г) духовность и творчество ценностей

Духовные ценности человека

г) духовность и творчество ценностей

Духовные ценности человека — это набор понятий и принципов, которых личность придерживается и которые готова отстаивать. Первые понятия складываются в детстве под влиянием близких. Семья формирует у ребенка понятие об окружающем мире и учит хорошему или плохому поведению.

Какие бывают принципы

Ценности делятся на материальные и духовные:

  • материальными считаются деньги, совокупность дорогих товаров, драгоценности, предметы роскоши и т. д.;
  • духовные ценности — объединение важных для индивида нравственных, моральных, этических и религиозных понятий. К ним относятся любовь, уважение, дружба, творчество, честность, преданность, миролюбивость, понимание. Понятие «духовный» происходит от слов «дух», «душа». Это свидетельство того, что нужно ценить душевные качества людей.

Любой индивид в той или иной степени зависит от материальных благ. Но нельзя ставить материальное благополучие выше духовных принципов.

С возрастом приоритеты меняются. Это происходит под влиянием окружающих людей и произошедших событий. В дошкольном возрасте дети ценят дружбу, родительскую любовь, и им безразлично, какие материальные предметы их окружают и богаты ли их друзья.

В школьном и подростковом возрасте мальчики и девочки обращают внимание на уровень достатка своих и чужих родителей. Часто духовные и моральные принципы уходят на второй план. В старшем возрасте приходит осознание, что за деньги не купить доверие, любовь, честность, и нравственные ценности становятся приоритетными.

Важно с ранних лет прививать детям доброту, способность понимать и сочувствовать.

Виды нравственных идеалов

Виды духовно-нравственных ценностей:

  1. Смысложизненные. Отражают мировоззрение народа и его отношение к своей культуре. Они же формируют личность и помогают определить отношение к окружающим людям и всему миру.
  2. Нравственные. Эти ценности регулируют взаимоотношения людей. К ним относятся понятия добра, вежливости, взаимопомощи, чести, верности, патриотизма. Благодаря нравственным понятиям появилось известное высказывание: «Поступай с людьми так, как хочешь, чтобы поступили с тобой».
  3. Эстетические. Этот вид ценностей подразумевает душевный комфорт. Он наступает, когда индивид самореализовался и находится в гармонии с собой и окружающим миром. Эстетические ценности включают в себя понятия возвышенного, прекрасного, трагического и комичного.

Основные духовные понятия

Добрые люди счастливее остальных, потому что, совершая добро, они несут миру радость и пользу, помогают окружающим. В основе добрых поступков лежит сострадание, бескорыстие и желание помочь. Таких людей уважают и любят.

Красота

Увидеть красоту в окружающем мире и передать ее другим способен только талантливый человек. Красота вдохновляет творческих людей создавать произведения искусства. Этот важный ориентир стараются найти многие художники, поэты, артисты и музыканты.

Истина

Эта ценность ведет к самопознанию и поиску ответов на важные нравственные вопросы. Истина помогает людям отделить добро от зла, разобраться в отношениях, проанализировать свои действия. Благодаря истине как духовной потребности человечество создало свод моральных законов и правил поведения.

Искусство

Искусство вносит огромный вклад в развитие личности. Оно побуждает нестандартно мыслить и раскрывать внутренний потенциал. Благодаря искусству круг интересов индивида расширяется и позволяет духовно развиваться, видеть прекрасное. Деятели искусства на протяжении всей истории вносили свой вклад в культуру и повседневную жизнь.

Творчество

Эта духовная потребность помогает личности реализовывать индивидуальные таланты, развиваться и стремиться к высокому. Творчество способствует проявлению способностей во благо общества. Творческие деятели склонны преображать мир, они идут к новому, мыслят шире и продуктивнее, оставляя после себя:

  • памятники культуры;
  • литературу;
  • музыку;
  • живопись.

Все эти вещи в совокупности влияют на общество и побуждают других людей развиваться и не стоять на месте. В повседневной жизни творческие личности помогают прогрессу преображать окружающий мир.

Любовь

Эта один из первых нравственных ориентиров, с которым сталкивается человек. Родительская, дружеская любовь, любовь к противоположному полу рождает множество эмоций. Под влиянием любви формируются другие ценности:

  • сопереживание;
  • верность;
  • уважение.

Без нее невозможно существование.

Духовные ценности и понятия играют важную роль в жизни каждого индивида и народа в целом, сопровождая их на протяжении всей жизни.

Источник: https://mystroimmir.ru/moyput/tsennosti.html

3.3. Духовность и творчество: Духовные способности как способности духовного состояния. Духовное

г) духовность и творчество ценностей

Духовные способности как способности духовного состояния. Духовное состояние как секрет творчества. Единство ума и морали в предыстории человечества. Как духовность предполагает принятие морали как личностно-значимой. В духовном состоянии человек разрешает задачу не путем логического решения, а путем постижения истины.

