ИДЕОЛОГИЯ ГОСУДАРСТВА КАК СОЦИАЛЬНЫЙ ФЕНОМЕН: ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ Адуло Т.И.

Идеология государства как социальный феномен: философский анализ

ИДЕОЛОГИЯ ГОСУДАРСТВА КАК СОЦИАЛЬНЫЙ ФЕНОМЕН: ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ Адуло Т.И.

Начиная с 2003 года, а более конкретно – после состоявшегося в Минске семинара руководящих работников местных и республиканских государственных органов – проблемы идеологии оказались в числе приоритетных проблем белорусской гуманитарной науки и практики государственного строительства.

За этот относительно короткий, по меркам истории, срок в области идеологии разработаны две учебных программы, подготовлены в соответствии с этими программами лекционные курсы, выдвинуты и апробированы различные теоретические концепции, опубликованы научные работы, защищены диссертации.

И, тем не менее, как и раньше, не исследованными остаются многие теоретические вопросы, а предложенные решения отдельных из них носят дискуссионный характер по причине недостаточно высокого философско-теоретического уровня их обоснования.

Первое, с чем приходится сталкиваться при более глубоком ознакомлении с содержанием публикаций по идеологии белорусского государства, – это непонимание отдельными авторами конкретно-исторического содержания понятия «идеология», впрочем, как и других философских категорий. Здесь четко прослеживается влияние герменевтики и постмодернизма, в особенности его французской школы.

Общеизвестно, что в процессе жизнедеятельности человек (человечество в целом) познает окружающий его мир и самого себя путем постижения объективно существующих взаимосвязей и взаимоотношений между предметами и явлениями и их фиксирования в словах-понятиях.

Но поскольку познающий субъект в теоретически-практической деятельности охватывает своей мыслью новые, более глубокие пласты окружающего мира, то уже известные слова-понятия, зафиксировавшие социально-исторический опыт предшествующих поколений, наполняются новым содержанием.

Формируются и новые понятия, аккумулирующие социально-исторический опыт новых поколений, представляющие собой ступеньки выделения человека из окружающей среды и его возвышения над нею. Таким же путем шло развитие понятия «идеология». Являясь производным понятием от понятия «идея» (гр.

5єd), выработанного древнегреческой философией для обозначения мира лишенных телесности идеальных сущностей (Платон), оно в различные исторические периоды претерпевало существенные изменения, наполнялось новым содержанием, пока не обрело с конца ХІХ века современную трактовку.

Как же представлено понятие «идеология» в современных публикациях? На мой взгляд, не совсем верно.

Все начинают с французского мыслителя Дестюта де Траси, который впервые ввел в научный оборот понятие «идеология». Это действительно так. Это тот самый редкий случай, когда встречаешься с «истиной в последней инстанции». Но вопрос заключается в другом. Расхождение с позицией многих авторов начинается тогда, когда начинаешь выяснять трактовку содержания данного понятия французским исследователем и осмыслением решаемой им задачи. Авторы многих учебных пособий экстраполируют современное понимание политической идеологии на работу Дестюта де Траси «Элементы идеологии», что, с научной точки зрения, совершенно недопустимо. Получается, будто бы французский ученый конца ХУШ – начала ХІХ в. мыслил категориями ХХ столетия. На самом деле, Дестют де Траси и группа его единомышленников – К.Ф.

