Глава VIII ЧЕЛОВЕК КАК ОБЩЕСТВЕННОЕ СУЩЕСТВО

Глава VIII

Глава VIII ЧЕЛОВЕК КАК ОБЩЕСТВЕННОЕ СУЩЕСТВО

О ПРИРОДЕ ЭЛЕМЕНТОВ МАТЕРИИ, ИЛИ ОМОНАДАХ. МНЕНИЕ НЬЮТОНА. МНЕНИЕ ЛЕЙБНИЦА

Если когда-либо следовало сказать: AudaxJapeti genus *, то именно по поводу исследования,которое осмелились предпринять люди вобласти первичных элементов, казалосьбы лежащих на бесконечно далекомрасстоянии от сферы наших познаний.

Быть может, не существует ничего скромнеемнения Ньютона, ограничившегосяпредставлением о том, что элементыматерии материальны, или, иначе говоря,что они являются протяженной инепроницаемой субстанцией, в скрытойприроде которой сознанию не даноразобраться; бог может эту материю добесконечности дробить, равно как иуничтожить, однако он этого не делаети рассматривает протяженные и неделимыечастицы как основу для всех творенийвселенной.

С другой стороны, быть может, нет ничегоболее дерзкого, чем широкий замыселЛейбница и его отправной критерийдостаточного основания, служащий емудля проникновения, елико возможного, всамую глубь причин и в необъяснимуюприроду элементов. Любое тело, говоритон, состоит из протяженных частей; ноиз чего состоят эти протяженные части?Они актуально делимы, продолжает он, иразделены до бесконечности; такимобразом, у вас остается толькопротяженность. Однако

 Яфета род дерзновенный (лат.; Гораций.Оды, III, ст. 27).— Примеч. переводчике!.

==308

говорить, будто протяженность—достаточноеоснование для протяженности, означаетсовершать порочный круг, или, иначеговоря, означает ничего не сказать;поэтому следует искать основание,причину протяженных вещей в вещах, неявляющихся протяженными, в простыхвещах, т. е. в монадах; итак, материя—нечто иное, как сочетание простых вещей.

Мы видели в главе «О душе», что, по мнениюЛейбница, всякое простое бытие подверженоизменениям; но его изменения ипоследовательно принимаемые имдетерминации не могут- приходить к немуизвне по той причине, что бытие это—простое, неосязаемое и не занимающееникакого места; итак, оно содержит всамом себе источники всех своих перемен,происходящих по случаю воздействиявнешних объектов; итак, оно имеет идеи.Но оно имеет и необходимое отношениеко всем частям вселенной; значит, идеиего относятся к целокупной вселенной;элементы наидряннейших испражненийобладают, таким образом, бесконечнымчислом идей; правда, идеи их не оченьясны, они не обладают апперцепцией, какговорит Лейбниц, но они обладают смутнымивосприятиями настоящего, прошлого ибудущего. Он допускает четыре видамонад: 1) элементы материи, не обладающиеникакой ясной мыслью; 2) монады животных,имеющие некоторые ясные идеи, но ниодной отчетливой; 3) монады конечныхумов, обладающие смутными, ясными иотчетливыми идеями; 4) наконец, монадабога, имеющая лишь адекватные идеи.

Английские философы, как я уже сказал,не благоговеющие перед именами, ответилина все это усмешкой; однако мне подобаетопровергать Лейбница только с помощьюрассуждения. Мне кажется, я могу позволитьсебе сказать тем, кто поддерживаетподобные мнения: весь свет согласен свами относительно принципа достаточногооснования, но извлекаете ли вы из неговполне справедливые выводы?

1) Вы допускаете материю, актуальноделимую до бесконечности; следовательно,невозможно найти ее наименьшую часть.При этом не существует такой частиматерии, которая не имела бы сторон, незанимала бы места, не имела бы формы;как же вы хотите, чтобы она былаорганизована только из бесформенных,не занимающих места и лишенных сторонсубстанций? И стремясь

ОСНОВЫ ФИЛОСОФИИ НЬЮТОНА

==309

следовать принципу достаточногооснования, не нарушаете ли вы принциппротиворечия?

2) Достаточно ли основательно положение,гласящее, что сложное не имеет ничегосходного с тем, из чего оно состоит? Даи что говорить: «ничего сходного»? Междупростым и протяженным бытием —бесконечность, а вы хотите, чтобы одноиз них состояло из другого? Разве тот,кто стал бы утверждать, будто множествоэлементов железа образуют золото илисоставные части сахара—горькую тыкву,утверждал бы что-то более противноеразуму?

3) Можете ли вы спокойно утверждать,будто капля мочи представляет собойбесчисленные монады, каждая из которыхимеет идеи целой вселенной, пустьсмутные, и всё это лишь потому, что,по-вашему, вселенная— целиком заполненноепространство, в котором все меж собойсвязано, а коль скоро налицо такаявсеобщая сопряженность и каждая монаданеобходимо имеет идеи, она не можетиметь восприятия, в котором не было быодновременно заключено всё, что существуетв мире?

