Функциональная асимметрия мозга и палеолитическое искусство

Особенности функциональной асимметрии мозга

Функциональная асимметрия мозга и палеолитическое искусство

Каждый человек индивидуален, отличаясь по характеру, темпераменту, специфической памяти и мышлению, манерам и умениям от другой личности.

Несомненно, серьезный след оставляют воспитательный процесс и социум, однако основной причиной считается функционирование центральной нервной системы.

Функциональная асимметрия мозга определяет особенность полушарий касательно эмоциональных  проявлений, высокой психической деятельности.

Особенности асимметрии

Функциональная асимметрия головного мозга характеризуется размещением функций психики относительно правой и левой гемисферы. Доказано, что деятельность левого полушария заключается в оперировании значимыми сведениями, чтении и счете.

Работа правого состоит из оперирования образами, ориентировки на местности, различения звуков в музыке; опознавания  объектов, внешности людей; а также воспроизведения снов.

Полушария работают взаимосвязано, представляя свою индивидуальность на функциональность мозга.

По рассуждениям ученых, асимметрия гемисфер является прорывом эволюции, указывающим на большой показатель деятельности разума человека. В своей сущности асимметрия владеет генетическими корнями, то есть ей свойственна родовая передача.

Ее формирование происходит в близкой связи с обществом при публичном развитии личности. Полушарие, которое несет ответственность за работу речевого аппарата, положено рассматривать как доминантное. Большинство людей, согласно данной теории, владеет доминантой в качестве левой гемисферы и считаются правшами. У левши, наоборот, имеется зеркальное отражение в действии их мышления.

Исходя из доминирующих полушарий, всех людей разделяют на 3 категории:

  1. Левополушарные – составляют 42 % от общей численности.
  2. Правополушарные – 10 – 20 % населения.
  3. Равнополушарные – владеют равным формированием двух полушарий мозга, составляя 40 %.

Левши (правополушарные) всегда порождали интерес у общественности по причине своей индивидуальности. Раньше таких людей опасались, внося в это нелестное значение. При этом никакого заболевания, чтобы быть левшой, не существует. Психологические нарушения у людей не наблюдаются, считаясь индивидуальной чертой человека.

По статистике, левши зачастую становятся литераторами, журналистами, деятелями искусства, организаторами. А вот среди правшей часто появляются инженеры, математики, философы, лингвисты.

Самым простым методом определить принцип асимметрии мозга считается сравнение формирования левой и правой верхних конечностей.

Люди, которые пишут правой рукой, относятся к правшам и, разумеется, к левополушарной категории. У левшей все наоборот.

Есть небольшое количество людей, которые имеют умение одинаково проворно владеть обеими конечностями. Данную особенность называют амбидекстрией с врожденным и приобретенным проявлением.

У каждого человека определенность доминантности полушария и принципы размещения своеобразных функций посреди них достаточно индивидуальны.

Разделение функциональных обязательств посредине полушарий заложено генетически. При этом из-за влияния социальных причин происходит изменение функциональной асимметрии мозга.

Функция полушарий относительно несложной работы (органов чувств, мускулатуры скелета) рассмотрена учеными как условно эквипотенциальная. Отделы симметрии гемисфер равноценно способствуют движению и определенной ощутимости.

Вместе с тем данное усреднение не обходится без высшей корковой работы, эмоциональных проявлений, активационных процессов и привыкания.

Межполушарная асимметрия бывает:

  • анатомической – проявляется в морфологической смешанности гемисфер;
  • биохимической – выражается в различии реакции клеток, наличии нейромедиаторов;
  • психологической – моторная, сенсорная, когнитивно-эмоциональная.

Функциональная асимметрия между полушариями обуславливает ответственность левого полушария за результат вербального информирования, правого – за изменение зрительных и образных правомерностей.

Разделение функциональных нагрузок

У каждого из полушарий имеется своя тенденция работоспособности, производящая при общем действии единственное и своеобразное сочетание личности. Преимущество в работоспособности мозга одного из полушарий приводит к увеличению личностных характеристик в одну из сторон.

Людям с правополушарной асимметрией свойственна созерцательность, тонкая чувствительность, расположение бросаться в дебри воспоминаний.

У человека с преимущественной работой правого полушария нередко проявляется медлительность, неразговорчивость. Для левополушарных людей характерно проявление к аналитическому мышлению, железной логике.

Теоретические знания им даются легко, у них развит немалый словарный запас, они активные и целеустремленные.

Главные признаки левого полушария:

  • логические и важные аналитические способности мозга;
  • соображение по абстрактному виду;
  • возможность усваивать события, даты, имена;
  • функция речи с проверкой устного диалекта и способностью к изучению иностранных языков;
  • способность определять схожесть среди объектов;
  • возможность проделывать нелегкие двигательные акты;
  • способность вспоминать прошлые моменты, согласно абстрактного, обобщенного и инвариантного типа;
  • возможность давать оценку временным соотношениям;
  • умение определять схожесть по названиям.

