Глава 20. Постпозитивизм

Лекция 2: Позитивизм. Неопозитивизм. Постпозитивизм

Глава 20. Постпозитивизм

⇐ Предыдущая12131415161718192021Следующая ⇒

Позитивизм О. Конта.

Позитивизм – философское направление, утверждающее, что источником подлинного «положительного» (позитивного) знания могут быть лишь конкретные (эмпирические) науки и их синтетические объединения, а философия не может претендовать на самостоятельное исследование реальности.

Основателем этого направления является Огюст Конт (1798-1857 гг.). Ещё в 30-е гг. XIX в. Конт ввёл термин «позитивизм». Положительная философия, согласно Конту, может стать единственной твёрдой основой для социальной организации, благодаря которой прекратится кризис, так долго испытываемый наиболее цивилизованными нациями.

Он полагал, что миром управляют и двигают идеи, или другими словами, что весь социальный механизм основывается окончательно на мнениях. Именно умственное безначалие является причиной политического и нравственного кризиса современных обществ.

Конт считал величайшим злом глубокое несогласие, существующее между умами относительно всех начал, твёрдость и определённость которых есть первое условие истинного общественного порядка.

По мнению Конта, существует основной исторический закон, согласно которому, каждое из наших главных понятий, каждая отрасль наших познаний проходит последовательно через три ступени (теоретических состояния): теологическое (состояние вымысла); метафизическое (состояние абстракции); позитивное или положительное (научное состояние). На первой, теологической, ступени (характеризующейся господством духовенства и военных властей) человек объясняет явления природы как порождение особой воли вещей и сверхъестественных сущностей (фетишизм, политеизм, монотеизм). На второй, метафизической, ступени (при господстве философов и юристов) природные явления рассматриваются людьми с позиций абстрактных причин, «идей» и «сил» (по словам Конта, ипостазированных абстракций). Позитивный этап – это, когда все явления мира люди начинают объяснять не идеей Бога (теологически), не исходя из идей разума (метафизически), а на основании опыта, эксперимента, позитивных (положительных) данных науки. Факты, эксперимент, опыт – вот основания для философских заключений. Каждая наука – сама себе философия, и не нуждается в умозрительных принципах и положениях. Позитивизм рассматривается как философия отрицания философии. На третьей, позитивной, ступени, для которой характерно объединение теории и практики, индивид довольствуется тем, что благодаря наблюдению и эксперименту выделяет связи явлений и на основе тех связей, которые оказываются постоянными, формулирует законы. «Savoir pour prevoir, prevoir pour prevenir» – «Знать, чтобы предвидеть, предвидеть, чтобы избегать» – эти слова являются девизом позитивной науки. Основные принципы позитивизма состоят в следующем: 1. Опыт является и первичным, и единственным источником знания. 2. Каждая наука вырабатывает собственные внутренние причины исследования своего объекта. 3. Вещи – это комплексы ощущений. 4. Задача философии – изучение языка и методов науки.

По Конту, науки распределяются согласно естественной иерархии: математика, астрономия, физика, химия, психология. Психологию Конт подразделяет на биологию и социологию. Социология, благодаря Конту, была разработана в определённую научную систему. Собственно Конт и ввёл термин «социология» в научный обиход.

Практической целью социологии, по Конту, является организация человеческого общества. Во взглядах на историю и социологию Конт находился под сильным влиянием Сен-Симона. Определённое место в истории и социологии Конт отводит религии.

По его мнению, для того, чтобы ускорить прогресс, необходима активизация чувств с помощью религии, высшим предметом которой (grand etre) является само человечество. Основное требования подобной религии: любовь как принцип; порядок как основа; прогресс как цель.

Конт написал 6-томный труд под названием «Курс позитивной философии» (1 т.: «Математика»; 2 т.: «Астрономия и физика»; 3 т.: «Химия и биология»; 4-6 тт.: «Социология»).

В своём становлении позитивизм разделился на логический (задача философии – изучение логики науки) и семантический(задача философии – изучение языка науки).

Неопозитивизм.

Эта школа имеет и другие названия, такие, как логический позитивизм, современный эмпиризм. Её представители считали себя наследниками английского эмпиризма Локка, Юма, Беркли. Неопозитивизм берёт своё начало с образования в 1922 г.

Венского кружка, в который входили профессора логики, философии, физики и других наук. Наиболее яркие представители кружка – Мориц Шлик (1882-1936 гг.), Филипп Франк (1884-1966 гг.). В 1926 г. в Вену был приглашён Рудольф Карнап (1891-1970 гг.

), который стал центральной фигурой в дискуссиях кружка. Огромное влияние на кружковцев оказали труды Б. Рассела, Л. Витгенштейна. Берлинское «Общество научной философии» было представлено Хансом Рейнхенбахом (1891-1953 гг.). В 1929 г. был издан манифест «Научное понимание мира.

Веский кружок», где были сформулированы цели и задачи этой школы. С 1938 г. кружок стал выпускать специальный журнал – «Международную энциклопедию унифицированной науки». В начале Второй мировой войны Венский кружок прекратил своё существование в связи с эмиграцией многих членов из Австрии.

Ведущие представители этого кружка в эмиграции в Великобритании создали школу Кембриджских аналитиков, а в США – школу логического эмпиризма.

Неопозитивисты считали, что есть только два вида научного знания, научных высказываний, обладающих знанием: 1) все то, что относится к частным дисциплинам, – все эмпирические науки; 2) логика и математика, являющиеся инструментом упорядочения и построения эмпирического знания.