Вол- ней, П.Ж. Кабанис и др. – получившие название «идеологов», никакого отношения к современной трактовке феномена идеологии, а тем более к идеологии белорусского государства, не имеют. Они решали «полученную еще в наследство» от Дж. Локка и Э.Б. Кондильяка важную гносеологическую проблему – пытались выяснить и «окончательно достроить» механизм превращения эмпирического материала, полученного посредством органов чувств, в мыслительный материал, представленный в совокупности различных комбинаций идей. В свое время Дж. Локк предложил свою довольно-таки развернутую концепцию классификации идей. И все же для метафизического материализма процесс образования понятий остался глубокой тайной за семью печатями. Ее-то и пытались постичь «французские идеологи» во главе с Дестютом де Траси. Что же касается негативного, критически-скептического отношения окружающих, и прежде всего самого Наполеона, к деятельности названной группы исследователей, то тут тоже много надуманного. Наполеон как представитель и выразитель духа новой исторической эпохи – активный, целеустремленный субъект политики и истории – не мог равнодушно созерцать на людей ушедшей эпохи. Именно поэтому он и дал столь нелестную оценку «идеологам», которую многие современные исследователи восприняли за оценку самой идеологии в ее нынешнем понимании. Исследователи единодушно выделяют второй этап в становлении понятия «идеология» и связывают его с деятельностью К. Маркса и Ф. Энгельса. Они солидарны в том, что К. Маркс и Ф. Энгельс продолжили «негативную» линию идеологии, начавшуюся с Дестюта де Траси, – так же, как и французская общественность, считали идеологию иллюзорным, ложным сознанием. В том, что в «Немецкой идеологии» – крупном совместном произведении К. Маркса и Ф. Энгельса – идеология представлена как ложное сознание, сомневаться не приходится. Но, опять же, возникает вопрос о том содержании, которое вкладывали немецкие исследователи в данное понятие. Как и в первом случае, авторы учебных пособий при разъяснении взглядов К. Маркса и Ф. Энгельса пытаются трактовать содержание понятие «идеология» в современном его значении. И это неправильно. К. Маркс и Ф. Энгельс жили в совершенно иную историческую эпоху и решали конкретные задачи применительно к той конкретной эпохе. Они считали наиболее важным в тот исторический период дать решительный бой своим оппонентам, которые с идеалистических позиций трактовали человеческую историю. К.Маркс и Ф.Энгельс к тому времени фактически выработали новое мировидение – подошли к анализу исторического процесса с материалистических позиций. Термином «идеология» они обозначили все ненаучные трактовки природы и общества. В орбиту жесткой критики попали не только их недавние «братья по цеху» – младогегельянцы А. Руге, М. Штирнер и др., – но и представители мелкобуржуазного «истинного социализма». В поисках ответа на вопрос, почему все наличные социальные теории, концепции, идеи являются ложными, К. Маркс и Ф. Энгельс приходят к следующему заключению. Они считают, что в эксплуататорском обществе, когда господствуют отчужденные формы социальности, идеи не могут адекватно воспроизводить мир. Истинность они способны обрести лишь в том случае, если будут привязаны к интересам иного класса – не эксплуататорского. Таким классом, интересы которого совпадают с ходом человеческой истории, К. Маркс и Ф. Энгельс признали рабочий класс. Понимая, что, в силу объективных обстоятельств, рабочий класс не в силах выработать доктрину – то оружие, с помощью которого он смог бы осознать самого себя как политическую силу, теоретически вооружиться, организоваться и добиться политической власти, К. Маркс и Ф. Энгельс осознанно приходят ему на помощь и создают такую теорию, способную стать для него программой революционно-практической деятельности. Ф. Энгельс писал: «Я оставил общество и званые обеды, портвейн и шампанское буржуазии и посвятил свои часы досуга почти исключительно общению с настоящими рабочими; я рад этому и горжусь этим» [1, с. 235]. Созданную теорию К. Маркс и Ф. Энгельс называли теорией научного социализма. Как считал Ф.Энгельс, задача научного социализма – «выяснить ныне угнетенному классу. условия и природу его собственного дела» [2, с. 230], т.е. теоретически обеспечить пролетарскую революцию. Таким образом, разработанная доктрина служила одновременно и теорией исторического процесса, и программой практически-политической деятельности пролетариата. В отличие от младогегельянцев, К. Маркс не абсолютизировал роль идей в жизни общества, но в то же время и не отвергал их значимости, в том числе в радикальном преобразовании существующего общественного строя. Он отмечал: «Оружие критики не может, конечно, заменить критику оружием, материальная сила должна быть опрокинута материальной же силой; но и теория становится материальной силой, как только она овладевает массами» [3, с. 422]. В тот исторический период для К. Маркса и Ф. Энгельса было важно «развести» собственные взгляды на человеческую историю, как научные, и взгляды на нее представителей различных идеалистических течений, как не научные. Для обозначения концептуальных взглядов последних они и использовали термин «немецкая идеология». Таким образом, термин «идеология» применен К. Марксом и Ф. Энгельсом для обозначения всей совокупности ненаучных, иллюзорных идей, в первую очередь, идей левогегельян- цев – «этих овец, считающих себя волками» [4, с. 11]. Однако цель «Немецкой идеологии» сводилась не только к критике идеалистической философии младогегельянцев, представляющей собой «борьбу с тенями действительности», и немецкого мелкобуржуазного социализма, а к разработке основ материалистического, т.е. научного понимания истории, к поиску действительного оружия против «убожества немецкой действительности», к замене «точки зрения старого материализма в виде “гражданского общества” точкой зрения нового материализма в виде “человеческого общества”» [4, с. 11]. Именно поэтому столь много интеллектуальных сил и энергии было отдано «Немецкой идеологии». И хотя, в силу разных обстоятельств, это сочинение не было опубликовано, оно не пропало бесследно, поскольку в процессе работы над ним К. Маркс и Ф. Энгельс выяснили для себя многие теоретические вопросы, касающиеся понимания сущности исторического процесса. И в более поздних своих работах К. Маркс и Ф. Энгельс разграничивали научную теорию социализма и идеологию. Термином «идеология» они по-прежнему обозначали ложные идеи, ложное сознание. Но вот в конце ХІХ – начале ХХ в. произошла метаморфоза. Термином, которым К. Маркс и Ф. Энгельс обозначали ложное, иллюзорное сознание, социал-демократы обозначили само их учение. Для этого были основания. К. Маркс и Ф. Энгельс создавали доктрину для конкретного социального класса – рабочего класса. Поскольку эта теория одновременно являлась и программой практически-политической деятельности рабочего класса, то она фактически являлась его политической идеологией. Поэтому Г.В. Плеханов и В.И. Ленин называют учение К. Маркса и Ф. Энгельса не только научным социализмом, но также и идеологией рабочего класса, пролетарской идеологией. В конечном счете, В.И. Ленин приходит к выводу о существовании лишь двух идеологий – коммунистической идеологии, защищающей интересы трудящихся, и буржуазной идеологии, выражающей интересы эксплуататоров. Мир оказался разделенным на два огромных лагеря, руководствующихся противоположными по своему содержанию, а также субъектам идеологиями. Правда, в философско-политической литературе встречаются и иные названия этих двух противоположных идеологий. Например, А.