Глава 1 Введение

Глава 1. Введение

Глава 1 Введение

Унифицированный язык моделирования (UML) – это семейство гра фических нотаций, в основе которого лежит единая метамодель. Он помогает в описании и проектировании программных систем, в осо бенности систем, построенных с использованием объектно ориентиро ванных (ОО) технологий. Это определение в чем то упрощенное.

В дей ствительности разные люди могут видеть в UML разные вещи. Это яв ляется следствием как собственной истории развития языка, так и различных точек зрения специалистов на то, что делает процесс раз работки программного обеспечения эффективным.

Поэтому моя зада ча в этой главе во многом заключается в построении общей картины книги и в объяснении различного видения и разнообразных способов применения UML разработчиками.

Графические языки моделирования уже продолжительное время ши роко используются в программной индустрии. Основная причина их появления состоит в том, что языки программирования не обеспечива ют нужный уровень абстракции, способный облегчить процесс проек тирования.

Несмотря на то что графические языки моделирования существуют уже достаточно давно, в среде разработчиков программного обеспечения очень много спорят об их роли. Эти споры оказывают непосредственное влияние на восприятие разработчиками самого языка UML.

UML представляет собой относительно открытый стандарт, находя щийся под управлением группы OMG (Object Management Group – группа управления объектами), открытого консорциума компаний.

Группа OMG была сформирована для создания стандартов, поддержи вающих межсистемное взаимодействие, в частности взаимодействие объектно ориентированных систем.

Возможно, группа OMG более из вестна по стандартам CORBA (Common Object Request Broker Architec ture – общая архитектура посредников запросов к объектам).

UML появился в результате процесса унификации множества объектно ориентированных языков графического моделирования, процветавших в конце 80 х и в начале 90 х годов. Появившись в 1997 году, он отпра вил эту Вавилонскую башню в вечность, за что я и многие другие разра ботчики испытываем по отношению к нему глубокую благодарность.

Способы применения UML

Основу роли UML в разработке программного обеспечения составляют разнообразные способы использования языка, те различия, которые были перенесены из других языков графического моделирования. Эти отличия вызывают долгие и трудные дискуссии о том, как следует применять UML.

Чтобы разрешить эту сложную ситуацию, Стив Меллор (Steve Mellor) и я независимо пришли к определению трех режимов использования UML разработчиками: режим эскиза, режим проектирования и режим языка программирования. Безусловно, самый главный из трех, по крайней мере, на мой пристрастный взгляд, – это режим использова ния UML для эскизирования.

В этом режиме разработчики использу ют UML для обмена информацией о различных аспектах системы. В режиме проектирования можно использовать эскизы при прямой и об ратной разработке.

При прямой разработке (forward'engineering) диа граммы рисуются до написания кода, а при обратной разработке (re' verse'engineering) диаграммы строятся на основании исходного кода, чтобы лучше понять его.

Сущность эскизирования, или эскизного моделирования, в избиратель ности. В процессе прямой разработки вы делаете наброски отдельных элементов программы, которую собираетесь написать, и обычно обсуж даете их с некоторыми разработчиками из вашей команды. При этом с помощью эскизов вы хотите облегчить обмен идеями и вариантами того, что вы собираетесь делать.

Вы обсуждаете не всю программу, над которой намереваетесь работать, а только самые важные ее моменты, которые вы хотите донести до коллег в первую очередь, или разделы проекта, которые вы хотите визуализировать до начала программиро вания.

Такие совещания могут быть очень короткими: 10 минутное со вещание по нескольким часам программирования или однодневное со вещание, посвященное обсуждению двухнедельной итерации.

При обратной разработке вы используете эскизы, чтобы объяснить, как работает некоторая часть системы. Вы показываете не все классы, а только те, которые представляют интерес и которые стоит обсудить перед тем, как погрузиться в код.

Поскольку эскизирование носит не формальный и динамичный характер и вам нужно делать это быстро и совместно, то наилучшим средством отображения является доска. Эскизы полезны также и в документации, при этом главную роль иг рает процесс передачи информации, а не полнота.

Инструментами эс кизного моделирования служат облегченные средства рисования, и

Способы применения UML29

часто разработчики не очень придерживаются всех строгих правил UML. Большинство диаграмм UML, показанных в этой книге, как и в других моих книгах, представляют собой эскизы. Их сила в избира тельности передачи информации, а не в полноте описания.

Напротив, язык UML как средство проектирования нацелен на пол ноту. В процессе прямой разработки идея состоит в том, что проект разрабатывается дизайнером, чья работа заключается в построении детальной модели для программиста, который будет выполнять коди рование.

Такая модель должна быть достаточно полной в части зало женных проектных решений, а программист должен иметь возмож ность следовать им прямо и не особо задумываясь. Дизайнером модели может быть тот же самый программист, но, как правило, в качестве дизайнера выступает старший программист, который разрабатывает модели для команды программистов.

Причина такого подхода лежит в аналогии с другими видами инженерной деятельности, когда про фессиональные инженеры создают чертежи, которые затем передают ся строительным компаниям.

Проектирование может быть использовано для всех деталей системы либо дизайнер может нарисовать модель какой то конкретной части. Общий подход состоит в том, чтобы дизайнер разработал модели про ектного уровня в виде интерфейсов подсистем, а затем дал возмож ность разработчикам поработать над реализацией подробностей.

При обратной разработке цель моделей состоит в представлении по дробной информации о программе или в виде бумажных документов, или в виде, пригодном для интерактивного просмотра с помощью гра фического броузера. В такой модели можно показать все детали класса в графическом виде, который разработчикам проще понять.

При разработке моделей требуется более сложный инструментарий, чем при составлении эскизов, так как необходимо поддерживать деталь ность, соответствующую требованиям поставленной задачи.

Специали зированные CASE средства (computer aided software engineering – авто матизированная разработка программного обеспечения) попадают в эту категорию, хотя сам этот термин стал почти ругательным, и поставщи ки стараются его избегать. Инструменты прямой разработки поддержи вают рисование диаграмм и копирование их в репозиторий с целью со хранения информации.

Инструменты обратного проектирования чита ют исходный код, записывают его интерпретацию в репозиторий и гене рируют диаграммы. Инструменты, позволяющие выполнять как прямую, так и обратную разработку, называются двухсторонними

(round'trip).

Некоторые средства используют исходный код в качестве репозито рия, а диаграммы используют его для графического представления. Такие инструменты более тесно связаны с программированием и часто встраиваются прямо в средства редактирования исходного кода. Мне нравится называть их «тройными» инструментами.

Граница между моделями и эскизами довольно размыта, но я думаю, что различия остаются в том, что эскизы сознательно выполняются неполными, подчеркивая важную информацию, в то время как моде ли нацелены на полноту, часто имея целью свести программирование к простым и до некоторой степени механическим действиям. Короче говоря, я бы определил эскизы как пробные элементы, а модели – как окончательные.

Чем дольше вы работаете с UML, а программирование становится все более механическим, тем очевиднее становится необходимость перехо да к автоматизированному созданию программ.

Действительно многие CASE средства так или иначе генерируют код, что позволяет автома тизировать построение значительной части системы.

В конце концов, вы достигнете такой точки, когда сможете описать с помощью UML всю систему и перейдете в режим использования UML в качестве язы' ка программирования.

В такой среде разработчики рисуют диаграм мы, которые компилируются прямо в исполняемый код, а UML стано вится исходным кодом. Очевидно, что такое применение UML требует особенно сложных инструментов. (Кроме того, нотации прямой и об ратной разработки теряют всякий смысл, поскольку UML и исходный код становятся одним и тем же.)

Один из интересных вопросов, касающихся UML как языка програм мирования, – это вопрос о моделировании логики поведения.

UML 2 предлагает три способа моделирования поведения: диаграммы взаимо действия, диаграммы состояний и диаграммы деятельности. Все они имеют своих сторонников в сфере программирования.

Если UML добь ется популярности как язык программирования, то будет интересно посмотреть, какой из этих способов будет иметь успех.

Другая точка зрения разработчиков на UML находится где то между его применением для концептуального моделирования и его примене нием для моделирования программного обеспечения. Большинство разработчиков используют UML для моделирования программного обеспечения.