В этом разделении знания философии места не остаётся. Неопозитивисты утверждали, что философия – не наука, а просто деятельность по прояснению языка науки, её логики и методологии. То, что в традиционной философии называлось теорией познания, неопозитивизм большей частью относил к психологии.

Основная цель философии науки, а логический позитивизм и является ею, – рассмотрение логической структуры научных теорий и анализ значений научных высказываний. Для достижения которой, неопозитивисты выдвинули так называемый принцип верификации (от лат. verus – истинный и facio – дело) – подтверждение.

Он применим только к высказываниям эмпирического характера, т.е. проверяемым наблюдением. Значение каждого предложения проверяется в опыте. Пример: Находясь в аэропорту, мы можем непосредственно соотнести смысл предложения: «Самолёт Москва-Екатеринбург вылетает в 18.00 часов» – с наблюдаемым событием, т.е.

наглядно убедиться в его истинности. Но можно проверить это опосредованно, заглянув в расписание. В результате таких проверок предложения могут оказаться как истинными, так и ложными. Такого рода предложения входят в область эмпирических, проверяемых на деле (опыте).

Все остальные предложения являются либо бессмысленными, либо неосмысленными и потому незначимыми. Так, предложение из работы Гегеля «Абсолютное находится вне времени» проверить невозможно.

Со временем логические позитивисты заменили формулировку верификации положением подтверждаемости (испытуемости).

Определённые трудности у логических позитивистов возникли из-за двусмысленности и узости понятия «опыт», который они понимали в основном как наблюдаемость и субъективную переживаемость.

Однако понятие «опыт» подразумевает и реальный эксперимент, и наблюдение, и сложившиеся у субъекта схемы, и прошлые знания, навыки в соответствующих областях.

Ещё одно затруднение связано с тем, что научное знание интерсубъективно (общезначимо), принимается всеми и может быть сообщено каждому, в то время как переживание субъекта личностно. Проблема интерсубъективности возникла ещё у Д.

Беркли, который решает её, вводя в свою систему Бога, якобы вкладывающего в нас ощущения и потому обеспечивающего единство и гармонию наших переживаний. Для неопозитивистов единственное удостоверение общезначимости наших восприятий, например, красного цвета, заключается в том, что большинство воспринимает этот цвет именно как красный. Неопозитивисты подчёркивали, что логика и математика основаны на конвенции – т.е. соглашении учёных друг с другом о принятии той или иной логико-математической структуры для упорядочения опыта в зависимости от её удобства и простоты.

Постпозитивизм.

На смену методологии неопозитивизма пришло новое направление в философии – постпозитивизм. Данное направление представлено трудами таких философов, как К. Поппер, Т. Кун, И. Лакатос, П. Фейерабеннд.

Начало постпозитивизма связывается с выходом в свет основной методологической работы Поппера «Логика научного открытия» (1959) и книги Куна «Структура научных революций» (1962). Для постпозитивизма характерно ослабление внимания к проблемам формальной логики, что было присуще предыдущему этапу позитивизма.

проблема в постпозитивизме – объяснение развития науки, закономерного роста научного знания.

Представители постпозитивизма задаются следующими вопросами: как возникает новая теория, каким образом она утверждается в научном сообществе, каковы критерии выбора конкурирующих научных теорий? Внутри постпозитивизма можно выделить ряд направлений, наиболее яркими из которых были – критический рационализм и историко-эволюционистское направление.

Основатель критического рационализма английский философ и социолог Карл Раймунд Поппер (1902-1994 гг.). Рационализм в понимании представителей этой школы – особая норма поведения учёного, который при обосновании научных выводов не должен бояться никаких опровержений своих предположений и гипотез.

Рационализм предполагает открытость для критики, опирающуюся, конечно, на факты и научную методологию. Рационализм включает в себя принцип фальсификации (от лат. falsus – ложный и facio – делаю).

Этот принцип и был предложен Поппером в качестве критерия разграничения науки и метафизики, а также как альтернатива принципу верификации в неопозитивизме. Поппер полагал, что законы науки не сводимы к наблюдению и, следовательно, не верифицируемы.

Научным может считаться такое утверждение, которое возможно опровергнуть опытным путём и, если при попытках его опровержения, оно остаётся не опровергнутым. Наличие же фактов, противоречащих научной теории, фальсифицируют её и потому вынуждают учёных отказаться от этой теории. Если опровержение теории отсутствует, то она считается истинной.

Рост научного знания состоит в выдвижении новых смелых гипотез и их опровержений, фальсификации, в результате чего и решаются научные проблемы. «Всякая теория ненадёжна, подвержена ошибкам» – это основное положение принципа фаллибилизма*.

Поппер рассматривал рост научного знания не как движение от одного истинного знания к другому, а как постоянный переход от одних проблем к другим. Философско-методологическая концепция Поппера связана с отказом от объективного характера истинности наших знаний и абсолютизацией их плюралистического характера.

Таким образом, начав с оптимистического утверждения О. Конта об интеллектуальном процессе и прогрессе науки, который признавал ещё и логический позитивизм, «позитивная философия» на этапе постпозитивизма претерпевает значительную метаморфозу. Устами Поппера она утверждает явный философский пессимизм: «Мы не знаем – мы можем только предполагать».

В области социальной философии Поппер выступает протии историцизма, широко используемого в марксистской философии. Историцизм рассматривает развитие истории как закономерный процесс. Согласно Попперу, в обществе нет никаких объективных законов развития, поэтому нет возможности и социального прогнозирования.

