Методологические регулятивы. Идеалы и нормы научного познания

Идеалы и нормы научного познания

Методологические регулятивы. Идеалы и нормы научного познания

Идеал – образец, в будущем. Имеет ценностную окраску, нереализуем, желаем.

Норма – разрабатывается на основе опыта, в настоящем. Более конкретна, она предписывает.

Идеалы и нормы научного познания представляют собой исторически изменчивую совокупность концептуально-ценностных методологических установок, организующих процесс познания и регулирующих его.

Группы:

· Идеалы и нормы объяснения и описания

· Идеалы и нормы доказанности о обоснованности

· Идеалы и нормы построения и организации научных знаний

Исследователи выделяют несколько уровней идеалов и норм научного познания:

§ Идеалы и нормы, которые принципиально отличают научное познание от других его видов

§ Идеалы и нормы характерные для определенного исторического периода (в средние века не было эксперимента)

§ Идеалы и нормы отражающие специфику объекта исследования ( познание в естественных и гуманитарных науках (элемент субъективности в гуманитарных)).

Идеалы и нормы научного знания благодаря своей исторической изменчивости время от времени вызывают необходимость перестройки самих ее оснований, смены стратегии исследования (научные революции).

Помимо когнитивного содержания идеалы и нормы включают в себя способы регулирования организации исследований и отношений науки с обществом (этические проблемы науки). В этом поле возникает проблематики науки соотношения научного познания и ценностного мышления.

Формулируются тезисы о ценностной нейтральности науки восходящей к философскому принципу о логической разноплановости суждений о сущем и о должном.

Кроме того, если наука понимается как средство познания, то вопрос о целях и смысле познания касается внешних по отношению к ней факторов.

Научная картина мира

К основаниям науки относят такую методологическую структуру как научная картина мира.

Научная картина мира – понятие, обозначающее определенную систематизацию упорядочивание и обобщение результатов различных видов научного познания. Различают общую и специализированные картины мира (физическая, химическая и т.д., т.е. отражает лишь соответствующий срез реальности).

Специальные картины мира строятся на базе фундаментальных теорий, меняющихся по мере развитии познания и практики, например, физическая картина 17,18 и начала 19 веков строилась на базе классической механики, затем ей на смену приходит электродинамическая, затем квантовая картина мира, а сегодня говорят о синергетической.

Исторические особенности и методологические основания классификации наук

Проблема классификации наук возникает при необходимости выявить структуру научного знания и при необходимости выразить взаимосвязь различных видов знания.

Методологическими основаниями классификаций наук выступают определенные критерии, зависящие от потребностей конкретной эпохи, времени.

Впервые классифицировал науки Аристотель – по сфере их применения: теоретические, практические, творческие. Органон (логика) – вне классификации. Говоря о физике Аристотель имеет в виду не только природный мир как таковой, но и природу и сущность вещей.

Классификация Френсиса Бэкона – деление наук в зависимости от познавательных способностей человека (эмпирическая концепция Бэкона).

· Науки опирающиеся на память – исторические знания.

· Науки опирающиеся на рассудок – философия ( тут еще математика).

· Науки опирающиеся на воображение – поэзия, литература и д.р.

· В отдельную область он выделяет науки изучающие мышление, являющиеся ключом ко всем остальным – логика, риторика.

Классификация Огюста Конта –науки должны классифицироваться по предмету исследования:

· Начальные – математика, астрономия

· Промежуточные – физика, химия

· Конечные – биология, социология

2 половина 19 века представители баденской школы неоконтиантсва формулируют специфику гуманитарных наук, прежде всего истории и философии.

· Дильтей вводит понятие «науки о духе», предметом которой являются переживания человека, а методом исследования является понимание.

· Виндельбанд – предмет всех наук един – действительность, но науки о природе пользуются номатетической методологией (выявление общих закономерностей), а науки о духе идиографической методологией ( описание частных случаев).

· Риккерт – вводит науки о культуре, утверждая, что они имеют и специфический предмет исследования и методы.

Классификация Ф. Энгельса основывается на критерии качественного многообразия природы. Науки подразделяются в соответствии с основными формами движения материи (механика, физика, химия, биология, социальные науки).

Классификация Вернадского: науки объектами и закономерностями, которых служат земные явления (биология, социология и т.д.) и науки объектами и закономерностями, которых является вся реальность.

Современные классификация

Науки о природе и науки об обществе – естествознание и социально-гуманитарное знание. Отдельные области – науки о познании, логика, технические науки. Совсем отдельно – математические науки.

Науки фундаментальные и прикладные – удаленность от практики

Структура научного познания.

Формы, уровни, методы.

Уровни:

Эмпирический и теоретический

Формы научного знания:

· Научный факт

· Научная проблема

· Гипотеза

· Теория

· Научно-исследовательская программа

Научный факт существует на эмпирическом уровне, а остальные нет.

Фактом науки является то, что принципиально можно соотнести с научным контекстом; это такая форма научного знания, которая фиксирует достоверную информацию, установленную в процессе научного исследования.

Свойства научного факта:

· Обоснованность с помощью приемлемых в научной методологии способов.

· Теоретическая значимость.

· Онтологическая универсальность – факт типичен, он экстраполируются на неограниченную совокупность однородных случаев, если соблюдаются условия, относящиеся к его сущности.

Научный факт не фиксирует непосредственную реальность, он конструируется либо на эмпирическом уровне, с помощью наблюдений эксперимента, либо на теоретическом уровне, с помощью соответствующих методов.

Научный факт одновременно служит и результатом научного исследования и исходным основанием для теоретических обобщений. Научный факт не имеет абсолютной сущности и значимости вне теоретической системы. Научные факты – такие элементы теории, которые обладают свойствами инвариантности и обязательной совместимости в рамках конкретной теории.

Научная проблема– суждение, содержащее в себе теоретически осознанный вопрос, для которого не существует известного алгоритма решения. При этом возможное решение проблемы должно иметь существенную новизну.

Основной причиной возникновения научных проблем является несоответствие эмпирического базиса и теоретических ресурсов.

Рене Декарт – вопрос разделить на подвопросы и решать последовательно.

Научная гипотеза –вероятностное, но не истинное предположение. Новое знание, но в случае, если оно получит подтверждение. Для подтверждения гипотезу нужно много процедур, для опровержения – одно ( асимметрия). Гипотетика – дедуктивный метод. Принятие гипотезы – окончательное решение о ее статусе.

Теория –определенная система обоснованных концептуальных научных представлений. (Уилл Куайн – образ арки) Сущность теории можно представить через ее основные функции:

1 Группа функций связана с когнитивной (позновательной) деятельностью:

· Описательная

· Систематизирующая

· Интерпретирующая

· Объяснительная

2 Группа методологических функций (что и как изучать) – любая теория содержит в себе ряд терминов и способов исследования, задающих направленность и цели научного поиска. Теория, как правило, обладает эвристическим потенциалом, т.е. может быть исходной точкой для постановки новых проблем.