С точки зрения программного обеспечения элементы UML практически непосредственно отображаются в элементы программной системы.

Как мы увидим впоследствии, отображение отнюдь не озна чает следование инструкциям, но когда мы используем UML, мы гово рим об элементах программного обеспечения.

С концептуальной точки зрения UML представляет описание концеп ций предметной области. Здесь мы не столько говорим об элементах программного обеспечения, сколько занимаемся созданием словаря для обсуждения конкретной предметной области.

Нет строгих правил выбора точки зрения. Поскольку проблему можно рассматривать под разными углами зрения, то и способов применения существует довольно много. Некоторые инструменты автоматически преобразуют исходный код в диаграммы, трактуя UML как альтерна тивный вид исходного кода. Это в большей степени программный ра курс. Если же диаграммы UML применяются для того, чтобы проверить

Способы применения UML31

Архитектура, управляемая моделью, и исполняемый UML

Когда говорят о UML, часто упоминают об MDA (Model Driven Ar chitecture – архитектура, управляемая моделью) [27].

По сути де ла, MDA представляет собой стандартный подход к использованию UML в качестве языка программирования; этот стандарт находит ся под управлением группы OMG, как и сам UML.

Создавая систе му моделирования, соответствующую MDA, поставщики могут разработать модели, способные работать и в MDA совместимом ок ружении.

Говоря об MDA, часто подразумевают и UML, поскольку MDA ис пользует UML в качестве основного языка моделирования. Но, ко нечно, вы не обязаны следовать MDA, применяя UML.

MDA разделяет процесс разработки на две основные части. Разра ботчики моделей представляют конкретное приложение, создавая PIM (Platform Independent Model – модель, не зависящая от плат формы). PIM – это модель UML, не зависящая от какой то конкрет ной технологии.

Затем инструменты могут превратить PIM в PSM (Platform Specific Model – модель, зависящая от платформы). PSM – это модель системы, нацеленная на определенную среду выполне ния. Другие инструменты берут PSM и генерируют код для этой платформы.

В качестве PSM можно использовать UML, но это не обязательно.

Поэтому если вы хотите создать систему складского учета с ис пользованием MDA, вам придется начать с единой модели PIM ва шей системы. Затем при желании запустить эту систему складско го учета в J2EE или .NET вы должны будете использовать инстру менты каких либо производителей для создания двух моделей PSM – по одной на каждую из этих двух платформ.

Если процесс перехода от модели PIM к модели PSM и окончатель ной программе полностью автоматизирован, то мы используем UML в качестве языка программирования. Если на каком нибудь этапе присутствует ручная обработка, то мы используем UML в ре жиме проектирования.

Стив Меллор (Steve Mellor) долгое время активно работал в этой об ласти и с недавнего времени стал употреблять термин исполняе' мый UML (Executable UML) [32]. Исполняемый UML похож на MDA, но использует немного другую терминологию.

Точно так же вы начинаете с модели, не зависящей от платформы, которая экви валентна MDA модели PIM. Однако на следующем этапе применя ется компилятор модели (Model Compiler), для того чтобы за один прием превратить UML модель в готовую к развертыванию систе му; поэтому модель PSM не нужна.

Как и предполагает термин компилятор, этот этап полностью автоматизирован.

Компиляторы модели основаны на повторно используемых прото типах. Прототип (archetype) описывает способ превращения ис полняемого UML в соответствующую программную платформу. Поэтому в случае с системой складского учета придется купить компилятор модели и два прототипа (J2EE и .NET). Примените эти прототипы к вашему исполняемому UML, и у вас будет две версии системы складского учета.

Исполняемый UML не использует полный стандарт UML; многие конструкции языка считаются ненужными и не применяются. По этому исполняемый UML проще, чем полный.

Все это звучит хорошо, но насколько это реалистично? На мой взгляд, здесь есть два аспекта. Во первых, вопрос об инструмен тах: достаточно ли они развиты, чтобы выполнить поставленную задачу. Этот фактор со временем меняется; определенно, как я уже писал, они не слишком широко применяются, и я не многие из них видел в действии.

Более фундаментальным аспектом является сама идея применения UML в качестве языка программирования. С моей точки зрения, использовать UML как язык программирования стоит, только если в результате получается нечто более продуктивное, чем в случае применения другого языка программирования.

Однако исходя из своего опыта работы в различных графических средах разработки, я не стал бы это утверждать. Даже если UML и более продуктивен, надо еще накопить критическую массу пользователей, чтобы при нять его в качестве основного направления. UML сам по себе пред ставляет большое препятствие.

Подобно многим пользователям, имеющим опыт работы с языком Smalltalk, я считаю его более про дуктивным, чем многие современные основные языки. Но в настоя щее время Smalltalk представляет только небольшую нишу в про странстве языков, и я не наблюдаю большого количества проектов, написанных на нем.

Чтобы избежать судьбы языка Smalltalk, UML должен быть счастливчиком, даже если он самый лучший.

и понять различные значения терминов «пул активов» (asset pool) с группой бухгалтеров, то следует принять точку зрения значительно более близкую к концептуальной.

В предыдущем издании этой книги я разделил программную точку зрения на спецификацию (specification) и реализацию (implementa tion). Сейчас я понял, что на практике довольно трудно провести меж ду ними точную границу, поэтому чувствую, что не нужно больше бес покоиться о различиях между ними. Однако я всегда был склонен в своих диаграммах делать ударение на интерфейсе, а не на реализации.

Следствием различных способов применения UML является масса спо ров о том, что означают диаграммы UML и как они связаны с осталь

Способы применения UML33

ным миром. Особенно это влияет на отношение между UML и исходным кодом. Некоторые разработчики считают, что UML нужно применять для создания модели, не зависящей от языка программирования, кото рый используется для реализации проекта. Другие убеждены в том, что модель, не зависимая от языка, – это оксюморон с выраженным ударе нием на слово «морон» (moron – идиот).

Другое различие во взглядах относится к вопросу о сущности UML. По моему, большинство пользователей UML, особенно создателей эскизов, видят сущность UML в его диаграммах.

Однако авторы UML считают диаграммы вторичным, а первичным признают метамодель UML. Диаграммы же – лишь представление метамодели.

Такая точка зрения имеет смысл также для разработчиков, использующих UML в режиме проектирования и в режиме языка программирования.

Итак, всякий раз когда вы читаете что нибудь, относящееся к UML, важно понимать точку зрения автора. Только тогда вы сможете пра вильно оценить эти часто горячие дискуссии, которые вызывает UML.

Написав это, я должен пояснить свои пристрастия. Практически вся моя работа с UML посвящена созданию эскизов. Я считаю, что эскизы UML полезны и в процессе прямой, и в процессе обратной разработки, а также и с концептуальной точки зрения, и в программном ракурсе.

Яне любитель детальных моделей, созданных в процессе прямого про ектирования, поскольку убежден, что они слишком трудно реализу ются и замедляют процесс разработки.

Создание моделей уровня ин терфейсов подсистем вполне разумно, но даже в этом случае вы долж ны быть готовы к изменению этих интерфейсов, когда разработчики будут реализовывать взаимодействие интерфейсов. Значение моделей в процессе обратной разработки зависит от того, как работает инстру ментарий.

Если он применяется в качестве динамического броузера, то он может быть очень полезным; если же он генерирует большой до кумент, то вся его работа сводится к пустому переводу бумаги.

Ясчитаю, что применение UML в качестве языка программирования – удачная идея, но сомневаюсь, что он когда нибудь будет широко ис пользоваться в этом качестве. Я не уверен, что для большинства про граммных задач графическое представление более продуктивно, чем текстовое, и даже если это так, то вряд ли такой язык получит широ кое распространение.

В соответствии с моими пристрастиями эта книга посвящена, главным образом, использованию UML для создания эскизов. К счастью, это имеет смысл при написании краткого руководства.

Я не в состоянии показать все возможности других режимов работы UML в книге тако го объема, но эта небольшая книга является хорошим введением в дру гие книги, которые могут решить эту задачу.

Поэтому если вас интере суют другие режимы использования UML, я предлагаю считать эту книгу введением и обратиться к другим книгам, когда это будет необ

Источник: https://studfile.net/preview/6845252/page:5/

Глава 1. введение

Глава 1 Введение

Макеты страниц

Сети Петри — инструмент исследования систем. Теория сетей Петри делает возможным моделирование системы математичегким представлением ее в виде сети Петри.