Ранее мы отмечали, что духовные способности – это способности духовного состояния.

Но в чем же особенности духовного состояния? Духовное состояние характеризуется ростом сознания, активным включением в процесс постижения истины подсознания, установлением коммуникативной связи сознания и подсознания и тем самым резким расширением информационной базы понимания проблемы, энергетической активизацией, переключением эмоций с режима блокирования информации на режим энергетической подпитки.

Духовное состояние отличается гармонизацией личности, устранением противоречий с окружающей средой или их блокированием, сосредоточением на познаваемой проблеме, постижении истины, внутренним равновесием, позитивным взглядом на жизнь, высокой концентрацией устремлений, усилением воли и ее контроля со стороны личности, «Я», переходом к образному мышлению, что способствует активизации информационного обмена с подсознанием, так как информация персонального подсознания хранится в образной и чувственной форме*. Образность помогает осмыслить ситуацию целостно, раскрыть новые отношения, посмотреть на старые на ином уровне интеграции.

Духовное состояние характеризуется высокой продуктивностью воображения, что, в свою очередь, расширяет информационную емкость нашего сознания.

В духовном состоянии слова и понятия могут переводиться в образы и чувства, способствуя этим включению процессов воображения.

Оно, как уже отмечалось, одновременно является и мотивационным состоянием. Но это не биологическая мотивация, а духовная, порождаемая духовными ценностями личности. Важнейшей среди этих ценностей является вера: в Бога, человека, идею, добро, кумира, лидера, героя. Другой не менее значимой детерминантой духовного состояния и духовной мотивации выступает любовь: к Богу, женщине, отечеству.

Духовное состояние характеризуется высокой избирательностью мышления, определяемой духовными ценностями личности. Как известно, отличительная черта мышления – это проницательность, или умение вскрыть в вещи существенные качества (атрибуты). Каждая вещь обладает множеством качеств.

Недаром говорят, что познать исчерпывающим образом какую-либо вещь значило бы познать всю вселенную. Духовные ценности отражают конкретную точку зрения на вещь, выделяя ее качества, важные с позиций духовных ценностей. Духовный взгляд на мир определяет его духовную картину.

Мир предстает как мир взаимосвязанных ценностей, соотнесенный с духовными ценностями индивида.

Если для рационального мышления важна утилитарная, практическая, объективная значимость, то для духовного мышления важна этическая, нравственная значимость в системе духовных координат личности.

Проницательность тесно связана с продуктивностью мышления. Объясняется это тем, что стоит только выделить какие-либо качества вещи, как они наталкивают нас на конкретные выводы и следствия. Итак, можно сказать, что проницательность выступает тем качеством, которое определяет продуктивность мышления.

Другим важным фактором, характеризующим продуктивность мышления, является запас знаний или умений, так как он позволяет быстрее установить связи выделенных признаков вещи с другими свойствами, способствует формулированию выводов из выделенного качества. Так как духовное состояние благоприятствует расширению информационной базы, подключает информационные ресурсы подсознания, то тем самым духовное состояние способствует продуктивности мышления.

Духовное состояние обладает чувством внутренней активности, единением духовных способностей и свойств, чувств и эмоций, умственных, нравственных, духовных качеств, стремлением к духовному прогрессу. К духовным следует отнести интеллектуальные, моральные и религиозные стремления, а также добросовестность.

В духовном состоянии – секрет творчества. Оно определяет отбор информации, способ ее обработки, установление отношений и характера обобщений.

Духовное состояние повышает направленную проницательность ума индивида, выделяет те свойства объектов, которые позволили разрешить проблему, раскрыть истину. Недаром еще в V в.

один из известных теологов и основателей средневековой педагогики Флавий Кассиодор писал, что науки следует изучать людям, вдохновленным познанием.

Духовное состояние может возникать как в практической жизни, так и в научном поиске и искусстве.

Оно воздействует на интеллект – под этими словами понимается «…способность судить, размышлять и отвлекать, которая называется в практической жизни благоразумием, здравым смыслом, тактом, хитростью, умом, проницательностью, в искусстве – творчеством и вкусом, в науке – способностью открывать, обобщать и схватывать отношение» [52, с. 284].

Раскрывая связь творчества и духовного состояния, следует учитывать эволюцию ума. Чтобы понять сложное, надо понять простое, необходим определенный уровень развития и организации мозга.

Существа, у которых нервные узелки почти независимы друг от друга или у которых замечается только начало единства нервной системы, никогда не могли иметь сознания.

Исследования в области нейропсихологии, нейрофизиологии и генетики убедительно показывают, что только у высших животных, возможно, только у человека, мозг мог сделаться орудием мысли [53, 54].

Генетически обусловленные предпосылки должны раскрываться в индивидуальной жизни путем постоянных упражнений в решении проблемы отношений индивида и среды. В этих трудах рассматриваются наследуемые способности человека.

