки прекращаются и теория объявляется принятой.

Несоответствие фактических данных следствиям теории автоматически переводит предположение в категорию фальсифицируемого, и влечет замену на новое предположение. Оно не должно быть родственным первоначальному варианту, то есть его формулировка не должна быть нацелена на устранение эмпирической аномалии.

Если отсутствует фальсификация теории фактическими данными, она переходит в категорию предварительно признанной и считается подкрепленной. Учитывая позицию фаллибилизма Поппера, такое признание и дальше остается в категории предварительных.

Его метод способствует поддержанию теорий, которые противостояли эмпирическим противником, но не обязательно являются верными. Невозможность окончательного подтверждения теории наделяет ее гипотетическим характером. Теории являются ненадежными и подверженными риску ошибок, поскольку основываются не на законах, на правдоподобных убеждениях.

Схематично модель роста научного знания представляется в виде логической цепочки: первоначальная проблема — пробная теория для ее устранения — практическая проверка теории — элиминация (процесс устранения ошибок) — возникновение новой более глубокой проблемы.

Поппером выведена концепция «третьего мира», в рамках которой выделяется три мира: физических объектов; научных идей; ментальных, мыслительных состояний сознания.

Третий мир является результатом взаимодействия сознания как продукта человеческой деятельности и физического мира. Понятие трактуется автором как мир познания без познающего субъекта.

На примере книги эта теория выглядит следующим образом. Независимо от того, прочитают или не прочитают книгу, она содержит знание.

Определяющим и единственно важным является тот факт, что она потенциально может быть изучена и прочитана.

Теория «Третьего мира» базируется на центральной идее — автономии. Это мир, существующий по своим законам независимо от человека, хотя и порожден именно человеческой деятельностью.

Между всеми мирами существует взаимосвязь, которая выражается в следующей цепочке: практика — частная теория — общая теория.

Исходя из этого, связующим звеном между первым и третьим миром выступает второй мир, без которого невозможно вступление в контакт первых двух категорий.

Важно отметить, что Карл Поппер проявил себя в социальной философии и являлся категоричным критиком марксизма. Возможность социального прогнозирования и законы общественного развития им абсолютно отрицались.

Теория Поппера имеет ряд преимущественных достоинств:

  • восприятие знания как развивающейся и изменяющейся системы;
  • рационализм;
  • акцент на проблему развития сознания как основной вектор изучения. Автором проведен анализ выдвижения, проверки и смены научных теорий, а также был возрожден интерес к истории науки;
  • отсутствие чрезмерного эмпиризма.

Основные недостатки теории:

  • игнорирование социально-культурного контекста роста знаний;
  • сомнительная попытка дифференциации ненаучного и научного знания;
  • установка на самокритичность и открытость в науке, реализация учеными императива нравственного сознания;
  • игнорирование термина истины, замена понятия на рассуждения о правдоподобных утверждениях. [1]

Современная научная практика не вполне строго применяет критерии Поппера, когда имеет место установление ложности научной теории. Отдельные теории, формально являющиеся фальсифицированными, продолжают активно использоваться, если более совершенные теоретические версии еще не созданы.

Такая ситуация обусловлена несколькими причинами. Практический научный процесс подвержен риску ошибок, умышленной фальсификации, неоднозначных трактовок и чрезмерного субъективизма. Проверка теории и оценка фактов проводятся с учетом прошлого накопленного опыта и противоречащего ей материала.

Появление на первый взгляд фактов, якобы фальсифицирующих уже подтвержденную теорию, влечет в первую очередь предположение об ошибке эксперимента. Отказ от теории или кардинальный ее пересмотр возможен только после накопления достаточного количества фальсифицирующих фактов. Такой критерий активно используется в судебной практике США при решении вопроса о приемлемости заключений экспертов.

Источник: https://novainfo.ru/article/17113

Фальсификационизм К. Поппера

ФАЛЬСИФИКАЦИОНИЗМ К. ПОППЕРА

Карл Раймунд Поппер родился в 1902 г. в Вене. После окончания в 1924 г. Венского университета преподавал физику и математику в школе и в Венском педагогическом институте. В 1934 г.

на немецком языке была опубликована его первая книга “Логика исследования”, в которой уже содержались основные идеи его методологической концепции. В 1937 г. Поппер эмигрировал в Новую Зеландию, а в 1946 г.