3 Конститутивная (выстраивать, создавать) группа функций – создание предметной области исследования. Любая теория расширяет границы рационального постижения действительности.

4 Технологическая группа функций – существует, если с помощью теории проектируются и создаются новые объекты, если преобразуются уже существующие или теория дает инструментальные способы управлением поведением исследуемых объектов.

Структура теории:

Основание теории – общеметодологические основания. Имеется ввиду эмпирическая база, которая не укладывается в другие теории. Так же относится правило оперирования знанием – эксперимент.

Ядро теории – совокупность основных утверждений

Приложения – конкретизирующие понятия и интерпретации.

Научно исследовательская программа (НИП) – (2 половина 20 века – Лакатос) – понятие отражающее более крупные и долго живущие структуры, чем научные теории.Научно исследовательская программа представляет собой последовательность сменяющих друг друга теорий объединенных некоторой совокупностью базисных идей.

Структура научно исследовательской программы:

Жесткое ядро – исходные положения частно-научного характера сохраняющиеся без изменений во всей последовательности теорий.

Эвристики – связанные с утверждениями ядра методологические принципы. Положительная эвристика предписывает выбор проблем. Отрицательная эвристика запрещает постановку ряда проблем.

Защитный пояс – совокупность вспомогательных гипотез, направленных на устранение разногласий с материалом эмпирических проверок.

Научно-исследовательские программы конкурируют, при этом прогрессирующей признают те из них, которые обладают большим объяснительным и прогностическим потенциалом, а регрессирующие научно-исследовательские программы не уничтожаются, а чаще всего откладываются.

Уровни научного знания

Эмпирический и теоретический.

Идеал научного познания как единственно верного способа перехода от фактов к теории в современных условиях подвергается критике. Разделение научного познания на эмпирический и теоретический уровень производится сегодня условно, с рядом допущений. Данная проблема является одной из постоянных при изучении самой науки, так как представляет собой анализ предметного содержания научного познания.

Уровни научного познания не тождественны чувственному и абстрактно-логическому. Если первые отражают предметную сферу науки, то вторые отражают режим работы когнитивных процессов сознания.

На эмпирическом уровне научного познания как и на теоретическом переплетены формы чувственного и абстрактно-логического, но на эмпирическом уровне преобладает «живое созерцание», исследуемый объект отражается преимущественно со стороны внешних связей, выражающих внутреннее отношение.

Признаки эмпиричности:

· доступность объекта непосредственному исследованию

· получение в реальном времени информации об объекте

· интерактивный информационный процесс

На теоретическом уровне научного познания преобладают логические формы, отражаются явления и процессы в их универсальных внутренних связях и закономерностях.

Граница между уровнями научного познания условна и подвижна, так как эмпирические формы знания всегда имеют теоретическую нагруженность, в формировании научного факта участвуют знания, проверенные независимо от конкретной теории. Кроме того при теоретическом осмыслении и анализе присутствуют более и менее обобщенные формулировки и абстрактные структуры.

Большинство современных исследователей считают, что научное познание представляет собой ряд взаимосвязанных подуровней, каждый из которых можно охарактеризовать как эмпирический или теоретический только в сопоставлении с другими.

Важное значение в развитии научного знания имеют правила связи эмпирического и теоретического уровня.

Между эмпирическим и теоретическим уровнем не существует одной границы. Они могут существовать даже внутри теории. Не существует единого центрального для всех теорий эмпирического базиса.

Методология научного знания

Методология – 1 -совокупность способов организации определенной деятельности. 2- учение изучающее данный способ.

Существуют 2 крайние позиции – методологизм и антиметодологизм.

· Сторонники первой утверждают наличие универсальных эффективных способов научного познания.

· Сторонники второго утверждают, что любой метод получения нового знания оправдан.

Классификация методов познания по степени общности:

· Всеобщие методы (применяются и вне науки (обыденное познание)), например, общелогические.

· Общенаучные методы ( только в научном познании), на основе критерия общедоступности выделяют эмпирические и теоретические методы.

· Частнонаучные методы – проекция общенаучных на конкретную дисциплину.

· Специальные методики, характерные для узконаучных областей.

Эмпирические методы научного исследования:

Метод научного познания – исследовательская ситуация, форма взаимодействия субъекта и объекта – создается специально и предполагает определенное поведение исследователя.

Описание, сравнение и измерение – способы структурирования информации, применяемыми в исследовательских ситуациях.

Наблюдение Эксперимент моделирование
описание
сравнение
измерение

Способы структурирования информации:

Описание – представление эмпирических данных в качественных терминах. Формализация минимальна. Логической формой для описания служат утвердительные, фактуальные суждения.

Сравнение – представление эмпирических данных в терминах, отражающих различную степень выраженности какого-либо свойства. Сравнение не требует эталона, т.е. можно упорядочивать предметную область без введения единиц измерения. Если операция сравнения становится смысловым ядром исследования, то формируется сравнительный подход и новые предметные области.

Измерение –операция приписывания количественных характеристик изучаемым объектам, а так же свойствам и отношениям. Процедура измерения предполагает наличие объекта, т.е.

величины подлежащей измерению, наличие метода измерения, включая шкалу с единицей измерения, правила, субъект, который осуществляет измерения и результат, который подлежит интерпретации. Особое требование к измерению – точность.

Так как она характеризует субъективную сторону процесса в исследовании необходимо формулировать степень точности, достаточную для выполнения конкретной задачи.

Методы структурирования информации:

Наблюдение –исследовательская ситуация целенаправленного восприятия предметов, явлений и процессов окружающего мира. Структура наблюдения – субъект, объект, условия (время, место, теоретический контекст и т.д.).

Основные характеристики научного наблюдения:

· активный характер, т.е. отбор объектов, первичная интерпретация фактов, постановка цели;

· организованность – наблюдение обусловлено теоретическими представлениями об объекте;

· наблюдатель может преобразовывать условия наблюдения;

· наблюдение не может быть свободно от предпосылок нашего восприятия, кроме того «лишь теория решает, что можно наблюдать (Эйнштейн)»

Следует различать первичные данные, непосредственно полученные в результате наблюдения, и тот эмпирический материал, который может быть оценен как научный факт.

Эксперимент –исследовательская ситуация, изучения явления в специально создаваемых и контролируемых условиях, что позволяет управлять ходом данного процесса.

Цель экспериментирования – достижение возможного уровня управления процессом. Он, в отличие от наблюдения, предполагает сознательное вмешательство.

Структура – субъект, объект, условия (время, место, теоретический контекст, технические средства и т.д.).

Базовая логическая схема эксперимента такова – все изменяемые явления представляются как переменные. Часть переменных, которыми исследователь может управлять – независимые, а те, что изменяются при варьировании независимых переменных называют зависимыми, соответственно изучается поведение второго множества.

