Философия  Бэкона

Бэкон фрэнсис – это… что такое бэкон фрэнсис?

Философия  Бэкона
(Bacon), (22 янв. 1561 – 9 апр. 1626) – англ. философ-материалист, родоначальник англ. материализма, перенесший вместе с Локком “из естествознания в философию …метафизический способ мышления” (Энгельс Ф., Анти-Дюринг, 1957, с. 21). Младший сын Н. Бэкона, лорда-хранителя печати. Закончил образование в Кембридже (1575). В 1584 Б. был избран в парламент.

С 1617 – лорд-хранитель печати при короле Якове I, затем – лорд-канцлер, барон Веруламский и виконт Сент-Олбанский. В 1621 Б. был привлечен к суду по обвинению во взяточничестве, осужден и отстранен от всех должностей. Вскоре помилованный королем, Б. не вернулся на гос. службу и последние годы жизни посвятил науч. и лит. работе.Науч. и политич. деятельность Б.

проходила в период, к-рый Маркс называл “прологом английской революции” (“Архив Маркса и Энгельса”, т. 8, 1946, с. 95), и отвечала потребностям растущей буржуазии и обуржуазившегося “нового дворянства”, заинтересованных в росте производства, технич. усовершенствованиях, развитии наук о природе. Философия Б.

, современниками к-рого были Шекспир, Бруно и Галилей, сложилась в атмосфере общего науч. и культурного подъема, к-рый охватил страны Европы, вставшие на путь капиталистич. развития. Ее появление означало освобождение науч. мысли от церк. догматики и схоластич. псевдоучености. Философия Б. явилась дальнейшим шагом в развитии материализма.Еще в юности Б.

задумал грандиозный план “Великого Восстановления наук” (“Instauratio Magna”) и всю жизнь работал над его осуществлением. Первую часть этого труда составляет классификация существующих и возможных наук. Б. разделял все науки соответственно трем способностям, к-рые он приписывал человеч. разуму.

Память лежит в основе истории, воображению соответствует поэзия, рассудок является источником философии, к-рую Б. делил на учение о боге, о природе и о человеке. Человек, по Б., познает природу непосредственно, бога – через природу, самого себя – путем рефлексии. Помимо этих частных наук, Б.

относил к области желательного (desiderata) “первую философию”, имеющую дело с понятиями, применимыми во всех областях знания. Важнейшее значение Б. придавал науке о природе, разделяя ее на теоретическую (исследующую причины) и практическую (дающую результаты).Теоретич.

наука включает физику, изучающую действующие и материальные причины, и метафизику, имеющую своим предметом формальные и целевые причины (фактически никакой роли в его учении не играющие). В практич. науках физике соответствует механика, метафизике – натуральная магия. Математику Б. считал вспомогат. наукой по отношению к физике.

Отстаивая устаревшую уже теорию двойственной истины, Б. требовал, чтобы религия не вмешивалась в область науки, но включал в философию “натуральную теологию” и признавал откровение равноправным источником знания (Собр. соч., ч. 1, СПБ, 1874, с. 236–238). Учение Б. “еще кишит … теологическими непоследовательностями” (Маркс К., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 2, с.

143).Основополагающая идея учения Б. состоит в том, что наука должна дать человеку власть над природой, увеличить его могущество и улучшить его жизнь. Анализируя упадок наук (“Новый Органон”, Л., 1935, с. 76), критикуя бесплодную схоластику и ее силлогистич. дедуктивный метод, а также схоластизированного Аристотеля, Б. видел цель познания в том, чтобы способствовать практич.

деятельности людей (там же, с. 147 и 199; “Новая Атлантида”, М., 1954, с. 32–43). Б. признавал возможность истинного знания как точного изображения бытия. Он высмеивал скептиков, к-рые “обращают бессилие своей науки в клевету против природы” (“Новый Органон”, с. 156), но считал необходимым сомнение, расшатывающее ложные учения и суеверия.Б.

считал причиной заблуждений разума ложные идеи, к-рые он называл “призраками” или “идолами”. Он насчитывал четыре вида “призраков”. П р и з р а к и р о д а общи всем людям и являются искаженным отражением вещей в силу того, что человек примешивает к их природе свою собственную. П р и з р а к и п е щ е р ы вытекают из индивид. особенностей каждого человека.

Призраки рынка – заблуждения, вытекающие из неверного использования слов. П р и з р а к и т е а т р а – ложные учения, завлекающие человека, подобно пышным театральным представлениям. Путь преодоления “призраков” – обращение к опыту и обработка его индукцией.Чувства для Б.

– основа всего знания, но он против эмпириков, к-рые, подобно муравью, только собирают попадающиеся на пути факты. Догматики или рационалисты, подобно пауку, тянут паутину мыслей из своего ума. Истинный же ученый берет пример с пчелы, извлекающей сок из цветов сада и поля и собств. умением преобразующей его в мед. Союз опыта и рассудка, по Б., – залог успеха познания и действия.

Маркс писал, что для Б. “наука есть опытная наука и состоит в применении рационального метода к чувственным данным” (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 2, с. 142). Свой логич. метод “истинного наведения” Б.

противопоставлял не только дедукции (не отвергая ее полностью, но считая ее негодной для получения новых истин), но и примитивной индукции через простое перечисление случайных признаков, способной дать лишь шаткие выводы.Орудие познания и действия, по Б., – это новый метод истолкования природы, открытий и изобретений, опирающийся на планомерно поставленный эксперимент.

Подчеркивая роль эксперимента, Б., однако, настаивал на том, чтобы различать “плодоносные” и “светоносные” опыты (“Новый Органон”, с. 167); первые направлены на ближайшие результаты и упускают знание причин, к-рое одно только может быть основой подлинного могущества человека. Поэтому Б.

призывал искать светоносные опыты, к-рые хотя “сами по себе не приносят пользы, но содействуют открытию причин и аксиом” (там же) и к-рые способны стать источником новых практич. открытий и изобретений. Это различение замазывают представители прагматизма (см. J. Dewey, Reconstruction in Philosophy, 1949, p. 52), неправомерно выдающие себя за последователей Б. Для Б.

сила человека и его успех основаны лишь на истинном знании объективного мира.Не будучи естествоиспытателем, Б. подчас неверно оценивал нек-рые открытия и научные идеи своего времени. Б. преуменьшал роль математики для естествознания; он отказывался признать истинность гелиоцентрич. системы Коперника (Собр. соч., ч. 1, СПБ, 1874, с. 252 и 288). Б., тем не менее, сумел уловить дух новой науки, понять, что она материалистична по своему существу и по методу основана на опыте. Учение Б. дало прочную материалистич. основу естествознанию. В этом смысле Маркс писал, что “настоящий родоначальник а н г л и й с к о г о материализма и всей современной экспериментирующей науки – это Б э к о н” (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 2, с. 142).

Влияние естествознания 17 в. на Б. сказалось в присущей его учению аналитич. тенденции, в стремлении разлагать все сложные вещи и явления на простые и сводить многообразие материи и движения к элементарным формам.

Анализ природы Б. вел по двум различным, хотя и нередко переплетающимся направлениям. В соответствии с духом естествознания своего времени Б. искал в вещах атомистич.

структуру, с одобрением ссылался на Демокрита и доводил разложение материи до атома, “который является реальным существом, обладающим материей, формой, измерением, местом, силой сопротивления, стремлением…, движением и эманациями…” (“О принципах и началах”, М., 1937, с. 65). Эта первая линия исследования, “принципов и начал” не получила у Б. окончат.

завершения. Б. не считал, что мысленное разложение материи на бескачеств. однородные атомы способствует решению гл. практич. задачи науки – изменять природу тел и содействовать благосостоянию людей (“Новый Органон”, с. 131–34). Понимание Б. материи не стало еще полностью механическим, как у Галилея, Декарта или Гоббса.

Он понимал материю как объективное многообразие чувств. качеств, воспринимаемых человеком и нужных ему. У Б., говорил Маркс, “материя улыбается своим поэтически-чувственным блеском всему человеку” (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 2, с. 143). Б. отвергал представление о материи как о пассивном, инертном начале. Материя полна у него внутр. активности (см.

тамже, с. 142).Вторая линия анализа Б. природы вела от чувств. свойств или “природ” к лежащим в их основе “формам”. Пользуясь аристотелевско-схоластич. термином “формы”, Б., однако, понимал под формой сущность, или основание, или закон образования данного свойства, сводящийся в конце концов к определ.

конфигурации и движению более или менее мелких материальных частиц, составляющих тело. Так, “Форма” теплоты, по Б., – это особое движение незаметных для глаза частиц: “Тепло есть Движение распространения, затрудненное и происходящее в малых частях” (“Новый Органон”, с. 245). Считая движение неотъемлемо присущим материи, Б. не сводил его лишь к механич.

перемещению, но допускал по меньшей мере 19 качественно различающихся видов движения, давая им весьма причудливые наименования (см. тамже, с. 324–44). По мнению Б., природа может быть сполна разложена на конечное число форм и видов движения, в результате комбинирования к-рых образуются все вещи. В этом проявилась метафизичность взглядов Б.