А. Зиновьев определяет их как коммунистическую идеологию и идеологию западнизма [5, с. 293]. В работах политологов активно используются теоретические наработки в области идеологии немецкого исследователя Карла Манхейма, порой без должного их критического переосмысления. Как известно, проблемы идеологии занимают значительное место в трудах немецкого социолога. В процессе анализа «социологии знания» и выяснения механизма функционирования мышления, идей как «орудия коллективного действия» он опирался на фундаментальное положение К. Маркса о зависимости различных форм общественного сознания, в том числе идеологии, от экономических отношений и стремился «понять мышление в его конкретной связи с исторической и социальной ситуацией, в рамках которой лишь постепенно возникает индивидуально-дифференцированное мышление» [6, с. 11]. Но, в отличие от К. Маркса, считал, что взгляды (сознание) различных социальных групп, в конечном счете, определяются их интересами. Поэтому история общественной мысли была представлена К. Манхеймом в виде сталкивающихся друг с другом классово-субъективных миросозерцаний, названных им частичными идеологиями. Все они ложны, являются «более или менее осознанным искажением действительных фактов» [6, с. 56]. Господствующий класс с целью сохранения существующего порядка вещей (существующего строя) осознанно создает апологетические концепции, которые в искаженном виде отражают социальную действительность. Но и оппозиционные социальные слои в своей политической деятельности руководствуются такими же необъективными, пристрастными идеями (утопиями). В случае прихода к власти они превращают свою утопию в идеологию, которая, как и предшествующая, оказывается такой же ложной. Наряду с «частичными», по К. Манхейму, существуют «тотальные» идеологии, под которыми он понимал идеологии эпохи или социального класса, имея в виду «своеобразие и характер всей структуры сознания этой эпохи или групп» [6, с. 57]. К. Манхейм не признавал «групповой идеологии» в качестве самостоятельной идеологии и считал, что «пребывающие в одной группе индивиды обычно реагируют однородно» [6, с. 52]. Социолог также не проводил резкой грани между частичной и тотальной идеологиями, полагая, что они «теперь все более сближаются» [6, с. 52]. Таким образом, концепция идеологии К. Манхейма достаточно противоречива и не может служить теоретической основой идеологии белорусского государства. Следующий важный в философско-теоретическом плане вопрос – это вопрос о соотношении понятий «политическая идеология» и «идеология государства». Эта идея заложена в новую учебную программу «Основы идеологии белорусского государства». Но в имеющихся публикациях она до сих пор не получила серьезного анализа, как того заслуживает. Представляется важным не только отличить «идеологию государства» от «политической идеологии», но и раскрыть сущность такого отличия. В имеющихся же учебниках свойства политической идеологии автоматически переносятся на идеологию государства. Это серьезный изъян не только учебников, но и практики организации идеологической работы в нашем государстве. Ведь совершенно ясно, что идеологическая работа политической партии, стремящейся к власти, и идеологическая работа государства – разные виды политической деятельности, отличающиеся друг от друга как по своим целям, задачам, масштабы, так и по используемым средствам. Прежде всего, политическая идеология и идеология государства являются качественно отличными социальными феноменами по своей сущности. Политическая идеология – это специфическая форма теоретического сознания: система представлений и идей, выражающих интересы, мировоззрение и идеалы социальной общности, объединенной политической партией и ставящей цель завоевания (сохранения) политической власти. Идеология государства – это программа жизнедеятельности того или иного государства на ближайшую и отдаленную перспективу. Политическая идеологии и идеология государства преследуют различные цели. Идеология государства не ориентирована на завоевание политической власти. Наоборот, в ней решаются задачи упрочения существующих властных отношений. Далее. Идеология государства и политическая идеология обладают различными носителями (субъектами). Субъектом идеологии государства является само конкретное государство, нация, в крайнем случае – подавляющая часть граждан государства. Субъектом же политической идеологии является лишь часть граждан государства, часть нации. Ведь в любом государстве существует множество политических партий, добивающихся политической власти. В этом плане те дефиниции идеологии, в которых в качестве ее субъекта представлены, наряду с политическими партиями и общественными движениями, нации и государство, требуют уточнения. Если идеологию рассматривать как общее понятие, характеризующее механизм функционирования политической сферы жизнедеятельности общества в целом, то в данном конкретном случае с подобными определениями идеологии можно согласиться. Если же мы выделяем и анализируем различные структурные элементы политической сферы общества, то нам необходимо различать государство и политические партии – видеть в них самостоятельных субъектов политики, являющихся носителями определенных идеологий (политических доктрин). Отличен и механизм функционирования идеологии государства и политической идеологии. Идеология государства проводится в жизнь через мощную разветвленную систему различных государственных институтов и учреждений. При этом, как отмечает известный российский ученый А.А. Зиновьев, «апологетика общественного строя не есть нечто сугубо негативное, достойное морального осуждения. Это есть вполне естественное средство самосохранения общества, подобное с этой точки зрения правовым нормам, судам, полиции, армии, бюрократии» [5, с. 293]. Политическая идеология, пока она не стала господствующей, не обладает столь мощными средствами для распространения своих идей, идеалов и ценностей. В этом плане идеология государства и политические идеологии находятся не в равных условиях. Но ситуация может меняться. Политическая партия, руководствующаяся той или иной доктриной, способна добиться политической власти мирным или же революционным путем и выступить в качестве идеологии государства. Так, например, идеология «официальной народности» (православие – самодержавие – народность), выступавшая в ХІХ веке в качестве идеологии Российского государства, не смогла противостоять напору социал-демократической идеологии и вынуждена была уступить ей свое место. Политическая идеология и идеология государства отличаются по своим идейным истокам. Идеология государства органично «привязана» к конкретному государству, нации – базируется на национальных традициях, устоях. Именно этим обеспечивается ее устойчивость. Политические же идеологии в состоянии пересекать государственные границы (например, либеральная идеология, социал-демократическая идеология и др.). Они способны активно «подпитываться» извне как материально, так и теоретически (идеология вырабатывается теоретиками одного государства, а ее практическая реализация осуществляется совсем в другой стране). Анализируемые идеологии имеют различные исторические предпосылки. Идеология государства формируется в процессе формирования государства. В ее качестве способно выступать религиозное сознание, особенно на ранних этапах развития государства. Политическая же идеология разрабатывается на более высокой ступени общественного развития – в условиях выхода на политическую арену мощных социальных классов. В целом же, идеологии государства и политические идеологии не следует отделять друг от друга китайской стеной. Они органично связаны и представляют диалектическое тождество противоположных сторон социального бытия.

