Греческая «физика» раннего периода и ее задачи

Физика античного мира (стр. 1 из 2)

Греческая «физика» раннего периода и ее задачи

Горяев М.А.

У шумеров, вавилонян и египтян по отдельным вопросам физики были определенные ценные знания, которые, однако, производят впечатление чего-то случайного, несистематического. К числу первых наук следует отнести астрономию и математику, которые зародились в Вавилонии, Египте, Индии и Китае. Это было связано с развитием материальной культуры.

Астрономия обеспечила создание календаря, измерение времени, что было необходимо для земледелия, предсказания погоды. Математика также возникла в связи с развитием хозяйственной жизни, решением практических задач (расчетов при обмене, измерение земельных участков и т.д.).

Но это были зачаточные познания, и науки как системы знаний еще не существовало.

1. Натурфилософия и зарождение наук

Важный этап становления наук – установление строгой связи явлений с логическими доказательствами – возникновение древней философии. Это происходило почти одновременно в Индии, Китае и Древней Греции. Последняя оказала определяющее влияние на развитие мирового естествознания.

Наличие обширного комплекса знаний и технических навыков, высокий общий культурный уровень, а также отточенный на тонких философских и математических исследованиях язык создали в Греции в 6 веке до н.э., т.е. в период расцвета греческого государства, почву для начала работ по описанию, упорядочению и объяснению явлений природы.

Само слово физика происходит от греческого  – природа.

Родоначальниками греческой науки были представители Ионической школы и, прежде всего, Фалес Милетский (624-547 г.г. до н.э.). Они выдвинули идею о материальной первооснове всех вещей и явлений, например, о воде, воздухе, огне и т.п.

Одновременно развивалось и идеалистическое направление Пифагором (580-500 г.г. до н.э.) и его школой, которая приписывала божественную роль числам, управляющими миром. Дальнейшее развитие философии связывается с отказом от праматерии и появлением концепции элементов, атомистики.

Ярким представителем этого направления был Демокрит (460-370 г.г. до н.э.).

Античные ученые стремились дать цельную картину мира, объясняя все явления на основе небольшого числа “начал”. При этом отсутствие строго установленных фактов компенсировалось догадками, вымыслом, логическими спекуляциями. Эти первые этапы научного мышления, развития естествознания получили название натуральной философии.

Первые результаты систематизации знаний о природе – труды Аристотеля.

Аристотель (384 – 322 г. до н.э.) – древнегреческий ученый и философ. Родился в Стагире на севере Греции в семье придворного врача македонских царей. В 367-347 г. до н.э. учился в Академии Платона в Афинах. После смерти Платона он отправился по Греции, в 343-335 г. до н.э. был воспитателем Александра Македонского.

Последний очень ценил Аристотеля: “Я чту Аристотеля наравне со своим отцом, т.к. если отцу я обязан жизнью, то Аристотелю обязан всем, что дает ей цену”. В 335 г. до н.э. Аристотель вернулся в Афины и основал там при всесторонней поддержке венценосного покровителя школу “Ликей”, которой руководил в течение 12 лет.

После смерти Александра Македонского школа была закрыта, Аристотель покинул Афины и вскоре умер.

Исследования относятся к области механики, акустики, оптики. В основе мира по Аристотелю – геоцентрическая система. Физика Аристотеля основана на целесообразности природы, содержала отдельные правильные положения, но не принимала ряд идей предшественников (гелиоцентризм, атомизм и др.). Учение Аристотеля было канонизировано церковью и тормозило до 16 века развитие естествознания.

Аристотель написал ряд натурфилософских работ (“Физика”, “О небе”, “О возникновении и уничтожении”, “Метеорология”, “Механические проблемы”, “Метафизика” и др.), которые систематизируют все естественнонаучные знания того времени. В них он изложил свои представления о движении и природе.

Первичными качествами материи считал две пары противоположностей: “теплое – холодное” и “сухое – влажное”, основными элементами или стихиями – землю, воздух, воду и огонь. Наиболее совершенным считал пятый элемент – эфир. Аристотель пытался основать физику на наблюдении и эксперименте, однако стремился охватить и объяснить все.

По традиции философов того времени в своих работах он стремился создать законченную научную картину замкнутого и ограниченного мира.

Особый интерес представляет учение о движении, которое по Аристотелю есть любое количественное и качественное изменение, благодаря которому явление реализуется.

Это учение господствовало в физике до эпохи Возрождения, и, несмотря на выявленные существенные ошибки и заблуждения, ряд принципиальных представлений остался незыблимым до сегодняшнего дня.

Большой заслугой Аристотелевой кинематики была формулировка точного правила сложения перемещений. К данным современной науки близко стоят его исследования по статике: равновесие рычагов, действие весов и блоков.

Чего не хватало аристотелевой физике – это аналитической обработки, критичности и осторожности при обобщении. Современная физика относится к данным эксперимента с критической осторожностью, а аристотелева наука – с наивным простодушием. Неудачи Аристотеля определяются недостаточностью его методов исследования.

2. Физика эллинистической эпохи

Птолемей I (основатель египетской династии Птолемеев) после смерти Александра Македонского и закрытия школы Аристотеля призвал к своему двору ученика Аристотеля Деметрия Фалерского и поручил ему создать школу по образцу Ликея – Александрийский музей. При Птолемее П (с 285 г. до н.э.

) Музей стал большим культурным и научно-образовательным центром, где ученые жили на государственный счет, были две большие библиотеки (к 48 г. до н.э. – 700 тыс. томов).

Все это привлекало в Александрию большое количество ученых со всего мира, и там развивались систематические научные исследования конкретных явлений природы.

Длительное время в Александрии учился и работал Архимед.

Архимед (287 – 212 г. до н.э.) – математик, физик и астроном. Родился в Сиракузах (Сицилия) в семье известного астронома Фидия.

Автор многих изобретений: винтов, блоков, военных метательных машин и т.п. Разработал научные основы статики: ввел понятие центра тяжести и момента сил, вывел законы рычага, правило сложения параллельных сил, основал гидростатику. Дошедшие до нас труды “О равновесии плоских фигур” и “О плавающих телах”. Учился и работал в Александрии. Погиб при защите Сиракуз.

Архимед создал ряд замечательных механических изобретений: винты, полиспаст и др. Очень много военных изобретений использовалось при защите Сиракуз от римлян. Но Архимед подчинялся общей тенденции и пренебрежительно относился к прикладным областям знания и технике, поскольку в то время ремесленничество считалось второсортным занятием для свободного человека.

Архимед вошел в историю, прежде всего, как основатель статики и гидростатики. Его первый научный труд – исследование центров тяжести. Архимед в отличие от Аристотеля выводит условие равновесия из постулатов, полученных из непосредственных опытов с рычагами.

Подход Архимеда к решению физических проблем основан на простых, но строгих геометрических доказательствах, так что его можно считать родоначальником математической физики. Общеизвестен гидростатический закон Архимеда, который был сформулирован им также на основе опытных данных.

