ФИЛОСОФСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ИДЕЙ МАКСА ВЕБЕРА

Книга третья: Философия XIX xx в

ФИЛОСОФСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ИДЕЙ МАКСА ВЕБЕРА

Учение Макса Вебера относится главным образом к политэкономии и истории социологии. Однако связь идей Макса Вебера с философией и их влияние на философию XX в. столь велики, что представляется необходимым хотя бы кратко рассказать о жизни и сочинениях М. Вебера и его идеях.                                                 '

Макс Вебер (1864-1920) с 1892 г.

преподавал в Берлине, с 1894 г. был профессором национальной экономии во Фрайбурге в Брейсгау, с  -f 1896 г. – в Гейдельберге, с 1918 г. – в Вене, с 1919 г. – в Мюнхене. Его работы посвящены проблемам истории хозяйства и социально-экономических эпох, взаимодействия религии и истории общества. Наиболее известное сочинение М.

Вебера — “Протестантская этика и дух капитализма” (1904-1905).

Далее будут кратко рассмотрены основные идеи М. Вебера, до сих пор сохраняющие свое социально-философское, философско-историческое и методологическое значение.1. Научное знание и знание о ценностях, согласно Веберу, суще-    ственно отличаются друг от друга. Научное знание должно изучать то, что есть; оно обращается к фактам.

Из знаний о фактах выводятся знания о средствах, которые следует применить во имя достижения тех или иных целей. Наука должна быть, согласно Веберу, свободна от ценностей. Область ценностей — сфера должного, где суждения людей об одном и том же предмете по необходимости варьируются.

Наука — сфера истины, которая едина и обязательна для всех людей. Вебер,    правда, не утверждает, что наука может полностью освободиться от ценностных “перспектив”. Но он настаивает на том, что максимальная свобода от ценностей должна стать безусловной нормой отношения ученого к своему предмету.

Особенно трудно, но и принципиально необходимо соблюдать это требование в науках об обществе и человеке.

2. Вебер проводит тщательное различение двух понятий — “объяснение” (Erklären) и “понимание” (Verstehen). Внимание к ним обусловлено влиянием Г. Риккерта и В. Дильтея.

Естественные науки Вебер считает преимущественно объясняющими, науки о культуре — преимущественно понимающими. Главный социологический труд Вебера “Экономика и общество” имеет подзаголовок — “Основы понимающей социологии”. Предмет социологии — это прежде всего осмысление всеобщих правил социального действия.

Но это также и понимание субъективных мотивов, установок, намерений, целей действующих в обществе индивидов. Методам и процедурам понимания в социологии придается решающее значение; методы объяснения не исключаются, но и они

 

==187

поставлены в зависимость от понимания. Понятие “действия” (Handlung) индивида — также основополагающее в веберовской социологии. Если естествознание имеет дело с “немотивированными событиями”, то социология — с мотивированными действиями.

3.

Большое значение для социологии, философии, вообще для наук об обществе и человеке, считал Вебер, имеет и понятие “идеальный тип”.

Оно означает, что целому ряду обобщающих научных понятий не соответствует какой-либо фрагмент действительности, и что они, будучи своего рода моделями, служат формальными инструментами мышления в науке. Таково, например, понятие homo oeconomicus, “экономический человек”.

В действительности нет “экономического человека” как особой реальности, отделенной от других качеств человека. Но экономические дисциплины или социология — в целях анализа — создают такой “идеальный тип”.

4.

Макс Вебер конституирует свою социологию с помощью четырех “чистых” типов действия (идеальных типов): а) действие может иметь рациональную ориентацию, руководствуясь данной целью (целе-рациональное действие); б) действие может иметь рациональную ориентацию, относясь к абсолютной ценности (ценностно-рациональное действие); в) действие может быть определено некоторыми аффектами или эмоциональным состояниями действующего лица (аффективное, или эмоциональное, действие); г) действие может быть определено традициями или прочными обычаями (действие, ориентированное на традицию). В реальном человеческом действии эти моменты, разумеется, не отделены друг от друга: действие объединяет целевую рациональность с ценностной рациональностью, с аффектами и ориентациямц на традицию. Но какой-либо из этих моментов в определенных действиях может превалировать. Кроме того, в целях анализа из названных аспектов можно сделать идеальные типы, подвергая специальному исследованию то одну, то другую сторону дела.

5. М. Вебер предполагал, что есть сферы деятельности и исторические эпохи, где и когда целе-рациональное действия человека выдвигаются на первый план. Такие сферы деятельности — экономика, управление, право, наука. “Рационализация” и “модернизация” весьма характерны для европейской истории последних столетий.

В частности, управление обществом во все большей мере требует расчета, плана, целостного охвата деятельности государства и общества. С этим связана тщательно исследованная М. Вебером тенденция бюрократизации, которую он считает общей для цивилизационного развития всего мира.

Бюрократизацию можно и нужно, по Веберу, ввести в рамки правил, подвергнуть контролю, но устранить эту тенденцию в принципе невозможно. Вебер различает два типа государственной власти — традиционное, или харизматическое, и легальное господство.

На смену авторитету неограниченной власти в прежних обществах приходит легитимность — иными словами, опора на законы, на рациональные основания действия бюрократии, на расчет и контроль, на гласность в обсуждении всех действий государственной власти.

При этом процедуры рациональной, легитимной бюрократии могут быть использованы в разных целях — как во имя сплоченной работы всех членов общества, так и во имя угнетения народа

==188

6. M: Вебер ставит такой философско-исторический вопрос: как случилось, что определенные явления духа и культуры — рациональность, модернизация, легитимность — впервые пробили себе дорогу в странах Запада и именно здесь получили универсальную значимость? Ответ на него и дается в знаменитой работе “Протестантская этика и дух капитализма”. Вебер уверен, что рациональность со времен Ренессанса становится на Западе общекультурным феноменом: она проникает не только в науку, философию, но также в теологию, литературу, искусство и, конечно, в повседневную жизнь общества, государства. Специализация и профессионализм — опознавательные знаки этого процесса.Понятие “капитализм”, заимствованное им из предшествовавшей литературы, М. Вебер поясняет следующим образом. Стремление получить наибольшую прибыль известно всем эпохам и существовало во всех странах земли. Однако только в западном мире развилась общественная система, основанная на формально свободном наемном труде, допускающая рациональный расчет, широкое применение технического знания и науки, требующая рационально-правовых оснований действия и взаимодействия. Эту систему он, следуя Марксу, называл “капитализмом”. Но в отличие от Маркса, Вебер не считал, что лучшая, более справедливая система придет вместе с социализмом. Он полагал, что созданной капитализмом форме рациональной организации — при всех ее недостатках и противоречиях — принадлежат будущее. По существу, Вебер обозначал словом “капитализм” совокупность типов цивилизованного действия, которые, в самом деле, были вызваны к жизни на заре Нового времени и без которых уже не могла и не может обойтись ни одна социальная система. (Вебер, кстати, нередко употреблял и понятие “цивилизация”). Интерес к типам действия определил особое внимание к тем духовным факторам, к процессам сознания, благодаря которым целе-рациональный тип действия если не полностью заменил, то потеснил действие традиционалистское.В центр исследования в названной ранее работе Вебера помещены процессы, в Европе совпавшие с реформацией. Благодаря новой этике, новой системе ценностей — этике протестантизма — был узаконен, санкционирован новый жизненный стиль, тип поведения. Речь шла о том, чтобы сориентировать индивида на упорный труд, бережливость, расчетливость, самоконтроль, на доверие к собственной личности, достоинство, строгое соблюдение прав и обязанностей человека. Разумеется, сознательная цель Лютера или Кальвина вовсе не состояла в том, чтобы пробить дорогу “духу капитализма”. Они были озабочены реформированием религии и церкви. Но протестантизм глубоко вторгся в сферу внецерковной жизни, сознания и поведения мирянина, предписав ему в качестве божественных заповедей как раз то, чего требовала наступающая капиталистическая эпоха. “Внутримировая аскеза”, которую проповедовал протестантизм, была эффективным идейным средством воспитания новой личности и новых ценностей. Отсюда напрашивался вывод, что страны, не прошедшие через социально-воспитательное воздействие чего-то подобного реформации и протестантской этике, не смогут успешно развиваться по пути рациональности и модернизации. Правда, Вебер не утверждал, что все дело только в протестантской этике. К возникновению капитализма причастны и другие условия.                                         

