Наука и искусство

Science Art: Наука или искусство — нужное подчеркнуть

Наука и искусство

Сайнс-арт — синтез науки и искусства. Почему он стал популярным, хотя зритель по-прежнему не всегда до конца его понимает, рассказали куратор и художник.

Наше время. Постоянная экспозиция, Лувр Лэнс, Франция / ru.wikipedia.org

В последнее время в Москве проводится всё больше мероприятий, посвящённых сайнс-арту. Кажется, художественное сообщество признаёт ценность нового направления, но вот для зрителя оно оказывается непривычным и, как следствие, непонятым. Сайнс-арт привлекает внимание тем, что выходит за границы художественного мира, проникая в научные лаборатории.

Однако возникает вопрос: это искусство расширяет свои границы и использует научные проблемы и разработки для выразительных целей, или же это наука стремится использовать искусство как инструмент визуализации открытий, как дополнительный канал популяризации знания? Ответ на этот вопрос зависит от способа восприятия.

Приходя на выставку сайнс-арта, зритель решает, что перед ним: иллюстрация, технологическая новинка, художественная инсталляция? Бруно Латур утверждал, что гибридные, смешанные формы позволяют увидеть те связи, которые обычно скрыты.

Так, сайнс-арт зачастую служит поводом для обсуждения природы искусства и науки, их взаимоотношений в исторической перспективе.

В ответ на эту гибридность возникает новое исследовательское поле в гуманитарных науках — Art, Science and Technologies, которое призвано переосмыслить традиционную историю искусств, вписав её в контекст технологического развития общества, подчеркнуть ту связь, которая существовала всегда, но игнорировалась. Однако эти размышления не помогают зрителю, столкнувшемуся с произведением, его понять.

Каким же образом сайнс-арт может привлечь и быть понятным обывателям, какова его роль в мировых науке и искусстве сегодня и где пролегает граница между произведением и наукообразной работой, рассказали художник Ольга Киселёва и куратор Наталья Фукс.

ВЗГЛЯД ХУДОЖНИКА И УЧЁНОГО

— Вы возглавляете международный институт искусства и науки в Сорбонне и находитесь в авангарде европейского сайнс-арта. Расскажите немного о деятельности института.

— Всё началось с того, что меня попросили провести курс в Сорбонне, где я бы объяснила молодым художникам, как работать с учёными, зачем, по какой методологии и что можно в этой области сделать для искусства.

Курс прошёл с большим успехом, пришли даже мои коллеги, попросили и их научить. Чтобы организовывать работу с коллегами, пришлось сначала создать научную лабораторию, которая выросла в институт.

В него уже входят исследователи не только из Сорбонны, но и из многих других университетов и лабораторий Франции.

— Многие художники параллельно занимаются рефлексией, в том числе при помощи исследований в сфере искусства. Насколько это помогает в художественной работе? Наука и искусство идут параллельно или они всё же влияют друг на друга?

— Вы имеете в виду художников, которые пишут диссертации?

— Именно.

— Осмысление деятельности — это всегда хорошо. Почему я сама написала диссертацию? Потому что у меня возникло много вопросов по поводу моей собственной художественной деятельности.

Я из научной семьи, и у нас так принято: когда возникают вопросы профессионального плана, чтобы их разрешить, достаточно продуктивно написать диссертацию, чтобы на эти вопросы ответить.

Если у человека есть действительно резон это сделать, если у него возник ряд сложных вопросов, на которые диссертация может дать ответы, это очень здорово, и он из этого опыта выйдет гораздо более сильным, обогащённым и знающим то, что он должен дальше делать.

— Зачем художникам и учёным работать вместе?

— Искусство сейчас всё больше поворачивается от эстетической функции к исследовательской. И так как искусство развивает логику, близкую к науке, то, естественно, настоящим учёным это близко.

Наука стремится объяснять окружающий мир и тем самым формирует наши представления о нём, и через это она всегда влияла на искусство: например, искусствоведы говорят о связи теории относительности и авангардного искусства начала ХХ века.

Чем же ситуация в современном искусстве отличается? Сайнс-арт — это искусство, которое использует не только традиционные выразительные, но и научные, исследовательские методы. При этом наука может быть разной: математика ли, химия, социология, история.

— То есть сайнс-арт — это альтернатива научному исследованию.

— Нет, это не альтернатива, это и есть научное исследование, только расширенное и дополненное художественным исследованием.

Эскиз для Уралмаш-завода в рамках 1-й Уральской индустриальной биеннале современного искусства / ru.wikipedia.org

— Имеет ли это исследование ценность для научного сообщества?