Свою социально-философскую концепцию Поппер наиболее полно изложил в работе «Открытое общество и его враги» (1945), которая включает рассмотрение двух противоположных, по его мнению, обществ: открытого общества и закрытого общества.

Под открытым обществом автор имеет в виду общество демократического типа, характеризующееся плюрализмом в экономике, политике, культуре, развитыми социальными структурами, гражданским обществом и правовым государством. К закрытым обществам Поппер относил общества докапиталистические и социалистические.

Для них характерны такие черты. Как неизменность социальных форм функционирования, тоталитаризм, превалирование коллектива над личностью, идейный догматизм и социальная демагогия. Почти уже в девяностолетнем возрасте Поппер писал, что главная идея открытого общества – идея власти закона.

Он указывал, что «Власть закона – самая насущная потребность России» (Поппер, К. Р. Открытое общество и его враги: Пер. с англ. – М. : Феникс, 1992. – 1 т. – С. 8).

Заметный вклад в разработку постпозитивистской теории внёс американский философ Томас Сэмюэл Кун (1899-1922 гг.), один из лидеров историко-эволюционистского направления в философии науки. Свою концепцию исторической динамики научного знания он изложил в работе «Структура научных революций».

Особенность развития науки, по Куну, состоит в том, что она ставится в зависимость от господствующего в определённые исторические периоды способа деятельности научного сообщества. В связи с этим он вводит в научный оборот понятие «парадигма», которое является одним из важнейших в современном постпозитивизме.

Та или иная парадигма – это совокупность убеждений, ценностей и технических средств, принимаемых научным сообществом и обеспечивающим существование научной традиции.

«Под парадигмой, – пишет Кун, – я подразумеваю признанные всеми научные достижения, которые в течение определённого времени дают научному сообществу модель постановки проблем и их решений» (Кун, Т. Структура научных революций: Пер. с англ. – М. : Прогресс, 1977. – С. 11).

Формирование общепризнанной парадигмы – показатель зрелости той или иной системы научного знания. Смена одной научной парадигмы другой представляет собой научную революцию. Развитие науки в ключевых точках как раз и осуществляется посредством научных революций как скачкообразный процесс.

Рассмотрим воззрения ряда других постпозитивистов, которые разработали свои собственные концепции. Английский философ Имре Лакатос (1922-1974 гг.) выдвинул методологию научно-исследовательских программ. По Попперу, на смену одной теории приходит другая, старая теория отвергается полностью.

Лакатос подчеркнул важность сравнения теорий друг с другом. К тому же сравнивать следует не просто теории, а научно-исследовательские программы. Каждая научно-исследовательская программа содержит несколько теорий.

«Твёрдое ядро» программы переходит от одной теории данной программы к другой, а защитный пояс, состоящий из вспомогательных гипотез, может частично разрушаться. Например, «твёрдым ядром» научно-исследовательской программы Ньютона являются три закона механики и закон тяготения.

На этой базе было развито множество теорий, относящихся к различным отраслям научного знания. Только тогда, когда будет разрушено «твёрдое ядро» программы, необходимым окажется переход от старой научно-исследовательской программы к новой.

Новая прогрессивная научно-исследовательская программа должна быть более насыщена эмпирическим содержанием, нежели её предшественница. Постпозитивисты справедливо обратили внимание на необходимость тщательного изучения истории развития научного познания. Изучение наук, не сопровождающееся анализом их истории, ведёт к одностороннему знанию, создаёт условия для догматизма.

Американский философ Пол Фейерабенд критикует кумулятивизм, согласно которому развитие науки происходит в результате постепенного накопления знания. Фейерабенд – ярый сторонник тезиса о несоизмеримости теорий. Теории дедуктивно не связаны друг с другом, для них характерны разные тезисы и понятия. Согласно Фейерабенду, плюрализм должен господствовать не только в политике, но и в науке.

Существует множество равноправных типов знания. Возможность универсального метода познания Фейерабендом отрицается. Иногда он даже высказывался в том смысле, что «всё позволено», т.е. любая теория приемлема, если только она принимается сообществом учёных. Критерии рациональности не абсолютны, они относительны.

Наука, философия, религия и даже магия – всё уместно, всё обладает самостоятельной ценностью.

Лекция 3: Прагматизм

Предтечей данного направления считается Иеремия Бентам (1840-1904 гг.), который ввёл принцип утилитарности, полезности как основание оценки всех явлений жизни. Основные идеи прагматизма впервые высказал Чарлз Сандерс Пирс (1839-1914 гг.) – американский философ, логик, математик и естествоиспытатель.

Статьи Пирса «Как сделать наши идеи ясными», «Определение веры» послужили первоисточником американского прагматизма. Философские воззрения Пирса сочетают две противоположные тенденции: позитивистскую (эмпирическую) и объективно-идеалистическую, идущую от Платона и Ф. Шеллинга. Он отрицал врождённые идеи и интуитивное познание. Вслед за И.

Кантом Пирс утверждал, что исходным пунктом познания выступает «видимость».

По Пирсу, понятие об объекте можно достигнуть лишь путём рассмотрения всех практических следствий, вытекающих из действий с этим объектом. Наше знание об объекте всегда является незавершённым и опровержимым, гипотетичным.

Это относится не только к обыденному знанию и знанию естественнонаучному, но и к математическим и логическим суждениям, всеобщность которых может быть опровергнута контрпримерами. Пирс опровергал механистический детерминизм и отводил большую роль «творчеству случайного» в движении и развитии сущего.

Дух не только рационализирует мир, но также вносит в него любовь и гармонию, неотделимые от творческой свободы. Истина в трактовке Пирса – ясное, отчётливое, непротиворечивое на данной стадии развития знания. Истинность знания является надёжным условием результативной практики.