Нервные клетки, не обогащенные в предшествующих поколениях сложной информацией, лишенные физически и химически закрепленного ансамбля определенных функций, никогда не могли бы привести к выработке качеств, обеспечивающих сложные формы отражения действительности. Вместе с тем, как бы ни был богат наследственный код нервных клеток, без сложного многогранного развития индивидуума в окружающей его физической и социальной среде становление психологии оказалось бы также немыслимым [55].

Идея духовных состояний находит подтверждение и при рассмотрении клинических данных.

При различного рода психических расстройствах мы сталкиваемся с синдромом помрачения, которому присущи следующие общие признаки: «…нарушения ориентировки в месте, времени, обстановке, лицах, собственной личности; блеклость, неотчетливость, неопределенность, призрачность восприятия действительности; отгороженность, отрешенность; выключение больного из реальной обстановки; отрывочное, беспорядочное, фрагментарное, часто бессвязное отражение объектов ситуации, ослабление и нарушение последовательности ассоциативных процессов, трудность воспроизведения событий и переживаний, имевших место в период помрачения сознания» [55, с. 165]. Клиническое состояние характеризует фиксация на идее односторонней направленности мышления и эмоциональной заряженности, сужение сознания. Эти признаки проявляются уже в случаях «сверхценной идеи» и прогрессируют в паранойяльных состояниях (para – около; noos – мысль, разум). Духовное состояние как бы противостоит клиническому состоянию. Оно, как уже отмечалось, определяется расширением сознания, яркостью и ясностью отражения действительности, целостностью этого отражения, углубленным пониманием собственного «Я», четкостью ориентировки. Отметим теперь, что духовные состояния имеют сильный эмоциональный компонент. Именно эмоция находится у истоков великих творений искусства, литературы, науки и цивилизации в целом. Эмоция побуждает ум к новым начинаниям, а волю – к упорству. Но главное, как отмечает А. Бергсон, «…существуют эмоции, порождающие мысль; и изобретение, хотя оно и принадлежит к явлениям интеллектуального порядка, может иметь своей составляющей сферу чувств… Эмоция – это потрясение души» [26, с. 105]. В этом случае эмоция по отношению к последующим умственным состояниям выступает как причина, а не как следствие. Эта эмоция может порождать новые идеи. Она – суперинтеллектуальна.

Как уже говорилось, в предыстории человечества ум и мораль существовали в единстве. И если углубиться в историю, то можно обнаружить мораль, более близкую к уму, и ум, более близкий к морали, чем у современного человека. Ум оформлял моральное требование. Мораль руководила сообществом людей и поведением индивида внутри сообщества.

Постепенно эта целостность была разорвана. Наметились две линии развития: морали и ума. Но и сегодня действие ума опутано и контролируемо моралью, а в морали проступают действия рассудка.

В духовном состоянии эти две линии снова объединяются, и на первое место выходят эмоция и мораль, а ум их оформляет; решение, идея находятся моралью и эмоцией, а оформляются умом.

В этом случае возникает реальная возможность выйти за рамки рационального поиска новых идей.

Мораль не только проявляется в конкретных решениях, но, что может быть более важно, определяет направление поиска, в том числе и в области науки и техники.

Оба механизма (мораль и ум), которые вначале прослеживались друг в друге, должны были разойтись, чтобы вырасти. Но и сейчас в каждом из них представлен другой, имеется связь с другим.

Выше было отмечено, что действие ума контролируется моралью. Опираясь на данные глубинной психологии, справедливо сказать, что мораль в целом контролирует деятельность подсознания.

Но если учесть, что духовность включает моральную норму, эмоцию и ум, то уместно допустить, что духовность объединяет сознание и подсознание, снижает контроль сознания над подсознанием, так как она предполагает принятие морали как личностно-значимой, мораль спускается в подсознание и становится ведущим побуждением.

Объединение сознания и подсознания через духовность и дает интеллектуальный порыв, позволяет личности достичь необычайной проницательности, выйти на вершину творчества.

Сознание не контролирует подсознание, а работает вместе с ним как единый психический механизм во взаимодействии и взаимосодействии. Огромный потенциал подсознания (информационный и побудительный) включается в деятельность сознания.

Такое единство выступает как суперинтеллектуальная деятельность.

Что же в этом случае будут представлять собой духовные способности? Как уже говорилось, ум присутствует в каждой психической функции. Одновременно ранее было показано, что мышление морально. Следовательно, каждая психическая функция интеллектуальна и моральна.

В той мере, в какой в конкретной психической функции будет проявляться мораль, она будет духовна. И в какой мере она будет духовна, в той мере она будет суперинтеллектуальна. В этом случае человек иначе видит, другое запоминает и вспоминает, принимает иные решения.

Он воспринимает, представляет, мыслит, переживает, но по-другому, через призму духовности. Это новое видение позволяет проникнуть в сущность явления.

В духовном состоянии человек разрешает задачу не путем логичес-кого решения, а путем постижения истины.