— Научное исследование — это вещь очень дорогостоящая и сложная, и редко бывает так, чтобы художник взялся за работу и тут же сделал какое-то научное открытие, создал новую технологию и вошёл в историю науки.

Чаще всего совместная работа с художниками помогает учёным осмыслить свои собственные открытия и найти новые детали. Я могу привести пару примеров открытий.

В 1970-е годы проводился перформанс The Electronic Cafe International, в котором два танцора — один был в Лос-Анджелесе, а второй в Нью-Йорке — танцевали друг с другом.

Художники впервые соединили двух людей в виртуальном пространстве, на экране, и они не только общались, но и гармонично связывали свои движения. Что интересно, именно эта технология через лет десять стала использоваться на телевидении для инкрустации рекламы в спортивные трансляции.

«Как вам будет угодно». Интерактивный фасад Центра Жоржа Помпиду, 2013 / ru.wikipedia.org

Ещё я могу привести пример из моей собственной работы. Меня пригласили пару лет назад в Бискаррос — небольшой город на юге Франции, столицу Бискайи.

Все подобные городки устроены одинаково: в каждом есть центральная площадь, на которой находится церковь, в неё все ходят по воскресеньям; напротив церкви — кафе, где все пьют кофе, выйдя из церкви; рядом — булочная, где покупают тортик к воскресному обеду, и с другой стороны находится рынок.

На этих площадях всегда растут огромные деревья. И Бискаррос не стал исключением, там на площади рос вяз, с которым связана история любви между местным принцем и простой пастушкой. По легенде вязу было уже 1000 лет, и каждую весну он зацветал необыкновенными цветами в форме венка, который носила эта пастушка.

И вдруг, спустя столько времени, дерево засохло. Для Бискарроса этот вяз был как для Парижа Эйфелева башня. Так что жители решили пригласить художника, чтобы на месте этого засохшего вяза сделать скульптуру. Провели международный конкурс и выбрали меня.

Я приехала, посмотрела на это место, и мне так захотелось, чтобы там была не скульптура, а чтобы там вновь появилось дерево, что я решила сделать всё возможное. Дело было в том, что из-за глобального потепления исчезли насекомые, которые ели вредных жучков и червячков.

Теперь паразиты селятся в этих вязах и едят их, а деревья засыхают. Я потратила весь бюджет на исследовательскую работу с лабораторией, которая нашла вяз, устойчивый к этому недугу. В итоге французскому вязу привили гены сибирского, и дерево на площади удалось возродить.

Сейчас мы работаем над тем, чтобы посадить такие вязы в разных местах на юге Франции, где они исчезают.

— Как вы искали учёных для своего проекта? Существует ли в Европе устоявшаяся структура, которая позволяет реализовывать проекты в области сайнс-арта?

— Есть пара лабораторий, у которых есть программы art&science, но их очень мало. На самом деле, когда у меня возникает идея проекта, я не задаюсь вопросом, могут ли мне помочь его осуществить в какой-то лаборатории, уже открытой для art&science.

Я просто стараюсь идентифицировать ту научную лабораторию, которая как можно лучше квалифицирована для решения вопроса, и обращаюсь к ним. И нужно сказать, что в большинстве случаев учёные с большим интересом относятся к предложениям художников, и мы находим общий язык и возможность работать вместе.

Более того, ко мне всё чаще обращаются сами учёные с предложениями принять участие в их исследованиях.

— Можно ли выделить научные области, наиболее открытые к построению диалога с художниками?

— Я бы сказала, что ближе к художникам и более открыты к сотрудничеству с ними те научные лаборатории, исследования которых близки к непосредственным интересам общества. Когда учёные начинают чувствовать, что то, чем они занимаются, может как-то изменить образ жизни или общественный строй, — художники уже тут как тут, потому что они тоже это чувствуют и тоже думают в этом направлении.

«Цена времени» / фото: ru.wikipedia.org

Я бы привела в качестве примера проект, который мы представим 22 и 23 августа на «Стрелке», — интерактивный перформанс «Самоорганизация». Он посвящён размышлениям о том, каким общество будет, когда закончится нефть.

И это как раз то, что сейчас волнует с политической, социально-экономической точки зрения и науку, и художников. Многие химики сейчас заняты изобретением замены нефти, причём не только для энергии, но и для производства вещей повседневного пользования.

И все думают о том, где мы возьмём эти компоненты, какими будут предметы, сделанные из этих новых компонентов, как они изменят повседневную жизнь.