Конкретная задача индукции, как ее понимал Б., состояла в отыскании форм. Этой цели должны служить предложенные им таблицы присутствия, отсутствия и степеней, т.е. определенные способы учета изучаемых свойств у отдельных предметов данного класса.

Сопоставление этих таблиц позволяет обнаружить тот искомый признак, к-рый необходимо связан с исследуемым свойством, вызывает его, составляет его форму. Истинная индукция, по Б., включает и ряд др. приемов – “вспомоществований” разуму. Поскольку сбор примеров, заполняющих таблицы, требовал знания массы фактов, Б.

считал важнейшей задачей науки их собирание и до конца жизни работал над составлением “Естественной и Экспериментальной истории”, к-рая должна была явиться третьей частью “Великого восстановления”.Предложенная Б.

техника индукции исходила из ошибочного предположения о возможности исчерпать “Естественной историей”, все богатство явлений природы и свести их к огранич. числу форм. Хотя она не могла быть применена практически, заложенные в методе Б. идеи получили плодотворное развитие в системах индуктивной логики, особенно у Дж. С. Милля.Социально-политич. взгляды Б.

, изложенные гл. обр. в “Опытах” и в “Новой Атлантиде”, проникнуты стремлением укрепить положение буржуазии и “нового дворянства” и побудить монархию способствовать развитию капиталистич. отношений в стране. Б. отрицательно относился к крупному феод. дворянству и рекомендовал монарху держать его дальше от себя, опираясь на деятельные слои среднего дворянства. Б.

высказывался за активную колониальную политику, не останавливающуюся даже перед войной. Видя в трудящихся массах постоянный источник смут и беспокойства, Б. рекомендовал для сохранения порядка применять к народу и его вождям обман, подкуп и прямое насилие.

Учение Б. оказало огромное влияние на последующее развитие науки и философии. Логич. метод Б. стал отправным пунктом развития индуктивной логики. Его материалистич. учение о природе и познании заложило основу материализма Гоббса, сенсуализма Локка и его последователей. Призыв Б. к эксперимент. изучению природы явился стимулом для естествознания 17 в. и сыграл важную роль в создании науч. организаций (напр., Лондонского королевского об-ва).

Классификация наук Б., несмотря на положенный в ее основу субъективный принцип разделения наук, сыграла большую положит. роль в истории науки и была принята франц. просветителями в качестве основы разделения наук в издававшейся ими “Энциклопедии”.

Соч.: Opera omnia, [ed. J. В. Schönwetter…], Francf./M., 1665; The works of Francis Bacon…

, by Mallet, v. 1–4, L., 1740; v. 1–5, L., 1765; The works of Francis Bacon…, ed. by B. Montagu, v. 1–16, L., 1825–36; v. 1–3, Phil., 1846; The works…, ed. by J. Spedding, R. L. Ellis and D. D. Heath, v. 1–14, L., 1857–74; Oeuvres de Bacon, introd. par M. F. Riaux, v. 1–2, P., 1851–52. Лучшим классическим изданием считается изд.: J. Spedding…

, кроме указанного выше, – The philosophical works of Francis Bacon…, reprinted from the texts…, of Ellis-and-Spedding-ed. with an introd. by J. M. Robertson, L.–N. Y., 1905; Сокращения философии канцлера Франциска Бакона, т. 1, пер. с франц. В. Тредиаковского, в кн.: Житие канцлера Франциска Бакона, М.

, 1760; О мудрости древних из Бакона, “Утренний свет”, 1780, май; О скептицизме. О воображении. О страстях. О перемене человеческих дел, там же, 1780, июнь; О добродетели, там же, 1780, июль; Пан или природа, “Друг юношества”, 1809, сент.; Ученость, “Каллиопа”, Сборник 1, М., 1815; Сирены, или Удовольствия, там же, Сборник 2, М.

, 1816; Учение, “Соревнователь просвещения и благотворения”, 1824, No 7; Собр. соч. Бэкона, т. 1–2, пер. П. А. Бибикова, СПБ, 1874.

“Новый Органон” (“Novum Organum Scientiarum”) – гл. филос. произведение Б., вторая (логич.) часть “Великого восстановления” (“Instauratio magna”).

Хотя, как свидетельствует биограф Б. – В. Раули, “Новый Органон” переделывался автором до 12 раз, он был опубликован неоконченным. Название подчеркивает желание Б. противопоставить свое сочинение как орудие новой науки логич. трудам (“Органону”) Аристотеля.

Написанный в форме афоризмов, “Новый Органон” состоит из 2 книг: первая – преимущественно критическая, “разрушительная”, направленная против схоластики, вторая – позитивная, излагающая логич. метод Б. “Новый Органон” переведен на все европ. и мн. др. языки. Первое издание вышло в 1620 в Лондоне на лат. яз. и включало также предисловие к “Естественной и Экспериментальной истории” (т.

н. “Parasceve”); второе издание было опубликовано в Амстердаме в 1660. Первый перевод на англ. яз. был сделан в 1733 П. Шоу (Peter Shaw; в трехтомном собр. соч. Б. на англ. яз.), переиздано в 2 томах в 1802, 1818, следующий – В. Вудом, L., 1844: имеются изд.: Ν. Υ., 1901, [1937]. На франц. яз. – F. Bacon, Oeuvres, t. 1–6, Dijon, an. 8 [1800]; затем в сборниках (вместе с произв.

Декарта и Лейбница) в Париже в 1840, 1847, 1857 гг.; на нем. яз. – Franz Bacon's Neues Organon, В., 1870; имеются издания в Италии (Bassano, 1788), в Венгрии (Будапешт, 1885, 1954), в Испании (Мадрид, 1933), в Чехословакии (Прага, 1922), в Румынии (Бухарест, 1957). В рус. пер. – Собр. соч., ч. 2, пер. П. А. Бибикова, СПБ, 1874, пер. С. Красильщикова, [Л.], 1935, Л.–М., 1938.

Лучшим считается издание под редакцией и с предисловием Т. Фаулера (Th. Fowler, Bacon's Novum Organum, Oxf., 1878, 1889).

Лит. о “Новом Органоне”: Белый Б. и Силин Μ. Φ., Бэкон. Новый Органон, “Под знаменем марксизма”, 1936, No 1; Городенский Н., Франциск Бэкон, его учение и энциклопедия наук, Сергиев Посад, 1915; Разбор “Нового Органона” дан в книге Фаррингтона (В. Farrington, Francis Bacon, philosopher of industrial science, Ν. Υ., 1949).

“О достоинстве и усовершенствовании наук” (“De dignitate et augmentis Scientiarum”, 1623) – значительно расширенный перевод на лат. яз. вышедшей на англ. яз. в 1605 работы Б. “О преуспевании знания” (“Advancement of Learning”). Опубликована в 1623 как первая часть “Великого восстановления наук”, поскольку Б.

не удалось написать первоначально задуманную работу “Разделение наук”. 1-я книга является почти дословным переводом 1-й книги англ. издания и посвящена критике недооценки наук и доказательству их величайшего значения для человечества. Остальные 8 книг содержат классификацию и обозрение наук. Работа имеет большое методологич.

значение и тематически дополняет “Новый Органон”. Др. изд. на лат. яз. – Р., 1624; Argentorati, 1635; Lugdunum Batavorum, 1652; Amst., 1662; на англ. яз. – L., 1674; Edin., 1769; 1823; на франц. яз. – Neuf livres de la Dignité et de l'accroissement des sciences, P., 1632; P., 1634; L'artisan de la fortune, P., 1640; P., 1689 и др. На рус. яз.

эта работа имеется только в весьма неточном переводе П. А. Бибикова (Собр. соч. Бэкона, т. 1, СПБ, 1874).Лит.: Герцен А. И., Письма об изучении природы, Избр. философские произв., т. 1, [M.], 1948, с. 239–70; Либих Ю., Ф. Бэкон Веруламский и метод естествознания, СПБ, 1866; Mаколей Т. Б., Очерк жизни лорда Бакона, “Библиотека для чтения”, т.

140, [ч. 2], СПБ, 1856; его же, Лорд Бэкон, Полн. собр. соч., т. 3, СПБ, 1862; Фишер К., Реальная философия и ее век. Франциск Бакон Веруламский, 2 изд., СПБ, 1870; Литвинова Ε. Φ., Φ. Бэкон. Его жизнь, научные труды и общественная деятельность, СПБ, 1891; Милонов К. К., Философия Фр. Бэкона, [М., 1924]; Быховский Б.

, Бэкон и его место в истории философии, “Под знаменем марксизма”, 1931, No 6; Суслин М., Бэкон и его трактат “О принципах и началах”, “Под знаменем марксизма”, 1936, No 9; Субботник С., Ф. Бэкон, [Краткий очерк жизни и учения, М.], 1937; Тарасов Н. В., Ф. Бэкон…, “Тр. Воронежск. го с. мед. ин-та”, 1940, т. 9; 1941, т. 11; Шупина В. М., Взгляды Фр.

Бэкона на право, мораль и церковь, “Уч. зап. Моск. обл. пед. ин-та”, 1955, т. 22, вып. 2; Голосов В., Очерки по истории английского материализма XVII–XVIII веков, [Красноярск], 1958, гл. 1, 2; Church R. W., Bacon, L., 1884; Broad C. D., The philosophy of Francis Bacon, Camb., 1926; Fowler Th., Bacon, N. Y., 1881; Rémusat Ch.

