Глава 1. ПЕРВЫЕ ГРЕЧЕСКИЕ МУДРЕЦЫ-ФИЛОСОФЫ

Философия Древней Греции

Глава 1. ПЕРВЫЕ ГРЕЧЕСКИЕ МУДРЕЦЫ-ФИЛОСОФЫ

Родоначальницей всей европейской философии считается древнегреческая философия. Со времени своего появления (VII в. до н.э.), она сразу отличалась от восточной.

Прежде всего, потому что последняя опиралась на идею деспотического правления, поддерживала культ предков, чтила их обычаи и совсем не способствовала развитию свободомыслия.

Какие же факторы сформировали древнегреческую философию? Какими школами, философами и идеями она была представлена? Рассмотрим подробнее в статье.

Особенности

Прежде всего, расскажем о том, что стало толчком к активному развитию философии в Древней Греции. Основными факторами были:

  • переход от родоплеменного строя к особому виду политического устройства – полису, где царила демократия;
  • увеличение контактов с иными народами и цивилизациями, принятие их опыта и его трансформация;
  • развитие научного знания, торговли и ремесел;
  • превращение умственного труда в особый вид деятельности.

Все эти предпосылки способствовали формированию свободной личности, у которой было собственное мнение.

Активно развивались такие качества, как: тяга к знаниям, способность размышлять и делать выводы, острота ума.

Стремление к философствованию также поддерживалось принципом состязательности, который применялся не только в спортивных соревнованиях, но и в интеллектуальных спорах и дискуссиях разного рода.

На первых порах развития древнегреческой философии очень хорошо заметна ее связь с мифологией. Они задавали одни и те же вопросы:

  • откуда появился мир;
  • каким образом он существует;
  • кто управляет природой.

Однако у мифологии и философии есть очень весомое отличие – последняя пытается найти всему рациональное объяснение, постичь окружающий мир через разум. Поэтому именно благодаря ее развитию появляются новые вопросы:

  • почему происходит именно так;
  • что является причиной определенного явления;
  • что есть истина.

Для ответа требовался уже другой склад мышления – критический. Мыслитель, опирающийся на такую форму познания мира, должен подвергать абсолютно всё сомнению. Нужно отметить, что при этом почитание богов сохраняется до самого последнего периода развития древнегреческой мысли, когда пантеизм начинает активно вытесняться христианской религией.

Периодизация

Исследователи считают, что древнегреческая философия прошла в своем развитии несколько периодов:

  1. Досократовский – он продолжался до V в. до н.э. Наиболее известными школами того времени были милетская и элейская.
  2. Классический – длился одно столетие до IV в. до н.э. Он считается периодом расцвета древнегреческой мысли. Именно тогда жили Сократ, Платон и Аристотель.
  3. Эллинистический – закончился в 529 г., когда император Юстиниан закрыл последнюю греческую философскую школу – Платоновскую Академию.

Не так много сведений о деятельности первых древнегреческих философов дошло до наших дней. Так, большое количество информации мы получаем из работ других, более поздних мыслителей, прежде всего, Платона и Аристотеля.

Объединяет все периоды, пожалуй, тип философствования, который получил название космоцентрического. Это значит, что мышление мудрецов Древней Греции было направлено на окружающий мир и природу, их происхождение и взаимосвязь.

Кроме того, для познания использовался метод абстрагирования, путем которого формировались понятия. Их применяли, чтобы иметь возможность описать предметы, перечисляя их свойства и качества.

Также древние греки смогли обобщить все уже известные им научные теории, наблюдения за природой и достижения науки и культуры.

Школы философии Древней Греции

Рассмотрим подробнее наиболее важные древнегреческие школы (или направления) философии.

Натурфилософы

К этому направлению относятся по большей части представители Милетской школы. Мир рассматривался ими, как живое и неделимое единое целое. В нем все окружающие людей вещи были одушевленными: одни – в большей степени, другие – в меньшей.

Их главной целью был поиск первоначала бытия («Из чего все происходит и все состоит»). При этом натурфилософы не могли сойтись в том, какой из элементов считать главным. Например, Фалес считал воду началом всего. В то же время представитель этого же направления по имени Анаксимен первенство отдавал воздуху, а Гераклит – огню.

Кстати, уже упомянутого Фалеса можно считать основоположником геоцентрической системы мира, поскольку он первым предположил, что наша планета находится в центре Вселенной. Его усилиями был введен первый календарь, разделенный на 12 месяцев.

Элеаты

Это направление еще называют элейским. Среди его знаменитых последователей: Зенон и Парменид. Их учение стало толчком для развития идеализма в будущем. Они отрицали возможность движения и изменения, считая, что реально существует только бытие. Оно вечное, единственное и застывшее на месте, также его нельзя разрушить.

Именно элеаты первыми открыли, что есть вещи, существующие в реальности и постигаемые мышлением, а есть и те, с которыми можно познакомиться лишь чувствами.

Атомистическая школа

Ее основоположником являлся Демокрит. Он считал, что существует не только бытие, но и небытие, а весь наш мир состоит из мельчайших частиц – атомов. Они отличаются друг от друга формой, размером, положением и образуют тела. Мир, предметы и явления человек видит глазами. А атомы невозможно рассмотреть «чувствами», это получается сделать лишь разумом.

Классическое направление

В рамках этой школы следует обратить внимание на видных деятелей того времени: Сократа, Платона и Аристотеля.

  1. Сократ является философом, первым поставившим вопрос о человеке, как личности, у которой есть совесть и определенный набор ценностных установок:
  • он настаивает на важности самопознания, поскольку именно оно формирует путь для достижения высшего истинного блага;
  • у каждого человека есть разум, с помощью которого постигаются все понятия. То есть, например, добру или смелости научить другого нельзя. Он должен сделать это самостоятельно, размышляя, выявляя, вспоминая.
  1. Платон был тем, кто фактически основал объективный идеализм:
  • его основная мысль заключается в том, что идеи являются прообразами всех существующих вещей. Он называет их моделями. Так, например, можно сказать, что у всех стульев есть некий общий идеальный образец того, что мы называем «стул»;
  • философ считал, что государство несправедливо и несовершенно, поскольку основывается на субъективных мнениях его правителей;
  • бытие мыслитель делит на мир вещей (неистинное) и мир идей (истинное). Предметы возникают, изменяются, разрушаются и исчезают. Идеи же, в свою очередь, вечны.
  1. Аристотель был самым талантливым учеником Платона, что не мешало ему критиковать идеи своего учителя. Пытливый ум и широкий кругозор позволили мыслителю заниматься логикой, психологией, политикой, экономикой, риторикой и многими другими известными тогда учениями. Кстати, именно Аристотель первым классифицировал науки на теоретические и практические. Приведем его основные идеи:
  • бытие представляет собой единство формы и материи, последняя – то, из чего состоят вещи, она может принять любой вид;
  • составляющими материи являются стандартные элементы (огонь, воздух, вода, земля и эфир), они в разных комбинациях формируют известные нам предметы;
  • именно Аристотель первым сформулировал некоторые законы логики.

Эллинистическое направление

Зачастую эллинизм делят на ранний и поздний. Он считается наиболее длинным период в истории древнегреческой философии, захватившим даже начало римского этапа. На первое место в это время выходят поиски человеком утешения и примирения с новой реальностью. Важными становятся этические проблемы. Итак, какие школы появились в указанный период.

  1. Эпикуреизм – представители этого направления считали удовольствие целью всей жизни. Однако речь шла не о чувственном наслаждении, а о чем-то возвышенном и духовном, присущем лишь мудрецам, способным преодолеть боязнь кончины.
  2. Скептицизм – его последователи проявляли недоверие ко всем «истинам» и теориям, считая, что их нужно проверять научным и эмпирическим путем.
  3. Неоплатонизм – в каком-то смысле это смесь учений Платона и Аристотеля с восточными традициями. Мыслители этой школы стремились достичь единения с Богом путем созданных ими практических методик.

Итоги

Таким образом, древнегреческая философия существовала и развивалась около 1200 лет.

В ней еще чувствуется сильное влияние мифологии, хотя она и считается первой концептуальной системой, в рамках которой мыслители пытались найти рациональное объяснение всем окружающим явлениям и вещам.

Кроме того, ее возвышению способствовало «свободное» мышление жителей древних городов-государств, или полисов. Их пытливый ум, интерес к природе и миру позволил античной философии Греции заложить основы для развития всей европейской философии в целом.

Источник: https://GreeceMagazine.ru/filosofiya-drevnej-grecii/

Первые греческие мудрецы-философы

Глава 1. ПЕРВЫЕ ГРЕЧЕСКИЕ МУДРЕЦЫ-ФИЛОСОФЫ

⇐ Предыдущая12345678910Следующая ⇒

Еще до того, как возникла философия, грекам уже было хорошо известно, кто такие жрец, поэт, врач, законодатель. И “вдруг” появляется еще одна, незнакомая прежде социальная фигура — мудрец, в более поздней терминологии — философ.

Но довольно быстро мудрецы, затем философы становятся заметными в системе древнегреческой культуры. К ним привыкают. Привыкают и к их спорам, которые занимают все более важное место в жизни древнегреческого полиса.

Более того, обнаруживается, что крупный греческий город без философских дискуссий немыслим. Читайте, скажем, диалог Платона «Протагор»: здесь описывается, как восприняли в Афинах приезд софиста Протагора.

Встреча людей, способных вступить в спор с известнейшим софистом и учителем мудрости, трактуется как важное интеллектуальное событие.

О первых древнегреческих мудрецах известно очень мало. Точных сведений здесь почти нет. В литературе о ранней древнегреческой философии все свидетельства, как правило, приводятся с оговорками.

В принципе принято начинать повествование о пред-философии с упоминания о семи греческих мудрецах и о первейшем из них — Фалесе Милетском.