==189

7. Из концепции целе-рациональности Вебер вовсе не хочет сделать вывод, будто общество в XX в. будет развиваться по рациональному пути. Целе-рациональность — одна из исторических возможностей, средство, которое может быть обращено на разные цели. Надо учесть и то, что в ценностной сфере, по Веберу, рациональность может оттесняться на задний план. Здесь борются несходные, порой противоположные ценности, и выбор между ними может определяться отнюдь не рациональными основаниями. Относительно перспектив развития общества Вебер был настроен пессимистически.Пессимизм особенно усилился после первой мировой войны. Вебер предсказывал: может случиться, что недовольство людей направленностью рационализации и бюрократизации заставит их отдать предпочтение харизматической (т. е. основанной на воздействиях сильной личности) “демократии фюреров”.Учение Макса Вебера оказало глубокое влияние на философию и социологию XX в.ЛИТЕРАТУРАО жизни, сочинениях и идеях М. Вебера см.

Habermas J. Theorie des kommunikativen Handelns. Bde. 1—2. Frankfurt a. M., 1981; Mommsen W. Max Weber. Gesellschaft, Politik und Geschichte. Frankfurt a. M., 1974; Weib J. (Hrsg.) Max Weber heute. Einträge und Probleme der Forschung. Frankfurt a. M.

, 1989; Skirbekk G., Gilje N. Geschichte der Philosophie. Eine Einführung in die europäische Philosophiegeschichte. Frankfurt a. M., 1993. Bd. 2. S. 786; Гайденко П. П., Давыдов Ю. Н. История и рациональность. Социология Макса Вебера и веберовский ренессанс. М.

, 1991.

Сочинения М. Вебера: Aufsätze zur Religionssoziologie. Bd. 1—3. Tübingen, 1920-1921; Grundriss der Sozialökonomik. Tübingen, 1921. B русском переводе: Вебер М.

Социальные причины падения античной культуры // Научное слово. 1904. Кн. 7; Он же. Хозяйственная этика мировых религий. Протестантские секты и дух капитализма // Атеист. 1928.

№ 25, 26, 30; Он же. Избранные произведения. М., 1990.

 

К оглавлению

==190

00.htm – glava15

Источник: http://userdocs.ru/filosofiya/2741/index.html?page=22

Философское значение идей макса вебера: учение макса вебера относится главным образом к политэкономии и

ФИЛОСОФСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ИДЕЙ МАКСА ВЕБЕРА

Учение Макса Вебера относится главным образом к политэкономии и истории социологии. Однако связь идей Макса Вебера с философией и их влияние на философию XX в. столь велики, что представляется необходимым хотя бы кратко рассказать о жизни и сочинениях М. Вебера и его идеях.

Макс Вебер (1864 — 1920) с 1892 г. преподавал в Берлине, с 1894 г. был профессором национальной экономии во Фрайбурге в Брейсгау, с 1896 г. — в Гейдельберге, с 1918 г. — в Вене, с1919г. — в Мюнхене.

Его работы посвящены проблемам истории хозяйства и социально-экономических эпох, взаимодействия религии и истории общества. Наиболее известное сочинение М.

Вебера — “Протестантская этика и дух капитализма” (1904-1905).

Далее будут кратко рассмотрены основные идеи М. Вебера, до сих пор сохраняющие свое социально-философское, философско-исто- рическое и методологическое значение. 1.

Научное знание и знание о ценностях, согласно Веберу, существенно отличаются друг от друга. Научное знание должно изучать то, что есть; оно обращается к фактам. Из знаний о фактах выводятся знания о средствах, которые следует применить во имя достижения тех или иных целей. Наука должна быть, согласно Веберу, свободна от ценностей.

Область ценностей — сфера должного, где суждения людей об одном и том же предмете по необходимости варьируются. Наука — сфера истины, которая едина и обязательна для всех людей. Вебер, правда, не утверждает, что наука может полностью освободиться от ценностных “перспектив”.

Но он настаивает на том, что максимальная свобода от ценностей должна стать безусловной нормой отношения ученого к своему предмету. Особенно трудно, но и принципиально необходимо соблюдать это требование в науках об обществе и человеке. 2. Вебер проводит тщательное различение двух понятий — “объяснение” (Erklaren) и “понимание” (Verstehen).

Внимание к ним обусловлено влиянием Г. Риккерта и В. Дильтея. Естественные науки Вебер считает преимущественно объясняющими, науки о культуре — преимущественно понимающими. Главный социологический труд Вебера “Экономика и общество” имеет подзаголовок — “Основы понимающей социологии”.

Предмет социологии — это прежде всего осмысление всеобщих правил социального действия. Но это также и понимание субъективных мотивов, установок, намерений, целей действующих в обществе индивидов. Методам и процедурам понимания в социологии придается решающее значение; методы объяснения не исключаются, но и они поставлены в зависимость от понимания.

Понятие “действия” (Handlung) индивида — также основополагающее в веберовской социологии. Если естествознание имеет дело с “немотивированными событиями”, то социология — с мотивированными действиями. 3.

Большое значение для социологии, философии, вообще для наук об обществе и человеке, считал Вебер, имеет и понятие “идеальный тип”.

Оно означает, что целому ряду обобщающих научных понятий не соответствует какой-либо фрагмент действительности, и что они, будучи своего рода моделями, служат формальными инструментами мышления в науке. Таково, например, понятие homo oeconomicus, “экономический человек”.

В действительности нет “экономического человека” как особой реальности, отделенной от других качеств человека. Но экономические дисциплины или социология — в целях анализа — создают такой “идеальный тип”. 4.