Полезность определяет значение истины, её надёжность. Практический интерес – причина нашей заинтересованности в искании истины.

Высшее воплощение Духа, по Пирсу, – Бог, к которому человек обращён всеми своими духовными силами – чувством совершенства, любовью и верой. Рациональные доказательства существования бытия Бога бесполезны, в поведении человека всегда есть рационально необъяснимый, непознаваемый «остаток», направляемый верой.

Пирса также считают одним из основателей математической логики и семиотики.

Другой известный представитель и один из основоположников прагматизма Уильям Джемс (1862-1910 гг.). Согласно Джемсу, философ ищет такой мир, который подходил бы к его темпераменту, и поэтому верит в любую соответственную картину мира.

В значительной мере история философии есть история своеобразного столкновения человеческих темпераментов. Темперамент влияет на ход мыслей философа несравненно сильнее, чем любая из его безукоризненно объективных предпосылок. В философии встречается два интеллектуальных типа.

Один из них – «мягкий» – рационалист, оперирующий «принципами» (разновидности: интеллектуал, идеалист, оптимист, верующий, индетерминист, монист, догматик).

Другой – «жёсткий» – эмпирик, оперирующий «фактами» (разновидности: сенсуалист, плюралист, материалист, пессимист, неверующий, детерминист, плюралист, скептик).

Джемс утверждает, что необходима посредствующая система: рационалист даёт религию без фактов, эмпиризм даёт факты без религии; следует соединить честное научное обращение с фактами со старой верой в человеческие ценности. Такой посредствующей системой является прагматизм.

Сознанию Джемс приписывал следующие основные признаки: 1) всякое состояние сознания является состоянием определённой личности (это всегда сугубо личное сознание и самосознание); 2) в сознании происходит постоянная смена его состояний – «поток сознания» и он не прерывен; 3) сознание есть активное начало, выбирающее из различных состояний какое-либо определённое, как это чётко проявляется в акте внимания и волевого усилия; 4) ни одно состояние сознания не бывает тождественным с любым иным. В теории познания Джемс исходит из признания исключительной значимости опыта. В своих исследованиях он обращается к конкретному – к фактам, к действиям, отвергая значимость абстрактных, абсолютных начал. Противопоставляя эмпирический метод методу рационалистическому, Джемс создал учение, которое назвал радикальным эмпиризмом. По Джемсу, истинность знания определяется его полезностью для успеха наших поведенческих актов, поступков.

Прагматисты, в том числе и Джемс, обвиняли всю прежнюю философию в отрыве от жизни, в абстрактности и созерцательности. Философия, по Джемсу, должна способствовать не осмыслению первых начал бытия, а созданию общего метода решения тех проблем, которые встают перед людьми в различных жизненных ситуациях, в потоке постоянно меняющихся событий.

Ещё одним виднейшим представителем прагматизма был американский философ Джон Дьюи (1859-1952 гг.). Фундаментальным понятием философии этого мыслителя был опыт, под которым имелись в виду все формы проявления человеческой жизни.

По мнению Дьюи, философия возникла не из удивления, как полагали ещё в древности, а из социальных напряжений и стрессов. Поэтому задача философии заключается в такой организации жизненного опыта, прежде всего, уклада социального бытия, который способствовал бы улучшению образа жизни людей, их существования в мире.

Средством для этого должен стать метод науки и разума, который служил бы орудием, инструментом, соответствующим нашим прагматическим устремлениям. Такой метод состоит в установлении испытываемого затруднения или проблемы, которые возникают во всевозможных жизненных ситуациях и вынуждают человека искать средства для целесообразного их решения.

Идеи и теории выступают в качестве интеллектуальных инструментов. По Дьюи, истинными идеями, концепциями, ториями будут те, которые являются результативно-выгодными, успешно работают в жизненно важных обстоятельствах, ведут к достижению прагматических целей. Инструментализм – стержневая идея мыслителя, определяющая суть его философии.

При этом средства, которые избираются для решения соответствующих проблем, должны быть не субъективными и произвольными. Они должны отвечать характеру проблемы и поставленной цели, ибо неадекватные средства могут извратить саамы лучшие намерения и цели.

Итак, по Дьюи, познание есть инструмент приспособления человека к окружающей среде, как природной, так и социальной. А мерило истинности теории – её практическая работоспособность в данной жизненной ситуации. Практическая целесообразность – критерий не только истинности, но и моральности.

Под этим углом зрения Дьюи рассматривал, в частности, и проблемы религии. Дьюи полагал, что предложенный им метод инструментализма пригоден для эффективного решения любых проблем в демократическом обществе. Защиту и обоснование именно такого общества Дьюи считал главной как социальной, так и моральной целью, а также смыслом своего философствования.

В заключение можно сказать, что прагматист не склонен рассуждать о постижимости или непостижимости внутреннего смысла бытия. Он предпочитает думать о том, что ведёт к успеху в жизни, а отсюда следует, что задача человека заключается в том, чтобы устроиться в жизни, в мире, а задача философии – помочь ему в этом.

⇐ Предыдущая12131415161718192021Следующая ⇒

Дата добавления: 2016-11-02; просмотров: 6155 | Нарушение авторских прав

Рекомендуемый контект:

Похожая информация:

Поиск на сайте:

Источник: https://lektsii.org/8-95956.html

Читать онлайн История философии: Учебник для вузов страница 209. Большая и бесплатная библиотека

Глава 20. Постпозитивизм

Кружок существовал до 1938 года, до аннексии Австрии, большинство ученых переехали в США и, начиная с 1938 г. и до 60-х гг. говорят о физикалистском этапе Венского кружка. Они работают над идеей создания унифицированной науки.

