Философия истории эпохи Просвещения и идея общественного прогресса

2.5. Философия эпохи Просвещения: концепция «общественного договора» (т. Гоббс, Дж. Локк, ф. Вольтер, ж.-ж. Руссо), проблема свободы, прогресса и закономерностей истории (к. Гельвеций, к. Лессинг)

Философия истории эпохи Просвещения и идея общественного прогресса

Дляфилософии и культуры XVII–XVIIIвв. характерен познавательный и социальныйоптимизм, т. е. убеждение в том, чторазвитие науки дает человеку огромнуювласть над природой и способствуетискоренению социальных противоречий,которые являются пережитком феодализмаи могут быть ликвидированы с помощьюрационального регулирования социальныхпроцессов.

Философы этого периода видятсвою главную задачу в искорененииневежества и предрассудков (которыеесть корень всех несчастий и зла в любыхего проявлениях), в воспитании иобразовании людей, т. е. в просвещенииразума.

Основной принцип просветителей:чем больше мы способны объяснить мир исамих себя с рациональных позиций, темэффективнее можем управлять историейв наших собственных целях. Формированиеданных идей было обусловлено необходимостьютеоретического и ценностно-мировоззренческогоосмысления революционных событий вЕвропе конца XVII– первой половины XVIIIвв.

(время ранних буржуазных революцийв Англии и Нидерландах). Просветительскоедвижение сначала возникает в Англии,затем распространяется во Франции,которая становится его центром, вГермании и других странах Европы.

Английскиепросветители(Т.Гоббс и Дж. Локк)разрабатывают концепцию«общественногодоговора».Согласно ей, государствои общество, а также принципы их организациивыступают в качестве «искусственных,договорных образований» в противовестрактовке происхождения общества какбожественного установления (А. Августин).

ПредставителиПросвещения обосновали основные идеиконцепции«общественного договора»: идеюправового равенства(т. е.

необходимости подчинения всехлюдей одним и тем же юридическим нормампри естественном несходстве – социальном,возрастном, половом – различныхиндивидов);идеюверховенства законанад всеми ветвями государственнойвласти; идею «естественного права»(вкачестве основных неотъемлемых правчеловека рассматриваются право нажизнь, свободу и собственность, напродукты своего труда),которые легли в основу современнойконцепции правового государства.

Индивидыобъединяются в государство при помощи«общественногодоговора»,без которого они не способны к мирномусосуществованию, поскольку по своейприроде «человек человеку волк» (Т.Гоббс), т. е. изначально индивиды эгоистичныи нацелены лишь на собственную выгоду.

Это состояние «войны всех против всех»исключает совместную деятельность ине дает гарантий индивидуальнойбезопасности. Для того чтобы их получить,человек (как существо разумное)отказывается от части своих возможностейдля достижения общего блага. Взаменобщество гарантирует ему защиту его«естественных» прав.

В обществеустанавливается принцип «свобода однихзаканчивается там, где начинаетсясвобода других», реализация которогообеспечивается законом.

Идеяглавенства закона, получившая обоснованиев концепции «общественного договора»,однако не исключает вероятность беззакония, так как остается свободадля толкования и применения законов.По мнению Дж.

Локка, для того чтобыисключить или ограничить подобнуювозможность, необходимо создать системупротивовесов на основе принципаразделения властей на законодательную(парламент), исполнительную (суды, армия)и «федеральную», в ведении которойнаходятся отношения с другими государствами(король, министры).

Хотяпросветители в целом придерживаютсяубеждения, что общественное устройстводолжно обеспечивать политическое июридическое равенство людей, однакоисточники социального неравенства ониистолковывают по-разному и по-разномуоценивают его роль в развитии общества.Так, Ф.Вольтерсчитает,что люди рождаются равными, а последующеенеравенство – результат предприимчивостии обстоятельств. В социальном иимущественном неравенстве он увиделдаже предпосылку общественного равновесияи нормального развития общества.

Противоположнойточки зрения придерживается Ж.-Ж.Руссо,считающий, что источником неравенства,которое однозначно оценивается им какзло, является цивилизация и появлениечастной собственности.

Если на первойстадии развития человеческого общества(в первоначальном естественном егосостоянии) неравенство проявлялосьтолько в природных характеристиках(здоровье, силе, уме), то в ходе усложнениясоциальной жизни физическое неравенствобыло дополнено экономическим иполитическим.