Макс Вебер конституирует свою социологию с помощью четырех “чистых” типов действия (идеальных типов): а) действие может иметь рациональную ориентацию, руководствуясь данной целью (целе-рацио- нальное действие); б) действие может иметь рациональную ориентацию, относясь к абсолютной ценности (ценностно-рациональное действие); в) действие может быть определено некоторыми аффектами или эмоциональным состояниями действующего лица (аффективное, или эмоциональное, действие); г) действие может быть определено традициями или прочными обычаями (действие, ориентированное на традицию). В реальном человеческом действии эти моменты, разумеется, не отделены друг от друга: действие объединяет целевую рациональность с ценностной рациональностью, с аффектами и ориентациями на традицию. Но какой-либо из этих моментов в определенных действиях может превалировать. Кроме того, в целях анализа из названных аспектов можно сделать идеальные типы, подвергая специальному исследованию то одну, то другую сторону дела. 5.

М. Вебер предполагал, что есть сферы деятельности и исторические эпохи, где и когда целе-рациональное действия человека выдвигаются на первый план. Такие сферы деятельности — экономика, управление, право, наука. “Рационализация” и “модернизация” весьма характерны для европейской истории последних столетий.

В частности, управление обществом во все большей мере требует расчета, плана, целостного охвата деятельности государства и общества. С этим связана тщательно исследованная М. Вебером тенденция бюрократизации, которую он считает общей для цивилизационного развития всего мира.

Бюрократизацию можно и нужно, по Веберу, ввести в рамки правил, подвергнуть контролю, но устранить эту тенденцию в принципе невозможно. Вебер различает два типа государственной власти — традиционное, или харизматическое, и легальное господство.

На смену авторитету неограниченной власти в прежних обществах приходит легитимность — иными словами, опора на законы, на рациональные основания действия бюрократии, на расчет и контроль, на гласность в обсуждении всех действий государственной власти.

При этом процедуры рациональной, легитимной бюрократии могут быть использованы в разных целях — как во имя сплоченной работы всех членов общества, так и во имя угнетения народа.

6.М.

Вебер ставит такой философско-исторический вопрос: как случилось, что определенные явления духа и культуры — рациональность, модернизация, легитимность — впервые пробили себе дорогу в странах Запада и именно здесь получили универсальную значимость? Ответ на него и дается в знаменитой работе “Протестантская этика и дух капитализма”. Вебер уверен, что рациональность со времен Ренессанса становится на Западе общекультурным феноменом: она проникает не только в науку, философию, но также в теологию, литературу, искусство и, конечно, в повседневную жизнь общества, государства. Специализация и профессионализм — опознавательные знаки этого процесса.

Понятие “капитализм”, заимствованное им из предшествовавшей литературы, М. Вебер поясняет следующим образом. Стремление получить наибольшую прибыль известно всем эпохам и существовало во всех странах земли.

Однако только в западном мире развилась общественная система, основанная на формально свободном наемном труде, допускающая рациональный расчет, широкое применение технического знания и науки, требующая рационально-правовых оснований действия и взаимодействия. Эту систему он, следуя Марксу, называл “капитализмом”.

Но в отличие от Маркса, Вебер не считал, что лучшая, более справедливая система придет вместе с социализмом. Он полагал, что созданной капитализмом форме рациональной организации — при всех ее недостатках и противоречиях — принадлежат будущее.

По существу, Вебер обозначал словом “капитализм” совокупность типов цивилизованного действия, которые, в самом деле, были вызваны к жизни на заре Нового времени и без которых уже не могла и не может обойтись ни одна социальная система. (Вебер, кстати, нередко употреблял и понятие “цивилизация”).

Интерес к типам действия определил особое внимание к тем духовным факторам, к процессам сознания, благодаря которым целе-рациональный тип действия если не полностью заменил, то потеснил действие традиционалистское.

В центр исследования в названной ранее работе Вебера помещены процессы, в Европе совпавшие с реформацией. Благодаря новой этике, новой системе ценностей — этике протестантизма — был узаконен, санкционирован новый жизненный стиль, тип поведения.

Речь шла о том, чтобы сориентировать индивида на упорный труд, бережливость, расчетливость, самоконтроль, на доверие к собственной личности, достоинство, строгое соблюдение прав и обязанностей человека. Разумеется, сознательная цель Лютера или Кальвина вовсе не состояла в том, чтобы пробить дорогу “духу капитализма”.

Они были озабочены реформированием религии и церкви. Но протестантизм глубоко вторгся в сферу внецерковной жизни, сознания и поведения мирянина, предписав ему в качестве божественных заповедей как раз то, чего требовала наступающая капиталистическая эпоха.

“Внутримировая аскеза”, которую проповедовал протестантизм, была эффективным идейным средством воспитания новой личности и новых ценностей.

Отсюда напрашивался вывод, что страны, не прошедшие через социально-воспитательное воздействие чего-то подобного реформации и протестантской этике, не смогут успешно развиваться по пути рациональности и модернизации. Правда, Вебер не утверждал, что все дело только в протестантской этике. К возникновению капитализма причастны и другие условия.

7. Из концепции целе-рациональности Вебер вовсе не хочет сделать вывод, будто общество в XX в. будет развиваться по рациональному пути Целе-рациональность — одна из исторических возможностей, средство, которое может быть обращено на разные цели.

Надо учесть и то, что в ценностной сфере, по Веберу, рациональность может оттесняться на задний план. Здесь борются несходные, порой противоположные ценности, и выбор между ними может определяться отнюдь не рациональными основаниями.

Относительно перспектив развития общества Вебер был настроен пессимистически.

Пессимизм особенно усилился после первой мировой войны. Вебер предсказывал: может случиться, что недовольство людей направленностью рационализации и бюрократизации заставит их отдать предпочтение харизматической (т. е. основанной на воздействиях сильной личности) “демократии фюреров”.

Учение Макса Вебера оказало глубокое влияние на философию и социологию XX в.

ЛИТЕРАТУРА

О жизни, сочинениях и идеях М. Вебера см.

Habermas J. Theorie des kommunikativen Handelns. Bde. 1—2. Frankfurt a. M., 1981; Mommsen W. Max Weber. Gesellschaft, Politik und Geschichte. Frankfurt a. M., 1974; Weib J. (Hrsg.) Max Weber heute. Eintrage und Probleme der Forschung. Frankfurt a. M.

, 1989; Skirbekk G., Gilje N. Geschichte der Philosophie. Eine Einfiihrung in die europaische Philosophiegeschichte. Frankfurt a. M., 1993. Bd. 2. S. 786; Гайдєнко 77. 77., Давыдов Ю. H. История и рациональность. Социология Макса Вебера и веберовский ренессанс. М.

, 1991.

Сочинения М. Вебера: Aufsatze zur Religionssoziologie. Bd. 1 —3. Tubingen, 1920—1921; Grundriss der Sozialokonomik. Tubingen, 1921. В русском переводе: Вебер М. Социальные причины падения античной культуры // Научное слово. 1904. Кн. 7; Он же. Хозяйственная этика мировых религий. Протестантские секты и дух капитализма // Атеист. 1928. № 25, 26, 30; Он же. Избранные произведения. М., 1990.

Источник: https://bookucheba.com/istoriya-filosofii/filosofskoe-znachenie-idey-maksa-9650.html

Философское значение идей Макса Вебера

ФИЛОСОФСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ИДЕЙ МАКСА ВЕБЕРА

Учение Макса Вебера относится главным образом к политэкономии и истории социологии. Однако связь идей Макса Вебера с философией и их влияние на философию XX в. столь велики, что представляется необходимым хотя бы кратко рассказать о жизни и сочинениях М. Вебера и его идеях.