Предполагается, что анализ сетей Петри поможет получить важную информацию о структуре и динамическом поведении моделируемой системы. Эта информация будет полезна для оценки моделируемой системы и выработки предложений по ее усовершенствованию и изменению.

Таким образом, понятно, почему развитие сетей Петри основывалось на применении их к моделированию и проектированию систем.

1.1. Моделирование

Применяются сети Петри исключительно в моделировании. Во многих областях исследований явление изучается не непосредственно, а косвенно, через модель. Модель — это представление, как правило, в математических терминах того, что считается наиболее характерным в изучаемом объекте или системе.

Ожидается, что, манипулируя представлением, можно получить новые знания о моделируемом явлении, избегая опасности, дороговизну или неудобства манипулирования самим реальным явлением.

Моделирование применяется в астрономии (где модели рождения, смерти и взаимодействия звезд позволяют разрабатывать теории, имеющие дело с большими промежутками времени и огромными количествами материи и энергии), ядерной физике (где изучаемые радиоактивные атомы и элементарные частицы существуют в течение очень коротких периодов времени), социологии (где непосредственное воздействие на изучаемые группы людей связано с этическими проблемами), в биологии (где модели биологических систем требуют для развития меньшего пространства, времени и питательного вещества) и т. д.

Как правило, модели имеют математическую основу. Характеристики многих физических явлений можно описать числами, а связь этих характеристик — уравнениями или неравенствами.

В частности, в естественных науках и технике уравнениями описываются такие характеристики, как масса, положение в пространстве, момент, ускорение и силы. Однако для успешного использования подхода моделирования необходимо знание как моделируемых явлений, так и свойств метода моделирования.

Поэтому математика как наука развивалась частично благодаря использованию ее в моделировании явлений, изучаемых другими науками. Так,

например, дифференциальное исчисление появилось в ответ на необходимость в средствах моделирования в физике таких непрерывно изменяющихся характеристик, как положение в пространстве, скорость и ускорение.

С разработкой быстродействующих ЭВМ использование и полезность моделирования значительно возросли.

Представление системы математической моделью, преобразование этой модели в команды для ЭВМ и выполнение программы на ЭВМ сделали возможным моделирование больших и более сложных систем, чем ранее.

Это привело в результате к «значительным исследованиям методов моделирования на ЭВМ и самих ЭВМ, поскольку они участвуют в моделировании в двух ролях: как вычислительные средства и как объект моделирования.

1.2. Природа систем

Вычислительные системы очень сложны, часто велики, включают множество взаимодействующих компонент. Каждая компонента также может быть очень сложной, поскольку взаимодействует с другими компонентами системы.

Это справедливо и для многих других систем.

Экономические системы, юридические системы, системы управления дорожным движением, химические системы состоят из многих отдельных компонент, взаимодействующих друг с другом сложным образом.

Итак, несмотря на разнообразие моделируемых систем, выделяется несколько общих черт, которые должны быть отражены в особенностях используемой модели этих систем. Основная идея заключается в том, что системы состоят из отдельных взаимодействующих компонент.

Каждая компонента сама может быть системой, но ее поведение можно описать независимо от других компонент системы, за исключением точно определенных взаимодействий с другими компонентами. Каждая компонента имеет свое состояние.

Состояние компоненты — это абстракция соответствующей информации, необходимой для описания ее (будущих) действий. Часто состояние компоненты зависит от предыстории этой компоненты, поэтому оно может со временем изменяться. Понятие «состояние» очень важно при моделировании компоненты.

Например, в модели системы очередей банка могут присутствовать несколько кассиров и несколько клиентов. Кассиры могут быть свободны (ожидая клиента) или заняты (обслуживая клиента).

Аналогично клиенты могут быть свободны (ожидая, когда кассир освободится для обслуживания их) или заняты (при обслуживании их кассиром). В клинической модели состояние пациента может быть критическим, серьезным, удовлетворительным, хорошим или превосходным.

Действиям компонент системы присущи совмещенность или параллелизм. Действия одной компоненты системы могут производиться одновременно с действиями других компонент. В

вычислительной системе, например, под управлением ЭВМ могут параллельно действовать такие периферийные устройства, как устройства чтения с карт, построчно печатающие устройства и др. В экономической системе в одно и то же время производители поставляют одну продукцию, тогда как продавцы сбывают другую, а покупатели используют третью.

Совмещенная природа действий в системе создает некоторые трудности при моделировании. Поскольку компоненты системы взаимодействуют, необходимо установление синхронизации.

Пересылка информации или материалов от одной компоненты к другой требует, чтобы действия включенных в обмен компонент были во время взаимодействия синхронизированы. Это может привести к тому, что одна компонента будет ждать другую компоненту.

Согласование во времени действий различных компонент может быть очень сложным, а получающиеся в результате взаимодействия между компонентами трудны в описании.

1.3. Зарождение теории сетей Петри

Сети Петри разрабатывались специально для моделирования тех систем, которые содержат взаимодействующие параллельные компоненты. Впервые сети Петри предложил Карл Адам Петри 1241].

В своей докторской диссертации «Kommunikation mit Automaten» («Связь автоматов») Петри сформулировал основные понятия теории связи асинхронных компонент вычислительной системы. В частности, он подробно рассмотрел описание причинных связей между событиями.

Его диссертация посвящена главным образом теоретической разработке основных понятий, с которых начали развитие сети Петри.

Работа Петри привлекла внимание А. В. Хольта и сотрудников из Проекта Information System Theory (Теория информационных систем) фирмы Applied Data Research (ADR).

Ими была развита большая часть начал теории, предложены обозначения и представления сетей Петри, опубликованные в окончательном отчете по этому проекту [128] и в отдельном отчете, имеющем название «Events and Conditions» («События и условия») [127].

В этой работе показано, как сети Петри можно применить к анализу и моделированию систем, включающих параллельные компоненты.

Работа Петри привлекла также внимание группы, работающей над Проектом MAC в Массачусетском технологическом институте (МТИ). Руководимая профессором Дж. Б.

Деннисом группа вычислительных структур стала источником значительных исследований и публикаций по сетям Петри, были написаны несколько Диссертаций на степень доктора философии и множество отчетов и меморандумов (см. библиографию).

Группой вычислительных структур были проведены две большие конференции по сетям Петри: Конференция Проекта MAC по параллельным системам и

параллельным вычислениям в 1970 г. в Вудс Холле [73] и Конференция по сетям Петри и связанным с ними методам в 1975 г. в МТИ. Обе эти конференции внесли вклад в распространение результатов и методов теории сетей Петри.

За последние несколько лет использование и изучение сетей Петри значительно расширились. В 1977 г. в Париже и в 1979 г. в Гамбурге на лекциях по общей теории сетей проводились заседания рабочей группы по сетям Петри. В ФРГ была образована группа интереса по сетям Петри. Исследования и применения сетей Петри расширяют сферу действия.

1.4. Применение теории сетей Петри

Возможно несколько путей практического применения сетей Петри при проектировании и анализе систем. В одном из подходов сети Петри рассматриваются как вспомогательный инструмент анализа. Здесь для построения системы используются общепринятые методы проектирования. Затем построенная система моделируется сетью Петри, и модель анализируется.

Любые трудности, встречающиеся при анализе, указывают на изъяны в проекте. Для их исправления необходимо модифицировать проект. Модифицированный проект затем снова моделируется и анализируется. Этот цикл повторяется до тех пор, пока проводимый анализ не приведет к успеху. Такой подход иллюстрируется на рис. 1.1.

Заметим, что его можно использовать и для анализа уже существующих действующих в настоящее время систем.

https://www.youtube.com/watch?v=Bf_74FVABCE

В этом общепринятом подходе использования сетей Петри в проектировании требуется постоянное преобразование проектируемой системы в модель в виде сети Петри.

Можно предложить другой, более радикальный подход, в котором весь процесс проектирования и определения характеристик проводится в терминах сетей Петри. Методы анализа применяются только для создания проекта сети Петри, свободного от ошибок.