Однако, экспериментальным методом он пользовался, веря в непогрешимость одной лишь математики.

Для александрийской механики характерен интерес к изучению простых механизмов, сжатого воздуха, там были проведены также работы по созданию боевых машин, что было обобщено в “Механике” Филона (~ 250 г. до н.э.). Но эту работу затмил Герон, который создал двухтомный труд по пневматике, а также свою “Механику” – своеобразную энциклопедию античной техники.

Герон Александрийский (вероятно, 1-2 век н.э.) – древнегреческий ученый и инженер. Преподавал в Александрии.

В “Механике” подробно описаны простые (ворот, клин, рычаг, блок и винт) и более сложные механизмы. В двухтомнике “Пневматика” описаны механизмы с использованием нагретого или сжатого воздуха и пара, в “Диопртре” – устройства для измерения углов и пройденного пути, в “Катоптрике” выдвинул идею о кратчайшем пути светового луча при отражении.

Математические работы являются энциклопедией античной прикладной математики: Герон дал точные и приближенные формулы расчета различных фигур (формула Герона для определения площади треугольника по трем сторонам), правила численного решения квадратных уравнений и приближенного извлечения квадратных и кубических корней и др.

Механика стала приниматься как наука о простых машинах, к которым в основном относились пять: ворот, рычаг, блок, клин и винт. Грекам были известны простые механизмы, зубчатые передачи, гидростатика, применения сифонов, сжимаемость воздуха, движущая сила пара. Известно изобретение Героном эолопила – модели первой модели паровой турбины.

Они владели и техническими знаниями, и научным пониманием, чтобы создать индустриальные машины. Однако этого не делалось, а все ограничивалось лишь различными механическими “фокусами”, игрушками для развлечения, приспособлениями для усиления религиозного суеверия народа и единичными примерами военного применения, т.е.

общество еще не созрело до серийного претворения знаний в технику.

Другая заслуга александрийской науки – толчок оптическим исследованиям. Оптика существовала еще у философов классического периода (с 6 в. до н.э.), но они интересовались лишь физиологическими, а не физическими проблемами.

Гениальный геометр Евклид создал первый трактат по оптике, который по существу соответствует современным представлениям геометрической оптики, основанным на прямолинейном распространении света.

Евклид (~330 – 275 г. до н.э.) – древнегреческий математик.

Источник: https://mirznanii.com/a/172554/fizika-antichnogo-mira

Конспект

Греческая «физика» раннего периода и ее задачи

Древняя Греция является частью античного мира, культура которого развивалась в бассейне Средиземного моря, Причерноморья и в сопредельных странах в период с 3-го тысячелетия до н.э. до середины V века н. э.

Сложную и многообразную историю Древней Греции принято делить на несколько периодов, согласно которым и строится история

Крито-микенский (конец III—II тыс. до н. э.). Минойская и Микенская цивилизации. Возникновение первых государственных образований. Развитие мореплавания. Установление торговых и дипломатических контактов с цивилизациями Древнего Востока. Возникновение оригинальной письменности.

Для Крита и материковой Греции на этом этапе выделяются различные периоды развития, поскольку на острове Крит, где в то время проживало негреческое население, государственность сложилась раньше, чем в Балканской Греции, подвергшейся в конце III тысячелетия до н. э. завоеванию греков-ахейцев.

Минойская цивилизация (Крит):

Раннеминойский период (XXX—XXIII вв. до н. э.). Господство родовых отношений, начало освоения металлов, зачатки ремесла, развитие мореплавания, сравнительно высокий уровень аграрных отношений.

Среднеминойский период (XXII—XVIII вв. до н. э.). Известен также как период «старых», или «ранних», дворцов. Появление раннегосударственных образований в разных уголках острова. Строительство монументальных дворцовых комплексов в ряде регионов Крита. Ранние формы письменности.

Позднеминойский период (XVII—XII вв. до н. э.).

Расцвет Минойской цивилизации, объединение Крита, создание морской державы царя Миноса, широкий размах торговой деятельности Крита в бассейне Эгейского моря, расцвет монументального строительства («новые» дворцы в Кноссе, Маллии, Фесте).

Активные контакты с древневосточными государствами. Природная катастрофа середины XV в. до н. э. становится причиной упадка Минойской цивилизации, что создало предпосылки для завоевания Крита ахейцами.

Элладская цивилизация (Балканская Греция):

Раннеэлладский период (XXX—XXI вв до н. э.). Господство в Балканской Греции родоплеменных отношений в среде догреческого населения. Появление первых крупных поселений и протодворцовых комплексов.

Среднеэлладский период (XX—XVII вв. до н. э.). Расселение на юге Балканского полуострова первых волн носителей греческого языка — ахейцев, сопровождавшееся некоторым снижением общего уровня социально-экономического развития Греции. Начало разложения родоплеменных отношений у ахейцев.

Позднеэлладский период (XVI—XII вв. до н. э.) или Микенская цивилизация.

Возникновение раннеклассового общества у ахейцев, формирование производящей экономики в сельском хозяйстве, появление ряда государственных образований с центрами в Микенах, Тиринфе, Пилосе, Фивах и др.

, формирование оригинальной письменности, расцвет микенской культуры. Ахейцы подчиняют Крит и уничтожают Минойскую цивилизацию. В XII в. до н. э. в Грецию вторгается новая племенная группа — дорийцы, гибель микенской государственности.

Полисный (XI—IV вв. до н. э.)

Этническая консолидация греческого мира. Становление, расцвет и кризис полисных структур с демократической и олигархической формами государственности. Высшие культурные и научные достижения древнегреческой цивилизации.

Гомеровский (предполисный) период, «тёмные века» (XI—IX вв. до н. э.). Окончательное разрушение остатков микенской (ахейской) цивилизации, возрождение и господство родоплеменных отношений, их трансформация в раннеклассовые, формирование уникальных предполисных общественных структур.

Архаическая Греция (VIII—VI вв. до н. э.). Формирование полисных структур. Великая греческая колонизация. Раннегреческие тирании. Этническая консолидация эллинского общества. Внедрение железа во все сферы производства, экономический подъём. Создание основ товарного производства, распространение элементов частной собственности.

Классическая Греция (V—IV вв. до н. э.). Расцвет экономики и культуры греческих полисов. Отражение агрессии персидской мировой державы, подъём национального самосознания.

Нарастание конфликта между торгово-ремесленными типами полисов с демократическими формами государственного устройства и отсталыми аграрными полисами с аристократическим устройством, Пелопонесская война, подорвавшая экономический и политический потенциал Эллады.

Начало кризиса полисной системы и потеря независимости в результате македонской агрессии.

Эллинистический (IV—I вв. до н. э.)

Кратковременное утверждение мировой державы Александра Македонского. Зарождение, расцвет и распад эллинистической греко-восточной государственности.

Первый эллинистический период (334—281 до н. э.). Походы греко-македонского войска Александра Македонского, краткий период существования его мировой державы и её распад на ряд эллинистических государств.