Макс Вебер (1864 — 1920) с 1892 г. преподавал в Берлине, с 1894 г. был профессором национальной экономии во Фрайбурге в Брейсгау, с 1896 г. — в Гейдельберге, с 1918 г. — в Вене, с 1919 г. — в Мюнхене.

Его работы посвящены проблемам истории хозяйства и социально-экономических эпох, взаимодействия религии и истории общества. Наиболее известное сочинение М.

Вебера — “Протестантская этика и дух капитализма” (1904-1905).

Далее будут кратко рассмотрены основные идеи М. Вебера, до сих пор сохраняющие свое социально-философское, философско-историческое и методологическое значение.

1. Научное знание и знание о ценностях, согласно Веберу, существенно отличаются друг от друга. Научное знание должно изучать то, что есть; оно обращается к фактам. Из знаний о фактах выводятся знания о средствах, которые следует применить во имя достижения тех или иных целей.

Наука должна быть, согласно Веберу, свободна от ценностей. Область ценностей — сфера должного, где суждения людей об одном и том же предмете по необходимости варьируются. Наука — сфера истины, которая едина и обязательна для всех людей.

Вебер, правда, не утверждает, что наука может полностью освободиться от ценностных “перспектив”. Но он настаивает на том, что максимальная свобода от ценностей должна стать безусловной нормой отношения ученого к своему предмету.

Особенно трудно, но и принципиально необходимо соблюдать это требование в науках об обществе и человеке.

2. Вебер проводит тщательное различение двух понятий — “объяснение” (Erklaren) и “понимание” (Verstehen). Внимание к ним обусловлено влиянием Г. Риккерта и В. Дильтея. Естественные науки Вебер считает преимущественно объясняющими, науки о культуре — преимущественно понимающими.

Главный социологический труд Вебера “Экономика и общество” имеет подзаголовок — “Основы понимающей социологии”. Предмет социологии — это прежде всего осмысление всеобщих правил социального действия. Но это также и понимание субъективных мотивов, установок, намерений, целей действующих в обществе индивидов.

Методам и процедурам понимания в социологии придается решающее значение; методы объяснения не исключаются, но и они поставлены в зависимость от понимания. Понятие “действия” (Handlung) индивида — также основополагающее в веберовской социологии.

Если естествознание имеет дело с “немотивированными событиями”, то социология — с мотивированными действиями.

3. Большое значение для социологии, философии, вообще для наук об обществе и человеке, считал Вебер, имеет и понятие “идеальный тип”.

Оно означает, что целому ряду обобщающих научных понятий не соответствует какой-либо фрагмент действительности, и что они, будучи своего рода моделями, служат формальными инструментами мышления в науке. Таково, например, понятие homo oeconomicus, “экономический человек”.

В действительности нет “экономического человека” как особой реальности, отделенной от других качеств человека. Но экономические дисциплины или социология — в целях анализа — создают такой “идеальный тип”.

4.

Макс Вебер конституирует свою социологию с помощью четырех “чистых” типов действия (идеальных типов): а) действие может иметь рациональную ориентацию, руководствуясь данной целью (целе-рациональное действие); б) действие может иметь рациональную ориентацию, относясь к абсолютной ценности (ценностно-рациональное действие); в) действие может быть определено некоторыми аффектами или эмоциональным состояниями действующего лица (аффективное, или эмоциональное, действие); г) действие может быть определено традициями или прочными обычаями (действие, ориентированное на традицию). В реальном человеческом действии эти моменты, разумеется, не отделены друг от друга: действие объединяет целевую рациональность с ценностной рациональностью, с аффектами и ориентациями на традицию. Но какой-либо из этих моментов в определенных действиях может превалировать. Кроме того, в целях анализа из названных аспектов можно сделать идеальные типы, подвергая специальному исследованию то одну, то другую сторону дела.

5. М. Вебер предполагал, что есть сферы деятельности и исторические эпохи, где и когда целе-рациональное действия человека выдвигаются на первый план. Такие сферы деятельности — экономика, управление, право, наука. “Рационализация” и “модернизация” весьма характерны для европейской истории последних столетий.

В частности, управление обществом во все большей мере требует расчета, плана, целостного охвата деятельности государства и общества. С этим связана тщательно исследованная М. Вебером тенденция бюрократизации, которую он считает общей для цивилизационного развития всего мира.

Бюрократизацию можно и нужно, по Веберу, ввести в рамки правил, подвергнуть контролю, но устранить эту тенденцию в принципе невозможно. Вебер различает два типа государственной власти — традиционное, или харизматическое, и легальное господство.

На смену авторитету неограниченной власти в прежних обществах приходит легитимность — иными словами, опора на законы, на рациональные основания действия бюрократии, на расчет и контроль, на гласность в обсуждении всех действий государственной власти.

При этом процедуры рациональной, легитимной бюрократии могут быть использованы в разных целях — как во имя сплоченной работы всех членов общества, так и во имя угнетения народа.

6. М.

Вебер ставит такой философско-исторический вопрос: как случилось, что определенные явления духа и культуры — рациональность, модернизация, легитимность — впервые пробили себе дорогу в странах Запада и именно здесь получили универсальную значимость? Ответ на него и дается в знаменитой работе “Протестантская этика и дух капитализма”. Вебер уверен, что рациональность со времен Ренессанса становится на Западе общекультурным феноменом: она проникает не только в науку, философию, но также в теологию, литературу, искусство и, конечно, в повседневную жизнь общества, государства. Специализация и профессионализм — опознавательные знаки этого процесса.

Понятие “капитализм”, заимствованное им из предшествовавшей литературы, М. Вебер поясняет следующим образом. Стремление получить наибольшую прибыль известно всем эпохам и существовало во всех странах земли.

Однако только в западном мире развилась общественная система, основанная на формально свободном наемном труде, допускающая рациональный расчет, широкое применение технического знания и науки, требующая рационально-правовых оснований действия и взаимодействия. Эту систему он, следуя Марксу, называл “капитализмом”.

Но в отличие от Маркса, Вебер не считал, что лучшая, более справедливая система придет вместе с социализмом. Он полагал, что созданной капитализмом форме рациональной организации — при всех ее недостатках и противоречиях — принадлежат будущее.

По существу, Вебер обозначал словом “капитализм” совокупность типов цивилизованного действия, которые, в самом деле, были вызваны к жизни на заре Нового времени и без которых уже не могла и не может обойтись ни одна социальная система. (Вебер, кстати, нередко употреблял и понятие “цивилизация”).

Интерес к типам действия определил особое внимание к тем духовным факторам, к процессам сознания, благодаря которым целе-рациональный тип действия если не полностью заменил, то потеснил действие традиционалистское.

В центр исследования в названной ранее работе Вебера помещены процессы, в Европе совпавшие с реформацией. Благодаря новой этике, новой системе ценностей — этике протестантизма — был узаконен, санкционирован новый жизненный стиль, тип поведения.

Речь шла о том, чтобы сориентировать индивида на упорный труд, бережливость, расчетливость, самоконтроль, на доверие к собственной личности, достоинство, строгое соблюдение прав и обязанностей человека. Разумеется, сознательная цель Лютера или Кальвина вовсе не состояла в том, чтобы пробить дорогу “духу капитализма”.