Но скепсис относительно тех или иных утверждений, связанных с жизнью и деятельностью Фалеев, доходит до вопроса просто обескураживающего: а был ли Фалес? Некоторые авторы считают, что такого философа вообще не было.

Но и тогда, когда соглашаются с тем, что такой философ существовал, выдвигают несколько версий относительно времени жизни Фалеса. Милетского. Тем не менее считается, что есть одна, по крайней мере, точная дата, связанная с его жизнью, — 585 г. до н.э.

, когда в Милете было солнечное затмение и когда, как утверждают, Фалес его предсказал. Если Фалес предсказал солнечное затмение, то он, скорее всего, уже был человеком зрелого возраста. Следовательно, VII-VI вв. до н.э. и есть приблизительно определенное время жизни Фалеса Милетского и, может быть, других древнегреческих мудрецов.

Спорно, что именно, какие идеи и утверждения могут быть приписаны — или не приписаны — Фалесу Милетскому. Не очень ясно, действительно ли именно он совершил те открытия или доказал те математические теоремы, которые связывают с его именем. Но, тем не менее, почти нет споров о том, что в это время кто-то совершил такие открытия и представил данные доказательства.

Таким образом, мы можем воспользоваться тем, чего не отрицают даже скептики: в VII-VI вв. до н.э. кто-то и как-то подошел к пред-философии, задав древнегреческой культуре те изменения, те параметры, формы деятельности, которые впоследствии привели к возникновению философии в более точном смысле слова, к философии развитой и широко дифференцированной.

О Фалесе и других первых древнегреческих мудрецах разные философы часто высказывают прямо противоположные суждения.

Одни (скажем, Аристотель) говорят о Фалесе как о практичном человеке, который твердо стоял на земле и был весьма изобретательным в житейских делах (10; 107-108)(Здесь и далее фрагменты и свидетельства ранних греческих философов даются в переводе А.В. Лебедева по изданию: фрагменты ранних греческих философов. М., 1989. Ч. 1.

(Номера фрагментов и страницы указаны в тексте.)). Другие авторы (Платон), напротив, считают Фалеев погруженным в отвлеченные рассуждения мыслителем, которого совершенно не интересовали практические дела.

Фигура Фалеса, как было сказано, поистине легендарна. Вокруг его имени такое количество всяких интерпретаций, что отделить историческую реальность от легенд невозможно. Но можно создать исторически и логически правдоподобный образ первого мыслителя — все равно, был ли это Фалес или какой-либо другой мудрец, — образ самой его деятельности.

Можно считать достоверными свидетельства, согласно которым Фалес был купцом, мореплавателем, строителем мостов, вообще человеком очень активным в различных областях древнегреческой практики.

Важно подчеркнуть: то была практика, уже требовавшая некоторых технических знаний, конечно, на их античном уровне. Знаний о кораблях и кораблевождении, об ориентировании кораблей в море, т.е. первых астрономических знаний.

Фалесу-инженеру приписывают также создание некоторых ирригационных приспособлений.

Есть немало исторических свидетельств об интересе Фалеса к государственным делам, об участии его, выражаясь современным языком, в “социальной экспертизе”. Так, Геродот сообщает о совете Фалеса согражданам-ионийцам “переселиться в Сардинию” и основать там ионийское государство (4; 105). Он же приписывает Фалесу сбывшееся предсказание о ходе войны между лидийцами и мидянами (5; 105).

Фалес дал, по свидетельству того же Геродота, политический совет ионийским городам-государствам — объединиться в более тесный союз. То был глубокий и истинно мудрый совет.

Не потому ли, что политическое единство стало настоятельной проблемой, первые греческие мудрецы так настойчиво проводят мысль о единстве мира? Они мыслят весь мир компактным, целостным.

Как видим, космическая, абстрактная философская мысль о единстве рождалась и подкреплялась социальной практикой.

Речь уже шла о “семи мудрецах”, древнейших мыслителях Греции. Имя Фалеса в “списке” семи мудрецов повторяется чаще всего. Может быть, Фалес и был самым популярным, самым 'мудрым из них. Об этом есть немало легенд. Как утверждает Диоген Лаэртий (Лаэртский), рыбаки нашли в море треножник; милетцы решили отдать треножник самому мудрому.

Отдали Фалесу, тот передал другому мудрецу, другой — третьему. Но в конце концов треножник все-таки вернулся к Фалесу. По другим свидетельствам, мудрейшему из мудрейших эллинов предназначался кубок царя Креза, и по кругу вернулся он к Фалесу, что запечатлено в древних стихах: “…

и сколь мудр среди семи мудрецов Фалес в наблюдении звезд!” (1; 101-103).

То, что мудрецы еще не полностью отрываются от конкретного дела, придает в глазах греков их мудрости особый вес. Построить мост — дело вполне конкретное, ясное и осязаемое.

И греки, в массе своей люди практичные, ценившие эффект действия, реальную пользу знания, наверняка с сочувствием относились к человеку, умевшему постоять за себя, проявить сметку в трудных практических обстоятельствах.

Про Фалеса передавали в древности и такую легенду (её с большой охотой повторил Аристотель): „Рассказывают, что когда Фалеса, по причине его бедности, укоряли в бесполезности философии, то он, смекнув по наблюдению звезд о будущем [богатом] урожае маслин, еще зимой — благо у него было немного денег — раздал их в задаток за все маслодавильни в Милете и на Хиосе.

Нанял он их за бесценок, поскольку никто не давал больше, а когда пришла пора, и спрос на них внезапно возрос, то стал отдавать их внаем по своему усмотрению и, собрав много денег, показал, что философы при желании легко могут разбогатеть, да только это не то, о чем они заботятся. Вот каким образом, говорят, Фалес выказал свою мудрость” (10; 107).

Иначе пишет о Фалесе Платон: „Рассказывают, Феодор, что, наблюдая звезды и глядя наверх, Фалес упал в колодец, а какая-то фракиянка — хорошенькая и остроумная служанка — подняла его на смех: он, мол, желает знать то, что на небе, а того, что перед ним и под ногами, не замечает” (9; 107). Эта маленькая житейская картина тоже по-своему характерна для жизни античного общества.

Литература:
Мотрошилова Н.В. Первые греческие мудрецы-философы./История философии. Запад-Россия-Восток. Книга первая. Философия древности и средневековья.- М.:Греко-латинский кабинет, 1995 – с.29-31

⇐ Предыдущая12345678910Следующая ⇒

Дата добавления: 2015-09-20; просмотров: 587 | Нарушение авторских прав

Рекомендуемый контект:

Похожая информация:

Поиск на сайте:

Источник: https://lektsii.org/1-68631.html

Семь мудрецов Древней Греции

Глава 1. ПЕРВЫЕ ГРЕЧЕСКИЕ МУДРЕЦЫ-ФИЛОСОФЫ

Эпиграф:
Три мудреца в одном тазу
Пустились по морю в грозу.
Будь попрочнее
Старый таз,
Длиннее
Был бы мой рассказ.
(С.Я. Маршак)

Все мы знаем, что на стенах ныне (и давно уже) разрушенного храма Аполлона в Дельфах, помимо всякой ерунды типа военных трофеев, были приведены цитаты из ̶”̶О̶б̶я̶з̶а̶т̶е̶л̶ь̶с̶т̶в̶а̶ ̶в̶с̶т̶у̶п̶а̶ю̶щ̶е̶г̶о̶ ̶в̶ ̶Р̶К̶П̶(̶б̶)̶”̶ греческих мудрецов.

То, что осталось от храма Аполлона в Дельфах

Откуда же мы об этом знаем? Из Платона. В своем диалоге “Протагор” (Plat., Protagor., 343а)” он приводит имена этих мудрецов и изречения.

“А что я говорю правду и лаконцы действительно отлично воспитаны в философии и искусстве слова, это вы можете узнать вот из чего: если бы кто захотел сблизиться с самым никчемным из лаконцев, то, на первый взгляд, нашел бы его довольно слабым в речах, но вдруг, в любом месте речи, метнет он, словно могучий стрелок, какое-нибудь точное изречение, краткое и сжатое, и собеседник кажется перед ним малым ребенком. Вот поэтому-то кое-кто из нынешних, да и из древних, догадались, что подражать лаконцам – это значит гораздо более любить мудрость, чем телесные упражнения; они поняли, что уменье произносить такие изречения свойственно человеку в совершенстве образованному. К таким людям принадлежали и Фалес Милетский, и Питтак Митиленский, и Биант из Приены, и наш Солон, и Клеобул Линдский, и Мисон Хенейский, а седьмым между ними считается лаконец Хилон. Все они были ревнителями, любителями и последователями лаконского воспитания; и всякий может усвоить их мудрость, раз она такова, что выражена каждым из них в кратких и достопамятных изречениях. Сойдясь вместе, они посвятили их как начаток мудрости Аполлону, в его храме, в Дельфах, написавши то, что все прославляют: “Познай самого себя” и “Ничего сверх меры”.

Но ради чего я это говорю? А ради того, что таков был у древних способ философствовать: лаконское немногословие. Между некоторыми лаконцами имело хождение и это восхваляемое мудрецами изречение Питтака: “Трудно быть добрым”.”

Итак, у нас есть список из семи мудрецов:Фалес из МилетаПиттак из МитиленыБиант из ПриеныСолон из АфинКлеобул из ЛиндаМисон из Хенеи

Хилон из Спарты

Автор анонимной эпиграммы Палатинской антологии (IX 366) (можно посмотреть у Гаспарова в “Занимательной Греции”) предлагает другой набор имен:

Семь мудрецов называю: их родину, имя, реченье.