Второй эллинистический период (281—150 до н. э.). Расцвет греко-восточной государственности, экономики и культуры.

Третий эллинистический период (150—30 до н. э.). Кризис и распад эллинистической государственности.

Конспект урока «Периодизация истории Древней Греции».

Следующая тема: Спарта — исторический полис Древней Греции

Источник: https://uchitel.pro/%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B8%D0%BE%D0%B4%D0%B8%D0%B7%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D0%B8-%D0%B4%D1%80%D0%B5%D0%B2%D0%BD%D0%B5%D0%B9-%D0%B3%D1%80%D0%B5%D1%86%D0%B8%D0%B8/

Греческая «физика» раннего периода и ее задачи: Слово «физика» взято нами в кавычки по той причине, что греческая

Греческая «физика» раннего периода и ее задачи

Слово «физика» взято нами в кавычки по той причине, что греческая физика раннего периода имеет мало общего с физикой в нашем теперешнем понимании — ибо такой науки в VI—V вв. до н. э. еще не существовало.

Под физикой древние греки разумели нечто совсем иное, чем мы: для них это была наука о природе в целом, но не в смысле нашего естествознания, а в другом, специфическом смысле, который мы попытаемся сейчас пояснить. Греческое слово lt;p6atlt;s, в сущности, очень близко русскому слову «природа».

Когда мы говорим «природа», мы имеем в виду прежде всего окружающий нас внешний мир — за исключением, впрочем, той его части, которая создана руками человека. Кроме того, словом «природа» мы обозначаем естество, характер, сущность какой-либо вещи («человеческая природа», «природа этого явления»).

Существительное «природа» генетически связано с глаголом «рождаю» («рождаюсь»); отсюда, например, «прирожденный», т. е. присущий от рождения («по природе»). Аналогичные значения мы находим и в слове cp6ailt;;. Это существительное произошло от глагола србш — произвожу, рождаю, создаю — и первоначально было эквивалентно русским словам — происхождение, рождение, создание.

Потом у него появились другие значения: внешний вид, рост, осанка, затем — естество, характер, сущность (под которой понимался также материал, субстрат данной вещи) и, наконец, — уже значительно позднее — природа в смысле окружающего нас мира. Все эти оттенки вошли в содержание термина «физика», употреблявшегося древними авторами для обозначения науки о природе.

Аристотель называет всех греческих философов до софистов и Сократа «физиками» (cp’jjixot) или «физиологами» (испоХоуос) не только и не столько потому, что в центре их внимания был внешний мир (Вселенная, космос), сколько потому, что они пытались уяснить себе происхождение и природу (т. е. сущность) этого мира и образующих его отдельных вещей.

В позднейшей доксографической литературе о философах- досократиках мы обычно находим стандартное свидетельство, что такой-то или такой-то автор написал книгу «О природе» (ITspl сриаеох;). Сочинения под таким наименованием приписывались Анаксимандру, Ксенофану, Гераклиту, Пармениду, Зенону, Эмпедоклу, Анаксагору, Филолаю и другим авторам.

Представляется вероятным, что это наименование было не авторским заглавием книги (мыслители той далекой эпохи, по-видимому, вообще еще не имели обыкновения снабжать свои книги заглавиями), но родовым обозначением любого сочинения, повествующего о происхождении и сущности мира. Было естественно, что авторы книг о природе стали именоваться «природоведами», т. е.

физиками; ко времени Аристотеля этот последний термин получил уже широкие права гражданства.

В наше время раннюю греческую науку часто называют натурфилософией. Мы хотели бы предостеречь против необдуманного обращения с этим термином, возникшим уже в Новое время и служащим для обозначения философского истолкования природы, т. е. подведения процессов и явлений природы под определенные философские схемы. Натурфилософия, строго говоря, уже предполагает раздельное существование как естественных наук, так и философии. В древности, до Аристотеля, не было ни того, ни другого.

Греческая наука «о природе» была синкретичной наукой, из которой еще не выделились отдельные научные дисциплины; с европейской натурфилософией XVII—XIX вв. у нее могли быть поэтому лишь отдельные черты чисто внешнего сходства. Коренной проблемой ранней греческой науки была проблема нахождения первоосновы сущего, т. е. чего-то неизменного, устойчивого, постоянного, что служит источником или субстратом всех вещей, но скрыто под оболочкой изменчивого мира явлений. Усилия всех практически философов-досократиков сводились к поискам такой первоосновы (или первоначала), хотя в ее обозначении у них не было единства. Надо иметь в виду, что термины арт) (начало) и oxoieTov (элемент, стихия), которыми широко пользуется Аристотель и которые мы находим во всех позднейших изложениях досократовских учений, отнюдь не были характерны для самих авторов этих учений. Правда, имеются указания, что первым, кто употребил слово apx'h в подобном смысле, был Анаксимандр, обозначавший им «Беспредельное», из которого, по его мнению, произошли все вещи (DК 12, А И), но в текстах последующих досократиков мы такого (или сходного) словоупотребления больше нигде не встречаем. Что же касается слова Gxoielov в смысле элемента или стихии, то оно впервые появляется только у Платона (Diels, 1899). И «элемент» и «начало» стали устойчивыми понятиями лишь в перипатетической школе; у досократиков же мы вместо них находим весьма пестрый набор обозначений: «формы» ([АОpfoU) у Парменида, «корни» (ршцата) у Эмпедокла, «существующие вещи» (eovxa pVjfiaxa) У Анаксагора и т. д.; при всем многообразии конкретных значений они, по существу дела, относятся к одному и тому же, а именно — к первоначалам, которые определяют изменчивые свойства вещей, оставаясь сами постоянными и неизменными. Да и слово 9601$, когда оно употреблялось для обозначения сущности или внутренней природы вещей, имело нередко такой же смысл. Итак, мы можем определить раннюю греческую физику как науку, которая ставила своей задачей отыскание неизменной первоосновы всего существующего. Не следует представлять себе дело таким образом, что ранние философы понимали эту первооснову в виде чего-то сугубо материального, как это утверждает, например, Аристотель. Он говорит об этом следующим образом: «Из тех, кто первые занялись философией, большинство считало началом всех вещей одни лишь начала в виде материи: то, из чего состоят все вещи, из чего первого они возникают и во что в конечном счете разрушаются, причем основное существо пребывает, а по свойствам своим меняется — это они считают элементом и ото — началом вещей» (Metaph. А 3. 983 в 7—11, перевод А. В. Кубицкого). В этой на первый взгляд классически четкой формуле отразилась характерная для Стагирита тенденция к схематизации взглядов своих предшественников. Известно, что Аристотель делил причины всего сущего на четыре класса, а именно на причины «материальные», «действующие», «формальные» и «конечные» (или «целевые»). По его мнению, первые «физики» интересовались только материальными причинами, искали только их и только ими пытались объяснить происходящее. Это, конечно, неверно. Аристотелевское деление причин на четыре класса вообще не применимо к учениям раннего периода, ибо создатели этих учений обладали мышлением, существенно отличавшимся от аналитического мышления Аристотеля: они оперировали совсем другими категориями, а их аргументация в значительной степени сводилась к использованию антропоморфических и иных аналогий. Первоначала ранних досократиков были весьма многоаспектны, причем эта многоас- пектность носила на себе черты архаичного синкретизма; во всяком случае, к чистой материальности нельзя свести ни Беспредельное Анаксимандра, ни огонь Гераклита, ни даже воздух Анаксимена. В отношении Бытия элеатов проблема материальности становится еще более неясной, а применительно к пифагорейскому учению формула Аристотеля означает, что числа также следует рассматривать как материальные причины. Интерпретация, которую дает Аристотель этим учениям, во многом объясняется его стремлением втиснуть всех досократиков в рамки своей схемы *. [1]

В действительности поиски первоосновы сущего у греческих, мыслителей шли по разным направлениям. На самой ранней стадии, примерно до конца VI в. до н. э.

