НАУЧНЫЙ РЕАЛИЗМ В ЭПОХУ ВОЗРОЖДЕНИЯ ЭФИРА

Глава 4. Научный реализм в эпоху возрождения эфира

НАУЧНЫЙ РЕАЛИЗМ В ЭПОХУ ВОЗРОЖДЕНИЯ ЭФИРА
1 В январе 2003 г. группа японских ученых опубликовала работу, появление которой вызвало определенный интерес среди исследователей, занимающихся как проблемами физики высоких энергий, так и проблемами философского осмысления современного естествознания.

Суть работы сводилась к тому, что физикам удалось найти резонанс, который с достаточно высокой долей вероятности можно связать с частицей, такой как барион с положительной странностью.

Оригинальная работа называлась «Observation of S = +1 Baryon Resonance in Photo-production from Neutron» – arXiv:hep-ex/0301020 v1 14 Jan 2003, работа также доступна на http://ru. arxiv.

org/abs/hep-ex/0301020. Часть научного сообщества, мотивированная успехами стандартной модели, достаточно быстро нашла выход из создавшегося положения, введя в научный обиход новую гипотезу ad-hoc: обнаруженный резонанс предположительно является «экзотическим» пятикварковым состоянием.

Можно привести несколько статей из известного журнала «CERN Courier», содержание которых позволяет сделать следующий вывод: существование пентакварка твердо установлено [Sutton 2003a, 2003б, 2003в].

Проблема состоит в том, что оригинальная кварковая модель, в которой барион представляется как трехкварковое состояние, не предполагала существование такой частицы.

Стандартная модель взаимодействия элементарных частиц – последняя из общепризнанных фундаментальных научных теорий в физике элементарных частиц, успешно описывающая эффекты в высокоэнергетических сильных, слабых и электромагнитных взаимодействиях. Однако, по мнению И. П.

Иванова, «в последние годы стали все чаще и чаще появляться экспериментальные данные, свидетельствующие о наличии в Стандартной Модели серьезных “неувязок”, стали появляться интересные результаты непрямых, косвенных проверок.

В отличие от прямых поисков, где эффект – это, скажем, открытие новой тяжелой элементарной частицы, отсутствующей в наборе, в косвенных проверках новым эффектом является наблюдение каких-либо несогласо- ванностей, несостыковок разных экспериментально наблюдаемых величин друг с другом.

Эти несостыковки очень малы, однако благодаря высокой точности экспериментов они могут оказаться статистически вполне значимыми. Классическим примером такой несостыковки является, например, отличие значения аномального магнитного момента мюона от теоретических предсказаний» (См.: Иванов И. П. Последние дни Стандартной Модели? // Электрон. ресурс: http ://www.scientific.ru/j ournal/news /0702/n140702.html; см. также: Иванов И. П. Открытие нового мезона: теоретики во всеоружии // Электрон. ресурс: http ://www.scientific.ru/j our- nal/news/0503/n120503.html).

Возможно, дальнейшее развитие стандартной модели приведет к предсказанию других эффектов, не прогнозируемых ею, однако мы принимаем, что солитонная концепция получила косвенное эмпирическое подтверждение на основании «статистической значимости» зарегистрированного сигнала – зафиксированного в базовой модели способа обоснования нового результата. В данном случае имеет место подход, когда дополнительная гипотеза выступает «против» базовой теории в ситуации, когда никаких «критических» противоречий между конкурирующими теориями нет. Несмотря на то что эксперимент, проведенный японскими учеными, был далеко не тривиальным, по точности теоретических предсказаний описания различных свойств элементарных частиц солитонная модель практически не отличается от предсказаний кварковой модели (см., например: Копелиович В. Б. Топологические солитонные модели ба- рионов и их предсказания // Электрон. ресурс: http ://www.scientific.ru/j ou- rnal/kopel.html, а также работы arXiv:hep-ph/0303138 и arXiv:hep-ph/970 3373).

В настоящее время под давлением новых эмпирических данных и успешности других предсказаний нового подхода в рамках стандартной модели физики элементарных частиц практически общепринятым считается существование пентакварковых состояний барионов.

Согласно материалам сайта PhysicsWeb (www.physicsweb. org) открытие пентакварково- го состояния барионов является основным результатом в физике элементарных частиц за 2004 г. (см., например: Aktas A. et al. Evidence for a narrow anti-charmed baryon state // Электрон. ресурс: arXiv.

org/abs/hep- ex/0403017; Alt C. et al. Evidence for an exotic S = -2, Q = -2 baryon resonance in proton-proton collisions at the CERN SPS // Phys. Rev. Lett. 2004. V. 92. N 042003; Kubarovsky V. et al.

Observation of an exotic baryon with S = +1 in photoproduction from the proton // Phys. Rev. Lett. 2004. V. 92. N 032001.

2 Приверженец научного реализма рассматривает теории как серьезные попытки описания и объяснения реальности. В том случае если предсказания теории проверяемы эмпирически, теория может описывать явления в принципиально ненаблюдаемой области, постулируя существование теоретических сущностей. По мнению У.

Селларса, приведенное требование обязано сопровождаться разделением семантических отношений теории и реальности, попыткой описания которой она выступает, и методологических отношений теории и эмпирических процедур, используемых для проверки этой теории [Sellars, 1963].

Например, квантовая механика является теорией относительно микромира элементарных частиц, а не относительно наблюдений и измерений, проводимых в лабора- тории. В общем случае понятия теории, реальности и наблюдения (эксперимента) связываются соответственно через понятия описания, взаимодействия и проверки.

Вопрос о том, насколько хорошо теория описывает или представляет реальность, принадлежит области семантики. Истинное значение теории не принадлежит области эпистемологического реализма: процесс проверки теории не влияет на ее истинное значение, скорее он влияет на нашу рациональную оценку ее истинного значения.

«Научный реализм должен различать вопросы проверки (testability) теории, методологические отношения между теорией и наблюдением, с одной стороны, и значения (meaning), семантические отношения между теорией и реальностью, с другой» [Niiniluoto, 2002. Р. 120].

3 Ранее мы уже указывали, что выбор научного реализма в контексте проблемы «маргинализации явления» ведет к тому, что предметом фило- софско-методологического анализа становится не сама теория, а интерпретация теоретического термина внутри теории [Головко, 2005 б].

Под теоретическим термином, в отличие от наблюдаемого (который является эффективно разрешимым относительно терминов наблюдения), мы понимаем термин, который вводится в теорию для построения объяснения и в силу этого обладает дополнительным содержанием, которое не сводится к процедурам экспериментирования, наблюдения или даже вычисления. Рассмотрение нами проблемы соотношения концептуальной модели и реальности в области, где эмпирическая проверка предсказаний теории затруднена, требует от интерпретаций теоретических терминов наличия некоторого внешнего критерия, который позволил бы контролировать адекватность этих интерпретаций. Вывод к лучшему объяснению, индукция, дедукция, простота, объяснительная сила, красота и т. д. есть процедуры отбора удовлетворительных интерпретаций теоретических терминов. Отметим, что в рамках данного пособия эта интересная тема – анализ интерпретаций теоретических терминов – не входит в число поставленных задач.

