Гипотетико-дедуктивная методология Г. Галилея

Метод гипотетико-дедуктивный

Гипотетико-дедуктивная методология Г. Галилея

Гипотетико-дедуктивный метод — это теоретический метод научного познания, основанный на дедуктивном выводе следствий из гипотезы или системы гипотез (см. Гипотеза) и их эмпирической (экспериментальной) проверке. Поскольку дедукция (см.

 Дедукция) полностью переносит значение истинности от посылок к заключению, то отрицательные результаты эмпирических проверок свидетельствуют о некорректности исходной гипотезы (либо о необходимости внесения соответствующих изменений в процедуры эмпирических проверок или в средства логического и математического вывода следствий). По этой же причине подтверждение дедуктивных следствий не может служить достаточным условием истинности проверяемой гипотезы, а лишь условием её правдоподобия или вероятности. В целом, оценка исходной гипотезы на основе такого вывода носит сложный и многоступенчатый характер, так как только достаточно длительный процесс испытания гипотезы в системе научного знания может привести к обоснованному её принятию или опровержению. В современной методологии науки (см. Методология науки) при рассмотрении гипотетико-дедуктивного метода стремятся также учитывать процессы совершенствования и развития гипотетических конструктов науки в результате их сопоставления с эмпирическими данными.

В основе гипотетико-дедуктивного метода лежит постулат о том, что развитое теоретическое знание строится не за счёт процедур индуктивного обобщения данных и фактов, то есть «снизу», а развёртывается как бы «сверху» по отношению к последним.

Метод построения такого знания состоит в том, что сначала создаётся гипотетическая конструкция, которая дедуктивно развёртывается, образуя некоторую систему гипотез, а затем эта система подвергается опытной проверке, в ходе которой она уточняется и конкретизируется.

Таким образом, выделяются три основных этапа в реализации гипотетико-дедуктивного метода:

  1. Построение связной, целостной, дедуктивно-соподчинённой системы гипотез.
  2. Процедуры верификации или фальсификации системы гипотез.
  3. Уточнение и конкретизация исходной конструкции.

Любая дедуктивно-развёрнутая система гипотез имеет иерархическое строение. Прежде всего, в ней имеется гипотеза (или гипотезы) верхнего яруса и гипотезы нижних ярусов, которые являются следствиями первых гипотез.

Каждая гипотеза вводится так, чтобы посредством логических или логико-математических методов из неё можно было вывести последующие гипотезы, а гипотезы низшего яруса непосредственно сверить с опытными данными.

В развитых науках чаще всего имеют дело не с одной, а с целой системой гипотез высшего яруса, из которых выводятся следствия, проверяемые в опыте.

Характерной особенностью гипотетико-дедуктивной системы является её целостность. В ходе эмпирической проверки с опытом сравнивается вся система гипотез как единое целое, и это делает процесс перестройки гипотез весьма сложной процедурой.

Наиболее простым является случай, когда имеется одна гипотеза верхнего яруса и из неё однозначно следует линейная цепочка промежуточных гипотетических высказываний, сравниваемых с опытом. В этом случае опытные данные сразу же выносят «приговор» гипотезе.

Но чаще всего наука имеет дело с более сложными вариантами, когда верхний ярус гипотетической системы включает несколько гипотез и из неё следует развёрнутая система промежуточных выводов. Тогда рассогласование гипотетической системы с опытом не означает, что в ней неверны все гипотетические положения.

Может оказаться, что неверна только одна гипотеза, в то время как остальные являются правильными, но опыт будет свидетельствовать против всей системы гипотез, не указывая, какой именно её элемент подлежит изменению. Поэтому перестройка гипотетико-дедуктивной системы часто вызывает большие трудности и делает процесс переформулировки гипотез весьма сложной исследовательской процедурой.

По мере развёртывания гипотетико-дедуктивной системы в теорию в ней выделяется главная часть, своеобразное ядро системы, к которому относятся гипотезы верхнего яруса, и периферия гипотезы, образующие промежуточный слой между ядром и эмпирическими данными.

Если появляются факты, противоречащие системе, то исследователь стремится вначале, не изменяя ядра теории, расширить число гипотез, с тем чтобы ассимилировать новые факты. Но такой приём согласования усложняет систему, делает её громоздкой, и, в конечном счёте, приводит к противоречиям.

Теория, создаваемая гипотетико-дедуктивным методом, может дополняться гипотезами, но до определённых пределов, пока не возникают затруднения в её дальнейшем развитии.

В такие периоды становится необходимой перестройка самого ядра теоретической конструкции, выдвижение новой гипотетико-дедуктивной системы, которая смогла бы объяснить изучаемые факты без введения дополнительных гипотез и, кроме того, предсказать новые факты. Чаще всего в такие периоды выдвигается не одна, а сразу несколько конкурирующих гипотетико-дедуктивных систем.

Каждая гипотетико-дедуктивная система реализует особую программу исследования, суть которой выражают постулаты данной системы (гипотезы верхнего яруса). Поэтому конкуренция гипотетико-дедуктивных систем выступает как борьба различных исследовательских программ.

В борьбе конкурирующих исследовательских программ побеждает та, которая наилучшим образом вбирает в себя опытные данные и даёт предсказания, являющиеся неожиданными с точки зрения других программ. Однако это не означает, что от перспективной программы сразу же следует ожидать таких предсказаний и полного их согласования с фактами.

Напротив, в самом начале своей реализации, когда гипотетико-дедуктивная система только развёртывает содержание своего ядра и создаёт слой промежуточных гипотез, она не сразу может приводить к открытию новых фактов.

Более того, на первых порах реализации новой исследовательской программы она может противоречить фактам, если каждую гипотезу в промежуточном слое проверять непосредственно. Сами постулаты гипотетико-дедуктивной системы указывают, на какой стадии в её развёртывании нужно включать данные опыта, на которых она может быть проверена и, если нужно, перестроена.

Поэтому неверно было бы утверждать, что каждую гипотезу, вводимую при развёртывании теории, необходимо сразу же подвергать проверке. Специфика гипотетико-дедуктивного метода состоит в том, что каждая гипотеза играет роль определённого элемента в целостной системе гипотез и характер её опытной проверки обусловлен свойствами гипотетико-дедуктивной системы в целом.

Гипотетико-дедуктивный метод может выступать в двух разновидностях.

Он может представлять собой способ построения системы содержательных гипотез с последующим их выражением в языке математики и может выступить в виде приёмов создания формальной системы с последующей её интерпретацией.

В первом случае вводится система содержательных понятий, которая затем получает математическое описание, во втором случае путь построения иной: вначале строится математический аппарат, который затем получает содержательную интерпретацию.

Источник: https://gtmarket.ru/concepts/6991

Гипотетико-дедуктивный метод в естествознании

Гипотетико-дедуктивная методология Г. Галилея

Уровень развития теории, имеющей дело с опытным материа-лом, в значительной мере определяется тем, насколько связаны

1 Гумилев Л. Н. Этногенез и биосфера земли. — Л.: Изд-во ЛГУ.

между собой ее обобщения, гипотезы и эмпирические законы в единую, целостную систему. История науки показывает, что прежде чем стать такой системой, каждая наука проходит дли-тельный этап первоначального накопления эмпирической информации.

Даже в точных науках самые первые сведения были получены эмпирическим путем и только впоследствии была установлена логическая связь между ними. В математике про-цесс установления такой связи между отдельными элементами теории происходил еще в далекой древности, в частности в античной Греции. Достаточно отметить, что уже в III веке до н. э.

геометрия благодаря Евклиду превратилась в аксиоматико-дедуктивную систему, в которой все известные положения (теоремы) логически следуют из аксиом и постулатов.

В физике процесс накопления эмпирических данных, а тем более их теоретического осмысления и установления логии-ческой связи между ними происходил значительно позже.

По существу только с Нового времени начинается интенсивное развитие этой науки, сопровождавшееся не только широким внедрением экспериментальных методов исследования, но и усиленными поисками общих ее законов и принципов.

По-следние были необходимы для того, чтобы логически вывести из них все существующие к тому времени результаты и исполь-зовать их для объяснения явлений и известных процессов и предсказания неизвестных.

Поскольку наибольшего уровня в XVII—XVIII вв. достигло исследование механического движения земньи и небесных тел, то первые попытки, использования гипотетико-дедуктивного метода были предприняты именно в механике.

Уже Галилей прибегал к гипотетико-дедуктивному методу при изучении законов равноускоренного движения, частным случаем которых является падение тел под действием силы тяжести. В книге «Беседы и математические доказательства…

» в форме живого и остроумного диалога он излагает свои важнейшие идеи, отно-сящиеся к механике. Для нас особый интерес представляет «День третий “Бесед”», где рассматривается метод, с помощью которого он пришел к своему открытию.

Речь идет об уста-новлении закона постоянства ускорения свободно падающих тел (вблизи земной поверхности). В современных математиче-ских терминах его можно записать в виде следующего диффе-ренциального уравнения:

' где g — ускорение свободного падения, S — путь, t — время.

