Глава 4 КОГНИТИВНАЯ СОЦИОЛОГИЯ НАУКИ – ПОИСКИ ИДЕНТИЧНОСТИ

Глава 4 КОГНИТИВНАЯ СОЦИОЛОГИЯ НАУКИ – ПОИСКИ ИДЕНТИЧНОСТИ

Глава 4 КОГНИТИВНАЯ СОЦИОЛОГИЯ НАУКИ - ПОИСКИ ИДЕНТИЧНОСТИ

  Социология научных сообществ блестяще подтвердила свою жизнеспособность и превратилась в прикладную дисциплину, широко связанную с другими областями социологии, информатики, организации науки и т. п.

С другой стороны, современные социальные проблемы науки и научного знания становятся полем широкого изучения самых различных аспектов развития общества (исследования научной политики, социальных аспектов технологического развития и применения технологий, роли научной экспертизы и т. д.).

В этой связи на первый план выходит проблема сохранения специфики социологии научного знания, ее места и права на статус самостоятельной области социологического исследования. Общим исходным пунктом самых различных подходов в современной версии социологии знания является агрессивный социологизм.

Вспомним, классическая социология знания начала XX века развивалась как довольно осторожная оппозиция позитивистскому идеалу науки как совокупности объективного проверяемого знания о реальности. Теперь ситуация резко обостряется.

Позитивистский идеал научного знания как совокупности логически непротиворечивых высказываний о реальности (природе и обществе) уже не просто критикуется (его принципиальная ограниченность была выявлена еще в середине прошлого века), но all объявляется вообще лишь одним из возможных вариантов конструирования знания на основе вполне определенной системы культурных представлений.

Неслучайно многочисленные течения социологии знания, исповедующие идеи «конструируемое™» реальности, часто объединяются под общим названием «конструктивизма». Наиболее жесткая оппозиция классической социологии науки и знания — этнометодологическое1 направление в социологии — радикальным образом проводит идею социальной конструируемое™ всех социокультурных феноменов и их рефлексивности.

В рамках этого направления реальность, с которой имеет дело наука, трактуется как мир значений, обладающий лишь видимостью объектавной фактичности, лишь кажущийся существующим сам по себе, независимо от исследователя.

Можно сказать, что идея конструируемой реальности становится альфой и омегой всех социальных наук, строящихся на базе критики натурализма и объективизма, в том числе и социологии науки второй половины XX в.

Реальность оказывается здесь не равноправным участником диалога, осуществляемого с нею ученым и в эксперименте, и в теоретических принципах, а лишь выразителем тех смыслов, которые ей приписываются и проецируются на нее в ходе межлично- : В основе этнометодологии лежит стремление понять процесс коммуникации как процесс обмена значениями, то есть сделать универсальным методом исследования процедуры антропологического изучения иных культур. Этнометодология полагает, что разрыв между субъектом и объектом характерен для позитивистской модели исследования, а действительное исследование необходимо строить на взаимосоп- ряженности исследователя и исследуемого. Это направление социологии обращает внимание на то, что коммуникация между людьми содержит более существенную информацию, чем та, которая выражена вербально, что существует неявное, фоновое знание, некие подразумеваемые смыслы, которые молчаливо принимаются участниками взаимодействия и которые объединяют их. Поэтому этнометодолог не может занимать позицию отстраненного наблюдателя и всегда должен быть включен в контекст повседневного общения и разговора.

стного взаимодействия. Все и вся в реальности имеет своим источником активность людей, их целеполагание, их желания, ожидания, стремления, мотивы.