Источник: https://bookucheba.com/obschaya-filosofiya/nauchnyiy-realizm-epohu-vozrojdeniya-10182.html

PhilosofFine

НАУЧНЫЙ РЕАЛИЗМ В ЭПОХУ ВОЗРОЖДЕНИЯ ЭФИРА

Реализм – это единственное направление в философии, которое не эксплицирует успех науки чем-то похожим на чудо.

Хиллари Патнэм

История науки полна примеров теорий, которые в течение длительного времени являлись эмпирически успешными, однако, со временем, их ложность была доказана. Должны ли мы доверять теориям, принятым сейчас?

Ларри Лаудан

На наш взгляд, период наибольшего интереса к философским проблемам теории относительности уже прошел (в 2005 г.

отметили 100 лет специальной теории относительности), совсем скоро (лет через 50) они (вместе с проблемами интерпретации квантовой механики) прочно займут место в ряду проблем, ставших уже классическими (таких, как анализ абсолютного и относительного пространства в рамках механики Ньютона или анализ реляционного пространства Декарта).

В настоящее время наибольший интерес вызывает философский анализ проблем теории струн, модели дискретно-непрерывного пространства-времени, оснований построения РСТО и других гипотез, претендующих со временем занять место в ядре более прогрессивной научной картины мира. Как уже неоднократно отмечалось (см.

дополнение А), в контексте необходимости анализа будущих физических моделей остается актуальным анализ философской интерпретации принципа относительности с позиции научного реализма, поскольку как бы ни изменялась формулировка принципа относительности, он все равно будет отражать объективный характер закономерностей, существующих в природе: принцип относительности содержит информацию об объективном характере закономерностей, представление о виде их инвариантности можно рассматривать как необходимый элемент, отражающий влияние той концепции, с позиции которой рассматривается принцип.

Задача данной главы заключается в том, чтобы, опираясь на анализ конкретно-научной и философско-методологической составляющих проблемы соотношения концептуальной модели и реальности, сформулировать оригинальный «окончательный аргумент» в пользу реализма (отличный от трактовок Х. Патнэма, А. Масгрейва или И.

Ниинилуото), который позволит дать удовлетворительную реалистскую трактовку, в частности, релятивистскому эфиру (если мы говорим о проблеме соотношения концептуальной модели пространства-времени и реальности) и послужит, например, основанием для философско-методологического анализа развития теории струн.

Наш «окончательный аргумент» состоит в том, что перед лицом затруднений эмпирической интерпретации результатов современных фундаментальных теорий в рамках выбранной формальной системы предпочтение реализма как основания для мотивации дальнейших научных исследований перед антиреализмом является более обоснованным.

Данный вывод является как следствием строго реалист-ской трактовки проблемы соотношения теории и реальности, так и следствием анализа «иронизации» (Дж. Хорган) современного теоретического естествознания.

Аналитическая философия в целом занимается опровержением перехода от тезиса к аргументу и не нацелена на анализ последних как таковых. Блестящие результаты в этой области были достигнуты именно в результате попыток обоснования опровержения того, что с помощью этих средств данный аргумент из данного тезиса не следует.

Научный реализм, представленный как «широкая» (всеобъемлющая) философская система в работах Р. Бойда, Дж. Смарта, Дж. Армстронга, И. Ниинилуото, С. Псиллоса и др., демонстрирует одну из возможных стратегий применения аналитического метода в философских исследованиях [Leplin, 1984; Papineau, 1996; Niiniluoto, 2002].

Отметим еще раз, что наш интерес к научному реализму продиктован, с одной стороны, удовлетворительностью общей мировоззренческой стороны этого направления (материализм в онтологических вопросах, эпистемологический оптимизм и пр.

), а с другой – тонкостями в вопросах методологии (например, при обосновании истинности вер относительно теоретических утверждений), которые позволяют надеяться на успешное применение реалистского подхода к анализу таких фундаментальных вопросов, как оценка прогресса научного знания, оценка статуса теоретической гипотезы и анализ соотношения теоретического и эмпирического в научном познании.

Философия Г. В. Плеханова
Георгий Валентинович Плеханов (1856- 1918) вошел в интеллектуальную историю России как философ, публицист, первый русский теоретик и пропагандист марксизма, выдающийся деятель международного социа …

Философско-правовая мысль
В XIX в. в России феодализм и соответствующий ему абсолютизм, выработав в течение столетий свой потенциал, начинают испытывать глубокий кризис в области экономики, политики, идеологии. Все это при …

Миросозерцание Ф. М. Достоевского
Творчество Федора Михайловича Достоевского (1821-1881) относится к высшим достижениям национальной культуры. Его хронологические рамки – 40-70-е гг. – время интенсивного развития русской философск …

Источник: http://www.philosoffine.ru/study-744-1.html

Леонид Пинский – Реализм эпохи Возрождения

НАУЧНЫЙ РЕАЛИЗМ В ЭПОХУ ВОЗРОЖДЕНИЯ ЭФИРА
Здесь можно купить и скачать “Леонид Пинский – Реализм эпохи Возрождения” в формате 2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Языкознание, издательство Литагент «ЦГИ»2598f116-7d73-11e5-a499-0025905a088e, год 2015.

Так же Вы можете читать ознакомительный отрывок из книги на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

На В ТвиттереВ InstagramВ ОдноклассникахМы

Описание и краткое содержание “Реализм эпохи Возрождения” читать бесплатно онлайн.

Выдающийся исследователь, признанный знаток европейской классики, Л. Е. Пинский (1906–1981) обнаруживает в этой книге присущие ему богатство и оригинальность мыслей, глубокое чувство формы и тонкий вкус.

Очерки, вошедшие в книгу, посвящены реализму эпохи Возрождения как этапу в истории реализма.

Автор анализирует крупнейшие литературные памятники, проблемы, связанные с их оценкой (комическое у Рабле, историческое содержание трагедии Шекспира, значение донкихотской ситуации), выясняет общую природу реализма Возрождения, его основные темы.

Вершины гуманизма XVI века – Эразм, Рабле, Шекспир, Сервантес – в наиболее характерной форме представляют реализм Возрождения во всем его историческом своеобразии.

Леонид Ефимович Пинский

Реализм эпохи Возрождения

© С. Я. Левит, составление серии, 2015

© Л. Д. Мазур, правообладатель, 2015

© «Центр гуманитарных инициатив», 2015

Очерки, вошедшие в эту книгу, посвящены реализму эпохи Возрождения как этапу в истории реализма. Несмотря на ряд ценных монографий и множество статей как об отдельных писателях, так и литературе этой эпохи в целом, своеобразие ренессансного реализма, его отличие от реализма иных эпох, в нашей критике еще мало выяснено. Содействовать восполнению этого пробела – цель этой книги.

От анализа крупнейших литературных памятников или, точнее, отдельных проблем, связанных с их оценкой (комическое у Рабле, историческое содержание трагедии Шекспира, значение донкихотской ситуации), к выяснению общей природы реализма Возрождения, его основной темы, его понимания типического – такой путь исследования представлялся более плодотворным при недостаточной разработанности проблемы. Но отсюда и неизбежность ограничения тематики книги, которая не заменяет курса литературы и не претендует на полноту охвата художественной жизни, но лишь подготавливает материал для определения своеобразия данной художественной ступени.

Что касается отбора имен, то он не нуждается в особом обосновании.

Эразм, Рабле, Шекспир и Сервантес – вершины гуманизма XVI века и его художественной мысли – в наиболее характерной форме представляют и реализм Возрождения во всем его историческом своеобразии.