«Мера важнее всего!» — Клеобул говаривал Линдский; В Спарте — «Познай себя самого!» — проповедовал Хилон; Сдерживать гнев увещал Периандр, уроженец Коринфа; «Лишку ни в чем», — поговорка была митиленца Питтака; «Жизни конец наблюдай», — повторялось Солоном Афинским; «Худших везде большинство», — говорилось Биантом Приенским;

«Ни за кого не ручайся», — Фалеса Милетского слово.

Здесь приведен перевод Л. Блуменау, поэтому, возможно, вы не узнали некоторые из изречений. Например, у Солона возможны варианты “Помни о смерти”, “Главное в жизни – конец”, у Питтака – “Ни в чем излишества”, у Бианта – “В многолюдстве нет добра”.

Вернемся к списку, добавим Периандра из Коринфа, и вот их – мудрецов – уже 8.

У Плутарха в “Пире семи мудрецов” место Периандра (в сочинении он выполняет роль хозяина пира) в “семерке” занимает сын скифского царя Гнура Анахарсис.

8 + скиф = 9.

Диоген Лаэрций (1.13) добавляет еще нескольких:

“Мудрецами почитались следующие мужи: Фалес, Солон, Периандр, Клеобул, Хилон, Биант, Питтак; к ним причисляют также Анахарсиса Скифского, Мисона Хенейского, Ферекида Сиросского, Эпименида Критского, а некоторые и тирана Писистрата. Вот кто были мудрецы.”

Продолжаем список:

Ферекид СиросскийЭпименид Критский

Писистрат Афинский

Выходит: 12.

То, что осталось от храма Аполлона в Дельфах

Так сколько ж их было? – спросите вы.

Диоген Лаэрций тоже задумывался (I. 40) над этим вопросом и ниже в своем сочинении попытался свести воедино то, что знал об этих мудрецах.

“А обо всех семи мудрецах – именно здесь уместнее всего упомянуть о них – имеются вот какие известия. Дамон Киренский в сочинении “О философах” обличает всех, но этих семерых в особенности. Анаксимен сообщает, что все они занимались и стихотворством. Дикеарх полагает, что они не были ни мудрецами, ни философами, а просто умными людьми и законодателями. Архетим Сиракузский записал их беседу у Кипсела, при которой ему самому случилось быть; Эфор говорит о беседе у Креза, при которой не было, однако, Фалеса; а некоторые относят эту встречу к Всеионийскому празднику, или в Коринф, или в Дельфы. Высказывания их также передаются разноречиво и приписываются разным по-разному, например: Лакедемонский Хилон промолвил мудрое слово:
“Лишку – ни в чем!” Хорошо то, что блюдет свой предел. Спорят даже о том, сколько их было. Так, Меандрий вместо Клеобула и Мисона включает в перечень Леофанта Лебедосского (или Эфесского), сына Горгия, а также Эпименида Критского; Платон в “Протагоре” включает Мисона вместо Периандра; Эфор – Анахарсиса вместо Мисона; иные добавляют еще и Пифагора. Дикеарх сообщает, что нет разногласий только о четверых – это Фалес, Биант, Питтак, Солон; а троих оставшихся нужно выбрать из шестерых, перечисляемых далее, – это Аристодем, Памфил, Хилон Лакедемонский, Клеобул, Анахарсис, Периандр; кое-кто добавляет еще Акусилая Аргосского, сына Каба или Скабра. Наконец, Гермипп в книге “О мудрецах” называет семнадцать человек, из которых по-разному выбирают семерых: это Солон, Фалес, Питтак, Биант, Хилон, Мисон, Клеобул, Периандр, Анахарсис, Акусилай, Эпименид, Леофант, Ферекид, Аристодем, Пифагор, Лас Гермионский, сын Хармантида или Сисимбрина (или Хабрина, как пишет Аристоксен), и Анаксагор. А у Гиппобота в “Перечне философов” перечисляются: Орфей, Лин, Солон, Периандр, Анахарсис, Клеобул, Мисон, Фалес, Биант, Питтак, Эпихарм, Пифагор.”

Увеличиваем наш список:

Леофант Лебедосский (или Эфесский)ПифагорАристодемПамфилАкусилай АргосскийЛеофантЛас ГермионскийАнаксагорЛин

Эпихарм

Итого – 22 человека. Из них, как справедливо замечено, только 4 – Фалес, Биант, Питтак и Солон – незыблемо фигурировали во всех списках.

“Позднее систематизирующий ум греков сложил даже канон семи мудрецов, состав которого весьма примечателен. Платон относил к числу семи мудрецов Фалеса Милетского, Бианта Приенского, Питтака Митиленского, Солона из Афин, Хилона из Спарты, Клеобула Линдского и Мисона Хенейского (Plat., Protagor., p.343а). Диоген Лаэртский указывает на те же, в общем, имена, только вместо Мисона называет коринфского тирана Периандра (Diog. Laert., praef., 13). Иногда же в канон семи мудрецов, согласно свидетельству того же Диогена, включали и другого тирана – афинянина Писистрата (Diog. Laert., loc. cit.). Во всяком случае показательно присутствие в ряду важнейших представителей развивавшейся рациональной мысли тех, кто, подобно Питтаку и Солону, одновременно прославился и на поприще государственного строительства. Наконец, замечательно и то, что почти всегда, начиная дело, эти ранние устроители припадали к старинному авторитету, ставшему в это время, благодаря своей древней мудрости, своего рода координатором всех важных начинаний, – к оракулу Аполлона в Дельфах.”

Фролов Э.Д. “Парадоксы истории – парадоксы античности”

И правда, почему Дельфы?

“Идеология Дельф связывает прежде всего с теми силами греческого общества, в деятельности которых находила выражение легалистская тенденция эпохи. Эти силы, как правило, ассоциируются с фигурами семи мудрецов, пользовавшихся, как полагают, идейной поддержкой дельфийского жречества, а для второй половины VI в. – с антитиранической Спартой.Однако тезис об идейной близости позиций дельфийского жречества и семи мудрецов практически ничем не подтверждается. Мудрость, которая традиционно вкладывалась в уста семи, имеет чисто профанный, фольклорный характер и вряд ли могла быть инспирирована жречеством. Как известно, это пословицы, возведенные в какой-то исторический момент к авторитету Аполлона. Сам канон мудрецов первоначально, скорее всего, не был связан с Дельфами – первое сближение Дельф и семи мудрецов отмечается лишь в платоновском “Протагоре” (343b). Мнение о якобы имевшем место агоне мудрецов на играх в честь Аполлона восходит к истории с дельфийским треножником, сочиненной в эллинистическую эпоху (Diog. Laert. I. 27 sq.). Историчность этого агона не находит подтверждения в источниках. Скорее всего, он представляет собой реминисценцию фольклорных состязаний в мудрости.Должно быть фольклорная традиция первоначально собирала греческих мудрецов при дворе Креза. Так, уже Геродоту известны рассказы о беседах восточного владыки с Солоном (I. 29 sqq.), Биантом из Приены (по другой версии с митиленским Питтаком, I. 27) и Фалесом (I. 75). Роль гостеприимного хозяина мог выполнять могущественный греческий тиран: хорошо известна традиция о Периандре как одном из семи; но существовали также рассказы об их встречах у Кипсела. Предположительно именно таким образом в канон мудрецов попал Писистрат (Diog. Laert. I. 13; cf. Aristoxenos Fr. 130 Wehrii), которого аттический фольклор наделял чертами идеального правителя (Arist. Ath. Pol. XVI. 7-8). Наконец, легендарным местом встречи, мудрецов могло быть святилище – Дельфы или Панионий. Таким образом, об устойчивой ассоциации образа семи с оракулом Аполлона раньше первой половины IV в. говорить вряд ли возможно.Вызывает сомнение и попытка представить этих деятелей выразителями единого духовного движения, находящегося в оппозиции к тирании. Во-первых, как мы видели, среди них прочное место занимает по крайней мере один тиран – Периандр. Образ коринфского тирана-мудреца и морализатора был широко известен. Он встречается уже у Геродота (III. 53; V. 95). Лишь Платон, сообразуясь с требованиями создаваемого им самим лаконского мифа исключает коринфского тирана из круга семи (Prot. 343a), но эта версия не находит развития даже в среде, близкой к Академии. Для Аристотеля Периандр – mhte adikoV mhte ubristhV (Arist. Fr. 611. 20 Rose; cf. Diog. Laert. I. 99). Помимо этого нам известно, что постоянный участник дельфийского канона Фалес был близким другом милетского тирана Фрасибула (Diog. Laert. I. 27). Во-вторых, инвективы против тирании как отступления от отеческой традиции надежно приписываются только одному из них – Солону (fr. 32 West, где тирания ассоциируется с жестоким насилием – bihV ameilicou). Но вспомним, что они были общим местом как дидактической элегии (например, Thegn. 1181), так и обличительных ямбов с самого раннего времени (Семонид Аморгский, fr. 7 West v. 63- 70) и являются приметой данных поэтических жанров не в меньшей степени, чем возможным выражением идейной или политической позиции. Наконец, этот тезис подтверждает и тот факт, что другого постоянного представителя этого круга, митиленского эсимнета Питтака, оппозиция пыталась дискредитировать как тирана (Ale., fr. 348 Voigt: estasanto turannon; cf. Arist. Pol. 1285a 30). Возможно, антитиранизм и лаконизм семи мудрецов окончательно закрепился в риторике IV в. – тогда же, когда они стали воплощать идеал пайдейи. Вместе с тем и Дельфы приобрели репутацию поборника мудрости и ненавистника тирании. Во всяком случае у Платона мы имеем дело уже с такой картиной.Итак, дельфийская “идеология”, равно как и “идеология” семи мудрецов, представляет собой скорее литературное, нежели историческое явление, а тезис о жреческой пропаганде наталкивается на полное молчание традиции.”

Макаров И.А. “Тирания и Дельфы в рамках политической истории Греции второй половины VII-VI в. до н.э.”