Учитываются и побочные факторы, не являющиеся предметом исследования, но оказывающие влияние на его ход.

В современных условиях большинство экспериментов являются многофакторными, в которых независимые переменные варьируются комплексно, а затем результаты подвергают статистическому анализу, где каждый фактор оценивают по результатам серии опытов.

Для оценки результатов эксперимента используют понятие валидности. Валидность – (оценочный параметр эксперимента) – приближенность эксперимента к идеалу.

Признаки идеального эксперимента:

· Его условия абсолютно стабильны – действия всех побочных факторов постоянны

· Воспроизводимость

· Экспериментальная ситуация полностью отражает естественную ситуацию

Этапы экспериментального исследования:

· Разработка программы и рабочей гипотезы. Программа включает: цель, смысл, структуру, адекватные методы достижения цели, план эксперимента

· Проведение эксперимента с протоколированием

· Содержательная интерпретация

Любая стадия эксперимента требует проведение рациональных логических операций, анализа, абстрагирования, обобщения, синтеза и т.д.

Моделирование – создание такой мысленно-представляемой или материально-реализованной системы, которая, отражая или воспроизводя объект исследования, способна давать новую информацию об этом объекте (В. Штофф).

Моделирование применяется тогда, когда взаимодействие с объектом либо затруднено, либо неэффективно, либо невозможно.

Структура – субъект, объект оригинал, объект посредник (модель), условия (время, место, теоретический контекст, технические средства и т.д.).

Моделирование неразрывно связано с логической операцией мышления по аналогии. Вероятность выводов в результате применения моделирования зависит не только от количества уподобляемых свойств оригинала и модели но и от того, насколько эти свойства существенны.

Процесс моделирования включает:

· Построение модели – воспроизведение необходимых параметров

· Изучение модели учитывающее ее определенную самостоятельность

· Экстраполяция – перенос полученных знаний на область знаний об исходном объекте.

Модель представляет собой и объект и средство изучения.

Каждый объект исследования может быть представлен различными моделями в зависимости от цели конкретного исследования.

Функции моделирования:

· Обобщающая

· Эвристическая (новые гипотезы)

· Трансляции (переноса знаний)

· Конструктивная (новые объекты)

· Интерпретации (как фактов так и теорий)

Обработка и обобщение эмпирических данных исследователями науки всегда обособляется. Эти процедуры считают либо промежуточным, эмпирико-теоретическим уровнем либо завершающим этапом эмпирического уровня.

В нем присутствуют:

Визуализация результатов исследования – описание, придающее информации статус эмпирического факта. Структурирование и обобщение материала в виде эмпирических законов и регулярностей.

Оценка релевантности исследования с позиции валидности, верифицируемости, фиксация аномалий и исключений, формулировка новых вопросов и проблем.

Методология теоретического уровня



Источник: https://infopedia.su/9x5cf6.html

Методологические функции идеалов и норм научного познания — FINDOUT.SU

Методологические регулятивы. Идеалы и нормы научного познания

4. О ценностной нейтральности в социальном исследовании

       1. Ценности и их оценка

Ценности – универсальный механизм управления человеческой деятельностью и важнейший системообразующий фактор культуры.

Предметы и явления природы и общества обладают свойствами, осознание которых может осуществляться либо в форме знания о том, что есть, реально существует, либо в форме представления о том, какой должна быть эта реальность, как должен вести себя человек в отношении к природе и другим людям. В первом случае знание о предмете характеризуется с точки зрения его истинности или ложности, во втором — с точки зрения ценности. Ценность, как и истина, является не свойством, а отношением между мыслью и действительностью. Основываясь на своем индивидуальном опыте, человек осознает наличие связи между значимым для него объектом и своими потребностями и интересами.

Ценностью является то, что обладает положительной значимостью для человека. Значимость определяется не свойствами предмета самого по себе, а их вовлеченностью в человеческую жизнь. Кант отмечал, что сознанию даны носители ценностей, вместе с мерой ценности, которая превращает их в желаемое.

Без носителей, которые суть предметы природы и культуры не существует и ценности. Что же касается меры ценности, то это предполагает существование некоторых критериев, соответствие которым делает тот или иной предмет ценностью для данной личности или коллектива. Субъективно желаемое выступает в форме оценки, т.е.

установления значимости различных явлений для человека, определяемом его социальной позицией, мировоззрением, уровнем культуры, интеллекта и нравственности. Поэтому бытие ценности постигается не столько в интеллектуальном, сколько в эмоциональном акте.

Очевидно, что между субъективно желаемым и ценностью могут возникать противоречия.

Однако не только оценки, но и мир ценностей обнаруживает свою зависимость от человечества, обусловлен его развитием, расширением сферы деятельности, характером культуры и цивилизации. Природа аксиологически нейтральна, как ценность она актуализируется лишь в контексте с человечеством, в конкретно-исторических условиях его существования и развития.

Ценности надындивидуальны, они могут осознаваться или не осознаваться, либо осознаваться неадекватно. Но любой вариант осознания ценностей как субъективно желательного выступает в форме оценки.

В отличие от истины, оценка состоит не в достижении соответствия познания действительному положению вещей, а является осознанием вещей и их свойств как необходимых и важных для человека. Существует глубокое различие между объективным значением (значимостью) предмета и личностным смыслом, который эксплицируется субъектом в процессе оценивания.

Поэтому в оценке может доминировать субъективный момент, объясняемый личностным характером осмысления мира. Несмотря на это различие, между истиной и ценностью существует неразрывная связь. Истинное знание может быть предметом оценивания, характеризоваться как ценность.

В свою очередь установить значимость мира явлений для человека можно лишь благодаря знанию о них. Судить о значимости вещи — значит иметь представление о том, что она обладает необходимыми субъекту качествами. Ценности отражают реальную связь объекта с потребностями и интересами, устремлениями, целями, идеалами субъекта.

Поэтому можно говорить о ценностных суждениях с точки зрения их истинности или ложности. Различие истины и оценки обнаруживается и в способах их постижения, и в форме выражения, и в структурах сознания, участвующих в познавательном и ценностном процессе.

Истина постигается путем ограничения субъективного, познание предполагает отвлечение от случайного и внешнего по отношению к исследуемому явлению. В истине мир раскрывается таким, каков он есть независимо от человека. Оценка же в качестве ведущего момента включает в себя субъективное начало, в ней раскрывается не свойство предмета как такового, а его значимость для человека (хотя знание и является предпосылкой для оценки).

Существенно отличаются и формы выражения истины и оценки. Истина имеет форму рационального, логически непротиворечивого знания, раскрывающего законы природы, общества, сознания. Оценки обращены в сферу эмоций, побуждений, воли.

Хотя оценки и включают в себя момент знания, однако это знание может иметь весьма смутную образную форму, быть мало доказательным, опираться на интуицию. Ценности занимают господствующее положение в сфере искусства и религии, морали и права, политической и культурной жизни.