— Насколько вообще другие русские сайнс-арт-художники, кроме вас, заметны на международной сцене? Они вообще есть и вовлечены ли как-то в общеевропейский контекст?

— Нас, современных русских художников на международной сцене довольно мало: Кабаков, Булатов, АЕS+F…

Я бы сказала, что, кроме меня, единственный художник, который интересуется вопросами науки и который более или менее присутствует на международной сцене, участвовал в Венецианской биеннале и в других серьёзных выставках, — это Саша Пономарёв.

Но вообще активно работающих русских художников сегодня очень мало, потому что у нас за всё надо платить деньги, а искусство, как известно, деньги приносит от случая к случаю. Сейчас в России вообще искусство мало поддерживается, к сожалению. То, что происходит в Москве в рамках Polytech.Science.

Art, — это здорово, но дальше нужно эти мероприятия, выставки привозить в Венецию на Биеннале, в Кассель на «Документу», чтобы их видел весь мир. Чтобы не просто московские кураторы интересовались русскими художниками, но и зарубежные музеи и лаборатории приглашали нас выставляться в Лос-Анджелесе и в Нью-Йорке, ставить эксперименты в Австралии или в Японии.

Источник: https://strelkamag.com/ru/article/scienceart

Наука и искусство

Наука и искусство

 Наименование параметра  Значение
Тема статьи:Наука и искусство
Рубрика (тематическая категория) История

Наука и искусство – ϶ᴛᴏ формы общественного сознания и специфические способы отражения универсума.

При этом между ними есть существенные отличия. В случае если наука направлена на объективное отражение мира в понятийных формах, то искусство – ϶ᴛᴏ такая форма общественного сознания, которая при помощи художественных образов обеспечивает трансляцию человеческого опыта.

Отличие науки от искусства состоит по сути в том, что наука есть область теоретического, а искусство – художественного мышления. Ученый мыслит абстракциями, поэт – художественными образами. Первый доказывает и объясняет, второй показывает и описывает.

В искусстве главное – эмоциональный контакт автора с читателœем, слушателœем, зрителœем. Художественный образ воздействует прежде всœего на их чувства и через это воздействие побуждает их к размышлению (да и то не всœегда).

В науке же ученый обращается к разуму читателя или слушателя, стремясь увлечь его за собой главным образом с помощью логики, а эмоциональные средства могут играть при этом лишь вспомогательную роль.

Искусство, в отличие от науки, выражает личностные смыслы жизни как отдельного человека, так и поколения. В отличие от науки, нацелœенной на поиск общих закономерностей, искусство уделяет внимание каждому единичному случаю и событию, каждой отдельной человеческой жизни.

В случае если в науке господствует обобщение, то в искусстве важна индивидуализация и типизация, которая содержится в художественных образах.

Искусство обращено не к рассудочно-рациональному, а к чувственно-ассоциативному и эмоциональному строю человеческого восприятия.

Для искусства важно изобразительное воплощение идеала красота и художественно-правдивое отношение к миру. Отсюда полярность в ценностях, оценках и категориях художественного сознания.

Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, в случае если для науки регулятивом выступает идея закономерности, то для искусства им оказывается эстетический идеал. В науке важен поиск закономерности, в искусстве – выражение идеала в восприятии мира.

Другая отличительная особенность связана с ролью слова. В случае если для научной деятельности необходима артикуляция и постановка цели и задачи научного исследования, то специфика художественного поиска и отражения действительности допускает неартикулированность, ᴛ.ᴇ. область не выразимого словами, а воспринимаемого душой.

Искусство включает в себя знаковые системы разнообразных видов искусств, однако к ним не сводится. Искусству нельзя научиться по учебнику, оно воплощает творческое вдохновение и способности, содержит в себе личностные смыслы.

Помимо обозначения многоплановой сферы творческой деятельности понятие ʼʼискусствоʼʼ означает еще и мастерство, умение того или иного субъекта. Искусство конструирует специфический мир по отношению к эмпирической действительности.

Искусство подвержено историческим изменениям, находится исходя из духа эпохи, а также от способностей того или иного субъекта – творца, от особенностей его духовной и творческой манеры и стилистики, его мышления и ментальности.

Искусство может сделать духовный мир науки и ученых предметом художественного отражения. Не случайно искусство называют своеобразной энциклопедией человечества.

В то же время наука может поставить задачу проникнуть в человеческую гениальность, интуицию, раскрыть тайну человеческих способностей и таланта.

Художественное видение мира нельзя представить как сугубо рациональное. Именно искусство показывает, насколько отражение действительности зависит от способа ее восприятия.