Об этом за две с половиной тысячи лет до нашего времени писал великий китайский мыслитель Лао Цзы: «Как цветок отвлекает от плода, так познание уводит от истины» [56, с. 42].

Казалось бы, абсурд! Но Лао Цзы поясняет: «Мудрый не размышляет, он постигает. Не любуется, но видит. Не совершает, он творит. Дух парит, пока чуткий» (Там же).

Духовное постижение, чуткость к людям лежит в основе мудрости и творчества.

Контрольные вопросы

1. Что мы понимаем под духовными способностями личности?

2. Каковы духовные ценности личности?

3. Рассмотрите мышление как объективную значимость.

4. Раскройте творчество как особый духовный акт.

Рекомендуемая литература: [26, 52, 53, 54, 55, 56].

Источник: https://sci-book.com/religii-religioznaya-filosofiya/duhovnost-tvorchestvo-79853.html

Духовность творчества: теория и практика

г) духовность и творчество ценностей

ДОКЛАД Елены Витальевны ЮМАТОВОЙ, преподавателя средней школы №12 г. Владивостока, руководителя Культурно-просветительского центра «Орифламма», завершил работу круглого стола «Духовная составляющая творчества»

Что есть Красота и что есть Творчество?

По сути, истинное творчество – устремление к высоким идеалам Красоты – это духовный подвиг, потому что требует от человека-творца огромных внутренних усилий, постоянной работы над собой.

Поразмышляем немного о Красоте. Что такое Красота? Сейчас уже с позиций науки можно сказать, что это тонкая высоковибрационная энергия, которая фиксируется приборами. Последние научные данные исследований в области энергоинформационных полей очень показательны – с помощью научной аппаратуры фотографируется аура, то есть снимаются на фотоплёнку излучения картин, произведений искусства.

Красота многолика, всепроникающа, она – движущая сила эволюции человечества. Недаром Фёдор Достоевский говорил: «Красота спасёт мир». А Николай Рерих добавлял: «Осознание красоты спасёт мир». В осознании – действенная сила красоты, красота в действии, в применении.

Допустим, мы рассматриваем картину, восхищаемся ею, а потом возвращаемся в повседневную жизнь, суету, заботы – и красота исчезает из нашей жизни.

Но если совершенство картины осознано – возникают красивые мысли, красивые слова, осветляющие наш внутренний мир, возникает потребность постоянно приподымать самого себя над обыденностью.

Вспомним мудрое изречение Платона: «От красивых образов мы перейдём к красивым мыслям, от красивых мыслей – к красивой жизни, а от красивой жизни – к абсолютной красоте».

По сути, в этих словах – вся программа эволюции человеческой и каждого из нас, развития ребёнка и всей жизни. Красота внешняя и красота внутренняя – единое, неразрывное целое. Как говорят русские философы, сама красота является таинственным дуновением инобытия, дуновением Иных Миров, Горнего Мира, миров более высоких измерений.

Далее хочется поразмышлять, что такое творческий процесс. Великие художники Дальнего Востока, по преданиям, на несколько суток погружались в созерцание и, только наполнившись до предела творческой энергией, начинали рисовать.

Или другой пример – наши христианские иконописцы, прежде чем писать иконы, долго постились и молились. И из-под их кисти появлялись иконы, они становились окном в Мир Иной и «молитвой в красках».

В идеале, к которому мы должны стремиться, каждое произведение искусства должно статьмолитвой в красках. Каждая художественная или музыкальная работа – молитвой в звуках, молитвой в образах, молитвой в цвете. И не обязательно, чтобы были изображены ангелы, святые.

Нет, это и пейзаж, и натюрморт, всё что угодно, но главное в них – какие энергии наполняли художника, в каком состоянии он творил.

Елена Юматова

Итак, художники Дальнего Востока надолго «застывали в созерцании», прежде чем приступить к картине. Что же происходило в процессе медитации? Живописец входил в состояние вдохновения, экстаза – то есть поднимал собственные вибрации на более высокий уровень.

Учитывая закон целостности, единства (а человек – часть Вселенной), творец должен настроиться на музыку Вселенной, на Божественную гармонию – это своего рода камертон, способ войти в контакт с Высшим.

Сгармонизировать себя со Вселенной – большой духовный труд, надо приложить огромные усилия духа. Только после такого соприкосновения с Высшим возможно низведение Небесного Огня в земные сферы и запечатление его в реальных образах через формы, звуки и краски.

Тогда произведение художника становится источником света и небесной красоты.

Чем выше мы сможем приподнять себя над обыденностью, тем прочнее будет контакт с Высшим, тем сильнее картина наполнится светом, светоносной энергией, которая будет вдохновлять и исцелять окружающих, зрителей. По этому поводу Святослав Николаевич Рерих, всемирно известный художник и общественный деятель, писал, что художника можно сравнить с Прометеем.