Единственный способобеспечения равенства – особаяорганизация государства, при которойкаждый гражданин полностью отдает своиправа в пользу общины, что подрываетоснову для эксплуатации.

Естественнымустремлениям человека больше соответствуетдеревенская жизнь, поскольку она ближек природе, а потому, ради сохраненияморальной чистоты, стоит отказаться отблаг цивилизации. С этих позиций задачафилософии состоит в том, чтобы создать«естественную» этику, опирающуюся на«веления сердца», и восстановитьестественное равенство, нарушаемоецивилизацией.

Вцелом философия XVIIIв. ориентирована не столько на созданиеновых фундаментальных учений, сколькона популяризацию уже сформировавшихсяидей, их углубление и развитие. Еслиэмпирики и рационалисты XVIIв.

рассматривали в качестве источниковистинного, «просвещающего» знания либочувство, либо разум, то просветителиXVIIIв. считали, что для достижения истинынеобходим синтез этих познавательныхспособностей.

Основная методологическаяустановка, используемая ими, предполагает,что опытные данные должны быть исходнымив понимании происходящих процессов.Роль разума при этом заключается вустановлении связи между различнымисобытиями и фактами, в определениистепени истинности знаний, добытыхопытным путем.

Положенный в основулюбого вида деятельности, разум выступаетв качестве своеобразной направляющейи контролирующей инстанции.

Направляющаяроль разума определяется не только егокритическими способностями (применимымив отношении сложившихся форм социальногоопыта: религии, сословной организацииобщества, монархической власти), но иконструктивными возможностями, наоснове которых может быть созданасовершенная общественная система(республиканская форма правления),обеспечивающая свободу и равенствовсех людей.

Главнымипрепятствиями на пути разума и прогрессав истории человеческого общества, помнению просветителей, выступаютхристианская религия и церковь,опирающиеся на фиктивные представления(например, представления о существованиивысших (потусторонних) целей и благ),навязывающие ложные, т. е. «искусственные»,ценности. Именно поэтому главной задачейфилософии просветителей становитсястремление направить жизнь в ее«естественное» русло.

Такимобразом, в эпоху Просвещения возникаетконцепция «веры в прогресс через разум»,в рамках которой идея прогресса,т. е.

поступательного совершенствованиячеловечества, тесно переплетается спредставлениями о рациональноммироустройстве.

Разум трактуется какобщечеловеческая, универсальнаяспособность, которая не зависит отнациональных, сословных и религиозныхразличий. Люди могут по-разномучувствовать, но мыслят они принципиальноодинаково.

Основнаяидея философов Просвещения состоит нев том, что все в человеке сводится кразуму и все, что неразумно, бессмысленно,а в том, что все, что человек делает ичувствует, все, во что он верит, и все,что он созидает, может и должно бытьосмыслено разумом.

Разум, искореняющийневежество и суеверия, разоблачающийобман, фактически обожествляется.История рассматривается как аренаборьбы добра и зла, разумного и неразумного,истинного и ложного.

При этом считается,что количество добра постепенновозрастает, а количество зла уменьшается.

Источник: https://studfile.net/preview/6754340/page:10/

Идея прогресса в философии Просвещения

Философия истории эпохи Просвещения и идея общественного прогресса

Идея общественного прогресса утверждается в эпоху Просвещения. Эта эпоха поднимает на щит разум, знание, науку, свободу человека и под этим углом зрения оценивает историю, противопоставляя себя предшествующим эпохам, где, на взгляд просветителей, преобладали невежество и деспотизм.

Просветители определенным образом понимали современную им эпоху (как эпоху «просвещения»), ее роль и значение для человека, и сквозь призму так понятой современности они рассматривали прошлое человечества.

Противопоставление современности, трактуемой как наступление эры разума, прошлому человечества, заключало в себе, конечно, разрыв между настоящим и прошлым, но как только делалась попытка восстановить между ними историческую связь по основанию разума и знания, то сразу возникала идея о восходящем движении в истории, о прогрессе. Развитие и распространение знания рассматривалось при этом как постепенный и накопительный процесс. Неоспоримой моделью для такой реконструкции исторического процесса служило просветителям накопление научного знания, происходившее в Новое время. Моделью служило им также умственное становление и развитие отдельного человека, индивида: будучи перенесено на человечество в целом, оно давало исторический прогресс человеческого разума.