переехал в Англию, где до конца жизни работал на кафедре философии, логики п научного метода Лондонской школы экономики. Умер Поппер в 1994 г. К числу его основных работ относятся следующие:

“Открытое общество и его враги” т. 1-2 (1945); “Логика научного открытия” (1959); “Предположения и опровержения” (1963); “Объективное знание” (1972).

Методологическая концепция Поппера получила название “фальсификационизм”, так как ее основным принципом является принцип фальсифицируемости. Что побудило Поппера положить именно этот принцип в основу своей методологии?

Прежде всего он руководствовался некоторыми логическими соображениями. Логические позитивисты заботились о верификации утверждений науки, т.е. об их обосновании с помощью эмпирических данных.

Они считали, что такого обоснования можно достигнуть или с помощью вывода утверждений науки из эмпирических предложений, или посредством их индуктивного обоснования. Однако это оказалось невозможным. Ни одно общее предложение нельзя вполне обосновать с помощью частных предложений.

Частные предложения могут лишь опровергнуть его. Например, для верификации общего предложения “Все деревья теряют листву зимой” нам нужно осмотреть миллиарды деревьев, в то время как опровергается это предложение всего лишь одним примером дерева, сохранившего листву среди зимы.

Вот эта асимметрия между подтверждением и опровержением общих предложений и критика индукции как метода обоснования знания и привели Поппера к фальсификационизму.

Однако у него были и более глубокие – философские – основания для того, чтобы сделать фальсификационизм ядром своей методологии. Поппер верит в объективное существование физического мира и признает, что человеческое познание стремится к истинному описанию этого мира.

Он даже готов согласиться с тем, что человек может получить истинное знание о мире. Однако Поппер отвергает существование критерия истины – критерия, который позволял бы нам выделять истину из всей совокупности наших убеждений.

Даже если бы мы в своем научном поиске случайно натолкнулись на истину, мы не смогли бы с уверенностью знать, что это – истина. Ни непротиворечивость, ни подтверждаемость эмпирическими данными не могут служить критерием истины.

Любую фантазию можно представить в непротиворечивом виде, а ложные убеждения часто находят подтверждение. В попытках понять мир люди выдвигают гипотезы, создают теории и формулируют законы, но они никогда не могут с уверенностью сказать, что именно из созданного ими – истинно.

Единственное, на что мы способны, – это обнаружить ложь в наших воззрениях и отбросить ее. Постоянно выявляя и отбрасывая ложь, мы тем самым можем приблизиться к истине. Это оправдывает наше стремление к познанию и ограничивает скептицизм.

Можно сказать, что научное познание и философия науки опираются на две фундаментальные идеи: идею о том, что наука способна дать и дает нам истину, и идею о том, что наука освобождает нас от заблуждений и предрассудков. Поппер отбросил первую из них. Однако вторая идея все-таки обеспечивала прочную гносеологическую основу его методологической концепции.

Попытаемся теперь понять смысл двух важнейших понятий попперовской концепции – “фальсифицпруемость” и “фальсификация”.

Подобно логическим позитивистам, Поппер противопоставляет теорию эмпирическим предложениям. К числу последних он относит единичные предложения, описывающие факты, например, “Здесь стоит стол”, “10 декабря в Москве шел снег” и т.п.

Совокупность всех возможных эмпирических или, как предпочитает говорить Поппер, “базисных” предложений образует некоторую эмпирическую основу науки. В эту основу входят и несовместимые между собой базисные предложения, поэтому ее не следует отождествлять с языком истинных протокольных предложений логических позитивистов.

Научная теория, считает Поппер, всегда может быть выражена в виде совокупности общих утверждений типа “Все тигры полосаты”, “Все рыбы дышат жабрами” и т.п. Утверждения такого рода можно выразить в эквивалентной форме: “Неверно, что существует не-полосатый тигр”.

Поэтому всякую теорию можно рассматривать как запрещающую существование некоторых фактов или как говорящую о ложности базисных предложений. Например, наша “теория” утверждает ложность базисных предложений типа “Там-то и там имеется не-полосатый тигр”.

Вот эти базисные предложения, запрещаемые теорией, Поппер называет “потенциальными фальсификаторами” теории. “Фальсификаторами” – потому, что если запрещаемый теорией факт имеет место и описывающее его базисное предложение истинно, то теория считается опровергнутой.