В этот момент, как никогда более, очевидно возвращение к исходной претензии позитивизма – синтезировать научное знание. Универсальным для ученых становится язык физики, обладающий интерсубъективным характером. Т. е.

язык науки фиксирует “объективное” состояние вещей, без “субъективной” оценки переживаний наблюдателя. Этим отличается физика. В отличие, например, от языка биологии, теологичного и антропологичного.

Идеи физикализма оказали существенное влияние на философию и отчасти на науку 50-х – 60-х гг. Открытие физики микромира ставит проблему интерсубъективности как внутреннюю проблему самой физики.

В центре интересов венцев было определение критерия научной осмысленности знания – оно может быть и ложным. Но его следует отличить от научно неосмысленного знания, которое не может быть даже ложным, так как оно бессмысленно.

В науке должны остаться два класса научных предложений – аналитические истины, не имеющие предметного содержания, и фактические истины, эмпирические факты конкретных наук, значение которых может быть проверено особым способом – принципом верификации.

Представители Венского кружка исходят из того деления знания на аналитическое и синтетическое, которое было предложено Юмом и в отличие от кантовского не предполагало существования априорно-синтетического знания. Аналитическое знание – априорное в логическом смысле, т. е.

все логико-математическое знание не информативно и носит разъясняющий характер, как его описывал Кант. Синтетическое – все эмпирическое знание, которое составляет индуктивную науку.

Исходная идея венцев состоит в том, что знание основано на простых утверждениях наблюдения.

И поскольку форма выражения научных идей – языковая, то сильным средством их анализа должен стать логический анализ значения протокольных предложений – прямых фиксаций переживаемого опыта. Еще Э.

Мах писал о чем-то подобном, говоря о “фактах переживаний”. Философия науки должна быть ориентирована именно на такие прямые констатации.

Критерием включения протокольных предложений в научную теорию, другими словами, критерием истинности, должен стать принцип верификации (подтверждения) : протокольные предложения могут быть воспроизведены.

Научными могут считаться и те предложения, которые могут быть редуцированы (сведены) к протокольным по логическим правилам вывода.

Такимобразом, верификация была критерием истинности, но одновременно и способом выявления значения, и принципом разграничения эмпирического осмысленного знания и метафизического, спекулятивного, неосмысленного.

Однако вскоре стало очевидным, что такой прямой верификационизм невозможен в тех случаях, когда мы имеем дело с событиями прошлого, с общими суждениями и т. д.

Тогда этот критерий был ослаблен и появился критерий принципиальной верификации, или верифицируемости: оговаривались условия практической проверки того или иного факта.

Типичным примером стало в те годы рассуждение об обратной стороне Луны, которое в принципе можно будет подтвердить, когда будет построен летательный аппарат, который облетит Луну.

Уязвимым было и само понятие протокольных предложений. Внешним критиком выступал К. Поппер, считавший, что следует вводить принцип фальсификации (опровержения) в качестве критерия истинности.

Но была и внутренняя критика: например, Нейрат считал, что в науке не существует чистой констатации восприятий, так же, как не может быть и “чистого опыта”, т. е.

не может быть опыта, свободного от каких бы то ни было концептуальных теоретических форм.

Главной мишенью Венского кружка была метафизика, сфера научно неосмысленного знания. Философия создала слишком много спекулятивных систем.

При этом Карнап использовал фрейдистские образы: метафизику он определял как выражение бессознательного чувства жизни, подавляемого сознанием.

Кстати, проблематика некоторых концепций аналитической философии, на первый взгляд отмежевавшихся от позитивизма 20 -50-х гг. ХХ в., так или иначе связана с проблемой выражения (репрезентации) бессознательного в духе этого высказывания Карнапа.

Литература

1.Крафт В. Венский кружок. М., 2003.

2.Швырев В. С. Неопозитивизм и проблемы эмпирического обоснования науки. М., 1966.

3.Philosophie, Wissenschaft, Aufklärung: Beirtäge zur Geschichte und Wirkung des Wiener Kreises. В., 1985.

Глава 20. Постпозитивизм

Этим термином принято обозначать работы нескольких философов середины ХХ в., тематически объединяющиеся вокруг вопросов методологии науки и подвергающие переосмыслению понятия классической рациональности.

Среди наиболее известных представителей постпозитивизма: К. Поппер, Т. Кун, И. Лакатос, П. Фейерабенд, М. Полани, К. Хюбнер. По сути, недалек от этого движения мысли М. Фуко.

Поздний постпозитивизм дал начало социологии науки.

В целом для постпозитивизма характерна проблематизация возможности познания (не только научного, но и любого) ·- от сдержанных сомнений в том, что научные теории отражают фактическое положение дел (Поппер) до бескомпромиссных утверждений о том, что наука является служанкой власти (Фейерабенд).

Общая схема этого движения выглядит следующим образом. Истоки его лежат в области, которая на первый взгляд кажется далекой от философии, – в математике и физике начала ХХ в. Центральной темой для осмысления в то время была разработка теории относительности (далее – ТО). Теория эта разрабатывалась для весьма специфических условий, прежде всего для скоростей, близких к скорости света.

Однако в ее рамках были получены результаты, общефилософская интерпретация которых потрясала умы: относительность одновременности, отсутствие абсолютного времени, отсутствие абсолютного и неподвижного пространства. Релятивизированы оказались также пространственные характеристики тел, их масса и так далее (одно время казалось даже, что под вопрос поставлен закон сохранения энергии).