, имелись два таких направления: одно из них воплотилось в учениях ионийских физиков, другое же было представлено философией пифагорейцев.

Поскольку детальное изложение истории греческой философской мысли до Анаксагора не входит в задачу данной книги, мы ограничимся лишь несколькими штрихами, существенными для характеристики этих двух направлений. 

Источник: Рожанский И.Д.. Анаксагор. 1972

Источник: https://bookucheba.com/istoriya-filosofii/grecheskaya-fizika-rannego-perioda-63773.html

Физика древних греков

Греческая «физика» раннего периода и ее задачи

Термин физика появился в сочинениях Аристотеля, IV век до нашей эры.

– В русский язык слово «физика» введено М.В. Ломоносовым.

Счёт времени

Гномон

Гномон позволяет определить:

– астрономический полдень – момент, когда длина его тени в астрономический полдень;

– направление на север – по направлению тени в астрономический полдень;

– широту места – по длине в астрономический полдень.

Клепсидра (фотография) разных веков.

Единицы длины

Локоть – расстояние от локтя до середины среднего пальца.

Фут – ступня 31 см.

Дюйм – большой палец 25.4 мм.

Ярд (91 см) – расстояние от кончика носа короля Генриха I до конца пальцев его вытянутой руки.

Миля – тысяча двойных шагов в Риме.

Стадия – длина стадиона в Олимпии 192.27 м (Вавилон).

Физика древних греков

Древние мыслители свели всё многообразие веществ к четырём: земля, вода, огонь, воздух.

624-547 до н.э. – Фалес.

540-480 до н.э. – Гераклит.

570-497 до н.э. – Пифагор.

460-370 до н.э. – Демокрит (атом).

469-399 до н.э. – Сократ.

427-347 до н.э. – Платон.

384-322 до н.э. – Аристотель.

323-283 до н.э. – Птолемей I Сотер.

365-275 до н.э. – Евклид.

287-212 до н.э. – Архимед.

Сократ

Сократ излагал свои мысли в устной форме, в разговорах с разными лицами; до нас дошли сведения о содержании этих разговоров в сочинениях его учеников, Платона и Ксенофонта.

Воспитание – дело трудное и улучшение его условий – одна из священных обязанностей каждого человека, ибо нет ничего более важного как образование самого себя и своих ближних.

Если ты будешь любознательным, то будешь много знающим.

Платон (428-427 до н.э. – 348-347 до н.э.)

Философа, у которого спустя 23 века после смерти остаются последователи, нельзя назвать заурядным. Человек стремится познать мир. Но как познать то, что постоянно меняет свой облик? Как дойти до сути изменчивых вещей? Он говорит о двух мирах: изменчивом чувственном и умопостигаемом мире идей, существующем вне времени и пространства.

…Знание на самом деле не что иное, как припоминание: то, что мы теперь припоминаем, мы должны были знать в прошлом…Но это было бы невозможно, если бы наша душа не существовала уже в каком-то месте, прежде чем родиться в нашем человеческом образе.

Аристотель (384 до н.э., Стагир – 2 октября – 322 до н.э.)

Рассуждения о пространстве, движении и материи.

Согласно Аристотелю, каждый элемент представляет собой одно из состояний единой первоматерии – определённое сочетание основных качеств – тепла, холода, влажности и сухости.

Тепло + Сухость = Огонь

Тепло + Влажность = Воздух

Холод + Влажность = Вода

Холод + Сухость = Земля

Существование – пятого элемента, (квинтэссенции) – эфира, или начала движения.

Звук – сотрясение воздуха звучащим телом. Эхо отражение звука.

Птолемей I Сотер (323 до н.э. – 283 до н.э.)

Основание Музея в Александрии имело огромное значение. Благодаря созданию этого очага научной и исследовательской деятельности, Александрия стала центром эллинистической науки, образцом для других подобных учреждений. Первые годы своего правления Птолемей, разумеется, должен был употребить на строительство и расширение столицы.

Архитектор Сократ Книдский соорудил маяк на острове Фарос, который позднее причислили к семи чудесам света. План города был создан Демокритом Родосским, Александрия имела форму хламиды, то есть параллелограмма, обрезанного по всем четырём углам. ОТ зданий почти ничего не сохранилось, поскольку город многократно перестраивался.

Вряд ли было случайностью, что среди первых учёных в Александрии находились два врача – Эрасистрат и Герофил, первый из которых был учеником Теофраста. С этими двумя именами связано блестящее начало медицинской науки в Александрии.

Рассказывали, что Герофил занимался даже вивисекциями, производимыми на преступниках, которые специально для этой цели предоставлялись в его распоряжение. Знаменит также математик Евклид, который якобы сказал Птолемею: «Для царя не может быть особого пути к математическому знанию».

Это, правда, весьма сомнительно, но, тем не менее, анекдот точно характеризует как смелую откровенность Евклида, так и любознательность царя, качества, несомненно, исторически весьма достоверные. Филолог Филит, назначенный воспитателем наследника престола, впоследствии Птолемея II, был уроженцем острова Коса.

Он в оном лице объединял учёного и поэта. К его ученикам принадлежат Зенодот, вошедший в историю филологии как строгий критик Гомера.

Современники, правда, отпускали язвительные шутки на счёт этих «откормленных в Музее бумагомарателей», но это не помешало позднейшим Птолемеям всё более расширять и оснащать инвентарём это научное учреждение, с которым была объединена большая библиотека. Велико было значение этой огромной библиотеки: она содержала несколько сотен тысяч папирусных свитков, которые находились в распоряжении учёных для их занятий.

ПЕРВЫЙ РАЗ – 51 год до н.э. Будучи в Египте, Гай Юлий Цезарь вмешался в интриги на стороне царицы Клеопатры (против её брата Диониса Птолемея), устроил пожар, чтобы сжечь фот в гавани, и нечаянно спалил ещё и библиотеку.