Но доказана ли абсолютная заполненностьпространства вопреки огромному множествуметафизических и физических аргументовв пользу пустоты? Доказано ли, что приабсолютной заполненности пространстваваша пресловутая монада должна обладатьбесполезными идеями всего того, что вэтом заполненном пространстве происходит?Я взываю к вашему разуму; неужели вы нечувствуете, насколько подобная системаявляется плодом чистого воображения?И разве не выше столь пустого знанияпризнание человеческого неведенияотносительно первоначал  [elements] материи?  Какой может быть толк отлогики и геометрии, если этой путеводнойнитью пользуются для углубления вподобный лабиринт и для методическогоприближения к ошибке с тем самым факеломв руках, что предназначен для нашегопросвещения?!

==310

Источник: https://studfile.net/preview/6888696/page:21/

Глава VIII человек как общественное существо

Глава VIII ЧЕЛОВЕК КАК ОБЩЕСТВЕННОЕ СУЩЕСТВО

Великим замыслом Творца природы было,как кажется, сохранение [бытия] каждогоиндивида на определенный срок инепрерывное продолжение его рода.

Неодолимый инстинкт увлекает любоеживое существо ко всему тому, чтоспособствует его сохранности.

При этоместь моменты, когда он увлекается почтистоль же сильным инстинктом к соитию иразмножению, хотя мы и вовсе не знаем,каким образом все это происходит.

Самые дикие и живущие в одиночествезвери выходят из своих нор, когда ихпризывает любовь, и в течение несколькихмесяцев ощущают себя связанными незримымизвеньями с самками и рождающимися отних детенышами, после- чего они забываютоб этой мимолетной семейной связи ивозвращаются к своему свирепомуодиночеству вплоть до того самоговремени, пока жало любви не заставит ихвыйти из него снова. Другие виды созданыприродой для постоянного совместногосуществования: одни, такие, как пчелы,муравьи, бобры и отдельные виды птиц,—дляжизни в действительно цивилизованномсообществе, другие, такие, как стадныеживотные на земле и сельди в море,собираются вместе лишь в силу болееслепого инстинкта, объединяющего ихбез видимого намерения и цели.

Разумеется, человека его инстинкт нетолкает к образованию культурныхсообществ, как у муравьев и пчел; но есливзглянуть на его потребности, его страстии разум, сразу становится ясным, что онне мог долго оставаться совсем в дикомсостоянии.

Для того чтобы вселенная стала такой,какой она является ныне, достаточнобыло, чтобы мужчина полюбил женщину.

Ихвзаимная друг о друге забота и естественнаялюбовь к своим детям должны были тотчасже разбудить их трудолюбие и дать началопримитивным росткам искусств.

Две семьи,как только они образовались, должныбыли испытывать друг в друге потребность,а из этих потребностей рождались новыеудобства.

Человек не походит на других животных,имеющих лишь инстинкт любви к себе исоития; он обладает не только такойлюбовью к себе, необходимой длясамосохранения

==266

, но для его вида характерна и естественнаяблагожелательность, совсем не замеченнаяу животных.

Когда собака, пробегая мимо, видит щенкатой же матери разодранным на кусочки иистекающим кровью, она может сожратьодин из этих кусков, не испытывая притомни малейшего сострадания, и затемпродолжать свой путь; но та же самаясобака будет защищать своего щенка искорее умрет в этой борьбе, чем потерпит,чтобы его у нее отняли.

Наоборот, когда самый дикий человеквидит, что прелестного ребенка вот-вотсожрет какой-то зверь, он наперекорсамому себе испытывает некое беспокойство,тревогу, порождаемую состраданием,желание прийти ребенку на помощь.

Правда,это чувство сострадания и доброжелательствабывает часто задушено в нем неистовойлюбовью к себе; итак, мудрая природа недолжна была дать нам большую любовь кдругим людям, чем к самим себе; достаточноуже и того, что нам свойственна тадоброжелательность, которая надстраиваетнас на единение с другими людьми.

Однако доброжелательность эта довольнослабо содействовала бы тому, чтобызаставить людей жить в обществе; онаникогда не смогла бы послужить основаниювеликих империй и процветающих городов,если бы нам вдобавок не были свойственнывеликие страсти.

Страсти эти, злоупотребление которымиприносит поистине столько зла, вдействительности являются первопричинойпорядка, наблюдаемого нами сейчас наЗемле.

В особенности гордыня — главноеорудие, с помощью которого было воздвигнутопрекрасное здание общества.

Едва лишьнастоятельные потребности объединилимежду собой несколько человек, какнаиболее ловкие среди них поняли, чтовсем этим людям от рождения присущанепомерная гордость, равно как инепобедимая склонность к благополучию.