Признаки правого полушария следующие:

  • соображение по типу конкретики;
  • музыкальный дар;
  • умение замечать эмоциональный тон и принадлежность речи другого человека;
  • способность давать правильную оценку характеру неречевых звуков;
  • умение воспринимать конкретный зрительный объект;
  • возможность распознавать определенные происшествия;
  • одновременное целостное и общее восприятие;
  • умение давать оценку пространственным отношениям;
  • возможность устанавливать отличительные особенности среди объектов;
  • умение обозначать сходство относительно физических стимулов;
  • предположения, мечты.

И то, и другое полушария взаимосвязаны в воздействии, предоставляя человеку целостный ряд качеств. Однако каждое из них придает собственную долю неповторимости.

На этапе формирования первого года жизни происходит доминирование правой гемисферы над левой гемисферой относительно ее работы. На 2-м году жизни левое полушарие его догоняет.

Когда проходит некоторое время, возникает чередование превосходств друг перед другом в формировании.

Гемисферы объединены мозолистой плотью, служащей переправой посреди них и доходящей до остаточного формирования в 25-летнем возрасте. У женского пола она большого размера.

Суждения симметричности в человеческом организме не существует. Асимметрия гемисфер близко взаимосвязана с симметричностью лица. Человеческое лицо является несимметричным, что считается нормой. Заметна связь между лицом и асимметрией гемисферы.

Зачастую у правшей нос отклонен на правый бок, когда у левшей – на левую сторону. Если поднята одна бровь, это свойственно  узкой части лицевой области, а искривленная улыбка говорит о более широком участке лица.

Совершенствовать каждую гемисферу нужно, и это возможно. Более действенно это возникает, когда человек сам понимает, какова его форма взаимосвязи гемисфер, присутствует ли главенство, в какой мере оно проявлено.

Функциональная асимметрия полушарий головного мозга способствует выполнению гармоничной работы церебральных систем, чаще всего благодаря реципрокным отношениям. При этом возможно расположение функционального давления между 2 гемисфер, совмещение информации и наблюдение за 1 из полушарий.

Асимметрическая связь с полами

Существует близкий контакт асимметрии с полом. Среди заикающихся, леворуких, косоглазых, невротиков и детей с дислексией на 1 девочку доводится 5 мальчишек.

Доказано, что имеется отчетливая связанность между данными проявлениями, и все они непосредственно соединены с мозговой асимметрией.

К примеру, если принудительно переучивать леворукого ребенка писать правой рукой, у него нередко проявляются представленные отклонения, а также они становятся умственно отсталыми, у них возникают психозы, нарушения в речи.

Понимание об отличиях полов, функции мозга первоначально построены на итогах клинических и бихевиористических экспериментов. Если повреждена левая гемисфера по причине кровопотери, злокачественного образования либо хирургического вмешательства элемента височной доли относительно эпилептических припадков, нехватка вербальной работы у мужского пола случается часто.

Подобные нарушения правой гемисферы тоже ведут к сильной нехватке работы невербального течения у мужчин относительно женского пола. Заболевание по причине повреждения левой гемисферы происходит у мужчин в 3 раза больше с тяжелым течением. Отсюда было представлено заключение, что языковые и пространственные женские умения представлены симметричнее, по сравнению с мужским полом.

С отличиями полов в мозговой латерализации сопряжен психологический диморфизм:

  1. Различные умения и расположенности у полов.
  2. Разнообразная профпригодность, преференция.
  3. Неодинаковая обучаемость, находчивость.

К примеру, относительно вербальных умений (речевой аппарат, быстрота речи, орфография, непродолжительное запоминание, комфортность мысли во всех классах) – большой показатель у женского пола. У них хорошо развито обоняние, которое с годами не так атрофируется.

У мужского пола хорошо развернута зрительная возможность. В учебном заведении они больше девочек разбираются в геометрических концепциях. Также гораздо значительнее мужчины добиваются успехов в шахматах, музыке, творчестве. Немного женщин, которые становятся сатириками, юмористками, комиками.

Вследствие асимметрии происходит согласованная работа конституции мозга. Из-за того, что отдельная из деятельностей мозга разделена касательно 2 гемисфер, клиническое течение при нарушении одного из гемисфер будет различаться.

Это дает возможность выделить функциональную асимметрию как результативное положение, чтобы выявить большое количество неврологических недугов.

Только единая функция 2 гемисфер, их асимметричная работа, позволит дать гарантию жизни и деятельности человека.

Источник: https://glmozg.ru/stroenie/osobennosti-funktsionalnoj-asimmetrii-mozga.html

Асимметрия мозга и знаковых систем 6 страница

Функциональная асимметрия мозга и палеолитическое искусство

Несомненно, что к сходным выводам подводят и некоторые из новых физиологических работ о языках мозга, в которых недаром отмечается значение идей Тома [37, с. 421]. В таких патологических условиях, как эпилептический припадок, система нейронов в целом описывается континуальными моделями. Но аналогичные явления могут отмечаться и при нормальной

работе мозга, участки которого описываются как ткани со спонтанно активными элементами [37, с. 92—100].