Небольшой очерк о знаменитых мемуарах Челлини, рассматриваемых в связи с ренессансной этикой «доблести», служит своего рода «фактографической» иллюстрацией к магистральной теме искусства этой эпохи.

В общей форме характеристика реализма Возрождения и его эволюции дана во вступительной статье.

I. Возрождение и гуманизм

Возрождением, или Ренессансом, называется в истории культуры стран Западной и Центральной Европы эпоха перехода от Средних веков к Новому времени.

Между средневековым и собственно буржуазным обществом лежит историческая полоса вызревания капиталистического уклада в недрах абсолютистского феодального строя.

Эпоха Возрождения (начиная с середины XV–XVI века, а для Италии с XIV века) связана с началом этого процесса, с рождением капиталистической эры, так же как эпоха Просвещения (XVIII век) означает его конец.

Аграрный переворот и переход от ремесла к мануфактуре; великие географические открытия и начало мировой торговли; победа королевской власти и образование современных национальных государств; начало книгопечатания, «открытие» античности и расцвет свободомыслия; возникновение протестантства и утрата католической церковью монополии в духовной жизни; социальное потрясение Великой крестьянской войны и Нидерландской революции; начало естествознания, общественной мысли, искусства и литературы Нового времени – таковы основные черты «величайшего прогрессивного переворота, пережитого до того человечеством»[1].

«Вся эпоха Возрождения… была плодом развития городов»[2], где веками назревал этот переворот.

Истории культуры Возрождения предшествует развитие с XII–XIII веков вольных городов-государств, духовная жизнь которых отмечена смелыми критическими и еретическими тенденциями, знаменовавшими кризис средневекового мировоззрения: «христианский индивидуализм» мистических течений в религии, «новый путь» в философии, расцвет сатирико-критических жанров в искусстве. Однако между христиански дуалистической, мятущейся мыслью позднего Средневековья и цельной, жизнерадостной светской мыслью Возрождения лежит заметная грань. Недаром гуманисты и художники Возрождения отворачиваются от бесплодной схоластики и «варварской» готики предыдущего периода, обращаясь к новым источникам – к изучению природы и античности. Сознавая историческую грань, отделяющую их от прошлого, итальянские гуманисты (историки Л. Бруни, Ф. Биондо) рассматривают его как завершившуюся эру, для которой вскоре находят термин «среднее время» или «средний век» (media tempestas или medium aevum) в отличие от античности и современной им эпохи. Название «Ренессанс» употреблено впервые Вазари в «Жизнеописаниях знаменитейших живописцев, ваятелей и зодчих» (1550) для обозначения новой в истории изобразительного искусства фазы, возродившей после средневекового «упадка» античные нормы прекрасного, основанные на изучении природы и человека.

Как ни велико, однако, влияние античности на идеи Ренессанса, существо их к нему не сводится. Взгляд на Возрождение как «Возрождение классической древности» (название известной работы Г. Фойгта, 1859) давно признан слишком узким и неудовлетворительным. Кроме того, «интерес к античности» исторически шире, чем ренессансный антицизм.

Авторитет Аристотеля и Платона, Вергилия и Овидия был достаточно велик уже в разные периоды Средневековья, а объем знакомства с античными текстами у Петрарки и Боккаччо, первых гуманистов Возрождения, не превосходил этих сведений у философов-схоластиков, у аверроистов и у Данте (правда, на протяжении XV–XVI веков знание древних значительно возросло).

С другой стороны, культ греко-римской мысли характеризует и классицизм XVII столетия и век Просвещения, в особенности общественное сознание и искусство периода Французской революции («гражданский классицизм»). Каждый раз понимание античности и характер ориентации на «древних» при этом были различны и соответствовали потребностям собственной культуры.

Эпоха Возрождения открывает в античной мысли ее «языческий» – в отличие от Средних веков – интерес к человеку и ко всему «посюстороннему», ее «гуманистическую» природу.

Впоследствии, в XVII веке, Малерб, родоначальник французского классицизма, как и его современники, во имя «цивилизующей» рассудочной и регламентирующей античности, решительно отвергают Ронсара, вершину поэзии Возрождения, его язычески чувственную оду и ренессансно свободные нормы творчества, воспитанные на страстном изучении все той же античности.

Основополагающим для понимания Возрождения является его историческое место, отношение его идей к Средним векам и к Новому времени. Этот вопрос, раньше не вызывавший никаких сомнений, в современных буржуазных исследованиях о культуре Ренессанса предельно запутан.

Уже с XVIII века устанавливается взгляд на эпоху Возрождения как на начало Нового времени. Просветители часто усматривают в гуманистах XIV–XVI веков своих предшественников. Из борьбы партий в итальянских городах-государствах Кондорсе выводит возникновение критической мысли.

Гегель в «Философии истории» называет эпоху Возрождения «утренней зарей» современной культуры. Противопоставление Ренессанса Средним векам становится в XIX веке общим местом, в особенности после французского историка Мишле. В труде Я.

Буркхардта (1860)[3], идеи которого надолго определили позиции исследователей, Возрождение по всем основным чертам (антитрадиционализм, индивидуализм, культ античности, интерес к природе и человеку, эстетизм, разрыв с христианством) выступает как антипод Средневековья.

Но уже эта работа обнаруживает упадок историзма в либерально-позитивистическом подходе к Возрождению, которое описано у Буркхардта как статическая картина замкнутой культуры, а не как трехвековой процесс развития Италии в его возникновении и дальнейшей трансформации.

Скрытая тенденция Буркхардта – понимание культуры Италии XIV–XVI веков как некоего идеального прообраза нормального и «естественного» буржуазного общества, свободного от примитивной корпоративности, от христианской, да и любой морали, ограничивающей личность, и от прочей средневековой отсталости.

У новейших последователей Буркхардта эта концепция все чаще приводит к «социологическим» аналогиям между XVI и XX веками, к сближению индивидуализма Возрождения с антисоциальным аморализмом и ницшеанским культом «эстетически рафинированной бестии», к отождествлению централизации политической жизни в XVI веке с тоталитарными тенденциями эпохи империализма и т. д. Цель подобной модернизации Возрождения – установление вечного «ритма» в развитии общества, иначе говоря, апология капитализма[4].

Второе направление в работах о культуре Возрождения, откровенно реакционное, зарождается еще во второй половине XIX века (Патер, Герцони), но начинает задавать тон преимущественно после Первой мировой войны и Октябрьской революции (Бурдах, Хёйзинга, Жильсон, Нордстрём, Февр, Лаведан, Торндайк и др.).

Отвергая революционные изменения в истории идей и придерживаясь «постепенного» эволюционизма, представители этого направления находят все основные принципы философии и искусства Ренессанса уже в Средних веках, начиная с XII–XIII веков.

Искусство XV–XVI веков в Европе, оказывается, в основном еще продолжает готику, так же как благочестивый «христианский гуманизм» развивает религиозный индивидуализм средневековых мистиков. Культура Возрождения якобы была лишь поздним цветением, бабьим летом или, по выражению Патера, «второй жатвой» Средневековья и не создала в сфере мысли по сути ничего качественно нового.

Поэтому не Италия XIV–XVI веков, а Франция XII–XIII веков будто бы является родиной Ренессанса. Цель подобной «медиевизации» Возрождения – доказать, что великое искусство Ренессанса и его мысль, как все великое и творческое, рождается лишь в лоне христианской церкви (неотомизм).