Они были озабочены реформированием религии и церкви. Но протестантизм глубоко вторгся в сферу внецерковной жизни, сознания и поведения мирянина, предписав ему в качестве божественных заповедей как раз то, чего требовала наступающая капиталистическая эпоха.

“Внутримировая аскеза”, которую проповедовал протестантизм, была эффективным идейным средством воспитания новой личности и новых ценностей.

Отсюда напрашивался вывод, что страны, не прошедшие через социально-воспитательное воздействие чего-то подобного реформации и протестантской этике, не смогут успешно развиваться по пути рациональности и модернизации. Правда, Вебер не утверждал, что все дело только в протестантской этике. К возникновению капитализма причастны и другие условия.

7. Из концепции целе-рациональности Вебер вовсе не хочет сделать вывод, будто общество в XX в. будет развиваться по рациональному пути. Пеле-рациональность — одна из исторических возможностей, средство, которое может быть обращено на разные цели.

Надо учесть и то, что в ценностной сфере, по Веберу, рациональность может оттесняться на задний план. Здесь борются несходные, порой противоположные ценности, и выбор между ними может определяться отнюдь не рациональными основаниями.

Относительно перспектив развития общества Вебер был настроен пессимистически.

Пессимизм особенно усилился после первой мировой войны. Вебер предсказывал: может случиться, что недовольство людей направленностью рационализации и бюрократизации заставит их отдать предпочтение харизматической (т.е. основанной на воздействиях сильной личности) “демократии фюреров”.

Учение Макса Вебера оказало глубокое влияние на философию и социологию XX в.

Источник: http://filosof.historic.ru/books/item/f00/s00/z0000007/st061.shtml

Социологические идеи М. Вебера

ФИЛОСОФСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ИДЕЙ МАКСА ВЕБЕРА

Харизматическое господство основано на понятии харизмы (греч. божественный дар), являющейся некой экстраординарной способностью, некоторым качеством индивида, выделяющим его среди остальных. Это качество не столько приобретенное, сколько дарованное человеку от природы богом, судьбой.

К харизматическим качествам Вебер относит магические способности, пророческий дар, выдающуюся силу духа и слова. Харизмой обладают герои, полководцы, маги, пророки и провидцы, выдающиеся политики, основатели мировых религий (например, Будда, Христос, Магомет, Солон, Ликург, Цезарь и т. д.).

Харизматическое господство характеризуется эмоционально ориентированной преданностью политическому лидеру, которая поддерживается верой в историческое предназначение правителя.

«Это господство основано на преданности харизме пророка или вождя на войне, или выдающегося демагога в народном собрании или в парламенте».

При харизматическом господстве действует репрессивное право. Власть закона сведена к минимуму, который избирательно применяется к лицам с различными социальными статусами. Харизматическому господству свойственна совершенно иная бюрократия.

Ее черты следующие: нравственный конформизм, верность существующему политическому порядку, личная преданность вышестоящим руководителям, продвижение по службе обусловлено не столько личными качествами, сколько покровительством и протекционизмом.

Статус бюрократа дает ему дополнительные формально не санкционированные привилегии, особенно привилегии материального толка.

Харизматический тип господства по своему происхождению является революционным. На место упорядоченных структур встает эмоциональное объединение людей, ограниченное узким составом участников. Рано или поздно перед ними встает проблема создания институтов, подобных тем, которые они отвергли.

Что делать, когда вождь умирает? Вопрос об учреждении организации встает вместе с вопросом о наследнике вождя. Он должен быть призван продолжить дело. Таким образом, вопрос о наследстве является первым шагом превращения вождя в форму повседневности.

Теперь уже вождь отбирается из массы людей, но выбор не рассматривается как технический, а как харизматический процесс. Например, католическая церковь выбирает папу из кардиналов, и после выбора избранник наделяется особыми качествами, не свойственными другим людям.

Но существует другая форма переноса харизматического господства – должностной харизматизм. Эта форма господства является особо долговечной, и можно привести много исторических примеров его процветания. Один из примеров должностного харизматизма – институт президентства в США.

В Америке демократия всегда связывалась с одним человеком на определенный срок, сама должность содержала в себе призвание совершать добрые дела. Это приводило к тому, что даже плохие президенты воспринимались американцами с должным терпением.

Харизматический тип легитимного господства представляет собой прямую противоположность традиционному.

Если традиционный тип господства держится приверженностью к обычному, раз и навсегда заведенному, то харизматический, напротив, опирается на нечто необычное, никогда ранее не признававшееся.

Однако следует отметить, что при всем различии и даже противоположности традиционного и харизматического типов господства между ними есть и нечто общее а именно: тот и другой опираются на личные отношения между господином и подчиненным.

В этом отношении оба этих типа противостоят формально-рациональному господству как безличному. Штаб управления при таком типе господства формируется на основе личной преданности вождю. Ясно, что рациональное понятие компетентности, так же как и сословно-традиционное понятие привилегии, здесь отсутствует.

Однако Вебер был бы не Вебером, если бы подвел все к одной безапелляционной четкой формуле.

Именно умение взглянуть на общество широко, безотносительно своим теориям и отличало Вебера от многих его современников, да и последователей. И случай с типами господства — не исключение.

Ученый допускает существование «смешанных» видов господств и соответственно государств и даже в определенных случаях считает их более рациональными и внутренне целостными.

В частности, признавая, что легальное господство является наиболее слабым с точки зрения легитимирующей силы, так как в его целерациональной основе нет места ценностному фундаменту, Вебер считает, что бюрократическая машина, характерная для такого господства может быть дополнена элементами традиционного или харизматического типа господства. То есть легальное господство станет более сильным и прочным, если будет дополнена или наследованным монархом (чьи права ограничены парламентом), или плебисцитарным путем избранным политическим лидером.

Идеалом государства Вебера является своеобразное «триединое» легально-харизматическое государство, важнейшими составляющими которого являются всенародно избранный политический лидер, бюрократическая «машина» и парламент.

Именно наличие трех взаимно дополняющих моментов (первое – аппарата управления (“машины”) как рационального средства осуществления власти политического лидера; второе – харизматического лидера как формулирующего и проводящего политическую программу (“ценности”); третье – парламента как инстанции критически-контрольной по отношению к аппарату, но отчасти и к президенту) является необходимым условием существования западного общества.

В чем же значение социологической системы политики М. Вебера? Прежде всего, в том, что он был одним из первых, если вообще не первым, кто посмотрел на государство с чисто социологической точки зрения. До него государство рассматривалось в значительной степени с исторической, с политической или с экономической позиций.

Как считал Вебер, общая тенденция развития управления идет по пути увеличения рациональных социальных действий и у тех, кто управляет, и у тех, кем управляют. В конечном счете, может утвердиться господство, при котором повиновение обусловлено соображениями интереса, преимуществами или невыгодами, т.е. в его основе лежат целерациональные действия.

М. Вебер начал разрабатывать теорию государства, прежде всего с позиции социальных связей, лежащих в его основе. То есть типологическим признаком для веберовского государства являются не производственные отношения и производственные силы – экономические элементы, не различные формы правления – историко-политические элементы, а именно характер социальных связей. М.