Применение в моделях мозга языка топологии и других методов, важных для описания связных целостных объектов, характеризующихся непрерывностью, не только дает возможность использовать в науке о человеке более развитые части современной математики, но может и привести к постановке таких задач, которые потребуют разработки принципиально нового математического аппарата. В этом отношении новейшие работы в области моделей мозга могут оказаться существенным стимулом для развития и математики, и кибернетики.

Как заметил А. Н. Колмогоров, «условные рефлексы свойственны всем позвоночным, а логическое мышление возникло лишь на самой последней стадии развития человека. Все предшествующие формальному логическому мышлению виды синтетической деятельности человеческого сознания, выходящие за рамки простейших условных рефлексов, пока не описаны на языке кибернетики» [81, с. 54].

Решение задачи описания этих «дологических» форм сознания, к которой стремились и такие крупнейшие наши теоретики искусства, как Эйзенштейн [40, с.

62 — 137], представляет исключительный интерес для всех тех форм знаковых систем, которые но своей структуре отличны от логических языков.

В раннем искусстве могут преобладать правополушарные целостные образы, позднее взаимодействующие с логическими понятиями.

Н. А. Бернштейн с большой четкостью на современном кибернетическом языке указал на различие (намеченное в физиологии еще раньше) между «дологическим» типом работы нервной ткани и теми эволюционно более новыми системами нейронов, действующих по принципу «все или ничего», которые преимущественно интересовали кибернетиков.

От таких «канализованных» • неокинетических («новодвигательных») форм передачи нервных сигналов Бернштейн отличал формы палео-кинетические («древнедвигательные»), которые могут распространяться и поперек нервных волокон с диэлекрическими обо-i лочками, не составляющими преграды для палеокинетических сигналов [18, с. 294—295].

В принципе сходная точка зрения, предполагающая роль медленных потенциалов в работе головного мозга (представляемой топографической моделью), была недавно обоснована на большом экспериментальном материале в специальной книге К. Прибрама [37].

Исключительный интерес представляет вопрос о том, не преобладает ли «голографический» («палеокинетический») тип

в работе нервной ткани правого полушария в отличие от левого. Это соответствовало бы вероятному предположению об отражении в работе этого полушария черт, характерных для центральной нервной системы до появления звукового языка. Но следует подчеркнуть, что все указанные гипотезы нуждаются в тщательной экспериментальной проверке.

КАК ДАВНО ВОЗНИК ЗВУКОВОЙ ЯЗЫК?

Наш известный антрополог В. В. Бунак еще 25 лет назад предположил, что закрепление за левым полушарием функции управления звуковой речью произошло еще до верхнего палеолита (более 30000 лет до н. э.) [82, с. 241, 242].

Эта датировка была дана на основании обнаруженных им морфологических следов асимметрии функций двух полушарий на древних ископаемых черепах людей того времени. Более развитые речевые зоны левого полушария (см. рис.

16, а) оставляют след на черепе.

В то время на это доказательство (как и на аналогичные мысли, высказывавшиеся ранее другими антропологами) не было обращено должного внимания, так как существенные для этого данные о морфологической асимметрии полушарий у современных людей были проверены лишь в последние годы.

Недавно окончательно была подтверждена точка зрения об асимметрии следов средней менингиальной артерии на эндо-кране — внутренней стороне черепа современного человека [83, с. 20 и 45; 34, с. 331; 24, с. 503—516]. Гипотеза В. В. Буна-ка, по которой речь уже была во времена верхнего палеолита, подтвердилась тщательным исследованием, проведенным безвременно умершей В. И.

Кочетковой — одной из тех, кто создал палеоневрологию—новую на>ку о центральной нервной системе ископаемых людей [83, с. 155].

Кочеткова внимательно изучила слепки черепов предков человека, в частности неандертальцев, из десяти находок времени мустье (около 50 000—40 000 лет до н. э.

) и пришла к выводу, что уже в это время (еще до появления в верхнем палеолите Homo sapiens) отмечается развитие речевой зоны Брока и зоны Вернике. Уже после смерти В. И.

Кочетковой вывод о развитости морфологической асимметрии мозга у неандертальцев (в отличие, например, от питекантропов) был подтвержден на большом материале [84, ср. 34, с. 361; 153].

В последние годы идет дискуссия о том, был ли возможен у неандертальцев звуковой язык, для которого необходим специфический для современного взрослого человека характер вытянутой надгортанной полости зева, отсутствующей у новорож-

денного и у древнейших предков человека. На основании одного черепа неандертальца были сделаны расчеты, дающие и для него отрицательный ответ на этот вопрос, но они не кажутся бесспорными [40, с. 25—26; 34, с. 624].