“Потенциальными” – потому, что эти предложения могут фальсифицировать теорию, но лишь в том случае, когда будет установлена их истинность. Отсюда понятие фальсифицируемости определяется следующим образом: “теория фальсифицируема, если класс ее потенциальных фальсификаторов не пуст”.

Процесс фальсификации описывается схемой умозаключения modus tollens. Из теории Т дедуцируется базисное предложение А, т.е. согласно правилам логики верно предложение “Если Т, то А”. Предложение А оказывается ложным, а истинным является потенциальный фальсификатор теории не-А. Из “Если Т, то А” и “не-А” следует “не-Т”, т.е. теория Т ложна и фальсифицирована.

Фальсифицированная теория должна быть отброшена. Поппер решительно настаивает на этом. Такая теория обнаружила свою ложность, поэтому мы не можем сохранять ее в своем знании. Всякие попытки в этом направлении могут привести лишь к задержке в развггтии познания, к догматизму в науке и к потере ею своего эмпирического содержания.

“Проблему нахождения критерия, который позволил бы нам провести различие между эмпирическими науками, с одной стороны, и математикой, логикой, а также “метафизическими” системами – с другой, я называю, – говорит Поппер, – проблемой демаркации”. Именно эта проблема, по собственному признанию Поппера, заинтересовала его в самом начале научной деятельности. В то время, т.е.

в начале 20-х годов, было широко распространено восходящее еще к Бэкону и Ньютону мнение о том, что наука отличается использованием индуктивного метода, который начинает с наблюдений, констатации фактов, а затем восходит к обобщениям. Это мнение разделяли и логические позитивисты, принявшие в качестве критерия демаркации верифицируемость, т.е.

подтверждаемость научных положений эмпирическими данными.

Поппер отверг индукцию и верифицируемость в качестве критерия демаркации. Их защитники видят характерную черту науки в обоснованности и достоверности, а особенность не-науки, скажем метафизики, – в не-достоверности и ненадежности.

Однако полная обоснованность и достоверность в науке недостижимы, а возможность частичного подтверждения не помогает отличить науку от не-науки: например, учение астрологов о влиянии звезд на судьбы людей подтверждается громадным эмпирическим материалом. Подтвердить можно все что угодно – это еще не свидетельствует о научности.

То, что некоторое утверждение или система утверждений говорят о физическом мире, проявляется не в подтверждаемости их опытом, а в том, что опыт может их опровергнуть. Если система опровергается с помощью опыта, значит, она приходит в столкновение с реальным положением дел, но это как раз и свидетельствует о том, что она что-то говорит о мире.

Исходя из этих соображений, Поппер в качестве критерия демаркации принимает фальсифицируемость, т.е. эмпирическую опровержимость: “Для эмпирической научной системы должна существовать возможность быть опровергнутой опытом”.

Поппер соглашается с тем, что ученые стремятся получить истинное описание мира и дать истинные объяснения наблюдаемым фактам. Однако, по его мнению, эта цель актуально не достижима и мы способны лишь приближаться к истине.

Научные теории представляют собой лишь догадки о мире, необоснованные предположения, в истинности которых мы никогда не можем быть уверены: “С развиваемой здесь точки зрения все законы и все теории остаются существенно временными, предпочтительными или гипотетическими даже в том случае, когда мы чувствуем себя неспособными сомневаться в них”.

Эти предположения невозможно верифицировать, их можно лишь подвергнуть проверкам, которые рано или поздно выявят ложность этих предположений.

Важнейшим, а иногда единственным методом научного познания долгое время считали индуктивный метод. Согласно индуктивистской методологии, научное познание начинается с наблюдений и констатации фактов. После того, как факты установлены, мы приступаем к их обобщению и построению теории.

Теория рассматривается как обобщение фактов и поэтому считается достоверной. Правда, еще Д. Юм заметил, что общее утверждение нельзя вывести из фактов, и поэтому всякое индуктивное обобщение недостоверно.

Так возникла проблема оправдания индуктивного вывода: на каком основании мы от единичных фактов переходим к общим заключениям? Осознание неразрешимости этой проблемы и уверенность в гипотетичности всякого человеческого знания привели Поппера к отрицанию индуктивного метода познания вообще: “Индукция, – утверждает он, – т.е.

вывод, опирающийся на множество наблюдений, является мифом. Он не является ни психологическим фактом, ни фактом обыденной жизни, ни фактом научной практики”.