, Bacón, sa vie, son temps, sa philosophie et son influence jusqu'á nos jours, [3] éd., P., 1865; Taylor Α. Ε., Francis Bacon, [A lecture], L., 1927; Gundry W., Francis Bacon, a map of days…, L., [1946]; Anderson F., The philosophy of Fr. Bacon, Chi., [1948]; Farrington В., Francis Bacon philosopher of industrial science, N. Y., [1949]; Gibson R. W.

, Francis Bacon, a bibliography of his works and of Baconiana to the year 1750, Oxf., 1950; Bacon Francis, в кн.: Encyclopaedia Britannica, L. [a. о.], 1955; Frost W., Bacon und die Naturphilosophie…, Münch., 1927.

M. Мельвиль. Москва.

Философская Энциклопедия. В 5-х т. — М.: Советская энциклопедия. Под редакцией Ф. В. Константинова. 1960—1970.

Источник: https://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_philosophy/182/%D0%91%D0%AD%D0%9A%D0%9E%D0%9D

Философия Фрэнсиса Бэкона

Философия  Бэкона
Философия Фрэнсиса Бэкона

Фрэнсис Бэкон (1561 – 1626) родился в Лондоне в семьелорда-хранителя печати при королеве Елизавете. С 12 лет обучался в Кембрижскомуниверситете (колледж св. Троицы).

Избрав политическую карьеру в качествежизненного поприща, Бэкон получил юридическое образование. В 1584 г. избирается в палату общин, где остается до восшествия на трон Иакова I (1603 г.) и разгона парламента.

Начиная с этого времени, он быстро поднимается по политическойлестнице, достигнув в 1618 г. должности лорда-канцлера. Весной 1621 г. Бэкон был обвинен палатой лордов в коррупции, предан суду и от сурового наказания былосвобожден лишь по милости короля.

На этом политическая деятельность Бэконазавершилась, и он всецело отдался научным занятиям, и прежде занимавшимзначительное место в его деятельности.

Наиболее известный труд Ф. Бэкона “Новый Органон”вышел в свет в 1620 г. Бэкон написал за свою жизнь много книг, из которыхследует упомянуть также “Опровержение философий” (1608), “Одостоинстве и приумножении наук” (1623) и вышедшую посмертно “НовуюАтлантиду”.

В истории философии и науки Бэкон выступил как провозвестникопытного естествознания и научного метода. Ему удалось дать образ новой науки,отправляясь от твердо принятых и последовательно продуманных представлений означении знания в обществе и человеческой жизни.

Уже в Кембридже юный Бэконостро пережил неудовлетворенность традиционной (схоластической) наукой,полезной, по его словам, лишь для побед на университетских диспутах, но не врешении жизненных задач человека и общества. Старая философия бесплодна имногословна – таков краткий вердикт Ф. Бэкона.

Главным делом философастановится критика традиционного познания и обоснование нового методапостижения природы вещей. Он упрекает мыслителей прошлого за то, что в ихтрудах не слышно голоса самой природы, созданной Творцом.

Методы и приемы науки должны отвечать подлинным ее целям -обеспечению благополучия и достоинства человека. Это и свидетельство выходачеловечества на дорогу истины после долгого и бесплодного плу-тания в поискахмудрости. Обладание истиной обнаруживает себя именно в росте практическогомогущества человека. “Знание – сила” – вот путеводная нить в прояснениизадач и целей самой философии.

“Человек, слуга и истолкователь Природы, ровно столькосовершает и понимает, сколько он охватывает в порядке Природы; свыше этого онне знает и не может ничего” – этим афоризмом Бэкона открывается его”Новый Органон”. Возможности человеческого разумения и наукисовпадают, поэтому так важно ответить на вопрос: какой должна быть наука, чтобыисчерпать эти возможности?

Учение Бэкона разрешает двуединую задачу – критическипроясняет источники заблуждения традиционной, не оправдавшей себя мудрости, иуказывает на правильные методы овладения истиной.

Критическая часть программыБэкона ответственна за формирование методической дисциплины научного разума.

Впечатляет и позитивная ее часть, но она написана, по замечанию великого Гарвея,личного врача Бэкона, “по лорд-канцлерски”.

Итак, что же препятствует успешному познанию природы?Приверженность к негодным методам познания мира обусловлена, по мнению Бэкона,господством над сознанием людей так называемых “идолов”. Он выделяетчетыре их основных вида: идолы рода, пещеры, рынка и театра. Так образнопредставлены философом типичные источники человеческих заблуждений.

“Идолы рода” – это предрассудки нашего ума,проистекающие из смешения нашей собственной природы с природой вещей. Последняяотражается в ней как в кривом зеркале.

Если в человеческом мире целевые(телеологические) отношения оправдывают законность наших вопросов: зачем? длячего? – то те же вопросы, обращенные к природе лишены смысла и ничего необъясняют.

В природе все подчинено только действию причин и здесь законен лишьвопрос: почему? Наш ум следует очистить от того, что проникает в него не изприроды вещей. Он должен быть открыт Природе и только Природе.

“Идолы пещеры” – это предрассудки, заполняющие умиз такого источника, как наше индивидуальное (и случайное) положение в мире.Чтобы освободиться от их власти необходимо достигать согласия в восприятииприроды из разных позиций и при различных условиях. В противном случае иллюзиии обманы восприятия затруднят познание.

“Идолы рынка” – это заблуждения, проистекающие изнеобходимости пользоваться словами с уже готовыми значениями, принимаемыми наминекритически. Слова способны подменить обозначаемую ими вещь и взять ум в свойплен. Ученый должен быть свободен от власти слов и открыт самим вещам для того,чтобы успешно их познать.

И, наконец, “идолы театра” – заблуждения,проистекающие из безусловного подчинения авторитету. Но ученый должен искатьистину в вещах, а не в изречениях великих людей.

“Итак, об отдельных видах идолов и об их проявлениях мыуже сказали. Все они должны быть отвергнуты и отброшены твердым и торжественнымрешением, и разум должен быть совершенно освобожден и очищен от них. Пусть входв царство человека, основанное на науках, будет таким же, как вход в царствонебесное, куда никому не дано войти не уподобившись детям”.

Борьба с авторитарным мышлением – одна из основных заботБэкона. Следует безоговорочно признать лишь один авторитет, авторитетСвященного Писания в делах веры, но в познании Природы ум должен опиратьсятолько на опыт, в котором ему открывается Природа.

Разведение двух истин -божественной и человеческой – позволило Бэкону примирить существенно различныеориентации познания, вырастающие на почве религиозного и научного опыта,укрепить автономность и самозаконность науки и научной деятельности.”Апофеоз заблуждений есть злейшее дело и поклонение суетному равносильночуме разума.

Однако, погрузившись в эту суету, некоторые из новых философов свеличайшим легкомыслием дошли до того, что попытались основать естественнуюфилософию на первой главе книги Бытия, на книге Иова и на других священныхписаниях.

Эту суетность надо тем более сдерживать и подавлять, что избезрассудного смешения божественного и человеческого выводится не толькофантастическая философия, но и еретическая религия. Поэтому спасительнее будет,если трезвый ум отдаст вере лишь то, что ей принадлежит”.

Беспристрастный ум, освобожденный от всякого родапредрассудков, открытый Природе и внимающий опыту – таково исходное положение бэконовскойфилософии. Для овладения истиной вещей остается прибегнуть к правильному методуработы с опытом. Бэкон указывает на две возможные дороги поисков и обнаруженияистины, из которых мы должны выбрать наилучшую и гарантирующую нам успех.

Первая переносит нас от чувства и частных случаев “сразу к аксиомам самогообщего характера, и затем дает дорогу суждениям на основании этих принципов,уже закрепленных в их незыблемости, с тем, чтобы вывести на их основаниипромежуточные аксиомы; это наиболее распространенный путь.

Другая – от чувстваи частного приводит к аксиомам, постепенно и непрерывно поднимаясь по ступенямлестницы обобщения до тех пор, пока не подведет к аксиомам самого общегохарактера; это самая верная дорога, хотя она еще не пройдена людьми”.Второй путь – это путь методически продуманной и усовершенствованной индукции.

Дополнив ее целым рядом специальных приемов, Бэкон стремится превратитьиндукцию в искусство вопрошания природы, ведущее к верному успеху на путипознания. На этом методически выверенном пути роль чистого случая и удачи вотыскании истины, также как и различий в интеллектуальной проницательности,существующих между людьми, преодолевается.

“Как говорится, хромой идущийпо дороге, опережает того, кто бежит без дороги. Очевидно и то, что, чем болееловок и быстр бегущий по бездорожью, тем больше будут его блуждания.

Наш же путь открытия наук таков, что он немного оставляет исиле дарований, но почти уравнивает их. Подобно тому как для проведения прямойлинии или описания совершенного круга много значит твердость, умелость ииспытанность руки, если действовать только рукой, – мало или совсем ничего незначит, если пользоваться циркулем и линейкой. Так обстоит и с нашимметодом”.

Основав свою философию на понятии опыт, истолковав чувственностькак единственный источник всех наших знаний, Бэкон тем самым заложил основыэмпиризма – одной из ведущих философских традиций новоевропейской философии.