Здесь задача заключается в преобразовании представления сети Петри в реальную рабочую систему.

Эти два подхода использования сетей Петри в процессе проектирования предлагают исследователю сетей Петри задачи разного типа.

В первом случае необходима разработка методов моделирования систем сетями Петри, а во втором случае должны быть разработаны методы реализации сетей Петри системами. В обоих случаях необходимы методы анализа сетей Петри для определения свойств модели.

Таким образом, первое, чего нам необходимо коснуться при рассмотрении теории сетей Петри, — это изучение свойств самих сетей Петри.

Рис. 1.1. Использование сетей Петри для моделирования и анализа систем. Сначала система моделируется сетью Петри, затем модель анализируется. Оценка системы, являющаяся результатом анализа, приведет, как ожидается, к лучшей системе. Необходимы исследования, направленные на разработку автоматических методов моделирования и анализа систем сетями Петри.

1.5. Прикладная и чистая теории сетей Петри

Развитие теории сетей Петри проводилось по двум направлениям. Прикладная теория сетей Петри связана главным образом с применением сетей Петри к моделированию систем, их анализу и получающимся в результате этого глубоким проникновением в моделируемые системы. Успешная работа в этом направлении требует хорошего знания области применения, сетей Петри и методов теории сетей Петри.

Чистая теория сетей Петри занимается разработкой основных средств, методов и понятий, необходимых для применения сетей Петри. Хотя мотивация исследований по сетям Петри связана с приложениями, для применения сетей Петри необходим прочный теоретический фундамент.

Большая часть работ по сетям Петри к настоящему времени относится к фундаментальной теории сетей Петри, развивающей средства и методы, которые окажутся некогда полезными для применения сетей Петри к конкретным реальным задачам. В этой книге представлены обе области теории сетей Петри (чистая и прикладная), но внимание будет сконцентрировано главным образом на основах теории.

Раскрываемые приложения предназначены в основном для демонстрации широты применения и силы теории сетей Петри и обоснования разработки методов анализа.

Мы не будем пытаться раскрыть глубоко весь диапазон тем теории сетей Петри, а скорее постараемся обеспечить прочную основу в терминах, понятиях, методах, результатах и истории сетей Петри для того, чтобы специалисты и аспиранты, специализирующиеся в вычислительной технике, могли разобраться во всевозрастающем потоке литературы по сетям Петри и были способны применить эту теорию к еще более широкому спектру приложений. Мы начинаем с нескольких формальных определений и примеров в гл. 2 и

показываем далее в книге их силу и полезность. Заканчиваем аннотированной библиографией, охватывающей большинство публикаций по сетям Петри.

1.6. Замечания к литературе

Теория сетей Петри родилась в диссертации Петри [241], но большинство работ в США основано на окончательном отчете по Проекту теории информационных систем [128], в котором переведена на английский язык и значительно расширена диссертация Петри.

Кроме того, среди первых публикаций важную роль играет работа Хольта и Коммонера «События и условия» [127]. Петри представил небольшую статью на конгресс ИФИП, которая опубликована в трудах конгресса [242]. Она основана на идеях, изложенных в диссертации.

Представленный в книге подход во многом основан на работе группы вычислительных структур МТИ и работах Денниса [72], Патила [231] и др., кончая работой Хэка [113]. Насодержание книги также оказал влияние Келлер — своим отчетом по системам замещения векторов [150] и своей точкой зрения на моделирование [152].

1.7. Темы для дальнейшего изучения

1. Проследите истоки и направления важных идей теории сетей Петри.

Очевидно, что исходная точка принадлежит Петри, но как и к кому направлялись идеи дальше, как они появились в Соединенных Штатах? Куда они направились оттуда? Для определения предшествования используйте даты и ссылки из опубликованных отчетов, статей, диссертаций и меморандумов. Возможно, вам захочется проинтервьюировать некоторых «ключевых» людей: Петри, Хольта, Денниса, Патила и др.

Источник: http://scask.ru/k_book_petri.php?id=2

Глава 1 Введение: Крах коммунистической системы в 1989—1991 гг. открыл перед странами

Глава 1 Введение

Крах коммунистической системы в 1989—1991 гг. открыл перед странами Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ) и Содружества Независимых Государств (СНГ) возможность заложить основы устойчивого экономического роста и повысить благосостояние населения. Многие страны выиграли от открывшихся перед ними новых возможностей — так, в 2004 г.

восемь стран бывшего социалистического лагеря вступили в Европейский Союз (ЕС), а в 2007 г. к ним добавились Болгария и Румыния. За пределами ЕС в его новом составе дела шли хуже. Из-за резкого экономического спада в начале 1990-х гг. многие семьи оказались за чертой бедности. Хотя достоверных данных об уровне бедности, относящихся к началу 1990-х гг.

, крайне мало, сейчас этот показатель, бесспорно, гораздо выше, чем на заре экономических и политических реформ. С недавнего времени экономический рост в странах ЦВЕ и СНГ возобновился, но последние оценки свидетельствуют, что за чертой бедности все еще остаются более 60 млн человек, а более 150 млн принадлежат к числу малообеспеченных (Alam et 81., 2005).

Впереди еще долгий путь. Данная книга посвящена ответу на вопрос, поможет ли вложение средств в здравоохранение поддержать стабильный экономический рост и снизить уровень бедности в регионе.

Основное внимание в книге уделено экономическим аспектам здоровья населения, что, однако, вовсе не умаляет ценности здоровья самого по себе — ив странах ЦВЕ и СНГ, и в других регионах. Обсуждая здоровье и болезнь с финансовой точки зрения, мы никоим образом не стремимся уменьшить значение человеческого фактора.

В этой книге предпринята первая достаточно полная попытка изучить взаимосвязь между здоровьем населения и состоянием экономики в странах переходного периода в регионе ЦВЕ—СНГ. Данная книга опирается на предшествующие работы, посвященные экономическим аспектам здоровья населения в других регионах, и служит их продолжением.

В последние годы подобных работ появляется все больше; значительную их часть обобщила Комиссия по макроэкономике и здоровью, сосредоточив свое внимание на развивающихся странах (CMH, 2001; см. также Prah Ruger, Jamison amp; Bloom, 2001; Lуpez-Casasnovas, Rivera amp; Currais, 2005).

Однако к странам переходного периода эти данные применимы лишь отчасти, поэтому актуальность анализа, относящегося непосредственно к региону ЦВЕ—СНГ, очевидна. Ряд стран СНГ принадлежат, как и развивающиеся страны, к категории стран с низкими и средними доходами (согласно определению Всемирного банка[I]).

Тем не менее бывшие социалистические государства существенно отличаются от стран, которые традиционно относят к развивающимся, в частности, по социально-экономическим показателям, а также по уровню и структуре заболеваемости. Эти различия диктуют необходимость раздельного анализа данных для тех и других государств.

Что касается здоровья населения, наиболее заметное различие состоит в следующем. В регионе СНГ—ЦВЕ наибольший вклад в бремя болезней вносят неинфекционные заболевания и травмы и лишь незначительная доля этого бремени приходится на инфекционные заболевания, материнскую и детскую заболеваемость. В беднейших странах мира (Западная, Экваториальная и Южная Африка) ситуация обратная. Неинфекционные заболевания, как правило, возникают в более позднем возрасте, чем большинство болезней, от которых страдают развивающиеся страны.