Нетрудно было убедить их в том, что, еслиони совершат для блага всего обществанечто стоившее бы им небольшой потериблагополучия, гордость их была бы заэто с избытком вознаграждена.

Итак, в добрый час люди были разделенына два класса: первый—люди божественные,жертвующие своим себялюбием благуобщества; второй — подлый

==267

сброд, влюбленный лишь в самого себя;весь свет хотел и хочет в наше времяпринадлежать к первому классу, хотявесь свет в глубине души принадлежитко второму; самые трусливые люди, наиболееприверженные своим собственнымвожделениям, громче других вопили, чтонадо жертвовать всем во имя благополучияобщества.

Страсть повелевать, являющаясяодним из ответвлений гордыни и стольже явно заметная в ученом педанте и вдеревенском бальи, сколь в папе и вимператоре, еще более мощно возбудилалюдскую изобретательность, направленнуюна то, чтобы подчинить людей другимлюдям; оставалось лишь ясно показатьим, что другие люди лучше умеют повелевать,чем они, и могут им быть полезны.

Особенно нужно было пользоваться ихалчностью,. дабы купить их повиновение.Им нельзя было много дать, не беря отних многого взамен, и это неистовоеприобретательство земных благ с каждымднем добавляло новые успехи к процветаниювсех видов искусств.

Механизм этот не получил бы стольсильного развития без содействиязависти, весьма естественной страсти,всегда маскируемой людьми именем«соревнование». Зависть эта разбудилаот лени и возбудила дух каждого, ктовидел, что его сосед могуществен исчастлив.

Так, мало-помалу одни лишьстрасти объединили людей и извлекли изнедр земных все искусства и удовольствия.

С помощью именно этого привода бог,именуемый Платоном вечным геометром,а мной здесь — вечным механиком, одушевили украсил всю природу: страсти— колеса,заставляющие работать все эти механизмы.

Мыслители наших дней, стремящиесяукрепить химеру, согласно которойчеловек был рожден без страстей и обрелэти страсти лишь для того, чтобы лишитьбога своего повиновения, с таким жеуспехом могли бы утверждать, будточеловек изначально был всего лишьпрекрасной статуей, изваянной богом,которую впоследствии одушевил дьявол.

Любовь к себе и все ее ответвления стольже необходимы человеку, сколь кровь,текущая в его жилах; те, кто желает лишитьего страстей, ибо они опасны, похожи натого, кто стремится выпустить из человекавсю кровь из опасения, что его можетхватить удар,

==268

Что сказали бы мы о человеке, утверждающем,будто ветры — изобретение дьявола,потому что они, случается, топят суда,и не помышляющем о том, что они, напротив,благодеяние бога, помогающее торговлеобъединять между собой все места Земли,разъединенные необъятными морями? Итак,совершенно ясно, что мы обязаны нашимстрастям и потребностям этим порядкоми всеми полезными изобретениями, которымимы обогатили вселенную; и, весьмавероятно, бог дал нам эти потребностии страсти для того, чтобы нашаизобретательность обратила их к нашейвыгоде. Если же многие- люди имизлоупотребляют, то нам не следуетсетовать на добро, которое люди обращаютво зло. Бог удостоил одарить Землю ичеловека тысячами отменных деликатесов;и чревоугодие тех, кто превратил этупищу в смертельный для себя яд, не можетслужить основанием для упреков по адресупровидения.

Источник: https://studfile.net/preview/6888696/page:12/

Человек как общественное существо

Глава VIII ЧЕЛОВЕК КАК ОБЩЕСТВЕННОЕ СУЩЕСТВО

Есть и такая точка зрения, что человек по самой своей сути – член общества. Именно принадлежность к определенной группе людей характеризует его как человека. Если он не общается с другими общественными существами, его нельзя считать вполне человеком.

В определенном смысле человек проявляет свою истинную природу только тогда, когда он живет и действует внутри общественной группы, ибо, хотя у него и могут быть развиты общественные навыки, но если он практически не пользуется ими, то он не выполняет свое назначение, или telos638.

Иногда эта точка зрения включает и такую идею, что человека как такового в природе на самом деле не существует. Человек – это система взаимоотношений, в которых он участвует.

Иначе говоря, сущность человека заключается не в какой-то субстанции или застывшей, поддающейся определению природе, но, скорее, во взаимоотношениях и в системе связей, которые у него есть с другими людьми. Развивая и взращивая эти взаимоотношения, индивидуум может стать вполне человеком.

Церковь может помочь человеку реализовать свое предназначение, обеспечивая его позитивными и конструктивными общественными связями, поощряя и поддерживая такие взаимоотношения.

Христианский взгляд на человека

Мы рассмотрели различные представления о природе человека. Ни одно из них не выглядит достаточно удовлетворительным, чтобы быть принятым в качестве оеновы мировоззрения. Некоторые из них – например, взгляд на человека как на животное – можно рассматривать просто как абстрактные теории.