Такая жесткая методологическая позиция конструктивизма опирается на результаты этнографических (этнологических) исследований различных культур. В результате этих исследований выяснилось, в частности, что целостность культуры может опираться на вполне различные базовые представления о доказательности и даже о рациональности. Социальная реальность, утверждают сторонники конструктивизма в социологии знания, не обладает объективными характеристиками, она приобретает их лишь в ходе речевой коммуникации собеседников, выражающих их в объективных категориях, в терминах общих свойств, которые и приписываются затем социальной реальности самой по себе. Знания — это также элемент культуры, определяемый обществом, в котором оно произросло, и они применяются также в соответствии с интересами, существующими в этом обществе. Все знания добываются людьми на основе существующих культурных ресурсов. Старые знания — это часть того сырья, которое применяется для добычи нового. Поэтому, невзирая на то, какие интересы управляют генерацией знаний, в процесс всегда замешаны социально поддерживаемое согласие и модификация существующего понятийного содержания. Это означает, что понимание того, что такое знание и наука, социально определено, и потому вовсе не обязательно построено на рациональном основании. Это означает также, что наука может быть применена какой-либо социальной группой как, например, обоснование доминирования или контроля за другими социальными группами, и что содержание знаний оценивается по социально институционализованным меркам, что также свидетельствует о контроле. Конкретные примеры социально контролируемой науки приводятся в сборнике исследований, посвященных отдельным таким случаям, под названием «Естественный порядок», где, в частности, френология (анализ формы черепа) начала XIX века и ее притязания на знание (и споры вокруг этого) ставятся в связь с тем познавательным интересом, который нарождающаяся буржуазия проявляла к соединению духовных качеств с социальной средой и к поиску научных оснований для иерархии, отличавшейся бы от прежней, но все же отражавшей бы мир так, как его видел новый средний класс. Другой пример —- это объяснение развития статистики и содержания знаний интересами, выразившимися, в частности, в использовании их как оснований для аргументации в пользу или против евгеники (расовой чистоты). Важной новацией в развитии социологии знания является ориентация конструктивизма на широкие эмпирические исследования. В этой связи социологи этнографической школы противопоставляют два уровня социологии знания: макросоциологический и мик- росоциологический. Заслугой этнографического направления в социологии науки считается переход от спекулятивных макросоциологических схем к микроанализу социальных групп внутри науки. Сознательное ограничение западноевропейской социологии науки полевыми наблюдениями «лабораторной жизни», активности ученых и их коммуникаций в определенном месте и времени свидетельствует о растущей неудовлетворенности теми глобальными схемами, которые предлагает структурно-функциональный анализ. Конечно, это ограничение затрудняет изучение социальных и культурных систем в целом, замыкаясь на частных и весьма специфических научных сообществах, и соответственно, абсолютизируя описательные, а не объяснительные модели и методы исследования. В противовес объективно научным методам позитивистской социологии в качестве ведущего метода социологии знания теперь выдвигается интерпретация действий ученого в ситуациях межличностного общения (в лаборатории, на семинарах и т, п.). Сторонники микросоциологии видят ее преимущество в том, что она изучает непосредственное взаимодействие людей в «естественной», привычной для них среде и формы репрезентации этого взаимодействия, которые конструируются в повседневной жизни. Понятие «повседневной жизни» оказывается здесь одним из фундаментальных: микросоциология основана на убеждении, что «надежная или безусловная научная достоверность социально значимых феноменов возникает лишь благодаря систематическому наблюдению и анализу повседневной жизни». Общая же задача социологии состоит в том, чтобы построить макросоциологическую теорию, анализ социальных систем и социального порядка, исходя из онтологического и методологического примата микросоциологии. Этнографические исследования науки сосредоточивают внимание на изучении генезиса и трансформации объектов познания по мере развития деятельности ученых, на выявлении соответствующих процедур и способов обоснования рациональности, конституирующих и объекты, и структуру знания. При таком подходе акцент делается на объяснении механизмов преодоления разногласий и формирования консенсуса в исследовательской группе. Социальная обусловленность научного знания при этом подходе выступает в специфической форме — форме достижения консенсуса, который рассматривается как механизм признания утверждений в качестве истинных (вспомним об «удостоверенном научном знании» в концепции Р. Мертона). Именно благодаря консенсусу вырабатывается базис достоверных и очевидных утверждений, которым затем приписывается объективно истинное значение. Этнографическое изучение науки является реализацией концепции науки, подчеркивающей роль процедур конструирования и для объектов знания, его формы, содержания, и для его операций, а потому и предполагающей микросоциоло- гический качественный анализ локальных групп и межличностного общения. Важнейшая посылка такой интерпретации научного знания — понимание научной реальности как артефакта, как конструкта, формирующегося в ходе исследовательской работы. Изучение конкретных форм ком- муникации ученых позволяет, по мнению сторонников этнографического направления, понять, как объекты «производятся в лаборатории» и как утверждения ученых получают статус «природных фактов». Деятельность ученого трактуется здесь, с одной стороны, как «фабрикация вещей», а с другой — как «инструментальная фабрикация знания». Таким образом, природа науки оказывается инструментальной и в связи с артефактическим характером научной реальности, и в связи с инструментальной природой научных операций. Результаты научного труда не только создают базу»для технологических и организационных решений, но и сами отягощены зависимостью от этих решений. Совершенно иным путем идет та социология науки, которая пытается выработать системно-теоретическое направление, уточняющее и конструктивно применяющее связи с общей теорией социологии. Наука здесь понимается как крайне специфически функционирующая подсистема, которая конструирует свою деятельность и свою действительность непроизвольно. Корни этого —• в социальном окружении, с которым она гибко соотносится и взаимодействует, и в то же время наука сама себя организует и набирает при этом собственную динамику, которую нельзя свести к отдельным факторам окружающей среды, «функциям» или «помехам». Конечно, это конструктивистский взгляд на науку, но он в решающих моментах отличается от экстремального конструктивизма, которому отдают предпочтение многие теоретики этнометодо- логической направленности. Представляется, что это одна из самых многообещающих попыток продолжить исследования в русле социологии науки и непосредственно приблизиться к решению проблем более общего социологического характера. * * * В целом же, характеризуя развитие социологии науки и научного знания, можно сказать следующее:

исследования в этих областях на всем протяжении XX столетия были инициированы как внутренними процессами развития собственной теоретической и методологической базы, так и изменениями положения науки в жизни общества; эта работа привела к формированию целого ряда полноценных областей социологии, базирующихся на представлениях о социологических характеристиках научного знания и о типе взаимоотношений внутри научного сообщества; структурные характеристики научного сообщества, данные о его динамике и профессиональных особенностях стали серьезным вкладом в развитие других социологических областей: социологии профессий, социологии гражданских институтов и т, п.; концепции и данные социологии науки и социологии знания служат постоянно пополняющейся теоретической основой для развития значительного числа новых исследовательских направлений, изучающих организационные особенности современной науки и ее участие в процессах, преобразующих современное общество, к примеру, глобализации; появление все новых подходов в социологии науки и знания свидетельствует о том, что речь идет о живых, развивающихся областях исследований, системное формирование которых еще далеко не завершено.