Они не переводимы на язык научных понятий и зачастую облекаются в художественно-образную мифологическую или сакрализованно-религиозную форму.

Существенная особенность ценностного суждения состоит в том, что оно есть оценка или побуждение к действию через внутреннее состояние, и прежде всего через эмоциональное переживание ценности. Если научное познание призвано максимально приблизиться к полному адекватному знанию, то ценностное отношение погружает нас в «царство смысла», мир значимостей.

 Что же значимо для человека? И тождественен ли мир значимостей миру ценностей? Первоисточником и движущей силой человеческой деятельности являются потребности.

Потребности человека возникают как выражение необходимости сохранения или изменения его жизни – в самом широком смысле этого слова: физической, интеллектуальной, нравственной, производственной, семейной и т.д.

Все многообразие связей и отношений, благоприятных либо неблагоприятных так или иначе порождают соответствующие потребности, которые могут либо осознаваться человеком, либо не осознаваться, либо осознаваться неадекватно.

Но в любом случае потребности побуждают человека к деятельности, которая может быть успешной или нет, продуманной либо спонтанной и хаотичной. Потребности осознаются как нужда в предметах и условиях внешней среды либо в достижении внутренней, духовной гармонии.

Проявляясь в конкретных отношениях с внешним миром, потребности характеризуют и объекты, наличное бытие, на которое они направлены, и сущностные качества субъекта, их носителя. Являясь глубинным основанием активности личности, потребности получают свое развитие в установках, мотивах, интересах, направляющих деятельность человека на их реализацию. Именно потребности являются оценочной призмой человеческого сознания, фундаментом его стремлений, интересов, вкусов, идеалов.

Хотя ценности впрямую связаны с потребностями, они несводимы к ним.

Потребности динамичны, ценности относительно стабильны; потребности иерархичны, и их иерархия постоянно меняется, ценности же относительно неизменны и усваиваются индивидом в процессе его социализации.

Это объясняет широко распространенную оппозицию новому, в какой бы области жизни оно ни возникало.

Потребности могут осознаваться или не осознаваться, либо осознаваться неадекватно, поэтому фактически значимые явления могут не осознаваться в качестве ценностей, а то, что не представляет ценности, может ошибочно представляться ценностью. Кроме того, реально существуют явления, которые либо способствуют, либо препятствуют удовлетворению потребностей, и соответственно, не все значимое — ценность, а лишь положительно значимое.

Значительная роль в формировании ценностных суждений принадлежит нормам, которые придают потребностям человека социальную форму. Под нормой понимается общепризнанное правило, образец действия или поведения. Нормы оказывают влияние на потребности личности, которая не может удовлетворять их вне нормативно-культурного процесса.

Нормы — одна из форм осознания потребностей, и поэтому относятся к сфере ценностей. Но между нормами и ценностями существует некоторое функциональное различие. Ценности, поскольку они порождены потребностями, определяют цели деятельности, нормы относятся к средствам достижения цели.

Нормы жестко детерминируют деятельность, в то время как ценности предоставляют личности большую свободу. Нормы не имеют градаций: нет и не бывает большего или меньшего, высшего или низшего уровней соответствия поступка и нормы: ей либо следуют, либо нет.

Ценности же имеют некоторую иерархию, и в каждый момент человек может свободно определить, какое место в этой иерархии занимает та или иная ценность. Нормы стандартизируют поведение личности, определяя те границы, в рамках которых личность может свободно действовать, и нарушение норм влечет за собой разнообразные санкции со стороны общества.

Ценности же относятся к области смысложизненных ориентиров, определяющих жизнь личности в целом, это идеал, к которому стремится человек. Идеал выступает как высшая ценность, одухотворяющая жизнь личности, дающая ей смысл.

  Бытие ценности неотделимо от оценки, благодаря которой индивид актуализирует одни ценности, отвергает другие, устанавливает их иерархию. Оценка есть определение субъектом социальной значимости явлений для его жизни и деятельности.

Логической формой оценки является суждение, в котором содержится указание на долженствование, порицание либо одобрение, предписание, разрешение.

Следует однако подчеркнуть, что существуют дологические, внерациональные, интуитивные, иррациональные формы ценностных предпочтений, которые можно обнаружить не в суждениях, но в интенциональности, избирательности личности.

Оценка универсальна: она оказывает влияние на все виды жизнедеятельности человека, реализуясь на чувственном и рациональном уровнях, в форме эмоций и чувств, представлений, восприятий, суждений, влечений, желаний, стремлений, предпочтений и, конечно, деятельности.

Характер и содержание оценки формируются под влиянием субъекта оценивания, предмета, формы и основания оценивания. Объективное содержание оценки определяется предметом. Поэтому оценка непосредственно связана с познанием, ибо прежде чем судить о значимости предмета, необходимо знание о его объективных свойствах.

Истинное, достоверное знание само по себе может быть основанием оценки.

Практическая полезность истины позволяет отождествить ее с благом. Однако широко известны негативные оценки истины: жалкая и низкая, жестокая и бесполезная и т.п. Блестящая психологическая характеристика отношения к истине дается Пушкиным: «Тьмы низких истин нам дороже нас возвышающий обман».

А в книге Екклезиаста истинное знание оценивается словами: «Во многой мудрости много печали, и кто умножает познания, тот умножает скорбь».

И это не случайно: в отличие от научного знания, ориентированного на бесстрастное, объективное описание некоторой универсальной связи, оценка является пониманием смысла этой связи, интеллектуальным и эмоциональным осознанием и переживанием ее значимости.

Парадокс оценочных суждений состоит в том, что знание не является препятствием для произвольной оценки явлений действительности. Если познавательные суждения интерсубъективны, не зависят от точек зрения, то оценочные суждения субъективны, имеют разные основания. Особенно часто с произвольными оценками мы встречаемся в суждениях об эстетических, политических, нравственных, мировоззренческих, идеологических ценностях.

Существенное влияние на формирование оценки оказывает субъект оценивания: индивид, социальная группа, общество, человечество. Субъективен прежде всего отбор оснований оценки, объясняемый богатством потребностей, сложностью духовной жизни человека.

В известных случаях субъект избирает в качестве единственного основания оценки личный (групповой) интерес, сиюминутные эгоистические устремления, в них доминирует его ограниченность и произвол. И это не случайно.

Множественность и иерархичность общественных и личных отношений индивида не только объясняют, но и предполагают многомерность его подходов к оценке явлений действительности.

Виды ценностей

Многообразие потребностей личности и общества выражается в сложной системе ценностей, которые классифицируются по разным основаниям. По содержанию различаются ценности, соответствующие представлениям о подсистемах общества: материальные (экономические), политические, социальные и духовные.

Каждая из подсистем распадается на элементы, предполагающие собственную классификацию. Так, материальные ценности включают производственно-потребительские (утилитарные), ценности, связанные с отношениями собственности, быта и т.п. Духовные ценности включают нравственные, познавательные, эстетические, религиозные и т.п.