Родоначальник эмпиризма вместе с тем ни в коей мере не былсклонен недооценивать значение разума. Сила разума как раз и проявляет себя вспособности такой организации наблюдения и эксперимента, которая и позволяетуслышать голос самой природы и истолковать сказанное ею правильным образом.

Отличая себя от тех, кого сам Бэкон называл эмпириками и догматиками, онпоясняет существо своей позиции следующим образом: “Эмпирики, подобномуравью, только собирают и довольствуются собранным. Рационалисты, подобнопауку, производят ткань из самих себя.

Пчела же избирает средний способ: онаизвлекает материал из садовых и полевых цветов, но располагает и изменяет егопо своему умению. Не отличается от этого и подлинное дело философии.

Ибо она неосновывается только или преимущественно на силах ума и не откладывает всознание нетронутым материал, извлекаемый из естественной истории имеханических опытов, но изменяет его и перерабатывает в разуме.

Итак, следуетвозложить добрую надежду на более тесный и нерушимый (чего до сих пор не было)союз двух этих способностей – опыта и рассудка”. Почему же он тем не менееостается философом эмпиризма? Ценность разума – в его искусстве извлеченияистины из опыта, в котором она заключена.

Разум как таковой не содержит в себеистин бытия и, будучи отрешен от опыта, неспособен к их открытию. Опыт, такимобразом, имеет основополагающее значение. Разум можно определить через опыт(например, как искусство извлечения истины из опыта), но опыт в своемопределении и пояснении в указании на разум не нуждается, а потому можетрассматриваться как инстанция самостоятельная и от разума независимая.

Основы альтернативной эмпиризму рационалистической традициибыли заложены французским философом Рене Декартом. Но прежде чем перейти к еехарактеристике остановимся вкратце на той картине мира, которую предложилБэкон, основываясь на систематическом применении своего метода познания.

Бэконовское учение о бытии складывается в контекстенеустанно подчеркиваемого активного контакта исследователя с природой. Ученый впервую очередь не наблюдатель и созерцатель, а экспериментатор. “Дело ицель человеческого могущества в том, чтобы производить и сообщать данному телуновую природу или новые природы”.

И Бэкон строит такую концепцию бытия,которая как бы гарантирует исследователю самую возможность достижения успеха вделе практического овладения миром, ибо “пути к человеческому могуществу изнанию ближайшим образом сплетены один с другим и едва ли не одни и теже”.

Он выделяет в окружающем нас мире, образованном бесчисленныммногообразием конкретных вещей и явлений, простые природы и их формы, знаниекоторых и позволяет нам овладеть ходом процессов и уметь их контролировать.Формы – это то, что характеризуется качественной неразложимостью, что обладаетпостоянством и дает ключ к пониманию источников изменений вещей.

Это и то, чтоможно интерпретировать как скрытые от глаз структуру и закон протеканияявления, наделенные качественным своеобразием. В этом понятии как бы сплетенымежду собой и слиты качественные субстанции и типологически отличные друг отдруга структурированные процессы (законы порождения и превращения).

Так, теплокак природа обладает формой, которая представляет собой и закон тепла.”Ибо форма какой-либо природы такова, что когда она установлена, то иданная природа неизменно за ней следует. Итак, форма постоянно пребывает, когдапребывает и эта природа, она ее вполне утверждает и во всем присуща ей.

Но этаже форма такова, что когда она удалена, то и данная природа неизменно исчезает.Итак, она постоянно отсутствует, когда отсутствует эта природа, постоянноудерживает ее и только ей присуща”.

Бэконовские формы в качестве базисныхструктур бытия сочетают в себе трудно отделимые друг от друга представления, содной стороны, о качественно простых природах, а с другой, – о чём-то болееблизком будущим объяснительным моделям механистического естествознания. Так, кпримеру, трактовка формы теплоты как рода внутреннего движения в телах вполнесогласуется с будущей ее физической интерпретацией.

Мир Бэкона – яркий предвестник мира новоевропейской науки,ее духа и метода, но в нем еще отчетливо различимы приметы и приемысредневекового миросозерцания.

Источник: https://goodlib.net/book_275_chapter_53_Filosofija_Frehnsisa_Behkona.html

Философия Фрэнсиса Бэкона Среднее время прочтения:

Философия  Бэкона

Фрэнсис Бэкон (рожд. 22 января 1561 г. – смерть 9 апреля 1626 г.)— один из самых выдающихся английских мыслителей, писатель и дипломат, с его именем связывают важнейший этап организационного и структурного становления «розенкрейцеровского братства» — масонские ложи. Считают, что это он в зашифрованной форме изложил в своих философских и политических сочинениях их идеологию.

– Salik.biz

Происхождение

Родом Бэкон из родовитой семьи, с давних времен принадлежавшей к британской политической элите (его отец, лорд, был хранитель печати). 1575 год — Фрэнсис оканчивает Кембриджский университет, в 1583-м становится членом парламента, а с 1618 по 1621 гг. занимает должность лорда-канцлера Англии.

Но, будучи человеком вполне честным и чуждым придворных интриг, он в конце концов был обвинен недоброжелателями в финансовых и политических злоупотреблениях, его отстранили от должности и предали суду, и лишь благодаря личному вмешательству благоволившего к нему короля Якова I с него сняли подозрения в «политическом преступлении».

Жизнь и творчество Фрэнсиса Бэкона

Освободившись Фрэнсис Бэкон благоразумно решил не возвращаться на государственную службу, и последние годы своей жизни посвятил философским, естественнонаучным и литературным трудам, издав такие прославившие его имя работы, как трактаты «О великом восстановлении наук» (который он писал на протяжении почти всей жизни), «О мудрости древних» (1609 г.), а также «Новая Атлантида» (которая была опубликован посмертно в 1627 г.)

Хотя, как известно, Бэкон никогда публично не заявлял о том что принадлежит к каким бы то ни было тайным обществам, вокруг его имени еще при жизни стал складываться мистический ореол, который в XIX и XX столетиях приобрел поистине мифический статус, в особенности после опубликования ряда посвященных ему работ, где на основе сведений, заимствованных из различных источников — свидетельств современников, корреспонденции брата Фрэнсиса, Энтони, одно время возглавлявшего службу британской внешней разведки, и, в конце концов, сочинений самого лорд-канцлера, доказывался факт его причастности к «оккультному возрождению» в Англии XVII века. С этой целью на вооружение бралось все — не только само содержание его трудов, но и элементы их художественного оформления и даже скрытые закономерности, которые выявлялись путем анализа содержащихся в них опечаток.

Рекламное видео:

Правда, надо оговориться, что исследователями порой руководил не столько чисто оккультный интерес, сколько желание отыскать подтверждение прочно овладевших умами современников слухов о том, что именно Бэкон был автором пьес, которые он выпускал под псевдонимом Уильям Шекспир.

Такое безудержное смешение оккультизма, элементов криптографии и литературоведческих исследований довело до того, что реальная личность Бэкона едва ли не полностью растворилась в «бэконовском мифе», где желаемое выдают за действительное.

С чего начинается миф?

Но что же действительно послужило тем первоначальным ядром, вокруг которого со временем сложился этот миф?

Ф. Бэкон — 18 лет

Хорошо известно, что Бэкон на протяжении всей жизни живо проявлял интерес к так называемой естественной, или экспериментальной, магии, к которой он относил такие «царственные» науки, как алхимия и астрология, при этом решительно выступал против любого шарлатанства в этой сфере.

Как считал Бэкон, истинные наука и мистический опыт не имеют ничего общего с подменой или обманом. Наоборот, он ратовал, по выражению А.Ф.

Лосева, за «точное эмпирическое исследование реальных вещей нашего реального опыта», то есть за магию научно-техническую, добивающуюся так называемых «чудес» научно-техническим путем.

Эти принципы и их формы он изложил в своих трудах: «О великом восстановлении наук» и «Нравственные и политические опыты», где объявляет науку, в особенности науку прикладную, эмпирическую, законной наследницей и преемницей архаической магии, которая, дескать, к тому времени уже выработала свой внутренний ресурс и теперь должна передать эстафету новым формам познания скрытых свойств Природы.

Познав тайные законы материи, считал Бэкон, и, в первую очередь, великую загадку взаимопревращения и взаимопроникновения веществ, человек способен достичь высшего, поистине божественного могущества и начать творить новые законы, которые коренным образом изменят его среду обитания, приведя ее в соответствие с высокими запросами «царя природы».

Потому вместо типичных для мистической литературы восхвалений могущества и благ Создателя мы находим у Бэкона многочисленные и довольно подробно описанные «чудеса» технического прогресса, предвосхищающие многие изобретения далекого (если отталкиваться от времени жизни философа) будущего: самолеты, рентген, метеорологию и многое другое.

Именно потому А.Ф.

Лосев находит уместным говорить в данной связи о «технике XXI столетия», имея под этим в виду какой-то особый вид материализма, то есть материализм магический и мистический, нацеленный в первую очередь на обнаружение, говоря словами самого Бэкона, «знаков Создателя на Его созданиях, запечатленных и закрепленных в материи посредством истинных и тончайших средств». По мысли Фрэнсиса Бэкона, если и возможно добиться такого обнаружения, то не путем отвлеченного схоластического богословия, а путем прикладного, экспериментального исследования, свободного от всяких предрассудков и предвзятостей.