Интегрируя это уравнение, легко найти, что скорость падающего тела пропорциональна времени падения:

v = dS/dt = gt.

Вначале Галилей, как и его предшественники — Леонардо да Винчи, Бенедетти и другие, — полагал, что скорость падения пропорциональна пройденному пути, т. е. v = kS. Впo-следствии он отказался от этой гипотезы, поскольку она при-водит к следствиям, которые не подтверждаются на опыте1.

Наоборот, гипотеза о том, что скорость пропорциональна вре-|мени падения, приводит к следствию, что путь, пройденный впадающим телом, пропорционален квадрату времени падения, что подтверждается данными опыта.

Чтобы представить себе |ход рассуждений, которые могли привести Галилея к откры-|тию, можно предположить, что он анализировал последовательный ряд гипотез

Исходной гипотезой, обладающей наибольшей степенью общности, является, конечно, предположение о постоянстве I ускорения свободно падающих тел:

Гипотеза 1

Из нее логико-математическими методами (в данном случае интегрированием)2 может быть получена гипотеза более низкого, второго уровня — скорость падающего тела пропорциональна времени падения:

v = dS/dt = gt.

Наконец, при дальнейшем интегрировании получаем гипо-тезу третьего уровня — путь, пройденный падающим телом,

пропорционален квадрату времени падения:
Гипотеза 3 S=gfl/2+ So.

1 Галилей Г. Избранные произведения в 2-х тт. Т.1. — М.: Наука, 1964. — С.241—242. г Отсутствие общей теории интегрирования во времена Галилея не создавало не-преодолимых препятствий для этого, поскольку многие результаты были известны эмпирически.

Из гипотезы 3 можно получить неограниченное число част-ных случаев, рассматривая путь (в метрах) за одну, две, три и т.д. секунды, считая So= 0:

Гипотеза 4 Sy = g/2 =4,9; (4)

Гипотеза 5 S2 =Ј-4/2 = 19,6; (5)

Гипотеза 6 S3 =g -9/2 =44,1. (6)

Все перечисленные гипотезы имеют низший уровень аб­страктности и поэтому их можно непосредственно проверить на опыте. Именно подтверждение таких гипотез заставило Га­лилея поверить в гипотезу наивысшего уровня абстрактности. Таким образом, здесь перед нами налицо все характерные осо­бенности сравнительно простой гипотетико-дедуктивной си­стемы.

Каждая из последовательно рассматриваемых гипотез 1, 2, 3 имеет более низкий уровень абстрактности, чем преды­дущая. Поэтому каждая из последующих гипотез может быть выведена из предыдущей с помощью чисто логико-математи­ческих методов.

Наконец, вся система гипотез строится с таким расчетом, чтобы обеспечить проверку гипотез самого низкого уровня непосредственно на опыте с помощью соответствующих эмпирических измерений переменных величин, фигурирующих в гипотезе. В сочинениях Галилея можно встретить и другие простые примеры гипотетико-дедуктивных систем, состоящих из трех-четырех гипотез соответствующего уровня.

Но такие системы характерны для этапа возникновения и становления науки, когда она еще только складывается как теоретическая система путем обобщения и систематизации первоначально на­копленной эмпирической информации.

Значение гипотетико-дедуктивного метода возрастает при организации научного знания в сформировавшихся, и особенно в развитых отраслях естествознания. Здесь речь идет не просто о группе дедуктивно связанных гипотез, а о целой системе пред­положений, допущений, обобщений, эмпирических и теорети­ческих законов и принципов.

Поскольку все они в конечном итоге опираются на твердо установленные, действительные фак­ты, но в то же время выходят за их рамки, постольку их можно (а с логической точки зрения и необходимо) рассматривать как гипотезы.

Правда, степень их подтверждения неодинакова: простые обобщения, и даже эмпирические законы, имеют меньшую степень правдоподобия, чем законы теоретические и тем более системы теоретических законов, составляющие ядро

развитой научной теории. В принципе любые теоретические угверждения и системы таких утверждений в опытных и факту-альных науках, начиная от эмпирических утверждений и кон-|чая теориями, представляют собой гипотезы.

Поскольку, однако, они выступают не обособленно и изолированно, а связаны друг с другом отношением логической дедукции, постольку степень их правдоподобия бывает настолько высока, что приближается к практической достоверности.

Именно поэтому, например, законы классической механики казались на протяжении двух с лишним столетий незыблемыми, абсолютными законами природы.

Такой характер им придала прежде всего гипотетико-дедуктивная система, созданная впервые в механике И. Ньютоном.

В «Математических началах натуральной философии» он начинает изложение этой системы с определения основных понятий механики и формулировки трех основных законов движения.

Важнейшим из них является второй закон, устанавливающий, что «изменение количества движения пропорционально приложенной движущей силе и происходит по направлению той прямой, по которой эта сила действует»1. Математически он выражается формулой:

р _ d(mv)

где F — движущая сила;
' т — масса материальной точки;

v — скорость материальной точки.

Считая массу постоянной, можно получить основную формулу нерелятивистской механики:

т Ш

F = —s—'- = та, at

где а — ускорение.

Из этого и двух других основных законов движения с помощью правил логики и математики могут быть получены в качестве следствий все основные результаты классической механики. В частности, рассмотренный выше закон свободного naдения тел Галилея можно представить как частный случай вто-

1 Ньютон И. Математические начала натуральной философии. — М.: Наука, 1989.-С.40.

рого закона Ньютона в виде следующего дифференциального уравнения:

md2S , ч d2S

— = т i-g) или —— = -Я-

dtl

Отсюда при выборе постоянных интегрирования vo=O, t=Q непосредственно получим:

Да , 2

(знак минус показывает, что ускорение свободного падения направлено к центру Земли).

Если дополнить три основных закона движения законом всемирного тяготения, то из них можно аналогичным путем вывести установленные И. Кеплером законы движения планет.

Роль Ньютона в разработке гипотетико-дедуктивного метода и построении на ее основе классической механики трудно переоценить. До появления теории относительности и квантовой механики принципы, выдвинутые Ньютоном, считались непререкаемыми истинами.

Вклад Ньютона в развитие гипотетико-дедуктивного метода сравнивают обычно с вкладом Евклида, использовавшего аксиоматический метод для построения элементарной геометрии.

Некоторые ученые считают, что Ньютон подражал античным геометрам, и такое мнение не лишено оснований, поскольку он высоко ценил ясность и точность их метода изложения.

Но такое шодражение» выражает лишь внешнюю сторону дела, суть же его заключается в том, что Ньютон не ограничился дедуктивной систематизацией известного знания, а разработал особый индуктивно-дедуктивный метод для поиска исходных принципов механики. Исследователи творчества Ньютона называют подобный метод методом принципов.

Его содержание можно выразить, процитировав И. Ньютона: «Вывести два или три общих принципа движения из явлений и после этого изложить, каким образом свойства и действия всех телесных вещей вытекают из этих явных принципов, было бы очень важным шагом в философии, хотя бы причины этих принципов и не были еще открыты»1.

Нахождение и правильная формулировка таких принципов составляют труднейший и важнейший этап создания научной

1 Вавилое СИ. Собр. соч. Т. 3.— М.: Изд-во АН СССР. 1956. – С. 209.

теории, в котором наряду с теоретическим анализом и синтезом, а также логико-методологическим их обоснованием доминирующую роль играют интуиция, талант и опыт ученого.

Разумеется, такой поиск принципов предполагает широкое использование гипотез самого различного характера, начиная от индуктивных обобщений отдельных случаев и кончая универ-сальными гипотезами типа принципов.

Иногда в литературе по истории и методологии науки можно встретить утверждения, что Ньютон был противником использования гипотез в науке, в доказательство чего приводят его известное заявление: «Hypotheses поп Jingo» («Гипотез не измышляю»).

В действительности же он выступал против измышления чисто умозрительных, натурфилософских и произвольных гипотез, которые были в большом ходу в его время. Он также боролся против приписывания предметам и явлениям так называемых «скрытых качеств», с помощью которых натурфилософы пытались объяс­нить реальные явления.

Ньютон считал, что такие объяснения ничего нового не дают, а лишь затемняют процесс познания явлений. Поэтому он рассматривает исходные принципы науки не как утверждения о скрытых качествах, а как «общие законы природы, согласно которым образованы все вещи; истинность этих принципов становится очевидной из явлений природы, хотя причины и не открыты до сих пор».

На первоначальном этапе исследования, как указывал Ньютон, допустимо чисто математичесхое определение физических величин и соотношений между ними.

Так, например, закон всемирного тяготения, который, по мнению Ньютона, не вскрывает действительной причины тяготения, а устанавливает лишь прямую пропорциональную зависимость силы тяготения от произведения масс тел и обратно пропорциональную зависимость от квадрата расстояния между ними. Однако в сравнении с эмпирическими законами Кеплера он представляет собой новый шаг в познании природы.