Ведь ни один биолог не подумает о своем новорожденном ребенке как о всего лишь еще одном млекопитающем.

Другие взгляды тоже несостоятельны, ибо даже если они учитывают необходимость удовлетворения основных потребностей людей (экономических или сексуальных), все равно остается чувство пустоты и неудовлетворенности.

Некоторые взгляды – например, отношение к человеку как к машине – ведут к обезличиванию и разочарованию. Удовлетворительными человек может считать такие взгляды только в том случае, если он совершенно игнорирует собственный опыт639. С другой стороны, есть христианская точка зрения, полностью согласующаяся с нашим жизненным опытом.

Христианский взгляд на человека, являющийся темой пятой части данной книги, заключается в том, что человек – Божье творение, созданное по образу Божьему.

Это, во-первых, означает, что человек появился не вследствие случайных процессов эволюции, а в результате сознательных, целенаправленных Божьих дел.

Таким образом, человеческое существование имеет основание, и это основание заключается в замысле и цели Высшего Существа,

Во-вторых, образ Божий внутренне присущ человеку. Без него человек не был бы человеком. Смысл и значение этой идеи будут рассмотрены в главе 23. Здесь же, однако, следует сказать: чтобы еще ни отделяло человека от остальной части творения, главное в том, что лишь он способен устанавливать сознательные личные отношения с Творцом и откликаться на Его призыв.

Человек может познать Бога и способен понять, чего хочет от него Творец. Он может любить Создателя, поклоняться и повиноваться Ему. Таким своим откликом человек полнее всего отражает замысел Творца в отношении людей и тем самым становится человеком в наиболее полном смысле слова, поскольку человеческая природа определяется именно соответствием образу Божьему.

У человека есть и измерение в вечности. У него есть точка отсчета, начало бытия. Но он создан вечным Богом и имеет вечное будущее. Поэтому, когда мы задаемся вопросом о благе человека, нам не .

следует иметь в виду лишь временное или материальное благополучие. У человека должен реализоваться и другой (во многих отношениях более важный) аспект.

Следовательно, мы не оказываем человеку услуги, поощряя его уклоняться от размышлений о вопросах, связанных с его вечной судьбой.

Вместе с тем человек входит в сотворенный физический и животный мир, имеет общие с другими членами этих царств потребности и нужды. Наше физическое состояние имеет важное значение.

Оно заботит Бога, а следовательно, должно быть предметом и нашей заботы. Кроме того, человек – цельное существо, поэтому боль или голод могут влиять на его способность сосредотачивать внимание на духовной жизни.

Он и общественное существо, взаимодействующее в обществе с другими людьми.

Человек не может осознать собственное значение, если считает себя и свое счастье наивысшими из всех ценностей. Не может он и обрести счастье, самореализацию или удовлетворение, если ищет их в обществе.

Он приобрел свою ценность из высшего источника, и он реализует себя лишь в служении этому Высшему Существу и в любви к Нему. Именно тогда приходит удовлетворение как побочный результат его преданности Богу.

Именно тогда он осознает истинность слов Иисуса: “Ибо, кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее; а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее” (Мк. 8:35).

Христианский взгляд на человека отвечает на многие вопросы, прямо или косвенно задаваемые современной культурой. Кроме того, этот взгляд придает личности уверенность самоосознания. Представление о человеке как о машине ведет к ощущению, что мы ничтожные винтики, никем не замечаемые и не имеющие никакого значения.

Библия, однако, учит нас, что каждый человек ценен и о каждом знает и помнит Бог: даже волосы у нас на голове все сочтены (Мф. 10:28-31). Иисус говорил о пастухе, отправившемся искать одну пропавшую овцу, хотя у него в загоне оставались в безопасности девяносто девять овец (Лк. 16:3-7).

Именно так Бог относится к каждому человеку.

Выдвигаемое и отстаиваемое здесь утверждение заключается в том, что христианский взгляд на человека более соответствует его природе, чем любой из альтернативных взглядов.

Такой образ человека полнее и с меньшими искажениями объясняет весь спектр явлений человеческой жизни, чем любая другая точка зрения.

И это представление более, чем любой другой подход к жизни, делает человека способным жить и действовать, испытывая глубокое удовлетворение в долгосрочном плане.

Псалмопевец вопрошал:

…Что есть человек, что Ты помнишь его, и сын человеческий, что Ты посещаешь его? Не много Ты умалил его пред ангелами; славою и честию увенчал его;

Поставил его владыкою над делами рук Твоих; все положил под ноги его (Пс. 8:5-7).

Что такое человек? Да, это важнейший вопрос. И это вопрос, на который библейское откровение дает наилучший из ответов.

Происхождение человека

Смысл слова происхождение

Когда мы говорим о происхождении человека, мы говорим о чем-то большем, нежели просто о начале его существования. Ибо слова “начало существования” указывают просто на факт Появления. Таким образом, разговор о “начале существования человека” – это лишь научное по своему характеру указание на тот факт, что человек появился на земле, и, возможно, на то, как он появился.