ВТОРОЙ РАЗ – 272 год (вариант 273). Александрийская библиотека снова сгорела – во время войны между императором Аврелианом и Зиновией (Бат-Заббай), царицей Пальмиры (опять царица!) когда был разрушен и сожжён дворцовый квартал в Александрии.

ТРЕТИЙ РАЗ – 391 год (вариант – 381). Епископ Теофил (вариант – патриарх Феофил) по приказу императора Феодосия I во главе толпы фанатиков сжёг внешнее отделение Александрийской библиотеки при храме Сераписа.

ЧЕТВЁРТЫЙ РАЗ – 641 год. Александрийская библиотека уничтожена Амром. Впрочем, письмо, повествующее об этом, признано подложным, поскольку хорошо известно, что библиотеку сжёг не Амр, а Теофил – на 250 лет раньше.

ПЯТЫЙ РАЗ – Еще раз – уже окончательно – Александрийская библиотека сожжена в 8-м веке.

Евклид (Около 365 до н.э. – 275 до н.э.)

Евклид – древнегреческий математик. Работал в Александрии в 3 веке до н.э.

Главный труд «Начала» (15 книг), содержащий основы античной математики, элементарной геометрии, теории чисел, общей теории отношений и метода определения площадей и объёмов, включавшего элементы теории пределов, оказал огромное влияние на развитие математики. Также Евклид оставил после себя работы по астрономии, оптике, теории музыки.

Евклид заложил основы геометрической оптики, изложенные им в сочинениях «Оптика» и «Катоптрика». Основное понятие геометрической оптики – прямолинейный световой луч.

Евклид утверждал, что световой луч исходит из глаза (теория зрительных лучей), что для геометрических построений не имеет существенного значения.

Он знает закон отражения и фокусирующее действие вогнутого сферического зеркала, хотя точного положения фокуса определить ещё не может.

Постулаты Архимеда

1. Равные тяжести, повешенные на равных длинах, уравновешиваются. На неравных же длинах равные тяжести не уравновешиваются, опускается та часть, где тяжесть подвешена на большем расстоянии.

2. Соизмеримые величины уравновешиваются, если длины, на которых они подвешены, находятся в обратном отношении к тяжестям.

3. Тела, относительно более тяжёлые, чем жидкость, опускаются вниз до самого дна и становятся в жидкости настолько легче сколько весит объем жидкости, равный объему тела.

Греческий историк Полибий свидетельствует, «Архимед соорудил машины приспособительно к метанию снарядов на любое расстояние. Так, если неприятель подплывал издали, Архимед поражал его из дальнобойных камнеметательниц тяжёлыми снарядами или стрелами и повергал в трудное беспомощное положение.

Если же снаряды начинали летать поверх неприятеля, Архимед употреблял в дело меньшие машины, каждый раз сообразуясь с расстоянием, и наводил на римлян такой ужас, что они никак не решались идти на приступ или приблизиться к городу на судах».

Архимед изобрёл и применил ещё другие механизмы, о которых Полибий пишет: «… с машины пускалась прикреплённая к цепи железная лапа; управляющий жерлом машины захватывал этой лапой нос корабля в каком-нибудь месте и потом внутри стены опускал нижний конец машины.

Вследствие этого некоторые суда ложились на бок, другие совсем опрокидывались, третьи (большинство) от падения на них передних частей со значительной высоты погружались в море, наполнялись водой и приходили в расстройство».

Рассказав о том же, Плутарх (около 45 – 127) добавляет: «Под конец римляне были так напуганы, что когда только видели над стеной показывающиеся бревно или верёвку, то кричали, что Архимед на них направляет какую-то машину, отступали и обращались в бегство».

У античных писателей можно найти сообщение о том, что Архимед сжёг неприятельский флот при помощи зеркал. Этот факт долгое время подвергался сомнению, несмотря на то, что французский естествоиспытатель Ж.Л.Л.

Бюффон (1707-1788) ещё в 1747 году при помощи большого зеркала, состоящего из многих небольших плоских стеклянных зеркал, каждое из которых направляло «зайчик» в одну точку, зажёг дерево с расстояния 50 метров.

В1973 году греческий инженер Иоаннис Сакас повторил опыт Бюффона, несколько видоизменив его (приблизив к одной из легенд, которая утверждала, что Архимед воспламенял римские корабли, направляя на них солнечный свет, отражённый от полированных медных щитов греческих воинов). И.

Сакас расставил по берегу несколько десятков солдат, державших в руках плоские зеркала размером 50х91 см. Направленные в одну точку солнечные лучи подожгли лодку, которая стояла в 50 метрах от берега. Так была окончательно доказана правдивость легенды о «зажигательных зеркалах» Архимеда.

Аристарх Самосский (320 до н.э. – 250 до н.э.)

«О размерах Солнца и Луны и расстояния до них»

Эратосфен (270 до н.э. – 194 до н.э. (Египет))

Вычисление радиуса Земли и дуг меридиана:

Ктесибий (285 до н.э. – 222 до н.э.)

Гидравлический орган (гидравлос), который первоначально приводился в движение двумя поршневыми насосами (один закачивал воздух внутрь, а другой подавал его к трубам) и использовал резервуар с водой для выравнивания давления.

Позже поршневые насосы заменили мехами, а вместо водяного резервуара тоже установили мех, который сам не качал воздух, а только выравнивал его давление.

Гидравлос считается прообразом современного органа; поршневой насос для создания сильной струи или подъёма воды из колодцев (некоторые экземпляры насосов были найдены в разных римских поселениях, например, в местечке Силчестер в Англии), а также связанный с ним принцип сифона; хитроумные водяные часы(клепсидры), которые были самыми точными, пока в XVII веке голландский физик Христиан Гюйгенсне придумал использовать маятник для поддержания незатухающих колебаний; камнеметатель и самострел, который действовал с помощью сжатого воздуха. При натягивании тетивы вращавшиеся на осях рычаги нажимали на поршни в воздушных камерах. После выпускания стрелы сжатый воздух возвращал рычаги в исходное положение. Витрувий(Vitruvius), римский архитектор и инженер второй половины 1 века до н.э. Известен как автор «Десяти книг об архитектуре» – единственного полностью дошедшего до нас античного архитектурного трактата. В своём трактате рассматривал градостроительные, инженерно-технические и художественные вопросы, обобщал теоретический и практический опыт, накопленный зодчество эллинистических Греции и Рима. Большую ценность имеют изложенные Витрувием представления о единстве технических, функциональных и эстетических аспектов архитектуры, требование «прочности, пользы и красоты» сооружений. Почти забытый в средние века, трактат Витрувия с 15 века внимательно изучался и переводился на многие языки и сыграл в 17-18 веках большую роль в выработке канонических форм архитектурного ордера.

Герон (10 н.э. – 75 н.э.)

Герон – древнегреческий математик и создатель множества машин; различных сифонов, механического театра марионеток, устройства для открывания дверей; изобретатель торговых автоматов, продававших за мелкие монеты воду в египетских храмах.