Литература

  1. Энгельс, Ф. Положение рабочего класса в Англии / Ф.Энгельс // К. Маркс,              Ф.              Энгельс.              Сочи

нения: в 50 т. Т. 2. – М.: Гос. изд-во полит. лит., 1955. – С. 231-517.

  1. Энгельс, Ф. Развитие социализма от утопии к науке / Ф.Энгельс // К. Маркс, Ф. Энгельс.              Сочинения: в 50 т. Т.19. – М.: Гос. изд-во полит. лит., 1961. – С. 185-230.
  2. Маркс, К. К критике гегелевской философии права. Введение / К. Маркс // К. Маркс, Ф. Энгельс. Сочинения: в 50 т. Т. 1. – М.: Гос. изд-во полит. лит., 1955. – С. 414-429.
  3. Маркс, К., Энгельс, Ф. Немецкая идеология / К.Маркс, Ф.Энгельс // К.Маркс, Ф.Энгельс. Сочинения: в 50 т. Т. 3. – М.: Гос. изд-во полит. лит., 1955. – С. 7-544.
  4. Зиновьев, А.А. Запад. Феномен западнизма / А.А.Зиновьев // А.А.Зиновьев. Запад. – М.: ЗАО Изд-во Центрполиграф, 2000. – С. 7-448.
  5. Манхейм, К. Идеология и утопия / К.Манхейм // К.Манхейм. Диагноз нашего времени / пер. с нем. и англ. – М.: Юрист, 1994. – С. 7-277.

Источник: https://bookucheba.com/sotsialnaya-filosofiya-knigi/ideologiya-gosudarstva-kak-sotsialnyiy-fenomen-28152.html

Деструктивная идеология как социальный феномен: социально-философский анализ Калинин Леонид Анатольевич

ИДЕОЛОГИЯ ГОСУДАРСТВА КАК СОЦИАЛЬНЫЙ ФЕНОМЕН: ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ Адуло Т.И.

Введение к работе

Актуальность темы диссертационного исследования. В

последние десятилетия в мире наблюдается активизация общественно-опасных политических, религиозных, националистических и иных группировок, деятельность которых основана на абсолютном идеологическом противостоянии с обществом. Их распространение в современных условиях представляет угрозу как для регионов их возникновения, так и для мира в целом.

Феномен перехода от теоретической борьбы между различными мировоззренческими системами к борьбе на физическое уничтожение носителей иной идеологии и репрессиям к оппонентам тесно связан с деструктивными идеологиями.

В религиозной сфере сейчас наблюдается массовый рост нетрадиционных объединений экстремистского характера (саентология, сатанизм, «Аум Синрикё» и т.п.

) В политической сфере – возрождение идеологий тоталитаристских режимов (нацизм, фашизм, тоталитаристские варианты псевдосоциализма), активизация националистических (ИРА, ЭТА, “Хамаз”, “Хезболлах” и другие исламистские организации), право -и левоэкстремистских (РАФ, «Красные бригады») группировок, массовых неформальных движений националистического и сепаратистского характера в странах бывшего социалистического лагеря и странах, ранее входивших в состав СССР.

На рубеже XX – XXI веков и в начале XXI, рост числа и активности политических группировок и религиозных сект экстремистского характера приобрел невиданные масштабы. Можно выделить ряд причин этого, связанных с современными глобализашюнными процессами:

Экономическое расслоение и дальнейшее углубление разрыва между развитыми и развивающимися странами, особенно после распада СССР.

Возникновение очагов социальной напряженности и вооруженные этноконфессиональные конфликты в регионах, имеющих ключевое значение для международных экономических связей (арабо-израильский конфликт, межэтнические конфликты в странах бывшей Югославии и бывшего СССР), так и внутри отдельных государств (ИРА в Северной Ирландии, деятельность баскских сепаратистов во Франции и Испании).