Характерно, что все это в физическом смысле совершенно не затрагивает наш мир, однако метафизические формулы, содержащие понятие релятивизма, через 100 лет стали общераспространенными не только для описания нашего мира, но и для формулирования должного философского состояния. Релятивизм из математического результата стал этико-методологическим предписанием. ТО спустилась в умы масс и превратилась в состояние постмодерна, утратив качество описательности и приобретя качество идеологии.

Весь этот процесс был тесно связан с философской рефлексией науки. Методология науки и философская рефлексия двигались рука об руку в одном направлении.

Философских ответов на вопрос, как относиться к открытиям ТО, было дано несколько. Н. Гартман, например, считал что в случае ТО математика была неадекватно применена к области, в которой она работать не может.

Другой ответ дал Анри Пуанкаре (1854- 1912): понятия, которыми мы пользуемся, по существу представляют собой соглашения, конвенции.

Развитие этойидеи, а она приобрела широкую известность, получило название конвенционализма.

Конвенционализмом может называться также идея о том, что результатом соглашения являются научные теории. Тогда по существу конвенционализм совпадает с инструментализмом.

Пуанкаре же придерживался конвенционализма понятий, т. е. ставил под сомнение не теорию, а понятия, в которых она формулируется.

В его релятивизации понятий угадывается стремление спасти теорию, которое связано с его интуитивизмом – об этом см. далее.

Еще одним ответом на вызов ТО был инструментализм, который, впрочем, имеет длительную историю.

Такое название получила идея о том, что теории сами по себе ничего не говорят о реальности, они представляют собой только инструменты, которые позволяют связать между собой наблюдаемые факты, формализовать их замеченные регулярности и делать предсказания.

Инструментальное понимание теории было давно предложено в астрономии, как к тем теориям, которые были позднее отвергнуты (теория о перициклах), так и к тем, которые были позднее приняты (теория Коперника). Совершенно естественно, что инструменталистское толкование было предложено и для ТО.

Пуанкаре, рефлексируя собственное математическое творчество, очень ярко заострил идею интуиции, лежащей в основе всякой теории.

По его мысли, теория представляет собой только последующую формализацию первоначальной интуитивной идеи.

Иллюстрировал он это не только на материале ТО, а и на материале множества своих других блестящих открытий в математике. При этом он ссылался на модную тогда идею бессознательного.

Позже в математике и логике возникло движение интуиционизма, для которого работы Пуанкаре сыграли роль пускового толчка. Интуиционизм представлял собой рефлексию идеи интуитивного логического творчества.

Логические и математические интуиционисты требовали, чтобы для того, чтобы объект/высказывание можно было назвать истинным, было известно его построение, происхождение.

Этот подход отличается от классической логики, которая работает с уже данными высказываниями.

Источник: https://dom-knig.com/read_223486-209

52. Позитивизм и неопозитивизм (общая характеристика и эволюция) – Philosophy Tips

Глава 20. Постпозитивизм

Позитивизм – философское направление, утверждающее, что подлинное знание может быть получено лишь как результат отдельных конкретных наук, а философия выполняет лишь роль их синтетического объединения. Главным лозунгом позитивизма является утверждение, что каждая наука – сама себе философия.

Основоположником позитивизма явился О. Конт, который провозгласил разрыв позитивной науки с философией. Его последователями были Дж. Милль и Г. Спенсер.

Классический позитивизм утверждал, что наука должна отвечать на вопрос «как» и не должна быть связана с вопросом «почему». Таким образом, она лишь описывает и регистрирует факты, а не объясняет их. Вопросы же абстрактных сущностей – это вопросы метафизики и религии, а наука имеет дело лишь с конкретными предметами, изучать которые можно лишь конкретными методами.

Все человеческое знание делится на позитивное, связанное с конкретными науками и отвечающее тому, что есть на самом деле, и на идеологическое, ориентированное на способы установления должного.

Знание первого рода является истинным, так как его можно проверить. Знание второго рода находится за пределами истинной оценки.

Следовательно, все общественные науки науками не являются, так как в них господствует субъективный интерес, цель, идеал.

Неопозитивизм – вторая форма данного направления. Разделяя исходные принципы позитивизма, неопозитивизм претендует на полное устранение «метафизики» и ее основных проблем. Он сводит задачи философии не к систематизации конкретного естественно-научного знания, а к деятельности по анализу языковых форм знания.

Неопозитивизм в большей степени опирается на логику, и знание для него является действительным только тогда, когда может быть выражено в языке. Это позволяет говорить о неопозитивизме как о логико-лингвистической форме позитивизма, которая решает проблемы на основе конвенционализма.

Это означает, что тот или иной знак имеет лишь то объективное содержание, которое определяется конвенцией или договором исследователей.

Позитивизм в процессе своей эволюции прошел три основные стадии: 

  • первая, начальная стадия связана с именами О.Конта, Г.Спенсера, Дж.Ст.Милля, Э.Ренана, Н.Михайловского и др.; 
  • вторая стадия, эмпириокритицизм, или махизм (Р.Авенариус, Э.Мах, А.Пуанкаре, А.Богданов и др.), оформилась в конце XIX – начале XX века; 
  • третья стадия – неопозитивизм, или логический позитивизм.

В первой половине XIX века бурно развиваются математика, физика, химия; Ч.Дарвин создает эволюционную теорию, возникает микробиология. Достижения науки внедряются в жизнь. Знание, соединенное с практикой, представляется всемогущим.