Конец ознакомительного отрывка

ПОНРАВИЛАСЬ КНИГА?

Эта книга стоит меньше чем чашка кофе!
УЗНАТЬ ЦЕНУ

Источник: https://www.libfox.ru/572218-leonid-pinskiy-realizm-epohi-vozrozhdeniya.html

Читать

НАУЧНЫЙ РЕАЛИЗМ В ЭПОХУ ВОЗРОЖДЕНИЯ ЭФИРА
sh: 1: –format=html: not found

Леонид Ефимович Пинский

Реализм эпохи Возрождения

© С. Я. Левит, составление серии, 2015

© Л. Д. Мазур, правообладатель, 2015

© «Центр гуманитарных инициатив», 2015

От автора

Очерки, вошедшие в эту книгу, посвящены реализму эпохи Возрождения как этапу в истории реализма. Несмотря на ряд ценных монографий и множество статей как об отдельных писателях, так и литературе этой эпохи в целом, своеобразие ренессансного реализма, его отличие от реализма иных эпох, в нашей критике еще мало выяснено. Содействовать восполнению этого пробела – цель этой книги.

От анализа крупнейших литературных памятников или, точнее, отдельных проблем, связанных с их оценкой (комическое у Рабле, историческое содержание трагедии Шекспира, значение донкихотской ситуации), к выяснению общей природы реализма Возрождения, его основной темы, его понимания типического – такой путь исследования представлялся более плодотворным при недостаточной разработанности проблемы. Но отсюда и неизбежность ограничения тематики книги, которая не заменяет курса литературы и не претендует на полноту охвата художественной жизни, но лишь подготавливает материал для определения своеобразия данной художественной ступени.

Что касается отбора имен, то он не нуждается в особом обосновании.

Эразм, Рабле, Шекспир и Сервантес – вершины гуманизма XVI века и его художественной мысли – в наиболее характерной форме представляют и реализм Возрождения во всем его историческом своеобразии.

Небольшой очерк о знаменитых мемуарах Челлини, рассматриваемых в связи с ренессансной этикой «доблести», служит своего рода «фактографической» иллюстрацией к магистральной теме искусства этой эпохи.

В общей форме характеристика реализма Возрождения и его эволюции дана во вступительной статье.

Реализм Возрождения

I. Возрождение и гуманизм

Возрождением, или Ренессансом, называется в истории культуры стран Западной и Центральной Европы эпоха перехода от Средних веков к Новому времени.

Между средневековым и собственно буржуазным обществом лежит историческая полоса вызревания капиталистического уклада в недрах абсолютистского феодального строя.

Эпоха Возрождения (начиная с середины XV–XVI века, а для Италии с XIV века) связана с началом этого процесса, с рождением капиталистической эры, так же как эпоха Просвещения (XVIII век) означает его конец.

Аграрный переворот и переход от ремесла к мануфактуре; великие географические открытия и начало мировой торговли; победа королевской власти и образование современных национальных государств; начало книгопечатания, «открытие» античности и расцвет свободомыслия; возникновение протестантства и утрата католической церковью монополии в духовной жизни; социальное потрясение Великой крестьянской войны и Нидерландской революции; начало естествознания, общественной мысли, искусства и литературы Нового времени – таковы основные черты «величайшего прогрессивного переворота, пережитого до того человечеством»[1].

«Вся эпоха Возрождения… была плодом развития городов»[2], где веками назревал этот переворот.

Истории культуры Возрождения предшествует развитие с XII–XIII веков вольных городов-государств, духовная жизнь которых отмечена смелыми критическими и еретическими тенденциями, знаменовавшими кризис средневекового мировоззрения: «христианский индивидуализм» мистических течений в религии, «новый путь» в философии, расцвет сатирико-критических жанров в искусстве. Однако между христиански дуалистической, мятущейся мыслью позднего Средневековья и цельной, жизнерадостной светской мыслью Возрождения лежит заметная грань. Недаром гуманисты и художники Возрождения отворачиваются от бесплодной схоластики и «варварской» готики предыдущего периода, обращаясь к новым источникам – к изучению природы и античности. Сознавая историческую грань, отделяющую их от прошлого, итальянские гуманисты (историки Л. Бруни, Ф. Биондо) рассматривают его как завершившуюся эру, для которой вскоре находят термин «среднее время» или «средний век» (media tempestas или medium aevum) в отличие от античности и современной им эпохи. Название «Ренессанс» употреблено впервые Вазари в «Жизнеописаниях знаменитейших живописцев, ваятелей и зодчих» (1550) для обозначения новой в истории изобразительного искусства фазы, возродившей после средневекового «упадка» античные нормы прекрасного, основанные на изучении природы и человека.

Как ни велико, однако, влияние античности на идеи Ренессанса, существо их к нему не сводится. Взгляд на Возрождение как «Возрождение классической древности» (название известной работы Г. Фойгта, 1859) давно признан слишком узким и неудовлетворительным. Кроме того, «интерес к античности» исторически шире, чем ренессансный антицизм.

Авторитет Аристотеля и Платона, Вергилия и Овидия был достаточно велик уже в разные периоды Средневековья, а объем знакомства с античными текстами у Петрарки и Боккаччо, первых гуманистов Возрождения, не превосходил этих сведений у философов-схоластиков, у аверроистов и у Данте (правда, на протяжении XV–XVI веков знание древних значительно возросло).

С другой стороны, культ греко-римской мысли характеризует и классицизм XVII столетия и век Просвещения, в особенности общественное сознание и искусство периода Французской революции («гражданский классицизм»). Каждый раз понимание античности и характер ориентации на «древних» при этом были различны и соответствовали потребностям собственной культуры.

Эпоха Возрождения открывает в античной мысли ее «языческий» – в отличие от Средних веков – интерес к человеку и ко всему «посюстороннему», ее «гуманистическую» природу.

Впоследствии, в XVII веке, Малерб, родоначальник французского классицизма, как и его современники, во имя «цивилизующей» рассудочной и регламентирующей античности, решительно отвергают Ронсара, вершину поэзии Возрождения, его язычески чувственную оду и ренессансно свободные нормы творчества, воспитанные на страстном изучении все той же античности.

Основополагающим для понимания Возрождения является его историческое место, отношение его идей к Средним векам и к Новому времени. Этот вопрос, раньше не вызывавший никаких сомнений, в современных буржуазных исследованиях о культуре Ренессанса предельно запутан.

Уже с XVIII века устанавливается взгляд на эпоху Возрождения как на начало Нового времени. Просветители часто усматривают в гуманистах XIV–XVI веков своих предшественников. Из борьбы партий в итальянских городах-государствах Кондорсе выводит возникновение критической мысли.

Гегель в «Философии истории» называет эпоху Возрождения «утренней зарей» современной культуры. Противопоставление Ренессанса Средним векам становится в XIX веке общим местом, в особенности после французского историка Мишле. В труде Я.

Буркхардта (1860)[3], идеи которого надолго определили позиции исследователей, Возрождение по всем основным чертам (антитрадиционализм, индивидуализм, культ античности, интерес к природе и человеку, эстетизм, разрыв с христианством) выступает как антипод Средневековья.