Приобщимся же и мы к мудрости древних.

“Изречения Семи мудрецов” [из собрания] Деметрия Фалерского” // Фрагменты ранних греческих философов. М.:”Наука”, 1989. Часть 1.

1. Клеобул, сын Эвагра из Линда, изрек: 1. Мера лучше всего. 2. Отца надо уважать. 3. Будь здоров и телом и душой. 4. Будь любослух, а не многослов. 5. [Лучше быть] ученым, чем неучем. 6. Будь одержан на язык. 7. Добродетели — свой, пороку — чужой. 8.

К несправедливости питай ненависть, благочестие блюди. 9. Согражданам советуй наилучшее. 10. Удовольствие обуздывай. 11. Силой не делай ничего. 12. Детей воспитывай. 13. Удаче молись. 14. Ссоры замиряй. 15. Врага народа считай супостатом. 16.

С женой не бранись и не любезничай при чужих: первое — признак глупости, второе — сумасбродства. 17. За вином слуг не наказывай, не то решат, что ты бесчинствуешь во хмелю. 18. Бери жену из ровни, ибо, если возьмешь из тех, кто знатней тебя, приобретешь не родственников, а господ. 19.

Насмешкам остряка не смейся, не то будешь ненавистен тем, на кого они направлены. 20. В достатке на заносись, в нужде не уничижайся.

2. Солон, сын Эксекестида, афинянин, изрек: 1. Ничего слишком. 2. В судьи не садись, а не то будешь врагом уличенному. 3. Избегай удовольствия, рождающего страдание. 4. Добропорядочность (kalokagatia) нрава соблюдай вернее клятвы. 5.

Скрепляй олова печатью молчания, а молчание — печатью подходящего момента (kairos). 6. Не лги, но говори правду. 7. Радей о честном. 8. Родители всегда правы [доел.: “не говори более справедливого, чем родители”]. 9. Не спеши приобретать друзей, а приобретенных не спеши отвергнуть. 10.

Научившись подчиняться, научишься управлять. 11. Требуя, чтобы ответственность несли другие, неси ее и сам. 12. Согражданам советуй не самое приятное, а самое полезное. 13. Не будь дерзким. 14. Не якшайся о дурными. 15. Почитай богов. 16. Уважай друзей. 17. Чего видел, того не говори. 18.

Знаешь — так молчи. 19. К своим будь кроток. 20. О тайном догадывайся по явному.

3. Хилон, сын Дамагета, лакедемонянин, изрек: 1. Знай себя. 2. Выпивая, не болтай: промахнешься. 3. Не грози свободным: нет на то права. 4. Не хули ближних, а не то услышишь такое, от чего огорчишься. 5. На обеды друзей ходи медленно, на беды — быстро. 6. Свадьбу устраивай дешевую. 7.

Покойного величай. 8. Старшего уважай. 9. К тому, кто суется в чужие дела, питай ненависть. 10. Предпочитай убыток позорной прибыли: первое огорчит один раз, второе [будет огорчать] всегда. 11. Над подавшим в беду не смейся. 12.

Если у тебя крутой нрав, проявляй спокойствие, чтобы тебя скорее уважали, чем боялись. 13. Будь защитником своей семьи. 14. Язык твой пусть не обгоняет ума. 15. Обуздывай гнев. 16. Не желай невозможного. 17. В пути не торопись. 18. И не махай рукой, ибо это от безумия. 19. Повинуйся законам. 20.

Если тебе причинили ущерб — примирись, если оскорбили — отомсти.

4. Фалес, сын Эксамия, милетец, изрек: 1. Где порука, там беда. 2. Помни о присутствующих и отсутствующих друзьях. 3. Не красуйся наружностью, а будь прекрасен делами. 4. Не обогащайся нечестным путем. 5. Пусть молва не ссорит тебя о теми, кто пользуется твоим доверием. 6.

Не стесняйся льстить родителям. 7. Не перенимай от отца дурного. 8. Какие услуги окажешь родителям, такие и сам ожидай в старости от детей. 9. [Что] трудно [?] — познать самого себя. 10. [Что] самое приятное [?] — достичь того, чего желаешь. 11. [Что] утомительно [?] — праздность.

12 [Что] вредно [?] — невоздержанность. 13. [Что] невыносимо [?] — невоспитанность. 14. Учи и учись лучшему. 15. Праздным не будь, даже если он богат. 16. Плохое прячь в доме. 17. Лучше вызывай зависть, чем жалость. 18. Блюди меру. 19. Не верь всем подряд. 20.

Находясь у власти, управляй самим собой.

5. Питтак, сын Гирраса, лесбосец, изрек: 1. Знай меру. 2. О том, что намерен делать, не рассказывай: не выйдет — засмеют. 3. Полагайся на друзей.4. Что возмущает тебя в ближнем, того не делай сам. 5. Горемыку не брани: на то есть гнев богов. 6. Доверенный тебе залог отдай. 7. Если ближние причинили тебе маленький убыток — стерпи. 8.

Друга не хули и врага не хвали: нерасчетливо это. 9. [Что] страшно узнать [?] — будущее, [что] безопасно [?] — прошлое. 10. [Что] надежно [?] — земля, [что] ненадежно [?] — море. 11. [Что] ненасытно [?] — корыстолюбие. 12. Владей своим. 13.

Лелей благочестие, воспитание, самообладание, рассудок, правдивость, верность, опытность, ловкость, товарищество, прилежание, хозяйственность, мастерство.

6. Биант, сын Тевтама, приенец, изрек: 1. Большинство людей дурны. 2. Надо посмотреть на себя в зеркало, сказал он, и если выглядишь прекрасным — поступай прекрасно, а если безобразным — то исправляй природный недостаток добропорядочностью. 3. Берись [за дело] не спеша, а начатое доводи до конца. 4. Не болтай: промахнешься — пожалеешь. 5.

Не будь ни дурнем, ни злыднем. 6. Безрассудства не одобряй. 7. Рассудительность — люби. 8. О богах говори, что они существуют. 9. Соображай, что делаешь. 10. Слушай побольше. 11. Говори к месту. 12. В бедности богатых не кори, если только не очень задолжал. 13. Недостойного человека за богатство не хвали. 14. Бери убеждением, а не силой. 15.

Причиной любой удачи считай богов, а не себя. 16. Приобретай: в молодости — благополучие, в старости — мудрость. 17.

Приобретешь: делом — память [о себе], надлежащей мерой — осторожность, характером — благородство, трудом — терпение, страхом — благочестие, богатством — дружбу, словом — убеждение, молчанием — чинность, решением — справедливость, дерзанием — мужество, деянием — власть, славой — верховенство.

7. Периандр, сын Кипсела, коринфянин, изрек: 1. Прилежание — все. 2 [Что] прекрасно [?] — спокойствие. 3. [Что] опасно [?] — опрометчивость. 4—5. Бесчестная прибыль обличает натуру. 6. Демократия лучше тирании. 7. Удовольствия смертны, добродетели бессмертны. 8. В удаче будь умерен, в беде — рассудителен. 9. Лучше умереть в скупости, чем жить в нужде 10.

Сделайся достойным своих родителей. 11. При жизни будь хвалим, после смерти благословим. 12. С друзьями будь одним и тем же и в удаче и в беде. 13. Дал слово — держи: нарушить — подло. 14. Тайны не разглашай. 15. Бранись с таким расчетом, чтобы скоро стать другом. 16. Люби законы старые, а яства свежие. 17. Не только наказывай прегрешающих, но и останавливай намеревающихся.

18.

Неудачи скрывай, чтобы не радовать врагов.

То, что осталось от храма Аполлона в Дельфах

На закуску – история о треножнике.

“Рассказывают, что мудрецы эти сошлись однажды в Дельфах, а потом в Коринфе, где Периандр устроил какое-то пиршество. Но еще больше уважения и славы доставила им история с треножником, который обошел их всех, как по кругу, и который они уступали друг другу с благожелательным соревнованием. Косские рыбаки (так гласит молва) закидывали сеть, и приезжие из Милета купили улов, еще не зная, каков он будет. Оказалось, что они вытащили треножник, который, по преданию, Елена, плывя из Трои, бросила тут, вспомнив какое-то старинное предсказание оракула. Из-за треножника сперва начался спор между приезжими и рыбаками; потом города вмешались в эту ссору, дошедшую до войны; наконец, пифия повелела обеим сторонам отдать треножник мудрейшему. Сперва его послали к Фалесу в Милет: жители Коса добровольно дарили ему одному то, из-за чего они вели войну со всеми милетянами. Фалес объявил, что Биант ученее его, и треножник пришел к нему; от него он был послан еще к другому, как к более мудрому. Потом, совершая круг и пересылаемый от одного к другому, треножник вторично пришел к Фалесу. В конце концов он был привезен из Милета в Фивы и посвящен Аполлону Йеменскому. Но Феофраст говорит, что треножник сперва послали в Приену к Бианту, а потом Биант отослал его в Милет к Фалесу; так обойдя всех, он вернулся к Бианту и, наконец, уже был отправлен в Дельфы. Последняя версия более распространена; только одни говорят, что подарок этот был не треножник, а чаша, посланная Крезом, а другие, — что кубок, оставшийся после Бафикла.” (Плутарх. Солон, 4).

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5c1781ffca54dd00abe7bac8/5d04a1e92ec4b60e6db4dad5

Первые греческие мудрецы – философы (Эпоха «семи мудрецов»). Этика и физика (учения о природе)

Глава 1. ПЕРВЫЕ ГРЕЧЕСКИЕ МУДРЕЦЫ-ФИЛОСОФЫ

ГОУ ВПО 
«Сургутский Государственный Университет»

Доклад на тему:

«Первые греческие мудрецы – философы (Эпоха «семи мудрецов»).                     Этика и физика (учения о природе)»

Выполнил: студент 1 курса      

                                                                                                              Факультета управления        

                                                                                                              Литвинова Ольга 

                                                                                                              Аркадьевна 
                                                                                          

                                                                                                              Преподаватель:           

                                                                                                              Исаев А.А.

