Глава  IV МИРОВОЗЗРЕНИЕ ГАСАНА АЛКАДАРСКОГО (1834—1910) ЖИЗНЬ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Выдающиеся сыны Дагестана

Глава  IV МИРОВОЗЗРЕНИЕ ГАСАНА АЛКАДАРСКОГО (1834—1910) ЖИЗНЬ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Наука, культура и просвещение народов Дагестана второй половины XIX – начала XX вв. неразрывно связаны с именем выдающегося дагестанского ученого и мыслителя, одного из ярких представителей духовной элиты Дагестана своего времени Гасана Алкадарского (Хасана-эфенди, сына Абдаллаха, сына Курбанали ал-Алкадари ад-Дагестани) (1834–1910).

Крупный ученый-историк, философ, правовед, поэт и просветитель, Гасан Алкадарский оставил богатое научное, литературное и эпистолярное наследие.

Являясь видным представителем арабо-мусульманской научной и литературной традиции, имевшей в Дагестане более чем тысячелетнюю историю, он был вместе с тем активным сторонником политической, экономической, научной и культурной ориентации на Россию, что отражало взгляды прогрессивной дагестанской интеллигенции и отвечало духу времени в переломный для всего Дагестана период истории.

Гасан Алкадарский писал на арабском, персидском, азербайджанском, турецком языках, знал лезгинский, аварский и русский языки. Его перу принадлежат труды по истории и философии, этике и юриспруденции. Литературное, поэтическое творчество Г. Алкадарского неразрывно связано с его научным творчеством. Выдающиеся российские востоковеды, академики В.В. Бартольд (ум.

в 1930 г) и И.Ю. Крачковский (ум. в 1951 г.) давали высокую оценку трудам Г. Алкадарского, называли его “едва ли не лучшим и последним знатоком” арабоязычной литературной традиции в Дагестане (И.Ю. Крачковский), отмечали поэтический дар и талант ученого и огромную важность его сочинений для изучения истории и культуры народов Дагестана и всего Северного Кавказа.

Эта статья посвящена не научному творчеству и литературному наследию Г. Алкадарского, а его книжной коллекции. Тем не менее, представляется необходимым изложить краткие, самые основные сведения, касающиеся жизненного пути и творческой биографии ученого.

Наиболее значительный исторический труд Г. Алкадарского – “Асари Дагестан” (“Исторические сведения о Дагестане”). Он был завершен ученым в 1890 г., набран в Петербурге в 1894 (или 1895) г., но опубликован лишь в 1903 г. с разрешения царской цензуры (от августа 1902 г.).

“Асари Дагестан” – крупномасштабное произведение, посвященное истории Дагестана, охватившее хронологический период почти в полторы тысячи лет (от V в. до 70-х гг. XIX в.).

Автор использовал письменные источники и печатные материалы на многих языках – арабском, персидском, турецком, русском, различные историко-этнографические и языковые данные.

Впервые история Дагестана представлена не в узколокальном, а в региональном, общедагестанском масштабе, как часть истории Кавказа в целом, во взаимодействии с историей России и стран Ближнего Востока. В сочинении впервые в дагестанской историографии автором поставлен вопрос о многовековом культурном наследии дагестанских народов.

Второе сочинение Г.

Алкадарского – “Джираб ал-Мамнун” (“Мамнун” в переводе с арабского означает “Благодарный” и является литературным псевдонимом автора) – историко-правовой и этико-философский труд, в котором систематизирована богатая многолетняя переписка ученого с представителями дагестанской мусульманской интеллигенции, помещены ответы автора на многочисленные вопросы по актуальным проблемам жизни дагестанского общества. В нем затронуты вопросы земельного, наследственного, семейного права, купли-продажи, вакфа (добровольное пожертвование в благотворительных целях), обряды, шариат и нормы обычного права, взаимоотношения различных религий, вопросы этики и морали. В целом “Джираб ал-Мамнун” представляет собой важный юридический и этико-догматический трактат. В книгу вошло также несколько небольших сочинений Алкадарского, написанных в жанре “вопрос-ответ” и касающихся проблем мусульманского права и этики (в т. ч. форм земельной собственности, завещаний, практики брака и развода и др.), логики и “логической классификации науки”, практической астрономии.

“Диван ал-Мамнун” (“Сборник стихов Мамнуна”) – третий крупный труд Г. Алкадарского, одно из самых значительных произведений дагестанской арабоязычной литературы XIX в. Академик И.Ю.

Крачковский писал об этом оригинальном поэтическом сборнике: “По существу, это его автобиография, в которую вкраплены в хронологическом порядке сочиненные им при разных обстоятельствах стихи, а частично и письма.

Произведение представляет чрезвычайный интерес для всех событий, свидетелем которых был за свою долгую жизнь автор. Подробно им описывается и пребывание в Спасске, Тамбовской губернии, куда он был выслан в связи с движением 70-х годов на Кавказе.

Книга дает материал первостепенной важности для понимания всей идеологии тех влиятельных группировок, представителем которых в течение многих десятилетий был Хасан ал-Алкадари. По этой книге мы имеем возможность, едва ли повторяющуюся, судить о развитии поэтического творчества одного арабско-кавказского поэта за всю его жизнь”.

Источник: http://www.fatiha.ru/knigi/istoria/gasanalkadari/default.htm

Основные даты жизни и творчества Гасана Алкадари

Глава  IV МИРОВОЗЗРЕНИЕ ГАСАНА АЛКАДАРСКОГО (1834—1910) ЖИЗНЬ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Отец – Хаджи Абдаллах-эфенди, ученик Мухаммада-эфенди ал-Яраги. 1831-2 (1247 г.х.) – переселение его в Аварию из-за преследований царских властей и Аслан-хана Кюринского.

Мать – Хафса (Хафсат), дочь Мухаммада-эфенди ал-Яраги, 1834, 15 октября (11 джумада ал-ахнра 1250 г.х.) – дата рождения Гасана Алкадари в селении Балахуни (Балакан). Затем родители вместе с Мухаммадом ал-Яраги переселились в Согратль (3 сентября 1838 г.)

1838-9 (1254 г.х.) – возвращение родителей Гасана в Алкадар после смерти Мухаммада ал-Яраги. Вместе с ними вернулись сыновья Мухаммада ал-Яраги – Исмаил-эфенди и Исхак-эфенди, обосновавшиеся в селении Нижний Яраг.

Ок. 1838-9 г. (1254 г.х.) – отец Гасана Абдаллах-эфенди обосновал в Алкадаре школу, где учился Гасан.

В школе обучали следующим дисциплинам: морфологии арабского языка, синтаксису арабского языка, логике, теории диспута, риторике, мусульманскому праву, тафсиру, хадису, теологии, метрике, математике.

Гасан учился в этой школе до 1264/1848 г. Здесь Гасан обучался персидскому языку у своего соученика Абдаллаха из Агдаша.

1848 (1264 г. х.) – учёба Гасана (в течение одного года) у Исмаи-ла-эфенди, сына Мухаммада ал-Яраги (по другим данным -в 1263/1847 г.).

1855-6 (1272 г. х.) – учеба Гасана (в течение восьми месяцев) у Мирзаали из Ахты философии и астрономии.

1856 – возвращение Гасана из Ахты в Алкадар.

1856, декабрь (раби ас-сани 1273 г.х.) – переезд в селение Верхний Яраг по воле Юсуф-хана, у которого Гасан состоял в качестве секретаря и учителя его детей.

1857 или 1858 (1274 г. х.) – смерть Хафсат, матери Гасана Алкадари. Она также (вместе с отцом Гасана) училась рационалистическим и традиционным наукам – морфологии и синтаксису арабского языка, логике, метрике, риторике, фикху, хадису, тафсиру и т.д.

1859, август – присутствие Гасана при пленении Шамиля.

1859 (1276 г.х.) – пребывание в Тифлисе в качестве сопровождающего Юсуф-хана.