В случае, если эта гипотеза подтвердится, окажется, что неандерталец (последний по времени предшественник Homo sapiens) уже имел (очевидно, возникшие благодаря мутациям) предпосылки для специализированных устройств ввода и вывода.

Но использовались они не для обработки звуковой речевой информации, а еще главным образом для расчленения на элементы знаков языка жестов (принципиальная возможность этого явствует из характера использования пальцевой азбуки глухонемыми и слепоглухонемыми).

По гипотезе Н. Гешвинда [85], основную роль в развитии звукового языка сыграло развитие тех нижне-теменных участков мозга, которые обеспечивают связь между устройствами обработки информации разного рода, в частности, звуковыми и зрительными.

Соответствующие области почти полностью отсутствуют у обезьян.

Но пре – 'Первоначальном развитии этих участков мозга они могли способствовать прежде всего связям между зрительными и тактильными устройствами: характерно, что эти участки сильно развиты в правом полушарии, в чем иногда видят противоречие идее Гешвинда [24, с. 511].

Лишь потом место ранней пальцевой азбуки (древнейших элементов, на которые начали разлагать жесты при увеличении словаря языка жестов), мог занять звуковой язык. В этом отношении показательна предполагаемая история пальцевого счета.

Знаки этой системы из жестов-иероглифов (которыми ведало правое полушарие) превращаются в эквиваленты числительных, относящиеся к сфере левого полушария. Поэтому по отношению к таким предкам человека, как синантроп, наряду с гипотезой о развитии у них зачатков речевой зоны мозга [83, с.

146] возможно и допущение о росте тех отделов мозга, которые потом стали заниматься звуковым языком, а первоначально «обслуживали» язык элементарных жестов.

Развитие зон, соответствующих специализированным устройствам вывода и ввода, в это время могло еще не сопровождаться асимметрией мозга, как это иногда наблюдается (в небольшом числе случаев, см. рис. 16, б) и у современных людей.

Более определенные выводы можно сделать относительно времени, когда правая рука стала главной при выполнении основных операций с орудиями труда. Ответом на этот вопрос наука обязана нашему историку С. А.

Семенову — создателю экспериментальной археологии, научной дисциплины, которая проверяет гипотезы о характере применения древних орудий посред-

ством воспроизведения аналогичных технологических процессов. Ему удалось установить, что судя по следам работы, обнаруживаемым на орудиях труда, неандертальцы в основном работали правой рукой [86].

С этим можно предположительно связать и одну странную находку времени мустье в Ираке в пещере Шанидар (древность находки определена по С14 как 46 900+ 1500 лет): там найден скелет 50-летнего старика-неандертальца, который потерял правую руку и долго жил после этого, причем он носил какие-то предметы в зубах, отчего они скошены с внутренней стороны.

В верованиях позднейшего времени нередко встречается культ божества с одной рукой, причем часто у священного существа почитается левая рука — как бы зеркальное отражение основной руки обычного человека.

Иногда с этим связывается и обычай отрезания одной из рук или ее пальцев; так объясняют и соответствующие изображения в искусстве верхнего палеолита.

Поэтому кажется вероятным, что скелет' из пещеры Шанидар — это первый след того, что в первобытной религии уже нашло отражение почитание одной из рук, их функциональная асимметрия.

По соображениям общего характера возможно, хотя и необязательно, что эта функциональная асимметрия рук могла сложиться в труде (и религии) первобытного человека (неандертальца) еще до того, как у него образовалась морфологическая асимметрия полушарий, управляющих руками.

В этой связи стоит подчеркнуть, что правое полушарие является доминантным меньше чем у половины левшей в современном обществе, иначе говоря, эти два признака не строго коррелируют друг с другом, что подтверждается и данными о таких правших, которые, например, пишут и бросают мяч разными руками (ср. рис. 17).

Кроме человека, морфологическая асимметрия центральной нервной системы открыта у певчих птиц, для которых специфична интенсивная звуковая сигнализация [24, с. 23—44].

Видимо, необходимость выделения специальных отделов центральной нервной системы требуется ввиду значительного объема специализированных процессов, которые трудно сочетать с выполнением других задач.

Кроме китов (и дельфинов), у которых обнаруживается асимметрия звукоизлучающего аппарата, некоторые млекопитающие, в частности мыши, кошки и обезьяны [24], обнаруживают тенденцию к подобной асимметрии, часто остающейся лишь индивидуальной характеристикой животного. Однако из антропоидов (человекообразных обезьян) асимметрия полушарий мозга бесспорна

только у одного вида горилл [87], а для других антропоидов лишь предполагается по не вполне окончательным данным [34, с. 361—363; 24, с. 512—513].

Но нигде эта асимметрия не становится настолько существенной, как у человека, для которого (видимо, непосредственно после мустье при переходе к верхнему палеолиту) характерно все более последовательное проведение наследственного различия между правым и левым, связанное с наличием звукового языка.