Кризис традиционных мировоззренческих институтов (церквей, политических и экономических учений и т.д.), и, как следствие, – духовная дезориентация широких масс и явления аномии в постиндустриальном обществе США и Западной Европы, с одной стороны, и кризис коммунистической идеологии при отсутствии ее заменителей в массовом сознании в странах бывшего социалистического лагеря – с другой.

Развитие средств массовой коммуникации, в особенности электронных СМИ, технологий информационного воздействия на массовое сознание (глобальные информационные сети, телевидение, радио и т.д.

), что позволяет отдельному индивиду, небольшой по численности секте или террористической группировке эффективно распространять информационное влияние на большие по масштабам объекты (государства, регионы, международные организации).

Массовая миграция населения из экономически отсталых в развитые регионы, в основном, из Азии и Африки в Западную Европу и из Южной Америки в США и Канаду, что приводит к обострению конкуренции на рынке рабочей силы и услуг социального обеспечения (льгот, пособий, и т.д.) между коренным населением и диаспорами мигрантов. Данный процесс, в свою очередь, обуславливает рост ксенофобии и националистических настроений в странах-реципиентах.

Совершенствование оружия (в том числе массового поражения) и развитие техники, в особенности ядерной, химической промышленности, транспортных, информационных и других систем жизнеобеспечения крупных мегаполисов, что позволяет относительно немногочисленным экстремистским группам проводить террористические акты и организовывать техногенные катастрофы больших масштабов с минимальными затратами. Уязвимость инфраструктуры мегаполисов перед техногенными и информационными катастрофами показали взрыв здания Всемирного торгового центра 11 сентября 2001 в Нью-Йорке, захват «Норд Оста» и иные теракты чеченских сепаратистов.

Развитие глобальной индустрии массовой культуры, позволяющей формировать мировоззрение как отдельного человека, так и масс, вне рамок национальных и этнокультурных традиций, и, как следствие данного процесса, – вытеснение традиционных культур, разложение национального менталитета и физического здоровья нации (через пропаганду потребления алкоголя, наркотиков, сексуальных извращений), формирование глобальных наднациональных субкультурных течений (в первую очередь – молодежных) посредством распространения продукции шоу-бизнеса.

Приоритет индивидуалистических ценностей в общественной жизни наиболее экономически развитых стран, что, с одной стороны, позволяет обеспечить свободу реализации политических, религиозных, культурных интересов личности, а с другой – создает предпосылки для злоупотреблений этими правами со стороны общественно-опасных объединений, для формирования «синтетических» религий и «научно-мистических» учений.

Для современной России и стран бывшего СССР наиболее значимые причины распространения политических экстремистских группировок и общественно-опасных сект связаны с негативными последствиями социально-экономическими изменений 1990 – х годов и заключаются в

следующем.

Системный экономический кризис и катастрофическое падение уровня производства (за 1990-1998 г. объем промышленного производства сократился более чем в 2 раза), массовой безработица и расслоение населения по уровню доходов, падение уровня жизни широких масс, распространение фрустрации и аномии в результате негативных социальных последствий реформ, проводимых с 1991 г.

Разрушение важных государственных институтов и отраслей, финансировавшихся из бюджетных средств (армия, промышленность, наука и культура), возникновение частной собственности на средства производства, приватизация предприятий и становление рыночных отношений при моральной неподготовленности большинства населения к реформам, противоречии их с традиционным российским менталитетом.

Духовный кризис общества, вызванный, с одной стороны, ослаблением коммунистической идеологии при отсутствии общегосударственной объединяющей идеологии, как светской, так и религиозной, а с другой – информационным воздействием со стороны западной идеологии через СМИ и продукцию шоу-бизнеса, экспансией не традиционных для России религиозных мировоззренческих систем и организаций.

Напряженность в межнациональных отношениях, характерная для большинства стран бывшего СССР. Следствие данного процесса – не только боевые действия на ограниченной территории, но и совершение терактов вне непосредственной зоны конфликта.

Всё это создает предпосылки для широкого распространения новых идеологий, как религиозных, так и светских, ориентированных на противостояние либо, в той или иной форме, агрессию по отношению к политическим, экономическим и религиозными институтам.

В такого рода деструктивных идеологиях, несмотря на определенные различия в предпосылках возникновения, характере деятельности и т.д.

, прослеживаются определенные общие закономерности: отрицание общепринятых законов, моральных норм, культурных и духовных ценностей, стремление к навязыванию своего мировоззрения, политической воли всему остальному обществу, использование методов террора, духовного и информационного насилия либо обмана.

В связи с этим актуальным становится изучение деструктивных идеологий как комплексного явления, имеющего в своей основе общие предпосылки, закономерности, методы воздействия на адептов и социальные институты. В настоящей работе рассматриваются явления и тенденции в формировании и развитии таких идеологий, преимущественно, в современной России.

Острота, актуальность и социальная значимость проблемы послужили основанием для выбора темы диссертационного исследования, связанного с изучением деструктивных идеологий как социального феномена.

б

Степень разработанности проблемы. Отдельные аспекты проблемы рассматривались в различных отраслях знаний: политологии и социологии: российской (Б.Н. Бессонов,1 А.А. Зиновьев”, А.Г.