Закон всемирного тяготения не является индуктивным обобщением данных опыта, ибо он содержит теоретические понятия и идеализации, которые отсутствуют в эмпирическом познании. В то же время его нельзя было вывести дедуктивно из имевшегося теоретического знания.

По-видимому, именно это обстоятельство побудило Ньютона вьщвинуть свой метод принципов, в котором органически сочетаются анализ и синтез при исследовании явлений природы: «Как в математике, так и в натуральной философии, — писал он, — исследование трудных предметов методом анализа всегда должно предшествовать методу соединения. Такой анализ109

состоит в производстве опытов и наблюдений, извлечении общих заключений из них посредством индукции и недопущении иных воз-ражений против заключений, кроме полученных из опыта и других достоверных истин. Ибо гипотезы не должны рассматриваться в экспериментальной философии.

И хотя аргументация на основа-нии опытов не является доказательством общих заключений, однако, это лучший путь аргументации, допускаемый природой вещей, и может считаться тем более сильным, чем общее индук-ция…

Путем такого анализа мы можем переходить от соединений к их ингредиентам, от движений — к силам, их производящим, и вообще от действий — к их причинам, от частных причин — к более о­щим, пока аргумент не закончится наиболее общей причиной»1.

Метод принципов Ньютона оказал громадное воздействие на все последующее развитие теоретической физики и факти-чески был доминирующим в XVIII—XIX вв. Значение этого метода возрастает по мере того, как увеличивается расстояние между основными принципами науки и теми ее следствиями, которые допускают опытную проверку. А.

Эйнштейн отмечал, что раньше многие ученые склонялись к мысли о возможности получения основных понятий и принципов физики из опытов логическим путём с помощью процесса абстрагирования: «Ясное понимание неправильности такого представления, — продолжает он, — дала лишь общая теория относительности; она показала, что, опираясь на фундамент, значительно отличающийся от ньюто-новского, можно объяснить соответствующий круг эксперимен-тальных данных более удовлетворительным образом, чем, опираясь на фундамент, взятый Ньютоном»2. По мнению Эйнштейна, именно факт существования различных теоретических принципов свидетельствует об умозрительном характере самих принципов. «Результаты опыта — чувственные восприятия — заданы нам, теория же, которая интерпретирует и объясняет их, создается человеком. Эта теория, — продолжает Эйнштейн, — является результатом исключительно трудоемкого процесса при­способления: гипотетического, никогда окончательно не закон­ченного, постоянно подверженного .спорам и сомнениям»3.

Ценность любой теоретической системы опытного знания состоит прежде всего в том, насколько много позволяет она

Ньютон И. Оптика или гракгат об отражениях, преломлениях и изгибаниях света. — М. Госиздат, 1927.— С.306.

2 Эйнштейн А. Физика и реальность. — МЛ965. — С.63.

3 Там же.— С.67.

Получать логические следствия, доступные опытной проверке. ;юда ясно, что и в опытных науках, которые раньше считались исключительной сферой приложения индуктивного метода, дедукция служит важнейшим средством унификации результатов эмпирического исследования, объединения их в рамках единой теоретической системы знания.

По отношению к такой наиболее развитой опытной науке, как физика, эта роль рдедукции хорошо раскрыта в известной речи А. Эйнштейна «О методе теоретической физики»: «Законченная система теоретической физики состоит из понятий, основных принципов, относяцихся к этим понятиям, и следствий, выведенных из них путем логичecкou дедукции. Именно эти следствия должны соответствовать .

нашим опытам; их логический вывод занимает в теоретическом труде почти все страницы»1.

Дата добавления: 2019-02-07; просмотров: 222; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

ПОСМОТРЕТЬ ЁЩЕ:

Источник: https://helpiks.org/9-58894.html

III. Утверждение гипотетико – дедуктивной методологии познания

Гипотетико-дедуктивная методология Г. Галилея

Основу составляющего ядро современногоесте­ствознания гипотетико-дедуктивногометода образует логический выводутверждений из принятых гипотез ипоследующая их эмпирическая апробация.Под после­дним понимается процедура,обеспечивающая возмож­ность установленияистинности теоретических утвер­жденийв процессе их соотнесения с непосредственнонаблюдаемым положением дел.

Если от характеристики гипотетико-дедуктивногометода, лежащего в основаниигипотетико-дедуктивной теории, перейтик характеристике последней, то можносказать следующее. Гипотетико-дедуктивнаятеория представляет собой дедуктивнооформленное множе­ство предложений,состоящее из синтаксиса и интер­претации.

В отличие от логико-математических(фор­мальных) систем естественно-научныегипотетико-де­дуктивные теории всегдаинтерпретированы, что означаетобязательную переводимость (проецируемость)их синтаксиса на заданный фрагментреальнос­ти (онтологию), относительнокоторого выполняются описательные,объяснительные и предсказательныефункции теории.

Приоритет введения в наукугипотетико-дедуктив­ной тактикиисследования по праву принадлежит Г.Га­лилею.

Мы имеем в виду прежде всегоразработанную им концепцию пустотноймеханики,базировавшуюся на принципах рациональнойиндукции имысленногоэксперимента.

Чтобы понять существо методологичес­кихновшеств Галилея, необходимо хотя быбегло оха­рактеризовать аристотелевскуюнауку о природе, кри­тика которойстимулировала создание Галилеем новойпрограммы строительства естествознания.

****

Физика Аристотеля включает общую теориюбы­тия, являющуюся с современной точкизрения конкре­тизацией традиционнойонтологии. Собственно физи­ческиепроблемы в принятом понимании развитыу Аристотеля слабо, что следует изанализа содержания его немногочисленныхпроизведений, посвященных этим проблемам,в частности — «Физики», «О небе» и«Механических проблем».

Аристотелевская«Физика» представляет общее учение оприроде, о первых нача­лах и четырехпричинах. «О небе» посвящено вопро­самкруговых и прямолинейных, «естественных»и «насильственных» движений.

«Механическиепробле­мы», по мнению историков,созданные не самим Ари­стотелем, аего эпигонами, и представляющие собойапокриф, обсуждают задачи в основномтехнического характера, решение которыхпостроено по единообраз­ному методурычага.

Стержень физической проблематики уАристоте­ля составляет учение одвижении, которое первона­чальносвязывалось им с концепцией энтелехии,или философской теорией актуализации.Однако, посколь­ку такая трактовкадвижения оказывалась непригод­нойдля решения частных физических задач,Аристо­тель вынужден был ееконкретизировать.

С этой це­лью онввел более частные понятия типов движения(перемещение, изменение, возрастание,уменьшение), а затем предложил еще болееуточненное понятие из­менения положениятела с течением времени (понятиелокального движения), которое в дальнейшемспеци­фицировал на естественное инасильственное.

Чтобы понять смыслданной дистинкции, следует охаракте­ризоватьаристотелевскую концепцию пространства.Пространство, по Аристотелю, есть место,грани­ца объемлющего с объемлемым.Тело, снаружи кото­рого имеетсяобъемлющее его тело, находится в месте.

В соответствии с учением об элементахземля находит­ся в воде, вода — ввоздухе, воздух — в эфире, этот жепоследний — ни в чем. Исходноеместоположение тел обусловливаеткачественную определенность физичес­кихперемещений (локальных движений) взависимо­сти от природы носителей.

Так, огонь естественно, по природе,движется вверх, а вниз — против природы— насильственно; для земли же пребываниенаверху — противоположно естественномуи т. д. Так как движе­ние тел изначальнопредопределено характером суб­страта,тяжелые тела движутся к центру, легкие— на периферию.

Таким образом, пространствоАристотеля, конституированноекачественными границами между объектамии средами, гетерогенно, векторизовано;неодинаковость его точек дополняетсянеравноправно­стью, неравноценностьюперемещений но направле­ниям,дифференцируемым привилегированнымисис­темами отсчета.

Анализ аристотелевской доктринынеоднородного и анизотропного пространствапозволяет глубже по­нять существоего механики.

Как справедливо отмеча­етЛибшер, в ней не существует относительностимеж­ду системами отсчета, ибо невыполняется теорема импульсов: силытам пропорциональны не изменени­ямимпульсов, а самим импульсам.

Крометого, «состо­яние равновесия свободногообъекта есть покой, что выделяетопределенную систему отсчета. Принаблю­дении этого состояния равновесияможно в каждой системе отсчета установить,какую скорость она имеет относительноабсолютно покоящейся системы».

В чем гносеологическийисточник данной естество­ведческойпозиции Аристотеля? В грубом некритичес­комэмпиризме и архинаивнейшем реализме:ставя вопрос, как движутся тела на самомделе — inre,Стагирит

а)не в состоянии абстрагироватьсяот эффектов трения;

б) вынужден постулировать зависимостьско­ростей движения от качественныхсвойств тел, пара­метров среды.

Подобная примитивно-физикалистскаятрактовка исключает формулировку столькапитальных законов механики, как законыинерции, падения и т. д. (Идей­ное ядроперипатетической механики составляетзакон: движимое движется чем-то —находящий метафизичес­кую проработкув доктринах импетуса и антиперистасиса.