Слово происхождение, со своей стороны содержит в себе дополнительный оттенок, связанный с целью появления человека, его предназначением640. Если говорить об индивидуальном существовании, то начало жизни всех людей одинаково: жизнь начинается в тот момент, когда сперматозоид мужчины соединяется с яйцеклеткой женщины.

Но происхождение жизни с земной точки зрения не у всех одинаково.

Фактически, в некоторых случаях термин происхождение можно считать не вполне точным.

Ибо в одних случаях ребенок появляется на свет в результате того, что два человека желают и сознательно планируют его рождение, тогда как в других случаях рождение ребенка становится нежелательным результатом физического соединения двух людей, возможно, следствием неосторожности.

Богословие ставит вопрос не просто о том, как появились люди на земле, но о том, почему они появились, или о том, какая цель стоит за их присутствием на земле.

Когда на присутствие человека на земле смотрят лишь с точки зрения его начала, это не дает серьезных указаний на то, что такое человек и что он должен делать, но в рамках понятий цели или назначения возникает более ясное и полное понимание природы человека. Библия изображает происхождение человека таким образом, что премудрый, всемогущий и благой Бог создал род человеческий, чтобы тот любил Его и служил Ему и наслаждался общением с Ним.

Статус Адама и Евы

Бытие содержит два рассказа о сотворении Богом человека. В первом (Быт. 1:26-27) говорится лишь 1) о Божьем решении сотворить человека по собственному Божьему образу и подобию и 2) о Божьих делах по осуществлению этого решения. Ничего не сказано об использовавшихся при этом материалах и методах.

В первом рассказе в большей степени подчеркивается, цель или обоснование сотворения человека, а именно: человек должен плодиться, размножаться и владычествовать над землей (Быт. 1:28). Второй рассказ совершенно иной: “И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лицо его дыхание жизни, и стал человек душою живою” (Быт. 2:7).

Здесь на первый план выходит то, как Бог творил человека.

В отношении статуса первой пары людей выдвигалось и отстаивалось множество самых разных теорий.

Резкое расхождение взглядов существует в вопросе о том, следует ли считать Адама и Еву реальными историческими лицами или же чисто символическими фигурами.

Традиционная точка зрения такова, что они были реальными людьми и что события библейского повествования действительно происходили в пространстве и времени. Она, однако, оспаривается рядом богословов.

Одним из наиболее решительных противников традиционной точки зрения был Эмиль Бруннер. В отличие от Карла Барта, Бруннер признавал важность вопроса об историчности Адама и Евы.

Барт сказал, что подлинно важным является не вопрос о том, говорил ли на самом деле змей в раю, а вопрос о том, что именно сказал змей641. Однако Бруннер расценил это лишь как остроумный уход от вопроса, уклоняться от которого не следует.

Вопрос этот должен быть рассмотрен, причем не только из апологетических, но и из богословских соображений642.

По мнению Бруннера, от истории об Адаме и Еве необходимо отказаться как по внешним, так и по внутренним причинам. Под внешними причинами он подразумевал эмпирические соображения. Свидетельства естественных наук, таких как эволюционная биология, а также палеонтологии и истории противоречат церковному преданию.

В частности, чем более отдаленный период прошлого мы исследуем с помощью эмпирических методов, тем меньше обнаруживаем признаков того, что природа человека была определенно выше (или хотя бы не ниже) природы современного человека.

Церковная точка зрения с ее учением, что человек изначально был создан совершенным и безгрешным, включает в себя идею о золотом веке в прошлом, но научные данные свидетельствуют о все более примитивных формах человека по мере углубления в прошлое.

Тем самым не утверждается, что теория эволюции является твердо установленным фактом. Но это означает признание того, что сформировавшееся у нас представление о ранней истории рода человеческого, каким бы неясным и незавершенным оно ни было, не согласуется с библейским описанием Адама и Евы.

Поэтому Бруннер считает, что церковь должна отказаться от убеждения, будто они были реальными людьми, ибо оно не дает ей ничего, кроме издевательств и насмешек648.

В дополнение к внешним причинам Бруннер выдвигает доводы внутреннего характера, которые он фактически считает более важными. проблема, связанная с церковной точкой зрения, состоит В том, что рассказ об Адаме и Еве располагается в той же плоскости, что и эмпирическая история.

При таком положении библейский рассказ входит в противоречие с научным объяснением начала существования человечества. Это означает, что никто из сторонников научного объяснения не может принять ничего из содержания христианского или библейского рассказа.

До тех пор пока библейский рассказ понимается как описание реальных фактов, всякому, кто принимает научную точку зрения, не остается ничего иного, как отказаться от него.