Разум у просветителей играл роль движущей силы истории. Разум развивается и, по мере своего развития внедряясь в человеческую жизнь, он меняет ее к лучшему. Разум одерживает победу в борьбе с невежеством, суевериями и предрассудками.

Полное торжество разума будет означать и благоденствие человечества.

При этом под развитие разума просветители подводили и совершенствование производственной деятельности людей, и смягчение нравов, и установление определенных – «разумных» – форм общественно-государственного устройства и все остальное, что они относили к достижениям цивилизации.

О прогрессе в XVIII в. писали многие: Вольтер, Дидро, Даламбер и др. Но полнее и глубже других в этом вопросе был, несомненно, Ж.А.Н. Кондорсе.

Прогресс человечества, общества видится французскому мыслителю Ж.А.Н. Кондорсе (1743 – 1794) как прогресс человеческого разума.

Вообще разум, знания, науки, просвещение являются для него мерилом общественного развития, его бродильными дрожжами, его катализатором.

Они захватывают и покоряют своим динамизмом все элементы человеческого бытия, все подсистемы, институты, события и связи общественной жизни людей. Ничто не в силах долго противостоять им: с их помощью любое препятствие рано или поздно преодолевается.

В конечном счете разум является основанием исторического единства истины, счастья и добродетели. Разум –лучшее средство борьбы с предрассудками и суевериями, в частности теми, которые возводят все правила поведения, все истины к воззрениям древних, к опыту прошедших веков.

Прогресс разума, наук обусловливает прогресс промышленности. Впрочем, этот прогресс, по Кондорсе, двусторонний: прогресс промышленности в свою очередь ускоряет научный поиск, ведет к новым истинам и успехам. Взаимное влияние прогресса наук и прогресса промышленности причисляется философом к “наиболее деятельным, наиболее могущественным причинам совершенствования человеческого рода”.

Прогресс –  результат развития индивидуальных способностей человека, он действителен и наблюдается только “относительно массы индивидов”, применительно ко всем членам общества.

Далее, согласно Кондорсе, прогресс закономерен, подчинен общим законам развития. Фактически это законы развития человеческих способностей, которые в прогрессе находят свое естественное завершение, обобщение или укрупнение. В результате законом становится сам прогресс. Прогресс как закон однозначен в том, что нет “…

никакого предела в развитии человеческих способностей, что способность человека к совершенствованию действительно безгранична, что успехи в этом совершенствовании отныне независимы от какой бы то ни было силы, желающей его остановить, имеет своей границей только длительность существования нашей планеты, в которую мы включены природой”.

Прогресс, по мысли Кондорсе, может иметь разную скорость, но “никогда развитие не пойдет вспять”.

Линию прогресса человеческого разума, человечества Кондорсе расчленяет на 10 исторических этапов, или эпох.

Первая эпоха – исходная ступень цивилизации. Общество представлено здесь семьями, которые в свою очередь объединены в племена. От сообщества животных такое общество отличается искусством строить жилища, изготовлять оружие и домашнюю утварь, умением продолжительно хранить пищу, делать ее необходимые запасы.

Рыболовство и охота, частично собирательство – основные виды жизнсобеспечивающей деятельности людей. Из “размышлений и наблюдений, представляющихся всем людям, и даже привычек, которых они придерживаются в течение своей совместной жизни”, рождается язык. Появляются первые политические учреждения.

Наука этой эпохи ограничена начальными познаниями в области астрономии и знакомством с некоторыми целебными травами. Она окружена плотной стеной заблуждений и предрассудков, искажена “примесью суеверия”.

На эту же эпоху приходится зарождение института духовенства (шаманы, колдуны), который, как пишет Кондорсе, оказывал “на движение разума противоположные влияния, ускоряя успехи просвещения и распространяя в то же время заблуждения”.

Вторая эпоха характеризуется переходом “от пастушеского состояния к земледелию”. Труд становится более производительным, жизнь – более обеспеченной и безопасной. Появляется досуг, так необходимый для развития человеческого разума. Возникает имущественное неравенство.

Смягчаются нравы: “рабство женщин становится менее жестоким”. Появляются деньги, расширяется торговля. Наблюдается некоторый прогресс в области науки (астрономия и медицина).

Одновременно “совершенствуется искусство вводить в заблуждение людей, чтобы их легче эксплуатировать, чтобы поработить их воззрение авторитетом, основанным на страхе и наивных надеждах”.