)Именно против подобной —примитивно-физикалистской — постановкивопроса активно выступил Галилей.

Онусилил заложенную Коперникоммного­значительную тенденцию разведенияобразов (симво­лов) и объектов,содержательного строения знаков (языкнауки) и их связи с реальностью, Отправляясьот идей более ранних критиков Аристотеля(Тарталья, Бенедетти, Борро, Пикколомини),Галилей нанос пери­патетическойплатформе наивного реализма (прими­тивногофизикализма) сокрушительный удар.

****

Уже в первой своей работе,посвященной проблеме движения, сочинении«О движении» (ок. 1590 г.), он подверг критикединамику Аристотеля. В частности, Галилейопроверг перипатетическое учение оесте­ственных и насильственныхдвижениях.

Он показал, что если средадвижения не воздух, а вода, некоторыетя­желые тела (скажем, бревно) становятсялегкими, так как движутся вверх.Следовательно, движения тел вверх иливниз зависят от их удельного веса поотношению к среде, ане от «предназначения».

Здесь же Галилей показал беспочвенностьтого тезиса перипатетиков, что скоростидвижения тел в менее плотной средебольше, чем в более плотной. Так, тонкийнадутый пузырь дви­жется медленнеев воздухе, нежели в воде и т. д.

Позитивная часть физической теорииГалилея пред­ставлена фундаментальнымтрудом «Беседы и матема­тическиедоказательства». В нем Галилей обращаетсяк анализу изохронности качаний маятника.Он вывел, что разные по весу, но одинаковыепо длине маятники со­вершают колебанияодинаковой продолжительности. Нодвижение маятника сводится к падениютела по дуге круга.

Отсюда следует, чтосила тяжести в одинаковой мере ускоряетразличные падающие тела. Значит, еслиотвлечься от сопротивления среды, всетела при сво­бодном падении должныиметь одинаковую скорость. ПараллельноГалилей проводит опыты с катанием телпо наклонной плоскости и здесь же находитпод­тверждение мысли о равномерномускорении различ­ных тел силой тяжести.

Однако доказательность этих опытов неявлялась стопроцентной, посколькупрояв­ление закона действия силытяжести видоизменялось действиемвнешних причин. Для устранения данногонедостатка следовало четко зафиксироватьприроду этих видоизменений.

Последнеетребовало радикаль­ной переформулировкиоснований господствовавшей перипатетическойдинамики, приспособленной к ана­лизуэмпирически регистрируемых движений.Что же предпринял Галилей?

Он выработал особую исследовательскуютактику, предписывавшую проводитьизучение не эмпиричес­кого, а как быидеального, теоретического движения,описываемого аппаратом математики.

Всоответствии с этим новая, развиваемаяГалилеем динамика услов­но распадаласьна две части. В первой требовалось путемлогического вывода получить законыдвижения в «чистом виде».

Во второй,органически связанной с первой,требовалось осуществить опытноеоправдание полученных в первой частиабстрактных законов дви­жения.

Развивая новую динамику, Галилей подвергкри­тике перипатетический тезис «нетдействия без при­чины», трактовкакоторого распространялась лишь насостояния покоя. А именно: всякое телоне переходит из состояния покоя всостояние движения без действиядополнительной силы.

При этом перипатетикиполага­ли, что прекращение движениясвязано с действием эмпирических условий(трение, сопротивление среды) в случаепрекращения действия движущей силы. Вэту трактовку Галилей вносит существеннуюпоправку: ни одно тело не изменяетскорости ни по величине, ни по направлениюбез действия дополнительной силы.

Дру­гими словами, раз получив импульс,по прекращении действия силы телопродолжает движение с постоян­нойскоростью без учета сопротивления средыи эф­фектов трения.

Последнеереволюционизировало не только сферунауки, фактически отмечая действитель­ноеначало физики (закон инерции}, но и сферугносе­ологии, разрушая наивно-физикалистскиевоззрения Аристотеля. Оцениваягносеологическое значение раз­работанногоГалилеем метода идеального моделирова­ниядействительности, А. Эйнштейн и Л.

Инфольдквалифицируют его как одно «из самыхважных дос­тижений в истории человеческоймысли», которое «учит нас тому, чтоинтуитивным выводам, базирую­щимсяна непосредственном наблюдении, невсегда можно доверять, так как они иногдаведут по ложному следу».

Исходный пункт физики Галилеяабстрактно-гипо­тетичен. Если Аристотельописывал действительные наблюдаемыедвижения, то Галилей — логическивоз­можные.

Если Аристотель ставилвопрос относительно реального пространствасобытий, то Галилей — отно­сительноидеального, в котором «вместонепосред­ственного изучения процессовприроды» узаконивал­ся анализматематических предельных законов,какие «можно проверить только приисключительных усло­виях».

Вместодвижения реальных тел Галилей уви­дел«геометрические тела, движущиеся впустом без­граничном евклидовомпространстве»; «это был очень трудныйпереход, настоящая революция в пониманиидвижения».

Характеризуя гносеологическийметод Галилея, исследователи еготворчества указывают на мысленныйэксперимент как на такой познавательныймомент, который существенно обогатиларсенал науч­ной деятельности. В чем,по Галилею, заключается его сущность?Книга природы, считает Галилей, написанана идеальном языке математики. Читаяее, следует абстрагироваться от условийэмпирической данности изучаемыхпроцессов и вскрывать за чувственнойка­жимостью фундаментальные рациональныезаконы.

В этой связи представляется естественным,что Галилей возрождает гносеологическиетрадиции Пла­тона, разработавшегоидеально-логическую трактовку природызнания.

Если Аристотель пошел насознатель­ный идейный разрыв с Платоном(«Платон мне друг, но истина мне большийдруг»), отказавшись от его трактовкиприроды знания, то Галилей, обосновываяпринцип интеллектуальной рационализацииэмпи­рии — необходимость проникатьв сущность, скрытую за существованием,— тем самым восстанавливает платонизм.

В понимаемой именно на платоновскийманер природе познавательной деятельности,которая со­стоит в исследованиипредельных случаев, реализуемых лишьв идеальных условиях, и заключается тоновое, что связано с именем Галилея,обогатившего инструментарий наукиметодом мысленного экспе­римента.

Факт проведения Галилеем реальныхопытов по­зволяет уточнить динамикуоформления метода мыс­ленногоэксперимента, стимулировавшегообразование научного естествознания.Она, с нашей точки зрения, такова.

1.Результаты реальных экспериментов(побочные эффекты условий эмпирическойосуществимости), естественно, не оправдалиожидаемого: удельный вес отрицательныхданных был значительным.

Последнееобусловило нападки на новую галилеевскуютеорию падения не только исконныхпро­тивников Галилея — реакционныхперипатетиков (критическое выступлениепизанской профессуры), но и такихпрогрессивных деятелей культуры тоговремени, как, скажем, Декарт, которыйупрекал Галилея в нечистоте проведенияопытов.

Выход из этой драматическойситуации Галилей нашел в том, чторационализировал полученные в опытерезуль­таты. Это позволило ему объяснитьотрицательные данные нечистотой условий— погрешностями эмпирического уровня.

2.Гносеологическая рефлексия первоначальноadhoc(для данного случая. — Ред.

)приема рациона­лизациинегативных свидетельств при опытнойапробации теории вместе с оформившимсяв ходе этой рефлексии убеждением очрезвычайно нео­днозначном,опосредованном характере взаимосвя­зиэмпирического и теоретического уровнейв научном поиске, подсказали Галилеюидею нового метода.

Этот метод —рациональная индукция, использованиекоторой соответствовало условиям неестественного, а искусственного,абстрактно-ло­гического пространства— пространства идеальной научнойреальности. Так выкристаллизоваласьконцепция пустотной механики: «если бысовер­шенно устранить побочные эффектыэмпиричес­кого уровня, то…» (мысленныйэксперимент).

3.Развитие концепции пустотноймеханики в каче­стве логическогофинала имело оформление гипотетико-дедуктивнойметодологии, поскольку спосо­бомпроверки выведенных в рамках пустотноймеханики идеальных законов движениямог быть только опыт.

Если быть точным,надо сказать, что Галилей не выполнилсвой план эмпирического обоснованияидеальных законов пустотной меха­ники(идея сопоставления идеальных законовс реальными, учитывая специальнуюсистему попра­вок на эффектыэмпирического уровня — трение и т. п.).

Этот план был фактически реализованпоз­же — с завершением строительствавеличествен­ного здания классическоймеханики в следующем столетии.

****

Сущность гипотетико-дедуктивногометода: зак­лючается в созданиисистемы дедуктивно связанных меж­дусобой гипотез, из которых в конечномсчете выводятся утверждения обэмпирических фактах.

Этот метод темса­мым основан на выведении (дедукции)заключений из гипотез и других посылок,истинностное значение кото­рыхнеизвестно.Поэтому заключения тутносят вероятно­стный характер.