Вебер опять-таки один из первых, кто основательно и детально разработал максимально широкую концепцию государства, не пытаясь устанавливать всемирно-исторические связи и закономерности, а лишь фиксируя в определенную систему то, что видел сам или доподлинно знал.

Именно поэтому теория государства М, Вебера представляется одной из самых объективных, широких по охвату и гибких по содержанию

2.3. Иррациональная рациональность

Вебер, отмечая несомненные преимущества рационального господства, тем не менее, признавал его латентные, скрытые опасности в виде «иррациональных элементов». Дело в том, что любая рациональная система имеет следующие тенденции:

1) заменять человека нечеловеческой по сути технологией (бюрократические правила, машины вместо живых конкретных людей);

2) сводить к минимуму фактор человеческого разума, что угрожает возникновению потенциальной возможности ее дегуманизации вообще;

3) воспроизводить в той или иной степени иррациональные последствия;

4) современные нечеловеческие технологии способны вызвать озлобление у самих чиновников, которые становятся функционально ненужными.

Опасения Вебера о возможности иррациональной рациональности вскоре подтвердились на практике. Холокост может служить тому примером.

У Холокоста были все основные характеристики рациональной организации: невиданная прежде эффективная машина по массовому уничтожению людей, которая функционировала с четкой калькуляцией, сколько могло быть уничтожено людей за определенный период времени, следовательно, результат был предсказуем, и наконец – все жертвы строго контролировались с помощью нечеловеческой технологии, включавшей функционирование бюрократии, лагерей, газовых камер и т.д., а результат при этом был устрашающим.                                 

Источник: https://student.zoomru.ru/soc/sociologicheskie-idei-m-vebera/94136.758727.s4.html

База знаний студента. Реферат, курсовая, контрольная, диплом на заказ

ФИЛОСОФСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ИДЕЙ МАКСА ВЕБЕРА
Посмотреть видео по теме Доклада

Выдающуюся роль в развитии социологии в конце прошлого н начале нынешнего века сыграл немецкий мыслитель Макс Вебер (1864-1920). В настоящее время социология Макса Вебера переживает настоящее возрождение. Вновь осмысливаются и переосмысливаются многие стороны его философско-социологических взглядов.

Берутся на вооружение разработанная им методология социального познания, концепции понимания, идеальных типов, его учение о культуре, этике, социологии религии.

Сегодня западные социологи рассматривают Вебера «в качестве одной из тех ключевых фигур, обращение к которым открывает перспективу плодотворного обсуждения фундаментальных вопросов социологической теории».

На философско-социологические взгляды Вебера оказали влияние выдающиеся мыслители разных направлений. В их числе неокантианец Г. Риккерт, основоположник диалектико-материалистической философии К. Маркс, такие мыслители, как Н. Макиавелли, Т. Гоббс, Ф. Ницще и др.

Сам Вебер создал много научных трудов, в том числе «Протестантская этика и дух капитализма», «Хозяйство и общество», «Объективность социально-научного и социально-политического познания», «Критические исследования в области логики наук о культуре», «О некоторых категориях понимающей социологии», «Основные социологические понятия».

С точки зрения М. Вебера, социология должна изучать прежде всего поведение и социальную деятельность человека или группы людей.

Однако не всякие их поведение и деятельность являются предметами изучения социологии, а только такие, которые, во-первых, осмыслены ими с точки зрения целей и средств их достижений, во-вторых, ориентированы на других субъектов, т. е.

учитывают влияние на них своих действий и их ответную реакцию на это. Если действие рассчитано на ответную реакцию не со стороны других людей, а скажем, со стороны машин или природы, оно не считается Вебером социальным. Не являются таковыми и подражательные действия.

Социальные действия составляют, по Веберу, систему их сознательного, осмысленного взаимодействия. В таком качестве они образуют предмет внимания так называемой понимающей социологии.

Суть дела в следующем: если действия человека осмыслены и внутренне ориентированы на что-то, то социолог должен разобраться не только в содержании этих действий и в их возможных последствиях для других людей, но прежде всего в субъективных мотивах этой деятельности, в смысле тех духовных ценностей, которыми руководствуется действующий субъект. Другими словами, надо осмыслить, понять содержание духовного мира субъекта социального действия. В данной роли социология выступает как понимающая.

М.

Вебер создал и развил концепцию понимающей социологии, задачи которой, по его мнению, заключаются в том, чтобы понять и объяснить, во-первых, посредством каких осмысленных действий люди пытаются осуществить свои стремления, в какой степени и по каким причинам им это удавалось или не удавалось; во-вторых, какие понятные социологу последствия имели их стремления для «осмысленно-соотнесенного поведения других людей”.

В своей понимающей социологии Вебер исходит из того, что понимание социальных действий и внутреннего мира их субъектов может быть как логическим, т. е. осмысленным с помощью понятий, так и чисто эмоциональным. В этом случае оно достигается посредством «вчувствования», «вживания» социолога во внутренний мир субъекта социального действия.

Он называет этот процесс сопереживанием. Тот и другой уровни понимания социальных действий, из которых складывается общественная жизнь людей, играют свою роль. Однако более важно, по Веберу, логическое понимание социальных процессов, их осмысление на уровне науки.

Их постижение на уровне «вчувствования» он характеризовал как подсобный метод исследования.

В своей социологии понимания Вебер не мог обойти проблему ценностей, в том числе моральных, политических, эстетических, религиозных.

Речь идет прежде всего о понимании сознательных установок субъекта на указанные ценности, которые определяют содержание и направленность его поведения и деятельности.

В то же время социолог сам исходит из определенной системы ценностей, что неизбежно сказывается на ходе и результатах его исследований.

М.

Вебер предложил свое решение проблемы ценностей. В отличие от Риккерта и других неокантианцев, рассматривающих указанные выше ценности как нечто надысторическое, Вебер трактует ценность как «установку той или иной исторической эпохи», как «свойственное эпохе направление интереса».

Тем самым ценности из области надысторический переносятся в историю. Эта трактовка ценностей имеет важное значение для реалистического объяснения сознания людей, их социального поведения и деятельности. Она сыграла важную роль в развитии Вебером теории социального действия.

Важнейшей составляющей данной теории является концепция идеальных типов. Вебер трактовал идеальный тип как «интерес эпохи, выраженный в виде теоретической конструкции» .

Это некая идеальная модель того, что наиболее полезно человеку, что объективно отвечает его интересам в современной ему эпохе.

В этом отношении в качестве идеальных типов могут выступать моральные, политические, религиозные и другие ценности и вытекающие из них установки поведения и деятельности людей, правила и нормы их поведения, а также традиции социального общения.

Идеальные типы Вебера характеризуют как бы сущность оптимальных общественных состояний – состояний власти, межличностного общения, индивидуального и группового сознания и т. д.

В силу этого они выступают как своеобразные критерии, исходя из которых необходимо вносить изменения в духовную, политическую и материальную жизнь людей.

Поскольку идеальный тип не совпадает полностью с тем, что есть в обществе, и нередко противоречит действительному положению вещей (или же последнее ему противоречит), он, по словам Вебера, в той или иной мере несет в себе черты утопии.