                                                          Сургут  2011

Семь мудрецов.

О первых древнегреческих мудрецах известно очень мало. Точных сведений почти нет. В литературе о ранней древнегреческой философии все свидетельства, как правило, приводятся с оговорками.      

“Семь мудрецов” сыграли большую роль в подготовке античной философии .Слова “семь мудрецов” ставят в кавычки, потому что этих мудрецов было больше; существовали различные списки мудрецов, но в каждом списке их было обязательно семь.

Это говорит, о том, что здесь проявлялась характерная для пред-филосфского сознания магия чисел, которую мы находим и у Гесиода, поэтому его поэма называлась “Труды и дни”, ибо в конце поэмы Гесиод рассказывает о том, какие дни месяца благоприятны или неблагоприятны для тех или иных дел.

   

Разные источники определяют состав “семи мудрецов” неоднозначно. Самый ранний из дошедших до нас списков принадлежит Платону. Это уже 4 в. до н. э.

В диалоге Платона “Протагор” о мудрецах сказано: “К таким людям принадлежали и Фалес Милотский, и Питтак Митиленский, и Биант из Приены, и наш Солон, и Клеобул Линдийский, и Мисон Хенейский, а седьмым между ними считался лаконец Хилон”. Позднее у Диогена Лаэрция место малоизвестного Мисона с большим на то правом занимает Периандр – коринфский тиран.

Полагают, что Платон вывел Периаидра из состава “семи” из-за своей ненависти к тирании и тиранам. Были и другие списки. Но во всех семерках иеизменно присутствовало четыре имени: Фалес, Солон, Биант и Питтак. Другими античными авторами в этот список включались Акусилай, Анаксагор, Анахарсис, Ариотодем, Лас, Леофант, Лин, Орфей, Памфил, Периандр, Пифагор, Ферекид, Эпименид, Эпихарм, Эфор.

 Со временем имена мудрецов были окружены легендами. Например, Плутарх в своем произведении “Пир семи мудрецов” описал явно вымышленную их встречу в Коринфе у Периандра. 

По легенде, известной  Платону (“Протагор” 343а), “семь мудрецов”, сойдясь вместе, посвятили Аполлону Дельфийскому в качестве начатков мудрости” свои изречения (в т. ч. “Познай самого себя”), высеченные с тех пор на колонне Дельфийского храма (год, в который, согласно Деметрию Фалерскому, “семеро были названы мудрецами”, 582/1 до н. э.

совпадает с датой реорганизации Пифийских игр в честь Аполлона в Дедьфах). Позднее “встреча” и фиктивные беседы “семи мудрецов” усваиваются жанром философского симпосия (“Пир семи мудрецов” Плутарха). Большинство высказываний семи мудрецов посвящены некоторым нравственным предписаниям.

Собирание и комментирование гном “семи мудрецов” остается популярным от эллинистической до византийской эпох.В качестве примера можно привести развитие темы меры. Практически у каждого мыслителя встречается такая мысль, что мера лучше всего. Клеобул: “мера лучше всего”, Солон: “ничего — слишком”, Питтак: “знай меру” и т.д.

Это основное направление их мудрости — открытие гармонии в мире и человеке. Множество гномов выражают просто некие этические мысли, например: “Отца нужно уважать”, “Лучше быть ученым, чем неученым”, “Будь сдержан на язык”, “К несправедливости питай ненависть”, “Благочестие блюди” и т.д. Однако среди всех высказываний семи мудрецов следует выделить несколько.

Во-первых, максима, о которой говорит Хилон, а также Фалес, и которая была выбита над входом в дельфийский оракул: “Познай самого себя”. Эту фразу Сократ считал самой мудрой и избрал девизом своей собственной философии. Это уже не просто фраза, но девиз познания, самопознания, то, что стало целью и методом дальнейшей философии.

И еще одну мысль Солона я бы выделил: “О тайном догадывайся по явному”. Здесь выражается принцип дальнейшего научного познания. Причинность надо искать не среди явлений, а за явлениями надо искать скрытую причину, о которой можно судить по этому явлению.

Время деятельности “семи мудрецов” – конец 7 и начало 6 в. до н. э. Это конец четвертого (после Эгейского неолита, Критской и Микеиской Греции и “гомеровской” Греции) периода в истории Эгейского мира – периода архаической Греции (8 – 7 вв. до н. э.) и начало пятого периода. В 6 в. до н. э.  

Мудрость “семи мудрецов” нельзя отнести ни к науке, ни к мифологии.

Здесь, по-видимому, проявился третий духовный источник философии, а именно – обыденное сознание, в особенности то, которое достигает уровня житейской мудрости и которое проявляется в пословицах и поговорках, поднимающихся иногда до большой обобщенности и глубины в понимании человека и его социальности. Этим, как помним, особенно отличалась китайская предфилософия и даже философия. Но то, что для Китая было судьбой, то для Эллалы было лишь эпизодом. Конечно, возможна историко-сравнительная тема “Конфуций и “семь мудрецов”, но развить ее можно только в общем контексте древнекитайской и древнеиндийской предфилософии и философии. В отличие от древнекитайской и древнеиндийской, древнегреческая философия возникла не как этика, а как натурфилософия, а лучше сказать, “физикофилософия”. 

  

Со временем начинают складываться первые еще очень наивные, но все же немифологические системы взглядов. Но на первых порах миру богов и героев противопоставляется осмысление обыденного сознания в афоризмах, в которых нет ничего от сверхъестественного мира. Это чисто житейская практическая мудрость, но достигшая своего атомарного обобщения в сжатых мудрых изречениях.  

Такие афоризмы, или гномы, имели форму всеобщности. Аристотель определяет “гному” как “высказывание общего характера”. Гномы пользовались большой известностью. Изречения “ничего сверх меры” и “познай самого себя” были даже высечены над входом в дельфийский храм Аполлона. Диоген Лаэрций сообщает, что имена “семи мудрецов” были официально провозглашены в Афинах при архонте Дамасии (582 г. до н.

э.).   

Три вида гном. В лице своих мудрецов античное мировоззренческое сознание обращается от мифологических теогоний к человеку. В гномах можно увидеть зарождение древнегреческой этики. Конечно, этика – это наука о нравственности, а не сама нравственность, но нравственное самосознание – это уже начало этики. Античная мифология не отличалась ни нравственным уровнем, ни морализированием.

В основе складывающихся этических норм лежал один важнейший принцип. Он был четко выражен уже Гесиодом: “Меру во всем соблюдай!” Поэтому зло было понято как безмерность, а благо – как умеренность. Нравственную безмерность греки называли “гюбрис” – наглость, нахальство, дерзость, грубость, глумление.

Отсюда такие гномы, как изречение Солона “Ничего сверх меры!” и изречение Клеобула “Мера – наилучшее”. В этом же роде и более конкретные изречения, например советы Бианта – “Говори к месту”, Хилона – “Не позволяй своему языку опережать твой разум”, Питтака – “Знай свое время” и т. д.

Все эти гномы служили проповеди гармонизации отношений между людьми путем их самоограничения. К этим гномам примыкала гномическая (назидательная) поэзия Фокилида Милетского, Феогнида Мегарского и других поэтов-моралистов. Среди них мы снова находим некоторых из “семи “мудрецов”.

Хилону приписано двести стихов, Питтаку – шестьсот и Клеобулу – три тысячи. Выдающимся поэтом был мудрец и законодатель Солон.   

Античная предфилософская лирическая поэзия сыграла свою роль в подготовке философии.

В лирике происходит пробуждение личного самосознания, тогда как в эпосе личность поглощена родом. Мифология – дело родового сознания, а философия – личного

Второй вид гном – это нечто большее, чем нравственные указания. Сюда прежде всего относится гнома “Познай самого себя!” Она имела не только нравственный, но и мировоззренческо-философский смысл, который, правда, был раскрыт лишь Сократом в 5 в. до и. э.   Третий вид гном – это гномы Фалеса. Фалес – первый во всем списках “семи”.

Он же первый древнегреческий, древнезападный философ.

Фалесу приписаны такие мудрые мировоззренческие изречения: “Больше всего пространство, потому что оно все в себе содержит”, “Быстрее всего ум, потому что он все обегает”, “Сильнее всего необходимость, ибо она имеет над всем власть”, “Мудрее всего время, потому что оно все открывает” и некоторые другие.

   

Имея в виду именно Фалеса, Маркс говорил о том, что “греческая философия начинается с “семи мудрецов”. Именно Фалес распространил ту форму всеобщности, которая была достигнута в гномах, на мировоззрение. В этом ему помогло и занятие науками. Фалес был не только первым среди мудрецов, но и первым античным ученым.

Фалесу приписывается несколько произведений, в числе которых “О началах”, “О солнцестоянии”, “О равноденствии”, “Морская астрология” или “Астрономия”.

Среди его философских положений выделяются два. И именно эти положения упоминаются у Аристотеля. Первое положение. Фалес сказал, что начало всех вещей — вода. Мы помним, что примерно похожее высказывание есть у Гомера, который говорил, что “Океан всему прародитель”. Однако, тем не менее, именно Фалеса мы считаем философом, а Гомера нет.

У Гомера Океан, вода как стихия, стоит у начала родословия богов, т.е. вода есть только генетическое начало мира. Фалес же считает, что вода есть начало онтологическое, т.е. тот элемент, та субстанция, которая лежит в основе всех вещей. Фалес первый сказал, что в основе всего лежит вода.

На основании этого обычно делается вывод , что Фалес в основе своей стихийный материалист.