Общаяструктура гипотетико-дедуктивногометода (или метода гипотез):

1. Ознакомление с фактическимматериалом, требую­щим теоретическогообъяснения и попытка такового с по­мощьюуже существующих теорий и законов. Еслинет, то:

2. Выдвижение догадки (предположения)о причинах и закономерностях данныхявлений с помощью многих логи­ческихприемов.

3. Оценка серьезности предположенийи отбор из мно­жества догадок наиболеевероятной.

При этом гипотеза проверяетсяна:а)логическую непротиворечивость;б)со­вместимость с фундаментальнымитеоретическими прин­ципами даннойнауки (например, с законом сохраненияи превращения энергии).

Однако следуетиметь в виду, что в периоды научныхреволюций рушатся именно фундамен­тальныепринципы и возникают «сумасшедшиеидеи», не выводимые из этих принципов.

4. Выведение из гипотезы (обычнодедуктивным путем) следствий с уточнениемее содержания.

5. Экспериментальная проверкавыведенных из гипоте­зы следствий.Тут гипотеза или получает экспериментальноеподтверждение, или опровергается. Однакоподтверж­дение не гарантирует ееистинности в целом (или ложно­сти).

Лучшая по результатам проверки гипотезапереходит в теорию, как это было, например,с периодическим зако­ном Д. И. Менделеева.

С логической точки зрениягипотетико-дедуктивный ме­тодпредставляет собой иерархию гипотез,степень абстрак­тности и общностикоторых увеличивается по мере удале­нияот эмпирического базиса.

На самом верхурасполага­ются гипотезы, имеющиенаиболее общий характер, и по­этомуобладающие наибольшей логической силой.Из них как посылок выводятся гипотезыболее низкого уровня. На самом низшемуровне находятся гипотезы, которыеможно сопоставить с эмпирическойдействительностью.

****

Таким образом, обобщая сказанноеотносительно столь важного компонента,как утверждение гипотетико-дедуктивнойметодологии познания, правильноподчеркнуть роль Галилея.

Именно Галилей,опровер­гнув аристотелевское; «Никакоедвижение не может продолжаться добесконечности» (по существу, эторав­носильно открытию закона инерции,точную формули­ровку которого, однако,дал лишь Ньютон), заложил фактическийфундамент науки о природе.

ИменноГа­лилей, развенчивая наивныйквалитативистский феноменализмперипатетиков, возрождая платонистскуюинтерпретацию природы знания, а такжеразрабаты­вая исследовательскуютактику мысленного экспери­мента видеальной реальности, обосновалвозможность применения в рамках физикиколичественного аппа­рата математики,что означало перевод ее на строгуюнаучную основу. Именно Галилей, обращаявнимание на необходимость последовательногоэмпирического обоснования идеально-логическихзаконов и формули­ровок, создалуниверсальную методологическую канвуестественно-научного познания.

Поэтому именно фигура Галилея,установившего «ясные» и «очевидные»сейчас законы, создавшего сами рамкимышления, которые сделали возможнымипоследующие открытия в науке,реформировавшего интеллект, снабдившегоего серией новых понятий, выработавшегоспецифическую концепцию природы инауки, — фигура Галилея отмечает рождениеподлин­но научного естествознания.

Источник: https://studfile.net/preview/2877586/page:7/

ГИПОТЕТИКО-ДЕДУКТИВНЫЙ МЕТОД

Гипотетико-дедуктивная методология Г. Галилея

метод, основанный на выведении заключений из гипотез и других посылок, истинное значение которых неизвестно.

Источник: Глоссарий философских терминов проекта Distance

способ научного исследования, заключающийся в выдвижении и проверке гипотезы путем дедуктивного вывода из нее эмпирически проверяемых следствий.

Источник: Философия науки. Эпистемология. Методология. Культура

способ построения теории, основанный на гипотетической репрезентации сущности фактов, последующем дедуктивном выводе из этой гипотезы всех ее эмпирически верифицируемых следствий и их проверке на истинность.

Источник: История и философия науки

система методологических приемов, состоящая в выдвижении нек-рых утверждений в качестве гипотез и проверке этих гипотез путем вывода из них, в совокупности с др. имеющимися у нас знаниями, следствий и сопоставления этих последних с фактами.

Оценка исходной гипотезы на основе такого сопоставления носит достаточно сложный и многоступенчатый характер, т. к. только достаточно длительный процесс испытания гипотезы может привести к обоснованному ее принятию или опровержению. Совр. методология науки, рассматривая Г.-д. м.

, стремится также учитывать процессы совершенствования и развития гипотез в результате их сопоставления с эмпирическими данными.

Источник: Философский энциклопедический словарь

спосоо научного познания наблюдаемых явлений, состоящий в выдвижении (конструировании) таких объясняющих их гипотез, из которых описывающие эти явления высказывания следовали бы чисто логически (дедуктивно) в качестве их следствий. Другое название гипоти-ко-дедуктивного метода — индукция как обратная дедукция.

Вся трудность заключается в том, что одни и те же явления могут быть логически выведены из совершенно разных гипотез, и таким образом соответствие гипотезы выводимым из нее наблюдаемым следствиям само по себе никак не решает ни проблемы истинности таких гипотез, ни проблемы выбора наилучшей из них. (См.

научная деятельность, обоснование, теоретическое и эмпирическое).

Источник: Философия науки: Словарь основных терминов

метод рассуждения и получения нового знания, сущность к-рого в выведении (дедукции) заключений из гипотез и др. посылок. В процедуре использования Г.-д.м. можно выделить неск.

этапов: формулировка дедуктивно связанных между собой гипотез ? их верификация или фальсификация ? уточнение, конкретизация исходных посылок. Поск. в дедуктивном рассуждении значение истинности переносится на заключение, а исходными посылками служат гипотезы, то и само заключение при использовании Г.-д.м.

имеет лишь вероятностный характер. Принято различать два вида Г.-д.м.: 1) способ построения системы содержательных гипотез с последующим выражением их на языке математики; 2) способ создания формальной (матем.) системы с последующей ее содержательной интерпретацией. Второй вид называют матем.

гипотезой (понятие ввел С.И.Вавилов). Лит.: Меркулов И.П. Гипотетико-дедуктивная модель и развитие научного знания. М., 1980. В.И.Полищук

Источник: История и философия науки. Энциклопедический словарь

метод получения нового знания и метод развертывания теории, сущность которого заключается в создании дедуктивно-связанных между собой гипотез, из которых выводятся (дедуцируются) в конечном итоге утверждения об эмпирических фактах.

В основе метода лежит постулат о том, что развитое теоретическое знание строится не за счет процедур индуктивного обобщения данных и фактов, т.е. “снизу”, а развертывается как бы “сверху” по отношению к последним.

Можно выделить три этапа в реализации этого метода: 1) построения связной, целостной, дедуктивно-соподчиненной системы гипотез; 2) процедуры верификации или фальсификации этой системы; 3) уточнение и конкретизация исходной конструкции. В любой дедуктивно-развернутой системе выделяют два яруса гипотез – верхний и нижний.

Гипотезы последнего выступают как следствия к гипотезе (-ам) верхнего яруса и именно они подлежат эмпирическому обоснованию (в свою очередь, гипотезы нижнего яруса могут быть иерархизированы), но при этом проверку проходит вся гипотетико-дедук-тивная система как целостность, что делает процесс переформулировки гипотез весьма сложной исследовательской процедурой. Рассогласование конструкции с опытом еще не означает, что в ней неверны все гипотетические положения. Однако опыт свидетельствует против всей системы гипотез одновременно, не позволяя, как правило, выявить, какой именно ее элемент ставится под сомнение. Как правило, “давление” фактов не распространяется на гипотезы верхнего яруса (“ядро системы”), а относятся к перифирии системы-промежуточному между данными и ядром слою гипотез. Появление новых фактов приводит, чаще всего, к формулированию дополнительных гипотез ad hoc с тем, чтобы ассимилировать то, что необъяснимо из изначальной системы гипотез. Однако чрезмерное возрастание гипотез ad hoc свидетельствует о серьезных изъянах в ядре теории. В конечном итоге это выливается в необходимость формулировки новой гипотетико-дедуктивной “конструкции”, способной объяснить изучаемые факты без введения дополнительных гипотез и, кроме того, предсказать новые факты (как правило, выдвигается сразу несколько конкурирующих теорий). В современной методологии науки конкуренция гипотетико-дедуктивных систем рассматривается как борьба различных исследовательских программ. Победившая система получает статус “более эвристически сильной”. Г.-Д. м. может выступать в двух разновидностях: 1) он может быть способом построения системы содержательных гипотез с последующим (возможным) их выражением в языке математики (изначально вводится система содержательных понятий); 2) он может быть способом создания формальной системы с последующей ее содержательной интерпретацией (изначально вводится математический аппарат). Последний путь развертывания гипотетико-дедуктивной системы получил название метода математической гипотезы (или математической экстраполяции).

В.Л. Абушенко

Источник: Новейший философский словарь

– метод научного познания и рассуждения, основанный на выведении (дедукций) заключений из гипотез и других посылок, истинностное значение которых неизвестно. Поскольку в дедуктивном рассуждении значение истинности переносится на заключение, а посылками служат гипотезы, то и заключение Г.-д.