Эти и другие устройства, приводимые в движение нагретым или сжатым воздухом, или паром, описаны в книге Герона «Пневматика». Простейшим механизмам (рычагу, вороту, клину, винту и блоку) посвящена его работа «Механика». В «Метрике» (62) приведены формулы для расчёта площади различных геометрических фигур.

Одна из них, позволяющая рассчитать площадь треугольника на основании длин его сторон, в настоящее время носит имя Герона.

Тит Ливий (59 до н.э. – 17 н.э.)

«О Природе вещей»

Дата добавления: 2015-12-16; просмотров: 1339; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

ПОСМОТРЕТЬ ЁЩЕ:

Источник: https://helpiks.org/6-19043.html

Физика в Древней Греции

Греческая «физика» раннего периода и ее задачи

⇐ Предыдущая12345678910Следующая ⇒

Задолго до и в процессе расцвета науки в Древней Греции существенный вклад в технику, математику и астрономию внесли вавилоняне, китайцы, египтяне, индийцы и представители других народов. Тем не менее именно Греция осветила путь будущего развития науки и явилась образцом для остальной Европы, и именно Европа стала колыбелью современной науки, в формировании которой древнегреческие мыслители сыграли особую роль.

Можно до бесконечности спорить о том, как получилось, что именно древние греки достигли таких высот знания. Возможно, свою роль сыграло то, что зачатки науки появились тогда, когда древнегреческая цивилизация складывалась из независимых городов-государств, многие из которых были демократическими.

Но, как мы увидим, самые выдающиеся открытия греки совершили уже тогда, когда эти маленькие государства оказались поглощены великими империями: эллинистическими царствами, а позже – Римом.

Греки эпохи эллинизма и римского господства добились таких успехов в естествознании и математике, которые никто не смог превзойти до самой научной революции XVI–XVII вв. в Европе.

В этой части моей работы я расскажу о том, как древнегреческая наука отражала физическую картину мира. Об астрономии мы поговорим во второй части.

В каждой из пяти глав, на которые поделена первая часть, вы в более или менее хронологическом порядке познакомитесь с пятью направлениями познания, с которыми наука пришла в согласие: поэзией, математикой, философией, техникой и религией.

К теме взаимоотношений науки с этими пятью родственными направлениями мы будем возвращаться вновь и вновь.

Материя и поэзия

Мысленно перенесемся в прошлое. К VI в. до н. э. западное побережье нынешней Турции уже было заселено греками, говорившими преимущественно на ионийском диалекте.

Самым богатым и мощным среди ионийских городов был Милет, основанный в естественной гавани при впадении реки Меандр в Эгейское море.

В Милете на столетие раньше Сократа греческие мыслители стали рассуждать о природе первичной субстанции, из которой создан мир.

О милетцах я впервые узнал на старших курсах Корнелльского университета, когда занимался историей и философией науки. В лекциях милетцев называли «физиками». Одновременно я прослушал курс физики, в том числе современную атомистическую теорию строения вещества.

Мне казалось, что между учением милетцев и нынешней физикой очень мало общего. Не то чтобы они были совершенно неправы в своих заключениях о строении вещества, скорее, я не понимал, как именно они могли прийти к ним.

Исторических свидетельств о том, как греческие мыслители рассуждали в доплатоновскую эпоху, очень мало, но я был практически уверен, что ни милетцы, ни другие древнегреческие естествоиспытатели архаического и классического периодов (примерно от 600 до 450 г. до н. э.

и от 450 до 300 г. до н. э.) не могли рассуждать так же, как это делают нынешние ученые.

Первым из философов Милета, о котором сохранились сведения, был Фалес, живший за двести лет до Платона. Предполагается, что ему удалось предсказать солнечное затмение, которое, по современным данным, произошло в 585 г. до н. э. и наблюдалось в Милете.

Даже если бы Фалес пользовался вавилонскими хрониками солнечных затмений, маловероятно, что он смог бы сделать это предсказание, потому что солнечное затмение можно наблюдать лишь в небольшом географическом регионе, но тот факт, что предсказание именно этого затмения приписывают Фалесу, говорит о том, что, вероятно, он жил и работал в начале VI в до н. э. Мы не знаем, записывал ли Фалес свои мысли. Так или иначе, ничего из того, что он мог написать, не сохранилось даже в цитатах позднейших авторов. Он является скорее персонажем из области преданий, тем, кого во времена Платона было принято считать одним из «семерых мудрецов» Греции (наравне с его современником Солоном, которому приписывается создание конституции Афин). Например, считалось, что Фалес доказал или позаимствовал у египтян доказательство знаменитой геометрической теоремы (см. техническое замечание 1). Для нас важно то, что в заслугу Фалесу ставят идею о том, что любое вещество состоит из единой первичной субстанции. В «Метафизике» Аристотеля говорится: «Из тех, кто первые занялись философией, большинство считало началом всех вещей одни лишь начала в виде материи: то, из чего состоят все вещи… […] Фалес – родоначальник такого рода философии – считает его [начало] водою…»[3]Гораздо позже, около 230 г., жизнеописатель древнегреческих философов Диоген Лаэртский писал: «Началом всего он полагал воду, а мир считал одушевленным и полным божеств»[4].

Имел ли в виду Фалес, говоря, что «всеобщей первичной субстанцией» является вода, что все вещество состоит из воды? Если это так, то мы не можем сказать ничего о том, как он пришел к такому выводу, но если считать, что все вещество имеет единую первооснову, то вода не так уж плоха в этой роли.

Вода может быть не только жидкой: замерзая, она, легко переходит в твердое состояние или превращается в пар в процессе кипения. Также очевидно, что без воды не может быть жизни.

Но мы не знаем, считал ли Фалес, что, к примеру, камни тоже состоят из обыкновенной воды, или лишь видел что-то значительное в том, что камни и другие твердые тела имеют много общего с замерзшей водой.

Источник: https://vikidalka.ru/2-163383.html

Kvant. Как зарождалась физика

Греческая «физика» раннего периода и ее задачи

Фистуль В. Как зарождалась физика //Квант. — 2001. — № 3. — С. 3-5.

По специальной договоренности с редколлегией и редакцией журнала “Квант”

Рис. 1. Хронологическая таблица жизни некоторых древних философов

Впервые слово «физика», означающее в переводе с греческого «природа», было введено в обиход Аристотелем. Он же дал определение задач физики как науки, полностью справедливое и в наше время: «…

ведь мы тогда уверены в познании всякой вещи, когда узнаем ее первые причины, первые начала и разлагаем их вплоть до элементов …

ясно, что и в науке о природе надо определить прежде всего то, что относится к началам».

Еще до Аристотеля многие мыслители так или иначе пытались осуществить сформулированную им стратегическую программу применительно ко многим вещам и, главным образом, к строению самого окружающего мира. Этих исследователей относили к философам — мудрым людям (сначала их называли физиологами).