Источник: Под ред. С.А. Лебедева. Философия науки. 2004

Источник: https://bookucheba.com/filosofiya-nauki-knigi/kognitivnaya-sotsiologiya-nauki-poiski-55013.html

Философия науки

Глава 4 КОГНИТИВНАЯ СОЦИОЛОГИЯ НАУКИ - ПОИСКИ ИДЕНТИЧНОСТИ

Лебедев Сергей АлександровичУчебное пособие написано коллективом ученых и преподавателей МГУ им. М.В. Ломоносова и Российской Академии Наук. Оно адресовано прежде всего аспирантам всех специальностей для подготовки к экзамену по новому кандидатскому минимуму «История и философия науки». Учебное пособие апробировано на кафедре философии Института переподготовки и повышения квалификации преподавателей гуманитарных и социальных наук МГУ им. М.В. Ломоносова. Рекомендуется также студентам, магистрам, преподавателям, научным работникам, всем, кто интересуется проблемами философии науки.

Предисловие ВВЕДЕНИЕ. ПОНЯТИЕ НАУКИ I. Понятие науки Наука как познавательная деятельность Наука как социальный институт Словарь ключевых терминов Вопросы для обсуждения Литература Раздел 1. ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ НАУКИ Глава 1. Генезис науки

Глава 2. Античная наука

Глава 3. Наука в Средневековье Глава 4. Классическая наука Глава 5. Неклассическая и постнеклассическая наука Словарь ключевых терминов Вопросы для обсуждения Литература Раздел II. СТРУКТУРА, МЕТОДЫ И РАЗВИТИЕ НАУЧНОГО ЗНАНИЯ

Глава 1. Уровни научного знания

Структура эмпирического знания

Структура научной теории

Соотношение эмпирии и теории Метатеоретический уровень научного знания Глава 2. Методы эмпирического исследования Научное наблюдение Сравнение Измерение Эксперимент Гносеологическая функция приборов Абстрагирование и абстракция в структуре научного знания Индукция Фальсификация Экстраполяция Глава 3. Методы теоретического познания Идеализация Формализация Математическое моделирование Рефлексия как основной метод метатеоретического познания в науке Глава 4. Развитие научного знания Словарь ключевых терминов Вопросы для обсуждения Литература Раздел III. НАУКА КАК СОЦИАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ Глава 1. Социология науки и знания Классическая социология знания Немецкая социология знания На пути к социологии науки Социология науки

Глава 2. Социальные характеристики научной профессии

Структура массива публикаций Функции массива публикаций Типы коммуникации

Фазы развития научной специальности («невидимого колледжа»)

Наука и политика Научное сообщество и общественные движения Наука и бизнес Новые вызовы Глава 3. Социальные особенности переднего края исследований Структура научно-технического прогресса Глава 4. Когнитивная социология науки – поиски идентичности Словарь ключевых терминов Вопросы для обсуждения Литература Раздел IV. ЭТИКА НАУКИ Глава 1. Этика как наука о морали Моральный выбор и моральная ответственность Основания морали Глава 2. Профессиональная ответственность ученого Ролевая структура научной деятельности Глава 3 Мировоззренческий авторитет науки: наука как источник блага Ценностные и моральные установки «большой науки» Ценности науки и проблема социальной ответственности Глава 4 Научно-технический прогресс и его моральные проблемы Логика развития науки и проблемы социальной ответственности Использование научных достижений и проблема социальной ответственности Свобода исследований и социальная ответственность Этическое регулирование научных исследований Словарь ключевых терминов Вопросы для обсуждения Литература Раздел V. НАУКА – ОСНОВА ЭКОНОМИЧЕСКОГО И СОЦИАЛЬНОГО ПРОГРЕССА СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА Глава 1. Сущность, основные этапы и закономерности становления научно-технического потенциала (НТП) современных развитых стран Глава 2. Особенности современного этапа интеграции науки и производства Глава 3. Программы регионального развития НТП Глава 4. НТО и современное государство Словарь ключевых терминов Вопросы для обсуждения Литература Раздел VI. ФИЛОСОФИЯ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ

Глава 1. Роль интеллектуальной деятельности в инновационной экономике

Глава 2. Сущность и структура интеллектуальной собственности Глава 3. Становление и развитие категории «интеллектуальная собственность» Охрана интеллектуальной собственности в Российской Федерации Глава 4. Государственное управление интеллектуальной собственность» Словарь ключевых терминов Вопросы для обсуждения Литература Раздел VII. СОВРЕМЕННАЯ НАУЧНАЯ КАРТИНА МИРА Глава 1. Физическая картина мира в ее развитии Модели развития научного знания Натурфилософская парадигма Механическая картина мира Термодинамика и электромагнетизм Кванты и относительность Вакуум, микрочастицы и Вселенная Нелинейная Вселенная Глава 2. Философия научной картины мира Философия механистической картины мира Философия квантовой теории Философия теории относительности Глава 3. Философские проблемы современной научной картины мира Универсальная теория Вселенной Проблема антивещества Будущее Вселенной Антропный принцип Проблема внеземного разума Семантика квантового вакуума Универсальная история Словарь ключевых терминов Вопросы для обсуждения Литература Раздел VIII. ФИЛОСОФИЯ, НАУКА. КУЛЬТУРА Глава 1 Взаимоотношение философии и науки: основные концепции Глава 2 На пути к единству естественно-научной и гуманитарной культуры Словарь ключевых терминов Вопросы для обсуждения Литература Приложение

Примерные темы докладов и рефератов

Характеристики “Философия науки”

Формат: doc. Размер: 320 Kb. Страниц: 736. Издательство: Академический Проект. Год издания: 2004. Книга

Скачать книгу

Скачивая файл, Вы соглашаетесь со следующими правилами:Вся информация, размещённая на сайте, собрана из общедоступных публичных ресурсов сети интернет и предназначена исключительно для ознакомительных целей.

Вся информация, которую содержит сайт, не может быть использована ни в каких иных целях, кроме ознакомления.Данный проект является некоммерческим и авторы не несут никакой материальной ответственности.

После ознакомления файл должен быть удален с Вашего компьютера – иначе все последствия – полностью под Вашу ответственность и на Ваше усмотрение.

Если Вы являетсь автором или владельцем авторских прав произведений, информация о которых размещена на сайте – Вы можете дополнить, изменить или удалить информацию о вашем произведении, связавшись с администрацией сайта – ramir&ua.fm.

Администрация сайта напоминает – мы не изготавливаем электронные версии произведений, не храним и не рапространяем файлы – мы лишь РАЗМЕЩАЕМ ИНФОРМАЦИЮ о доступных в сети ресурсах для ознакомления.

Обратите внимание, чтобы началась закачка откроется новая вкладка, а затем вернется обратно. Если Вы не можете скачать файл – проверьте свои настройки. Увы, но такова реализация скачивания у нас на ресурсе, дабы избежать ненужных хлопот.

Книги по теме

Источник: http://sociolog.in.ua/view_book.php?id=1907

Учебное пособие для вузов

Глава 4 КОГНИТИВНАЯ СОЦИОЛОГИЯ НАУКИ - ПОИСКИ ИДЕНТИЧНОСТИ

Вид материалаУчебное пособие

Подобный материал:

  • Учебное пособие для вузов, 757.74kb.
  • Учебное пособие для вузов / Г. Р. Колоколов. М.: Издательство «Экзамен», 2006. 256, 66.37kb.
  • Учебное пособие для технических вузов Серия «Современное высшее образование», 19249.92kb.
  • Учебное пособие для студентов медицинских вузов Волгоград 2003г, 624.61kb.
  • Учебное пособие для модульно-рейтинговой технологии обучения Бийск, 2035.37kb.
  • Практикум для вузов Москва владос губарева Л. И., Мизирева О. М., Чурилова Т. М., Практикум, 2037.65kb.
  • Общий курс физики т-1 Механика: учебное пособие М.: Физматлит, 2002. Сивухин Д. В.,, 679.32kb.
  • Учебное пособие для студентов педагогических вузов Автор-составитель, 2925.54kb.
  • Лесников Анатолий Ильич, старший преподаватель Уфимского Государственного института, 1383.27kb.
  • А. В. Карагодин Местное самоуправление в Белгородской области (финансово-экономический, 1526.61kb.

1   …   13   14   15   16   17   18   19   20   …

  35
1 Структура научно-технического прогресса В основу исследований научно-технической дея­тельности была положена принятая на конференции ЮНЕСКО типология видов этой деятельности, связы­вающая научные идеи с конечным продуктом прогрес­са в виде технологий, ноу-хау, образцов продуктов и т. п.

Она включала следующие типы научно-техничес­кой деятельности: фундаментальные исследования (в ряде классификаций подразделяющиеся на поисковые и целевые), прикладные исследования, опытно-конст­рукторские разработки, рыночное освоение продукта. В советской литературе вся совокупность этих типов объединялась аббревиатурой НИОКР (научные иссле­дования и опытно-конструкторские разработки).

Непосредственно к науке в этой типологии отно­сятся фундаментальные и прикладные исследования. Эти типы исследований различаются по своим соци­ально-культурным ориентациям, по форме организа­ции и трансляции знания, а соответственно, по харак­терным для каждого типа формам взаимодействия исследователей и их объединений.