рассуждения имеет лишь вероятностный характер. Соответственно типу посылок Г.-д. рассуждения разделяют на две основные группы. К первой, наиболее многочисленной группе относят рассуждения, посылками которых являются гипотезы и эмпирические обобщения, истинность которых еще нужно установить. Ко второй относятся Г.-д.

выводы из таких посылок, которые заведомо ложны или ложность которых может быть установлена. Выдвигая некоторое предположение в качестве посылки, можно из него дедуцировать следствия, противоречащие хорошо известным фактам или истинным утверждениям.

Таким путем в ходе дискуссии можно убедить оппонента в ложности его предположений. Примером является метод приведения к абсурду.

В научном познании Г.-д.м. получил широкое распространение и развитие в XVII-XVIII вв., когда были достигнуты значительные успехи в области изучения механического движения земных

и небесных тел. Первые попытки применения Г.-д.м. были сделаны в механике, в частности в исследованиях Галилея.

Теория механики, изложенная в “Математических началах натуральной философии” Ньютона, представляет собой Г.-д. систему, посылками которой служат основные законы движения. Успех Г.-д.м.

в области механики и влияние идей Ньютона обусловили широкое распространение этого метода в области точного естествознания.

С логической точки зрения Г.-д. система представляет собой иерархию гипотез, степень абстрактности и общности которых увеличивается по мере удаления от эмпирического базиса.

На вершине располагаются гипотезы, имеющие наиболее общий характер и поэтому обладающие наибольшей логической силой. Из них как из посылок выводятся гипотезы более низкого уровня.

На самом низшем уровне системы находятся гипотезы, которые можно сопоставить с эмпирическими данными. В современной науке многие теории строятся в виде Г.-д. системы.

Такое построение научных теорий имеет большое методологическое значение в связи с тем, что не только дает возможность исследовать логические взаимосвязи между гипотезами разного уровня абстрактности, но и позволяет осуществлять эмпирическую проверку и подтверждение научных гипотез и теорий.

Гипотезы самого низкого уровня проверяются путем сопоставления их с эмпирическими данными. Если они подтверждаются этими данными, то это служит косвенным подтверждением и гипотез более высокого уровня, из которых логически выведены первые гипотезы.

Наиболее общие принципы научных теорий нельзя непосредственно сопоставить с действительностью, с тем чтобы удостовериться в их истинности, ибо они, как правило, говорят об абстрактных или идеальных объектах, которые сами по себе не существуют в действительности.

Для того чтобы соотнести общие принципы с действительностью, нужно с помощью длинной цепи логических выводов получить из них следствия, говорящие уже не об идеальных, а о реальных объектах. Эти следствия можно проверить непосредственно. Поэтому ученые и стремятся придавать своим теориям структуру Г.-д. системы.

Разновидностью Г.-д. м. считают метод математической гипотезы, который используется как важнейшее эвристическое средство для открытия закономерностей в естествознании. Обычно в качестве гипотез здесь выступают некоторые уравнения, представляющие модификацию ранее известных и проверенных соотношений.

Изменяя эти соотношения, составляют новое уравнение, выражающее гипотезу, которая относится к неисследованным явлениям. Так, М. Борн и В. Гейзенберг приняли за основу канонические уравнения классической механики, однако вместо чисел ввели в них матрицы, построив таким способом матричный вариант квантовой механики.

В процессе научного исследования наиболее трудная – подлинно творческая – задача состоит в том, чтобы открыть и сформулировать те принципы и гипотезы, которые могут послужить основой всех последующих выводов. Г.-д. м.

играет в этом процессе вспомогательную роль, поскольку с его помощью не выдвигаются новые гипотезы, а только выводятся и проверяются вытекающие из них следствия.

Источник: Словарь по логике

метод рассуждения, основанный на выведении (дедукции) заключений из гипотез и др. посылок, истинностное значение к-рых неизвестно. Поскольку в дедуктивном рассуждении значение истинности переносится на заключение, а посылками служат гипотезы, то и заключение Г,д. м. имеет лишь вероятностный характер.

Соответственно типу посылок гипотетикодедуктивные рассуждения можно разделить на три осн. группы. К первой, наиболее многочисл. группе принадлежат такие рассуждения, посылками к-рых являются гипотезы и эмпирич. обобщения. Ко второй относятся гипотетикодедуктивные выводы, осн. на посылках, противоречащих либо точно установленным фактам, либо теоретич.

принципам. Выдвигая нек-рое предположение как посылку, можно из него вывести следствия, противоречащие известным фактам. Таким путем в ходе дискуссии можно убедить оппонента в ложности его предположений и допущений (к этой же группе принадлежит метод приведения к нелепости).

К третьей группе гипотетикодедуктивных рассуждений относятся такие, посылками к-рых служат утверждения, противоречащие принятым мнениям и убеждениям.

Гипотетикодедуктивные рассуждения впервые начали анализировать в антич. философии в рамках диалектики.

Последняя рассматривалась как искусство ведения полемики, в ходе к-рой ставилась задача убедить противника либо отказаться от своего тезиса, либо уточнить его посредством вывода из него следствий, противоречащих фактам (Платон называл такой метод сократическим). В науч. познании Г.-д. м.

получил развитие в 17-18 вв., когда значит. успехи были достигнуты в области изучения механич. движения земных и небесных тел. Первые попытки применения Г.-д. м. были сделаны в механике, в частности в исследованиях Галилея. Механику, изложенную в «Математич.

началах натуральной философии» Ньютона, можно рассматривать как гипотетикодедуктивную систему, посылками к-рой служат осн. принципы (законы) движения. Созданный Ньютоном метод принципов оказал громадное воздействие на развитие точного естествознания.

Г.-д. м. настолько глубоко проник в методологию совр. естествознания, что нередко его теории рассмат

риваются как тождественные с гипотетикодедуктивной системой. Гипотетикодедуктивная модель довольно хорошо описывает формальную структуру теорий, однако она не учитывает ряд др.

их особенностей и функций, а также игнорирует генезис гипотез и законов, являющихся посылками. Поэтому такая модель служит прежде всего средством для анализа логич.

структуры готовой (сложившейся) естеств.-науч. теории.

С логич. т. зр. гипотетикодедуктивная система представляет собой иерархию гипотез, степень абстрактности и общности к-рых увеличивается по мере удаления от эмпирич. базиса.

На самом верху располагаются гипотезы, имеющие наиболее общий характер и поэтому обладающие наибольшей логич. силой. Из них как посылок выводятся гипотезы более низкого уровня.

На самом низшем уровне системы находятся гипотезы, к-рые можно сопоставить с эмпирической действительностью.

С методология, т. зр. Г.-д. м. дает возможность исследовать структуру и взаимосвязь не только между гипотезами разного уровня, но и характер их подтверждения эмпирич. данными. Вследствие установления логич.

связи между гипотезами гипотетикодедуктивной системы подтверждение одной из них будет косвенно свидетельствовать о подтверждении других, логически с ней связанных гипотез.

Этим объясняется стремление к объединению их в рамках гипотетикодедуктивных систем.

Разновидностью Г.-д. м. можно считать математич. гипотезу, к-рая используется как важнейшее эвристич. средство для открытия закономерностей в естествознании. Обычно в качестве гипотез здесь выступают нек-рые уравнения, представляющие модификацию ранее известных и проверенных соотношений.

Изменяя эти соотношения, составляют новое уравнение, выражающее гипотезу, к-рая относится к неисследованным явлениям. Так, напр., М. Борн и В. Гейзенберг приняли за основу канония. уравнения классич.

механики, однако вместо чисел ввели в них матрицы, построив таким способом матричный вариант квантовой механики.

В процессе науч. исследования наиболее трудная задача состоит в открытии и формулировании тех принципов и гипотез, к-рые служат основой для всех дальнейших выводов. Г.- д. м.

играет в этом процессе вспомогат. роль, поскольку с его помощью не выдвигаются новые гипотезы, а только проверяются вытекающие из них следствия, к-рые тем самым контролируют процесс исследования. См.

также Дедукция, Теория.

Источник: Советский философский словарь

ГИПОТЕТИКО-ДЕДУКТИВНЫЙ МЕТОД (от греч. hypothesis — основание, предположение и лат. deductio — выведение) — метод научного исследования, который сводится к дедуктивному выводу следствий из гипотезы (или системы гипотез) и их эмпирической (экспериментальной) проверке.

Поскольку дедукция полностью переносит значение истинности от посылок к заключению, то отрицательные результаты эмпирических проверок свидетельствуют о некорректности исходной гипотезы (либо о необходимости внесения соответствующих изменений в процедуры эмпирических проверок или в средства логического и математического вывода следствий).

По этой же причине подтверждение дедуктивных следствий не может служить достаточным условием истинности проверяемой гипотезы, а лишь условием ее правдоподобия (или вероятности).         Когнитивные предпосылки формирования Г. – д. м. возникли задолго до науки Нового времени.