1859, ноябрь или декабрь (джумада ал-ула 1276 г.х.) – женитьба в Верхнем Яраге на Салихат, дочери Абдалгани из Ярага.

1859-60 (1276 г.х.) – сочинение «Талхис ал-матлуб фи мушкилат малла Аййуб ал-Гумуки», ответ по вопросам малла Аййуба из Кумука по вопросам логики и «логической классификации» наук.

1862 (1278 г.х.) – смерть Абдаллаха-эфенди, отца Гасана. Абдаллах-эфенди преподавал в Алкадаре в течение двадцати шести лет.

После 1861-2 (1278 г.х.) – в течение четырех лет член дивана в сел. Касумкент.

1865 (1282 г.х.) – Гасан получает чин юнкера в бытность служащим в Кюринском окружном суде, в 1867 (1284) – подпрапорщик в бытность наибом Южного Табасарана, 1871 (1288 г.х.) – подпоручик, 1874 (1291 г.х.) – поручик.

С 1866 или 1867 (1283 г.х.) – в течение двенадцати лет – наиб Южного Табасарана с резиденцией в сел. Нижний Ярак.

1871, апрель-май – составление «Ал-Кавл ал-Джами ва мушкилат Мухаммадали», ответ на вопросы Мухаммадали из Чоха по проблемам земельного права, завещаний, «практической» астрономии.

1875 г. – в первой демократической газете Азербайджана «Экин-чи» («Пахарь»), издаваемой просветителем Г.-Б. Зардаби, опубликовано (№ 4) первое печатное произведение Алкадари – стихотворное приветствие газете.

октябрь или ноябрь (шаввал 1294 г. х.) – арест за недоведение до властей сведений о готовящемся в Дагестане восстании (восстании 1877 г.), пребывание в дербентской тюрьме в течение семи месяцев и десяти дней.

лето – Гасан вернулся из тюрьмы в Алкадар, где стал заниматься преподавательской деятельностью.

1879,20 марта (раби ас-сани 1296 г.х.) – вторичный арест Гасана.

1879, 21 апреля (28 раби ас-сани 1296 г.х.) – отправка Гасана вместе с другими ссыльными в Тамбовскую губернию через Петровск – Царицино – Козлов – Харьков.

1879, 11 июля (22 раджабат 1296 г.х.) – прибытие Гасана в Спасск Тамбовской губернии.

1880, май (начало джумада 1297) – прибытие в Спасск жены Салихат и детей.

1880, август (рамадан 1297 г.х.) – сочинение «Фатх ал-кариб ала абд ал-гариб».

1881, май – сочинение «Джахд ал-ариб фи джаваб ал-ариб» – ответ на 25 вопросов Газанфара-эфенди, направленных им Гасану из сибирской ссылки, по вопросам права и этики.

1883, начало мая (джумада ал-ахира 1300 г.х.) – переезд Гасана из Спасска в Астрахань по разрешению Тамбовского губернатора.

1883, 28 июня (22 шабана 1300 г.х.) – возвращение из ссылки в Алкадар.

1885, 1-7 октября (8 мухаррама 1303 г.х.) – сочинение «Фатх ал-Хади фи мушкилат Малла Махди» – ответ на послание мала Махди из сел. Чахчах по вопросам быта, обрядов, мусульманского права.

7 мая (3 шабана 1303 г.х.) – сочинение-ответ на письмо малла Таййиба из Зейхура «Фатх ал-бари фи мушкилат мала Таййиб аз-Зейхури».

10 мая (20 раджаба 1304 г.х.) – завершение работы над трактатом по вопросам брака и развода «Кашф ал-фаттах фи шарх ан-никах».

1889-90 (1307 г. х.) – стихотворный трактат по вопросам наследственного права «Тухфат ал-фарид би-манзумат ал-фараид».

1890, 26 августа (10 мухаррама 1308 г.х.) – завершение рукописи «Асари Дагестан».

1891, август (зу-л-хиджжа 1308 г.х.) – ответ на вопросы группы дагестанских ученых по вопросам права, этики, обрядности и т д.

1894-5 (1312 г.х.) – ответ на 27 вопросов малла Мухаммада ал-Джули ас-Сиртичи

1896, январь или февраль (шабан 1313 г.х.) – ответы на вопросы Хаджи Масуда-эфенди ал-Кади.

1896-7 (1314 г. х.) – касыда о политических событиях в мире.

1902-3 (? – 1320 г. х.) – сочинение «Хуласат ал-манкул фи наджат ахл ал-фитра ва усул ар-расул».

1902-3 (1320 г. х.) – стихи по случаю своего семидесятилетия.

1903 – издание в Баку «Асари Дагестан» на азерб. яз.

1906, 25 мая – дневниковая запись Алкадари о пребывании в Баку и в Тифлисе.

1907, 12 декабря (7 зу-л-када 1325 г.х.) – смерть Салихат, жены Гасана. Марсия Гасана Алкадари по случаю ее смерти.

1907 – издание «Тахмис» в Стамбуле на араб. яз.

1908, 28 января (25 мухаррама 1324 г.х.) – собственноручное завещание Гасана.

1909 – касыда по случаю 50-летней годовщины взятия Гуниба.

1910, 12 сентября (7 рамадана 1328 г.х.) – смерть Гасана Алкадари.

– издание в Темир-Хан-Шуре в типографии М. Мавраева сочинения Гасана Алкадари «Диван ал-Мамнун» на араб. яз.

– издание в Темир-Хан-Шуре в типографии М. Мавраева сочинения Гасана Алкадари «Джираб ал-Мамнун» на араб. яз.

1929 – издание в Махачкале русского перевода «Асари Дагестан». Перевод и комментарии Али Гасанова.

1984 – научная сессия Институте истории, языка и литературы Дагестанского филиала АН СССР, посвящения 150-летию со дня рождение Гасана Алкадари (14 ноября, Махачкала).

1988 – издание книги «Историко-литературное наследия Гасана Алкадари (Институт истории, языка и литературы Даг. ФАН СССР, Махачкала). Составитель Г.М.-Р. Оразаев.

1994 – переиздание «Асари Дагестан» общественным фондам им. Гасана Алкадари (председатель – Ш. Юсуфов). Махачкала. Изд. «Юпитер».

1994 – переиздание «Асари Дагестан». Под ред. В.Г. Гаджиева. Махачкала.

1992 – Издание полного перевода «Асари Дагестана» на лезгинский язык в газете «Лезги газет».

2005 – научная конференция, посвященная (170-летию Гасана Алкадари (Институт ИАЭ ДНЦ РАН. Махачкала, 28 июня).

2006 – издание книги «Гасан Алкадари. Ученый, поэт, просветитель»

2008 – закладка камня под строительство музея Гасана Алкадари

2009 – открытие музея Гасана Алкадари

Источник: http://alkadar.ru/index.php/informatsiya/stati/94-osnovnye-daty-zhizni-i-tvorchestva-gasana-alkadari

Творческое наследие и жизнь Гасана Алкадари – АЛАМ

Глава  IV МИРОВОЗЗРЕНИЕ ГАСАНА АЛКАДАРСКОГО (1834—1910) ЖИЗНЬ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Интервью с кандидатом филологических наук, поэтом Азизом МирзабековымПеред юбилеем выдающегося дагестанского мыслителя мы опять говорим о необходимости большой работы по исследованию его богатого творческого наследия. Бросим взгляд в прошлое.

В 1988 году появилась первая специальная научная работа по историко-литературному наследию Гасана Алкадари – сборник докладов, прочитанных на научной сессии, посвященной 150-летию этого выдающегося дагестанского ученого-историка, поэта, философа, деятеля просвещения.Доктор исторических наук, профессор А. Р.

Шихсаидов тогда подчеркнул: «Комплексное и всестороннее изучение всего творческого пути Алкадари еще впереди».