Это относится как к тем, кто придерживается механистического натурализма, так и к тем, кто, будучи им неудовлетворен, заменяет его какой-либо формой идеалистического эволюционизма, вроде идеалистического эволюционизма Фридриха Шлейермахера или богословов-гегельянцев644.

Бруннер считал, что мы ничего не теряем, отказываясь от того мнения, будто в рассказе об Адаме и Еве записаны исторические события. Напротив, отказ от этой точки зрения означает необходимое очищение учения о человеке, причем в большей степени ради самого этого учения, нежели ради науке.

До тех пор пока считается, что библейский рассказ Относится к двум отесанным в нем людям, он по сути не имеет большого отношения к кому-либо еще. Он мало что может сказать нам о нас самих.

Но если его освободить от традиционного церковного истолкования, мы сможем увидеть, что библейский рассказ о происхождении человека описывает не какого-то жившего давным-давно человека Адама. Скорее, это рассказ о вас и обо мне, о каждом человеке в мире645.

Во многих отношениях подход Бруннера уподобляет рассказ о сотворении человека притче – такой, например, как притча о блудном сыне.

Если эту притчу рассматривать как исторический рассказ о реальных фактах, то это всего лишь интересная история о юноше, ушедшем из дома много веков назад.

Если же мы воспринимаем его так, как подразумевалось Иисусом, то есть как притчу, тогда этот рассказ имеет отношение к жизни и актуален для нас сегодня. Точно так же и историю Адама и Евы не следует понимать как фактически верное изложение событий из жизни двух реальных людей.

Тот факт, что Адаму было дано имя, не имеет значения, так как Адам означает “человек”. Следовательно, рассказ Бытия – это не рассказ о двух давно живших людях. История, записанная в форме событий из жизни Адама и Евы, фактически относится к каждому из нас сегодня.

Как нам отнестись к такой точке зрения? Имеет ли значение, понимаем мы историю Адама и Евы как исторический рассказ о реальной паре людей, стоявших в начале человеческого рода, или как символический рассказ обо всех нас? Вопрос заключается не просто в том, какое отношение выражает сам автор рассказа, ибо в любом случае можно утверждать, что изображение историчности Адама и Евы – это форма, в которой автор выразил учение, составляющее содержание этого рассказа. Эта форма может быть изменена без ущерба для сути учения. Но можно ли считать историчность Адама и Евы одной только формой изложения учения о человеке или она каким-то образом связана с сущностью этого учения?

Один из подходов к этому вопросу заключается в рассмотрении понимания Адама в Новом Завете. Слово Адам действительно можно понимать как общий или родовой термин (“человек”), а не как имя собственное. Однако в двух местах, в Рим. 5 и в 1 Кор.

15, Павел связывает человеческую греховность с Адамом таким образом, что понимание слова Адам лишь как обобщающего термина становится затруднительным. В Рим. 5:12-21 Павел несколько раз говорит о грехе или преступлении “одного человека”. Он также говорит о послушании, благодати и праведности “одного Человека, Иисуса Христа”.

Павел проводит параллель между одним человеком, Адамом, и одним Человеком, Иисусом Христом. Обратите внимание, что отрицательная сторона в приведенном Павлом изложении учения основывается на фактическом существовании Адама. Грех, вина и смерть – это всеобщие, универсальные факты человеческого существования; они занимают важное место в учении Павла о человеке.

Павел объясняет, что все люди умирают, потому что грех вошел в мир одним человеком. Смерть – это проявление осуждения, которое пришло как следствие греха одного человека. Трудно прийти к какому-либо иному заключению, кроме того, что, по убеждению Павла, Адам был конкретным человеком, который совершил грех, отразившийся на всех остальных людях.

Без сомнения, Павел верил в историчность этого одного человека, Адама, и его греха столь же твердо и решительно, как и в историчность одного Человека, Иисуса, и Его искупительной смерти.

В 1 Кор. 15 позиция Павла становится даже еще более очевидной. Здесь Павел говорит, что смерть пришла через человека (1 Кор. 15:21), а затем поясняет (1 Кор. 15:22), что он говорит об Адаме. В 1 Кор.

15:45 Павел определенно говорит о “первом человеке Адаме”. Если считать, что слово Адам всегда означает “человек”, то здесь допущена, как минимум, тавтология.

Представляется достаточно очевидным, что Павел считал Адама реальным историческим лицом.

По приведенным выше причинам мы приходим не только к заключению, что такие авторы Нового Завета, как Павел, были убеждены в существовании реальных Адама и ЕВЫ, но и к выводу, что это убеждение было неотъемлемой частью их учения о человеке.

Но можно ли отстаивать такую точку зрения, выдерживает ли она критику? Что установила наука в отношении происхождения человеческого рода? Можно ли исключить моногенизм, начинающийся с Адама и Евы? Хотя ответ в значительной степени зависит от того, какое определение дается понятию человека (этой темы мы кратко коснемся далее в этой главе), тем не менее факты общности, охватывающей весь род человеческий (например, возможность появления потомства при любых межрасовых браках), свидетельствуют о наличии общей исходной точки.