Kapa-Myp3aJ и другие) и зарубежной (К. Маннгейм , М. Хоркхаймер”), религиоведении и сектоведении (Е.Н. Балагушкин6, А. И. Хвыля-Олинтер7,), социальной психологии (Е.Н. Волков8, Л.П. Гримак9, Ф.В.

Кондратьев).

В работах X. Арендт, А. Мая10, Е.Н. Старикова” и других авторов рассматривались общие теоретические вопросы формирования и функционирования тоталитарных и авторитарных режимов, связь между социальными процессами в тоталитарных структурах и их отражением в идеологии.

К. Маннгейм, М. Элиаде12 рассматривали структуру мифологии, характерную для идеологий, в том числе для идеологий тоталитарных и авторитарных политических режимов и религиозных организаций.

Проблема информационного воздействия на массы как

специфического вида манипулирования сознанием рассматривались в работах В.Л. Иноземцева и Е. Кузнецовой13, Л. Войтасика14, Г.Г. Почепцова, С.Г. Кара-Мурзы и других.

Научный анализ деятельности отдельных политических экстремистских группировок, деструктивных религиозных сект осуществлен в диссертационных работах В.Ю. Верещагинаэ, В.В. Витюка16, В.И. Ибрагимова, где отражена специфика современного этапа' развития идеологий, как религиозных, так и светских, в условиях глобализации и информационной революции.

Преемственности в развитии символического и понятийного аппарата мировоззренческих систем деструктивных идеологий организаций от прошлого до современности исследовались Т. Гризингером17, Н. Гудриком-Кларком'*, А.И. Дугиным'.

Бессонов Б.М. Фашизм: идеология, политика. – М : 1995 ” Зиновьев А.А. Запал. М: «Ценлрподиграф». 1994, Зиновьев А.А. Комм\низм как реальность. – М.: «Центрполиграф». 1994 ~” Кара-Мурза А.Г. Идеология и мать ее наука. – М.: «Алгоритм». 2002. Кара-Мурза А.Г.. Поляков Л.В. Русские в большевизме. -СПб.: пзд-во РХГИ. :999г. Маннгейм К. Идеология и утопия – М.: «Терра». 1997

Хоркхаймер М.. Адорно Т. Психоанализ антисемитизма. // Психология национальной нетерпимости. – Минск: «Харвест»Д998. с. Балагушкин Е.Г. Нетрадиционные религии в современной России: морфологический анализ. – М.: Ин-т философии РАН. 1999 Хвыля-Олинтер А. Религиозные культы зла как источник преступности,// Люди погибели. – М.

: Изд-во Московского подворья Троице-Сергпевой Лавры. 2000 г. Волков Е.Н. Феномен деструктивных культов и контроля сознания. // «Ж\рнал практического психолога». У»2. 1996. Гримак Л.П. Гипноз и преступность. -М.: “Республика”. 1997 May A. The models of lead ideology. Jerusalem: The Hebrew University of Jerusalem. 1997.

Стариков Е.Н. Общество-казарма. – Новосибирск: «Сибирский хронограф». 1996 ” Олнаде М. Мифы, сновидения, мистерии./'/ Психология религии и .мистицизма. – Минск. «Харвест». 2001 Иноземцев 13.Л.. Е. Кузнецова. Глобальный конфликт XXI в.// «Полис» \« 5-2002 ВоГгтаснк Л Психология политической пропаганды.

– \1\: «Политиздат». N81

Верещагин В.Ю. Политический экстремизм: упюпациональная регионализация.диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. – Ростов-на-Дону: пзд-во РЮИ МВД 2002 г.

Витюк В.В.. Іфиров А. Левый экстремизм и идеал социальной справедливости // Социальная справедливость и путч ее реализации в социальной политике. М.. (9×2. Кн.2: Внпок В.В.. “Зфиров А. .Левый» терроризм на Запале: история и современность. М.. 1987

Гризннгер Г, Иезуиты. -СПб/. «Лань». (999

Гулрнк-Кларк И. Оккультные корни нацизма. – СПб.: «Евразия». 1995

Вместе с тем, в современной научной литературе отсутствуют работы, в которых давался бы целостный, системный анализ деструктивной идеологии как особого и единого социального феномена. Соответственно, не выработано единой системы критериев для выделения данного явления в контексте конкретно-исторических условий развития общества.

Цель и задачи исследования. Целью настоящей работы является целостный, системный социально-философский анализ феномена деструктивной идеологии.

Поставленная цель обусловила необходимость решения следующих задач:

  1. Выявить сущность деструктивной идеологии и дать общее, научно-обоснованное и продуктивное определение понятия «деструктивная идеология».

  2. Выработать общую типологию деструктивных идеологий.

  3. Выявить общие мировоззренческие основания деструктивных идеологий.

  4. Выявить теоретические источники деструктивных идеологий.

  5. Дать анализ социальной базы возникновения и распространения деструктивной идеологии и взаимосвязи между социальными процессами и распространением деструктивных идеологий.

  6. Выявить характерные этапы развития деструктивных идеологий.

  7. Проанализировать место и роль деструктивных идеологий в контексте социогенеза.

Методологическая и теоретическая база исследования. Методологической базой исследования является объективно-научный диалектический подход к изучению социальных явлений и истории их развития.

При выявлении социально-философских оснований деструктивных идеологий использовался метод компаративного анализа деструктивных идеологий различного типа (преимущественно политического и религиозного направлений).