Сказано это было с понятным оптимизмом, и еще конкретно указано: «Перевод на русский язык двух фундаментальных трактатов – «Диван ал-Мамнун» и «Джираб ал-Мамнун» все еще остается одной из важных задач востоковедов и необходимым условием глубокого изучения истории и культуры дореволюционного Дагестана».

Впоследствии, открывая научную сессию, посвященную уже 170-летию Гасана Алкадари, член корреспондент Российской академии наук, директор Института истории, археологии и этнографии ДНЦ РАН А.И.

Османов сказал: «Практически мы находимся только на начальном пути изучения богатого наследия Гасана Алкадари и других выдающихся деятелей истории и культуры Дагестана».

И вновь было объявлено о планируемом переводе на русский язык названных трактатов и других работ Алкадари, о подготовке монографического исследования о его жизни и творчестве.

Однако и сегодня, по истечении очередного десятилетия, мы вынуждены констатировать, что все еще продолжаем пребывать в начале пути. Но нельзя сказать, что за это время ничего не делалось для изучения наследия Г.Алкадари. Наша беседа с А. А.Мирзабековым, известным литератором и исследователем истории нашей литературы.

В 2012 году Азиз Абдулмирович защитил диссертацию на кандидата филологических наук по теме «Асари-Дагестан» Гасана Алкадари как образец художественно-исторической прозы», а еще раньше увидела свет изданная отдельной книгой его работа «Поэтическое творчество Гасана Алкадари».

– Судя по всему, у вас рано пробудился интерес к Гасану Алкадари и в последующем не ослабевал…– Началось с того, что еще в 1985 году, будучи студентом ДГУ, я перевел с тюркского на лезгинский язык стихотворение Гасана Алкадари «Жизненный путь», в котором он излагает свою биографию. История появления этой стихотворной автобиографии следующая.

В 1904 году в Тифлисе, на съезде кавказских мусульман, созванном для урегулирования некоторых спорных моментов между суннитами и шиитами, Гасан Алкадари познакомился с известным азербайджанским просветителем и литературоведом Фиридуном Кочарли. На почве взаимного уважения и общности взглядов у них установились дружеские отношения. Ф.

Кочарли работал над своим большим трудом «Литература азербайджанских тюрок», и пожелал включить в него и очерк о Гасане Алкадари, для чего попросил его написать свою автобиографию. Тот изложил рассказ о жизни в стихах. «Жизненный путь» было включено Ф. Кочарли в очерк о Гасане Алкадари, написанный в 1906 году.

А сама упомянутая книга увидела свет много лет спустя и после смерти ее автора в 1926 году под названием «Материалы по литературе Азербайджана». Спустя еще более полувека, в начале 80-х, эта замечательная работа, опять с изменившимся заглавием – «Азербайджанская литература», в двух томах была переиздана в Баку.

В стихотворении «Жизненный путь» ясно ощущается величие Гасана Алкадари. Тут не просто изложение событий своей жизни, не такой уж простой, выпавший на бурный период истории, но и истинная поэзия, и глубокий философский смысл, и мудрость достойно прожившего долгую жизнь человека.

Надеюсь, что вот это ощущение величия и соприкосновения с истинной поэзией я сумел передать на родном языке. Оно было напечатано в лезгинском выпуске журнала «Литературный Дагестан». Возглавлял редакцию поэт Азиз Алем, редактор взыскательный и, по устоявшемуся мнению, непревзойденный по своему профессионализму.

Помню, как он направил меня с моим переводом к рецензентам – ученому-арабисту Галибу Садыки и народному поэту Дагестана Шахмиру Мурадову, владевшему азербайджанским языком. Им я показал вместе с переводом и оригинал стихотворения Алкадари. Лишь после их положительного заключения стихотворение было напечатано в журнале.

Вот таким образом я впервые соприкоснулся с творчеством Гасана Алкадари, и началась увлекшая меня работа по его изучению.

– И как же продолжалась в дальнейшем ваша работа?
– Профессор Гаджи Гусейнович Гашаров предложил мне взять для дипломной работы тему, связанную с исследованием поэтического творчества Гасана Алкадари. Он сам пошел к ректору университета А.Абилову, взял для меня направление в Институт рукописей Академии наук Азербайджана.

Гаджи Гусейнович самым серьезным образом отнесся к моим изысканиям, попросил профессора Абдул-Кадыра Юсуповича Абдуллатипова, специалиста по кумыкской литературе, как знающего тюркские языки, стать моим научным руководителем. Под его руководством я выполнил свою дипломную работу в 1989 году.

До сих пор сохраняю чувство уважения и признательности к Абдул-Кадыру Юсуповичу, мудрому человеку и знающему специалисту. Надо сказать, что в некоторых вопросах я консультировался и с профессором Амри Рзаевичем Шихсаидовым. Гаджи Гусейнович настоятельно советовал мне продолжить начатую работу, и я был не прочь последовать его совету.

Однако так получилось, что меня на долгие годы заняли литературное творчество, публицистика, общественно-политическая деятельность и преподава­- тельская работа.

– Как теперь мы знаем, в Институте рукописей Академии наук Азербайджана хранится немалая часть известного нам наследия Гасана Алкадари.
– Там я познакомился с неполной (к великому сожалению) копией «Дивана» Г.Алкадари на тюркском языке. Как известно, некоторые высокоучёные восточные поэты прошлого составляли свои диваны, рукописные поэтические сборники, на разных языках.

Для примера, у Физули были диваны на тюркском, арабском и на фарси. Легко предположить, что у Гасана Алкадари, помимо известного «Диван ал-Мамнуна» на арабском, был и тюркоязычный диван. Копия, хранящаяся в Институте рукописей в Баку, начинается традиционно (как и «Диван ал-Мамнун»), восхвалениями Всевышнего, пророка, потом идут поэтические тексты о пребывании Г.

Алкадари в заточении в Дербентской крепости, о ссылке его в Тамбовскую губернию и другие. Но сборник завершается неожиданно, обрывая стихотворение, дальше листов рукописи просто нет. Возможно, по каким-то причинам рукопись не была завершена переписчиком, а вероятнее всего, была завершена, но часть ее листов утеряна.

Переписчиком копии указан некий Абдулкерим Имам-заде, наверное, он являлся кем-то из родственников или близких людей Г.Алкадари.

– В Институте рукописей Академии наук Азербайджана могли быть и другие материалы, интересные для исследователя нашей истории и литературы…
– Они там есть, и в немалом количестве. Если говорить о коллекции Гасана Алкадари, то там были автографы отдельных его произведений.

Я помню автограф его стихотворного письма к сыну, вошедшее в «Асари-Дагестан», произведения на арабском языке. Этот эпизод теперь такой далекой студенческой поры для меня имел большое значение. Работал я усердно, находил и переписывал для себя произведения не только Гасана Алкадари, но и других наших поэтов прошлого.

Многое, что тогда найдено в Институте, мною впервые переведено и опубликовано, использовано в работах моих и других исследователей.

– Вы были первым, кто проявил интерес к части наследия Гасана Алкадари в Институте рукописей в Баку?
– В 1987 году в сборнике «В сокровищнице рукописей», изданном в Баку, опубликована статья сотрудницы Института рукописей АН Азербайджана Т.Нуралиевой «Гасан Алкадари и его коллекция». Из Дагестана же с этой целью я там оказался первым.

– Как вы считаете, каким образом рукописи Гасана Алкадари и других наших деятелей прошлого могли оказаться в Институте рукописей Академии наук Азербайджана? – Можно не повторить известное, что интеллектуальный Кавказ в прошлом не знал границ: рукопись созданный где-то в горах Дагестана, могла оказаться и бережно храниться в каком-нибудь культурном центре Закавказье, и наоборот. Можно не говорить и о том, что некоторые рукописи попали в хранилище из лезгинских сел Азербайджана. Но скажу о таком заметном явлении позднего советского периода: из Дагестана, особенно из его южных районов, много ценных старинных рукописей уплывал в Баку потому, что за них хорошо платили. Я помню свой разговор по этому поводу с ныне покойным доктором филологических наук Мавлудом Ярахмедовым из Баку, известным исследователем старой нашей литературы. Возмущаясь нечистоплотными действиями некоторых лиц, превративших рукописи в предмет купли-продажи, он даже писал об этом в обком Дагестана.– Ваша работа «Поэтическое творчество Гасана Алкадари» увидела свет еще в середине 90-х. И стало некоторой неожиданностью, когда в 2012 году вы защитили диссертацию на кандидата филологических наук по книге «Асари-Дагестан».