Второе положение Фалеса — все полно богов. И доказательство этого Фалес находил в том, что магнит притягивает к себе железо. Таким образом, душа — это двигательное начало.

Она есть не только у живых, но и у вещей (такая концепция, приписывающая жизнь неживым предметам, называется гилозоизмом).

Поэтому одушевлена вся вселенная, так что, цитирует Фалеса Анахарсис у Плутарха, не стоит удивляться тому, что промыслом бога совершаются прекраснейшие дела. Бог — это ум космоса, и космос — прекраснее всего, ибо он — творение бога.

Источник: https://www.stud24.ru/philosophy/pervye-grecheskie-mudrecy--filosofy/345218-1042625-page1.html

Глава 1. ПЕРВЫЕ ГРЕЧЕСКИЕ МУДРЕЦЫ-ФИЛОСОФЫ

Глава 1. ПЕРВЫЕ ГРЕЧЕСКИЕ МУДРЕЦЫ-ФИЛОСОФЫ

РАЗДЕЛ II

Ранняя античная философская мысль: ее возникновение, становление, развитие

Еще до того, как возникла философия, грекам уже было хорошо известно, кто такие жрец, поэт, врач, законодатель. И “вдруг” появляется еще одна, незнакомая прежде социальная фигура — мудрец, в более поздней терминологии — философ. Но довольно быстро мудрецы, затем философы становятся заметными в системе древнегреческой культуры. К ним привыкают.

Привыкают и к их спорам, которые занимают все более важное место в жизни древнегреческого полиса. Более того, обнаруживается, что крупный греческий город без философских дискуссий немыслим. Читайте, скажем, диалог Платона «Протагор»: здесь описывается, как восприняли в Афинах приезд софиста Протагора.

Встреча людей, способных вступить в спор с известнейшим софистом и учителем мудрости, трактуется как важное интеллектуальное событие.

О первых древнегреческих мудрецах известно очень мало. Точных сведений здесь почти нет. В литературе о ранней древнегреческой философии все свидетельства, как правило, приводятся с оговорками.

В принципе принято начинать повествование о пред-философии с упоминания о семи греческих мудрецах и о первейшем из них — Фалеев Милетском.

Но скепсис относительно тех или иных утверждений, связанных с жизнью и деятельностью Фалеса, доходит до вопроса просто обескураживающего: а был ли Фалес? Некоторые авторы считают, что такого философа вообще не было.

Но и тогда, когда соглашаются с тем, что такой философ существовал, выдвигают несколько версий относительно времени жизни Фалеса Милетского. Тем не менее считается, что есть одна, по крайней мере, точная дата, связанная с его жизнью, — 585 г. до н.э.

, когда в Милете было солнечное затмение и когда, как утверждают, Фалес его предсказал. Если Фалес предсказал солнечное затмение, то он, скорее всего, уже был человеком зрелого возраста. Следовательно, VII-VI вв. до н. э. и есть приблизительно определенное время жизни Фалеса Милетского и, может быть, других древнегреческих мудрецов.

Спорно, что именно, какие идеи и утверждения могут быть приписаны — или не приписаны — Фалесу Милетскому. Не очень ясно, действительно ли именно он совершил те открытия или доказал те математические теоремы, которые связывают с его именем. Но, тем не

30 _ _ _ _ _ _

менее, почти нет споров о том, что в это время кто-то совершил такие открытия и представил данные доказательства.

Таким образом, мы можем воспользоваться тем, чего не отрицают даже скептики: в VII-VI вв. до н. э. кто-то и как-то подошел к предфилософии, задав древнегреческой культуре те изменения, те параметры, формы деятельности, которые впоследствии привели к возникновению философии в более точном смысле слова, к философии развитой и широко дифференцированной.

О Фалесе и других первых древнегреческих мудрецах разные философы часто высказывают прямо противоположные суждения.

Одни (скажем, Аристотель) говорят о Фалесе как о практичном человеке, который твердо стоял на земле и был весьма изобретательным в житейских делах (10; 107-108)*.

Другие авторы (Платон), напротив, считают Фалеса погруженным в отвлеченные рассуждения мыслителем, которого совершенно не интересовали практические дела.

Фигура Фалеса, как было сказано, поистине легендарна. Вокруг его имени такое количество всяких интерпретаций, что отделить историческую реальность от легенд невозможно. Но можно создать исторически и логически правдоподобный образ первого мыслителя — все равно, был ли это Фалес или какой-либо другой мудрец, — образ самой его деятельности.

Можно считать достоверными свидетельства, согласно которым Фалес был купцом, мореплавателем, строителем мостов, вообще человеком очень активным в различных областях древнегреческой практики.

Важно подчеркнуть: то была практика, уже требовавшая некоторых технических знаний, конечно, на их античном уровне. Знаний о кораблях и кораблевождении, об ориентировании кораблей в море, т.е. первых астрономических знаний.

Фалесу-инженеру приписывают также создание некоторых ирригационных приспособлений.

Есть немало исторических свидетельств об интересе Фалеса к государственным делам, об участии его, выражаясь современным языком, в “социальной экспертизе”. Так, Геродот сообщает о совете Фалеса согражданам-ионийцам “переселиться в Сардинию” и основать там ионийское государство (4; 105). Он же приписывает Фалесу сбывшееся предсказание о ходе войны между лидийцами и мидянами (5; 105).

Фалес дал, по свидетельству того же Геродота, политический совет ионийским городам-государствам — объединиться в более тесный союз. То был глубокий и истинно мудрый совет.

Не потому ли, что политическое единство стало настоятельной проблемой, первые греческие мудрецы так настойчиво проводят мысль о единстве мира? Они мыслят весь мир компактным, целостным.

Как видим, космическая, абстрактная философская мысль о единстве рождалась и подкреплялась социальной практикой.

* Здесь и далее фрагменты и свидетельства ранних греческих философов даются в переводе А.В. Лебедева по изданию: Фрагменты ранних греческих философов М., 1989. Ч. 1. (Номера фрагментов и страницы указаны в тексте.).

_

Речь уже шла о “семи мудрецах”, древнейших мыслителях Греции. Имя Фалеса в “списке” семи мудрецов повторяется чаще всего. Может быть, Фалес и был самым популярным, самым мудрым из них. Об этом есть немало легенд. Как утверждает Диоген Лаэртий (Лаэртский), рыбаки нашли в море треножник; милетцы решили отдать треножник самому мудрому.

Отдали Фалесу, тот передал другому мудрецу, другой — третьему. Но в конце концов треножник все-таки вернулся к Фалесу. По другим свидетельствам, мудрейшему из мудрейших эллинов предназначался кубок царя Креза, и по кругу вернулся он к Фалесу, что запечатлено в древних стихах: “…

и сколь мудр среди семи мудрецов Фалес в наблюдении звезд!” (1; 101-103).

То, что мудрецы еще не полностью отрываются от конкретного дела, придает в глазах греков их мудрости особый вес. Построить мост — дело вполне конкретное, ясное и осязаемое.

И греки, в массе своей люди практичные, ценившие эффект действия, реальную пользу знания, наверняка с сочувствием относились к человеку, умевшему постоять за себя, проявить сметку в трудных практических обстоятельствах.

Про-Фалеса передавали в древности и такую легенду (ее с большой охотой повторил Аристотель): „Рассказывают, что когда Фалеса, по причине его бедности, укоряли в бесполезности философии, то он, смекнув по наблюдению звезд о будущем [богатом] урожае маслин, еще зимой — благо у него было немного денег — раздал их в задаток за все маслодавильни в Милете и на Хиосе.

Нанял он их за бесценок, поскольку никто не давал больше, а когда пришла пора, и спрос на них внезапно возрос, то стал отдавать их внаем по своему усмотрению и, собрав много денег, показал, что философы при желании легко могут разбогатеть, да только это не то, о чем они заботятся. Вот каким образом, говорят, Фалес выказал свою мудрость” (10; 107).

Иначе пишет о Фалесе Платон: „Рассказывают, Феодор, что, наблюдая звезды и глядя наверх, Фалес упал в колодец, а какая-то фракиянка — хорошенькая и остроумная служанка — подняла его на смех: он, мол, желает знать то, что на небе, а того, что перед ним и под ногами, не замечает” (9; 107). Эта маленькая житейская картина толсе по-своему характерна для жизни античного общества.

Мифология и пред-философия

Бросается в глаза связь древнегреческой философии с мифологией. Сказанное относится не только к милетской школе, но и к более поздним философским учениям, например к философии пифагорейцев, элеатов, Платона.

Мифологическая форма внутренне спаяна именно с начальными этапами пред- и собственно философствования.

Мифология была первой попыткой абстрактного объяснения, ответа на вопрос: почему, в силу каких причин, под влиянием чего или из чего возникло все существующее? Иными словами, в древнегреческих мифологических или полумифологических текстах постепенно

32

накапливались сведения объективного характера и предпринимались первоначальные попытки объяснения мира. Так, Гесиод написал поэму «Теогония», что означает “происхождение богов”. Хорошо известны поэмы Гомера. В греческой литературе мощный пласт образует мифологическая поэзия, а это по существу своды опоэтизированных мифов.

Мифы прежде всего содержат житейские знания и исторические свидетельства. Но, например, в сочинениях Гесиода раскрываются мысли человека, который пытается осознать не только то, что он непосредственно наблюдает и переживает. Его, как и многих греков, волнуют весьма отвлеченные вопросы, на которые он сам не мог дать ответ, но которые уже не мог не поставить.

Например, вопрос: откуда возникли, как родились боги? Постановка этого вопроса уже не чисто религиозная. Так в пределах самой мифологии появляются мысли о генезисе богов. А они по существу перерастают в рассуждения о генезисе мира.