Подобно Прометею подлинный художник приводит нас к небесному огню своего великого вдохновения, опыта и красоты. Подобно Орфею он выстраивает посредством гармонии искусства стены своего небесного города.

Почему нас так сильно влечёт к творениям великих мастеров? Вспомним Леонардо да Винчи, Тициана, Микеланджело, Рафаэля, наших русских художников – влечёт Небесный огонь Красоты, разлитый в их бессмертных творениях.

В результате напряжённой работы духа душа мастера соприкасается с Высшим. А без связи с Горним Миром произведение искусства будет лишено главного – духовного наполнения, по сути это будет только внешняя форма без энергетики. И чем крепче связь с Высшим, тем более насыщена живой энергией картина. Чем выше духовный уровень творца, тем больше света в его полотнах.

Результаты последних научных исследований утверждают – великие произведения искусства представляют собой коагуляцию сгущённого света.

С помощью эффекта Кирлиан фотографируют не только ауру людей, но и излучения растений, животных и даже произведений искусства. В этой области нас ожидают величайшие открытия.

Ещё более невероятные открытия произойдут в сфере изучения духа человека – когда наука, философия и искусство сольются в единое целое. Наука будет подтверждать то, что мы обычно принимаем на веру.

Сегодня за этим круглым столом звучала мысль, что человек создан по подобию Божьему. А Бог – это Творец. Значит, назначение человека – творчество и, прежде всего, со-творчество с Высшим. И мы, преподаватели, должны всемерно доносить до своих детей, учеников истинное назначение творчества.

Кто творит в нас? Дух. Дух – присутствие Бога в человеке. Значит, Бог творит в нас. Бог творит через человека – Творец передаёт нам Свои возможности, Свои способности, Свою Высшую Силу. Значит, творчество – это проявление Божественного в человеке.

Чем больше будет проявлений истинного творчества, основанного на внутренней красоте (конечно, и на внешней тоже), на красоте мыслетворчества, духотворчества, тем более богоподобным станет человек.

Тем теснее мы сможем приблизиться к Творцу, тем сильнее разгорится в каждом из нас Искра Божья.

Русские философы высказали интересную мысль: в творческом процессе человек становится фонтаном Бога. А затем идёт самая высокая ступень творчества: человек является инструментом Бога.

Дух есть тот проводник, с помощью которого достигается энергетический контакт художника, поэта, музыканта с мирами иных измерений, иных состояний материи. Потому непростая задача – удерживать в себе постоянный творческий огонь, особенно сейчас, когда столько трудностей, проблем, финансовый кризис, маленькие зарплаты. Нести огонь творчества – воистину подвиг.

Есть изречение в духовно-нравственном Учении Живой Этики – «учитель должен сам гореть, чтобы одно его приближение уже передавалось огненно». Видимо, это девиз для всех нас – поддерживать неугасимо в себе огонь творчества, преодолевать сопротивление окружающей среды, сопротивление плотной материи.

Ответственность художника перед миром

Приведу такой пример. Учёный Лейбниц пришёл к художнику Рембрандту и застал его за мольбертом.

Рембрандт, накладывая краски на холст, сказал: «Вот сейчас я с каждым мазком накладываю на полотно не только краски – я запечатлеваю свои мысли, чувства, своё состояние.

Потом независимо от меня эти мои чувства и мысли через картину будут воздействовать с полотна на зрителя». Мастера эпохи Возрождения прекрасно знали об ответственности художника перед зрителем, перед миром.

В каком состоянии мы творим? Если в подавленном, угнетённом – картина, даже внешне совершенная, не будет нести свет и радость, а великие шедевры как раз и отличаются не только высокой техникой исполнения, но присутствием этого внутреннего огня. Поэтому, думаю, ребятам стоит объяснить, в каком состоянии надо творить.

Ведь часто бывает, на уроках или изостудии приступают к работе, что-нибудь жуя. Необходимо поднять статус творческого процесса – ведь это особое состояние! Зафиксируем: о чём мы думаем в момент творчества? Я детям объясняю так: например, в процессе работы над рисунком ты был голоден, думал о еде и написал прекрасный натюрморт, потом подошли зрители.

Что они будут испытывать? Чувство голода, а не любоваться картиной.

Сейчас СМИ влияют на сознание и души наших детей, прославляя «культ золотого тельца», культ потребительства и безобразия, которые насаждаются на каждом шагу. Противостоять этому очень сложно – запретом ничего не добьёмся. Выход – проведение так называемой более длинной черты. Приведу пример. Один раз С.Н.

Рериха на выставке его картин спросили, как он относится к тому, если на полотне изображены пошлость и уродство. От ответил так. Мы видим безобразие и пошлость в окружающей нас жизни – но можем пройти мимо, отвернуться.

Однако если оно зафиксировано, запечатлено в художественном произведении – ни взрослый, ни ребёнок не смогут остаться безучастными, они обязательно остановятся, будут думать, размышлять. Поэтому высока ответственность художника за качество своих творений.