Звуковой язык, по-видимому, достаточно поздно в процессе становления современного человека становится основным инструментом общения — примерно за 50—30 тысяч лет до н. э. (при общей длительности процесса развития человека, оцениваемой приблизительно в 3—4 миллиона лет в свете новейших открытий в Африке). Но его истоки коренятся в звуковой сигнализации обезьян.

Среднее число различных сигналов (от 20 до 40) в разных системах звуковой сигнализации обезьян, не отличающееся существенно от числа сигналов в системах общения других позвоночных [40, с.

19], приблизительно соответствует среднему числу фонем — основных звуковых единиц естественного языка.

Это можно было бы объяснить тем, что те характеристики центральной нервной системы (в частности, размер оперативной памяти), которые определяют по число, в процессе очеловечивания относительно мало изменились (хотя соответствующие данные о происхождении памяти еще пока недостаточны).

В постоянстве числа сигналов всех позвоночных вплоть до числа фонем можно было бы видеть подтверждение принципа, по которому генетический механизм хорошо

Источник: https://helpiks.org/2-87405.html

Функциональная асимметрия мозга и палеолитическое искусство

Функциональная асимметрия мозга и палеолитическое искусство

Давно уже установлено, что функции левого и правого полушарий мозга у современного человека различны: левое полушарие отвечает за логическое мышление и распознавание речи, правое — за распознавание образов и образное мышление.

Как уже говорилось во «Введении», мозг кроманьонца менялся на протяжении всего верхнего палеолита: продолжали формироваться лобные, теменные и височные доли левого полушария.

При этом затылочные доли мозга кроманьонца были гораздо больше, чем у современного человека (Homo sapiens sapiens расставался с этим «излишком» на протяжении практически всего верхнего палеолита).

Сейчас большинство психофизиологов склоняется к тому, что при восприятии зрительных стимулов преобладание левого или правого полушария мозга определяется соотношением двух этапов переработки: зрительно-пространственного (правое полушарие) и процессов вербализации (левое полушарие)1.

При восприятии написанного слова его зрительный «образ» формируется в затылочных отделах правого и левого полушария, но семантический анализ и «принятие решения» осуществляется при активном включении фронтальной зоны левого полушария2.

Правда, тут речь идет о восприятии письма — но, как мы увидим впоспедствии, те же механизмы действуют при восприятии любого изображения вообще. Правое полушарие неспособно к речепродукции, но понимает речь в довольно широких пределах. Плохо оно справляется только с восприятием сложных грамматических конструкций.

Левое полушарие, в свою очередь, способно к адекватной оценке музыкального ритма, но распознавание мелодий остается ему недоступным.

Отмечено также, что повреждение правого полушария нередко приводит к утрате творческого потенциала не только музыкантами или художниками, но и поэтами, оперирующими исключительно словами, и даже математиками: поэты не теряют способности к версификации (т. е.

к имитации стихосложения) — но «дух поэзии» им уже недоступен; математики не теряют способности к решению тривиальных задач — но утрачивают способность к решению задач, требующих создания нового алгоритма. Известно, что правое полушарие ответственно за координацию движений и за все то, что называется «языком тела».

Можно предположить, что и язык глухонемых находится под его контролем. Однако он страдает при повреждении не правого, а левого полушария. Наконец, полной прерогативой правого полушария считалось опознание сложных образов (например, изображений человеческого лица). Но в тех случаях, когда изображение лица содержит отдельные, чрезвычайно характерные и бросающиеся в глаза черты, их распознавание легче осуществляется левым полушарием. Итак, у современного Homo sapiens sapiens ни левое, ни правое полушария мозга не в состоянии поодиночке справиться со стоящими перед человеческим мышлением задачами:

…когда все элементы информации достаточно однородны или отличаются лишь по вполне определенному признаку и их можно легко формализовать, то левое полушарие вполне способно обработать все эти элементы одновременно, симультанно и даже быстрее, чем правое полушарие. А вот если образ достаточно сложен и не содержит четких и легко формализуемых отличительных признаков (как фотографии обычных человеческих лиц, не искаженных слишком характерными и необычными чертами), то преимущество в скорости и комплексности обработки действительно за правым полушарием[67].