Полагая, что пожилые уже, возможно, успели внести свой вклад в экономику, некоторые авторы считают, что неинфекционные болезни если и причиняют экономический ущерб, то гораздо меньше, чем инфекционные заболевания. В результате данная проблема до сих пор не привлекала к себе внимания, что, по нашему мнению, неверно. Важный, хотя и не единственный этап оценки взаимосвязи между здоровьем населения и экономикой в странах ЦВЕ и СНГ, — определение экономических последствий неинфекционных заболеваний. Поэтому книга актуальна далеко за пределами региона ЦВЕ— СНГ. Неинфекционные болезни — важная причина преждевременной смертности — давно перестали быть исключительной проблемой благополучных стран с высокими доходами (Strong et al., 2005; Suhrcke et al., 2006), представляя все более серьезную угрозу и для стран с низкими и средними доходами (WHO, 2005a). Однако до настоящего времени международное сообщество должным образом не реагировало на эту угрозу (Beaglehole amp; Yach, 2003). Страны переходного периода отличаются от развивающихся стран и по социально-экономическим показателям. И хотя три страны СНГ относятся к странам с низкими доходами, классификация Всемирного банка не учитывает другие аспекты национального благосостояния, помимо ВВП, такие, как унаследованные от советских времен материально-техническую базу (например, транспортные сети) и человеческий капитал (например, уровень образования населения). Поскольку страны ЦВЕ и СНГ в среднем более развиты экономически, состояние здоровья населения в них (оцениваемое, например, по продолжительности жизни и детской смертности) в среднем лучше, чем в развивающихся странах. Поэтому добиться улучшений в данном случае будет сложнее, чем в беднейших странах — закон убывания предельной отдачи, вероятно, применим и к здоровью. Однако, как показано в книге, эти улучшения все же могут оказаться достаточно заметными, хотя и не столь разительными, как в беднейших странах. Более того, недавнее исследование, основанное на эмпирических данных, опровергло утверждение о том, что улучшение здоровья населения приносит существенную выгоду только бедным странам, где свирепствуют инфекционные болезни. Оказалось, что здоровье населения влияет на состояние экономики и в европейских странах с высокими доходами (Suhrcke et al., 2005). В этом исследовании изучались лишь богатые страны, однако полученные данные приложимы и к странам с переходной экономикой. Причин тому две. Во-первых, структура заболеваемости и смертности в странах ЦВЕ и СНГ и в богатых странах Европы в значительной мере сходна. Во-вторых, социально-экономические показатели (по крайней мере ключевые, такие как степень индустриализации и уровень грамотности) стран ЦВЕ и СНГ ближе к странам с высокими доходами, чем к развивающимся странам. Экономическое положение в регионе и состояние здоровья населения изложены в четырех основных главах, за которыми следует заключение. Вторая глава посвящена экономическим трудностям, с которыми столкнулись страны ЦВЕ и СНГ, и начинается с демонстрации всеобщей бедности в регионе. Высокий уровень бедности катастрофичен сам по себе и к тому же отбрасывает эти страны далеко назад на пути к достижению первой (и главной) из восьми целей развития, сформулированных в Декларации тысячелетия: снизить к 2015 г. уровень бедности вдвое по сравнению с 1990 г. Здесь же анализируются последние тенденции изменения уровня бедности и национального дохода на душу населения в регионе, а также факторы, лежащие в основе этих тенденций, в первую очередь экономический рост (по сравнению с 1998 г.), который при сохранении нынешней политики может оказаться недолговечным. Если здоровье населения в странах ЦВЕ и СНГ влияет на экономическое развитие региона и поддается улучшению, то можно ожидать, что продуманная стратегия вложения средств в здравоохранение будет способствовать экономическому росту. Третья глава посвящена тому, что можно и нужно сделать в этой области: проанализировано нынешнее состояние здоровья населения в странах ЦВЕ и СНГ, предложены меры по его улучшению. Имеющиеся данные ясно свидетельствуют, что сделать и в самом деле можно многое: нынешнее состояние здоровья населения плохое, бремя болезней можно в значительной мере снизить, а предпринимавшиеся до сих пор в этом направлении усилия (как в национальном, так и в международном масштабе) не согласованы и малоэффективны. В четвертой главе изложены ключевые положения книги. Представлены данные о взаимозависимости между здоровьем населения и экономическим развитием, причем особое внимание уделено механизмам влияния здоровья населения на экономику. Приводится множество новых доказательств того, что плохое здоровье населения приносит серьезные убытки как всему обществу, так и отдельным его членам. Кроме того, показано, что вполне реальные, доступные меры по улучшению здоровья населения могут обеспечить заметную экономическую выгоду (оцениваемую по величине валового внутреннего продукта — ВВП). И последнее, но не менее важное, — экономическая выгода оценена с точки зрения благосостояния населения, или концепции полного дохода (Nordhaus, 2003). Как уже было сказано, в данной книге предпринята первая попытка всесторонне проанализировать влияние плохого состояния здоровья населения (особенно взрослого) на экономику в регионе ЦВЕ— СНГ. При этом многие выводы, касающиеся хронических заболеваний, применимы и к другим регионам, так как распространенность хронических заболеваний быстро растет во многих странах с низкими и средними доходами (WHO, 2005a; Suhrcke et al., 2006). Недостаточно просто показать, что укрепление здоровья населения возможно и экономически оправдано. В пятой главе обсуждается, Таблица 1.1. Распределение стран ЦВЕ и СНГ по уровню доходов согласно классификации Всемирного банка

Высокие дохоСредневысокие дохоСредненизкие доходыНизкие доходы
ды (gt; 10 725ды (3466—10 725 дол-(876—3465 долларов(lt; 876 долла-
долларов США) ларов США)США)ров США)
СловенияВенгрияАлбанияКыргызстан
ЛатвияАрменияТаджикистан
ЛитваАзербайджанУзбекистан
ПольшаБеларусь
Российская ФедераБолгария
цияБосния и Герцеговина
РумынияГрузия
СловакияКазахстан
ХорватияМакедония
ЧехияРеспублика Молдова
Эстония Сербия и Черногория Туркменистан Украина

Источник: http://www.worldbank.org/data/ (ссылка на раздел “Классификация стран’’, по состоянию на 8 января 2007 г.). Примечание: Всемирный банк классифицирует страны на основании валового национального дохода (ВНД) на душу населения; классификация публикуется ежегодно 1 июля; данная классификация опубликована 1 июля 2006 г. как именно странам региона следует вкладывать средства в здоровье населения. Ключевой принцип, лежащий в основе этой главы и книги в целом, состоит в том, что инвестиции в укрепление здоровья — это не только инвестиции в здравоохранение. Глава начинается с экономического обоснования необходимости государственного вмешательства, причем не только в тех областях, которым государство и ранее уделяло внимание, но также в области борьбы с неинфекционными заболеваниями. Экономическая выгода от борьбы с неинфекционными заболеваниями до сих пор не была очевидной, поэтому серьезные усилия в этой области не предпринимались. Признав необходимость активных действий по укреплению здоровья населения со стороны правительства (и других заинтересованных организаций), нужно определить, как именно следует действовать. Ответ на этот вопрос дается во второй части главы. Подробный план инвестиций, с расчетом издержек, выходит за рамки нашей книги — каждая страна должна разрабатывать такой план самостоятельно, но некоторые общие принципы можно здесь привести. Главный из них — существуют научно обоснованные методы, с помощью которых можно справиться даже с самыми серьезными трудностями в сфере здоровья. Кроме того, мы утверждаем, что увеличение расходов на здравоохранение — в некоторых случаях необходимая, но вряд ли достаточная мера. Приведены два примера возможных инвестиций, направленных на укрепление здоровья населения, но не относящихся непосредственно к здравоохранению, — это качество управления и социальный капитал. Шестая глава призвана указать читателю дальнейший путь. В ней кратко изложены цели данной работы и полученные выводы. Признав необходимость улучшений в состоянии здоровья населения и в экономике, доказав необходимость инвестиций в укрепление здоровья со стороны государств региона и международных финансовых организаций, нужно сделать следующий шаг: найти методы решения поставленных задач. Книга не только предлагает некоторые меры по укреплению здоровья, доказавшие свою рентабельность, но и пропагандирует более широкую деятельность по повышению качества управления и становлению гражданского общества. Проведенный в книге анализ сосредоточен на странах ЦВЕ и СНГ. Разграничивать регионы (даже выделить из остального мира саму Европу) всегда сложно. В данном случае мы выделили страны, не вошедшие в ЕС в 2004 г., кроме стран Балтии, с которыми сравниваются другие страны бывшего СССР. Полный перечень регионов, упомянутых в книге, представлен в списке сокращений.