Год назад я присутствовала на семинаре Шалвы Александровича Амонашвили, Учителя с большой буквы, академика, доктора психологических наук.

Он говорил, что задача преподавателя изобразительного искусства не просто давать знания, умения и навыки, то есть учить ремеслу, репродуктивному искусству, а через творчество вести ребёнка к осмыслению своей жизни, своей миссии, к осознанию – для чего я пришёл в  этот мир? Что я должен делать? И главная задача учителя – развитие у детей воображения, фантазии, расширение сознания. А техника живописи – вторична, это Шалва Александрович подчёркивал несколько раз.

Опыт экскурсий

по святым местам русского Севера

Теперь кратко поделюсь нашим опытом. Я работаю в средней школе №12 с углублённым изучением предметов эстетического цикла, веду изостудию, уроки изобразительного искусства и дизайна. В нашей школе замечательный директор, и есть прекрасная традиция – мы периодически организуем детские культурно-исторические экспедиции с целью изучения древнерусской культуры, наших истоков.

Так, два с половиной года назад, опираясь на энтузиазм учителей и директора, в третий раз путешествовали по древнерусским городам и монастырям (поездки полностью за свой счёт). Мы, три педагога и директор, взяли с собой десять рисующих детей. Маршрут: Москва, Петербург, Павловск, Владимир, Суздаль, святой остров Валаам, Кирило-Белозёрский монастырь и Ферапонтово.

Современные дети оторваны от исконных древнерусских корней, от того, что формирует душу и характер русского человека. Наши школьники не знают народной культуры, не уважают Россию, и по большому счёту начинать воспитание надо с патриотизма.

Как сказано: воспитание – это «питание духовной оси» ребёнка возвышенными, прекрасными образами, питание лучшими достижениями русской и мировой культуры.

Какую цель мы ставили перед экспедицией? Посещение музеев и галерей, пленэр – практически каждый день дети рисовали.

Ведь одно дело, когда храмы, величественные соборы дети срисовывают с книг, учебников, и совсем другое – когда видят их собственными глазами в реальном масштабе, например прекрасный храм Покрова на Нерли.

С ребятами беседовали искусствоведы, экскурсоводы; также были незабываемые встречи с монахами на Валааме (тогда несколько наших школьников приняли крещение в водах Ладожского озера). И тут сработал важный фактор – создание гармоничной среды, точнее, она сама явилась главным воспитательным фактором.

Экспедиция естественным образом на месяц освободила детей от разрушительного влияния улицы, компьютера и телевизора. Конечно, месяц – очень мало.

И, конечно, такие экспедиции не могут полностью заменить воспитательно-образовательный процесс, но тем не менее поездки надолго запоминаются, западают в сознание ребёнка на всю жизнь. Академик Дмитрий Лихачёв по этому поводу говорил, что все его представления о русском Севере, о русской культуре сформировала в детстве трёхнедельная школьная поездка, экскурсия по русскому Северу – одна поездка! Одно прикосновение, поражающее ум и сердце, может радикально изменить жизнь человека и его будущее.

После возвращения из экспедиции в школе организовали выставку – ребята привезли замечательные картины.

И родители отметили, что дети сильно изменились, они стали гармоничнее, глубже; взрослые даже боялись испортить их каким-то своим «неосторожным прикосновением».

Но, к сожалению, окружающая действительность начала брать своё, когда ребята опять окунулись в среду сверстников, компьютеров, телевизоров…

Паломничество – исконно русская черта, и по возможности всем нам, взрослым, необходимо такое прикосновение к святым местам.

Мы обратили внимание: когда наша группа посещала, допустим, Псков или Новгород и когда узнавали местные люди, что наши дети – с Дальнего Востока, все двери открывались.

Жили мы в школах, готовили сами – для этого всё необходимое возили с собой: рюкзаки, спальники, плитку и кастрюли. 

На Валааме мы прожили десять дней, засыпали и просыпались под колокольный звон, ходили на службы, на пленэр. И сама святая земля, пропитанная молитвами праведников, поразительно благотворно воздействовала на всех нас.

Такие поездки – погружения в духовные глубины России – просто незабываемы.

Источник: http://old.svetgrad.ru/2009/02/duhovnost-tvorchestva.php

Духовность и творчество людей

г) духовность и творчество ценностей

Духовность

В эпоху тоталитарной переоценки ценностей, одна из наиболее актуальных проблем любой общности – это формирование единого духовного пространства.

Одной из характерных особенностей развития духовной жизни нашей эпохи является всевозрастающий интерес к проблеме человека.

Эта сложная и многоплановая проблема превратилась в идейную доминанту нашего времени, вышла на первый план в политике и идеологии, в общественных и естественных науках, в искусстве и литературе.

“В наше время проблема человека в том или ином аспекте превратилась в общую проблему не только философии, но, по существу, всех естественных, общественных и технических наук, всех сфер художественного осмысления действительности, всей системы культуры”, – считает П. Н. Федосеев.