идеи, представления, знания.

Ценности имеют конкретно-исторический характер, они соответствуют тому или иному этапу развития общества либо представляют ценности различных демографических групп (молодежь, старшее поколение), а также профессиональных, классовых, религиозных, политических и иных объединений. Неоднородность социальной структуры общества порождает неоднородность и даже противоречивость ценностей и ценностных ориентаций. В этом смысле ценности предстают как форма осознания социальных отношений.

По форме бытия различаются предметные и идеальные (духовные) ценности.

Предметные ценности — это естественные блага, потребительная стоимость продуктов труда, социальные блага, содержащиеся в общественных явлениях, исторические события, культурное наследие, моральное добро, эстетические явления, отвечающие критериям красоты, предметы религиозного культа или воплощенные в знаковой форме религиозные идеи и т.п.

Предметные ценности суть духовные ценности, материализованные в деятельности и предметах культуры сфера предметных ценностей — продукты целесообразной деятельности человека, воплощающей представления личности и общества о совершенстве. При этом в качестве предметно воплощенной ценности может выступать как результат деятельности, так и сама деятельность.

К духовным ценностям относятся общественные идеалы, установки и оценки, нормативы и запреты, цели и проекты, эталоны и стандарты, принципы действия, выраженные в форме нормативных представлений о благе, добре и зле, прекрасном и безобразном, справедливом и несправедливом, правомерном и противоправном, о смысле истории и предназначении человека и т.д. Если предметные ценности выступают как объекты потребностей и интересов человека, то ценности сознания выполняют двоякую функцию: они суть самостоятельная сфера ценностей и основание, критерий оценки предметных ценностей.

Идеальная форма бытия ценностей реализуется либо в виде осознаваемых представлений о совершенстве, о должном и необходимом, либо в виде неосознаваемых влечений, предпочтений, желаний, стремлений.

Представления о совершенстве могут реализоваться либо в конкретно-чувственной, наглядной форме некоего эталона, стандарта, идеала (например, в эстетической деятельности), либо воплощаться средствами языка. Духовные ценности неоднородны по содержанию, функциям и характеру требований к их реализации.

Существует целый класс предписаний, жестко программирующих цели и способы деятельности. Это стандарты, правила, каноны, эталоны. Более гибкие, представляющие достаточную свободу в реализации ценности — нормы, вкусы, идеалы, служащие в качестве алгоритма культуры.

Норма есть представление об оптимальности и целесообразности деятельности, продиктованное единообразными и стабильными условиями.

Нормы включают в себя: форму единообразия поступков (инвариант); запрет на другие варианты поведения; оптимальный вариант поступка в данных общественных условиях (образец); оценку поведения отдельных лиц (иногда в форме некоторых санкций), предостерегающую от возможных отклонений от нормы.

Нормативное регулирование пронизывает всю систему деятельности и отношений человека. Условием реализации социальных норм является система их подкрепления, которая предполагает общественное одобрение или осуждение поступка, те или иные санкции к лицу, долженствующему выполнять норму в своей деятельности. Таким образом, наряду с осознанием потребностей (которое, как мы уже отмечали, может быть адекватным или неадекватным) существует осознание их связи с социальными нормами.

Особое место в системе духовных ценностей занимают идеалы. Идеал — представление о высшей норме совершенства, духовное выражение потребности человека в упорядочении, совершенствовании, гармонизации отношений человека и природы, человека и человека, личности и общества.

Идеалы выполняет регулятивную функцию, служат вектором, позволяющим определить стратегические цели, реализации которых человек готов посвятить свою жизнь.

Возможно ли достижение идеала в действительности? Многие мыслители отвечали на этот вопрос отрицательно: идеал как образ совершенства и завершенности не имеет аналога в эмпирически наблюдаемой действительности, он предстает в сознании как символ трансцендентального.

Тем не менее идеал является концентрированным выражением духовных ценностей. По субъекту — носителю ценностного отношения различаются – субъективно-личностные и надындивидуальные (групповые, национальные, классовые, общечеловеческие) ценности.

Личностные ценности формируются в процессе воспитания и образования, накопления жизненного опыта индивида. Надындивидуальные ценности — результат развития общества и культуры. Личностные и общественные (надындивидуальные) ценности неразрывно связаны между собой.

Для философии существенное значение имеет вопрос: каково отношение между ними, какие ценности являются приоритетными — индивидуальные или общественные, формируются ли индивидуальные ценности под влиянием общественных или, напротив, общественные ценности возникают в результате согласования потребностей и интересов индивидов? – В истории философии этот вопрос решался неоднозначно.

Так, релятивистская аксиология выводит ценности и соответствующие им оценки из интереса или ситуации, обусловленных индивидуальным бытием человека. В противоположность релятивизму натуралистическое направление представляет ценности не зависящими от сознания субъекта и его оценочных суждений как нечто первичное по отношению к оценивающему.

Фрейд и экзистенциалисты признают влияние надындивидуальных ценностей, но оценивают его негативно, полагая, что давление социальных ценностей приводит к конфликту с индивидуальными и подавляет их. По мнению Фрейда, социальный контроль приводит к дезадаптации личности, порождая всевозможные формы неврозов.

Фрейд усматривал наличие конфликта между областью психики индивида, в которой сосредоточены его бессознательные желания, и культурой, вытесняющей из его сознания идеи, идущие вразрез с требованиями общества.

Антагонизм природного начала и ценностей культуры приводит к уменьшению человеческого счастья, усилению чувства вины перед обществом, связанной с неспособностью индивида ограничить свои природные желания. Экзистенциализм также подчеркивает, что социальные требования противостоят индивидуальной мотивации, подавляют личностные проявления.

Тирания общественных ценностей таит угрозу дезинтеграции и деиндивидуализации личности. Конформистское сознание, формирующееся в результате бездумного принятия господствующих ценностей, заведенного порядка вещей препятствует расширению границ индивидуального «Я», а ориентация личности на внешние по отношению к ней социальные ценности уводит ее от подлинного существования к безликому стандарту.

С названными философскими установками связана и критика науки, направленная на то, чтобы поколебать сциентистские установки и технократические иллюзии, формируемые обществом. Экзистенциализм обрушивается также и на официальное право, мораль. Бездумной жажде власти он противопоставляет идеи неотчуждаемости свободы одного индивида наряду с собственной свободой другого, чтобы акт его выбора был выбором для всех. Но этот выбор ценностей индивид обязан осуществлять вопреки и в противовес тому выбору и тем ценностям, которые навязывает ему общество.

Источник: https://findout.su/1x41231.html

Принципы, идеалы, нормы и критерии научного познания

Методологические регулятивы. Идеалы и нормы научного познания

Научное познание отличается от обыденного целью, конечным результатом, методами и средствами своего получения, предметом познавательного интереса и спецификой субъектов, которые занимаются наукой.