Необходимость создания организованных обществ

Потому как в одиночку справиться с таким грандиозным замыслом вряд ли кому под силу, то Бэкон указывает в связи с этим на необходимость создания неких организованных обществ, члены которых могли бы активно поддерживать друг друга в своих начинаниях.

«Воистину, — писал он, — подобно тому, как сама Природа творит братство в семьях, так же и в процессе познания не может не сложиться братство на основе знаний и нравственности, восходящее к тому особому отцовству, что приписывают Богу, называя Его Отцом Просветления, или Света».

Эти высказывания не оставляют сомнении в том, на какое именно «братство» намекал автор: содружество адептов «естественной магии», в рамках которого научно-культурное «просветительство» органически дополнялось бы просветленностью божественным духом, то есть эзотерическим Гнозисом. По мнению Фрэнсиса Бэкона, такое сообщество «научных магов» явилось бы основной опорой и движущей силой духовно-научного прогресса, имеющего конечную цель расширение творческих возможностей человека до степени богоподобия.

Бюст Фрэнсиса Бэкона

С другой стороны, потом Бэкон нигде не развивает и не конкретизирует эту тему «братства просвещенных». Больше того, он даже высказывал (причем не раз) критические замечания в адрес некоторых видных представителей ренессансного оккультизма, включая самого Парацельса.

Как видно, это можно объяснить только одним: необходимостью маскировки своих взглядов, потому как, занимая высокое официальное положение и постоянно находясь в центре завистливого внимания со стороны множества соперников, он в противном случае рисковал прослыть «еретиком», а главное — потерять расположение Якова I, панически боявшегося всего сверхъестественного и даже сочинившего обширное руководство по изобличению ведьм.

В силу принципа noblesse oblige (лат. «происхождение обязывает») лорд-канцлер пытался придать своим рассуждениям о «восстановлении наук» может быть в большей степени традиционный и невинный вид, и это удалось ему так, что с толку был сбит не только король Яков, но и современные исследователи.

Как бы там ни было, своей цели философ смог достичь: он сумел, не вызывая подозрений и нареканий, обеспечил себе «прикрытие» для реализации своих излюбленных идей и далеко идущих планов.

Несомненно, что представление о Фрэнсисе Бэконе как великом конспираторе и криптографе имело своим истоком именно такого рода двойственность и исходило от круга лиц, хорошо знавших о закулисных сторонах жизни политика.

«Новая Атлантида»

И, может быть, мы так никогда ни о чем и не узнали бы, если бы наследники философа, разбирая после смерти его архив, не обнаружили манускрипт с текстом «Новой Атлантиды», своего рода современной версии легендарного платоновского мифа.

Собственно, следуя своей излюбленной идее о природе как чудесной книге, написанной Творцом «живыми» письменами, Бэкон все время питал глубокий интерес к символическому языку и толкованию древних мифов и преданий, в которых, как он не без основания считал, заключена в иносказательной форме тайная мудрость тысячелетий.

Так, в небольшом, но довольно интересном с этой точки зрения трактате «О мудрости древних» он дал оригинальную интерпретацию 28 ключевых образов античной мифологии, отождествляя каждый на них с каким-то метафизическим принципом, или архетипом. К примеру, Орфей — архетип «универсальной философии». Протей — архетип материи. Пан — архетип мира природы. Прометен олицетворяет синтез науки и магии и т. д.

Что до «Новой Атлантиды», то здесь платоновскую аллегорию философ ко всему прочему «скрестил» с каббалой и более чем прозрачной розенкрейцеровской символикой.

В центре повествования — обосновавшееся на уединенном и недоступном острове посреди океана (символ тайной мудрости, укрытой от взоров простых смертных) сообщество магов и мудрецов, которые переняли свою мудрость от библейского царя Соломона, в память о котором главный центр этого сообщества именуется Бенсалем, то есть «дом Соломона».

Это сообщество одновременно соединяет в себе и прошлое, потому как его адепты искушены во всех формах древней магии, и будущее, поскольку оно основано на сугубо технократических принципах.

Да и образ жизни, который ведут адепты ордена Бенсалема, знающие обо всем, что происходит во внешнем мире, но не ведомые никому за пределами острова, словно списан с устава какой-то древней мистической секты вроде пифагорейской.

Статуя Бэкона в часовне Тринити-колледжа

Так, им предписывается блюсти высочайшее целомудрие, а плотское общение допускается лишь в целях продолжения рода. (Тут, вне всякого сомнения, сказалась рациональная ненависть Бэкона к плотскому размножению, под влиянием которой он, следует заметить, стал убежденным гомосексуалистом.)

Такого рода описания внешнего вида и предметов убранства ритуальных помещений в доме Соломона также основаны на скрытых ассоциациях с розенкрейцеровской легендой и хитроумных символических ходах, при этом основные атрибуты убранства — астральные знаки и инструменты типа угольника, циркуля и т. д.

— стали в последствии основными символами масонских лож.

Очевидно, что описанное общество — не что иное, как реализовавшаяся розенкрейцеровская утопия: его члены осуществили «великое восстановление наук» и в результате возвратились к состоянию Адама до грехопадения — ведь именно так Фрэнсис Бэкон и авторы «розенкрейцеровских манифестов» представляли себе конечную цель духовной эволюции человечества.

Заканчивая этот краткий очерк о выдающемся «розенкрейцере» своего времени, нельзя не сказать о том, что «Новая Атлантида» стала основой не только всех технократических утопий нового времени, но и теории о пресловутом «жидомасонском заговоре», этой своеобразной формы воинствующего материализма. Как говорит один из персонажей «Атлантиды» (проводник по Бенсалему), мудрый еврей по имени Яабин (это имя составлено из названий двух священных колонн при библейском храме Соломона — Иакин и Боаз), обитатели острова ведут свой род от «колена Авраамова», а «нынешние законы Бенсалема происходят от тайных законов, начертанных Моисеем в каббале». Эти слова могут служить ярким доказательством того, что Фрэнсис Бэкон в действительности был одним из самых проницательных и эрудированных людей своего времени!

Избранные цитаты Фрэнсиса Бэкона

• Больше всех мы льстим самим себе.

• Зависть никогда не знает праздника.

• Здоровое тело – гостиная для души; больное – тюрьма.

• Дружба удваивает радости и сокращает наполовину горести.

• Библиотеки – это раки, где хранятся останки великих святых.

• Богатство не может быть достойной целью человеческого существования.

• В каждом человеке природа всходит либо злаками, либо сорной травою.

• Гнев есть безусловная слабость; известно, что ему более всего подвержены слабые существа: дети, женщины, старики, больные и пр.

• В любви быть мудрым невозможно.

• Три вещи делают нацию великой и благоденствующей: плодоносная почва, деятельная промышленность и легкое передвижение людей и товаров.

• Книги — это корабли мысли, странствующие по волнам времени и бережно несущие свой драгоценный груз от поколения к поколению.

• Возможность украсть создает вора.

• Грубость рождает ненависть.

• Человека лучше всего узнать в трех ситуациях: в уединении — так как здесь он снимает с себя все показное; в порыве страсти — ибо тогда забывает он все свои правила; и в новых обстоятельствах — так как здесь его покидает сила привычки.

• Лесть – порождение скорее характера человека, чем злой воли.

• Лесть – это стиль рабов.

• Ложь обличает слабую душу, беспомощный ум, порочный характер.

• Наслаждаться счастьем – величайшее благо, обладать возможностью давать его другим – еще большее.

В. Спаров

Источник: https://salik.biz/articles/35972-filosofija-frensisa-bekona.html

Фрэнсис Бэкон

Философия  Бэкона

1561-1626)- английский философ. Создатель современной теории познания и современного экспериментального научного метода. Бэкон упорядочил рациональную организацию эксперимента, составляя таблицы “присутствия “, “отсутствия” и “степени”, цель которых – отделить причины от явлений. Главное произведение – “Новый Органон”.

Источник: Словарь-справочник по философии для студентов лечебного, педиатрического и стоматологического факультетов

1561-1626) – англ. философ, родоначальник англ. материализма. В трактате «Новый Органон» (1620) и др. соч. утверждал, что целью науки является познание природы, овладение ее силами, требовал очищения разума от предрассудков и заблуждений («идолов», или «призраков»). Б. разработал метод науч.

индукции, развивал концепцию «двойственной истины», подчеркивал приоритет знания перед верой, выступал против схоластнч. философии. В то же время Б. признавал бытие бога, существование особой разумной души. Однако объективно его учение было направлено против религ.-идеалистич. мировоззрения, вело к материалистич.

пониманию природы и человека.

Источник: Атеистический словарь

1561-1626) – английский философ, писатель, политический деятель. Он задумал грандиозный проект «великого восстановления наук», наиболее важной частью которого была работу «Новый Органон, или истинные указания для истолкования природы».

Разработал классификацию наук, считал источником философии рассудок, а ее предметом Бога, природу и человека. задача научной философии – очистить разум от «идолов» (заблуждений) – субъективности и ложных авторитетов. Выделял 4 вида «идолов» – идолы рода, идолы пещеры, идолы рынка, идолы театра.