Таким образом, в поэмах Гесиода ставится проблема рождения мира из первоначального хаоса, рождения под знаком объединения противоположностей. Обращаясь к Музам, автор поэмы спрашивает:

Скажите, как родились вначале боги и земля,

Иреки, и беспредельное Море, бушующее волнами,

Исверкающие звезды, и широкое Небо — горе,

Икак распределили богатство, и как разделили почести,

Икак впервые заняли складчатый Олимп.

Об этом скажите мне, Музы, чьи жилища на Олимпе С самого начала, и скажите, что из них возникло первым.

(Теогония, 105; 110, 112)

Музы отвечают: „перво-наперво возник Хаос, из Хаоса родились 'широкогрудая' Гея (Земля) и 'туманный' Тартар, и Эрос ('прекраснейший среди бессмертных богов'); из Хаоса же родился Эреб (Мрак и Ночь)”.

Далее излагается подробнейшая версия поочередного возникновения богов, а заодно и природных явлений, стихий. Мифологическая история возникновения мира доводится до того состояния, когда возникшие боги начинают совершать те или иные поступки, “вмешиваться” в жизнь людей. Тут кончается поэма Гесиода.

Но в этом пункте — где боги уже “воздействуют” на людей — начинаются поэмы Гомера.

Для последующего возникновения философии существенно то, что

уже поставлен вопрос о рождении мира, небесных тел, земных и небесных стихий. Человек бросает взгляд на мир в целом, пытается представить себе и его рождение, и его единство.

Мифология уже создала несколько типических объяснительных конструкций. На некоторые общие структуры мифов и стало впрямую опираться первоначальное греческое философствование. Например, в древних мифах, в том числе, как мы убедились, у Гесиода, есть идея о первоначальном Хаосе, из которого возникает Земля и в какой-то

33

момент рождается Мировой океан. Идея о Мировом океане — коренная для мифологии. Во многих мифах, западных и восточных, тоже есть такая идейная конструкция: мир как бы рождается, появляется из еще более обширной водной стихии. Водная же стихия считается изначальной.

Правда, предполагается, что в более поздние времена от огромного Мирового океана остаются только какие-то его части. Но вода по-прежнему и навсегда считается первоистоком всего существующего.

Кто бы ни был Фалес, для его философии мифология дала почти готовую структуру, на которую мудрец опирается, но все же, перетолковывая ее, использует не чисто мифологическим образом.

И здесь самое время задаться вопросом: почему и в каком смысле философ уже не является создателем и потребителем мифа, хотя он, как и всякий грек, в своей повседневной жизни окружен мифологией; более того, во многом в языке, образах, способах мышления — не свободен от мифологии? Миф объясняет данное событие в природе волей божества.

Причина как бы “выводится” за пределы самой природы — перемещается в иную, занебесную область, вверяется богам. Неверно было бы преуменьшать значение такого хода мыслей и для философии. Ведь “отделение” причин от вещей — процедура мысли, которая пролагает путь более абстрактному осмыслению истоков, первоначал, т.е. пролагает путь философии и науке.

Но от такого религиозного (теологического в широком смысле, т.е. сводящего причины к воле, промыслу Бога) объяснения философия обязательно должна отталкиваться, уходить. Ведь “отрываться” от богов, как бы “усыплять” их наблюдение и попечительство за отдельным человеком для мифологически ориентированного грека было поначалу просто невозможно.

Об этом красноречиво повествует Гомер (Илиада, XIV; 245) устами божества, “ответственного” за сон, усыпление:

Кого-нибудь другого из вечносущих богов Я бы легко усыпил, будь это даже потоки реки Океана, который всем — прародитель…

Но к Зевсу, Кронову сыну, я не смею приблизиться, Ни усыпить его — разве только он сам велит.

Философия как раз и начала свое обращение к самой природе прежде всего с “потоков реки Океана”, где все же было легче “усыпить” божества. Для древнего мира это было делом чрезвычайно трудным. Серьезный шаг вперед, который делает она в своем процессе освобождения от мифологии, заключается в возвращении самой природе причины того, что в ней, в природе и с нею, с природой происходит.

Мифология, как уже говорилось, фактически поставила интереснейшие вопросы: из чего все рождается и во что все разрешается? Чем все существующее управляется? Где первооснова всего? Философия же, в определенном смысле заимствовав сами вопросы у мифологии, религии, сформулировала их в более “чистой” форме. Самое же существенное — она стала отвечать на более “чистые” вопросы с помощью

2 История философии, кн. 1

Источник: https://studfile.net/preview/5997939/page:5/

7 мудрецов Древней Греции. Философия в мемах

Глава 1. ПЕРВЫЕ ГРЕЧЕСКИЕ МУДРЕЦЫ-ФИЛОСОФЫ

Мстители? У нас есть нечто покруче.

«7 мудрецов» — выражение, обозначающее особо «мудрых» древнегреческих политиков, философов, общественных деятелей конца VII и начала VI века до нашей эры.

«Мудрость» в те времена определялась гномами. Нет, не этими, которые с топорами и в шлемах. Но тоже небольшими.

Гномы — это такие короткие и емкие высказывания. Например, «Лучше всего – соблюдать меру» или «Нужно слушать, но не подслушивать». 7 мудрецов — люди, чьи гномы считались наиболее значимыми. И те, с кого началась философия в этом нашем бренном мире.

А пока она еще не появилась, люди пытались осознать реальность с помощью гном. Сейчас они кажутся нам банальными и скучными, но тогда это было откровение.

Например, некоторые из них даже высекли у дельфийского храма Аполлона — «Познай самого себя» и «Ничего сверх меры». Такие цитаты из пацанских пабликов, но возрастом в 2700 лет.

Ирония «семи мудрецов» в том, что общепризнанными мудрецами являются только четверо, а остальные меняются в зависимости от источника. Самая известная версия «мудрецов» (и та, которую мы возьмем за основу) — от Платона в его диалоге «Протагор».

Фалес

Первый философ на Западе вообще. Основоположник греческой философии и науки, математик, основатель первой в Древней Греции научно-философской школы: милетской. Во всех списках «мудрецов» он всегда стоит на первом месте.

Считается, что он:

  • ввел календарь с двенадцатью месяцами по тридцать дней в каждом;
  • утверждал, что Земля плавает на воде и находится в центре Вселенной, а звезды состоят из земли, но только раскалены;
  • утверждал, что существует некое вещество, из которого возникло все остальное в мире, и это вещество – вода.

Мысль Фалеса о том, что все состоит из воды стала дико важной: никто до него не думал, что все на свете может состоять из чего-то материального. Многие ученые дальше развивали и меняли эту мысль.

Гномы Фалеса:

  • «Больше всего пространство, потому что оно все в себе содержит».
  • «Быстрее всего ум, потому что он все обегает».
  • «Сильнее всего необходимость, ибо она имеет над всем власть».
  • «Мудрее всего время, потому что оно все открывает».

Солон

Политик и первый афинский поэт. Поэзия тогда была полезна и в политике.

Однажды, притворившись сумасшедшим, Солон прочел стихи на городской площади и призывал афинян воевать за остров Саламин.

Почему притворялся сумасшедшим? Потому что те же афиняне запретили призывать к войне за остров. За нарушение — смертная казнь, но что возьмешь с умалишенного.

В итоге, войну продолжила часть войск во главе с Солоном, остров захватили, а граждане полюбили его за такой поступок.

Полюбили настолько, что избрали архонтом-эпонимом — главным лицом Афин.

Гномы Солона:

  • «Ничего сверх меры!»
  • «Наблюдай конец жизни».
  • «О тайном догадывайся по явному».

Биант

Мудрец, информация о нем мало. Работал судьей.

Когда осаждали город, в котором жил Биант, он решил обхитрить врага. Отправил два самых откормленных мула, которые тащили повозку с, казалось, большой кучей зерна.

На самом деле зерно было только на поверхности, а внутри кучи — песок. Животные дошли до вражеского лагеря, командующий увидел их и отменил осаду.

Он посчитал, что город слишком хорошо обеспечен продовольствием и осаждать его нет смысла.

В другой раз город все же захватили, и Бианту пришлось бежать. Только если все шли со всем своим имуществом, у мудреца не было с собой ничего. На справедливый вопрос «почему?» он ответил: «Все свое ношу с собой».

Гномы Бианта:

  • «Большинство — зло».
  • «Все свое ношу с собой».
  • «Не силой бери, а убеждением».

Питтак

Политик. Сначала боролся против тирании вместе с поэтом Алкеем и его знатным семейством. Сначала они свергли первого тирана, а со вторым вышли проблемы — Питтак перешел на его сторону.

Питтаку не повезло с тем, что его бывший союзник Алкей — поэт, который мог отыграться на нем в своих стихах. Вот лишь часть прозвищ, которыми Алкей называл Питтака в своих стихах:

  • «прыщ» (за тщеславность)
  • «темноед» (за то, что в жилище Питтака не было даже светильника)
  • «пузан» (за телосложение)
  • «плосконогий» (за плоскостопие)
  • «распустёха» (за отсутствие богатых одежд на Питтаке)

Все закончилось тем, что Питтака избрали эсимнетом — по сути, главой государства. И он, продолжая традиции, боролся против влияния знатных семейств. Делал это успешно, сводя к минимуму их влияние, и части семейств пришлось покинуть город.

Алкей же, став лидером аристократов, попытался захватить город военной силой. Не получилось. Правда, Питтак не стал наказывать Алкея за это и просто отпустил.

Гномы Питтака:

  • «С неизбежностью не спорят даже боги».
  • «Дело умных — предвидеть беду, пока она не пришла; дело храбрых — управляться с бедой, когда она пришла».
  • «Лучше простить, чем раскаяться».

Клеобул

Правитель, информации мало. Построил у себя в городе водопровод, который потом не менялся тысячу лет, и любил составлять загадки.