Цель научного познания – получение объективных знаний о реальности. В результате научного познания появляется научное знание об объекте.

Оно отличается от других видов познания объективностью, систематичностью, оформленностью, обоснованностью.

Принципы: 1). Принцип системности: всякий предмет должен рассматриваться как упорядоченное единство относительно самостоятельных частей или сторон (подсистем, элементов), каждая из которых выполняет определенные функции в жизни этого предмета.

На самом деле изучаемый предмет может и не быть развитой системой, его части и их функции могут быть смешаны, неразвиты, плохо обособлены. Так, в элементарной частице вещество и движение еще не обособлены друг от друга, в разваренной каше с маслом нет отдельно частичек крупы и частичек масла, и т.п. 2) Принцип единства анализа и синтеза.

Анализ по-гречески означает разделение, а синтез – соединение. Именно посредством этих операций предмет представляется как система. Анализ первичен в познании: ведь объект познания исходно дан нам как целое. Уже наши органы чувственного восприятия выступают как анализаторы (так они и называются в физиологии), выделяющие определенные качества предмета.

Анализ и синтез могут быть практическими (разборка-сборка), сенсорными (анализ восприятий и работа фантазии) и теоретическими (понятийный анализ и построение целостной теории предмета). Они могут осуществляться в разных планах и отношениях, соответственно задачам системного представления предмета.

Возможны количественный, качественный, структурный, функциональный и другие виды анализа (и, соответственно, синтеза). 3) Принцип единства исторического и логического основан на убеждении, что структура объекта является продуктом его эволюции и отражает ее основные этапы.

Поэтому правильная теория, вскрывая “специфическую логику” этой структуры, фактически воспроизводит его историю в сжатом и очищенном от случайностей виде. “Суть дела исчерпывается, – писал Гегель, – не своей целью, а своим осуществлением, и не результат есть действительное целое, а результат вместе со своим становлением”.

В идеале, теория должна начинаться с исходного понятия (“клеточки”), в котором отражается начальное состояние данного предмета и основное противоречие, определяющее реальный процесс его развития. “С чего начинается история, с того же должен начинаться ход мыслей”, – писал Ф. Энгельс.

В биологии это – понятие биологической клеточки, с единством ассимиляции и диссимиляции, а в экономике, напр., – понятие товара как единства потребительной и меновой стоимости. 4) Принцип объективности. Он гласит: в вопросах науки никакое мнение не играет решающей роли.

Это относится и к мнению научного или иного руководства, авторитетных ученых, общественному мнению, мнению государственных инстанций, и т. д. без исключения.

Такое требование может показаться тривиальным, однако вспомним, что Epso dixi (“Сам сказал”, ссылка на личное высказывание учителя) у пифагорейцев считалось высшим аргументом, в Средние века такую же роль играло суждение церкви, а в эпоху сталинизма осуществлялись репрессии в отношении конкретных наук от лица ложно истолкованной марксистской философии.

5) Принцип объяснения множества изучаемых явлений посредством немногих общих оснований. По мнению И. Ньютона, в нем заключается суть науки. Сведения многого к немногому требует уже общекультурная нужда в обобщении информации, с целью сделать ее компактной и доступной для эффективного использования.

Иначе ни один компьютер, тем более – мозг человека, не смог бы удержать и освоить громадную массу знаний, накопленных человечеством в каждой предметной области. Но у науки есть собственный стимул такого обобщения: стремление проникнуть в сущность вещей, объединяющую ряд явлений и раскрывающую логику их изменения. Ведь без знания сущности (законов смены явлений) невозможным было бы целенаправленное преобразование действительности. 6) Принцип достаточной полноты обоснования: всякое научное суждение должно быть достаточно основано на опыте и теоретических доказательствах. В основе этого требования лежит формально-логический принцип достаточного основания, введенный ввел Г. Лейбницем в XVII столетии. Действительно, следует стремиться к его воплощения, но, опять-таки, нельзя обращать его в абсолют. История познания убеждает, что абсолютно полного обоснования не достигала ни одна научная концепция. Всегда остается некоторый “люфт”, куда “втискиваются” затем идеи нового, более совершенного знания.

Идеалы: Физический идеал. Абсолютизация физического идеала научности приводит к такой постановке общественных вопросов, при “которой естествознание дает иудин поцелуй социологии”, приводя к псевдообъективности. В качестве образца научного знания иногда предлагаются гуманитарные науки.

В центре внимания в этом случае – активная роль субъекта в познавательном процессе. Гуманитарный идеал научности иногда рассматривается как переходная ступень к некоторым новым представлениям о науке, выходящим за пределы классических.

Вообще, для классических представлений о науке характерно стремление выделить “эталон научности”, к которому должны “подтянуться” все другие области познания.

Если в соответствии с классическими представлениями о науке ее выводы должны определяться только самой изучаемой реальностью, то для современной методологии науки характерно принятие и развитие тезиса о социально-культурной обусловленности научного познания.

Социальные (социально-экономические, культурно-исторические, мировоззренческие, социально-психологические) факторы развития науки не оказывают прямого влияния на научное знание, которое развивается по своей внутренней логике. Однако социальные факторы опосредованно влияют на развитие научного знания (через методологические регулятивы, принципы, стандарты).

Идеалы и нормы научного познания. Как и всякая деятельность, научное познание регулируется определенными идеалами и нормами, которые выражают ценностные и целевые установки науки, отвечая на вопросы: для чего нужны те или иные познавательные действия, какой тип продукта (знания) должен быть получен в результате их осуществления и каким способом получить это знание.

Этот блок включает идеалы и нормы, во-первых, доказательности и обоснования знания, во-вторых, объяснения и описания, в-третьих, построения и организации знания. Это – основные формы, в которых реализуются и функционируют идеалы и нормы научного исследования.

Что же касается их содержания, то здесь можно обнаружить несколько взаимосвязанных уровней. Первый уровень представлен нормативными структурами, общими для всякого научного познания. Это – инвариант, который отличает науку от других форм познания.

На каждом этапе исторического развития этот уровень конкретизируется посредством исторически преходящих установок, свойственных науке соответствующей эпохи. Система таких установок (представлений о нормах объяснения, описания, доказательности, организации знаний и т.д.

) выражает стиль мышления данной эпохи и образует второй уровень в содержании идеалов и норм исследования. Например, идеалы и нормы описания, принятые в науке средневековья, радикально отличны от тех, которые характеризовали науку Нового времени.

Нормативы объяснения и обоснования знаний, принятые в эпоху классического естествознания, отличаются от современных.Наконец, в содержании идеалов и норм научного исследования можно выделить третий уровень. В нем установки второго уровня конкретизируются применительно к специфике предметной области

Критерии научности знания – это правила оценки продуктов познания на их соответствие стандартам науки. Непротиворечивость.