Третья эпоха охватывает “прогресс земледельческих народов до изобретения письменности”. Она характеризуется дальнейшим развитием общественного разделения труда, вместе с ним и классовой дифференциации общества. Возникают города как центры административной и судебной властей. С трудом, но создаются новые формы государственного устройства, названные впоследствии республиками.

Войны и завоевания, которых так много в этот период, пагубно влияют на развитие ремесел, но одновременно содействуют их распространению и совершенствованию. Профессия первых колдунов и шарлатанов наследуется кастой жрецов.

Обман со стороны жреческого сословия, сознательное насаждение ими невежества среди народных масс – основная причина возникновения и существования религии, считает французский просветитель.

Четвертая эпоха – “прогресс человеческого разума в Греции до времени разделения наук в век Александра”. Греция, отмечает Кондорсе, отличается от других стран и государств прежде всего тем, что наука здесь не стала занятием и наследственной профессией особой, замкнутой касты людей.

Свобода и многообразие научного поиска в соединении с политической, или полисной, свободой в Греции обеспечивают быстрый прогресс человеческого разума. Развиваются культура теоретизирования, искусство наблюдения фактов. Особого прогресса, или совершенства, в Греции достигают изящные искусства.

Но без заблуждений, предрассудков и суеверий не обходятся и здесь. Убедительное тому подтверждение – смерть Сократа. “Она – первое преступление, которое породила борьба между философией и суеверием”.

Эта борьба, по убеждению Кондорсе, будет продолжаться до тех пор, пока не переведутся на земле “священники или цари”.

Пятая эпоха – период, когда произошел “прогресс наук от их разделения до их упадка”. Подходит к концу время, когда философия отождествляла себя со всеми науками, с наукой как таковой. В самостоятельные дисциплины выделяются все новые и новые отрасли знания. Множится число философских школ и направлений.

Их борьба между собой возвышает и одновременно подрывает науку, ибо распространяются скептическое отношение к уже доказанным истинам, мания “обособиться странными воззрениями”, чувство тщеты и бессмысленности всех познавательных усилий человека. Самое значительное событие этой эпохи – политическое господство Рима, Римской империи.

Соединение под одной крышей столь разных и многочисленных народов способствовало “более широкому и равномерному распространению просвещения”. В пятую эпоху происходит загнивание и медленное внутреннее умирание еще недавно такой могущественной Римской империи, сопровождающееся (и не случайно) распространением и возвышением христианской религии: “…

торжество христианства, – отмечает Кондорсе, – было сигналом полного упадка наук и философии”.

Шестая эпоха ограничена упадком просвещения “до его возрождения ко времени крестовых походов”. Здесь выделяются две части: Запад и Восток. На Западе упадок более быстрый и более полный, но в конце концов вновь появляется свет разума, “чтобы уже никогда не погаснуть”.

На Востоке упадок более медленный и менее полный, но перспектива разума и просвещения выглядит более чем призрачной. Варвары, разрушившие Рим, отличаются невежеством и свирепой жестокостью нравов.

Но среди разрушенного и уничтоженного ими есть и рабство, “которое позорило прекрасную жизнь ученой и свободной страны. Рабство сменяется крепостничеством. Оно осуждается христианским принципом всеобщего братства.

В то же время религия с ее невежеством, суеверием, нетерпимостью и фанатизмом угнетает все “проявления гражданской жизни”. Народ стонет под “тройной тиранией – королей, полководцев и духовенства”.

Седьмая эпоха ведет отсчет “от первых успехов наук в период их возрождения на Западе до изобретения книгопечатания”. В атмосфере нелепых суеверий, нетерпимости и лицемерия духовенства, на фоне религиозных войн и костров инквизиции дух свободы и исследования все-таки прогрессирует. Подавленный в одной стране, он возрождается и подпольно распространяется в другой.

Предрассудки злобно и тайно высмеиваются. Свобода мыслить питается презрением к суевериям, лицемерию и ханжеству, протестом в пользу “прав разума”. Крестовые походы с их энтузиазмом завоевания святых мест расширяют кругозор завоевателей, внушают им индифферентизм к религиозным верованиям.

“Крестовые походы, – отмечает Кондорсе, – предпринятые во имя суеверия, послужили для его разрушения”.

Но разум все еще не свободен. Книги изучаются “более природы, а воззрения древних лучше, чем явления вселенной”. Авторитет людей по-прежнему выше авторитета разума.