Ясперс считает, что человека, конечно можно исследовать в качестве тела – в физиологии, души – в психологии, общественного существа – в социологии, т.е. исследовать его как продукт природы и истории. Но всё это, по его мнению, “скорлупа”, потому что человек – это всегда нечто большее, чем он о себе знает и может знать.

Прав и М. Бубер, который делает акцент именно на “внешней функции” духа: “Дух не в Я, но между Я и Ты. Он не как кровь, что течёт в тебе, но как воздух, в котором ты дышишь. Человек живёт в духе, когда он может ответить своему Ты”. Дух живёт и в душе, и объемлет наши души.

Общение с духом (трансцендентной реальностью) приобщает нас к целостности мира, даёт нам глубинное общение (медитацию, умную молитву, “мудрость молчания”) – особое космическое чувство единения с вечным и бесконечным, то, что в христианской теологии называют благодатью, фаворским светом.

При этом не стоит настаивать на традиционно-религиозной трактовке трансцендентной реальности как Бога, сотворившего мир из ничего.

Достаточно охарактеризовать её как “положительное ничто”: положительное, ибо мы знаем об её существовании и испытываем через это знание фундаментальный настрой не на противопоставление себя миру, но на единство с ним; ничто, ибо она не имеет никаких предметных характеристик.

И в этом смысле существование человека “поистине поставлено на ничто” (Х. Плеснер). Глубинное общение с “положительным ничто” (духовной основой мира) выглядит так: “Бывают мгновения безмолвной глубины, когда мировой порядок открывается человеку как полнота Настоящего.

Тогда можно расслышать музыку самого его струения… Эти мгновения бессмертны, и они же – самые преходящие из всего существующего: они не оставляют по себе никакого уловимого содержания, но их мощь вливается в человеческое творчество и человеческое знание…” (М. Бубер).

Переживание такого чувства обозначается очень многими авторами, но претензии тех, кто не переживал ничего подобного, кто привык “нормально” крутиться в безблагодатной функциональной цивилизации остаются неизменными: раз вы не можете это чётко описать, значит, этого не существует.

Процесс преобразования собственной природы, и творчество, и общение – всё это требует наличия внутренних способностей, без которых возможность человека не превратится в реальность. Эти способности можно назвать духовной потенцией человека.

Духовность – довольно тонкая материя, и её не так уж просто заматить, т.к. в обществе существуют другие формы подъёма и достижений в гораздо более наглядных и убедительных для многих людей фомах.

Но для социальной антропологии пройти мимо этой стороны – значит не понять многое в экономике и политике, искусстве и философии, другими словами – духовность присутствует во всех формах социальной жизни и её изучение обязательно.

Человеческое бытиё

Человек действует среди вещей как нечто отличное от вещности. Со времён Декарта мы усвоили отличие res extensa (вещей протяжённых) от res cogitas (вещей мыслящих). Хотя человек и “обладает” протяжённым вещественным телом, но, как представляется, главное в его бытии, в его человечности связано с тем, что он есть вещь мыслящая.

Вещи протяжённые, не причастные человечности, лишь бытийствуют. Чувство этого бытийствования дано нам изнутри в переживании своего тела, а также артефактов культуры. Но это бытийствование не есть подлинное бытиё. Это последнее раскрывается только человеку, причём не всякому и не всегда.

Но человек по крайней мере так или иначе, явно или неявно знает, что такая возможность подлинного бытия у него есть. (Да, я вещь протяжённая, я материальное тело, но и нечто принципиально иное! Когда Шариков из “Собачьего седца” М.

Булгакова после всех своих безобразий и бесчинств, получив жесткую выволочку от создавшего его профессора, смотрится в зеркало, он вдруг понимает, какое бремя для него это так и неузнанное человеческое бытиё. Он не пережил его подлинности, но он точно знает, что эта подлинность есть.)

Человеческое бытиё- это бытиё особого рода, несопоставимое, лежащее принципиально в ином измерении по сравнению с бытийствованием  неживых и живых вещей. Между бытиём человека, пусть самого последнего, и бытийствованием даже высшего животного, пусть самого первого, нет ничего общего.

В чём же эта радикальная особенность человеческого бытия? Не только и не столько в мышлении, сколько в свободе.

Проблематика свободы в человеке  есть вершина идей Достоевского в антропологии; свобода не есть последняя правда о человеке – эта правда определяется этическим началом в человеке, тем, к добру или злу идёт человек в своей свободе.

Человек, конечно, включён в порядок природы, подчинён её законам, но он может и должен быть независим от природы.

В “ Записках из подполья” с поразительной силой высказана эта независимость духа человеческого от природы, – и там же провозглашается, что подлинная суть человека – в его свободе и только в ней.