Все различия, одна­ко, относятся к окружению, в котором работает иссле­дователь, в то время как собственно исследовательс­кий процесс — получение нового знания как основа научной профессии — в обоих типах исследований протекает абсолютно одинаково.

Социальные функции фундаментальных и при­кладных исследований в современном науковедении определяются следующим образом. Фундаментальные исследования направлены на усиление интеллектуального потенциала общества (страны, региона…) путем получения нового знания и его использования в общем образовании и подготовке специалистов практически всех современных профес­сий. Ни одна форма организации человеческого опыта не может заменить в этой функции науку, выступаю­щую как существенная составляющая культуры. Прикладные исследования направлены на интел­лектуальное обеспечение инновационного процесса как основы социально-экономического развития совре­менной цивилизации. Знания, получаемые в приклад­ных исследованиях, ориентированы на непосредствен­ное использование в других областях деятельности (технологии, экономике, социальном управлении и т. д.). Формирование прикладных исследований как ор­ганизационно специфичной сферы ведения научной деятельности, целенаправленное систематическое раз­витие которой приходит на смену утилизации случай­ных единичных изобретений, относится к концу XIX века и обычно связывается с созданием и деятельнос­тью лаборатории Ю. Либиха в Германии. Уже перед первой мировой войной прикладные исследования как основа для разработки новых видов техники (поначалу военной) становятся неотъемлемой частью общего научно-технического развития, и к середине XX века постепенно превращаются в ключевой элемент науч­но-технического обеспечения всех отраслей народно­го хозяйства и управления. Механизмы, регулирующие деятельность и отноше­ния в прикладных исследованиях, определяются их организационным окружением. Хотя в конечном счете социальная функция прикладных исследований направ­лена на снабжение инновациями научно-технического и социально-экономического прогресса в целом, непос­редственная задача любой исследовательской группы и организации состоит в обеспечении конкурентного преимущества той организационной структуры (фирмы, корпорации, отрасли, отдельного государства), в рамках которой осуществляются исследования. Эта задача определяет приоритеты в деятельности исследователей и в работе по организации знания: выбор проблематики, состав исследовательских групп (какправило, междисциплинарных), ограничение вне­шних коммуникаций, засекречивание промежуточных результатов и юридическая защита конечных интеллек­туальных продуктов исследовательской и инженерной деятельности (патенты, лицензии и т. п.). Ориентация прикладных исследований на внешние приоритеты и ограничение коммуникаций внутри ис­следовательского сообщества резко снижают эффек­тивность внутренних информационных процессов — научной критики как основного двигателя научного познания. Для компенсации этого ограничения при­кладные исследования как отрасль научно-техничес­кого прогресса поддерживаются мощными и весьма дорогостоящими информационными технологиями. Знание, полученное в прикладных исследованиях (за исключением временно засекреченных сведений о промежуточных результатах), организуется в универ­сальной для науки форме научных дисциплин (техни­ческие, медицинские, сельскохозяйственные… науки) и в этом стандартном виде используется для подготов­ки специалистов и поиска базовых закономерностей. Дальнейшее изучение практики привлечения науки к решению важных общественных проблем показало, однако, ограниченность типологии НИОКР. Дело в том, что строгое разделение типов исследований достаточно успешно прослеживалось лишь в традиционных отраслях хозяйства (промышленности, строительстве, сельском хозяйстве и т. п.), где все усилия научно-технического комплекса были строго ориентированы на получение вполне определенных видов конечного продукта. В то время как рос спрос на научное сопровожде­ние для новых, далеко не всегда структурированных областей, само типологическое различение потеряло смысл. В этой связи все чаще стали говорить о меж­дисциплинарных (или комплексных, термин еще не устоялся) исследованиях.Междисциплинарные исследования

Междисциплинарные исследования —тип органи­зации исследовательской деятельности, предусматри­вающий взаимодействие в изучении одного и того же объекта представителей различных дисциплин.

Необходимость научного обоснования решений в таких областях, как, например, вопросы развития горо­дов, содержание обучения и воспитания, социальное планирование, воспроизводство природных ресурсов и многих других, не подвергается сегодня сомнению. Нужно, однако, отметить, что связь этой общественно важной проблематики с наукой далеко не всегда опира­ется на структуру исследовательской и инженерно-кон­структорской деятельности, сопоставимую со структур­ным оформлением связи между наукой и технологией.

Речь, таким образом, идет об укреплении обосно­ванности решений, принимаемых на основе прошлого опыта и здравого смысла. Этот способ, допускающий методические усовершенствования и усиление инфор­мационной поддержки, останется в ближайшем буду­щем практически единственным средством решения срочных однократных проблем, не поддающихся про­гнозированию.