Ему приписывают девиз «Знание-сила». В своих социально-политических произведениях «Опыты, или Наставления нравственные и политические» и «Новая Атлантида» Бэкон был идеологом просвещенной монархии, защищающей интересы обуржуазившейся аристократии.

Утопия Бэкона «Новая Атлантида»- программа буржуазных социальных реформ. Разрабатывал дедуктивный метод исследований. Сторонник эмпиризма.

Источник: Философия: словарь основных понятий и тесты по курсу «Философия»

барон Варуламский: канцлер Англии и философ (Лондон, 1561-1626). Сын охранника министра юстиции во время правления Елизаветы I. Изучает право и становится адвокатом Короны. Обвиненный во взяточничестве в 1621т., теряет место и оказывается исключенным из общественной жизни. Последние годы посвящает науке и философии.

Автор «Эссе о морали и политике» (1597), знаменит прежде всего как создатель современной эпистемологии и экспериментального индуктивного научного метода.

Эта новая логика предполагает три момента научного исследования: 1) наблюдение фактов; 2) выдвижение гипотезы с помощью индукции; 3) экспериментальная проверка гипотезы наибольшим количеством фактов.

Бэкон упорядочил рациональную организацию эксперимента, составляя «таблицы присутствия», «отсутствия» и «степени», цель которых — отделить истинные причины от феноменов. Его главное произведение — «Novum Organum Scientiarum» («Новый Органон», 1620), установивший принципы, которые до сих пор действуют в нашей эпистемологии.

Источник: Философский словарь

род. 22 янв. 1561, Лондон – ум. 9 апр. 1626, Нейгейт) – англ, государственный деятель и философ. Является родоначальником современного англ, эмпиризма, указал путь для бурного развития естественных наук, хотя сам в какой-то мере остался в путах средневековой метафизики.

Важнейшую задачу науки Бэкон видел в покорении природы и целесообразном преобразовании культуры на основе познания природы. Для этого, считал он, человеку необходимо отказаться от предрассудков и ложных представлений (идолов).

Единственно надежным источником познания, по Бэкону, является опыт (наблюдение и эксперимент), а единственно правильным методом познания – индукция, которая ведет к познанию законов; от них можно снова спуститься к опыту, прийти к тем изобретениям, которые укрепляют власть человека над природой, ибо человек способен осуществить то, о чем он знает: “tantum possumus quantum scimus”. Осн. произв.: “De dignitate et augmentis scientiarum”, 1605 (рус. пер. “О достоинстве и приращении наук”, 1874); “Novum organum scientiarum”, 1620 (рус. пер. “Новый органон”, 1938); “Nova Atlatis” (незаконч.), (рус. пер. “Новая Атлантида”, 1874).

Источник: Философский энциклопедический словарь

(1561—626) —англ. философ, историк, полит. деятель; основоположник англ. материализма и методологии опытной науки. Лорд-канцлер при короле Якове I. Философия Б. содержит в себе натуралист. взгляды и начала аналитич. метода, эмпиризм и теол. воззрения, критику схоласт. философии и агностицизм скептиков. С особым одобрением Б. относился к атомистическому учению Демокрита.

Цель науки, по Б., — познание природы и увеличение власти человека над ней. Он предложил реформу науч. знания как очищение разума от заблуждений («идолов» или «призраков») с последующим обращением к опыту и обработкой его данных методом индукции. В основу классификации знаний Б. положил способности чел. души: память (история), воображение (поэзия), рассудок (философия). Б.

глубже своих современников проник в те идейно-теор. сдвиги, к-рые уже назревали на пороге Нового времени, определив направление дальнейшего познания. Он был сторонником абсолютистской монархии, воен. и полит. могущества гос-ва. В утопической повести «Новая Атлантида» изложил проект гос. организации науки. Осн. соч.

: «Опыты, или Наставления нравственные и политические» (1597), «О мудрости древних» (1609), «О достоинстве и приумножении наук» (1623), «Новый Органон, или Истинные указания для истолкования природы» (1620). Соч.: Соч.: В 2 т. М., 1977—978; Новая Атлантида // Утопический роман XVI—VII веков. М., 1971; О мудрости древних. М., 1972; История правления короля Генриха VII. М., 1990. Лит.

: Субботин А.Л. Фрэнсис Бэкон. М., 1974; Михаленко Ю.П. Ф.Бэкон и его учение. М., 1975. В.И.Полищук

Источник: История и философия науки. Энциклопедический словарь

англ. Francis Bacon); 22 января 1561 — 9 апреля 1626) — английский философ, историк, политический деятель, основоположник эмпиризма. Бэкон начал свою профессиональную деятельность как юрист, но позже стал широко известен как адвокат-философ и защитник научной революции.

     Основные труды: «Новый Органон или истинные указания для истолкования природы» (1620) ,  «Новая Атлантида»(1627)       В целом великое достоинство науки Бэкон считал почти самоочевидным и выразил это в своем знаменитом афоризме «Знание — сила» (лат. Scientia potentia est).

         Подробно описанный им научно-технический центр утопического государства Бенсалем в виде “Дома Соломона”, стал своего рода прообразом современных научных сообществ ( академии наук).           В основе научного познания, согласно Бэкону, должны лежать индукция и эксперимент.

Пытаясь создать «истинную индукцию», Бэкон искал не только факты, подтверждающие определенный вывод, но и факты, опровергающие его. Он, таким образом, вооружил естествознание двумя средствами исследования: перечислением и исключением. Причем главное значение имеют именно исключения.

        В своей теории познания Бэкон неукоснительно проводил мысль о том, что истинное знание вытекает из опыта. Такая философская позиция называется эмпиризмом. Бэкон различает два вида опытов: плодоносные и светоносные . Цель первых принесение непосредственной пользы человеку, вторых –познание законов явлений и свойств вещей.

Задачей философии  Ф. Бэкон считал устранение субъективных заблуждений, иллюзий – идолов. В работе «Новый Органон, или истинные указания для истолкования природы» он выделяет четыре вида заблуждений: ?         Идолы рода – человек судит по себе. Они неустранимы, например, антропоморфизм.

?         Идолы пещеры – у каждого своя пещера, свой мир привычек. ?         Идолы площади (рынка) – разумение толпы, неправильное употребление слов. В одни и те же слова часто вкладывается различный смысл. ?         Идолы театра – философские догмы, ложные знания о мире, слепая  вера в авторитеты.  

Источник: Философия справочные материалы для самостоятельной работы студентов и магистрантов

1561-1626) – английский философ-материалист, основатель экспериментального естествознания, утверждающий «знание-сила», убеждений  в  безграничных  познавательных  возможностях  человека,  поставивший задачу создания нового метода познания в соответствии с новым, материалистическим взглядом на природу. Основной труд – «Новый Органон» (1620).

Свою научную программу Бэкон назвал «великое восстановление наук» и с этой целью разработал метод индукции. Рациональным, силлогическим выводам он не доверял,  считая  их  олицетворением  средневековой  схоластики,  а  прогресс  науки олицетворял с эмпирическим исследованием, считая источником познания чувственный опыт.

Материальные тела состоят из движущихся «простых натур» (т.е. свойств тел), из сочетания  которых строятся сложные вещи. Познавая простые вещи, можно познать формы (так он называл законы  природы). При познании природы ее надо рассекать на составные части, т.е. простые свойства. Основа познания  –  наблюдение за  свойствами.

Бэкон выделял три пути познания: 1)«путь паука» – получение знаний путем размышлений без опоры на данные опыта: рационалисты «ткут паутину мыслей из своего ума»; 2) «путь муравья» –способ познания, построенный исключительно из наблюдений и  опыта, когда сбор разрозненных фактов не  дает знаний о сущности предметов, называя этот способ познания «ползучим эмпиризмом» за поверхностность; 3) «путь пчелы» – идеальный путь познания, названный им индукцией (от лат. наведение), когда совершается  сбор фактов на основе исследования отдельных свойств (простых натур), их обобщение и выявление общих закономерностей в предметах. Согласно Бэкону, индуктивный метод познания включает три процедуры: 1) при наблюдении за свойствами вещей – составлять полный перечень положительных случаев, (когда свойство  всегда присутствует в объекте); 2) составлять полный перечень отрицательных случаев (когда свойство не присутствует в объекте); 3) сравнить перечни положительных и отрицательных случаев, после чего  сделать вывод  о  факторах,  при  существовании  которых  исследуемое  свойство  всегда присутствует (т.е. сделать перечень случаев, когда свойство, как правило, присутствует). Существенное внимание Ф. Бэкон уделил причинам ошибок в познании, выделяя четыре фактора («идола», или «призрака»), мешающих успехам в познавательной деятельности: а)  идол рода – врожденное, естественное несовершенство человеческого разума –  «неровного зеркала», нередко приписывающего природе свойства, которыми она не обладает; б) идол пещеры  – индивидуальные особенности людей, получивших неодинаковое образование и воспитание, что определяет их предпочтения и пристрастия; в) идол рынка – неправильный выбор и  употребление  слов  приводит  к  непониманию между  людьми,  к  искажению знания; г) идол театра – слепое, некритическое следование авторитетным авторам прошлого, принятие на веру высказанных ими когда-то положений также может приводить к ошибкам.