Левое н правое полушария мозга тшько совместно создают адекватную картину мира: …правое «пространственное* и левое «временное» полушария обладают своими специфическими способностями, позволяющими им вносить важный вклад в большинство видов когнитивной деятельности. По-видимомgt;; у левого полушария больше возможностей во временной и слуховой сферах, а у правого в пространственной и зрительной. Эти особенности, вероятно, помогают левому полушарию лучше отмечать и обособлять детали, которые могут быть четко охарактеризованы и расположены во временной последовательности. В свою очередь единовременность восприятия пространственных форм и признаков правым полушарием, возможно, способствует поиску интегративных отношений и схватыванию общих конфигураций. Если такая интерпретация верна, каждое полушарие перерабатывает одни и те же сигналы по-своему и преобразует сенсорные стимулы в соответствии со специфичной для себя стратегией их представления[68]. Российский психолог В. Ротенберг предложил точку зрения, согласно которой левое полушарие из всего обилия реальных и потенциальных связей выбирает немногие внутренне непротиворечивые, не исключающие друг друга, и на основе этих немногих связей создает однозначно понимаемый контекст. В его основе лежит установление однозначных причинно-следственных отношений между предметами и явлениями (то, чего нет в палеолитическом искусстве, где встречается только связь по примыканию. — Л.К.). Благодаря однозначному контексту достигается полное взаимопонимание между людьми в процессе их деятельности, и потому формирование этого контекста так тесно связано с речью. Однозначность обеспечивает также логический анализ предметов и явлений, последовательность перехода от одного уровня рассмотрения к другому. При этом все остальные связи, способные усложнить и запугать картину, сделать ее менее определенной и внутренне противоречивой, безжалостно усекаются: «такая аккуратно подстриженная под машинку логического мышления картина мира является уже не картиной в полном смысле этого слова, а моделью, однако моделью, удобной в обращении»[69]. Согласно концепции В. Ротенберга, правое полушарие «схватывает» реальность во всем богатстве, противоречивости и неоднозначности связей и формирует многозначный контекст. Речь принципиально не предназначена для передачи и выражения такого контекста, поскольку строится по законам исключительно левополушарного мышления. В не меньшей, кстати, степени это относится и к описанию произведений искусства: Попробуйте передать ваши впечатления от действительно взволновавшей вас картины или кинокартины. Что бы вы ни сказали, это всегда будет только слабым приближением к тому, что вы хотели бы сказать: многозначный контекст искусства адекватно передается лишь через многозначный контекст искусства же’. В целом, точки зрения Марютиной и Ермолаева, с одной стороны. и Ротенберга – с другой, различаясь в деталях, сходятся в главном: работа левого и правого полушарий мозга современного человека взаимодополняют друг друга. Однако с человеком верхнего палеолита вопрос остается открытым. Тут велик соблазн объявить верхнепалеолитическую культуру исключительно «правополушарной». Но формальные особенности палеолитического искусства свидетельствуют, скорее, о недоразвитости функций обоих полушарий мозга (с некоторым преобладанием функций правого, «образного» полушария), но ни в коем случае не о гипертрофированном развитии какого-либо одного из полушарий за счет другого. На табл. 1 (с. 82) хорошо видно, что правое полушария ответственно за установление различий, оценку пространственных отношений и зрительно-пространственный анализ. Оно же делает восприятие конкретным. А вот за отсутствующие в палеолитическом искусстве контекстуальные связи и обобщение ответственно именно левое полушарие. Вместе с тем, при всей яркости и уникальности палеолитических изображений lt;той самой уникальности, которую левое полушарие еще не загнало в бесконечные ряды совер- Таблица 1. Различия между полушариями мозга при зрительном восприятии1

Лучше узнаются стимулы
Вербальные Легко оазличимые. ЗнакомыеНевербальные* Трудно различимые. Незнакомые
Лучше воспрмнимыотса задачи
Оценка временных отношений Установление сходства Установление идентичности стимулов по названиям Переход к вербальному кодированию Оценка пространственных отношений Установление оазличий Установление (Ьигической идентичности стимулов Зрительно-пространственный анализ
Особенности процесса восприятия
Аналитичность.Целостность (гештальт)
Пос.1едовате.чьность (сукиессивность). Абстрактность, обобщенность, инвариОдновременность (снмулыанностъ) Конкретное угнавание
антное узнавание