Как правило, попытки практического решения такого рода проблем начинаются с формирования эк-спертно-аналитических групп. В качестве участников этих групп приглашаются и наиболее крупные авто­ритеты в области различных наук. Однако эти -ученые выступают в данном случае не в качестве исследова­телей проблемы, а в качестве экспертов, которые дол­жны ознакомиться с ней и дать ей оценку, основыва­ясь на имеющейся (практической) информации и на собственной интуиции. Альтернативой является исследование связанных с данными проблемами явлений, хотя подобный путь обработки проблем требует крупных расходов и обе­щает практические результаты лишь через неопреде­ленный промежуток времени. Внимание к междисциплинарным исследованиям и даже выделение их в специальный тип исследова­тельской деятельности относится ко второй половине XX века, хотя обсуждение различных аспектов меж­дисциплинарного взаимодействия традиционно при­влекало исследователей науки, историков и философов науки. При этом рассматривались, прежде всего, два типа междисциплинарного взаимодействия; 1) взаи­модействие между системами дисциплинарного зна­ния в процессе функционирования наук, их интегра­ции и дифференциации; 2) взаимодействие исследо­вателей в совместном изучении различных аспектов одного и того же объекта. В дальнейшем проблемати­ка, связанная с первым типам междисциплинарности, практически полностью стала изучаться в рамках ис­следований по классификации науки и ее развития. Таким образом, в настоящее время междисципли­нарные исследования рассматриваются прежде всего как проблема исследовательской практики и перевода ее результатов в систему знания. При этом главная задача состоит в том, чтобы преодолеть в процессе исследований отмеченное в свое время И. Кантом про­тиворечие между организацией реальности, законо­мерности организации которой нам не всегда извест­ны, и наукой, знание которой организовано по науч­ным дисциплинам с характерными для каждой из них базовыми допущениями, гипотезами и расширительны­ми интерпретациями сведений о реальности и ее орга­низации. Эта задача, пусть и не всегда в явной форме, стоит перед участниками междисциплинарных иссле­дований любого масштаба. Практический характер задачи определяет и поста­новку проблематики как в общем виде, так и в каждом конкретном случае. Успешное осуществление междис­циплинарных исследований предполагает одновремен­ное решение трех видов проблем: методологической (формирование предмета исследований, в котором объект был бы отражен таким образом, чтобы его мож­но было изучать средствами всех участвующих дисцип­лин, а полученные в ходе исследований результаты могли уточнять и совершенствовать исходное изображение); организационной (создание сети коммуникаций и вза­имодействия исследователей, с тем чтобы они могли профессионально участвовать в получении и обсужде­нии, а также привлекать к нему своих коллег из соот­ветствующих дисциплин); информационной (обеспече­ние передачи прикладных результатов междисципли­нарного исследования в практику принятия решений и их технологического воплощения и одновременно пе­редачу собственно научных результатов, полученных участниками, для экспертизы в системы дисциплинар­ного знания). Практика реализации крупных междисциплинар­ных проектов, где вся эта проблематика вынужденно формулируется в явной форме, позволила накопить уже довольно большой опыт. Ключевую роль играет методологическое обеспе­чение междисциплинарных исследований, которое предполагает создание предметной конструкции, функ­ционально аналогичной предметной конструкции дис­циплины. В эту конструкцию входят следующие глав­ные компоненты:

  • систематически организованное отображение эмпирических данных об объекте, организован­ное обычно в виде его классификации и одно-или многомерных изображений в виде карт и баз данных;
  • исследовательские средства (методы наблюде­ния и эксперимента, математические и физи­ческие модели и т. д.);
  • набор теорий разной степени общности, разра­ботанных в различных дисциплинах;
  • языковые средства, с помощью которых стро­ятся и модифицируются теоретические опи­сания;

— содержательные предпосылки (как правило, полностью не эксплицируемые), в духе кото­рых происходит интерпретация новых данных, а также выбор направления их поиска. Поскольку предмет исследования невозможно «сложить» из его дисциплинарных изображений, ак­цент делается на развитии описаний совокупностей и массивов эмпирических данных, их структуризации и превращению баз данных в базы знаний. Свои особенности в организации междисципли­нарных исследований приобретает и формирование системы коммуникаций. Сети дисциплинарной комму­никации дополняются средствами, позволяющими опе­ративное обращение к внешним экспертам или прове­дение экспертной оценки частного вопроса, относитель­но которого пока нет научного решения. Эффективной инновацией является и целенаправленное создание коммуникационных объединений, действующих в ре­жиме «невидимого колледжа», обеспечивающих опе­ративное обсуждение полученных промежуточных результатов и гипотез. В условиях все большей глобализации науки осо­бое значение приобретает комплекс проблем, связан­ных с передачей результатов крупных междисципли­нарных исследовательских проектов. С одной стороны, речь идет о передаче собственно научных результатов для экспертизы и включения в системы знания соответствующих дисциплин. С другой стороны, необходимо организовать кана­лы и правовое обеспечение прикладных результатов (их патентную защиту, в некоторых случаях рекламу и т. п.), а также практических рекомендаций для при­нятия политических и управленческих решений. Иными словами, центр интересов социологов «ес­тественным» путем (в связи со спецификой актуаль­ной проблематики) все больше начинает смещаться от исследования поведения ученых к изучению соци­альных проблем научного знания. Эти исследования, однако, проходят уже на новом уровне и с новыми постановками задач. Социология научных сообществ блестяще подтвер­дила свою жизнеспособность и превратилась в при­кладную дисциплину, широко связанную с другими областями социологии, информатики, организации науки и т. п. С другой стороны, современные социальные про­блемы науки и научного знания становятся полем широкого изучения самых различных аспектов разви­тия общества (исследования научной политики, соци­альных аспектов технологического развития и приме­нения технологий, роли научной экспертизы и т. д.). В этой связи на первый план выходит проблема сохра­нения специфики социологии научного знания, ее места и права на статус самостоятельной области со­циологического исследования. Общим исходным пунктом самых различных под­ходов в современной версии социологии знания явля­ется агрессивный социологизм. Вспомним, классичес­кая социология знания начала XX века развивалась как довольно осторожная оппозиция позитивистскому иде­алу науки как совокупности объективного проверяемо­го знания о реальности. Теперь ситуация резко обо­стряется.