Источник: Философия науки и техники: словарь

англ. философ, основатель материализма и экспериментирующей науки нового времени. При короле Якове I достиг высокого положения в государстве, став лордом-канцлером. Автор знаменитого трактата “Новый Органон” (1620) (в отличие от “Органона” Аристотеля), в к-ром развил новое понимание задач науки и основы научной индукции.

Провозгласив целью знания способность науки увеличивать власть человека над природой, Б. считал, что достичь этой цели может лишь наука, постигающая истинные причины явлений. Поэтому он резко выступал против схоластики.

Предшествующая наука страдала либо “догматизмом”, поскольку ученый выводил систему положений, подобно тому, как паук ткет свою паутину, из собственных понятий, либо “эмпиризмом”, поскольку он стремился лишь к собиранию неосмысленных фактов. Т. обр., по отношению ко всему предшествующему знанию Б. требует занять скептическую позицию. Однако Б.

признает возможность достоверного знания, но для достижения истины считает необходимой реформу метода. Первым шагом этой реформы должно быть очищение ума от постоянно грозящих ему заблуждений (“идолов”).

Часть этих заблуждений порождается склонностями ума, присущими всему человеческому роду, часть — склонностями, свойственными отдельным группам ученых или отдельным лицам, часть — коренится в несовершенстве и неточности языка и, наконец, часть — в некритическом усвоении чужих мнений.

После устранения ложных воззрений возможно построение новой науки на основе истинного метода. По Б., наука эта должна быть рациональной переработкой фактов опыта. Посылками ее выводов (“средними аксиомами”) будут положения, основанные на понятиях, добытых посредством методического обобщения, или индукции.

Предпосылку индукции образует аналитическое понимание эксперимента. Односторонне развитое, оно привело, по словам Энгельса, к тому, что Б. (а за ним Локк) перенес метафизический метод мышления, сложившийся в науке 15—16 вв., из естествознания в философию. В своей теории индукции Б. впервые указал на значение т. наз. “отрицательных” инстанций, т. е.

подбора случаев, противоречащих ранее сделанному обобщению и тем самым требующих его пересмотра, как недостаточно обоснованного. Заслуга Б. в развитии философии заключается в том, что он, во-первых, восстановил материалистическую традицию и произвел — под этим углом зрения — переоценку философских учений прошлого; возвысил ранний греч.

материализм и вскрыл заблуждения идеализма. Во-вторых, Б. выработал собственное материалистическое понимание природы, положив в основу взгляд на материю как на совокупность частиц, а на природу — как на совокупность тел, наделенных многообразными качествами. Неотъемлемым свойством материи является движение, не ограничиваемое у Б.

механическим перемещением (он насчитывал 19 видов движения). Все эти воззрения Б. отражают новые потребности и запросы, к-рые в эпоху первоначального капиталистического накопления в Англии предъявлялись науке. Однако Б. не был последовательным материалистом. Его учение еще полно, по выражению Маркса, “теологической непоследовательности”. Политические убеждения Б. отразились в “Новой Атлантиде” (1617)—утопии, изображающей процветающее идеальное об-во, в к-ром жизнь организована на рациональных основах науки и развитой техники, но с сохранением господствующих и подчиненных классов.

Источник: Философский энциклопедический словарь

британский философ, основатель методологии опытной науки, учение которого стало отправным пунктом мышления всего Нового времени. Как государственный и политический деятель Б. занимал видные посты в тогдашней Англии: генеральный прокурор и лорд-хранитель Большой печати, лорд-канцлер и т.д. Как философ Б.

начинал с резкой критики средневековой схоластики, считая, что последняя ничего не дала миру кроме “чертополоха споров и препирательств”. Главную причину ее бесплодия Б. видел в пренебрежении естествознанием, в низведении философии до роли служанки религии. Стремясь освободиться от богословия, Б.

прибегает к теории двух истин, разграничивая тем самым компетенцию религии, с одной стороны, и философии и науки, с другой, посвящая далее всю свою деятельность пропаганде научного знания. В качестве его цели Б. провозгласил не знание ради знания, а господство человека над природой.

В главном философском сочинении – “Новый Органон или истинные указания для истолкования природы” (1620) – он ставит задачу сформулировать правильный метод исследования природы. Б. был убежден, что природу можно покорить, лишь подчиняясь ее собственным имманентным законам, не искажая ее образа.

На этом пути человек сталкивается с многочисленными препятствиями (“идолами” или “призраками”), мешающими его продвижению к истине. Причем, эти “призраки” являются атрибутами самой человеческой природы, т.е. сам наш разум ставит себе эти преграды и ловушки. Б.

выделяет четыре группы таких “идолов”: 1) “призраки рода”, обусловленные несовершенством устройства наших органов чувств; 2) “призраки пещеры”, связанные с узостью взглядов отдельных людей; 3) “призраки рынка”, или подверженность людей общераспространенным заблуждениям, которые возникают в силу дезориентирующего воздействия семантики (слов) языка на их мышление, т.е.

связанные со штампом обыденного словоупотребления; 4) “призраки театра”, обусловленные догматической приверженностью людей к односторонним концепциям. Своеобразным противоядием всему этому становится, по Б., мудрое сомнение и правильный метод. Б.

обосновал эмпирический метод в качестве единственно правильного метода исследования законов природных явлений, описал различные виды опытного познания, способы и разновидности эксперимента, разработал и сформулировал основные закономерности индукции и индуктивного познания природы. К заслугам Б.

принадлежит также подробная классификация наук, описывающая не только уже имеющиеся, но и те дисциплины, которые могут и должны быть разработаны в последующем. Осуществленная им классификация была признана и широко использовалась многими мыслителями, главным образом французскими просветителями. Социально-политические взгляды Б.

характеризуются приверженностью идеям абсолютизма и монархизма.

В 1627 Б. публикует свою утопическую повесть “Новая Атлантида”, в которой излагает принципы идеального устройства государства, а также проект государственной организации науки. Подробно описанный им научно-технический центр утопического государства Бенсалем в виде т.наз. “Дома Соломона”, стал своего рода прообразом современных научных сообществ (типа академии наук), осуществляющих планирование и организацию всех научных исследований и активно внедряющих их достижения в производство. В своих трудах Б. предугадал возрастание роли науки в жизни человеческого общества. Уже при жизни Б. и особенно сегодня его имя часто упоминается рядом с именем В. Шекспира, труды которого целиком или хотя бы частично приписываются Б. (так называемая “проблема Шекспира” в современном литературоведении).

Источник: История Философии: Энциклопедия

английский философ, основатель методологии опытной науки, учение которого стало отправным пунктом мышления всего Нового времени. Как государственный и политический деятель Б. занимал видные посты в тогдашней Англии: генеральный прокурор и лорд – хранитель Большой печати, лорд-канцлер и т.д. Как философ Б.

начинал с резкой критики средневековой схоластики, считая, что последняя ничего не дала миру кроме “чертополоха споров и препирательств”. Главную причину ее бесплодия Б. видел в пренебрежении естествознанием, в низведении философии до роли служанки религии. Стремясь освободиться от богословия, Б.

прибегает к теории двух истин, разграничивая тем самым компетенцию религии, с одной стороны, и философии и науки, с другой, посвящая далее всю свою деятельность пропаганде научного знания. В качестве его цели Б. провозгласил не знание ради знания, а господство человека над природой.

В главном философском сочинении – “Новый Органон или истинные указания для истолкования природы” (1620) – он ставит задачу сформулировать правильный метод исследования природы. Б. был убежден, что природу можно покорить, лишь подчиняясь ее собственным имманентным законам, не искажая ее образа.

На этом пути человек сталкивается с многочисленными препятствиями (“идолами” или “призраками”), мешающими его продвижению к истине. Причем, эти “призраки” являются атрибутами самой человеческой природы, т.е. сам наш разум ставит себе эти преграды и ловушки. Б.

выделяет четыре группы таких “идолов”: 1) “призраки рода” – обусловленные несовершенством устройства наших органов чувств; 2) “призраки пещеры”, связанные с узостью взглядов отдельных людей; 3) “призраки рынка”, или подверженность людей общераспространенным заблуждениям, которые возникают в силу дезориентирующего воздействия семантики (слов) языка на их мышление, т.е.

связанные со штампом обыденного словоупотребления; 4) “призраки театра”, обусловленные догматической приверженностью людей к односторонним концепциям. Своеобразным противоядием всему этому становится, по В., мудрое сомнение и правильный метод. Б.

обосновал эмпирический метод в качестве единственно правильного метода исследования законов природных явлений, описал различные виды опытного познания, способы и разновидности эксперимента, разработал и сформулировал основные закономерности индукции и индуктивного познания природы. К заслугам Б.

принадлежит также подробная классификация наук, описывающая не только уже имеющиеся, но и те дисциплины, которые могут и должны быть разработаны в последующем. Осуществленная им классификация была признана и широко использовалась многими мыслителями, главным образом французскими просветителями. Социально-политические взгляды Б.

характеризуются приверженностью идеям абсолютизма и монархизма.