– Толчок моему возвращению через годы к Гасану Алкадари дал и доктор филологических наук, профессор Рагим Мурадович Кельбеханов, хорошо владеющий тюркскими языками, и ставший моим научным руководителем в работе над диссертацией.

За это я очень благодарен ему.

И так получилось, что моя работа оказалась первым системным завершенным исследованием книги «Асари-Дагестан» как синкретического произведения, в котором сочетаются свойства литературного произведения и исторического исследо­- вания.

– Можно ли предположить, что это не последнее ваше слово в исследовании творческого наследия Гасана Алкадари?
– Нет, уж никак не последнее. В этом направлении у меня еще немало невыполненных задумок и незавершенного.

Так, собираюсь перевести на лезгинский язык все известные нам тюркоязычные поэтические произведения Г.Алкадари, тут сделано мною много, но не все. Хочу с оригинала перевести «Асари-Дагестан» на лезгинский язык.

Эта работа также большей частью проделана, но не завершена.

– Но есть перевод «Асари Дагестан» на лезгинский язык, выполненный ныне покойным Гамзатом Гамзатовым, нашим другом, хорошим журналистом и переводчиком.
– Тут важен вот какой нюанс. Мы знаем «Асари-Дагестан» в переводе Али Гасанова.

Достоинство его общепризнаны, достаточно вспомнить отзыв о нем известного русского востоковеда, профессора В.Ф.Минорского как о «хорошем русском переводе». Но этот перевод выполнен в 20-х годах прошлого века, в зависимости от условий и требований своего времени, от уровня тогдашней науки.

В переводе Али Гасанове есть моменты, с которыми сегодня не хотелось бы соглашаться. Так, им не сохранены формы стихотворений: касыда или газель переведены в форме месневи, а некоторые стихотворения и вовсе остались без художественного перевода.

Гамзат Гамзатов же переводил «Асари-Дагестан» по Али Гасанову, сохранив все те вольности и упущения, которые последний себе позволил.

– Впрочем, в этой связи вспоминается и сказанное профессором А.Шихсаидовым еще 30 лет назад о том, что ощущается необходимость подготовки нового, широко комментированного перевода «Асари-Дагестана» с учетом успехов исторической науки… Вопрос близкий вам, опять-таки как в совершенстве владеющему азербайджанским языком: расскажите о Гасане Алкадари – публицисте.

– В сборнике научных трудов одного Дербентского института печаталась моя статья «Публицистическая деятельность Гасана Алкадари». Газету «Экинчи» («Пахарь») начавшую выходить в 1875 году благодаря азербайджанскому просветителю Гасанбеку Зардаби, Алкадари назвал дорогим подарком для всех мусульман».

В «Экинчи» всего вышло восемь его материалов, они небольшие по объему, но по ним хорошо видна его эрудиция, его беспокойный ум, четко поставлены вопросы, которые его волновали. Все эти материалы переведены мною на русский и лезгинский языки. «Экинчи» выходила лишь в течение двух лет, потом его запретили.

Она еще продолжала выходить, когда Гасан-эфенди посадили в тюрьму в Дербенте, а потом сослали в Тамбовскую губернию.

– Что вы можете сказать о сотрудничестве Г.Алкадари в газетах «Хаят» («Жизнь») и «Таза хаят» («Новая жизнь») в более поздний период?
– К сожалению, почти ничего не скажу.

Был замечательный азербайджанский исследователь Гулам Мамедли, у него вышла в Баку книга «Псевдонимы». В ней указано, что Мамнун – псевдоним Гасана Алкадари, и что его статьи печатались в газетах «Экинчи» и в двух упомянутых.

Они должны, конечно, хранится в архивах Баку, но у меня пока не было возможности заняться их изучением.

– Некоторые исследователи, правда, с понятной осторожностью, упоминают о возможно имевшей место переписке между Львом Толстым и Гасаном Алкадари.

Предположение захватывает воображение, как представишь себе двух мудрецов, гуманистов и просветителей, таких разных, но в чем-то и неуловимо близких, обменивающимся мыслями…– Об этом говорится в известных записках Магомеда Эфендиева, ссылного молодого лезгина, какое-то время прожившего в Ясной Поляне у Льва Толстого.

Однако письменных доказательств переписки у нас нет. Вся переписка Толстого не вошла даже в 90-томное издание его сочинений. Теперь готовится, по поступающей информации, дополненное издание. Может, там мы найдем ожидаемое.– Мы в преддверии очередного юбилея нашего выдающегося мыслителя.

Что вы можете сказать о положении с исследованием и популяризацией наследия Гасана Алкадари?– Об этом сказано давно и ясно, о необходимости большой работы специалистов по раскрытию научного и художественного содержания богатого творчества Гасана Алкадари, кропотливого труда по выявлению всего творческого наследия ученого, осуществлению комментированных переводов его сочинений. Скажу о том, что занимает мои мысли, например, о монографическом исследовании творчества Г. Алкадари. Сам я до сих пор не смог завершить монографию о тюркоязычном творчестве поэта.

Как правило, монографии наших современных авторов словно страдают малокровием. Я хотел бы видеть такую монографию о Гасане Алкадари, которая пробуждала бы интерес и любовь к нему.

Вспомним: во второй половине 50-х годов увидели свет монографии о лезгинской литературе и ее вершинных явлениях Ахеда Агаева, выдающегося ума своего времени, что мы сегодня осознаем лучше.

Эти книги были первые в своем роде, имели уж теперь видные невооруженным взглядом недостатки, в том числе и характерные для своей эпохи. Однако благодаря таланту и могучему интеллекту А. Агаева, они словно замещены на живой воде, являли собой по-настоящему увлекательное чтение.

И еще я с некоторым даже удивлением думаю о том, что до сих пор нет пьесы об Алкадари. По-моему, его образ очень сценичен. Как творческое наследие, так и жизнь Гасана Алкадари представляет простор для творческого ума.

Беседовал:
Г. Испикви

Источник: https://www.AlamJurnal.com/850-tvorcheskoe-nasledie-i-zhizn-gasana-alkadari/

Мыслитель постшамилевской эпохи (Гасан Алкадари (1834-1910))

Глава  IV МИРОВОЗЗРЕНИЕ ГАСАНА АЛКАДАРСКОГО (1834—1910) ЖИЗНЬ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Человек, с первых дней жизни воспитанный в духе Ислама, в нормах его этики и высокой морали, внук великого накшбандийского шейха Мухаммада Ярагского, оставивший огромный след в богословской мысли Дагестана и непревзойденные труды по этике, истории и другим наукам.

Отец Гасана, Абдулла, сын Курбана имел прекрасное исламское образование, которое получил у учителя и устаза Мухаммада Ярагского. Устаз выдал за него свою дочь – вдову первого имама Дагестана Гази-Мухаммада и у них в 1834 году родился сын Гасан. Абдулла имел медресе в родном селе Алкадари, где около 25 лет преподавал богословские науки.

Вот здесь и получил первоначальные исламские знания Гасан. Позже он обучался у известных алимов Дагестана и Азербайджана. Знал арабский, турецкий, русский, азербайджанский, лезгинский, аварский и персидский языки.

После учебы устроился на работу в кюринскую царскую администрацию, получил чин поручика и был направлен наибом в южный Табасаран. Но события 1877 года круто изменили жизнь и судьбу Алкадари.