Каков же метод науки, если это не индуктивный метод? Познающий субъект противостоит миру не как tabula rasa, на которой природа рисует свой портрет.

В самом познании окружающего мира человек всегда опирается на определенные верования, ожидания, теоретические предпосылки; процесс познания начинается не с наблюдений, а с выдвижения догадок, предположений, объясняющих мир.

Свои догадки мы соотносим с результатами наблюдений и отбрасываем их после фальсификации, заменяя новыми догадками. Пробы и ошибки – вот из чего складывается метод науки.

Для познания мира, утверждает Поппер, “нет более рациональной процедуры, чем метод проб и ошибок – предположений опровержений: смелое выдвижение теорий, попытки наилучшим образом доказать ошибочность этих теорий и временное их признание, если критика оказывается безуспешной”.

Метод проб и ошибок характерен не только для научного, но и для всякого познания вообще. И амеба и Эйнштейн пользуются им в своем познании окружающего мира, говорит Поппер. Более того, метод проб и ошибок является не только методом познания, но и методом всякого развития. Природа, создавая и совершенствуя биологические виды, действует методом проб и ошибок. Каждый отдельный организм – это очередная проба; успешная проба выживает, дает потомство; неудачная проба устраняется как ошибка.

Итогом и концентрированным выражениям фальсификационизма является схема развития научного знания, принимаемая Поппером. Как мы уже отмечали, фальсификационизм был порожден глубоким философским убеждением Поппера в том, что у нас нет никакого критерия истины и мы способны обнаружить и выделить лишь ложь.

Из этого убеждения естественно следует: 1) понимание научного знания как набора догадок о мире – догадок, истинность которых установить нельзя, но можно обнаружить их ложность; 2) критерий демаркации – лишь то знание научно, которое фальсифицируемо; 3) метод науки – пробы и ошибки.

Научные теории рассматриваются как необоснованные догадки, которые мы стремимся проверить – с тем, чтобы обнаружить их ошибочность. Фальсифицированная теория отбрасывается как негодная проба, не оставляющая после себя следов. Сменяющая ее теория не имеет с ней никакой связи, напротив, новая теория должна максимально отличаться от старой теории.

Развития в науке нет, признается только изменение: сегодня вы вышли из дома в пальто, но на улице жарко; завтра вы выходите в рубашке, но льет дождь; послезавтра вы вооружаетесь зонтиком, однако на небе – ни облачка, п вы никак не можете привести свою одежду в соответствие с погодой.

Даже если однажды вам это удастся, все равно, утверждает Поппер, вы этого нe поймете и останетесь недовольны. – такова в общих чертах фальсификационистская методология Поппера.

Когда Поппер говорит о смене научных теорий, о росте их истинного содержания, о возрастании степени правдоподобия, то может сложиться впечатление, что он видит прогресс в последовательности сменяющих друг друга теорий Т1 => Т2 => Т3…

Однако это впечатление обманчиво, так как переход от Т1 к Т2 не выражает накопления или углубления научного знания о мире: “наиболее весомый вклад в рост научного знания, который может сделать теория, состоит из новых проблем, порождаемых ею”. Наука, согласно Попперу, начинает не с наблюдений и даже не с теорий, а с проблем.

Для решения проблем мы строим теории, крушение которых порождает новые проблемы и так далее. Поэтому общая схема развития науки имеет следующий вид:

Здесь Р1 – первоначальная проблема; Т1, Т2, … Тn – теории, выдвинутые для ее решения; ЕЕ – проверка, фальсификация и устранение выдвинутых теорий; Р2 – новая, более глубокая и сложная проблема, оставленная нам устраненными теориями”. Из этой схемы видно, что прогресс науки состоит не в накоплении знания, а только в возрастании глубины и сложности решаемых нами проблем.

Поппер внес большой вклад в философию науки. Прежде всего, он намного раздвинул ее границы. Логические позитивисты сводили методологию к анализу структуры знания и к его эмпирическому оправданию. Поппер основной проблемой философии науки сделал проблему развития знания – анализ выдвижения, формирования, проверки и смены научных теорий.

Переход от анализа структуры к анализу развития знания существенно изменил и обогатил проблематику философии науки. Еще более важно то, что методологический анализ развития знания потребовал обращения к реальным примерам развития науки. Именно с методологической концепции Поппера философия науки начинает свой поворот от логики к истории науки.