Источник: https://uchebnikfree.com/sistemyi-zdravoohraneniya-organizatsiya/vvedenie-29709.html

Введение. Введение ..3 Глава 1

Глава 1 Введение

Предыдущая1234567Следующая
Введение…………………………………………………………………………..3
Глава 1. Древнейший этап истории Венгерского королевства в историографии……………………………………………………………………13
Глава 2. Образование венгерского государства. Арпадский период…….…..35
§1. Расселение венгров к IX веку и пути миграции венгров в Паннонию……35
§2. Обоснование венгров в Паннонии и появление форм государственного устройства………………………………………………….…………………….51
Глава 3. Хозяйство и общественный строй венгров в период формирования государства……………………………………………………………………….62
§1. Хозяйство венгерских племен……………………………………………….62
§2. Общественная жизнь венгерских племён………………………………….66
Заключение………………………………………………………………………72
Источники………………………………………………………………………..75
Литература……………………………………………………………………….77

Введение

Одну из важных страниц в европейской истории периода раннего средневековья занимает феномен возникновения венгерского королевства.

Эпоха великого переселения народов, и последующие за ней процессы положили начало оформление единой Европы, основанной на романо-германском и славянском этнических субстратах и христианской вере.

Среди множества кочевнических образований вторгавшихся в Европу, лишь нескольким удалось осесть на той или иной европейской территории – это булгары и мадьяры. Однако мадьяры, в отличие от булгар, сумели сохранить свою самобытность, свой язык и свою собственную культуру, нежели ассимилированные славянами булгары.

Венгерская история IX-XI века – это наглядное отображение синтеза в истории, но с сохранением самоидентичности.

Специфику этого периода можно отразить в вопросе « Каким образом дикие кочевнические племена из степных глубин смогли плавно влиться в единую европейскую семью народов с сохранением этнической и культурной однородности?» Именно в этом и заключается специфика венгерской истории, ведь до IX века, все народы в Европе, так или иначе развивались на руинах римского наследия. Немцы, французы, итальянцы – стали преемниками римской культуры, чего нельзя сказать о Венгрии. Нельзя утверждать, что венгры, в ходе долгих процессов миграции с Востока на Запад и закрепления в Паннонии, не пользовались опытом местного населения того или иного региона, не брали себе в жены иноплеменников и т.п. Однако не смотря на логичность множества доводов и аргументов только венгры, до сих пор выделяются из общей картины европейских народов, фактически как «инородное тело» в Центральной Европе.

Современные гипотезы возникновения государства у кочевников-мадьяр базируются на внушительном пласте источников, вызвавших в процессе изучения невероятное количество разных дискуссий.

Проблема возникновения венгерского государства и его закрепления в Европе существует уже не одно столетие.

Впервые она была затронута ещё в XIII веке, когда князь Бела, будущий король Венгрии, на свои средства снарядил экспедицию, чтобы найти своих древних предков и поведать им слово Божие.

Уже тогда венгерские миссионеры знали маршрут миграции мадьяр от Заволжья до Паннонии, и именно поэтому, со слов венгерского монаха Юлиана, им удалось найти их на востоке от царства Булгар[1].

Безусловно, существовали и более ранние сведения о мадьярах в трудах, например арабских, персидских путешественников и византийских послов.

Однако сведения хронистов и путешественников нельзя считать доподлинно точными в силу разного рода причин: ограниченное мировоззрение средневекового человека, отсутствие объективности и методологической базы, мифичность сведений. Однако именно эти сведения составляют базу для исследования вопроса происхождения мадьяр.

Летописи, хроники, и записки периода IX – XIII веков невозможно использовать без соответствующих археологических, лингвистических и генетических свидетельств подтверждающих, или наоборот, опровергающих данные источников. Поэтому рассмотрение мадьярской проблемы невозможно без синтеза научных дисциплин.

На сегодняшний день история Венгерского народа в период с IX по XI достаточно актуальными, как для венгерских, так для российских и украинских исследователей.

Дело в том, что вопросы, вызванные формированием мадьярской государственности, касаются не только истории становления венгерского народа, но также некоторых народов Российской Федерации и истории Украины.

В свою очередь, эти вопросы возникли в процессе фундаментального исследования того или иного аспекта истории венгерского народа. Ученые расходятся во мнениях касательно процессов миграций мадьяр и их взаимодействии с народами на той или иной территории.

Отсюда появились разные теории происхождения венгерского народа и разные теории путей их миграции. В любом случае, множественность теорий относительно венгерской истории, особенно догосударственного периода породили массу вопросов и проблем в научной литературе, тем самым вызывая актуальность данной тематики.

Таким образом, актуальность данной работы заключается в поиске наиболее компромиссной, возможно комплексной точки зрения в вопросе возникновения венгерского королевства в Европе.

Гипотезы историков, выдвинутые уже в XIX веке, требуют упорядоченности, структуризации и систематизации, что в дальнейшем послужит хорошей базой для проведения того или иного исследования относительно истории Венгрии.

Более того, на волне последних событий, история, этническая история того или иного народа нуждается в популяризации и обширном внедрении в массы, с целью воспитания молодёжи, выработке патриотизма и чувства любви к Родине.

Целью работы является выявление основных факторов формирования венгерского королевства в IX-XI веках. Более того, работая над источниками, и литературой, было очень сложно найти те нужные сведения, отражающие аспекты средневековой венгерской истории, которые дают наиболее полезный материал для данного исследования.

Требуется отметить, что множество противоречий, присущих для анализа венгерской истории, помогли не только проанализировать сведения, полученные в ходе работы с литературой и источниками, но также проявить научную компетентность в составлении дипломного проекта.

Таким образом, проделанная работа позволила, в какой-то степени, проявить свои исследовательские навыки, и, может быть, улучшить их.

Главной задачей дипломной работы является освещение основных моментов истории древнего этапа венгерского королевства в IX-XI веках. Это и особенности арпадского периода истории мадьяр, особенности системы хозяйствования, политических и социальных институтов мадьярского общества.

Необходимо отметить, что вышеупомянутая задача, не может быть выполнена без подробного изучения того многообразного объема данных относительно истории венгерского народа в период раннего средневековья, которые могут дать нам историки, лингвисты и археологи.

То есть, для того, чтобы осветить данную проблему, следует подходить к ее изучению поэтапно. В первую очередь, нужно проанализировать историографию данного вопроса.

Подробный обзор литературы познакомит исследователя с основными проблемами венгерской истории, её спецификой, понятийным аппаратом, гипотезами и хронологическими рамками того или иного явления. Затем, нужно проследить путь миграции венгров арпадского периода.

В частности дать объяснение – почему именно земли Паннонии венгры выбрали в качестве новой Родины? Ну и в конце, требуется осветить основные аспекты жизнедеятельности венгерской общности IX-XI веков, то есть хозяйство и общественная жизнь.

Объектом исследования является одна из конкретных проблем, которая возникает при изучении научной литературы и источников по данному периоду, а именно государственно-политические отношения в Венгрии IX-XI веков. Предметом работы является исследование краеугольных вопросов функционирования раннего венгерского государства: хозяйство венгров, социальные институты и процессы миграции венгров с Востока на Запад.

Хронологические рамки, которые затрагивает выпускной проект: IX-XI века.

Такие хронологические рамки связаны с тем, что именно на IX век приходятся первые письменные упоминания о мадьярах, что упрощает в построении гипотез относительно их истории.

XI век в венгерской истории – это крещение венгров, официальное провозглашение венгерского королевства, и вхождение венгров в единую европейскую семью народов.

Разумеется, основу любой работы будут составлять общенаучные методы исследования, такие как дедукция, индукция, анализ и синтез. Однако методологической базой данного исследования стал синтез, как совокупность исследований разных направлений, методов и подходов в исторической науке.

Разумеется, без аналитической составляющей невозможно построить качественное исследование, поэтому анализ является одной из главных задач данной работы.

Большая часть анализа была посвящена осмыслению полученного из научной литературы материала, а также составления логически-выверенных, качественных тезисов относительно аспектов венгерской догосударственной истории. Далее, в работе можно заметить оперирование сравнительно-историческим методом исследования.

Он раскрывает свою суть в сравнении населения того или иного региона в период с IX по XI века Урала, Поволжья, Дона, Днепра, и Карпатского регионов с проживающими в них народами на сегодняшний день.

Акцентируя внимание на догосударственном этапе истории мадьяр, и его выделения из общей картины формирования государств в Европе, в работе был применен историко-системный, давший основу для установления взаимосвязей и выявления закономерностей между разными государствообразущими процессами, протекающими в вышеупомянутых регионах.