Одна из них дошла до наших дней: «Есть на свете отец, двенадцать сынов ему служат. Каждый из них родил дочерей два раза по тридцать. Черные сестры и белые сестры, друг с другом не схожи. Все умирают одна за одной, и все же бессмертны».

Гномы Клеобула:

  • «Лучше всего — соблюдать меру».
  • «Нужно слушать, но не подслушивать».
  • «В счастье не следует быть чрезмерно самоуверенным, а в беде не следует терять уверенности».

Мисон

Великим мудрецом его считает только Платон, так уж вышло. Отец его был тираном, а сам Мисон жил тихо-мирно в своей деревушке.

Гномы Мисона:

«Надо исследовать не дела по словам, а слова по делам, ибо не дела решаются ради слов, а слова — ради дел»

Хилон

Тоже причисляется к мудрецам только у Платона.

Политик, мудрец и поэт из Спарты. Любил спорить с Питтаком и Солоном. По легенде, разорвал дружеские отношения с Солоном, после того как тот предположил, что законы могут меняться.

Гномы Хилона:

  • «Познай себя»
  • «За порукой – расплата»
  • «Береги себя сам»
  • «Обуздай гнев»

Источник: https://svobody.pl/posts/7-mudretsov-drevney-gretsii-filosofiya-v-memakh

Греческие мудрецы

Глава 1. ПЕРВЫЕ ГРЕЧЕСКИЕ МУДРЕЦЫ-ФИЛОСОФЫ

Философия — слово греческого происхождения, означающее «любовь к мудрости». Ее появление связано с кризисом религиозно-мифологических представлений о мире. Не доверяя традиционным авторитетам, первые философы стремились дать рациональное объяснение явлениям, которым прежде приписывали божественное происхождение.

Главным предметом их изучения природа. Используя логику и объясняя неизвестное через известное, философы пытались понять основные принципы мироустройства. Таким образом, философия создавала новую картину мира, основанную на наблюдении и доказательствах. Это позволяет видеть в ней предшественницу современной науки.

Ионийская философия

Первые ученые-философы были выходцами из Ионии на западе Малой Азии, где в VI в. до н. э. возникла школа ионийской натурфилософии. Отцом этого учения уже в древности считался Фалес Милетский (624–546 гг. до н. э.) — мыслитель, математик и астроном, один из наиболее почитаемых греческой традицией семи мудрецов.

Фалес провозгласил, что мир родился из воды, при ее сгущении появилась земля, а при испарении — воздух. Считается, что Фалес первым сформулировал и доказал ряд геометрических теорем; используя принцип подобия, он сумел измерить высоту египетской пирамид, рассчитав ее по длине отбрасываемой тени.

Философ также первым среди греков стал проводить регулярные астрономические наблюдения, позволившие предсказать солнечное затмение 28 мая 585 г. до н. э.

Милет, родина Фалеса и Анаксимандра

Софисты

Изначально софистами назывались те, кто отличался значительными познаниями, в том числе семь мудрецов, Пифагор и его ученики, ионийские натурфилософы. С середины V в. до н. э. это название стало относиться главным образом к странствую щим учителям мудрости.

Гораздо больше тайн природы софистов привлекали проблемы человека и общества. Они считали свое учение промежуточным звеном между философией и политикой. В центре их рассуждений находился человек. Как говорил Протагор, один из самых знаменитых софистов: «Человек есть мера всех вещей».

Это определение подразумевает, что мир таков, каким мы его ощущаем, и что нет основополагающей и всеобщей истины. В споре можно отстоять совершенно любую точку зрения, если хорошо владеешь искусством риторики. Целью софистов было воспитание будущих политических лидеров, в совершенстве владеющих искусством красноречия.

Ради этого они разработали ряд дисциплин, прежде всего логику и риторику, которые, с их точки зрения, являлись ключом к общественному признанию.

Величайшими мудрецами традиция считала семь философов и государственных деятелей VII–VI вв. до н. э. Единого списка не существовало, разные авторы включали в него до 20 имен. Чаще всего встречаются Фалес, Биант, Солон, Питтак, Клеобул, Хилон и Периандр. Семи мудрецам приписывались афоризмы, в основном выражающие их отношение к практической жизни: «мера важнее всего» (Клеобул), «главное в жизни — конец» (Солон), «познай самого себя» (Хилон) и т. д.

Сократ

Современники называли внешность Сократа уродливой и никак не соответствовавшей красоте его души: он был маленького роста, с большим животом, курносый, толстогубый, с выпуклым лысым лбом. Мраморная голова Сократа, I в. н. э. Национальный музей, Рим

Сократ (469–399 гг. до н. э.) был самобытным философом, родившимся и проведшим всю жизнь в Афинах. Подобно софистам его интересовали вопросы практической жизни, он был мастером диалектического метода и часто выступал с критикой существующих порядков, однако, в отличие от софистов, верил в абсолютные ценности, справедливость, истину и Бога.

Его блестящие остроумные диалоги имели целью заставить собеседника отказаться от бездумного использования традиции и искать истину на пути самопознания. Судьба человека и сам смысл его жизни, по убеждению Сократа, заключались в том, чтобы жить в согласии с собственной природой. Этой цели человек мог достичь путем воспитания, размышления и диалога.

У определенной части афинской публики рассуждения Сократа вызывали недовольство и потому в период реакции, последовавший за поражением в войне со Спартой, его привлекли к суду по обвинению в неуважении к религии и в развращении юношества ложными идеалами. Резонанс этого дела вызвал глубокий раскол в обществе, но Сократу так и не удалось убедить судей в своей невинов ности.

В 399 г. до н. э. он был приговорен к смерти и принял чашу с ядом.

Платон

Платон. Римская мраморная копия с греческого оригинала IV до н. э. Музей Ватикана

Платон (427–347 гг. до н. э.) происходил из древнего афинского рода, получил прекрасное образование, в том числе у софистов. В 407 г. до н. э. стал учеником Сократа, что определило всю его жизнь и творчество. После смерти своего учителя на долгие годы покинул Афины, куда вернулся лишь в 387 г. до н. э. уже известным философом.

Здесь Платон основал первую философскую школу, знаменитую Академию. Тут же были написаны его основные произведения, изложенные в форме диалогов между Сократом и учениками. Сердцевиной платоновской философии выступает учение о государстве.

Согласно взглядам философа полис представляет собой важнейшую школу воспитания добродетели, которая понимается как соответствие собственной природе.

В зависимости от преобладающего начала, население идеального государства делится на три сословия: – философов, характеру которых соответствует разумное начало, воинов, у которых определяющей чертой является мужество, и тружеников, добродетель которых состоит в послушании.

Гармоничное сочетание занятий всех трех групп и их добродетелей создает справедливый государственный строй. Чтобы исключить возможности для развития корыстолюбия и эгоизма, Платон предлагает ликвидировать частную собственность и семейный институт.

Воспитанием детей должно заниматься государство, их последующее положение в обществе определяется характером и наклонностями. Мистическая часть размышлений Платона связана с пифагорейским учением о бессмертии души и посмертном перерождении.

Философ полагал, что идеальные образы, например мысли, представляют собой «воспоминания» души мира идей. Окружающая среда является лишь отражением подлинной действительности, в которой душа пребывала до рождения и куда она стремится вернуться после смерти. Из этой предпосылки Платон приходит к идее бессмертия: «Раз наша душа существовала ранее, то, вступая в жизнь и рождаясь, она возникает неизбежно и только из смерти. Однако в таком случае она непременно должна существовать и после смерти, ведь ей предстоит родиться снова».

Аристотель

Аристотель (384–322 гг. до н. э.) родился в Стагирах на севере Греции, учился в Академии Платона, 20 лет преподавал в ее стенах, затем 12 лет путешествовал. Долго жил при македонском дворе, где воспитывал юного Александра. Вернувшись в Афины в 335 г. до н. э.

, мыслитель обосновался в Ликее, где занялся систематическим преподаванием своей философии. Из-за его привычки вести занятия, прогуливаясь в тени галереи с колоннадой (перипатос), его учеников и последователей называли перипатетиками.

При жизни Александра Македонского Аристотель находился под его за щитой, но после смерти правителя подвергся преследованиям и оказался вынужден уехать в Халкиду на Эвбее, где умер в 322 г. до н. э.

Мыслитель был известен как человек исключительно широкого образования, он был одинаково сведущ в разнообразных науках: философии, логике, риторике, этике — а также в науках о природе: физике, астрономии, биологии и т. д.

Он основал формальную логику, создал всестороннюю систему философии, а также разработал терминологию и до сих пор пронизывающий философский и научный аппарат.

Аристотель подверг критике политическую теорию свое го учителя Платона, считая, что предметом исследования должна выступать не идеальная модель государственного устройства, а такая конституция, которую могли бы иметь у себя большинство полисов.

Его собственный трактат «Политика» был написан на основе предварительного изучения 158 конституций греческих и некоторых варварских стран. Государство, по убеждению Аристотеля, устанавливает принцип всеобщей справедливости. Оно также способствует воспитанию добродетели в человеке, привлекая его к участию в общественных делах.

В зависимости от того, насколько эффективно реализуются эти оба принципа, философ разделил политические режимы на правильные и неправильные. К числу правильных он отнес монархию, аристократию и по-литию, при которых реализуется общее благо. Неправильные режимы, по его мнению, включают тиранию, олигархию и демократию, при которых общественные интересы приносятся в жертву частным.

Сам Аристотель выступал сторонником монархического правления.

Начало «Физики» Аристотеля в латинском переводе XIV в., оригинальный греческий текст добавлен на полях. Апостольская библиотека, Ватикан

ссылкой

Источник: https://SiteKid.ru/istoriya/drevnyaya_greciya/grecheskie_mudrecy.html

Book for ucheba
Добавить комментарий