И все-таки идеальные типы, выражая в своей взаимосвязи систему духовных и иных ценностей, выступают как социально значимые явления. Они способствуют внесению целесообразности в мышление и поведение людей и организованности в общественную жизнь.

Учение М. Вебера об идеальных типах не потеряло своей актуальности. Оно служит для его последователей своеобразной методологической установкой социального познания и решения практических проблем, связанных, в частности, с упорядоченностью и организованностью элементов духовной, материальной и политической жизни.

М.

Вебер выделял следующие типы социального действия: целерациональный, ценностно-рацнональный, аффективный и традиционный.

Целерациональное действие – это когда человек ясно представляет себе цель действия и средства ее достижения, а также учитывает возможную реакцию других людей на свои действия. Критерием рациональности является успех.

Ценностно-рациональное действие совершается через сознательную веру в этическую, эстетическую, религиозную ценность определенного поведения. Аффективное действие происходит через аффекты, т. е. бессознательные психологические импульсы и чувства.

Традиционное действие осуществляется через привычку .

В этой классификации степень осознанности наращивается от аффективных и традиционных социальных действий к ценностно-рациональным и целерациональным. В реальном поведении людей чаще всего присутствуют все указанные типы или виды действий. Каждый из них отличается своей мотивацией, а нередко содержанием и механизмом осуществления социального действия.

Необходимы научные представления о них, чтобы учитывать все это. Вебер отмечает, что эти четыре идеальных типа, т. е. теоретически смоделированные им виды социальных действий, не исчерпывают всего их многообразия.

Но поскольку их можно считать самыми характерными, то знания о них могут быть весьма полезными для теоретиков и практиков не только из области социологии.

Вебер исходил из того, что в историческом процессе растет степень рациональности социальных действий. Особенно это видно в развитии капитализма.

«Рационализируется способ ведения хозяйства, рационализируется управление как в области экономики, так и в области политики, науки, культуры – во всех сферах социальной жизни; рационализируется образ мышления людей, так же как и способ их чувствования и образ жизни в целом.

Все это сопровождается колоссальным усилием социальной роли науки, представляющей собой, по мнению Вебера, наиболее чистое воплощение принципа рациональности»  .

Воплощением рациональности Вебер считает правовое государство, функционирование которого целиком базируется на рациональном взаимодействии интересов граждан, подчинении их закону, а также общезначимым политическим и моральным ценностям.

Правовое государство развивается на основе целерациональных и ценностно-рациональных действий управляющих и управляемых. Похоже, что и в этом случае речь идет о теоретической конструкции идеального типа государства, не всегда и не во всем совпадающей с социальной действительностью.

И все же идея правового государства как рационального сочетания интересов субъектов гражданского общества весьма плодотворна и заслуживает внимания как теоретиков, так и практиков.

Как видно, Макс Вебер касался в своих трудах широкого круга проблем из области теории и методологии социологии, оставив в их разработке заметный след.

Возрождение его учения происходит именно потому, что он высказал глубокие суждения о решении сложных проблем, которые стоят перед нами сегодня.

Нельзя не согласиться с Вебером в том, что «признаком научного познания является объективная значимость его выводов, т. е. истина» .

С позиции истины, пишет Вебер, приходится признать, что мировоззрение каждого человека связано с «интересами своего класса»  .

Не будучи сторонником материалистического понимания истории, Вебер в то же время высоко ценил учение Маркса о роли экономических отношений в жизни общества, никогда не искажал и не упрощал это учение.

Он писал, что «анализ социальных явлений и культурных процессов под углом зрения их экономической обусловленности и их влияния был и – при осторожном, свободном от догматизма, применении – останется на все обозримое время творческим и плодотворным научным принципом»   .

Таков вывод этого глубоко мыслящего философа и социолога, который он сделал в работе под примечательным названием «Объективность» социально-научного и социально-политического познания».

Можно сказать, что научность и объективность у Вебера не расходятся между собой. Ему присущ трезвый и уважительный подход к взглядам и теориям своих оппонентов.

Все это заставляет говорить о нем как о выдающемся мыслителе. В свете сказанного современный ренессанс учения Вебера выглядит вполне оправданным.

Многие высказанные им идеи получают свое дальнейшее развитие не только в странах Запада.

При подготовке этой работы были использованы материалы с сайта http://www.studentu.ru

Выдающуюся роль в развитии социологии в конце прошлого н начале нынешнего века сыграл немецкий мыслитель Макс Вебер (1864-1920). В настоящее время социология Макса Вебера переживает настоящее возрождение. Вновь осмысливаются и переосмысливаются мн

Источник: https://stud-baza.ru/maks-veber-doklad-filosofiya

Основные идеи философского наследия М. Вебера (стр. 1 из 4)

ФИЛОСОФСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ИДЕЙ МАКСА ВЕБЕРА

Истоpия публикации трудов М.Вебера. “Хозяйство и общество”. 1

Понимающая социология 5

Социология господства. 11

“Протестантская этика и дух капитализма” 16

Этика М.Вебера. 17

Заключение 19

Истоpия публикации трудов М.Вебера. “Хозяйство и общество”

Основные идеи философского наследия М.Вебера были выражены в его труде “Хозяйство и общество”. Однако, среди исследователей творчества Вебера не было полного единства в вопросе о том, что считать его главным программным произведением.

Одни, в лице жены философа – Марьяны Вебер, считали “Хозяйство и общество” главным трудом философа, другие в лице Фридриха Тенбруга утверждали, что основная заслуга М.Вебера состоит в разработке теории социологии религии и хозяйственной этики.

Оба тезиса нельзя ни доказать, ни опровергнуть полностью, ибо не осталось каких-либо замечаний по этому поводу самого автора.

Итак, самым сильным защитником первой позиции была Марьяна Вебер – жена философа. Она не просто защищала “Хозяйство и общество”, но и реконструировала это произведение в последнем издании, чтобы показать фундаментальность этого труда.

Можно сказать , что “Хозяйство и общество” во многом изобретение Марьяны Вебер. Это произведение состоит из двух частей. Обе части остались незавершенными автором, они представляют собой набросок будущей книги.

Первая часть посвящена особенностям западного развития капитализма, вторая – историческим вопросам. При этом социализм, понимаемый как рациональный, считается составной частью западного развития.

Рациональный капитализм и рациональный социализм являются двумя альтернативами, в которых развивалось общество. Таким образом, по мнению Марьяны Вебер “Хозяйство и общество” – одна книга из двух частей.

Противоположный кризис заключается в трактовке “Хозяйства и общества” как дидактического пособия, всего лишь как попытку которая не была завершена. Но сердцем философского наследия М.Вебера считаются работы, связанные с хозяйственной этикой и социологией религии. Такой подход связан с пониманием и изучением М.

Вебером социологии как интерпретирующей исторической науки. По мнению М.Вебера социология занимается пониманием конкретных исторических событий, действительности, она должна устанавливать общие правила, но это не цель, а средство, ибо идеал естественных наук отвергается, как неприемлемый.

Но в данном случае вопрос ставился острее: ошибочно считать книгой “Хозяйство и общество”, когда речь идет о собрании рукописей, об окончательной структуре которых ничего неизвестно. Собрание очерков по социологии религии – вот куда надо обращаться за пониманием творчества Вебера.