Развивается производство. Появляются ветряные мельницы и бумажные фабрики, компас, благодаря которому совершенствуется искусство мореплавания. Порох производит переворот в военном деле.

Восьмая эпоха начинается с изобретения книгопечатания и продолжается “до периода, когда науки и философия сбросили иго авторитета”. Книгопечатание, – считает Кондорсе, – эпохальный рубеж в развитии человеческого рода.

С этого времени прогресс становится неудержимым и окончательно необратимым. Печатная книга наносит смертельный удар по замкнутости и кастовости науки.

Факты и открытия с ее помощью становятся доступными всем, кто умеет читать.

Восьмая эпоха – эпоха великих географических открытий. Человек получает возможность изучить весь земной шар, все страны и народы.

Правда, делает он это не только под влиянием благородного любопытства, отваги и мужества, но и низкой, жестокой жадности, тупого и дикого фанатизма. Нехристиане не признаются людьми и варварски истребляются.

Идея равенства и братства людей “всех климатов” с трудом пробивает себе дорогу.

Реформация во главе с Лютером начинает освобождать от папского ига европейские народы, отказываясь от исповеди, индульгенции, институтов монашества и безбрачия священников, она очищает мораль и уменьшает развращенность нравов. Однако дух религиозного реформаторства не до конца последователен и свободен. Разуму по-прежнему отказывают в полной свободе, хотя пределы, ему полагаемые, становятся менее стеснительными.

Философы учат тому, что свобода есть благо неотчуждаемое, что отношения между народами и королями, их взаимные права и обязанности должны определяться общественным договором. Разум и природа начинают претендовать на роль единственных авторитетов и учителей человечества.

Поразительные успехи делает наука. Галилей, Коперник, Кеплер – эти имена говорят сами за себя. Зарождается дух критики, без которого наука – не наука. В науку внедряются наблюдение, опыт, вычисления.

Итог рассматриваемой эпохи: разум еще не свободен, но он уже знает, что “создан для свободы”.

Девятая эпоха берет свое начало от Декарта, а завершается образованием французской республики. Разум “окончательно разбивает свои цепи”. Остаются ограничения, связанные с самой организацией нашего ума и сопротивлением, которое природа вложила в предмет нашего познания.

Законы гарантируют личную и гражданскую свободу. Человек уже точно не раб, хотя действительно свободным ему еще предстоит стать. Дух коммерции и промышленности смягчает нравы. Религиозная нетерпимость теряет свою ярость. Распространение просвещения приобретает невиданные ранее масштабы.

Решение и мнение большинства поднимаются на уровень критерия обязательности и признака истины, “которая могла бы быть принята всеми без нарушения равенства”. Становится более очевидной связь любого равенства с тем, что сама природа наделила всех людей равными правами.

Обеспечение каждому его естественных прав становится “единственно полезной политикой”.

Из самой природы нашей чувственности философы выводят неизменные и необходимые законы справедливости. Исчезает “унижение разума перед образом сверхъестественной веры”.

Новая философия разоблачает все преступления фанатизма и тирании, все то, что носит характер угнетения, жестокости, варварства. Ее лозунги – разум, терпимость, человечность. На этой почве философия неизбежно сталкивается с развращенностью и невежеством правительства и становится идейной вдохновительницей революции. Вначале американской, а потом и французской.

Картина прогресса науки становится еще более яркой и панорамной. Образ Ньютона по праву выдвигается в ее центр. Успехи наук разрушают предрассудки и изощряют человеческий ум.

“Нет ни одной религиозной системы, ни одной сверхъестественной нелепости, – отмечает Кондорсе, – которая не основывалась бы на незнании законов природы”.

Не менее впечатляющи результаты развития изящных искусств: музыки, живописи, литературы.

Однако большая часть людей по-прежнему коснеет в предрассудках, суевериях, невежестве.

А ведь успех каждого открытия, любой новой теории, полагает Кондорсе, измеряется в конечном счете той пользой, которую они доставляют массе человеческого рода.

Масштаб масс, по Кондорсе, есть масштаб прогресса, разума, справедливости, тот предел, по которому только и можно судить о действительном совершенствовании человечества.

Десятая эпоха отводится французским просветителем будущему прогрессу человеческого разума. “Улучшение состояния человеческого рода”, по мнению Кондорсе, будет осуществляться в трех основных направлениях: “уничтожение неравенства между нациями, прогресс равенства между различными классами того же народа, наконец, действительное совершенствование человека”.