Но уже эта работа обнаруживает упадок историзма в либерально-позитивистическом подходе к Возрождению, которое описано у Буркхардта как статическая картина замкнутой культуры, а не как трехвековой процесс развития Италии в его возникновении и дальнейшей трансформации.

Скрытая тенденция Буркхардта – понимание культуры Италии XIV–XVI веков как некоего идеального прообраза нормального и «естественного» буржуазного общества, свободного от примитивной корпоративности, от христианской, да и любой морали, ограничивающей личность, и от прочей средневековой отсталости.

У новейших последователей Буркхардта эта концепция все чаще приводит к «социологическим» аналогиям между XVI и XX веками, к сближению индивидуализма Возрождения с антисоциальным аморализмом и ницшеанским культом «эстетически рафинированной бестии», к отождествлению централизации политической жизни в XVI веке с тоталитарными тенденциями эпохи империализма и т. д. Цель подобной модернизации Возрождения – установление вечного «ритма» в развитии общества, иначе говоря, апология капитализма[4].

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=272642&p=1

Заблудшие в реализме. Эпоха Возрождения

НАУЧНЫЙ РЕАЛИЗМ В ЭПОХУ ВОЗРОЖДЕНИЯ ЭФИРА
?

Categories:

Часть 6 “Бесед о реализме”                                                                                                                                                                                                             «Для каждой эпохи необходимо и новое искусство»

                                                                                                                        К. Малевич

После летне-осеннего перерыва стоит вернуться к нашим беседам о реализме в изобразительном искусстве.

 Учитывая просьбы и замечания читателей,  я постараюсь упростить язык и форму изложения, не теряя при этом содержательностиЧто такое реализм?  По каким признакам его можно узнать, определить и выделить? Когда он возник или его присутствие в искусстве постоянное, «врожденное» (имманентное) и является самой природой искусства? Можно ли рассматривать историю искусства как историю развития реализма? На эти вопросы я пытаюсь найти ответы в специальной литературе, а также сделать собственные выводы. Итак, в последней статье мы подошли к закату Средневековья и выраженного реализма в нем не обнаружили. Что же было  дальше? А дальше от мрачного Средневековья  путь к сияющему Возрождению. Насчет этих времен существует целый ряд устойчивых мнений, можно сказать – штампов и заблуждений в обывательском представлении.

1)Первое заблуждение заключается в том, что в глазах многих людей  Возрождение является образцовым периодом, пиковой точкой искусства, расцветом реализма, прорывом, достижением идеала  изобразительности. Часто приходится слышать, как люди сетуют – мол,  вот были же художники, которые умели  рисовать реалистично  все как надо, как живое… Можете не сомневаться, что вы тут же услышите имена  титанов Возрождения Леонардо да Винчи и Рафаэля,  в работах которых как раз реализма  и не было.

Насчет образцовости спорить не стану, период Возрождения это общепризнанная классика(т.е. образцовое) искусство выдающихся художников той эпохи. Тем не менее, это не реализм и пиковая точка искусства еще не пройдена, она впереди.  Возрождение – это только переход к ней, а случится она в 17 веке в Барокко и непосредственно связана с зарождением реализма как стиля. Никакого реализма в  изобразительном искусстве Возрождения не было, были только намеки, подходы к нему, но об этом подробнее дальше в статье. И именно стремление к идеалу, ориентация на идеал и не  давала реализму (искусству обыденного, а не идеального) проявиться в Возрождении. При этом надо понимать, что реалистическая интенция, зародившись в палеолите и передаваясь и сохраняясь в традиции, никуда не девалась, а проявлялась в культуре постоянно, то в одной, то в другой области. Например советский литературовед  Л. Пинский (60-е годы прошлого века)  в своей книге «Реализм в эпоху Возрождения» говорит об «антропологическом реализме Ренессанса» и все, кто знаком с популярными  в наше время литературными произведениями той эпохи – например с «Декамероном» Боккаччо, читал трактаты (не только о живописи) Леонардо да Винчи, записки Бенвенуто Челлини  понимает, что это реализм, описание реальности того времени. Но это ТОЛЬКО в литературе, в изобразительном искусстве того времени НЕТ подобных реалистических персонажей, нет сюжетов жизни простых людей, их обыденной жизни, подлинной природы, быта. А, значит,  нет и реализма. Отсутствие реализма в изобразительном искусстве это не грех и не изъян, наоборот – оно говорит о том, что признаки стиля эпохи Возрождения в изобразительном искусстве выражены более ярко и последовательно, чем, скажем,  в музыке того времени или литературе. А проявленность реализма  в изобразительном искусстве еще ждет своего часа.

Можно сказать, что в Возрождении все шло к тому, чтобы реалистично изображать, но реализма,  полноценно отвечающего всем признакам стиля, какие известны на сегодняшний день, там конечно не было.

То есть в Возрождении не было реализма, а наметился переход к нему – переходность эпохи Возрождения в наше время признана всеми.

То есть нельзя''…согласиться с теми, кто считает ренессансное искусство реалистическим – реализм в точном смысле этого слова самоопределится, обособившись от идеализации, только в XVII веке''.(М.Каган. Введение в историю мировой кульутры,т.2стр. 81)

В общем-то понятно, откуда «растут ноги» у убежденности, что в Возрождении  уже господствовал готовый реализм. Открываем любой учебник или энциклопедию советского периода и читаем, к примеру, такое:
«Мазаччо и Гиберти, Леонардо и Дюрер были боевыми мастерами, которые не только работали как реалисты, но отстаивали и внедряли реализм в практику искусства»(НедошивинГ. Очерки теории искусства. 1953). Хотелось бы понять, какой такой реализм они там внедряли, если учесть, что советское искусствознание не признает эстетики (философской фундаментальной, т.е. теоретической науки об искусстве,  т.к. она буржуазная)  и  ее основной категории – стиля?  Поэтому парадоксально, но буржуазное  слово «стиль» к реализму, назначенному компартией в СССР по сути официальным гос. стилем, т.е. ведущим способом формообразования в искусстве, не могло быть применимо в принципе. И то же самое до сих пор. По-советски реализм может быть методом или направлением, но никак не стилем. Возникает странная картина, когда Леонардо да Винчи назначается реалистом в стиле Возрождения. Тоже самое, к примеру, с Веласкесом, Рембрандтом. Они реалисты, но раз реализма как стиля нет, то по стилю они художники Барокко.  Лично я в этом не улавливаю смысла и не могу ничего понять. Но эти истины   вам возвестит любой студент худ. вуза

Когда нет ясности, советские, идеологически устойчивые, теоретики готовы втащить в понятие реализма(на самом деле стиля) что угодно. Эта тенденция – тащить все что угодно в реализм – действует и поныне, она чрезвычайно популярна, деструктивна и вредна.

В результате  мы имеем, что  в представлениях людей реализмом стали  считать не только Возрождение, но и китч, и современные салонные работы, работы прерафаэлитов, Бугро, Говарда и пр.

, сюрреализм  и откровенно профанный культпродукт бытового назначения дырку в обоях закрыть – в общем ВСЁ. Это привело к тому, что реализм у многих вызывает ненависть, является знаком безвкусия,   а теоретики мирового уровня(напр.