Как известно, в 1877 году в Дагестане вспыхнуло восстание против царской власти, получившее после название «Короткий Шариат». Суть – недовольство проводимой в Дагестане политики и усилении гнета. В итоге восстание было подавлено, наместники царской России жестоко расправились с бунтовщиками.

Были казнены более трехсот предводителей этого движения, и выслано более 4500 человек в Саратовскую, Тамбовскую и другие российские губернии.

За сочувствие и поддержку Гасан Алкадари тоже был разжалован и посажен в Дербентскую крепостную тюрьму, а затем в апреле 1879 года вместе с большой группой арестантов выслан в Тамбовскую губернию. В ссылке он проживал в городе Спасске Тамбовской губернии. В этом регионе было много мусульман-татар.

Там Гасан познакомился с представителями мусульманской интеллигенции, которые очень хорошо его приняли и ценили как грамотного ученого. Гасан получал частые приглашения от имамов ближних селений на торжества, маджлисы.

Как бы ни была горька чужбина, Алкадари вспоминает о братьях-мусульманах, живущих там, с глубоким чувством благодарности, даже посвятил этому книгу «Диван аль-Мамнун». Мамнун – это псевдоним Гасана, что означает «Благодарный». Там пробыл Гасан четыре года, а потом смог вернуться по амнистии, объявленной Александром III в 1883 году.

По возвращении из ссылки Гасан в родном селении открыл школу, где преподавал начальные знания чтения, письма, арифметики, истории Дагестана, географии, астрономии и т. д. К нему приходили учиться со всего Дагестана и из соседнего Азербайджана.

Но только преподавательской деятельностью работа Алкадари не ограничилась. Сегодня мы имеем его литературное наследие, имеющее огромное значение для изучения Ислама и истории Дагестана. Это книга «Джираб аль-Мамнун» (Хурджины ал Мамнуна), написанная на арабском языке. Это, главным образом, религиозно–философская работа, составленная в форме вопросов и ответов.

«Асари Дагестан» «Исторические сведения о Дагестане». По оценкам исследователей, это единственная систематизированная работа досоветских авторов.

До сегодняшнего дня этот труд является одним из главных источников информации об истории Дагестана, распространении там Ислама, о вторжении иноземных захватчиков, газавата под предводительством трех имамов, событий, последовавших после завершения священной войны.

Кроме того, Алкадари постоянно публиковался в газете «Экинчи» «Пахарь» на азербайджанском языке. Сохранились также его письма к редактору этой газеты. Гасан Алкадари писал стихи, назму и турки.

Гасан Алкадари был видным богословом, мыслителем и просветителем. Он, в свое время, трезво оценив ситуацию, в которой находится Дагестан, призвал народ к сближению с Россией, советовал использовать технологии, имеющие развитие в Европе.

В то же время он горько переживал падение имамата, пленение имама Шамиля. Еще будучи молодым человеком, он был свидетелем пленения Шамиля в 1859 году в Верхнем Гунибе.

А в 1909 году царский наместник на Кавказе созвал всех свидетелей того события в Верхний Гуниб и торжественно отмечал 50-летие завершения Кавказской войны, образование Дагестанской области. Гасан, как участник событий 50-летней давности, тоже получил приглашение.

Но, ссылаясь на здоровье, отказался. Для него это было не торжество, а настоящая трагедия. Он считал, что и для Дагестана тоже постшамилевская эпоха стала настоящей трагедией, настолько велики были изменения.

Умер Гасан Алкадари в 1910 году в возрасте 76 лет.

Islamdag.ru

Источник: http://s-stalsk.ru/dogma/view/mislitel-postshamilevskoj-epokhi-gasan-alkadari-1834-1910-d29l8t?flavour=full

Гасан-эфенди Алкадарский

Глава  IV МИРОВОЗЗРЕНИЕ ГАСАНА АЛКАДАРСКОГО (1834—1910) ЖИЗНЬ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Родоначальником научной и просветительской деятельности среди выходцев из района является Гасан-эфенди Алкадарский (1834–1910).

Гасан-эфенди Алкадарский, сын Абдаллаха ал-Алкадари – видный дагестанский ученый, историк, философ, поэт, правовед, деятель просвещения. Родился 15 октября 1834 г. в селении Балахани. Отец Алкадари – Хаджи Абдаллах, сын Курбана (ум. в 1862 г.

), – ученик знаменитого дагестанского ученого, устада накшбандийского тариката, учителя имамов Газимухаммада и Шамиля – Мухаммада-эфенди ал-Яраги (Магомеда Ярагского), основатель медресе в селении Алкадар (ныне Сулейман-Стальского района), где преподавал в течение 26 лет. Мать – Хафсат (ум. в 1857-58 г.

), дочь Мухаммада-эфенди ал-Яраги, одна из самых образованных женщин Дагестана, прошедшая у своего отца курс традиционных и рационалистических наук. В 1831-32 г.

Мухаммад-эфенди ал-Яраги переселился из-за преследований местных властей из селения Юхари-Яраг в Аварию, в селение Балахани, где обосновался вместе со своей семьей и учениками, в числе которых был и Абдаллах, будущий отец Алкадари.

В сентябре 1834 г. родители Алкадари переселились вслед за Мухаммедом ал-Яраги в селение Согратль. В 1838 г. после смерти Мухаммада ал-Яраги родители Алкадари вернулись в селение Алкадар. В 1838-39 г. Абдаллах-эфенди основал в Алкадаре медресе, где Гасан Алкадарский учился в течение 10 лет.

В медресе преподавали арабский язык, тафсир, хадисы, логику, теорию диспута, риторику, мусульманское право, метрику, математику, т.е. ученики получали как духовное, так и светское образование.

В 1848-1956 гг. совершенствовал свои знания у таких ученых, как Исмаил-эфенди ал-Яраги и Мирза Али ал-Ахты.

В 1856 г. Алкадари переехал в селение Юхари-Яраг, резиденцию Юсуф-хана Кюринского, у которого в течение ряда лет состоял секретарем-делопроизводителем и учителем его детей. В 1862-1866 гг. был членом дивана в селении Касумкент, а с 1866-67 гг.

в течение двенадцати лет – наибом Южного Дагестана (резиденция – селение Нижний Ярак).

Немаловажное значение в становлении и пропаганде взглядов Алкадари имело его сотрудничество в первой демократической азербайджанской газете «Экинчи» («Пахарь»), издававшейся в 1875-1877 гг. выдающимся просветителем-демократом Гасанбеком Зардаби и сыгравшей важную роль в распространении передовых идей своего времени.

Поворотным пунктом в жизни и взглядах Алкадари стало грандиозное по своему размаху восстание горцев Дагестана в 1877 г. В 1879 г. вместе с участниками восстания 1877 г. он был отправлен в ссылку в Тамбовскую губернию (город Спасск). В 1883 г.

вернулся на родину по амнистии, возобновил работу медресе, основанного его отцом, развернул активную преподавательскую деятельность. Медресе Алкадари – одна из первых в Дагестане школ светского типа, где было организовано преподавание таких дисциплин, как математика, физика, астрономия, история, география.

Медресе пользовалось большой популярностью у различных национальностей из Дагестана и Азербайджана

Автор известных трудов «Джираб ал-Мамнун» (Темир-хан-Шура, 1912), «Диван ад-Мамнун» (Темир-хан-Шура, 1913), «Асари Дагестан» (Махачкала, 1929). К сожалению, первые две крупные работы не переведены на русский язык и не доступны современному читателю. Первую свою книгу «Тахмис» Гасан Алкадари издал в 1892 году в Стамбуле.

Наиболее важное историческое сочинение Алкадари – «Асари Дагестан» («Исторические сведения о Дагестане») написано на тюркском языке, завершено в 1891 г., издано в Баку в 1903 г. Перевод книги на русский язык выполнен Али Гасановым, сыном Алкадарского и опубликован в 1929 г. «Асари Дагестан» охватывает события от V века до 1875 г.