При этом эстетическое (гармония) вполне может претендовать на роль некоторой установки, в т.ч. и научной. В науке эстетическое отражается в том, что в числе критериев научного исследования появляется и критерий красоты (к примеру, красота уравнений, формул, теорий, доказательств).

Английский физик П. Дирак сказал: ʼʼКрасота уравнений важнее, чем их согласие с экспериментомʼʼ, а В.

Гейзенберг добавил: ʼʼПроблеск прекрасного в точном естествознании позволяет распознать великую взаимосвязь явлений еще до детального понимания, до того, как она должна быть рационально доказанаʼʼ.

Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, наука и искусство, будучи разными формами духовного творчества, тем не менее, частично пересекаются друг с другом.

Наука и искусство – понятие и виды. Классификация и особенности категории “Наука и искусство” 2017, 2018.

Источник: http://referatwork.ru/category/istoria/view/569861_nauka_i_iskusstvo

Искусство и наука. Деятели науки и искусства

Наука и искусство

Если взглянуть на путь, который прошло человечество, можно говорить о том, что для представителя homo sapiens основными всегда были три задачи: выживать, познавать и создавать. Если в отношении первой вопросов не возникает вообще, то остальные требуют небольшой оговорки.

С самого начала человек для выживания должен был знакомиться с окружающей его действительностью, воспринимать ее, изучать, расширять границы собственного знания и комфорта. Совершенно естественно, что это требовало определенных усилий – именно так были созданы первые орудия труда и охоты, так появились наскальные рисунки, ставшие точкой отсчета творческого потенциала.

Искусство и наука до сих пор тесно сопряжены, представляя собой одновременно совершенно противоположные, но до крайности взаимодополняющие вещи.

Специфика

Конечно, исследователи художественного творчества в любых его проявлениях и какие-нибудь физики или программисты могут без устали спорить о значимости этих явлений в жизни человека. Тем не менее, искусство и наука, как ни парадоксально, действительно связаны весьма тесно, а порой и представляют собой единое, практически неделимое целое.

Однако если мы говорим о характерных чертах и существенных отличиях, следует обратить внимание на аспекты, свойственные только одному из рассматриваемых явлений. С одной стороны, искусство представляет собой самый настоящий акт творчества, соприкосновения с чем-то высшим, неземным, нематериальным.

Недаром древние греки, заложившие основу современной цивилизации, считали поэзию, музыку и театр одними из самых важных составляющих человеческой жизни.

Искусство и наука различаются прежде всего, конечно, точностью, четкостью поставленных задач, и если в первом случае можно говорить о практически безграничной свободе, то в случае с наукой об этом чаще всего приходится только мечтать.

Другим отличием этих составляющих жизни человечества можно считать их целевую установку. Если искусство нацелено на созидание, творение, приближение к божеству, абсолютному духу, то целью науки чаще всего является познание, анализ, определение закономерностей.

Существует даже мнение, согласно которому именно изучение убивает творчество и творения. Любой анализ – это всегда своего рода препарирование, разделение на частное с целью определить механизмы работы.

Наконец, искусство и наука различаются степенью доступности человеку.

Если в первом случае мы говорим о явлении, которому свойственна синестезия, высочайшая степень взаимодействия с тонкими струнами человеческой души, то постижение науки требует определенного уровня подготовки, багажа знаний, особенного мышления.

Акты творения доступны в большей или меньшей степени каждому, в то время как исследователем космоса или создателем ядерной бомбы без многолетнего обучения и проведения опытов стать попросту невозможно.

Сходство

Однако так ли они различны между собой, как это кажется на первый взгляд? Как ни странно, схожесть их кроется в самом противопоставлении. Искусство – это, как уже говорилось ранее, созидание, произведение чего-то нового, прекрасного из определенного имеющегося в распоряжении материала, будь то гипс, звуки или краски.

Но разве создание чего-либо чуждо науке? Разве не полетел человек в космос на построенном благодаря гению инженерной мысли корабле? Разве не был изобретен в свое время первый телескоп, благодаря которому взгляду открылась бесконечность звезд? Разве не была в свое время составлена из ингредиентов первая сыворотка? Выходит, что наука – это такой же акт творения, как и то, что мы привыкли называть искусством.

Единое целое

Наконец, нельзя забывать и о том, что во многом эти явления, понятия, составляющие нашей жизни не просто схожи, а практически идентичны. Взять, к примеру, трактат Н.

Буало – главный манифест эпохи классицизма. С одной стороны, это классическое литературное произведение.