Клемент Гринберг «Авангард  и китч»,1939) ставят реализм синонимом китча. За это положение надо «спасибо» сказать именно отечественному искусствоведению советского пошиба

Об этом странном положении в отечественном искусствознании,  сохраняющемся почему-то доныне , я писала в первых двух статьях этого цикла бесед. Судя по реакции, это мало кого волнует, т.к. существующее положение удобно для многих

2) Второе крупное противоречие в представлениях о Ренессансе  существует потому, что мало кто осознает или просто не знает, что в  Возрождении происходит возрождение античности, она стала образцом для  искусства XIII-  XVI вв. после средневековой летаргии. По словам П. П. Муратова, “способность возрождаться вообще свойственна античному миру”, и это не раз повторялось в истории

При этом вопрос  – было ли Возрождение авангардистской революцией своего времени, которая смела реакционное Средневековье, или эволюционно выросло из него, надо будет затронуть отдельно немного позже по тексту
«…Возрождение получило свое название благодаря действительному возрождению
отвергнутой и осужденной Средневековьем культуры античности, эта переориентация
ценностного сознания была лишь следствием того, что оно увидело в античности родственный ее устремлениям тип культуры и стремилась на него опереться как на свой прообраз и источник вдохновения»(М.Каган. Введение в историю мировой культуры. Т.2)

То есть  в эпоху Возрождения XIII-XVI веков  возникает новая монокультура единого мировоззрения, единой философской концепции, единого художественного стиля, ориентированная, взявшая за образец древнегреческую культуру античности примерно V в. до н.нэ – Vв. н.э.

А это значит, по сути,  что Возрождение  – это возвращение к прошлому, шаг, откат назад, который при этом воспринимается всеми как прогресс, движение вперед. Прошу обратить внимание, что были и такие парадоксальные периоды в истории, в том числе и искусства. Замечу, весьма успешные в культурном плане, когда возврат, обращение к прошлому обеспечило  невиданный расцвет наличной на тот период культуры и искусств. И когда сегодня некоторые личности с мозгом, забитом уже демократическими штампами,  вопрошают с угрозой  «вы что же? возврата к прошлому хотите?», то это,  по крайней мере,  не очень умно и не очень страшно звучит. Были в истории возвраты в прошлое, притом весьма продуктивные и полезные. И было бы неплохо об этом знать и себе на будущее учесть. То есть использование прежнего культурного опыта наблюдается не только в наше время в клятом всеми постмодернизме, но и происходило раньше, например в эпоху Возрождения, причем весьма успешно и с впечатляющими результатами. А наше время и состояние общества, может быть, предшествует периоду нового возрождения…

3) Есть представление и даже убеждение, что на смену мрачному, унылому, жестокому(т.е.

«плохому») Средневековью с его рабским феодализмом и рабской же зависимостью человека от Бога и церкви, приходит легкое, красивое и блестящее(«хорошее») Возрождение, а с ним и свобода личности, свобода и расцвет искусств, наступает благодатное время любви и  красоты в искусстве и жизни.

Ничего подобного!  Почему так сложилось, что в представлениях большинства Средневековье «плохое», а Возрождение «хорошее» – об этом чуть позже.

Когда на смену теоцентризму Средневековья приходит антропоцентризм Возрождения, то есть центром мира и мировоззрения  становится не Бог, а личность, человек, его индивидуальность, это влечет за собой неоднозначные последствия.

«Иконой», символом Возрождения недаром считается  всем известный витрувианский человек, изображенный  на рисунке Леонардо да Винчи осознанно или интуитивно в сфере  пространства Вселенной как центральное  и гармоничное  творение.  Человек, мощный  умом и талантом, становится центром мира.

Человек Возрождения ставит целью освоение пространства и времени. Пространство  и есть сфера самоутверждения человека в мире. На теоретическом уровне это проявляется в разработке проблемы формы, ибо форма является выражением структуры как пространства, так и времени. Человек Возрождения с помощью организованной  формы изобразительного искусства стремится к овладению миром явлений, уподобляясь  богам. Человек Возрождения уже не раб(божий), он обретает собственную ценность, достоинство.  Гуманист Мирандола в трактате «О достоинстве человека»  так объявляет  волю Бога к человеку:

«Я ставлю тебя в центре мира, чтобы оттуда тебе было удобнее обозревать, что есть в мире. Я не сделал тебя ни небесным, ни земным, ни смертным, ни бессмертным, чтобы ты сам, свободный и славный мастер, сформировал себя в образе, который ты предпочтешь. О высшее и восхитительное счастье человека, которому дано владеть тем, чем пожелает, и быть тем, чем хочет!» Ну и чем же в результате захотел быть человек Возрождения?
Леонардо да Винчи. Витрувианский человек(Homo Vitruviano)/ 1490.

Когда «…Возрождение с презрением отбросило рабский аскетический ужас средневековья перед грехом» (М. Каган. Введение в историю мировой культуры,т.

2), то цена ослабления власти Бога, религиозного контроля над человеком была ужасной: внутригосударственные бесконечные раздоры и борьба партий, отличавшаяся беспрецедентной жестокостью, дикой яростью и вероломством. Погромы, пытки, казни, заговоры, поджоги, отравления и грабежи.

Победители без капли сомнения и сожаления уничтожают побежденных, а завтра кто-то также беспощадно  уничтожает их. Священники заводят мясные лавки и  содержат проституток, кабаки и игорные дома.

Государственные запреты на эту тему не могут их остановить. Монахини, начитавшись «Декамерона», предаются оргиям в монастырях,  в канавах на подходе к которым нередко можно увидеть детские трупики и скелетики как результат этих оргий. Пышным цветом, как и в античности, расцветает нетрадиционная сексуальность, разнообразные извращения, венерические болезни  – все  это в то время в порядке вещей, обыденная жизнь той эпохи.
Цитирую по Поликарпову:
«Папа Александр VI и его сын Цезарь Борджиа собирают на свои ночные оргии до 50 куртизанок; в Ферраре герцог Альфонс среди бела дня голым прогуливается по улицам, а в Милане герцог Талеаццо Сфорца услаждает себя за столом сценами содомии. В Италии той эпохи нет никакой разницы между честными женщинами и куртизанками, а также между законными и незаконными детьми. Незаконных детей имели все: гуманисты, духовные лица, папы, князья, например у Никколо д'Эсте — около 300 внебрачных детей. Многие кардиналы поддерживали отношения со знаменитой куртизанкой Империей, которую Рафаэль изобразил на своем Парнасе в Ватикане в виде музы».  А папы Ватикана, сами имевшие с ней связь, не были против. Разгул пороков, страстей и преступлений не обошел и многих художников и гуманистов Возрождения, увы.   Пикантные и страшные детали их биографий читатель знает и без меня или найдет без труда сам.
Рафаэль Санти. Музы на Парнасе. Деталь фрески, Станцы, Ватикан. 1508

Но ничто из этой отвратительной жестокой реальности не отразилось в изобразительном (ведущем на то время) искусстве: оно остается возвышенным, прекрасным, содержанием его по – прежнему является миф – христианский или античный, а не реальность –  из этого можно сделать вывод, что реализма в изобразительном искусстве Возрождения не было.  Реализма в Возрождении быть не могло еще и потому, что не было накопленной традиции, достаточной для полноценного художественного изображения реальности. Открытия перспективы, светотеневой моделировки, пластической анатомии были еще впереди.

Многие выдающиеся художники того времени стали заниматься теорией перспективы и экспериментами в области искусства. Первыми в этой области были Джотто, Мазаччо, Паоло Учелло. Над загадками линейной перспективы бились художники Филиппо Брунеллески, Пьеро делла Франческа.