Стержневая тема всего творчества Н. Бердяева тоже тема свободы. Источник свободы находится не в душе человека и тем более не в теле, подчинённом природным закономерностям, а в духе. Душа человека – арена взаимодей ствия и борьбы духовного и природного, иными словами  – свободы и необходимости.

Человек самоопределяется изнутри – в меру победы в нём духа над душевно – природными стихиями. Бердяев согласен с гегелевским определением свободы как самоопределения. Но не согласен с определением её как познанной необходимости, ибо тем самым она оказывается подчинённой необходимости.

Свободу Бердяев понимает как свободу  духа, т.е. как внутреннюю, глубинную, сокровенно – таинственную энергию духа. Но возникает вопрос:  откуда же она берётся, чем порождается? Бердяев отвечает: свобода безосновна, коренится в  “ничто”. Она напоминает бездонный глубокий колодезь.

Эта иррациональная бездна лежит глубже самого бытия.

Человек, по Бердяеву, есть загадка не  в качестве организма и социального  существа, а имнно как личность. Личность – важнейшая категория его мировоззрения.  Это понятие он отличает от понятия “индивид”. Индивид – категория натуралистическая, это – часть рода, общества, космоса, т.е.

он связан с материальным миром. Личность же означает независимость от природы и общества, которые дают лишь материю для активной формы личности. Личность нельзя отождествлять с душой, это не биологическая или психологическая категория, а этическая или духовная.

Иными словами, личность – это микрокосм, универсум в уникальной – неповторимой форме, соединение  универсального и индивидуального. Тайна существования личности – в её абсолютной незаменимости, в её однократности и несравнимости. Личность не есть некое застывшее понятие, готовая данность.

Она есть неизменное в изменении, единство в многообразии. Она есть самосозидание.

Человеческое бытиё не есть нечто наличное, но есть нечто возможное. Будучи в основе своей возможностью, человек ведёт себя как такой вид сущего, который, непременно прибывая во времени, не полностью ему подвластен.

Дело в том, что человек по способу своего бытия сам есть время, он сам себя временит, он творит своё время, он его простирает, он его длит или сокращает. Поэтому человек обладает онтологической привилегией “быть историей”, в то время как мир сущего, различные надындивидуальные образования всего лишь “имеют историю”.

Быть историей значит для человека быть событием, принимая суверенные решения, быть самим собой, состояться, ответственно осуществить своё одно – единственное бытиё.

Творчество

Человек – единственное существо, сознающее свою смертность, и единственное существо, выработавшее способ достижения бессмертия – творчество. Биологическое выживание, сохранение своего тела бледнеет перед лицом возможного бессмертия, а потому тело становится последней козырной картой, когда решаются творческие дела.

Совершение творческого подвига важнее, чем выживание, а потому готовность  пойти на жертву становится лакмусовой бумажкой серьёзности и значительности творческого акта. Человек гибнет, а его дело живёт. По легенде, жандармы, расстрелявшие Гарсиа Лорку, свершив своё чёрное дело, напевали про себя его песни.

Так идея жертвы включается в социальную антропологию.

Очевидно из сказанного, что социальная антропология рассматривает творчество шире чем просто решение интеллектуальных задач. Творческий акт – это не только и не столько мысль, сколько действие, сама жизнь, человеческая жизнь. Творчество обязательно включает в себя волю к действию. Люди не потому творят, что могут это делать. Они потому творят, что не могут иначе.

Возникает некий просвет, проблеск – человек оказывается в ином мире, в ином измерении, в иной реальности, не профанной, а сакральной:

“Но лишь божественный глагол

До слуха чуткого коснётся,

Душа поэта встрепенётся,

Как пробудившийся орёл”.

Если какие-то обстоятельства мешают человеку в обнаружении его творческой активности, хотя в остальном он вполне благополучен, то возникает тенденция к немотивированной агрессии (в частности, направленной на самого себя – суицид), к другим формам аномального поведения.

Творчество человека – это продолжение божественного творения. Творчество как возникновение нового, как превращение единичного во всеобщее способно в принципе преодолеть (и реально, каждодневно преодолевает) засилье цивилизационных артефактов, – давление отчуждённой от человека техносферы.

Нынешний кризис техногенной цивилизации наглядно демонстрирует нам, что если техника и способна “удовлетворять человеческие потребности”, то по существу только те, которые сама и порождает. В. В. Розанов писал: “Техника, присоединившись к душе, дала ей всемогущество. Но она же её и раздавила.

Появилась “техническая душа” – contradictio in adjecto. И вдохновение умерло”.

Творчество демонстрирует тот непреложный факт, что человек при всей своей вселенской хрупкости и незначительности, человек как единичное, частное, приватное обретает возможность стать значительным в рамках своей страны, человечества, в масштабе Вселенной, наконец. Это даёт возможность и основание к самоосуществлению. Собственно, само стремление к самоосуществлению есть внутренне преобразованный творческий порыв.



Источник: http://biofile.ru/bio/21484.html

Book for ucheba
Добавить комментарий