Первые упоминания о венграх встречаются на страницах европейских, византийских и арабских источников, которые можно объединить в обособленные группы, а возможно и в отдельные исторические традиции.

Одним из первых трудов, описывающих мадьяр, как самостоятельную этническую единицу, стали Фульдские анналы авторами которых стали монахи Эйнхард и Рудольф[2].

Фульдские анналы освещают историю королевства Франков с 680-901 годов, и в них содержатся сведения, относительно венгерских походов и набегов конца IX века на государства Европы. В частности, особое место уделено немецким, даже баварским походам мадьяр на земли империи.

Одним из важных источников по изучению ранней истории мадьяр также считается и труд Константина Багрянородного «Об управлении империей»[3]. Это один из наиболее полных, и единственный сохранившийся в оригинале документ, составленный в 948-952 гг. на основании многочисленных информационных записок дипломатического корпуса.

Текст сохранился в трёх рукописях, две из которых находятся в Париже, а третья – в Ватиканской библиотеке. Трактат написан в доверительной манере, он не предназначался для опубликования и остался неизвестен современникам. Это бесценный источник по истории Руси, армян, грузин, печенегов, венгров, хазар и ряда других народов.

В труде проводится мысль о том, что все иноплеменники, то есть не византийцы, обязаны безропотно покоряться богоизбранному народу ромеев

Венгерские средневековые источники представлены «Деяниями угров» венгерского «Анонима»[4], и сведениями монаха Юлиана[5]. Данные тексты достаточно подробно рассматривают историю венгерского народа, в том числе миграцию венгров с Востока в Европу.

В том числе даётся небольшое, но весьма полезное описание народов Волги и Урала, социальной структуры венгерских племен, традиции и быта. Требуется отметить, что труд монаха Юлиана в своё время, и до сих пор вызывает определенные споры в понимании этнической истории Венгрии и Башкирии.

В частности, его утверждение, что за Булгарией в XIII веке жили те, кто разговаривал на венгерском языке. Это, в свою очередь, создало почву для поисков научного обоснования родства венгров и башкир.

В этой проблеме до сих пор не сложилось единой, скорее компромиссной теории, а даже наоборот сложилось направление противников и сторонников пребывания, а тем более родства венгров и башкир.

Арабская историческая традиция представлена записками путешественников, и географическими трактатами. Наиболее значимые из них: «Путешествие на Волгу» Ахмед ибн Фадлана[6], и «Книга драгоценных украшений» Гардизи[7].

Фадлан и Гардизи в большинстве своём привели сведения о таких народах как печенеги, буртасы, булгары, хазары, мадьяры, и другие. Их труды можно охарактеризовать как сводки этнографической информации о разных народах.

Описания содержат пространственную, военно-политическую, и этнографическую характеристики.

До XIX века не существовало определенно-точных исследований мадьярской проблематики, однако во второй половине XIX века мадьярский вопрос обрел широкую освещенность в научной литературе как Российской, так и Австро-Венгерской империй.

Хотелось бы выделить наиболее значимые труды этого периода К.Я Грот «Моравия и Мадьяры с половины IX до начала X века» 1881г.; Palacky «Dejiny narodu ceskeho» (Палацкий, деяния народа чешского) 1862г.; Гильфердинг «История балтийских славян» 1864г.; В.И.

Ламанский «Об изучении греко-славянского мира» 1871г.; Fessler. «Die Gesch d.Ungern u.ihrer Landsassen» 1815г. Теории и работы иностранных авторов упомянутых выше содержатся в работе К.Я. Грота.

В частности, его труд «Моравия и Мадьяры с половины IX до начала X в», можно назвать сборником гипотез XVIII-XIX веков по истории мадьяр.

Много трудов того периода находятся в открытом доступе сети-интернет, или содержатся в извлечении и ссылках трудов других авторов[8].

В любом случае, работы XIX века, на примере работы Палацкого и Грота строятся с державно-охранительных, имперских позиций, идеализирующих сведения авторов средневековья, и мало-мальски исследуя сами процессы этногенеза путём практических исследований: поездки на Урал, Сибирь и Волгу.

Только Антон Регули и Ерней Келети в 40-х года XIX века путешествовали на Родину мадьяр. Регули, доказывая гуннское происхождения мадьяр поехал в Тибет, где разумеется потерпел неудачу, а Келети совершил поезду к границам Китая, где также не нашел искомых объектов[9].

Нельзя сказать, что научная мысль XIX века была некомпетентна в изучении мадьярского вопроса.

Например Гильфердинг строит предположение, что в крушении Моравской державы виноваты исключительно мадьяры, что отчасти логично.

Ламанский утверждает, что удачному вливанию в общеевропейскую семью, венгры обязаны своим соседям, и в частности, осколкам того же самого Моравского государства Святопулка[10].

В любом случае, литература XIX века не даёт полных и точных сведений по истории Венгрии, но не обращаться к ней бессмысленно, ибо она также является неотъемлемым фактором составления объективной картины исследования мадьяр.

В XX веке ученые Венгрии, Российской Федерации, и Украины, достаточно большое внимание уделяют вопросу формирования венгерского народа. Именно мадьяры играют значительную роль в становлении Венгрии, и Венгерского королевства, отношениях Киевской Руси и Дикого поля.

Безусловно, сами венгерские ученые будут уделять значительное влияние данной проблеме, ибо она является неотъемлемой частью их ранней этнической истории: Ласло Контлер, Элемер Моор, Тимаш Краус, и др. в своих работах, например Л.

Контлер «История Венгрии» логично и последовательно описывает истории венгерского народа и венгерского государства не покидая рамки объективности[11]. В рамках отношений Киевской Руси и Дикого Поля можно выделить таких ученых как Шушарин В.П, Карамзин Н.М, Иванов В.А. Археологические исследования по ранней венгерской истории проводили Кузеев Р.Г, В.

Ф Генинг, В.А.Иванов. Степень разработанности проблемы достаточно высока, но среди ученых до сих пор нет единого мнения о вопросе происхождения мадьяр, их миграции, и появления в Восточной Европе.

Конечно, авторы XX века уже прибегали к иным методам исследования, которые давали более конкретные результаты, позволяющие строить не пространные суждения, а четкие теории. Разнообразность методов и подходов, отсутствие единства, зачастую догматичность и субъективность, создали путаницу в разрешении венгерского вопроса.

Важно отметить, что противоречивость исследователей друг другу может стать отдельной темой для дипломного или диссертационного проекта. Венгерский вопрос в современной историографии весьма многогранен, и требует максимальной беспристрастности к той или иной теории. Выявить единственно правильную теорию, исходя из трудов современных авторов попросту невозможно, из-за отсутствия фундаментальных материальных свидетельств.

Изделия, приписываемые к периоду догосударственной истории Венгрии, датируются IX-X веками, то есть временем разделения угорских племен.

На смену предметам, которые оставили мадьяры в месте своего первоначального обитания пришли предметы, связанные с ремесленными центрами Волжской Болгарии.

Экспансия болгарского ремесленного, в том числе ювелирного, производства не дала шансов дальнейшему развитию и самостоятельному существованию венгерского стиля на Урале и Волге.

Археологические источники касательно данного периода приходится именно на период, близкий к рубежу IX-X веков. Он несколько отличается от изделий, приписываемых Западной Венгрии, но, тем не менее, в двух стилях улавливаются общие черты, свидетельствующие в пользу их единого происхождения.

В Западной Сибири среди случайных находок на святилищах местного населения и при раскопках погребальных комплексов этого времени часто встречаются вещи, которые можно отнести к венгерским. Некоторые из них ближе по стилю к западно-венгерским.

Возможно, что их создали до ухода части угорских племен на запад или вскоре после него. Конечно же, нельзя исключать и импорта из Дунайской Венгрии. Это, например, предметы с растительным декором: серебряные пряжки, серебряные чеканенные пластины, бронзовое навершие рукояти сабли.

Именно на Волге и Урале, мадьяры сделаны серебряные чаши с изображением всадников, сцен охоты или животных[12].

Можно высказать предположение, что большая часть бронзовых изделий IX-X веков, встречающихся в Уральском регионе и Западной Сибири, создавалась именно урало-венгерскими ремесленниками.