* Шрифтом выделены особенности восприятия которые могут быть реконструированы на основе анализа памятников изобразительного искусства: подчеркнутый – палеолит, подчеркнутый курсив – мезолит и неолит, курсив – свойства в равной мере характерные и для палеолита и для более позднего времени, обычный – неопределимо. шенно неотличимых друг от друга петроглифов неолита, и особенно, эпохи металла), правополушарная целостность восприятия мира их авторами вызывает большие сомнения: отображение видимого мира в целостных картинах, где отдельные элементы плотно увязаны между собой, в палеолите отсутствует полностью, и появляется только в мезолите, да и то в сильно урезанном виде. Полностью отсутствует и правополушарный многозначный контекст. При этом палеолитическому человеку явно было доступно «левополушарное» установление сходства (иначе более ранние изображения не могли бы провоцировать появление более поздних), равно как и распознавание легко различимых или знакомых стимулов. Наиболее древней функцией мышления следует, вероятно, признать установление различий, за которым, по А.Р. Лурия. «стоит наглядно-действенное мышление»1. Основанием для этого умозаключения является тот фундаментальный факт, что в онтогенезе «умение различать созревает раньше, чем операции обобщения»*. Вряд ли мы ошибёмся, если предположим, что и в филогенезе установление различий предшествовало установлению тождества. Иными словами, кроманьонец видел сходство между разными особями одного и того же биологического вида, однако не мог объединить их в один класс явлений – т. е. просто не мог понять, что все эти особи принадлежат к одному биологическому виду. На основе анализа первобытных изображений можно попытаться хотя бы приблизительно реконструировать особенности зрительного восприятия первобытного человека в связи с функциями левого и правого полушарий. В искусстве палеолита лучше представлены те особенности восприятия, что связаны с правым полушарием. И особенно примечательно то, что недостающие «палеолитическому художнику» левополушарные функции зрительного восприятия, так или иначе связаны с речью (см. табл. 1). Из табл. I видно, что всё, что в палеолитическом искусстве отсутствует, всё, что делает его в конечном счете недоступным пониманию современного человека, — так или иначе связано с речью. Получается, что первобытным «образам» не хватало вербализации зрительного восприятия, характерной для современного Homo sapiens sapiens. Современному человеку именно вербализация дает возможность развертывать последовательные серии взаимосвязанных между собой «картинок», пронизанных парадигматическими и синтагматическими связями… Это фундаментальный факт того, что можно назвать «психофизиологией палеолитического искусства». Если учесть, что мозг кроманьонца еще не был во всём аналогичен мозгу современного человека, установление этого факта позволит, как мы увидим впоследствии, сделать очень далеко идущие выводы. Тут, кстати, напрашивается еще и одно довольно неожиданное предположение: анализ формальных особенностей искусства палеолита в сочетании с теми колоссальными успехами, которых в изучении функций префронтальных отделов мозга за последние 10—15 лет добилась нейрофизиология, дает психо- и нейрофизиологам материал для частичной реконструкции эволюции психофизиологии современного человека в филогении. Разумеется, только что нарисованная (точнее, фрагментарно обозначенная) картина функционирования образного мышления кроманьонца, во-первых, страдает неполнотой и, во-вторых, лишена целостности. Одно ясно со всей определенностью: «образным» такое мышление назвать нельзя, поскольку в нём отсутствовала вербализация зрительных образов, характерная для современного человека. И все же, каким образом функционировало в процессе изобразительной деятельности мышление первобытного человека? Приблизиться к возможности ответа на этот вопрос может помочь только психофизиология высшей нервной деятельности человека, и особенно психофизиология движений.

  1. ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ МОЗГА'
  2. ТРИ ОСНОВНЫХ ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ БЛОКА МОЗГА Ї
  3. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ТРЕХ ОСНОВНЫХ ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ БЛОКОВ МОЗГА
  4. Структурно-функциональные основы деятельности мозга
  5. ДРЕВНЕЙШИЕ СТОЯНКИ ПАЛЕОЛИТИЧЕСКОГО ЧЕЛОВЕКА В АМЕРИКЕ
  6. Асимметрия, нестабильность и сплоченность
  7. Асимметрия между диурном и ноктюрном
  8. Прусс И.Е.. Малая история искусств. Западноевропейское искусство XVII века, 1974
  9. § 45. Изящное искусство есть искусство, если оно казкется также и природой
  10. Под общей редакцией Б.Б.Веймарна и Ю.Д.Колпинского. Всеобщая история искусств. Том 6, книга вторая. Искусство 20 века, 1966
  11. Б.В.Веймарн, Б.П.Виппер, А.А.Губер, М.В.Доброклонский, Ю.Д.Колпинский, Б.Ф.Левинсон-Лессинг; А.А.Сидоров, А.Н.Тихомиров, А.Д.Чегодаев. Всеобщая история искусств том пятый искусство 19 века, 1964
  12. Понятие искусства. Роль и функции искусства. Эстетика как философия прекрасного
  13. § 46. Изящное искусство есть искусство гения
  14. Мелодия мозга

Источник: https://bookucheba.com/istoriya-iskusstv_1093/funktsionalnaya-asimmetriya-mozga-33235.html

Функциональная асимметрия мозга

Функциональная асимметрия мозга и палеолитическое искусство

20.03.2019

Функциональная асимметрия – это свойство нервной ткани, характеризующееся распределением психических функций между полушариями конечного мозга.

Одним из главных свойств является не только специализация правого или левого полушария, а их тщательное и точное взаимодействие. Это явление рассматривается как фундаментальная закономерность работы высшей нервной системы.

Латерализация присуща не только человеку, но и животному.

Во время, когда нейронауки были развиты недостаточно, исследователи считали, что две части мозга – идентичны. Однако дальнейшее изучение структуры показало, что наличествует множество анатомических различий.

Явление асимметрии объясняется одной генетической моделью, которая утверждает, что присутствует некий ген, являющийся фактором «правого сдвига». Если данный ген находится в доминантном положении, то, скорее всего человек родится праворуким, и наоборот: рецессивное положение белка определяет леворукость индивида.