История Дагестана впервые представлена здесь как цельный, неразрывный многовековой этап развития, как неотъемлемая часть истории Кавказа в целом в ее взаимосвязях с историей Закавказья, Ближнего Востока, России.

Гасан Алкадарский одним из первых в Дагестане оценил положительные последствия присоединения Дагестана к России, впервые поставил вопрос о культурном наследии дагестанских народов, провозгласил особую роль науки и образования в общественном прогрессе.

Его сочинение «Диван ал-Мамнун» («Стихотворения Мамнуна», Мамнун – литературный псевдоним Алкадари, в переводе с арабского означает «благодарный», «облагодетельствованный») издано в 1913 г. Оно воплотило в художественной форме многие события политической и общественной жизни Дагестана, свидетелем или современником которых был сам автор.

Фактически это автобиография Алкадари, в которую «вплетены в хронологическом порядке сочиненные им при разных обстоятельствах стихи, а частично и письма» (И. Ю. Крачковский). «Диван ал-Мамнун» написан на арабском языке, представляет собой важный источник для раскрытия идеологии влиятельных политических и литературных группировок дагестанского общества второй половины XIX в.

Педагогическая и административная деятельность Алкадари, его этические, общественно-политические, философские воззрения нашли отражение в книге «Джираб ал-Мамнун», также написанной на арабском языке и опубликованной в Темир-Хан-Шуре в 1912 г.

Этот этико-философский и юридический трактат представляет собой свод хронологически разновременных текстов (конец XIX в. – 1910 г.

), ответов Алкадари на животрепещущие вопросы современности, в них рассматриваются проблемы наследственного и семейного права, земельных отношений, мусульманской обрядности, этики, теологии, комментирования Корана, философии, взаимоотношений различных течений в исламе.

В книге отразились социологические и философские взгляды ученого – необходимость «обновления» ислама, программ и методов обучения в мусульманской школе; определяющая роль просвещения народных масс в общественном развитии; пантеистическое понимание соотношения бытия и духа. И.

Крачковский справедливо отмечал: «По этой книге мы имеем возможность судить о развитии поэтического творчества крупного арабо-кавказского поэта за всю его жизнь». Гасан Алкадарский был человеком прогрессивных взглядов, сторонником российской ориентации, европеизации жизни, страстным поборником просвещения.

Личность Г. Алкадарского была многогранной, интересы отличались широтой и разнообразием. И не случайно его деятельность высоко оценена выдающимися востоковедами В. Бартольдом и И. Крачковским. В «Асари Дагестан» Алкадарский называет 14 своих сочинений, 6 из которых еще не обнаружено или же не идентифицировано.

Рукописное наследие Алкадари хранится в Фонде восточных рукописей Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра, Институте рукописей Академии наук Республики Азербайджан, Закатапьском историко-краеведческом музее Республики Азербайджан, а также в ряде частных коллекций.

На русский язык переведено только одно сочинение Алкадари – это «Асари Дагестан», значительная же часть творческого наследия не собрана или же не издана.

Алкадари был владельцем богатой коллекции рукописей, а также печатных книг на арабском, персидском, азербайджанском, русском языках. Коллекция отличалась своим тематическим разнообразием.

Гасан-эфенди Алкадари скончался 12 сентября 1910 г. в сел. Алкадар, где и похоронен.

Гордостью района являются сыновья и внукиГасана-эфенди Алкадарского.

Источник: http://www.suleiman-stalskiy.ru/o-rayone/personalii/deyateli-nauki/gasan-efendi-alkadarskiy/

Просветительско-педагогические взгляды Гасана-Эфенди Алкадари Бабаева Зарифат Мурадовна

Глава  IV МИРОВОЗЗРЕНИЕ ГАСАНА АЛКАДАРСКОГО (1834—1910) ЖИЗНЬ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

к диссертации

Введение 3

ГЛАВА I. Исторические и социальные условия развития и становления просветительско-педагогических взглядов Г. Алкадари 15

1.1. Исторические и культурные предпосылки просветительских взглядов Г. Алкадари 15

1.2. Становление Г. Алкадари как историка, просветителя и педагога 40

1.3. Наследие Г. Алкадари – составная часть культуры народов Дагестана 73

ГЛАВА II. Просветительско-педагогические и морально-этические взгляды Г. Алкадари 83

2.

1. Просветительско-педагогические взгляды и деятельность Г. Алкадари 83

2.

2. Морально- этические взгляды Г. Алкадари 96

2.

3. Значение Г. Алкадари для развития теории и практики дагестанской национальной школы 108

Заключение 114

Список использованной литературы 117

Приложения 129 

Введение к работе

Важнейшими условиями познания педагогической истины являются объективная оценка исторической реальности, неразрывная связь истории педагогики с современностью, выявление прогностического значения историко-педагогических фактов, явлений, идей.

История отечественной педагогики столь богата именами и делами людей, посвятивших свои силы народному просвещению, что деятельность многих из них еще просто не стала предметом исследований, а их педагогические взгляды, практический опыт не сделались достоянием истории педагогики, педагогической теории и практики.

Органически связанными частями культуры любого народа являются материальные и духовные ценности. В законе РФ “Об образовании” [94] подчеркивается, что образовательная политика государства должна строится на переработке и переосмыслении всего наиболее ценного, традиционно наработанного предыдущими поколениями.

“Национальная доктрина образования РФ” [113] предполагает, что обучение должно быть воспитывающим. Задача школы вырастить будущих граждан патриотами и интернационалистами, относящимися с уважением к истории и традициям других народов.

В “Концепции развития образования и воспитания в РФ до 2010 года” [95] указано, что образование и просвещение являются той базой, на которой возможно духовное развитие общества вообще, воспитание подрастающего поколения, в частности. Невозможно стать культурным и образованным человеком, не усвоив знания, накопленные предыдущими поколениями, не изучив историю своей страны и своего народа.

Во все века у каждого народа были люди, выделяющиеся своими личными духовными качествами, которые служили образцом для подражания и которые имели право учить других, пользуясь своими способностями и заслуженным авторитетом в обществе.

Дагестанские народы не являются исключением. Издревле в Дагестане существовало своеобразное общество образованных людей, знатоков истории, мусульманского права, философии, арабской литературы и культуры, которые считали своей святой обязанностью делиться знаниями и просвещать свой народ.

Начавшаяся в XIX веке смена формации в горах повлекла за собой и перестройку образовательной политики, что было обусловлено потребностями наступавшего буржуазного строя.

При этом реформа образования связана с переходом на новый качественный уровень, на основе демократизации средней и высшей школы.

В условиях углубления социально-экономических реформ, осуществляемых в современной России, образование призвано обеспечить смену менталитета общества, старых стереотипов, формировать новое общественное сознание и политическую культуру.

Одновременно происходит децентрализация управлением образования и повышается роль региональной образовательной политики.

В процессе реформ образования необходим учёт местных особенностей социально – экономического и этнокультурного развития народа, его исторических образовательных традиций.

Активный процесс демократизации и гуманизации образования в современных исторических условиях развивается в двух направлениях:

1. Использование всего нового, прогрессивного, чем располагают сегодня педагогическая теория и практика.

2.

Обращение к лучшим достижениям и традициям прошлого, к трудам представителей отечественной и зарубежной педагогики, творческие искания, которых были пронизаны идеями гуманизма, заботой о воспитании и образовании человека. Тем более, когда опыт прошлого отвечает задачам настоящего времени и избавляет от необходимости заново открывать педагогические истины, уже открытые предшествующими поколениями.

Так, например, для прогрессивных педагогов прошлого было бесспорно то, что в духовном, экономическом и культурном возрождении государства приоритетная роль должна принадлежать образованию [86].

Таким образом, новая образовательная политика должна опираться на ретроспективный педагогический опыт, на традиционную, прогрессивную, апробированную многими годами педагогическую теорию, на богатое педагогическое наследие педагогов – просветителей прошлого, поскольку это неисчерпаемый родник теорий и идей, мыслей и взглядов.