В самой природе вещей никаких пределов нашим надеждам на прогресс нет.

Развитие отсталых народов, высказывает предположение философ, будет, вероятно, более быстрым и происходить с меньшими издержками, поскольку они смогут воспользоваться плодами просвещения и прогресса могущественных европейских наций. Со стороны последних следует ожидать уважения к независимости слабых государств, гуманного отношения к их невежеству и нищете.

Кондорсе много говорит о равенстве, в то же время не являясь сторонником уничтожения всякого неравенства. С его точки зрения, конечные причины неравенства естественны и необходимы; они коренятся в очевидном различии способностей людей, которое благоприятствует прогрессу цивилизации.

Полностью уничтожать социальные следствия естественного неравенства людей нелепо и опасно. Идя на это, человек рискует открыть еще более обильные источники неравенства, нанести правам людей еще более сильные и гибельные удары.

Уничтожать, уменьшать, смягчать, согласно Кондорсе, нужно только непомерно разросшееся социальное неравенство. Оно действительно принижает и угнетает человека, создавая тем самым препятствия на пути целостного развития общества, его прогресса.

Уменьшая социальное неравенство, неравенство богатства, социального обеспечения (в случае наследства и без него), образования, человек в чем-то сможет смягчить и естественное неравенство способностей, во всяком случае не допустить его укрепления.

Действительное равенство достигается тогда, когда различия в знаниях и талантах не воздвигают барьеров между людьми, не мешают им свободно общаться и понимать друг друга. Такое равенство устанавливается только в развитом, просвещенном обществе, между просвещенными и свободными людьми.

Как и в прошлом, грядущий прогресс человечества будет обеспечиваться прежде всего безграничным развитием наук: математических и физических, служащих удовлетворению наших первичных, простейших потребностей; моральных и политических, призванных оказывать “действие на мотивы, которые руководят нашими чувствами и поступками”. Будущее принесет с собой равенство полов. Люди станут рассматривать войну как величайшее преступление. “Народы узнают, что они не могут стать завоевателями, не потеряв своей свободы”. Средняя продолжительность жизни будет беспрерывно возрастать. Нас ожидает много других удивительных вещей.

Кондорсе горячо верил в то, что настанет время, “когда солнце будет освещать землю, населенную только свободными людьми, не признающими другого господина, кроме своего разума”.

Работа с цитатами

Задание: прочитайте цитату, определите, к какому философу XVII – XVIII вв. она относится, дайте интерпретацию данному высказыванию, опираясь на пройденный материал.

1. Свобода есть познанная необходимость.

2. Все люди равны от природы, природа дала все всем, из-за чего возникает равенство надежд на достижение цели; в нем каждый хочет не только сохранить свою жизнь и свободу, но и приобрести гос­подство над другими.

3. Человек человеку волк.

4. Там, где нет законов, там нет и свободы.

5. Государство — новое лицо, воля которого в силу соглашения многих людей признается волей их всех, с тем, чтобы оно могло распоряжаться силами и способностями отдельных членов общества ради мира и защиты общих интересов.

6. Никто не имеет права причинять вред жизни, здоровью, свободе или имуществу другого.

7. Мыслю, следовательно, существую.

8. Человек есть мыслящий тростник.

9. Если бы бога не было, его следовало бы выдумать.

10. Предрассудки – разум глупцов.

11. Существовать значит быть воспринимаемым.

12. Воспитание человека начинается с его рождения; он еще не говорит, еще не слушает, но уже учится. Опыт предшествует обучению.

13. Всякий человек, рожденный в рабстве, рождается для рабства; ничто не может быть вернее этого. В оковах рабы теряют все, вплоть до желания от них освободиться.

14. Лучше поздно, чем плохо.

15. Все люди рождаются с носом и пятью пальцами, но ни один из них не появляется на свет со знанием Бога; прискорбно это или же нет, но таково, несомненно, человеческое состояние.

Темы эссе

1. «Человек в бесконечности – что он значит?» (Б. Паскаль).

2. «Человек рождается свободным, а между тем всюду он в оковах» (Ж.-Ж. Руссо).

3. «Знание — сила» (Ф. Бэкон).

4. «Не смеяться, не плакать, не ненавидеть, а понимать» (Б. Спиноза).

Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:

Источник: https://megalektsii.ru/s6722t12.html

Book for ucheba
Добавить комментарий