Создаются проекты с помощью науки улучшить человеческие качества, избавиться от социальных противоречий. Возникают попытки распространить благотворное влияние науки на области, далекие от научного воздействия, – этику, литературу, психологию.

Наконец, появляется потребность усилить эффективность науки, критически осмысливая ее инструментарий. Сложные отношения складываются к этому времени между специальными науками и философией.

Безграничное доверие к философии – “царице наук” – сменилось скептическим к ней отношением; стало явным стремление освободиться от ее диктата. Против философии выступали как те мыслители, которым претили претензии философии на якобы строго научное решение “человеческих” проблем (С.

Кьеркегор), так и сциентистски настроенные исследователи, считавшие традиционную “метафизику” далекой от подлинных запросов науки. Критическое отношение к философии со стороны различных философских школ было необходимым этапом в деле самоопределения философии, выявления ее подлинного места в культуре.

Несмотря на различные формы проявления позитивистских идей, разное время и место их формирования, все три этапа эволюции позитивизма имеют общие особенности.

Претензии традиционной философии (“метафизики”) с ее поисками “начал и причин”, сверхчувственных субстанций, стоящих за рамками возможностей опытного знания, признаются неосновательными.

Изучению поддается только мир явлений. Философия как метафизика должна быть упразднена; по крайней мере лишена статуса “науки наук”.

Философия может сохранить статус науки, если изменит свой предмет, станет особой деятельностью по обслуживанию науки либо в качестве обобщения научных знаний, либо в качестве логики науки.

Процесс познания становится единственным предметом философии как строгой науки; изучение процесса познания не должно оказаться в плену односторонних материалистических или идеалистических подходов, не должно поддаваться аргументации этих противоборствующих философских школ.

Процесс познания един, однороден, поэтому применение научных методов возможно не только при изучении природы, но и общества и человека. Наконец, наука – не только модель человеческого познания, но и основное средство переустройства и совершенствования жизни.

Сциентизм (лат. scientia – наука) – позиция, согласно которой научное знание – оптимальная основа человеческой жизнедеятельности. Идеалом научного знания является естественно-научное знание. Противоположностью этой позиции является антисциентизм, в рамках которого развиваются идеи о враждебности науки человеку, о невозможности построить человеческую жизнь на научной основе.

Источник: https://www.sites.google.com/site/philosophytips/home/pozitivizm-i-neopozitivizm-obsaa-harakteristika-i-evolucia

ЛитЛайф

Глава 20. Постпозитивизм

Критерием включения протокольных предложений в научную теорию, другими словами, критерием истинности, должен стать принцип верификации (подтверждения) : протокольные предложения могут быть воспроизведены.

Научными могут считаться и те предложения, которые могут быть редуцированы (сведены) к протокольным по логическим правилам вывода.

Такимобразом, верификация была критерием истинности, но одновременно и способом выявления значения, и принципом разграничения эмпирического осмысленного знания и метафизического, спекулятивного, неосмысленного.

Однако вскоре стало очевидным, что такой прямой верификационизм невозможен в тех случаях, когда мы имеем дело с событиями прошлого, с общими суждениями и т. д.

Тогда этот критерий был ослаблен и появился критерий принципиальной верификации, или верифицируемости: оговаривались условия практической проверки того или иного факта.

Типичным примером стало в те годы рассуждение об обратной стороне Луны, которое в принципе можно будет подтвердить, когда будет построен летательный аппарат, который облетит Луну.

Уязвимым было и само понятие протокольных предложений. Внешним критиком выступал К. Поппер, считавший, что следует вводить принцип фальсификации (опровержения) в качестве критерия истинности.

Но была и внутренняя критика: например, Нейрат считал, что в науке не существует чистой констатации восприятий, так же, как не может быть и «чистого опыта», т. е.

не может быть опыта, свободного от каких бы то ни было концептуальных теоретических форм.

Главной мишенью Венского кружка была метафизика, сфера научно неосмысленного знания. Философия создала слишком много спекулятивных систем.

При этом Карнап использовал фрейдистские образы: метафизику он определял как выражение бессознательного чувства жизни, подавляемого сознанием.

Кстати, проблематика некоторых концепций аналитической философии, на первый взгляд отмежевавшихся от позитивизма 20 —50-х гг. ХХ в., так или иначе связана с проблемой выражения (репрезентации) бессознательного в духе этого высказывания Карнапа.

1.Крафт В.Венский кружок. М., 2003.

2.Швырев В. С.Неопозитивизм и проблемы эмпирического обоснования науки. М., 1966.

3.Philosophie, Wissenschaft, Aufklärung: Beirtäge zur Geschichte und Wirkung des Wiener Kreises. В., 1985.

Глава 20. Постпозитивизм

Этим термином принято обозначать работы нескольких философов середины ХХ в., тематически объединяющиеся вокруг вопросов методологии науки и подвергающие переосмыслению понятия классической рациональности.

Среди наиболее известных представителей постпозитивизма: К. Поппер, Т. Кун, И. Лакатос, П. Фейерабенд, М. Полани, К. Хюбнер. По сути, недалек от этого движения мысли М. Фуко.

Поздний постпозитивизм дал начало социологии науки.

В целом для постпозитивизма характерна проблематизация возможности познания (не только научного, но и любого) ·— от сдержанных сомнений в том, что научные теории отражают фактическое положение дел (Поппер) до бескомпромиссных утверждений о том, что наука является служанкой власти (Фейерабенд).