Во все века у каждого народа были люди, служившие образцом для подражания своими личностно-этическими и духовно-нравственными качествами, имевшие право учить других, пользуясь своими способностями и заслуженным авторитетом в обществе.

В условиях демократизации общества и обновления содержания образования стало возможным более тщательное рассмотрение, изучение и анализ наследия многих, раннее забытых прогрессивных представителей различных народов России.

За последние годы были опубликованы исследования, посвященные изучению педагогического наследия национальных просветителей [1, 59, 78, 79, 82, 97, 105, 118, 120, 138, 140, 147].

Таким образом, исторический прогресс сочетается с переоценкой ценностей прошлого, которое в той или иной степени становится современностью. Исследование истории педагогического прошлого представляется, как составная часть изучения современных педагогических систем.

Так, например, Исаева Л.Н. [82] изучает деятельность и методы адыгского педагога М.И. Демкова. Взгляды М.И. Демкова отличались своеобразием: характерной особенностью его идей является антропологичность подхода к обучению и воспитанию. Он считал, что воспитание обусловлено наследственностью и различными биологическими задатками людей, поэтому каждый ученик требует индивидуального внимания.

В работе Абаевой Ф.В. изучается деятельность и взгляды карачаевского педагога У.Д. Алиева [1], который явился одним из создателей алфавита для бесписьменных народов СССР, в частности для карачаевского народа.

Он считал, что письменность и литература нуждались в научной узаконенности и в научно-обоснованной грамматике. Основой дидактического материала “Букваря”, созданного Алиевым, является карачаевский фольклор.

В работе Панеш Б.Х. [120] изучается научно-педагогическая и просветительская деятельность видного адыгского ученого Ю.К. Намитокова, который оказал большое влияние на развитие педагогической науки и развития образования в Адыгее. Педагогическое наследие и просветительская деятельность Ю.К.

Намитокова свидетельствует о глубоком понимании им духовно- нравственных интересов адыгского этноса, о соотношении общечеловеческого, общероссийского и национального в его развитии. Ю. К. Намитоков положил начало новому направлению в науке – этнической педагогике, основой которой является народная педагогика о воспитании детей.

Энциклопедичность знаний и разнообразие научных интересов ученого позволило ему занять достойное место в плеяде просветителей Северного Кавказа.

Тешева Ф.Ф. изучает педагогическую деятельность и педагогические взгляды адыгских просветителей У.Х. Берсея и П.И. Тамбиева [140]. В исследовании раскрывается роль адыгских просветителей в создании, сохранении и развитии национальной письменности и культуры, системы общего образования для адыгского народа, как основного условия этнической консолидации и просветительской активности народа.

В докторской диссертации Соломатиной Т.Б. [138] анализируется деятельность общественно-педагогических центров и активистов общественно-педагогического движения.

В работе ретроспективно изучаются и анализируются все наиболее значительные этапы просветительской деятельности, сопоставляются приемы и методы воспитания и преподавания, предлагавшиеся наиболее известными учеными-педагогами.

Ценности образования однозначно воспринимаются как представителями русского народа, так и малыми народами, населяющими страну.

В законе Республики Дагестан “О культуре” [77] указано, что культура как исторически сложившийся уровень развития общества, выраженный в типах и формах организации жизни и деятельности людей, творческих сил и способностей человека, а также создаваемых им материальных и культурных ценностей создавалась веками, обогащаясь от поколения к поколению. Каждый народ является творцом не только материальных, но и духовных памятников культуры. Поэтому все памятники письменной культуры Дагестана, имеющие общее национальное значение, являются культурным достоянием его народов. Долгом каждого поколения является не только бережное сохранение, но и преумножение культурных ценностей, поэтому научные исследования в области культуры входят составной частью во все государственные программы, направленные на развитие Республики Дагестан.

Известно, что в Дагестане издревле существовало своеобразное общество образованных людей, знатоков истории, мусульманского права, философии, арабской литературы и культуры, которые считали своей святой обязанностью делиться знаниями и просвещать народ.

В рассматриваемую нами эпоху признанными деятелями просвещения, интеллектуально и нравственно богатыми личностями, которые всю свою жизнь и деятельность посвятили трудному делу образования и просвещения Дагестанского народа были Гаджи-Магомед Кудутлинский, Гаджи-Дауд Усишинский, Сайд Шиназский, Мухаммед ал-Яраги, Мирза Али ал-Ахты, Сайд Араканский, Салман Тлохский и другие. В плеяде этих деятелей Гасан-эфенди Алкадари занимает достойное место. Выдающийся ученый и крупнейший деятель духовно культуры Гасан-эфенди Алкадари оставил богатое и бесценное научное, педагогическое, литературное и культурное наследие. Развитие национального просвещения было одной из важнейших задач дореволюционного дагестанского прогрессивного общественного деятеля. Оно заняло приоритетное место в педагогическом наследии Г. Алкадари, который получил хорошее, для того времени, образование, отличался глубоким знанием жизни народа, широтой кругозора. Особая близость к трудовому народу, желание помочь ему, большое трудолюбие и вера в будущее выдвинули Гасана-эфенди в ряды передовых борцов за просвещение.

Исходя из изложенного, особую актуальность приобретает изучение педагогического наследия видного просветителя, создателя первых светских школ, ученого-историка, поэта и общественно-политического деятеля Дагестана конца XIX и начала XX веков Гасана-эфенди Алкадари (1834-1910). Выдающийся ученый и крупнейший деятель духовной культуры Дагестана Гасан-эфенди Алкадари оставил богатое и бесценное научное, педагогическое, литературное и культурное наследие.

Чем глубже постигаешь мотивы, которыми руководствовался Г. Алкадари при создании своей школы, тем больше находишь в его характере и поступках общего с выдающимися педагогами того времени. Исследователи жизненного пути Г. Алкадари отмечают идейную общность его с Л.

Толстым, как педагогов, посвятивших огромную часть своей жизни обучению детей: оба создали на свои средства школы для обучения детей из народа, оба создали собственные методики обучения, основанные на обогащении и развитии духовного мира детей. Философская концепция Л.

Толстого о непротивлении злу насилием известна всему миру, но к подобному взгляду на поведение человека пришел и Гасан-эфенди, который вслед за своим духовным учителем А.-К. Бакихановым, любил повторять: “И взамен всякого зла предписано добро”. Эту моральную заповедь он преподносил и своим ученикам.

Оба просветителя любили свой народ и сеяли добро, воспитывая и обучая детей.

Г. Алкадари убежденно выступал за единение с Россией, в которой видел государство, способное обеспечить дагестанцам безопасность и прогресс.

Он понимал, что в настоящий момент у дагестанцев нет той интеллектуальной силы, которая смогла бы избавить народы Дагестана от невежества и безграмотности. Однако он видел авторитет и престиж духовенства в глазах народа.

Поэтому считал правильным концептуальное положение, что в этих условиях необходимо объединение интеллигенции и “духовных пастырей народа” в борьбе за поднятие культурного уровня горцев, за их просвещение.

Изложенные выше сведения и материалы последующих глав диссертации подтверждают мысль о том, что Гасан Алкадари является одним из самых ярких представителей плеяды дагестанских просветителей конца XIX и начала XX веков.

Новаторство его педагогической методики в условиях нового времени базировалось на многовековом опыте средневековых горских школ -медресе.

Потому и педагогическая деятельность его, органически выраставшая из собственно-национальной практики, явилась существенным вкладом в создание новой школы в Дагестане и строительства национальной образовательной системы.

За последние годы было написано немало исследовательских работ и газетных статей [2, 4, 6, 10, 11, 15, 36, 41, 42, 48, 56, 60, 68, 74, 80, 86, 93, 109, 112, 114, 121, 122, 130, 131, 139, 146, 150], в которых Гасана Алкадари характеризуют как философа, историка и мусульманского правоведа.