Тенбруг Фридрих, написавший работу “Прощание с “Хозяйством и обществом” – основной защитник второй позиции.

Итак, перед нами два противоположных тезиса. Кто же прав? Безусловно, “Хозяйство и общество” – важное произведение М.Вебера , но и собрание очерков по социологии религии говорит о многом в творчестве философа.

“Хозяйство и общество” можно назвать главной работой потому, что она содержит в себе “понимающую социологию”, и собрание очерков по социологии религии также является составной частью этого произведения. Однако, анализ философского наследия М.

Вебера был бы не полон, если бы мы ограничились только “Хозяйством и обществом”. Данная работа представляет собой один проект, осуществленный в двух вариантах. Первый вариант написан в 1910-14 годах, другой – в 1919-20 годах. Это означает, что второй вариант является простым пересмотром первого. А жена М.

Вебера объединила оба варианта в одну книгу. Безусловно, если бы М.Веберу удалось больше пожить, то ему бы удалось завершить второй вариант своей книги.

В своей социологии религии он дошел до античного еврейства , хотел написать о раннем христианстве, предполагал сделать акцент на средневековом христианстве. Таким образом, работа “Протестантская этика и дух капитализма” получила бы полное обоснование.

Что касается первого и второго варианта “Хозяйства и общества”, то их синтез заключается в том, что эти два произведения – совокупность идей М.Вебера. Но Тенбург по отношению к Марьяне Вебер прав, что речь идет не о двух частях одной книги, а о двух вариантах разных книг. Далее мы попытаемся подтвердить этот тезис.

Несколько слов необходимо сказать об общей тенденции трудов М.Вебера. Условно можно выделить три периода в творчестве философа.

Первый период (до 1898) – до перелома, связанного с расстройством здоровья М.Вебера. Заболевание началось в 1898 году и в продолжении четырех лет он не мог приступить к творческой работе.

Именно в эти годы Вебер переосмысливает истоки и мотивы человеческой деятельности.

Второй период (1903-1910) По свидетельству жены философа М.Вебер делает в эти годы чрезвычайное открытие: оказывается , специфический вид рационализма пронизывает экономику и политику. По мнению Вебера над миром господствует рационализм.

Именно рационализм определяет отношения человека к природе, отношения между людьми, причем господство рационализма растет вместе с развитием техники и науки . В 1910 году М.Вебер обосновал рационализм науки и искусства. Это вовсе не значило, что искусство и наука совмещаются.

Истинность, красота, рациональность всегда будут различны , но вопрос ставился о развитии этих ценностей на Западе. В третьем периоде (1910-1920) своего творчества М.Вебер занимался разработкой рациональных основ религии.

В начале своей карьеры М.Вебер работал как историк права и хозяйства. Существовала исторически сложившаяся школа как права , так и хозяйства, и М.Вебер придерживался этой школы. Однако, он критически подходил к тенденции объединения науки, искусства и этики, считая, что наука имеет не ценностный характер.

Для первого периода творчества М.Вебера характерен интерес к науке: современный и античный капитализм, открытие торгового общества в средневековье, правовое разделение между личным имуществом и владением средств производства. Последнее изобретение М.

Вебер считает важным для возникновения современного капитализма.

После болезни, в 1902 году находим новое направление творчества М.Вебера. Он начинает интересоваться методологическими вопросами. Безусловно, его личный кризис повлиял на его создание теории капитализма.

В своей жизни М.Вебер очень быстро сделал свою профессиональную карьеру. Он очень аскетически относился к светскому образу жизни. В течение нескольких лет в период своей болезни, он не мог творчески работать, не мог выполнять профессиональные обязанности. М.

Вебер осознал на собственном опыте, к чему может привести “жесткий образ жизни”. В данном случае личный кризис связан с пониманием кризиса предмета. М. Вебер придерживался точки зрения, что этика, которую он реализовывал в своей жизни, не могла быть истолкована материалистически.

Люди в своей жизни следуют не только своим эгоистическим интересам. С точки зрения эгоиста бессмысленно накапливать капитал ради капитала, делать карьеру ради карьеры, существуют силы, необъяснимые материалистически.

С другой стороны, возникла необходимость защитить логику исторического подхода, которую он разрабатывал долгое время. В начале 20 века бурно стали развиваться такие философские течения, как позитивизм и материализм. В это время для М.

Вебера характерны попытки сформировать идеи по ту сторону материализма и идеализма. Понять человека, действующего не только под эгидой эгоизма , но как человека способного к действию ради действия – именно с этой проблемой, связана вера в надличное у М.Вебера.

В третий период своего творчества М.Вебер пытался проанализировать все формы религии и те способы действия людей, которые они порождают. Что является особенностью профессиональной этики? Как она возникла? Как ее можно объяснить? Эти и подобные им вопросы волнуют М.Вебера в этот период его жизни.

Когда М.Вебер создавал первую часть “Хозяйства и общества” , у него было желание изложить не отношение идей, а способ действия людей. Это не было осуществлено по причине второй мировой войны. Но часть материала, предназначенного для целостного труда было использовано в статьях.

По мере работы над книгой исследование соотношений общества все более сводилось к каким-то общим понятиям. Теперь исторические события рассматривались во взаимодействии категорий, и этим отличается вторая часть “Хозяйства и общества” от первой.

Можно сказать, что второй вариант рукописи основан на первом, ибо первый вариант просто включен во второй.

В 1913 году в письме к своему издателю М.Вебер пишет: “Я разработал теорию господства, завершенную теорию господства, никогда и нигде подобного не было”. Эта цитата может рассматриваться как один из последних аргументов того, что уже первый вариант рассматривался как отдельное произведение. И в этом варианте уже существовала тенденция к теоритизации господства.

Понимающая социология

Рассуждая о государстве, церкви, других общественных институтах, мы не имеем ввиду действия отдельных людей. Большие формирования вытесняют из рассмотрения человеческие мотивы. Однако , особенностью творчества М.Вебера является то, что он выводит свойства больших структур из свойств их составляющих.

Социальные действия рассматриваются М.Вебером во второй части “Хозяйства и общества”, в вводной главе “Основные понятия понимающей социологии”. В этом параграфе мы займемся проблемами , рассмотренными в этой работе М.Вебера. Речь пойдет об определении самого понятия социология.

Социология по Веберу – наука, которая занимается социальными действиями, толкуя и понимая эти действия. Таким образом, социальные действия – это предмет изучения. Толкование, понимание метод, благодаря которому причинно объясняются явления. Тем самым понимание является средством объяснения. На первый взгляд все очень просто.

Социология образует типовые понятия и ищет общие правила совершающегося, противоположно исторической науке, которая стремится объяснить только частные события. В этом смысле социология – генеризирующая науку, история – индивидуализирующая. Итак, существует две пары понятий, важные для объяснения предмета социологии. Понимать и объяснять. Генериризировать и индивидуализировать.

Эти понятия друг другу не противоречат, но дополняют.

Источник: https://mirznanii.com/a/228681/osnovnye-idei-filosofskogo-naslediya-m-vebera

Book for ucheba
Добавить комментарий