Сам Поппер – особенно в начальный период своего творчества – еще в значительной мере ориентировался на логику, но его ученики и последователи уже широко используют историю науки в своих методологических исследованиях.

Обращение к реальной истории быстро показало существенные недостатки методологии Поппера, однако развитие философии науки после крушения логического позитивизма в значительной степени было связано с критикой и разработкой его идей.

Источник: http://filosof.historic.ru/books/item/f00/s00/z0000197/st098.shtml

Фальсифицируемость Поппера как научный критерий

ФАЛЬСИФИКАЦИОНИЗМ К. ПОППЕРА

Экология жизни. Наука и открытия: Опровергнуть в нашем мире можно, пусть и не всё, но очень и очень многое. И чтобы даже нечто самое…

Опровергнуть в нашем мире можно, пусть и не всё, но очень и очень многое. И чтобы даже нечто самое, казалось бы, незыблемое попало под сомнение, достаточно всего одного опровергающего это нечто факта. Именно об этом гласит критерий научности эмпирической теории, называемый фальсифицируемостью.

Представленный критерий был сформулирован в 1935 году австрийским и британским философом и социологом Карлом Раймундом Поппером. Любая теория может быть фальсифицируемой и, таким образом, научной, если она может быть опровергнута через постановку какого-либо эксперимента, даже если такой эксперимент не был реализован.

Согласно фальсифицируемости, системы высказываний или отдельные высказывания могут содержать данные об эмпирическом мире только тогда, когда у них есть способность столкнуться с реальным опытом, иначе говоря, если они могут систематически проверяться, т.е.

быть подвергнуты проверкам, в результате которых могут быть опровергнуты. Исходя из критерия Поппера, ни одна научная теория не может быть на 100% неопровержимой, а, уже опираясь на это, становится возможным отделить научное знание от ненаучного.

По сути, фальсифицируемость представляет собой необходимое условие научности любой теории или утверждения.

Звучит всё это несколько замысловато, но давайте попробуем разобраться, что всё это значит.

Суть фальсифицируемости

Любое количество фактов, которые подтверждают достоверность какого-либо утверждения, полученного через рассуждения от частного к общему, говорит только о том, что это утверждение лишь весьма вероятно, однако не достоверно.

И может хватить всего лишь одного способного его опровергнуть факта, чтобы и сами рассуждения были отброшены за ненадобностью.

Такие качественные характеристики, свойственные опровергающим и подтверждающим факторам, как «роль» и «сила» в процессе установления истинности и осмысленности научных гипотез и теорий получили название «познавательной асимметричности».

Эта самая познавательная асимметричность стала основой замены принципа верификации, представляющего собой положительно реализуемую проверку или, говоря более простыми словами, подтверждение.

Принципу верификации, который изначально провозглашали логические эмпиристы, на смену пришёл принцип фальсификации, представляющий, в свою очередь, положительно реализуемое опровержение.

Принцип фальсификации говорит о том, что проверять научную осмысленность и достоверность научных теорий необходимо не посредством поиска доказательных фактов, а посредством поиска фактов опровергающих.

Фальсифицируемость требует, чтобы гипотезы или теории не были принципиально неопровержимыми. По мнению Поппера, теорию нельзя считать научной, руководствуясь лишь тем, что есть один или какое-то множество экспериментов, говорящих о её достоверности.

Учитывая то, что практически все теории, которые созданы на основании экспериментальных данных, допускают возможность реализации ещё большего количества экспериментов по подтверждению, наличие этих подтверждений ещё нельзя считать показателем научности теорий.

Кроме того, по словам философа, теории могут быть различны по отношению к возможности проведения экспериментов, способных, пусть хотя бы теоретически, дать результаты, эти теории опровергающие. Теории, предполагающие, что такая возможность может иметь место, называются фальсифицируемыми.

А теории, для которых такой возможности не имеется, т.е. теории, в рамках которых можно объяснить любые результаты любых мыслимых экспериментов, называются нефальсифицируемыми.

Не будет лишним сказать и о том, что фальсифицируемость является только критерием, позволяющим отнести теорию к категории научных, однако не является критерием, указывающим на её истинность или возможность её успешной реализации.