С другой – научный трактат, в котором объяснены, аргументированы и сопоставлены основные эстетические принципы своего времени.

Еще одним примером можно назвать деятельность Леонардо да Винчи, который помимо картин конструировал в своих чертежах летательные аппараты, изучал анатомию, физиологию человека. В данном случае достаточно сложно определить, искусство это было или научная деятельность.

Наконец, обратимся к поэзии. На первый взгляд она представляет собой только правильно сгруппированные слова, которые благодаря рифме превращаются в художественный текст. Однако насколько случаен этот порядок? Сколько сил требуется автору, чтобы его найти? Какой опыт должен он приобрести для этого? Выходит, что сочинение стихов – это тоже наука.

Творцы и ученые

Итак, когда мы определились со спецификой проблемы, обратим на нее более пристальный, более требовательный взгляд.

Люди науки и искусства часто являются одними и теми же представителями рода человеческого.

Данте Алигьери, к примеру, помимо очевидной принадлежности к литературному миру может быть причислен и к выдающимся историкам. Для того чтобы это осознать, нужно просто прочесть его “Божественную комедию”.

Ломоносов, в свою очередь, успешно занимался химией и физикой, но при этом прославился в качестве автора многочисленных творений в жанре оды, а также одним из законодателей отечественного классицизма.

Приведенные примеры – только мизер, малая толика того количества деятелей, которые сочетали в себе обе стороны этой медали.

Науки особого толка

Стоит ли говорить о том, что не только на физике и математике мир держится? Существует огромное количество видов научной деятельности, далеких от точных методов вычисления, выпариваний или проведений экспериментов в области сочетаемости растений.

Крайне связанными, практически неразрывными можно считать проявления искусства и гуманитарные науки. Миллионы филологов, культурологов и психологов испокон веков работают для понимания не только самого художественного творчества, но и мира через его призму.

По большому счету, правильное изучение литературного произведения дает возможность понять не только особенности его организации, но и время, в которое оно написано, открыть в человеке новые стороны, добавить к существующей картине мира свой собственный, не менее значимый нюанс.

Рассуждения и восприятие

Крайне тесно связаны между собой религия, философия, наука, искусство. Для доказательства этого утверждения обратим внимание на Средние века. Именно церковь тогда была законодателем всего, что происходило в земном мире. Ею определялись каноны искусства путем ограничения тематики, перехода на новый уровень, где телесное не имело значения.

Сколько еретиков-философов и ученых было тогда сожжено на кострах инквизиции, сколько было просто отлучено от церкви за собственное видение мира или обращение к форме, объему в изображении святого на иконе!

И в то же время именно церковь и религия подарили миру музыку, именно философия стала основой для огромного количества романов, являющихся теперь классикой литературы.

Искусство как прорицание

Еще со времен Древней Греции существует определение художника (в широком смысле слова) как медиума, координатора между небесным и земным, божественным и человеческим.

Именно поэтому богиня искусства и науки представлена в мифологии сразу в девяти ипостасях. В данном случае речь идет, конечно, о музах, дарящих вдохновение художникам и исследователям, летописцам и певцам.

Именно благодаря им человеку удавалось, согласно мифам, творить прекрасное и заглядывать за горизонт, в непостижимое и необъятное.

Таким образом, человек творящий практически наделялся своего рода даром ясновидения. Следует отметить, что данная точка зрения отнюдь не безосновательна.

Взять, к примеру, создателя романа “20 тысяч лье под водой”.

Откуда мог он знать о технологиях, которые воплотятся в реальность через годы? Или того же Леонардо да Винчи, предсказавшего движение прогресса еще до того как об этом задумалось все остальное человечество…

Прорицание и наука

Ошибочным будет считать, что только художнику открывается неизведанное. В мире научной высокой мысли таких примеров существует просто огромное количество. Самым известным из них можно назвать таблицу Менделеева, приснившуюся ученому в виде колоды карт.

Или Гаусса, увидевшего во сне змею, кусающую себя за хвост. Выходит, что науке не менее свойственна открытость неизведанному, потустороннему, подсознательному, тому, что художники с не меньшей точностью определяют на интуитивном уровне.

Общее для всех

Что ни говори, а деятели науки и искусства в творчестве своем служат одной единственной, самой важной цели – совершенствованию мира. Каждый из них стремится сделать нашу жизнь прекраснее, проще, чище, вернее, избирая при этом свой собственный путь, отличный от всех других.

Источник: https://FB.ru/article/185219/iskusstvo-i-nauka-deyateli-nauki-i-iskusstva

Book for ucheba
Добавить комментарий