Общая схема этого движения выглядит следующим образом. Истоки его лежат в области, которая на первый взгляд кажется далекой от философии, — в математике и физике начала ХХ в. Центральной темой для осмысления в то время была разработка теории относительности (далее — ТО). Теория эта разрабатывалась для весьма специфических условий, прежде всего для скоростей, близких к скорости света.

Однако в ее рамках были получены результаты, общефилософская интерпретация которых потрясала умы: относительность одновременности, отсутствие абсолютного времени, отсутствие абсолютного и неподвижного пространства. Релятивизированы оказались также пространственные характеристики тел, их масса и так далее (одно время казалось даже, что под вопрос поставлен закон сохранения энергии).

Характерно, что все это в физическом смысле совершенно не затрагивает наш мир, однако метафизические формулы, содержащие понятие релятивизма, через 100 лет стали общераспространенными не только для описания нашего мира, но и для формулирования должного философского состояния. Релятивизм из математического результата стал этико-методологическим предписанием. ТО спустилась в умы масс и превратилась в состояние постмодерна, утратив качество описательности и приобретя качество идеологии.

Весь этот процесс был тесно связан с философской рефлексией науки. Методология науки и философская рефлексия двигались рука об руку в одном направлении.

Философских ответов на вопрос, как относиться к открытиям ТО, было дано несколько. Н. Гартман, например, считал что в случае ТО математика была неадекватно применена к области, в которой она работать не может.

Другой ответ дал Анри Пуанкаре(1854— 1912): понятия, которыми мы пользуемся, по существу представляют собой соглашения, конвенции.

Развитие этойидеи, а она приобрела широкую известность, получило название конвенционализма.

Конвенционализмом может называться также идея о том, что результатом соглашения являются научные теории. Тогда по существу конвенционализм совпадает с инструментализмом.

Пуанкаре же придерживался конвенционализма понятий, т. е. ставил под сомнение не теорию, а понятия, в которых она формулируется.

В его релятивизации понятий угадывается стремление спасти теорию, которое связано с его интуитивизмом — об этом см. далее.

Еще одним ответом на вызов ТО был инструментализм, который, впрочем, имеет длительную историю.

Такое название получила идея о том, что теории сами по себе ничего не говорят о реальности, они представляют собой только инструменты, которые позволяют связать между собой наблюдаемые факты, формализовать их замеченные регулярности и делать предсказания.

Инструментальное понимание теории было давно предложено в астрономии, как к тем теориям, которые были позднее отвергнуты (теория о перициклах), так и к тем, которые были позднее приняты (теория Коперника). Совершенно естественно, что инструменталистское толкование было предложено и для ТО.

Пуанкаре, рефлексируя собственное математическое творчество, очень ярко заострил идею интуиции, лежащей в основе всякой теории.

По его мысли, теория представляет собой только последующую формализацию первоначальной интуитивной идеи.

Иллюстрировал он это не только на материале ТО, а и на материале множества своих других блестящих открытий в математике. При этом он ссылался на модную тогда идею бессознательного.

Позже в математике и логике возникло движение интуиционизма, для которого работы Пуанкаре сыграли роль пускового толчка. Интуиционизм представлял собой рефлексию идеи интуитивного логического творчества.

Логические и математические интуиционисты требовали, чтобы для того, чтобы объект/высказывание можно было назвать истинным, было известно его построение, происхождение.

Этот подход отличается от классической логики, которая работает с уже данными высказываниями.

Контрастным фоном к обозначенному движению мысли является логический позитивизм (Венский кружок. См. предыдущую главу). Как свойственно вообще позитивизму, логический позитивизм первоначальным материалом познания считал эмпирические данные. Наука, по мнению логических позитивистов, должна быть корректным обобщением фактов. Метафизику они объявляли бессмысленной.

Критерием правильности теории они считали ее соответствие фактам — подтверждаемость, верифицируемость (т. н. эмпиристский джастификационизм).

Удивительно, но они почти не рефлексировали, что и собственный их логический позитивизм никоим образом не является обобщением каких-либо фактов, а чисто априорным предписанием, поэтому он не представляет собой науку и, следовательно, бессмыслен!

Карл Раймунд Поппер(1902—1994) родился в Вене. Изучал естественные науки и психологию, готовился работать преподавателем. Одновременно был увлечен музыкой и даже хотел стать профессиональным музыкантом, но оставил эту идею, заподозрив, что недостаточно талантлив.

Философией интересовался непрофессионально, однако при присущей ему основательности овладел ею в совершенстве. В молодости принимал участие в социальной работе совместно с последователем Фрейда Адлером. Через него он познакомился с психоанализом, что позже сыграло важную роль для его идеи фальсифицируемости как критерия научности.

Взгляды Поппера на существо научного знания формировались под влиянием идей Пуанкаре и в полемике с логическим позитивизмом. У Пуанкаре он позаимствовал идею о том, что в основе научного творчества лежит озарение, иными словами, первичный познавательный акт — это выдвижение гипотезы.

Теории, о которых писали логические позитивисты, — это теории с точки зрения логики индуктивные — выводящие общие утверждения из единичных. Возражения логическим позитивистам Поппер формулирует в виде критики индукции, указывая, что с точки зрения логики эта операция незаконна.

Поппер указывает на фундаментальную асимметрию: для опровержения любой теории (как и вообще любого общего высказывания вида «Все А есть В») достаточно единичного факта, но никакое количество фактов не может доказать теорию. Столь же незаконно, указывает он, принимать теорию лишь на основании ее верификации (подтверждения).

Источник: https://litlife.club/books/151118/read?page=213

Book for ucheba
Добавить комментарий