Позитивистский идеал научного знания как сово­купности логически непротиворечивых высказываний о реальности (природе и обществе) уже не просто критикуется (его принципиальная ограниченность была выявлена еще в середине прошлого века), но all

Глава 4 КОГНИТИВНАЯ СОЦИОЛОГИЯ НАУКИ -ПОИСКИ ИДЕНТИЧНОСТИ
объявляется вообще лишь одним из возможных вари­антов конструирования знания на основе вполне оп­ределенной системы культурных представлений. Не­случайно многочисленные течения социологии знания, исповедующие идеи «конструируемое™» реальности, часто объединяются под общим названием «конструк­тивизма».

Наиболее жесткая оппозиция классической соци­ологии науки и знания — этнометодологическое1 на­правление в социологии — радикальным образом про­водит идею социальной конструируемости всех социо­культурных феноменов и их рефлексивности. В рамках этого направления реальность, с которой имеет дело наука, трактуется как мир значений, обладающий лишь видимостью объективной фактичности, лишь кажущий­ся существующим сам по себе, независимо от исследо­вателя.

Можно сказать, что идея конструируемой реаль­ности становится альфой и омегой всех социальных наук, строящихся на базе критики натурализма и объек­тивизма, в том числе и социологии науки второй поло­вины XX в. Реальность оказывается здесь не равно­правным участником диалога, осуществляемого с нею ученым и в эксперименте, и в теоретических принци­пах, а лишь выразителем тех смыслов, которые ей при­писываются и проецируются на нее в ходе межлично-

: В основе этнометодологии лежит стремление понять процесс коммуникации как процесс обмена значениями, то есть сделать универсальным методом исследования процедуры антропологи­ческого изучения иных культур.

Этнометодология полагает, что разрыв между субъектом и объектом характерен для позитивистской модели исследования, а действительное исследование необходимо строить на взаимосоп­ряженности исследователя и исследуемого.

Это направление социологии обращает внимание на то, что коммуникация между людьми содержит более существенную ин­формацию, чем та, которая выражена вербально, что существует неявное, фоновое знание, некие подразумеваемые смыслы, которые молчаливо принимаются участниками взаимодействия и которые объединяют их. Поэтому этнометодолог не может занимать пози­цию отстраненного наблюдателя и всегда должен быть включен в контекст повседневного общения и разговора.

стного взаимодействия. Все и вся в реальности имеет своим источником активность людей, их целеполагание, их желания, ожидания, стремления, мотивы. Такая жесткая методологическая позиция конст­руктивизма опирается на результаты этнографических (этнологических) исследований различных культур. В результате этих исследований выяснилось, в частно­сти, что целостность культуры может опираться на вполне различные базовые представления о доказатель­ности и даже о рациональности. Социальная реальность, утверждают сторонники конструктивизма в социологии знания, не обладает объективными характеристиками, она приобретает их лишь в ходе речевой коммуникации собеседников, выражающих их в объективных категориях, в терми­нах общих свойств, которые и приписываются затем социальной реальности самой по себе. Знания — это также элемент культуры, определя­емый обществом, в котором оно произросло, и они применяются также в соответствии с интересами, су­ществующими в этом обществе. Все знания добывают­ся людьми на основе существующих культурных ре­сурсов. Старые знания — это часть того сырья, кото­рое применяется для добычи нового. Поэтому, невзирая на то, какие интересы управляют генерацией знаний, в процесс всегда замешаны социально поддерживае­мое согласие и модификация существующего понятий­ного содержания.

Это означает, что понимание того, что такое зна­ние и наука, социально определено, и потому вовсе не обязательно построено на рациональном основании.