В то же время, он почти тридцать лет посвятил просветительской и педагогической деятельности, и очень много сделал для создания в Южном Дагестане первой светской школы.

Многие дидактические идеи его были новыми для дагестанских школ того времени и, несомненно, послужили образцом для педагогики будущих национальных школ. Несмотря на все это, до сих пор нет статей и работ, посвященных анализу и объективной оценке педагогического наследия Г.

Алкадари, а также нет монографического исследования его педагогической деятельности, дидактических идей и методов воспитания подрастающего поколения.

Обращаясь к педагогическому наследию Гасана Алкадари, мы не могли ограничить своё исследование анализом только непосредственных итогов и результатов его деятельности.

В концептуальном плане необходим аналитический подход к обстоятельствам и обстановки, в которых это наследие создавалось.

Нужды того времени диктовали деятелям дагестанского просветительства тот или иной выбор методик и предметов обучения Известно, что ретроспективно многое видится иначе, прошедшее время заставляет переосмысливать отдельные оценки современников, по-новому расставлять многие аспекты.

Таков и наш методологический контекст: изучение жизненного пути и педагогического наследия Гасана-эфенди Алкадари. Его имя заслуживает должного признания и широкой пропаганды, а труды должны занять подобающее им место в учебных программах и пособиях для школ и институтов Республики.

Поэтому изучение истории светского образования в Дагестане с учётом современных социально-педагогических и образовательных задач приобретает особую актуальность.

Этим определяется выбор темы: «Просветительско-педагогические взгляды Гасана-эфенди Алкадари».

Объект исследования: – просветительские идеи и деятельность Гасана-эфенди Алкадари.

Предмет исследования: – сущность и значение педагогических взглядов и деятельности Гасана-эфенди Алкадари.

Цель исследования: – определение значения педагогического наследия Гасана-эфенди Алкадари для педагогической науки, практики образования народов Дагестана и Северного Кавказа.

В соответствии с поставленной целью исследования определены следующие задачи:

– характеризовать основные этапы педагогической деятельности учёного мыслителя Гасана-эфенди Алкадари, выявить его роль в становлении и развитии системы образования и просвещения в Дагестане;

– определить вклад педагогического наследия Гасана-эфенди Алкадари в

историко-педагогическую теорию и практику;

– дать сравнительно-сопоставительный анализ педагогических взглядов Гасана-эфенди Алкадари, выявить их актуальность для современной теории и практики образования и воспитания молодёжи Дагестана; обосновать необходимость использования педагогических взглядов Гасана-эфенди Алкадари в учебно-воспитательной практике современной школы и семьи.

Концепция исследования заключается в том, что развитие современной системы образования возможно лишь при целенаправленном изучении и творческом исследовании всего ценного, что является достоянием человечества в области отечественной педагогической мысли и в частности национально-регионального образования в России.

Гипотеза исследования составляет предположение о том, что:

1. Систематизация педагогического наследия Г.-Э. Алкадари позволит определить ценностные ориентиры, этнокультурные приоритеты для совершенствования региональной системы образования в Дагестане;

2.

Введение в научный оборот раннее малоизвестных и неизвестных педагогических взглядов Г.-Э. Алкадари создаст возможность оптимального использования прогрессивных идей просветителя в учебно-воспитательной практике современной школы, семьи и общественности;

3. Объективный анализ педагогической деятельности и просветительских взглядов Г.-Э. Алкадари позволит формировать ценностные отношения учащихся к образованию, к максимально демократичным и гуманным межличностным и межнациональным связям, за которые так ратовал просветитель.

Методологической основой исследования является материалистическое учение о целостном изучении историко-педагогических явлений, связь исторического с современным. Изучение педагогических методов и приемов, используемых просветителем, основано на философских и гносеологических идеях.

Исследование его вклада в дагестанскую культуру эпохи просветительства на мусульманском Востоке велось на основе комплексного подхода к изучению многообразных сторон богатого наследия мыслителя.

Системно-исторический подход позволил осветить его роль и место в плеяде дагестанских просветителей и педагогов конца XIX века, провозгласивших, что воспитание должно опираться на общечеловеческие ценности и на научно-культурное наследие, исторически выработанное народами региона Российской империи и мира в целом. Раскрыть значение результатов исследования для дальнейшего развития межнациональных отношений в свете современных теорий и воззрений.

Научная новизна исследования заключается в том, что в нем впервые дается анализ педагогической деятельности взглядов и идей Г.

Алкадари, его теоретического и практического вклада в развитие национального образования.

Собрана, систематизирована, проанализирована, а также дана полная библиография научно-педагогических, исторических, философских, просветительских трудов и статей, созданных Гасаном-эфенди Алкадари.

Изучены и обобщены в историко-педагогическом аспекте мысли и воззрения Г. Алкадари, определены место, роль и специфика его педагогического наследия.

Методы исследования:

– изучить историческое, педагогическое и литературное наследие Г. Алкадари;

– изучение первоисточников и архивных материалов;

– сравнительно-сопоставительный анализ идей и взглядов учёного;

– метод научного воссоздания биографии просветителя;

– метод дидактического анализа учебно-методических материалов;

– обобщение и систематизация полученных результатов. Теоретическая значимость исследования состоит в том, что впервые

выявлены взгляды на совершенствование образования, на формирование человека, на межнациональные отношения, освещенные в трудах Г. Алкадари и имеющие значение в современной практике демократизации общества.

Практическая значимость исследования состоит в том, что его материалы могут быть использованы в педагогической деятельности учителей и преподавателей общеобразовательной и высшей школы, на лекционных и семинарских занятиях по истории Дагестана, по родной и Дагестанской литературе, так и по истории педагогики. Материалы диссертации могут быть использованы при разработке лекций и спецкурсов по истории педагогики родного края, составлении учебных пособий.

Достоверность результатов обеспечивается широкой источниковедческой базой исследования, объективным анализом педагогического наследия Г. Алкадари, соответствием методов и задач целям исследования, научным анализом и апробацией результатов исследования.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Гасан Алкадари – яркий представитель дагестанского просвещения, внесший большой вклад в создание светской школы Дагестана.

2.

Просветительская и педагогическая деятельность Гасана Алкадари явилась образцом и моделью для организации светских школ в Дагестане в последующие годы. Педагогические методы Алкадари служили важным фактором в развитии национального самосознания дагестанских народов.

3. К началу педагогической деятельности мировоззрение Гасана Алкадари представляло сплав наследия прогрессивных идей дагестанских просветителей, русской интеллигенции и общественных деятелей Северного Кавказа, и личного опыта, накопленного в общении с дедом Мухаммедом-эфенди ал-Яраги и отцом Абдуллой- эфенди Алкадари.

Источниковедческой базой являются труды Гасана-эфенди Алкадари, материалы и документы рукописного фонда Института истории и этнографии Дагестанского центра академии России, библиотеки Дагестанского государственного университета, Дагестанского государственного педагогического университета, Центральной библиотеки имени Пушкина, материалы периодической печати и публикации учёных – педагогов, историков и культурологов о деятельности и творчестве Гасана-эфенди Алкадари.

Апробация и внедрение результатов исследования. Результаты исследования докладывались на заседаниях кафедры педагогики и психологии Дагестанского государственного педагогического университета, на семинарах кафедры педагогики Дагестанского государственного университета.

Внедрение результатов исследования осуществлялось путем публикаций положений диссертации на страницах печати, в сборниках научных трудов, материалов конференций.

Результаты исследования рекомендованы кафедрой “Педагогики и психологии” ДГПУ применять на лекционных и практических занятиях со студентами исторических и педагогических факультетов, при разработке спецкурсов и спецсеминаров, во внеклассной работе учителями средних школ по курсу “История Дагестана”.

Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы, приложения. Объем работы 170 стр.

Источник: http://www.dslib.net/obw-pedagogika/prosvetitelsko-pedagogicheskie-vzgljady-gasana-jefendi-alkadari.html

Book for ucheba
Добавить комментарий