Логика различает четыре смысла непротиворечивости, два из которых – следующие:a) непротиворечивость относительно отрицания: теория непротиворечива в данном смысле, если в ней одновременно не доказываются утверждения А и; b) семантическая непротиворечивость: теория семантически непротиворечива, если всякая ее теорема является всегда истинной. Полнота. «С формально-логической точки зрения система считается полной, если: 1) все истинные утверждения, которые формулируются в ее языке, могут быть доказаны (семантическая полнота); 2) присоединение к ней в качестве аксиомы какого-то недоказуемого в ней утверждения ведет к противоречию (синтаксическая полнота)». Опытная оправдываемость означает «принципиальную эмпирическую опробуемость систем знания». Этот критерий имеет две разновидности: верифицируемость и фальсифицируемость. Эмпирическое подтверждение (верификация). Считают, что «если теория имеет наблюдаемые следствия, то решение вопроса об истинности Т сводится к поиску О». Эмпирическое опровержение (фальсификация). Если из Т дедуцируется О и на практике О не наблюдается, то по modus tollens получаем опровержение теории. Интерсубъективность. Результаты наблюдений или экспериментов должны быть воспроизводимыми, т. е. чтобы любой ученый соответствующей области знания мог получить их, а это означает, что результаты не должны зависеть от субъекта, т. е. должны быть интерсубъективными».

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/6_21796_printsipi-ideali-normi-i-kriterii-nauchnogo-poznaniya.html

Методологические регулятивы. Идеалы и нормы научного познания

Методологические регулятивы. Идеалы и нормы научного познания

  Итак, в зависимости от степени специализации используемых методов методологический арсенал науки содержит как конкретные приемы работы, техники и методики, гак и некоторую совокупность более обгцих/gt;егу- лятивных принципов и положений. В методологическом арсенале, т.о.

, можно выделить по меньшей мере две составляющие: совокупность приемов, алгоритмов, техник, которую можно назвать оперативной составляющей научной методологии; совокупность регулятивных установок, которую можно назвать регулятивной составляющей. Эти компоненты и функционируют совместно и взаимодействуют.

Любая оперативно-процедурная структура науки действует в охватывающем ее контексте регулятивов, и наоборот, регулятивные принципы науки должны быть реализованы в конкретных исследовательских приемах. Регулятивные элементы присутствуют в каждой области описанной выше многослойной методологической структуры.

Например, область предельно общих установок и принципов научного познания целиком укомплектована именно регулятивами. Но и для общенаучных методов научного познания тоже имеются свои регулятивы (например, для эксперимента вообще и для его конкретных разновидностей в различных науках); то же касается частнонаучных методов и специальных методик.

Регулятивная составляющая научного познания требует особого анализа. Интерес к ней связан с тем, что методологические регулятивы непосредственно участвуют в динамике научного познания, способствуют изменению и обновлению науки. Когда обнаружилось, что не существует единого однозначного научного метода (см. § 0.

7), первостепенную значимость приобрел вопрос о внутренних законах функционирования научного поиска, механизмах его самокоррекции и саморегуляции. В отечественной философско-методологической литературе проблемы регулятивной составляющей научного познания разрабатывались в значительной мере как тема идеалов и норм научного познания.

Этот термин восходит прежде всего к работам В.С. Степина и его коллег. Сфера идеалов и норм включает в себя многообразие регулятивов. Так, согласно В.С.

Степину в ней можно выделить следующие группы: идеалы и нормы объяснения и описания; идеалы и нормы доказательности и обоснованности научных знаний, идеалы и нормы построения и организации научных знаний. В совокупности эти формы образуют схему метода, т.е. задают общие ориентиры, канву научной методологии тех или иных научных областей'.

По В.С.

Степину, можно рассматривать содержание идеалов и норм, или регулятивной составляющей, более детально; он предлагает выделять в массиве идеалов и норм по степени их специфичности несколько взаимосвязанных уровней.

Первый уровень представлен теми нормативами, которым подчиняется любое научное исследование; эти общие нормативы задают собственно научный проект, отделяют его от обыденного, художественного и других видов познания. Спецификация этого уровня как реализация исторически сложившихся установок, свойственных той или иной эпохе, осуществляется на следующем уровне. Второй уровень, т.о., отражает нормы описания, объяснения ит.п., характерные для науки определенного исторического периода. Очевидно, что нормативы ренессансной науки отличаются от идеалов и норм, оформившихся в Новое время.

Наконец, третий уровень — это конкретизация установок второго уров- няприменительно к специфике предметных областей, например к физике, химии, биологии. Поскольку специфика исследуемых объектов отражается на содержании идеалов и норм, наиболее специальные идеалы и нормы адресованы различным видам изучаемых явлений[25] [26]. В ходе изучения темы идеалов и норм было осознано, что ее значение выходит за рамки сугубо когнитивного контекста. Так, совокупность идеалов и норм науки включает в себя, помимо собственно познавательных установок, также и социально-психологические и социологические характеристики, т.е. регулирует способы социальной организации исследовательских групп, а также отношения науки и общества (Н.В. Мотроши- лова, А.П. Огурцов и др.). К теме идеалов и норм научного познания мы вернемся в главе 4. Динамика и взаимосвязи методологического арсенала науки Методологический арсенал науки — это подвижная и гетерогенная сфера практик и регулятивов. Компоненты научной методологии обладают известной степенью самостоятельности. Так, в некотором смысле собственную жизнь в науке ведут те или иные методики, техники, исследовательские традиции; они обладают собственной внутренней логикой развития, внутренней проблематикой. Их автономные проблемы несводимы к эволюции теоретического знания. Иными словами, есть сфера собственного содержания техник, экспериментирования, лабораторных практик, инструментальных ресурсов и т.п. Подробнее об этом речь пойдет в § 2.4. Кроме того, относительно самостоятельный статус должен быть приписан и регулятивам, например тем идеалам и нормам, которые предписывают, как следует трактовать и излагать то, что получено на лабораторно-техническом уровне. Область регулятивов изменяется тоже в некоторой степени самостоятельно, в некоем собственном режиме. Вообще, по всей видимости, можно говорить о различной степени консерватизма тех или иных компонентов многослойной структуры методологического арсенала. Например, более быстрым изменениям подвержены изменения оперативной составляющей: шлифовка методик, изобретение и внедрение новых инструментов, модификации экспериментирования. Сфера же регулятивов научного продвижения более устойчива. Ее модификации следует понимать как сложный процесс, преобразований, в котором меняются конкретные спецификации идеалов и норм, но их базовая нацеленность на достижение объективной истины остается неизменной. Изменения в сфере регулятивов происходят не так уж часто. Ведь смена базовых регулятивных ориентиров означает действительно революционные, радикальные изменения в науке. Примером такой революции может служить переход науки от классических к неклассическим ориентирам, знаменующий собой переход вообще к принципиально новому типу научной рациональности (подробнее в § 8.3, 9.2). Отметим, что изучение методологического арсенала науки во всей полноте его динамики и гетерогенности является одной из современных задач философии и теории науки. Взаимоотношения различных компонентов научной методологии до сих пор недостаточно изучены. Вообще необходимо лучше понимать, какие существуют опосредования и влияния между исследовательскими навыками, интеллектуальными установками, лабораторно-техническим оснащением науки. Ведь на самом деле в общем методологическом арсенале науки существует масса тонких взаимосвязей.