Это означает также, что наука может быть приме­нена какой-либо социальной группой как, например, обоснование доминирования или контроля за другими социальными группами, и что содержание знаний оценивается по социально институционализованным меркам, что также свидетельствует о контроле. Конкретные примеры социально контролируемой науки приводятся в сборнике исследований, посвящен­ных отдельным таким случаям, под названием «Есте­ственный порядок», где, в частности, френология (ана­лиз формы черепа) начала XIX века и ее притязания на знание (и споры вокруг этого) ставятся в связь с тем познавательным интересом, который нарождающа­яся буржуазия проявляла к соединению духовных ка­честв с социальной средой и к поиску научных осно­ваний для иерархии, отличавшейся бы от прежней, но все же отражавшей бы мир так, как его видел новый средний класс. Другой пример —- это объяснение раз­вития статистики и содержания знаний интересами, выразившимися, в частности, в использовании их как оснований для аргументации в пользу или против ев­геники (расовой чистоты). Важной новацией в развитии социологии знания является ориентация конструктивизма на широкие эмпирические исследования. В этой связи социологи этнографической школы противопоставляют два уров­ня социологии знания: макросоциологический и мик­росоциологический. Заслугой этнографического на­правления в социологии науки считается переход от спекулятивных макросоциологических схем к микро­анализу социальных групп внутри науки. Сознательное ограничение западноевропейской социологии науки полевыми наблюдениями «лабора­торной жизни», активности ученых и их коммуника­ций в определенном месте и времени свидетельствует о растущей неудовлетворенности теми глобальными схемами, которые предлагает структурно-функцио­нальный анализ. Конечно, это ограничение затрудняет изучение социальных и культурных систем в целом, замыкаясь на частных и весьма специфических науч­ных сообществах, и соответственно, абсолютизируя описательные, а не объяснительные модели и методы исследования. В противовес объективно научным методам пози­тивистской социологии в качестве ведущего метода социологии знания теперь выдвигается интерпретация действий ученого в ситуациях межличностного обще­ния (в лаборатории, на семинарах и т. п.). Сторонники микросоциологии видят ее преимуще­ство в том, что она изучает непосредственное взаимо­действие людей в «естественной», привычной для них среде и формы репрезентации этого взаимодействия, которые конструируются в повседневной жизни. Понятие «повседневной жизни» оказывается здесь одним из фундаментальных: микросоциология основана на убеждении, что «надежная или безуслов­ная научная достоверность социально значимых фе­номенов возникает лишь благодаря систематическо­му наблюдению и анализу повседневной жизни». Общая же задача социологии состоит в том, чтобы построить макросоциологическую теорию, анализ социальных систем и социального порядка, исходя из онтологического и методологического примата микро­социологии. Этнографические исследования науки сосредоточи­вают внимание на изучении генезиса и трансформации объектов познания по мере развития деятельности уче­ных, на выявлении соответствующих процедур и спосо­бов обоснования рациональности, конституирующих и объекты, и структуру знания.

При таком подходе акцент делается на объясне­нии механизмов преодоления разногласий и формиро­вания консенсуса в исследовательской группе.

Соци­альная обусловленность научного знания при этом подходе выступает в специфической форме — форме достижения консенсуса, который рассматривается как механизм признания утверждений в качестве истин­ных (вспомним об «удостоверенном научном знании» в концепции Р. Мертона).

Именно благодаря консен­сусу вырабатывается базис достоверных и очевидных утверждений, которым затем приписывается объектив­но истинное значение.

Этнографическое изучение науки является реализацией концепции науки, подчер­кивающей роль процедур конструирования и для объектов знания, его формы, содержания, и для его операций, а потому и предполагающей микросоциоло­гический качественный анализ локальных групп и межличностного общения.

Важнейшая посылка такой интерпретации научно­го знания — понимание научной реальности как арте­факта, как конструкта, формирующегося в ходе иссле­довательской работы. Изучение конкретных форм ком­муникации ученых позволяет, по мнению сторонников этнографического направления, понять, как объекты «производятся в лаборатории» и как утверждения уче­ных получают статус «природных фактов». Деятельность ученого трактуется здесь, с одной стороны, как «фабрикация вещей», а с другой — как «инструментальная фабрикация знания». Таким обра­зом, природа науки оказывается инструментальной и в связи с артефактическим характером научной реаль­ности, и в связи с инструментальной природой науч­ных операций. Результаты научного труда не только со­здают базу»для технологических и организационных ре­шений, но и сами отягощены зависимостью от этих решений. Совершенно иным путем идет та социология на­уки, которая пытается выработать системно-теорети­ческое направление, уточняющее и конструктивно применяющее связи с общей теорией социологии. Наука здесь понимается как крайне специфически функционирующая подсистема, которая конструирует свою деятельность и свою действительность непроиз­вольно. Корни этого —• в социальном окружении, с кото­рым она гибко соотносится и взаимодействует, и в то же время наука сама себя организует и набирает при этом собственную динамику, которую нельзя свести к отдельным факторам окружающей среды, «функци­ям» или «помехам». Конечно, это конструктивистский взгляд на науку, но он в решающих моментах отлича­ется от экстремального конструктивизма, которому отдают предпочтение многие теоретики этнометодо-логической направленности. Представляется, что это одна из самых многообе­щающих попыток продолжить исследования в русле социологии науки и непосредственно приблизиться к решению проблем более общего социологического характера.

Источник: http://geum.ru/next/art-115107.leaf-17.php

Book for ucheba
Добавить комментарий