Они явились результатом когнитивной и социокультурной эволюции, становления преимущественно знаково-символического (логико-вербального) мышления и развития искусства логической аргументации. Уже в эпоху античности в практике логической аргументации нашли широкое применение гипотетические умозаключения (в том числе метод приведения к абсурду).

Метод Сократа (насколько можно судить о нем по диалогам Платона) сводился к выдвижению гипотез, дедуктивному выводу из них следствий и их опровержению с помощью надежно установленных знаний. Возникновение и развитие древнегреческой науки (прежде всего, математики и статики) было также связано с широким применением гипотетических умозаключений. Напр.

, в исследованиях по равновесию рычагов и гидростатике Архимед прибегал к услугам гипотетических умозаключений как инструментам мысленных математических экспериментов. Вместе с тем античные математики стремились избегать использования термина «гипотеза», рассматривая как формы истинного, достоверного знания аксиомы и постулаты.

Их истинность доказывалась с помощью наглядных построений (преобразований) в идеальном математическом (геометрическом) пространстве. Однако древнегреческая наука не знала реального, физического эксперимента, который был глубоко чужд античному мировоззрению.         В отличие от античных ученых Г. Галилей всегда стремился экспериментально проверять следствия из своих гипотез.

Конечно, в его распоряжении уже были новые математические методы (разработанные еще в позднем Средневековье), позволяющие вычислить экспериментально наблюдаемые физические величины. Именно Галилей заложил основы современной Г. – д. м. Его дальнейшие успехи были связаны с разработкой Ньютоном классической механики.

Благодаря этому он получил широкое распространение во многих областях экспериментального естествознания.         В современном научном познании изолированные гипотезы не играют столь значительной роли, как в период формирования науки Нового времени. Такого рода гипотезы преобладают, пожалуй, только в описательных социогуманитарных дисциплинах.

Для различных областей теоретического естествознания (астрономии, физики, химии и т.д.) характерно наличие множества взаимосвязанных гипотез (причем различной степени общности), между которыми установлены определенные отношения (логические, математические), в том числе и отношения логической дедукции.

Понятно, что, в случае неудачной эмпирической проверки следствий из системы взаимосвязанных гипотез, выявление конкретной гипотезы, ответственной за отрицательный результат, может представлять значительные трудности. Эти трудности получили отражение в известном тезисе Дюгема—Куайна.

Вывод из гипотез экспериментально проверяемых величин, как правило, требует привлечения многих посредствующих звеньев в виде вспомогательных гипотез различной степени общности. Нередко он может быть получен только с помощью весьма сложных математических формализмов.

Исследователи используют конструктивные методы вычисления и проверки следствий, а также строгую формализацию аппарата математического вывода.         Когнитивная ценность Г. – д. м. особенно возрастает в периоды формирования новых научных теорий, а также кризисов в науке, когда резко увеличивается число относительно изолированных гипотез и гипотез ad hoc, а доверие к общепризнанным теориям падает. Ясно, однако, что отдельная гипотеза, даже если она успешно выдержала экспериментальные проверки, все же не может превратиться в научную теорию.         И.П. Меркулов         Лит.: Никифоров А.Л. Философия науки: история и методология. М., 1998; Рузавин Г.И. Методология научного исследования. М., 1999.

Источник: Энциклопедия эпистемологии и философии науки

метод научного исследования, заключающийся в выдвижении некоторых утверждений в качестве гипотез и проверке этих гипотез путем вывода из них (в совокупности с другими имеющимися у нас знаниями эмпирически проверяемых следствий). Оценка исходной гипотезы на основе такого вывода носит сложный и многоступенчатый характер, т. к.

только достаточно длительный процесс испытания гипотезы в контексте системы научного знания может привести к обоснованному ее принятию или опровержению.

В современной методологии науки при рассмотрении гипотетико-дедуктивного метода стремятся также учитывать процессы совершенствования и развития гипотетических конструкций науки в результате их сопоставления с эмпирическими данными.

В истории методологии науки идея гипотетико-дедуктивного метода возникает как антитеза, с одной стороны. дедуктивно-рационалистической концепции науки (см. Априоризм), а с другой стороны, эмпирико-индуктивистского представления о формировании научного знания.

В этом противопоставлении рационалистскому априоризму и эмпиристскому индуктивизму формулировка идеи гипотетико-дедуктивного метода в виде концепции т. н. обратной дедукции встречается уже у английского философа и историка науки У. Уэвелда в сер. 19 в.

Гипотетикодедуктивный метод подчеркивает открытый характер теоретического знания по отношению к опыту, необходимость эмпирического обоснования и проверки как обязательного условия плодотворного функционирования и развития науки.

Вместе с тем гипотетико-дедуктивный метод охватывает существенные черты реальной практики научного исследования, предполагающего выдвижение теоретических гипотетических конструкций, далеко выходящих за пределы эмпирически данного, и последующую их конкретизацию, уточнение, совершенствование в процессе сопоставления с эмпирическими данными (см.

Эмпирическое и теоретическое знание).

Подобная практика научного исследования, истоки которой можно проследить начиная с античности, получает свое развитие в теоретическом естествознании Нового времени, прежде всего в механике, а впоследствии в физике («парадигмальный» примерформирование молекулярно-кинетической модели «идеального газа»,, применяемой для исследования реальных газов).

При этом выдвижение научных утверждений достаточно высокой степени общности в качестве теоретических гипотез осуществляется в точном математизированном естествознании в контексте целостной теории. Соответственно и эмпирическое обоснование и проверка этих утверждений в духе гипотетико-дедуктивного метода проводится не изолированно для каждого отдельного утверждения, а как согласование системы теоретических утверждений с эмпирическим базисом теории (см. Оправдание теории). Осуществление исходной идеи гипотетико-дедуктивного метода в рамках такой целостной теоретической системы, соотносимой с эмпирическим базисом, позволяет говорить о гипотетико-дедуктивной модели научного знания.

Представление о гапотетико-дедукгивном методе в единстве с птотетико-дедуктивной теорией в рамках гипотетико-дедуктивной модели существенно модифицирует саму идею гипотетико-дедуктивного метода.

Эмпирическим данным соответствует (или не соответствует) здесь не отдельная гипотеза, а весь комплекс посылок и утверждений, фиксирующих гипотетически принимаемую теоретическую модель.

И установление этого соответствия или несоответствия носит характер не эмпирической проверки в собственном точном смысле слова (как в случае предположения, скажем, «все люди в данном здании понимают русский язык»), а лишь логической согласованности, непротиворечивости системы теоретических посылок с эмпирически проверяемыми следствиями при условии принятой эмпирической интерпретации теории. При этом позитивная ситуация согласования (условно говоря, «подтверждаемость») не предопределяет еще однозначно принятия данной теоретической конструкции, поскольку могут быть другие концепции, получающие подобное «подтверждение». Отсюда возникает проблема критериев выбора среди «подтвержденных» концепций, в частности критериев их простоты, особенно т. н. динамической простоты в достаточно длительном историческом периоде их существования, развитием идеи которой является критерий т. н. прогрессивного и регрессивного сдвига проблем. Негативная же ситуация рассогласования системы теоретических допущений, в свою очередь, не влечет за собой отказа от теоретической концепции, поскольку она может быть преодолена за счет пересмотра любого компонента системы. Благодаря этому возникает методологическая проблема критериев эффективности, конструктивности подобного рода пересмотров и устранения нежелательных «ad-hoc» допущений и «конвенционалистских уловок» (см. Контекст открытия. Контекст оправдания. Фальсификация, Фальсифицируемость).

Сохраняя исходную установку на движение «сверху» от гипотетической конструкции к эмпирически данному, современная концепция гипотетико-дедуктивного метода по мере своего развития далеко отходит от представлений о радикальной эмпирической проверяемости в духе примитивного верификационизма или фальсификационизма и преодолевает вместе с тем неправомерное противопоставление контекста открытия и контекста оправдания, свойственное «стандартной концепции науки» сторонников логического позитивизма. См. также ст. Теория и лит. к ней.

В. С. Швырев

Источник: Новая философская энциклопедия

Источник: https://terme.ru/termin/gipotetiko-deduktivnyi-metod.html

Гипотетико-дедуктивный метод

Гипотетико-дедуктивная методология Г. Галилея

Гuпотетuко-дедуктuвный метод это метод анализа и по­строения эмпирическuх теорий в форме иерархии гипотез, дедуктив­ные следствия которых уже сформулированы в виде обоснованных законов и фактов.

В основе этого метода лежит метод гипотез. Гипотеза как метод включает в себя два этапа: во-первых, выдвижение и обоснование ги­потезы; Bo-вторых, ее экспериментальная проверка и обобщение зна­ния в теоретическое положение.

Учет и совместное рассмотрение критериев обоснованности и соответствия эмпирическим данным позволяют выделить несколько уровней разработанности гипотез.

В зависимости от наличия эмпири­ческого и теоретического обоснования выделяют: необоснованные гипотезы, эмпирически обоснованные гипотезы, теоретически обоснованные гипотезы и полно обоснованные гипотезы (Карпович В.Н.