Источник: https://infopedia.su/5xbbc.html

Человек общественное существо. Развитие мышления, сознания и гигиена умственного и физического труда

Глава VIII ЧЕЛОВЕК КАК ОБЩЕСТВЕННОЕ СУЩЕСТВО

Человек — это общественное существо. На его развитие влияют не только природные, но и общественные закономерности, которым принадлежит решающая роль. Решающим условием, позволившим человеку выделиться из животного мира и подняться неизмеримо высоко над ним, был труд, который в известном смысле слова «создал самого человека» (Ф.Энгельс).

Благодаря труду человек научился использовать природу для удовлетворения своих потребностей и одновременно развивать свои естественные физические и умственные способности. Это позволило человеку намного увеличить свои естественные силы и возможности, в особенности развить свое мышление.

Человек это общественное существо

В процессе общения, которое развилось в условиях общественного производства, когда нужно было координировать трудовые усилия его участников, возник язык как особая форма сигнализации, заменяющая и обобщающая все другие формы сигналов. Слово как орудие речевого мышления позволило человеку отвлекаться от конкретных предметов и явлений, обобщать их и тем самым проникать в их сущность, лучше разбираться в многообразных явлениях жизни.

Человек различает в явлениях и предметах окружающего мира гораздо больше любого животного, так как к деятельности органов чувств у человека присоединяется деятельность мышления.

Мышление человека

Мышление — это работа мозга, в результате которой человек может при помощи слов и образов представить и выразить самые различные состояния своего организма и свое отношение к реально существующим и мнимым предметам и явлениям действительности.

Из этого вытекает, что существенную роль в этой главнейшей функции мозга человека играют слова и образы, т.е. временные связи, сформированные в результате сочетаний непосредственных и словесных раздражений с самыми различными формами деятельности организма. Временные связи при этом являются физиологическим аппаратом мышления, его аналитико-синтетическим механизмом.

В результате анализа и синтеза раздражений и ответной деятельности организма на них, временные связи не только накапливаются, но и извлекаются из памяти и служат материалом для создания новых связей как из них же самих, так и из постоянно образующихся связей. Эти механизмы обладают свойствами саморегуляции и постоянной активности, в результате чего и происходит извлечение из памяти хранящихся там временных связей, образование новых связей и систем из них, комбинация их с постоянно формирующимися ассоциациями.

Мышление человека

В свете современной физиологии эти механизмы представляются рефлекторными, что, разумеется, не исключает наличия в пределах рефлекторно-циркуляторных процессов, лежащих в основе саморегуляции. Однако мы очень мало знаем о конкретных механизмах извлечения из памяти хранящихся там временных связей. Все это очередные вопросы физиологии высшей нервной деятельности, общей нейрофизиологии и нейрохимии.

Развитие мышления человека

Мышление дает гигантские преимущества человеку, который в процессе общественного развития создал искусственную материальную и духовную культуру на естественной основе. Вместе с тем он колоссально развил и обогатил свой внутренний мир, свои способности, свою активность, свои взаимоотношения с другими людьми, выработал устойчивые черты своего характера.

История человечества развивалась не гладким путем, не без препятствий и трудностей. Хорошо известно, какую роль сыграла частная собственность на средства производства, на основе которой произошло разделение общества на классы. Непрекращающаяся классовая борьба между ними наложила свою печать на душевный мир людей, причинив им огромные страдания и извратив их чувства.

Вследствие этих коренных причин, полностью не устраненных и в настоящее время, в человеке наряду со многими ценными качествами сохраняются и отрицательные черты характера и поведения, которые не всегда поддаются высокой регулирующей функции сознания.

Человеческая душа, или психика, постепенно освобождается от тяжкого груза пережитков и предрассудков прошлого, приобретает ясную и высокую идейную целеустремленность, активность, необходимую, для полного освобождения и всестороннего развития в себе подлинной человечности и еще большего могущества в овладении богатствами и силами природы.

Итак, человек активно организует свои взаимоотношения с окружающими его природой и социальной средой. Следовательно, это не простое копирование действительности, а отражение в результате сложной переработки ее в сознании человека, результат высшей нервной деятельности человека.

Душа, сознание и сознательная деятельность человека

Сознание играет решающую роль в любом виде человеческой деятельности. Еще до того как приступить к какой-либо деятельности, человек обдумывает предварительно ее план, избирает необходимые средства труда.

Он вступает в общение и деловые связи с другими людьми, если работа носит коллективный характер, проверяет свои успехи на промежуточных этапах труда, исправляет допущенные ошибки и настойчиво преодолевает препятствия, оказавшиеся на пути к поставленной цели.

Сознание освещает весь путь этой деятельности. Отсюда и характеристика такой деятельности как сознательной.