История возникновения

Первые предположения о том, что конечный мозг не является сплошной однородной массой, состоящей из нервных клеток, высказал немецкий ученый Ф. Галль на рубеже 18-19 веков. Анатом считал, что нервный аппарат речи расположен в передних долях мозга.

Однако исследователя приняли за шарлатана, и все его предположения были отвергнуты.

В дальнейшем похожие попытки предпринимали такие умы, как Буйоне, Буйо и Дакс, но их не воспринимали всерьез – различные исследования и доклады теоретиков и врачей не получали должного внимания научного сообщества.

Первым, кто получил признание, был французский невролог Брока. Врач предположил, что центр речи располагается в лобной извилине, а именно в левой (в последующем эта область мозга была названа в честь открывателя). Вторым важным шагом в изучении асимметрии была работа ученика Брока Вернике. Его доклад посвящался нарушению понимания речи при повреждении левых височных долей.

Тем временем российская неврологическая школа строила фундамент для изучения мозга. Первый московский научный неврологический институт был основан А.Я. Кожевниковым. Ученый ставил себе и своим сотрудникам задачу изучить билатеральную организацию психических функций мозга.

В дальнейшем научный вклад привнесла молодая наука – нейрохирургия. Ученые изучали функцию отдельных участков при их повреждении, а точнее: при поражении определенной области мозга, исследователи следили за тем, какая именно функция мозга выпадает.

К середине 20 века нейронаука накопила достаточно сведений и теорий, дающих возможность представлять взаимоотношение между полушариями и их специализацию.

В дальнейшем проводились, и проводятся сейчас исследования на тему творчества. Ученых интересует то, какая именно область или какое полушарие отвечает за создание и созидание.

В современном представлении функция творчества объясняется как результат совместной работы обоих полушарий.

Особенности асимметрии полушарий головного мозга

Свойство распределения функции коры мозга обусловлено генетически. Тем не менее, под воздействием социального окружения такая латерализация подвергается различным изменениями. Следует помнить, что специализация полушарий определяется не только психическими функциями, от того ученые выделяют три группы асимметрии:

  • Анатомическая латерализация. Это явление заключается в гистологической и анатомической разнице полушарий.
  • Биохимическая специализация. Суть определяется разницей протекания клеточных реакций и в содержании нейромедиаторов и гормонов.
  • Психофизиологическая асимметрия.

Существует понятие доминантности полушария: люди, у которых левая рука главная – доминирует правое полушарие, и у людей, чья правая рука является главной – левое полушарие главенствует. Однако существует и усредненное понятие – амбидекстрия. Люди, обладающие таким типом взаимодействия, «управляют» своими полушарием равномерно.

Функциональная нагрузка на полушарии

Итак, в чем же заключается разница в работе гемисфер?

Левое полушарие

  • Операция логическими понятиями. Преимущественно абстрактно-логическое мышление
  • Отвечает за поочередную обработку данных – так называемое сукцессивное мышление
  • Аналитический тип обработки информации. Люди с доминирующим левым полушарием раскладывают все полученные сведения по полочкам
  • Индуктивные операции мышления – от конкретного к общему
  • Легкость в чтении схематических изображений, топографических карт
  • Рационализация – понимание смысла речи
  • Аналитические способности к музыке: строение композиции, ритма, такта, пауз, соотношение нот друг к другу
  • Вербальный интеллект. Он эффективен в точных науках

Правое полушарие

  • Операция образами
  • Одновременный анализ многих каналов. Параллельное мышление. Обрабатывает сразу несколько потоков
  • Синтез информации. Объединяют отдельные объекты, явления и образуют общую картину мировосприятия
  • Дедукция – от общего к частному
  • Конкретное пространство
  • Эмоциональное восприятие информации
  • Композиторская функция. Эмоциональное ощущение музыки, эффективная работа с запоминанием мелодий и ее воспроизведением
  • Образный (невербальный) интеллект. Легко приспосабливаемый в творчестве: дизайнерское дело, изобразительное искусство, музыка, литература

Взаимодействие полушарий при функциональной асимметрии

Специализация существует благодаря двум полушариями. Они соединены между собой мозолистым телом – именно оно обеспечивает обмен информацией между левым и правым полушарием.

Однако за «проводку» ответственны и другие нейронные спайки. Они служат в роли каналов, благодаря которым гемисферы синхронизируются между собой.

Исследователями было показано, что каждая структура занимается обменом конкретной информации:

  • Передняя область мозолистого тела отвечает за обмен соматосенсорной информации.
  • Задняя часть мозолистого тела переносит зрительную информацию.

Не нашли подходящий ответ?
Найдите врача и задайте ему вопрос!

Источник: https://sortmozg.com/structure/funktsionalnaya-asimmetriya-mozga

Book for ucheba
Добавить комментарий