Так, некоторые бронзовые и серебряные бляхи, кресала с бронзовыми рукоятями не только повторяют сюжеты и иконографию бесспорно венгерских изделий, но и отличаются особым качеством и технологией производства.

Еще одна группа вещей, возможно, не связана непосредственно с урало-венгерским центром, но его влияние прослеживается в изображаемых сюжетах и стилистике – это, например, пряжки с изображением филина[13].

Таким образом, обозначив главные аспекты работы, и выявив ее некоторую специфику, можно получить четкое представление о, непосредственно, ее составлении, содержании и проблематике.

Подытоживая все вышеперечисленные факты, хотелось бы еще раз отметить сложность и проблематичность сопоставления всех фактов. Множество ученых, которые предлагают свои гипотезы обоснования существования той или иной проблемы, требовали детального изучения.

Сведения, которые даёт нам автора и переводчики требовали сравнения друг с другом. И, наконец, сведение их в одно, единое целое, и стало результатом проделанной работы.

Предыдущая1234567Следующая .

Источник: https://mylektsii.ru/5-56507.html

Глава 1. ВВЕДЕНИЕ

Глава 1 Введение

Чувакин А.А.

ЧА2 Основы филологии : учеб. пособие / А.А. Чувакин; под ред. А.И. Куляпина. — М. : ФлИнтА : наука, 2011. — 240 с.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Федеральный государственный образовательный стандарт по направлению подготовки 032700 — Филология (бакалавриат) предусматривает изучение дисциплины «Основы филологии». Этот шаг кажется вполне естественным, если исходить из новой реальности, в которой мы живем.

Она такова: в современной филологии все более основательно проявляются процессы интеграции.

Филологическое образование ориентирует бакалавра филологии на более широкий спектр профессий, зачастую вырастающих на перекрестье литературоведения, лингвистики и фольклористики, во взаимодействии с другими гуманитарными науками и научными дисциплинами.

Это объясняет необходимость углубления общефилологической составляющей университетского филологического образования: чтобы освоить соответствующие сферы деятельности, чтобы быть мобильным на рынке труда, современный филолог должен иметь представление о филологии как таковой, ее статусе в современном обществе, о способах приобретения различных профессиональных компетенций на филологической базе. В этом контексте актуально суждение Д.С. Лихачева: «Филология лежит в основе не только науки, но и всей человеческой культуры».

настоящее учебное пособие подготовлено в соответствии с программой изучения данной дисциплины (см. приложение). Его основу составили лекции, читаемые автором в Алтайском государственном университете (АлтГУ, г. Барнаул) с 2004 г.

Помимо теоретического материала, в книгу включены вопросы и задания для самостоятельной работы студентов, а также материалы для чтения. Этот важный раздел книги сформирован из фрагментов работ ряда исследователей, преимущественно филологов и философов, и писателей.

Выражаю надежду, что знакомство с этими работами вызовет у читателя размышления над ключевыми вопросами современной филологии, поможет студентам освоить основные идеи курса и, что не менее важно, будет способствовать развитию интереса к проблематике филологии на современном этапе ее развития.

Все материалы книги могут быть использованы и для организации цикла семинарских и практических занятий, формирования пакета контрольных заданий.

Содержательно учебное пособие строится по схеме, традиционной для теоретических филологических дисциплин: история — теория — метод. Центральным элементом содержания является рассмотрение объектов современной филологии: естественного языка, текста и homo loquens. Именно эти объекты сегодня объединяют филологические науки и дисциплины в одну отрасль гуманитарных наук.

Автор выражает благодарность своим слушателям — студентам бакалавриата по направлению «Филология» АлтГУ, а также студентам и аспирантам, любезно предоставившим материалы для использования их в книге в качестве иллюстраций.

Особая признательность бакалавру филологии Анне Левенко за помощь в подготовке рукописи к изданию и студенту-первокурснику бакалавриата Сергею Медведеву, прочитавшему отдельные главы книги в рукописи и высказавшему ряд интересных соображений.

Считаю своим приятным долгом выразить благодарность кандидату философских наук, доценту Л.А.Кощей (АлтГУ), творческие дискуссии с которой помогли рождению концепции книги; научному редактору издания доктору филологических наук, профессору А.И.

Куляпину (АлтГУ) и рецензентам — кафедре современного русского языка и речевой коммуникации АлтГУ и доктору филологических наук, профессору Е.Г.

Елиной (Саратовский государственный университет имени Чернышевского) — за конструктивные замечания, учтенные на стадии завершения работы над учебным пособием.

Автор

«Лингвистика, универсальное образование и знание людей — вот составные элементы, из которых великий Зодчий создает гениального филолога.»

К. Бюлер

«Филология лежит в основе не только науки, но и всей человеческой культуры.»

Д.С. Лихачев

Глава 1. ВВЕДЕНИЕ

Филология: слово — практическая деятельность — знание — область науки. Возникновение филологии как деятельности и как знания.

Филология существует более двух с половиной тысячелетий. В центре ее интересов не случайно всегда стояло слово. «Я словом все могу!» — утверждал русский писатель М. Пришвин.

Интерес к слову частично отразился и в самом термине филология: др.-греч., лат. philologia, англ. philology, нем. Philologie, итальянск. filologia, фр. philology, польск. filologja, чешск.

filolo- gie, русск. филология…

Считается, что древнегреческое слово «филология» первоначально имело двоякое значение. Этот факт объясняется широтой значений второй части слова — «логос».

Как слово обыденного языка древнегреческое «филология» означало любовь к слову. Интересно замечание Г.О.

Винокура о том, что в «Законах» Платона афинянин называет себя «филолохус» — словоохотливый, разговорчивый в отличие от спартанца, которого он называет «брахолохус» — малоречивый, говорящий кратко.

Как слово специального языка древнегреческое «логос», по наблюдению С.И.

Радцига, могло выражать все понятия, которые передаются человеческим словом, и имело значения рассказ, ораторская речь, мысль, которая выражается словом, и высшая мысль или разум; стало быть, древнегреческое «филология» может быть истолковано как любовь к ученым беседам, ученым занятиям. Русский филолог К. Зеленецкий отмечает у слова «логос» три значения: «ум, произведения ума, т.е. науки и знания, и слово или речь».

Другая часть рассматриваемого сложного слова — «филия» – означала любовь.

Интересно, что греки различали несколько видов любви, чему соответствовало и несколько имен: агапе — жертвенно-нисходящая любовь, стпрге — привязанность, эрос — спонтанная и независимая от воли стихийная страсть.

на этом фоне рассматриваемое нами слово филия означает любовь- приязнь, любовь-симпатию, любовь-дружбу, любовь, которая основывается на свободном индивидуальном выборе человека.

Термин «филология» начал складываться в конце III — начале I в. до н.э. со значением всеобъемлющая наука. «Филологом» именовал себя грек Эратосфен (конец III — начало II в. до н.э.) — поэт, грамматик, математик, географ, историк.

В Древнем Риме одним из первых называет себя «филологом» Аттей (III—II вв. до. н.э.), который преподавал риторику и изучал филологические и исторические древности. По наблюдениям Ю.С. Степанова, «филолог» (с ударением на втором слоге) приобретает значение прилежный к словам, изучающий слова в III — V вв.

н.э. Таковы начала терминологизации слова «филология».

Филология как практическая деятельность и как практически ориентированное знаниевозникает на Западе и на Востоке исторически одновременно: в эпоху поздней античности, т.е. в эпоху эллинизма на Западе и эпоху Ханьской империи на Востоке, в Китае.

«Александрийские книжники собирали литературные произведения классической поры своей античности — эпохи полисов, китайские — классической поры своей античности — эпохи лего. Они не только собирали, но и работали над установлением их текстов; работа же над текстом влекла за собой работу над самим произведением.

Так сложилось, ставшее классическим, существо филологической работы: собирание письменных памятников прошлого, установление их текста и истолкование их» (Н.И. Конрад).

Это направление практической деятельности связано с работой над письменными текстами, с созданием библиотек; крупнейшей библиотекой традиционно называется библиотека в г. Александрии (Египет; III—II вв. до н.э.).

Другое направлениеобучение

Источник: https://lektsii.com/1-135982.html

Book for ucheba
Добавить комментарий