Механизм сознания человека

Наше сознание несло бы на себе чрезмерный груз, если бы каждый шаг новой деятельности совершался под его контролем.

Сознание опирается на множество врожденных и выработанных механизмов, приемов труда, выработанных в истории человеческой культуры, которые протекают бессознательно и подсознательно.

В связи с этим не всегда удается с точностью объяснить природу того или иного вида психической, или, как часто называют, душевной деятельности человека.

Это давало повод идеалистам считать, что психическая деятельность человека есть проявление нематериальной «души», покидающей тело во время сна и после смерти. Религия широко использовала эти незнания для проповедования «загробной жизни» и существования «бессмертной души», тем самым отвлекая трудящихся от земной борьбы, внушая надежду на небесное избавление.

Материалистическое понимание души

Диалектико-материалистическое понимание души исходит из зависимости психической деятельности человека от материальных, социально-экономических условий данного общества.

Диалектический материализм и современное естествознание показали полную несостоятельность антинаучных религиозных представлений о душе.

Когда современный ученый говорит о душе, то понимает под этим термином психику как отражение материального.

Неоценимыми аргументами против религиозных представлений о бессмертии «души» являются достижения современной реанимации — оживления людей на стадии клинической смерти. Врачи-реаниматоры вернули к жизни сотни тысяч умиравших вследствие несчастных случаев. Однако никто из них не может засвидетельствовать отлетание «души» и пребывание на «том свете».

Реанимация человека опровергает наличие души

В настоящее время благодаря применению вживления микроэлектродов в отдельные участки мозга, электроцефалографии и других методов появилась возможность прижизненных наблюдений за функцией отделов мозга.

В частности, показано, что в зависимости от степени внимания испытуемых электроэнцефалограммы различаются и что внимание обеспечивают ретикулярная формация (сетчатые образования) ствола мозга, таламус и гипоталамус при взаимодействии с соответствующими участками коры мозга. Нарушение внимания возникает при блокаде взаимодействия между корой и ниже расположенными отделами.

Таламус является фильтрующим механизмом внимания, обостряет и переключает его с одних раздражителей на другие. Вместе с корковыми механизмами он осуществляет избирательный контроль поступающей информации.

Кора мозга является контрольным звеном регуляции эмоций, отбора информации, сознания. Здесь в наибольшей степени происходят сложные процессы анализа и синтеза раздражителей, их дифференцировка.

Исследования коры мозга с помощью методов электрофизиологии показали, что в месте поступления возбуждений регистрируются изменения электрической активности, свидетельствующие о состоянии повышенной возбудимости.

Гигиена физического и умственного труда. Режим труда и отдыха

Напряженный или длительный труд сопровождается утомлением организма, может повлечь расстройства его деятельности, снижение работоспособности. На восстановление деятельности организма необходимо затрачивать время, применять специальные методы и даже лечение.

Для предотвращения таких негативных последствий следует придерживаться правил гигиены, которые для лиц разного возраста и профессий различаются и нуждаются в соответствующих поправках, которые могут сделать специалисты. Но каждый человек должен овладевать общегигиеническими навыками.

Прежде всего необходимы самоконтроль с помощью простых приемов за состоянием своего здоровья и регулирование физических и умственных нагрузок. Его можно определять по самочувствию, состоянию сна, аппетита, появлению болевых ощущений. Объективными признаками являются: масса тела, уровень артериального давления, частота пульса, дыхания и др.

Предупредить утомление можно посредством повышения общей тренированности организма.

Физические и психические нагрузки в чередовании с активным отдыхом, а также переключение на другие виды деятельности снимают или предупреждают утомление. В физическом труде нужно осваивать многообразные приемы двигательных навыков.

Правильный режим труда, отдыха и питания сохраняют здоровье. При этом важным фактором остается поддержание положительных эмоций в коллективе.

Лицам с преобладанием умственного труда требуется повышенное внимание к регулярным занятиям физическими нагрузками. Особенно это касается учащихся в период подготовки к экзаменам. Каждые 45-50 мин занятий нужно сопровождать 10-15 минутным перерывом для выполнения физических упражнений. В общем виде распорядок дня строится следующим образом:

  • На сон отводится не менее 8 часов в сутки, предпочтительно в ночное время;
  • отход ко сну и подъем в одно и то же время;
  • после подъема производятся утренняя гигиеническая гимнастика и водные процедуры;
  • прием пищи в одни и те же часы 3-4 раза в день с перерывами не более 5ч;
  • перед сном нужно отвлечься от дневных забот посредством 1-2 часовой прогулки на воздухе (помимо всего прочего это способствует улучшению запоминания выученного);
  • помещение для сна следует проветрить;
  • постель должна быть удобной.

Оцените, пожалуйста, статью. Мы старались:)
Загрузка…

Источник: https://animals-world.ru/chelovek-sushhestvo-obshhestvennoe/

Book for ucheba
Добавить комментарий