А термин «философия» был введен Пифагором. Посмотрите на имена в хронологической таблице на рисунке 1 — среди «ранних» мудрецов и следует искать истинного родоначальника физики. А Аристотель, которому часто приписывают «отцовство» физики, является лишь ее «крестным отцом», давшим этой науке имя.

С современных позиций, физика подразделяется на теоретическую и экспериментальную.

Конечно, обе они представляют единое целое, но поскольку теория часто идет от эксперимента, ее первая задача — объяснить опытные данные и вторая — предсказать новые эксперименты и (помимо их самостоятельного значения) либо подтвердить справедливость разработанной теории, либо ее отбросить и заняться построением новой теории.

Отсюда понятны и задачи экспериментальной физики, к которым необходимо отнести прежде всего опытное установление причинных закономерностей, связывающих реакцию объекта на внешнее воздействие с самим этим воздействием.

Задачей экспериментальной физики является также указание возможностей практического использования результатов опыта в других областях деятельности Человека, например в технике. Разумеется, эта задача очень важна в наше время и почти не ставилась в Древней Греции в период VI-IV веков до н.э., который отражен в приведенной таблице. Как нам представляется, с позиций разделения физики на теоретическую и экспериментальную и следует искать родоначальника (или родоначальников) физики.

До нас дошли различные легенды, так или иначе связанные с поисхождением различных физических терминов. Вроде известной истории о древнегреческом пастухе, случайно подметившем торможение колеса телеги с железным ободом камнями, лежащими на дороге. Это, по-видимому, были куски магнитного железняка — магнетита.

От имени этого пастуха — Магнуса — и произошли термины «магнит» и «магнетизм». (Впрочем, есть и другая версия происхождения этих терминов: от названия области Магнесия в Малой Азии, в которой добывали камни, содержащие минерал пирит, т.е. магнетит, — сырье для выплавки железа.

) По другой известной легенде термин «электричество» произошел от греческого названия янтаря — «электрон», — который после полировки мехом притягивает деревянные опилки. Эти и подобные им события, если и были в действительности, то должны быть отнесены к наблюдениям, а не к сознательно поставленным физическим экспериментам.

Так же, как и многочисленные наблюдения астрономического характера.

Рис.2. Иллюстрация к опыту Пифагора со звучанием струн разной длины

Из различных литературных источников следует, что первый физический эксперимент был осуществлен в школе пифагорейцев. Его суть понятна из рисунка 2, где изображены четыре струны одного диаметра, но разной длины, которые при одном и том же натяжении издают различные звуки.

Еще лучше для изучения звучания струн разной длины использовать специальный прибор, называемый монохордом, в котором длина струны варьируется скользящим держателем, а одинаковость натяжения струн обеспечивается одной и той же пружиной.

Скорее всего, именно так и был поставлен опыт Пифагором и его учениками (таким же образом этот опыт можно провести и сегодня в любом школьном кабинете физики).

Пифагор нашел, что звучание приведенных на рисунке струн соответствует основному тону, октаве, квинте и кварте в звучании лиры — одного из древних музыкальных инструментов. По современным представлениям, открытие Пифагора может быть сформулировано в терминах звуковой частоты — значения этих частот указаны на том же рисунке 2.

Предание приписывает Пифагору и другое наблюдение: звучания металлических болванок при ударе кузнечных молотов. Впоследствии Пифагор, якобы, открыл связь звучания с массой молотов.

Но подробно это экспериментальное исследование было проведено и описано учеником Пифагора Гиппасом. Он изготовил четыре медных диска одного диаметра, но различающихся толщиной, и установил соотношения между массой дисков и музыкальными тонами.

Таким образом, опыт Гиппаса следует трактовать как еще один метод установления музыкальных отношений.

Известно, что к научной школе Пифагора при его жизни и после принадлежали 218 мужчин и 17 женщин. Некоторые из них продолжали заниматься экспериментальным изучением акустики. Тем не менее, поскольку первый сознательный физический эксперимент был осуществлен самим Пифагором, именно его следует считать истинным «отцом» экспериментальной физики. Хотя Дж.

Гамов, например, считает, что установленные Пифагором соотношения музыкального ряда являются и началом теоретической физики, поскольку они носят количественный характер. Вряд ли с этим утверждением можно согласиться — ведь основная задача теоретической физики состоит в том, чтобы понять все или хотя бы часть уже известных фактов.

При этом вовсе не обязательно это понимание представлять в математической форме.

Вновь обратимся к хронологической таблице на рисунке 1 и кратко рассмотрим теоретические концепции упомянутых в ней философов.

Наиболее древними в этом ряду являются Фалес, Анаксимандр, Анаксимен, Пифагор, Геркалит. Их воззрения на Природу, по существу, еще близки к предшествующим мифологическим взглядам. Так, Фалес считал, что первичной субстанцией всего сущего является вода.

Этот взгляд прямо восходит к древним мифам о происхождении всех вещей в результате сочетания бога Океана с богиней воды Тефилой. Аристотель предполагал, что Фалес видел, что «пища всех существ влажная и что само тепло из влажности получается…

что семена всего, что есть, имеют влажную природу».

В противоположность Фалесу, Анаксимандр отказался от всех предстоящих взору человека причин как возможных первоначал. Он приписал роль первоначала некой ненаблюдаемой субстанции. Живший несколько позднее Анаксимен считал воздух более простым первоначальным веществом, чем вода у Фалеса. Наконец, Гераклит приписал первичность материи огню.

Теперь вернемся к Пифагору, но уже не как к физику-экспериментатору, а как к философу. Пифагорейская философия исходила из того, что в основе мира лежат числа. Более того, им приписывалась божественная роль.

Утверждение пифагорейцев о том, что «все есть число», — основной постулат их теоретических представлений. Всем вещам, в том числе и вселенной, они приписывали определенные числа.

Пифагорейцы считали, что солнце, земля, луна, неподвижные звезды (как целое) и все планеты, которых в то время было известно всего пять, движутся вокруг некоего центрального огня.

Таким образом, планетарный числовой ряд, по их разумению, состоял из 5 планет и 4 промежутков между ними. А для дополнения до числа 10, которое они считали священным, им пришлось предположить существование так называемой противоземли.

Кроме фетишизации самих чисел, Пифагор, его ученики и последователи важную роль отводили числовым соотношениям. Так, открытые ими числовые соотношения музыкальной гармонии они перенесли на небесную сферу, поскольку считали, что движение планет тоже должно быть гармоничным.

Отсюда следовало утверждение, что величины расстояний от планет (сфер) до «центрального огня» должны находиться в определенных соотношениях, не равных, но аналогичных тем, которые наблюдаются в музыке. (По этому учению, вращающиеся сферы издают неслышимые гармонические звуки.

До нас с того времени дошло выражение «музыка сфер». В целом мистика чисел оказалась очень живучей.

Ею широко пользовались религия, астрология, различные виды магии и до сих пор ее отголоски мы почти ежедневно встречаем в жизни во многих пословицах, сказках и крылатых выражениях.)