Проблема, гипотеза, закон. – Новосибирск, 1980. – С.100-101).

Необоснованные гипотезы (гипотезы-догадки) не связаны ни с предшествующим знанием, ни с опытом.

Естественно, по сути, такая связь существует, поскольку сознание исследователя может опериро­вать только наличной информацией, предшествующим знанием. Од­нако здесь отсутствуют всякая рефлексия и сознательное обоснова­ние.

Доминирование этого типа гипотез характерно для созерцатель­ного знания и для вновь формирующихся теоретических дисциплин.

Эмпирически обоснованные гипотезы связаны не с наличным знанием, а с эмпирическими данными.

Методы обоснования приме­няются только к обработке эмпирических данных: из них или дедук­тивно выводится существование какого-либо объекта, или редуктивно (сведение к более простым исходным началам) подыскиваются объе­диняющие их предпосылки, или индуктивно формируется некоторая наблюдаемая в них общность, или делается заключение о характере будущего опыта по аналогии. Если в научной дисциплине доминиру­ют эмпирически обоснованные гипотезы, то по объекту исследования и по способам обоснования ее квалифицируют эмпирической наукой.

Теоретически обоснованные гипотезы противоположны эмпи­рически обоснованными в том смысле, что методы обоснования связы­вают не гипотезы и опытные данные, а гипотезы и ранее имевшееся знание. Теоретически обоснованная гипотеза – это предположение, не прошедшее эмпирической проверки, выделенное из наличного знания и направляющее будущие эксперименты.

Полно обоснованные гипотезы методически согласуются не только с наличным знанием, но и с данными опыта.

Преобладание та­кого рода гипотез характерно для теоретического естествознания и является признаком того, что наука сформировалась. Среди этих ги­потез выделяются законы науки.

Если эти законы-гипотезы носят признаки общности и системности, служат исходными допущениями для других утверждений, то их называют принципами.

Некоторая формирующаяся наука, которую часто называют опи­сательной, постепенно накапливает множество изолированных фак­тов, обобщений и гипотез. Однако в научном познании стремятся иметь дело не с изолированными гипотезами, а с определенной их системой.

Поэтому пытаются вначале выделить важнейшие обобще­ния и факты, основные гипотезы, установить между ними дедуктив­ные отношения. Далее создается гипотетическая модель или абстрактно-теоретическая схема объекта исследования, которая разверты­вается в систему гипотез.

Система гипотез представляет собой иерархию гипотез, степень абстрактности и общности которых увеличивается по мере удаления от эмпирического базиса.

На самом верху располагаются гипотезы, имеющие наиболее общий характер и поэтому обладающие наиболь­шей логической силой. Из этих гипотез как посылок выводятся гипо­тезы более низкого уровня вплоть до гипотез, которые можно сопос­тавить с данными опыта.

Уровни гипотез подвергаются проверке, при необходимости дополняются новыми гипотезами и перестройками теоретической модели.

Как правило, выдвигается несколько конкури­рующих гипотетико-теоретических схем, реализующих ту или иную исследовательскую программу. Предпочтение отдается той модели, которая максимум ассимилирует опытное знание и предсказывает неожиданные ранее явления.

Первую попытку использования гипотетико-дедуктивного мето­да приписывают Галилею в процессе установления им закона посто­янства ускорения свободно падающих тел вблизи земной поверхно­сти. «Реставрируя» ход мыслей Галилея в современных математиче­ских терминах, Г. И. Рузавин предполагает следующий ряд гипотез.

Исходной гипотезой, обладающей наибольшей степенью общно­сти, является предположение о постоянстве ускорения свободно па­

дающих тел:

Гипотеза 1

g = d2S/dt2;

g – ускорение свободного падения;

S – путь;

t – время.

Из нее логико-математическими методами может быть получена гипотеза более низкого, второго уровня – скорость падающего тела пропорциональна времени падения:

Гипотеза 2 v = dS/dt = gt.

При дальнейшем интегрировании получают гипотезу третьего уровня – путь, пройденный падающим телом, пропорционален квад­рату времени падения:

Гипотеза 3S = gt2/2 + S0.

Из гипотезы 3 можно получить неограниченное число частных случаев, рассматривая путь (в метрах) за одну, две, три и т.д. секун­ды, считая S0= 0.

Гипотеза 4 S1 = g/2 = 4,9.

Гипотеза 5 S2 = g 4/2 = 19,6.

Гипотеза 6 S3 = g 9/2 = 44,1.

Все перечисленные гипотезы имеют низший уровень абстракт­ности, и поэтому их можно непосредственно проверить на опыте. «Именно подтверждение таких гипотез заставило Галилея поверить в гипотезу наивысшего уровня абстрактности.

Таким образом, здесь перед нами налицо все характерные особенности сравнительно про­стой гипотетико-дедуктивной системы. Каждая из последовательно рассматриваемых гипотез 1, 2, 3 имеет более низкий уровень абст­рактности, чем предыдущая.

Поэтому каждая из последующих гипо­тез может быть выведена из предыдущей с помощью чисто логико­математических методов.

Наконец, вся система гипотез строится с таким расчетом, чтобы обеспечить проверку гипотез самого низшего уровня непосредственно на опыте с помощью соответствующих эм­пирических изменений переменных величин, фигурирующих в гипо­тезе» (Рузавин Г.И. Методология научного исследования. – М., 1999. – С.106).

Другой пример реализации гипотетико-дедуктивного метода приводит В.Н. Карпович, анализируя открытие планеты Нептун, ко­гда частично обоснованная гипотеза была переведена в полно обос­нованную при объяснении «аномалии» в наблюдаемом поведении Урана.

Аномалия заключалась в расхождении между опытными и теоретическими данными о местоположении этой планеты. Посколь­ку вычисленные координаты не соответствовали наблюдаемым, то должна была содержаться ошибка в тех допущениях, которые ис­пользовались для вычисления.

Таких гипотез было четыре:

Гипотеза 1. Солнечная система представляет собой устойчивую систему из-за большой удаленности от остальных небесных тел.

Гипотеза 2. Уран является последней планетой Солнечной сис­темы, и, следовательно, его движение определяется только воздейст­вием Солнца и других планет.

Гипотеза 3. Верны законы механики Ньютона.

Гипотеза 4. Верен закон притяжения Ньютона.

Проблема объяснения обнаруженных аномалий в движении Урана заключалась в обнаружении ложного допущения среди четы­рех приведенных утверждений. Поскольку гипотезы 3 и 4 были под­тверждены независимыми проверками, подозрение падало па гипоте­зы 1 и 2.

Из них первая тоже не могла подвергаться сомнению, по­скольку внешние возмущающие влияния сказывались бы не только на движении Урана, но и на движении других планет. Исходя из этих соображений, Ф. Бессель предположил, что ложной является гипотеза 2, т.е.

Уран не представляет собой последней планеты Солнечной системы и что существует, по крайней мере, еще одна планета. Это предположение как раз и служит примером теоретически не полно обоснованной гипотезы.

Некоторое время спустя, Адамс (1843) и Лаверье (1846) незави­симо друг от друга и от Бесселя теоретически обосновали ту же са­мую гипотезу, но несколько более подробно, рассчитав эллиптиче­скую орбиту новой планеты, ее массу и скорость так, чтобы получен­ные параметры объясняли наблюдаемое поведение Урана.

При этом проведенные вычисления имели и наблюдаемое следствие: точное указание, куда именно и в какое время следует направить телескоп, чтобы увидеть «вычисленную» планету. В ночь с 23 на 24 сентября 1846 года Галле действительно обнаружил в предсказанном месте но­вую планету и дал ей имя Нептун.

Тем самым теоретически обосно­ванная гипотеза была проверена эмпирически и перешла на другой уровень, превратившись в полно обоснованную.

Рассматривая схему аргументации в приведенном примере, В. Н. Карпович пишет: «Каждое из допущений критически рассматривает­ся на предмет обнаружения наименее обоснованного, и, если таковое найдено, оно заменяется на новую, более обоснованную гипотезу.

За­тем из всей суммы допущений, включая и новое, выводятся наблю­даемые следствия с помощью доступных логико-математических средств. Наконец, проводятся наблюдения для проверки этих следст­вий. Вся процедура точно укладывается в рамки гипотетико­-дедуктивного метода» (Карпович В.Н.

Проблема, гипотеза, закон. ­Новосибирск, 1980. – С. 102-103).

Гипотетико-дедуктивный метод демонстрирует процесс станов­ления, развития формирующейся науки, где движение идет от фактов через иерархию гипотез к новым фактам с соответствующей коррек­тировкой некоторых гипотез и новых исследований. В развитых, стабилизированных дисциплинах, например, точного естествознания (механика, оптика, электродинамика, теория относительности, кос­мология и др.) преобладает аксиоматический способ построения теорий.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/10_292454_gipotetiko-deduktivniy-metod.html

Book for ucheba
Добавить комментарий