Леонардо да Винчи совершает открытие воздушной перпективы. Вообще перспектива и открытия в этой области – ключевое звено  системы языка ренессансной живописи.

Безусловно, гениальный Леонардо да Винчи совершил  в этом направлении прорыв  к реализму,  в плане развития  теории и техники изображения, хотя сам реалистом так и не стал.

 При помощи этих открытий художники Возрождения начинают в своих произведениях добиваться эффекта присутствия, слияния с окружающим пространством. Становится необходимостью применение метода рисования с натуры, что является еще одним шагом по направлению к реализму……………….. продолжение следует

БЕСЕДЫ О РЕАЛИЗМЕ, мои тексты

Источник: https://betelgeise-7.livejournal.com/439516.html

Реализм эпохи Возрождения (XIV—XVI вв.)

НАУЧНЫЙ РЕАЛИЗМ В ЭПОХУ ВОЗРОЖДЕНИЯ ЭФИРА

зародился в Италии. Возвращение на новой, высшей основе к важнейшим чертам античного искусства.

Реализм эпохи Возрождения открыл индивидуального человека и утвердил его мощь и красоту, раскрепостил личность, избавил человека от пут средневекового аскетизма.

В раскрепощении, осуществлявшем принцип «делай, что хочешь», заключалась не только сила, но и слабость реализма Возрождения т. к. открывался простор для активного самоосуществления любых задатков личности: как добрых, так и злых.

  • Реалистический способ мышления.
  • Гуманистическая позиция.
  • Утверждение личностного начала.
  • Оптимистичность.
  • Стремление к идеальному сочетается с утверждением всего земного, плотского.
  • Широкое использование сказочно-фантастических элементов.
  • Гиперболизация.

Классицизм В основе классицизма лежат идеи рационализма, нашедшие яркое выражение в философии Декарта. Художественное произведение, с точки зрения классицизма, должно строиться на основании строгих канонов, тем самым обнаруживая стройность и логичность самого мироздания.

Интерес для классицизма представляет только вечное, неизменное — в каждом явлении он стремится распознать только существенные, типологические черты, отбрасывая случайные индивидуальные признаки. Эстетика классицизма придаёт огромное значение общественно-воспитательной функции искусства.

Классицизм устанавливает строгуюиерархию жанров, которые делятся на высокие (ода, трагедия, эпопея) и низкие (комедия, сатира, басня). Каждый жанр имеет строго определённые признаки, смешивание которых не допускается.

Как определенное направление сформировался во Франции в XVII веке. Французский классицизм утверждал личность человека, как высшую ценность бытия, освобождая его от религиозно-церковного влияния. Продуктивный творческий метод, в его основу был положен принцип “подражания природе”, которую классицисты представляли рационалистически гармоничной и совершенной (как идеальное творение Бога).

Этот метод утверждал идею изначальной разумности и доброты человека, чье развитие зависит лишь от хорошего или дурного воспитания.

Художественный мир, создаваемый на основе этого метода, представляется гармоничным, ясным и дидактичным. Эстетическая система классицизма представляла собой ряд правил, согласно которым следовало создавать художественные произведения:

– “чистота жанра” и стиля (т.е. строгое разделение жанров на “высокие” — ода, поэма, трагедия, и “низкие” — сатира, басня, комедия);

– соблюдение “трех единств” (места, времени и действия) в драматургии и др.;

– поэзия должна отличаться строгостью и ясностью мысли, стройностью композиции, чистотой речи.

Сентиментализм (фр. чувство) – художественный метод, возникший в Англии в середине 18 в и получивший распространение гл. обр. в европейской литературе Шж Ричардсон, Л. Стерн – в Англии; Руссо, Л. С. Мерсье – во Франции; Гердер, Жан Поль – в Германии; Н М. Карамзин и ранний В. А. Жуковский – в России).

Будучи последним этапом в развитии Просвещения, С. по своему идейному содержанию и художественным особенностям противостоял классицизму. В С.

нашли свое выражение общественные устремления И настроения демократической части «третьего сословия», ее протест против феодальных пережитков, против усиливающегося социального неравенства и нивелирования личности в складывающемся буржуазном об-ве.. Но эти прогрессивные тенденции С.

существенно ограничивались его эстетическим кредо: идеализацией естественной жизни на лоне природы, как свободной от всякого принуждения и угнетения, лишенной пороков цивилизации; антирационализмом; культом интимных чувств.

Романтизм – художественный метод, сложившийся в начале 19 в. и получивший широкое распространение как направление в литературе и искусстве большинства стран Европы, России, США. В Западной Европе он появился после французской буржуазной революции 1789 г.

Писатели-романтики, отрицая действительность, мечтали о лучшем будущем и звали читателей к борьбе за переустройство общества, герои их произведений – бунтари, борцы за справедливость. Часто романтики обращались к прошлому, искали в нем людей необычных, совершивших подвиг во имя свободы.

Но окружающая действительность была контрастом для романтических представлений, поэтому часто со страниц писателей этого направления сходили беззащитные, растерянные перед окружающим миром герои, и мы видим трагизм их судеб.

В отличие от представителей классицизма романтики требовали полной свободы творчества, стояли за использование разнообразных жанров, изменяли старые жанры и создавали новые. Преобладало лирическое, личное начало. Сюжет строился на необыкновенных событиях, часто фантастических.

Автор помещал героев в острые ситуации, где с особой яркостью раскрывались их характерные черты. Действие иногда переносилось в далекие страны, проходило в необычных, диковинных условиях. Русский романтизм, появившийся после 1812, 1825 гг.

, своеобразен и неотделим от влияния западного романтизма.

Герои романтизма – страстные, беспокойные, неукротимые натуры. В Европе это персонажи Гюго, Байрона, Гейне, Скотта, Дюма; в России – Жуковского, Лермонтова, Пушкина и других.

Реализм эстетическая теория определяет как художественный метод, правдивое, исторически-конкретное отражение действительности с позиций определенного эстетического идеала Это художественный метод, которому свойственна система принципе ей, позволяющие исторически конкретного воплощения художественного замысла в произведении как художественном целом Когда же речь идет о реализме как принцип подхода к осмыслению и отражения явлений, то ему присущи правдивость, историческая конкретность отражение типических характеров в типических обстоятельствах Эстетический идеал в реализме как художественном методе является следствием творческих усилий художника, а не исходной позицией твор чести, как это характерно для методов, основанных на принципе идеализации реальности (классицизм, романтизм) Наконец, как исторически выработанная общность художественных средств он определяется через понятие направление искусства Как своеобразная структурная единство образной системы и художественных средств отображения реализм представляет собой стилстиль.

Символи́зм— одно из крупнейших направлений в искусстве (в литературе, музыке и живописи), возникшее во Франции в 1870-80-х гг. и достигшее наибольшего развития на рубеже XIX и XX веков, прежде всего в самой Франции, Бельгии и России. Символисты радикально изменили не только различные виды искусства, но и само отношение к нему.

Их экспериментаторский характер, стремление к новаторству, космополитизм и обширный диапазон влияний стали образцом для большинства современных направлений искусства. Символисты использовали символики, недосказанность, намеки, таинственность, загадочность. Основным настроением, улавливаемым символистами, являлся пессимизм, доходящий до отчаянья.