В качестве теоретической базы исследования были использованы научные работы отечественных и зарубежных исследователей, представляющих такие отрасли науки, как социальная философия, культурология, социология, политология, религиоведение.

Особую роль в процессе проведения исследования сыграли теоретические идеи Г. Гегеля (принцип изучения предмета в контексте истории его развития), К. Маркса и Ф. Энгельса (социально-экономическая обусловленность массового сознания), Э.

Дюркгейма (принцип социально-экономической обусловленности феноменов аномии и девиантного поведения).

Источниковую базу исследования составляют различные теоретические и агитационные материалы, статьи в СМИ, выступления лидеров и теоретиков политических и религиозных организаций, которые

Д\пін А. Метафизика ііашопаї-ооїьтиевизма/ Интернет-іодание (Олементы>иЧ»4: // nel. 2003

относятся к деструктивным, фашистским или экстремистским.

Использовались, в частности, документы, тексты, воспоминания участников деструктивных и террористических объединений, опубликованные в сборниках документов: «История терроризма в России»', «История советской политической цензуры»”, «Новые религиозные организации России»3,

Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующем:

  1. Выявлена сущность деструктивной идеологии как целостного, системного социально-философского феномена и дано общее, научно-обоснованное и продуктивное определение понятия “деструктивная идеология”.

  2. Разработана общая типология деструктивных идеологий.

  3. Выявлены общие мировоззренчегкие основания, присущие всем деструктивным идеологиям.

  4. Дан анализ теоретических источников деструктивных идеологий и выявлена специфика построения деструктивной идеологии.

  5. Проанализирована социальная база возникновения и распространения деструктивной идеологии и взаимосвязь между социальными процессами и ргоіространением деструктивных идеологий.

  6. Определены и охарактеризованы основные этапы развития деструктивных идеологий.

  7. Проанализированы место и роль деструктивных идеологий в развитии социогенеза в рамках шшилизационно-формационного резонанса.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Деструктивная идеология есть идеология (система теорий, взглядов,

норм, ценностей и методов распространения их в обществе, отражающая интересы определенной социальной группы), способствующая разрушению тех общественных отношений, которые объективно необходимы в данных объективных условиях развития общества.

Под относительно-деструктивными или деструктивными в широком смысле могут пониматься такие идеологии, которые способствуют разрушению существующих общественных отношений.

Абсолютно-деструктивными идеологиями или деструктивными в узком смысле можно считать идеологии, способствующие разрушению любых социальных связей и институтов, что исключает саму возможность развития и функционирования общества.

2. Деструктивная идеология основывается на неадекватно отражаемых

интересах миноритарных социальных групп и теоретически

f (стория терроризма в России. Под ред. ОЗ. Сулшшкого. – Роетов-на-Лону:

обосновывает реализацию данных интересов неприемлемыми для всего общества методами.

3. Предлагается новая многоуровневая типология деструктивных

идеологий основанная на следующих принципах:

определения термина «деструктивная идеология» в широком и узком социально-философских смыслах,

выделения базовых источников – т.е. основных мировоззренческих течений, из которых деструктивные идеологии преимущественно заимствуют основные принципы, взгляды, догматы, символы и понятия;

определения характера деструктивного воздействия и направленности агрессии;

определения основной сферы реализации интересов и объекта деструктивного действия;

определения позиции идеологии в рамках глобализационных процессов.

4. Для деструктивной идеологии, независимо от ее направления,

свойственны следующие черты, так или иначе проявляющиеся в теориях:

субъективистский подход к социальным явлениям (с точки зрения интересов узкой социальной группы);

антидиалектичность в изучении и отражении социальной реальности;

иррационалистическая интерпретация объективных социальных процессов.

5. Широкое развитие деструктивных идеологий и активизация

соответствующих организаций обусловлены обострением социальных противоречий в постиндустриальном мире, в условиях современной технологической революции, в области средств массовой коммуникации. Социальную базу как субъекта, так и объекта деструктивной идеологии составляют маргинальные группы.

6. Деструктивные идеологии проходят следующие основные этапы

развития, в контексте изменения их положения в обществе:

зарождение;

распространение:

доминация;

консервация;

разложение.

7. Деструктивные идеологии получают наибольшее распространение в моменты острых цивилизационный и формационных кризисов, канализируя социальный протест наиболее маргинальных и

миноритарных групп во всех слоях общества.

Апробация работы проводилась на: международных научно-

практических конференциях и семинарах:

«Государственное устройство и народ. Диалог мировоззрений» Н. Новгород, 2001 г.,

«Истина и заблуждение. Диалог мировоззрений» Н. Новгород, 2003 г., Научно-практической конференции «Нижегородская область. Стратегия развития» Н. Новгород, 2003 г.

«Социально-опасные религиозные объединения. Организационно-правовые и морально – психологические меры нейтрализации их деятельности» Н. Новгород, 2005г. (в соавторстве с Б.П. Шулындиным).

Диссертация обсуждена на заседании кафедры философии Волго-Вятской академии государственной службы 25.06.2005 г.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения и списка литературы, содержит 199 страниц, 2 рисунка, 2 таблицы, список литературы из 207 наименований.