В 1627 Б. публикует свою утопическую повесть “Новая Атлантида”, в которой излагает принципы идеального устройства государства, а также проект государственной организации науки. Подробно описанный им научно-технический центр утопического государства Бенсалем в виде т.наз. “Дома Соломона”, стал своего рода прообразом современных научных сообществ (типа академии наук), осуществляющих планирование и организацию всех научных исследований и активно внедряющих их достижения в производство. В своих трудах Б. прозорливо предугадал возрастание роли науки в жизни человеческого общества. Уже при жизни Б. и особенно сегодня его имя часто упоминается рядом с именем другого великого англичанина – В. Шекспира, труды которого целиком или хотя бы частично приписываются Б.

Т.Г. Румянцева

Источник: Новейший философский словарь

Источник: https://terme.ru/termin/frensis-bekon.html

Фрэнсис бэкон (1561 – 1626)

Философия  Бэкона

Фрэнсис Бэкон является крупнейшим представителем философии Нового времени, признанным родоначальником английского эмпиризма и опытной науки. Получил образование в Кембридже.

Был депутатом английского парламента, затем лордом-хранителем печати и лорд-канцлером. В 1621 году в результате дворцовых интриг был отстранен от должности и осужден, но вскоре помилован королем.

Последние годы жизни Бэкон, отставленный от государственной службы, посвятил научной и литературной работе.

Главной заслугой Бэкона как философа стала пропаганда опытной науки, дающей человеку власть над природой, увеличивающей его могущество и улучшающей его жизнь. Ему принадлежит знаменитый лозунг «Знание – сила!». Основные произведения Бэкона: «О достоинстве и приумножении наук», «Новый Органон», «Новая Атлантида».

Критика научного и философского наследия Античности, Средневековья и Возрождения. Бэкон резко отрицательно относился к культурному наследию прошлого – будь то наука или философия. Он критикует представления о науке магов и алхимиков, считавших, что знание доступно лишь избранным, посвященным.

В частности, алхимики «находят общий язык между собой во взаимном обмане и хвастовстве, и если… находят что-нибудь полезное, то это происходит по чистой случайности, а не благодаря методике, которой они следуют».

Истинное знание, по его мнению, является результатом точных экспериментов и должно излагаться общедоступным, ясным языком. Резкой критике подвергает Бэкон и философов прошлого, как античных, так и философов средневековья и Возрождения.

Общая вина их в том, что «уважительному отношению к реальности» они противопоставляли «хитрость ума и неясность слов», то есть, говоря современным языком, непредвзятое опытное изучение природы они подменяли спекулятивными философскими рассуждениями.

Так, в отношении Аристотеля Бэкон задает вопрос: «Не слышится ли вам в его физике и метафизике чаще голос диалектики, нежели голос природы? Чего можно ожидать от человека, который сконструировал мир, так сказать, из категорий? Многие… его качества более типичны для школьного учителя, нежели для искателя истины».

Особой критике подверг Бэкон аристотелевскую логику (силлогистику) как бесполезное для науки учение: «Как науки, которые теперь имеются, бесполезны для новых открытий, так и логика, которая теперь имеется, бесполезна для открытия знаний… Логика, которой теперь пользуются, скорее служит укреплению и сохранению заблуждений, имеющих свое основание в общепринятых понятиях, чем отысканию истины. Поэтому она более вредна, чем полезна». Бэкон полагал (с современной точки зрения – ошибочно), что аристотелевская логика пригодна лишь для подтверждения уже известных истин, но не может способствовать получению новых знаний.

Индуктивный метод

В противовес аристотелевской дедуктивной логике, которая, по его мнению, допускает лишь движение мысли от общего к частному, Бэкон выдвигает собственную, индуктивную логику.

«Единственная надежда – в истинной индукции» – заявлял он, понимая под индукцией широко распространенный в опытной науке метод получения общих знаний из частных случаев путем обобщения последних.

Индукция, писал Бэкон, «от чувств и частного приводит к аксиомам, постепенно и непрерывно поднимаясь по ступеням лестницы обобщения до тех пор, пока не подведет к аксиомам самого общего характера; это самая верная дорога». Индукция для Бэкона – это единственный верный метод исследования.

Учение об идолах

Однако на пути к получению опытного знания человека подстерегают его предрассудки и укоренившиеся в разуме заблуждения, названные Бэконом идолами. Он насчитывал четыре вида идолов:

Идолы рода – находят основание в самой природе человека, в племени или самом роде людей, ибо ложно утверждать, что чувства человека есть мера вещей. Между тем люди имеют привычку судить об окружающей природе по аналогии с жизнью людей.

Так, они нередко приписывают животному миру свои собственные цели, желания, влечения (вспомним, каким коварным выглядит волк в детских сказках и баснях, хотя это обычный хищник со всеми характерными для хищников особенностями).

Все это приводит к серьезным искажениям в понимании окружающего мира: «Ум человека уподобляется неровному зеркалу, которое, примешивая к природе вещей свою природу, отражает вещи в искривленном и обезображенном виде».

Идолы пещеры – заблуждения, вытекающие из индивидуальных особенностей человека, его воспитания, образования, темперамента и т.п. У каждого «есть своя особая пещера, которая ослабляет и искажает свет природы».

Скажем, одни люди склонны больше видеть различия между предметами, а другие – сходство; одни – безудержные новаторы, а другие – излишне консервативны и догматичны.

Одни верят в непререкаемый авторитет древних мыслителей, другие склонны считать, что человеческая история начинается с них самих.

Идолы площади (рынка) – заблуждения, вытекающие из неточного употребления слов, навязываемого разумениями толпы.

Они крайне пагубно влияют на разум: «плохое и нелепое установление слов удивительным образом осаждает разум… Слова прямо насилуют разум, смешивают все и ведут людей к пустым и бесчисленным спорам и столкновениям».

Особенно опасно для науки использование имен несуществующих вещей, ведущее к своеобразному словесному фетишизму: «Имена… «судьба», «перводвигатель», «круги планет», «элемент огня» и другие выдумки такого же рода… проистекают из пустых и ложных теорий».

Идолы театра – заблуждения, связанные с общепринятыми, чаще всего ложными, системами мышления, завлекающими людей подобно пышным театральным постановкам. В первую очередь Бэкон имел в виду систему мышления Аристотеля и схоластов, но также «многочисленные начала и аксиомы наук, которые получили силу вследствие предания, веры и беззаботности».

Для успешного развития науки следует решительно изживать в себе все перечисленные заблуждения: «Все они должны быть отвергнуты и отброшены твердым и торжественным решением, и разум должен быть совершенно освобожден и очищен от них. Пусть вход в царство человека, основанное на науках, будет почти таким же, как вход в царство небесное, «куда никому не дано войти, не уподобившись детям».

О роли опыта в познании.

Бэкон был убежден в том, что опыт, эксперимент дает лучшее из всех доказательств научных положений, и только он позволяет проникать в тайны природы: «Никоим образом не может быть, чтобы аксиомы, установленные рассуждением, имели силу для открытия новых дел, ибо тонкость природы во много раз превосходит тонкость рассуждений».

Только познание, «извлеченное из вещей», имеет право называться «истолкованием природы». Вместе с тем не все опыты равноценны.

Он предлагал различать «плодоносные» опыты, направленные на ближайшие результаты и упускающие знание причин изучаемых явлений, и «светоносные», которые хотя «сами по себе не приносят пользы, но содействуют открытию причин и аксиом» и которые способны стать источником новых открытий и изобретений. Последнее обстоятельство свидетельствует о том, что Бэкон понимал важность в науке теоретических постулатов, но не умозрительного, спекулятивного характера, а тех, которые получены в результате последовательно применяемого индуктивного метода.

О роли науки в жизни общества. Уже после смерти Бэкона была опубликована его книга «Новая Атлантида», представляющая своеобразную социальную утопию. В ней он изобразил общество людей, всецело увлеченных развитием науки и использованием научных достижений в повседневной жизни.

На фантастическом острове Бенсалем живет добрый крестьянский народ, главным учреждением у которого является «Дом Соломона» – своеобразный музей научных достижений человечества.

Бэкон подробно описывает многие технические усовершенствования жителей Бенсалема – огромные башни для наблюдения за явлениями природы и использования солнечного тепла, помещения для сохранения удаленных органов человеческого тела, лодки для плавания под водой, устройства для передачи звуков на большие расстояния, аналоги микроскопов и т.п.

Видимо, на закате своей жизни Бэкон всерьез надеялся, что разнообразные научные открытия помогут разрешить противоречия английского полуфеодального общества, укрепить положение буржуазии и нового дворянства, побудить монархию развивать в стране капиталистические отношения.

Философское учение Бэкона оказало огромное влияние на последующее развитие науки и философии. Несомненное влияние Бэкона испытали более поздние представители английской философской мысли – Т.Гоббс, Д.Локк и Д.Юм. Бэконовский индуктивный метод развил и существенным образом усовершенствовал в XIX в. Дж.Ст.Милль.

Призыв Бэкона к экспериментальному изучению природы нашел самый горячий отклик в среде ученых Англии, способствовал созданию такой научной организации, как Лондонское королевское общество.

Классификация наук, проделанная Бэконом, легла в основу разделения наук, предложенного более чем через столетие французскими энциклопедистами.

 

Источник: http://www.SoleCity.ru/philosophy/fransis-bekon

Book for ucheba
Добавить комментарий