Критерий Поппера и истинность теории могут соотноситься друг с другом по-разному. В том случае, когда опровергающий фальсифицируемую теорию эксперимент при своей постановке даёт результаты, которые идут вразрез с теорией, теорию можно считать фальсифицированной, но это не говорит о том, что она не фальсифицируема, т.е. она остаётся научной.

Беря во внимание то, что критерием, как правило, называется необходимое и достаточное условие, фальсифицируемость, несмотря на то, что её называют критерием, является лишь необходимым, но в то же время не достаточным признаком научной теории.

Философия науки и научное познание зиждутся на двух основополагающих идеях.

Первая идея говорит, что научное знание может предоставить и предоставляет людям истину, а вторая гласит, что научное знание избавляет людей от предрассудков и заблуждений. Первая из этих идей была отброшена Карлом Раймундом Поппером, а вторая стала основой всей его методологии.

В 30-50-е годы XX века Поппер предпринимал попытки жёстко разграничить науку и метафизику, взяв за основу принципы фальсифицируемости, но по прошествии некоторого времени несколько изменил свои взгляды, признав тот факт, что то различие между наукой и метафизикой, которое он предложил изначально, оказалось формальным. Но фальсифицируемость всё же нашла применение в научном мире.

Применение фальсифицируемости

На сегодняшний день в научной деятельности фальсифицируемость как научный критерий применяется довольно широко, хотя и не совсем строго. В основном это происходит, когда дело касается установления ложности какой-либо научной гипотезы или теории.

Причём есть такие теории, которые продолжают применяться, невзирая на то, что удалось выяснить опровергающие их факты, т.е. теории фальсифицированные.

Продолжают же они применяться, если основная масса фактов, касаемо их, является подтверждающими, а более совершенных аналогичных теорий ещё не создано, или же если другие их варианты неудобоприменимы.

Причины, по которым происходит именно так, существуют следующие:

В первую очередь, некоторые эксперименты, которые предоставляют опровергающие теорию результаты, можно считать показателем не того, что эта теория является ложной, а того, что слишком широко определена область, в которой она применяется.

Например, эксперименты с физическими объектами, которые движутся на скоростях, близких к скорости света, с одной стороны фальсифицируют постулаты классической механики, но на самом деле просто находятся вне рамок области применимости данной теории, а значит, их следует рассматривать с точки зрения более обобщённой теории относительности.

Или факты, указывающие на самоорганизацию материи, которые изучает термодинамика неравновесных процессов – они не являются фальсифицирующими термодинамику вообще, т.к. её законы, нарушающиеся в неравновесных процессах, сформулированы для работы с другими условиями.

К тому же отвергать общую термодинамику или классическую механику никому и в голову не приходит. Дело лишь в том, что использование обеих ограничено теми областями, где они работают.

Что же касается второй причины, то практическая научная деятельность не застрахована от ошибок, неправильных трактовок, предвзятых суждений и, что также не редкость, преднамеренных фальсификаций.

Исходя из этого, все новые факты всегда оцениваются с ориентиром на объём опровергающих их материалов, полученных ранее, а также степени достоверности источников информации и возможности того, что результаты могут быть интерпретированы неверно.

К примеру, если человек видит камень, который поднимается в небо, он, вероятнее всего, подвергнет сомнению увиденное или подумает, что его разыгрывают, нежели усомнится в действии закона всемирного тяготения.

Так что когда появляются факты, которые, на первый взгляд, фальсифицируют надлежащим образом проверенную теорию, изначально выносится предположение о том, что эксперимент был ошибочным. И только по мере накопления достаточно объёмного массива фактов, ставящих под сомнение такую теорию, есть смысл начинать разговор о том, чтобы от неё отказаться или пересмотреть.

Но хотелось бы заметить что, базовую предпосылку фальсифицируемости, согласно которой неопровержимую теорию ещё нельзя считать научной, члены учёного мира всецело разделяют и чётко её придерживаются.

Также интересно: 45-летнее исследование жизненных успехов вундеркиндов  

Квантовая психология: ЧТО мы создаем бессознательно

Критерий Поппера также можете использовать и вы – он очень может вам пригодиться, например, в работе по подбору источников информации для курсовых или научных работ, диссертаций и докторских, а также может оказать неоценимую поддержку в процессе самообразования. опубликовано econet.ru

 Кирилл Ногалес

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление – мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: https://econet.ru/articles/134547-falsifitsiruemost-poppera-kak-nauchnyy-kriteriy

Book for ucheba
Добавить комментарий