Источник: http://www.dslib.net/soc-filosofia/destruktivnaja-ideologija-kak-socialnyj-fenomen-socialno-filosofskij-analiz.html

Идеология как социальный феномен. Ее сущность, структура и функции в обществе

ИДЕОЛОГИЯ ГОСУДАРСТВА КАК СОЦИАЛЬНЫЙ ФЕНОМЕН: ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ Адуло Т.И.

План

1. Идеология как социальный как социальный феномен. Ее сущность, структура и функции в обществе.

2. Становление и развитие белорусской государственности.

3. Основные этапы развития общественной мысли и идеологии белорусской государственности.

Идеология как социальный феномен. Ее сущность, структура и функции в обществе.

Идеология является одной из специфических форм внутренней духовной регуляции жизни различных социальных общностей и государственных образований.

В отличие от других регуляторов, таких как нравственность, право, религия идеология направлена главным образом на упорядочение отношений власти и остального общества, а так же отношений различных классов, социальных групп, и достижение общего единства в стабильности общества.

Идеология существует столько, сколько существует государство, поскольку является непременным его атрибутом, признаком.

По мере развития общества в нем не только возникали, достигали расцвета и могущества и приходили к упадку различные цивилизации и государства. Вместе с ними рождались, существовали и исчезали различные формы идеологии.

Первоначально для всех народов такой формой была мифология. Позже, после принятия христианства, у европейских народов господствовали идеолого – мировоззренческие структуры, основанные на христианском учении.

Они воспринимались органично и нерефлексивно как извечная данность.

В эпоху Возрождения предпринимаются попытки выхода за пределы церковно-христианского мировоззрения, но только в новое время с утверждением идей Просвещения начинается новый этап духовного развития. В этой атмосфере и происходит осознание того явления, которое мы сейчас понимаем под термином «идеология».

Понятие «идеология» возникло в конце XVIII в. Его автор – французский философ Дестют де Траси (1754-1836). Он хотел создать особую «науку об идеях».

Создатель понятия «идеология» Дестют де Траси и его соратники вкладывали в него весьма далекое от нынешнего понимание этого термина содержание.

В идеологии они видели особую науку, которая выясняет причины и законы формирования идей и составляет основу других наук – политических, педагогических, нравственных.

Термин «идеология» получил мировую известность благодаря конфликту между Наполеоном и «идеологами».

К. Маркс и Ф. Энгельс весьма широко использовали понятие идеология.

Во-первых, они традиционно трактовали его содержание для обозначения умозрительных, оторванных от действительности идей, а затем и одной из форм «ложного сознания».

Критике подверглись, прежде всего, Гегель и его последователи, принимавшие идею за основу всего сущего в мире, в результате чего реальности навязывалась умозрительные схемы.

В более широком смысле для Маркса и Энгельса идеологией оказываются все формы буржуазного сознания.

В середине XX века некоторые западные ученые заговорили о конце идеологии (З. Бжезинский, Дж. Гелбрейт, Д. Белл). Но вскоре возникла теория реидеологизации и была предпринята попытка использования идеологии для обоснования государственной политики ведущих капиталистических стран.

Опыт Советского Союза, где на протяжении более 70 лет действовала и определяла все стороны жизни общества коммунистическая идеология, на первый взгляд говорит о пагубности, вредности для общества единой, всеохватывающей идеологии, о ненужности идеологии вообще.

В тоже время развитие некоммунистических обществ, как на Западе, так и на Востоке (страны большой семерки) показывает, что идеологические установки не только действуют там, но и активно привносятся в общественное сознание государством.

Можно сказать, что эти государства активно реализуют политическую идеологию, занимаются идеологической деятельностью. Объясняется этот парадокс следующим образом.

Любому обществу необходим единый и целостный свод идей, ценностей и норм, которые объединяет его граждан, является платформой общественного согласия во всех областях деятельности.

Особенно возрастает значимость объединяющей идейной силы, способной сплотить граждан, придерживающихся различных взглядов в условиях системной трансформации общества, которая осуществляется ныне в Беларуси. Такую объединяющую и вместе с тем мобилизирующую роль в современном белорусском обществе призвана сыграть идеология.

Что означает это, еще недавно, казалось бы, окончательно, скомпрометированное понятие – идеология. Существуют самые разные определения идеологии, но, пожалуй, наиболее удачным, конструктивным определением можно считать то, которое дал А.Г. Лукашенко на семинаре руководящих и местных государственных органов в марте 2003 г.:

«Идеология – это система идей, взглядов, представлений, чувств и верований о целях развития общества и человека, а так же о средствах и путях достижения этих целей, воплощенных в ценностных ориентациях, волевых актах, побуждающих людей в своих действиях стремится к целям, которые мы перед собой поставили».

Хочу обратить внимание на два элемента этого определения – верования и волю. Без твердой воли и убежденности идеология не сможет овладеть сознанием людей. С другой стороны убежденность людей в верности идеологии должна подкрепляться реальностью провозглашаемых лозунгов и подтверждаться их реализацией на практике.

Идеология представляет многогранное социальное явление. Она обладает сложной структурой, выполняет в обществе многообразные функции. Структура социологии в ее горизонтальном срезе включает в себя следующие элементы:

Date: 2015-11-14; view: 2337; Нарушение авторских прав

Источник: https://mydocx.ru/9-72803.html

Book for ucheba
Добавить комментарий