Таким образом, хотя учение Пифагора и его школы никак нельзя отнести к истокам теоретической физики, идея о важности числового, количественного подхода к описанию Природы спустя много веков реализовалась — возникла математическая физика, или, более общо, математическое естествознание.

Все перечисленные философы так или иначе искали единственное первоначало всего сущего. Более поздние философы видели, что одним первоначалом невозможно объяснить многообразие материального мира, и отказались от этой идеи.

Первым из них был Эмпедокл. Его подход был прост: он считал первоначалом действующие одновременно четыре элемента — огонь, воздух, воду и землю, ранее рассматриваемые отдельно.

Другой взгляд был предложен Левкиппом. Первоначала Левкиппа представляли бесчисленные мельчайшие неделимые частицы. Эти частицы получили название атомов, что в переводе с греческого и означает «неделимые».

По Левкиппу, атомы бесконечно разнообразны по форме и размерам и находятся в непрерывном хаотическом движении, в котором они сталкиваются друг с другом, образуя своеобразные вихри. Эти вихри служат строительным материалом для образования всех вещей в окружающем мире, в том числе и самого мира.

Кроме того, по- видимому, Левкиппу принадлежит первая формулировка принципа причинности: «Ничто не совершается случайно, но все совершается по какому-нибудь основанию и с необходимостью».

Конечно, атомистика Левкиппа и других древнегреческих ученых — это совсем не то, что физики стали понимать под этим словом уже в новое время, начиная с XIX века.

Тем не менее, именно с учения Левкиппа началась эра атомистики в науке, которая, непрерывно развиваясь до сегодняшнего дня, является теоретической основой физики. Поэтому мы с полным правом можем считать Левкиппа «отцом» теоретической физики.

К сожалению, ни труды Левкиппа, ни его художественные или скульптурные портреты до нас не дошли. Сведения о самом Левкиппе и о его учении нам известны лишь от его последователей, главным образом — от Демокрита.

Ученик Левкиппа Демокрит был полной противоположностью своему учителю.

Демокрит неустанно излагал атомистику Левкиппа в различных аудиториях — в школах, лицеях, на различных диспутах, тем более что он побывал в Вавилоне, Египте, Персии и, разумеется, во многих городах Греции.

Преподавательская и лекторская деятельность всегда оттачивает структуру излагаемого предмета, упорядочивает взгляды, что и позволило Демокриту распространить взгляды Левкиппа на всеобщую теорию развития Природы и Человека.

Демокрит, «пропустив через себя» атомистику Левкиппа, внес в нее настолько много своего, что в последующее время уже было трудно разграничить, что в ней от Левкиппа, а что от Демокрита. И все же, Демокрита можно, безусловно, считать первым творческим «пропагандистом» теоретической физики, но нельзя считать ее первооткрывателем.

Современником Левкиппа и Демокрита был еще один древнегреческий философ — Анаксагор. Он также исповедовал множественность первоначал, но не в виде атомов, а в виде неких «семян». Эти семена подобны каждому из существующих веществ: «…любой металл, любая ткань животного или растительного организма имеет начало в виде самого себя.

Сколько веществ, столько и материальных начал». Таким образом, семена — это частицы, совпадающие по наименованию и обладающие всеми теми же свойствами, что и вещества, которые мы ощущаем, т.е. видим и осязаем.

Однако семена Анаксагора принципиально отличаются от атомов Левкиппа — Демокрита тем, что, в противоположность неделимым атомам, они могут безгранично делиться.

Следующее положение концепции Анаксагора говорит в том, что каждая вещь в мире состоит одновременно из всех семян. В своих сочинениях Анаксагор многократно повторяет: «во всем заключается часть всего». Следовательно, в любой вещи содержатся определенные доли всех существующих вещей (современные ученые называют это положение принципом «универсальной смеси»).

Совершенно ясно, что перед Анаксагором возникала необходимость объяснить, почему же каждой вещи присущи характерные лишь для нее свойства, хотя в ней присутствуют и все остальные вещи в виде семян. Эту проблему Анаксагор решает, исповедуя другой принцип: «…чего всего более в каждой вещи, тем одним она и кажется…

» (это положение ученые называют принципом «преобладания»).

К рассмотренным принципам Анаксагора необходимо добавить и самое первое его представление, именуемое в наши дни «принципом сохранения материи». В дошедших до нас фрагментах его сочинений ясно говорится: «…

никакая вещь не возникает и не уничтожается, но соединяется из существующих вещей и разделяется. И, таким образом, правильнее было бы назвать возникновение соединением, а уничтожение разделением».

Справедливость требует указать, что этот принцип не был открыт Анаксагором — он известен и в философии Эмпедокла, его придерживались и атомисты Левкипп и Демокрит.

В свете всего сказанного видно, что теория Анаксагора является вполне законченной теорией, заслуженно занимающей в истории физики положение альтернативы атомистике Левкиппа. Поэтому Анаксагора, несомненно, тоже следует причислить к «отцам» теоретической физики.

Из хронологической таблицы видно, что Анаксагор и Левкипп были современниками, но знали ли они о теориях друг друга? Четких указаний на это в истории нет, и поэтому остается сослаться на предположение ученых, что Анаксагор сознательно создавал свою теорию как антитезу теории Левкиппа.

Атомистика древнегреческих философов была воспринята и развивалась достаточно гладко на протяжении веков (и развивается по сей день). По-иному сложилась судьба теории Анаксагора. Долгое время она была интересна лишь историкам науки.

И только в самое последнее время на нее обратили внимание физики-теоретики, поскольку некоторые ее черты оказались схожими с представлениями современных теорий.

Укажем, например, на развивающиеся представления о вселенной не как о механической аддитивной сумме всех ее частей, а как о едином целом. Мир при этом представляется целостным образованием, так что на любой его части «записан» весь мировой порядок. Таким образом, для всего мира, а значит, и для всего сущего характерна «голографичность». Не правда ли, это похоже на подход Анаксагора?

Подобные воззрения начали появляться только в середине XX века и все больше занимают умы современных философов и физиков-теоретиков. Наиболее убедительным примером являются усилия теоретиков в разработке единой теории поля.

Имеются также многочисленные примеры новых подходов в теоретической физике, свидетельствующие о сосуществовании раздельного и целостного подходов к описанию Природы, являющихся «наследниками» теорий Левкиппа и Анаксагора.

Итак, основоположниками физической науки по праву можно считать «отца» экспериментальной физики Пифагора, «отцов» теоретической физики Левкиппа и Анаксагора, первого «пропагандиста» теоретической физики Демокрита и «крестного отца» физики Аристотеля.

Источник: http://www.physbook.ru/index.php/Kvant._%D0%9A%D0%B0%D0%BA_%D0%B7%D0%B0%D1%80%D0%BE%D0%B6%D0%B4%D0%B0%D0%BB%D0%B0%D1%81%D1%8C_%D1%84%D0%B8%D0%B7%D0%B8%D0%BA%D0%B0

Book for ucheba
Добавить комментарий