Общей тенденцией современной философии и теории науки можно считать существенное возрастание интереса к малым уровням научной методологии, к деталям и частностям научных практик.

В прежние десятилетия предметом преимущественного интереса философии науки были лишь предельно общий и общенаучный уровни научной методологии. Лишь с начала 1990-х гг.

философы стали внимательно изучать лабораторные практики и техники, анализировать конкретные конфигурации научных регулятивов и оперативно-технических ресурсов в конкретных исследовательских ситуациях.

Сегодня философия и теория науки занимаются всеми уровнями методологического арсенала вплоть до частнонаучных методов и специальных методик. Изучаются и сами особенности различных уровней, и тонкие взаимосвязи между различными компонентами методологического арсенала.

Источник: Ушаков Е.В.. Введение в философию и методологию науки. 2005

Источник: https://bookucheba.com/obschaya-filosofiya/metodologicheskie-regulyativyi-idealyi-normyi-53761.html

Идеалы и нормы исследования

Методологические регулятивы. Идеалы и нормы научного познания
Идеалы и нормы исследования

Как и всякая деятельность, научное познание регулируется определеннымиидеалами и нормативами, которые выражают ценностные и целевые установки науки, отвечаяна вопросы: для чего нужны те или иные познавательные дей­ствия (ценностные регулятивы),какой тип знания должен быть получен в ре­зультате их осуществления (целевые установки)и каким способом получить этот продукт (методологические регулятивы).

| Идеалы и нормы научного познания – совокупность определенныхф концептуальных, ценностных, методологических и иных установок, свойственных наукена каждом конкретно-историческом этапе ее развития. Их основная функция – организацияи регуляция процес­са научного исследования, ориентация на более эффективные пути,способы и формы достижения истинных результатов.

Блок идеалов и норм исследования включает в себя идеалы и нормы:а) до­казательности и обоснования знания, б) объяснения и описания, в) построенияи организации знания.

На каждом этапе исторического развития идеалы и нормы научногопо­знания конкретизируются при помощи исторически изменчивых установок, присущихнауке соответствующей эпохи.

На характере идеалов и норм научно­го познания сказываетсяспецифика исследуемых объектов и каждый новый тип системной организации объектов,вовлекаемый в орбиту исследовательской де­ятельности, как правило, требует трансформацииидеалов и норм научного ис­следования.

Функционирование и развитие идеалов и нормативныхструктур науки обусловлено не только спецификой объекта. В их системе выражен опре­деленныйобраз познавательной деятельности, представление об обязательных процедурах, которыеобеспечивают постижение истины.

Этот образ всегда имеет социокультурную обусловленность.Он формируется в науке, испытывая вли­яние мировоззренческих структур, лежащих вфундаменте культуры той или иной исторической эпохи.

Например, в средневековой науке опыт не рассматривается в качествеглавного критерия истинности знания.

В соответствии с мировоззренческими установка­мисредневековой культуры познание мира трактовалось как расшифровка смыс­ла, вложенногов вещи актом божественного творения, а сами вещи рассматри­вались как дуально расщепленные- их природные свойства воспринимались одно­временно и как знаки божественного помысла,воплощенного в мир.

Ученый Средневековья различал правильное знание (проверенноенаблюдениями и приносящее практический эффект) и истинное знание (раскрывающее символи­ческийсмысл вещей, позволяющее через чувственные вещи микрокосма увидеть макрокосм, черезземные предметы соприкоснуться с миром небесных сущностей).

Поэтому при обоснованиизнаний в средневековой науке ссылки на опыт как на доказательство соответствия знанийсвойствам вещей в лучшем случае означали выявление только одного из многих смысловвещи, причем не главного из них. Становление естествознания в конце XVI – началеXVII вв. утвердило новые эта­лоны и нормы обоснования знания.

Они возникали в теснойсвязи с ломкой мировоз­зренческих установок средневекового мышления и становлениемнового понимания природы, человека, целей познания. цель познания определяласькак изуче­ние и раскрытие природных свойств и связей предметов, как обнаружениеесте­ственных причин и законов природы. Отсюда в качестве главного требования обо­снованностизнания было сформулировано требование его опытной проверки, а эксперимент стал рассматриватьсякак главный критерий истинности научного знания.

Систему идеалов и норм исследования можно рассмотреть как своегорода «сетку метода», которую наука «забрасывает в мир» с тем, чтобы «выудить» изнего определенные типы объектов.

Эта «сетка» детерминирована двояким образом: содной стороны, социокультурными факторами, мировоззренческими установками, доминирующи­мив культуре той или иной исторической эпохи, а с другой – харак­тером исследуемыхобъектов.

Поэтому с изменением идеалов и норм открывается возможность познания новыхтипов объектов.

Целостное единство норм и идеалов научного познания, господствующихна определенном этапе развития науки, выражает понятие «стиль мышления». Оно выполняетв научном познании регулятивную функцию, носит многослой­ный, вариативный и ценностныйхарактер.

Выражая общепринятые стереоти­пы интеллектуальной деятельности, присущиеданному этапу, стиль мышления всегда воплощается в определенной конкретно-историческойформе.

Чаще все­го различают классический, неклассический и постнеклассический(современный) стили научного мышления.

Особый интерес в анализе процессов трансформации идеалов и нормисследования, стиля научного мышления представляет процесс формирования нового исследова­тельскогомышления в науке ХХ в. Одна из его особенностей – нелинейность.

Со­временная наукасвидетельствует о том, что эволюционное изменение сложных открытых систем, как правило,описывается нелинейными уравнениями (уравне­ниями, которые не сводятся к виду а-х+Ь=0и могут иметь несколько качествен­но разных решений).

Физический смысл нелинейностисостоит в том, что мно­жеству решений нелинейного уравнения соответствует множествопутей эво­люции системы, которая описывается этими уравнениями. При этом в даннойнелинейной среде возможен никак не любой путь эволюции, а только определенный ееспектр.

Нелинейная система не жестко следует «предложенными» ей путями, а будтобы «блуждает по полю возможного», актуализирует, выводит на повер­хность толькоодин из возможных путей, при чем каждый раз случайно, и «вы­бор» системой возможныхструктур пути, по которому пойдет ее дальнейшее развитие или даже состоится распад,заранее предположить нельзя.

Источник: https://goodlib.net/book_265_chapter_44_Idealy_i_normy_issledovanija.html

Book for ucheba
Добавить комментарий