Всё «природное» представлялось лишь «видимостью», не имеющей самостоятельного художественного значения.

Импрессионизм (от impression – впечатление) – это направление в искусстве, зародившееся во Франции в конце 1860-х годов. Его представители стремились наиболее естественно и непредвзято запечатлеть реальный мир в его подвижности и изменчивости, передать свои мимолётные впечатления, психологические нюансы, подвижность и изменчивость атмосферы окружающего мира.

Как художественный метод модернизм (возник в конце XИX – начале XX вв.) Стал своего рода отрицанием традиционных норм творчества, это был принцип «наоборот» по реализма.

Модернизм «разложил» традиционный художественный образ, абсолют его отдельные элементы: содержание образа (натурализм), его выразительность (абстракционизм), эмоциональную насыщенность (экспрессионизм), многозначность, сверхъестественность (сюрреализм) и другие.

В обобщающем плане можно сказать, что в межвоенный период утверждалась культура, ориентированная “на глубины индивидуальной психологии. Своего первоначального оформления такой подход получил прежде всего в теории культуры основоположника психоанализа австрийца 3. Фрейда.

Постмодернизм представляет собой скорее умонастроение, интеллектуальный стиль. Как тип ментальности постмодернизм – это гиперрефлексия, возникшая в условиях религиозно-философского вакуума, дискредитации идеологических концептов, тотального релятивизма, перепроизводства предметов сиюминутного потребления.

Как творческая установка постмодернизм являет максимум интеллектуально-игрового, эвристического, рефлексивного, деструктивного и минимум смыслообразующего, этического, эстетического, конструктивного. постмодернизм не относится к области философии или истории, не связан с идеологией, не ищет и не утверждает никаких истин.

Постмодернизм расценивается как реакция на модернистский культ нового, а также как элитная реакция на массовую культуру, как полицентричное состояние этико-эстетической парадигмы. Постмодернизм также рассматривают как реакцию на тотальную коммерциализацию культуры, как противостояние официальной культуре.

Суть постмодернизма – кокетство.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/10_297965_ponyatie-literaturnogo-napravleniya-techeniya-shkoli.html

Научный реализм в эпоху возрождения эфира: реализм – это единственное направление в философии, которое не

НАУЧНЫЙ РЕАЛИЗМ В ЭПОХУ ВОЗРОЖДЕНИЯ ЭФИРА

Реализм – это единственное направление в философии, которое не эксплицирует успех науки чем-то похожим на чудо.

Хиллари Патнэм

История науки полна примеров теорий, которые в течение длительного времени являлись эмпирически успешными, однако, со временем, их ложность была доказана. Должны ли мы доверять теориям, принятым сейчас?

Ларри Лаудан

На наш взгляд, период наибольшего интереса к философским проблемам теории относительности уже прошел (в 2005 г.

отметили 100 лет специальной теории относительности), совсем скоро (лет через 50) они (вместе с проблемами интерпретации квантовой механики) прочно займут место в ряду проблем, ставших уже классическими (таких, как анализ абсолютного и относительного пространства в рамках механики Ньютона или анализ реляционного пространства Декарта).

В настоящее время наибольший интерес вызывает философский анализ проблем теории струн, модели дискретно-непрерывного пространства-времени, оснований построения РСТО и других гипотез, претендующих со временем занять место в ядре более прогрессивной научной картины мира. Как уже неоднократно отмечалось (см.

дополнение А), в контексте необходимости анализа будущих физических моделей остается актуальным анализ философской интерпретации принципа относительности с позиции научного реализма, поскольку как бы ни изменялась формулировка принципа относительности, он все равно будет отражать объективный характер закономерностей, существующих в природе: принцип относительности содержит информацию об объективном характере закономерностей, представ- ление о виде их инвариантности можно рассматривать как необходимый элемент, отражающий влияние той концепции, с позиции которой рассматривается принцип.

Задача данной главы заключается в том, чтобы, опираясь на анализ конкретно-научной и философско-методологической составляющих проблемы соотношения концептуальной модели и реальности, сформулировать оригинальный «окончательный аргумент» в пользу реализма (отличный от трактовок Х. Патнэма, А. Масгрейва или И.

Ниинилуото), который позволит дать удовлетворительную реалистскую трактовку, в частности, релятивистскому эфиру (если мы говорим о проблеме соотношения концептуальной модели пространства-времени и реальности) и послужит, например, основанием для философско-методологического анализа развития теории струн.

Наш «окончательный аргумент» состоит в том, что перед лицом затруднений эмпирической интерпретации результатов современных фундаментальных теорий в рамках выбранной формальной системы предпочтение реализма как основания для мотивации дальнейших научных исследований перед антиреализмом является более обоснованным.

Данный вывод является как следствием строго реалист- ской трактовки проблемы соотношения теории и реальности, так и следствием анализа «иронизации» (Дж. Хорган) современного теоретического естествознания.

Аналитическая философия в целом занимается опровержением перехода от тезиса к аргументу и не нацелена на анализ последних как таковых.

Блестящие результаты в этой области были достигнуты именно в результате попыток обоснования опровержения того, что с помощью этих средств данный аргумент из данного тезиса не следует. Научный реализм, представленный как «широкая» (всеобъемлющая) философская система в работах Р. Бойда, Дж. Смарта, Дж. Армстронга, И.

Ниинилуото, С. Псиллоса и др., демонстрирует одну из возможных стратегий применения аналитического метода в философских исследованиях [Leplin, 1984; Papineau, 1996; Niiniluoto, 2002].

Отметим еще раз, что наш интерес к научному реализму продиктован, с одной стороны, удовлетворительностью общей мировоззренческой стороны этого направления (материализм в онтологических вопросах, эпистемологический оптимизм и пр.

), а с другой – тонкостями в вопросах методологии (например, при обосновании истинности вер относительно теоретических утверждений), которые позволяют надеяться на успешное применение реалистского подхода к анализу таких фундаментальных вопросов, как оценка прогресса научного знания, оценка статуса теоретической гипотезы и анализ соотношения теоретического и эмпирического в научном познании.

Проблема анализа теоретических оснований научного знания традиционно относится к одной из наиболее актуальных проблем философско- методологических исследований в области современного фундаментального естествознания.

Базовые теории в области физики элементарных частиц, космологии или биологии уже изменили наше представление о характере эмпирического обоснования знания.

Сейчас переход от теоретической модели к подкрепленной теории вызывает значительные затруднения, в первую очередь связанные с анализом теоретических допущений, эксплицирующих переход от постулируемого теоретического термина к принятому теоретическому объекту. Еще в середине ХХ в.

проблема интерпретации теории стояла менее остро. «Маргинализация явлений» стала основной характеристикой современного этапа развития фундаментальной физики [Dawid, 2005]. Угроза «иронизации» (Дж. Хор- ган) науки действительно велика, поэтому обсуждение вопросов обоснования знания становится все более своевременным.

Прежде чем перейти к аргументации в пользу реалистской трактовки релятивистского эфира, остановимся на одной из характеристик развития современного научного знания, заслуживающих наибольшего внимания (§ 4.1), а также на аргументации в пользу выбора именно реалистской точки зрения (§ 4.2-4.4).

Источник: https://bookucheba.com/obschaya-filosofiya/nauchnyiy-realizm-epohu-vozrojdeniya-10166.html

Book for ucheba
Добавить комментарий