Наука и власть

Наука и власть

Наука и власть

Есть ли границы между наукой и властью или они неразделимы. При рассмотрении этой проблемы существуют два вектора анализа: а) влияние науки на политику (власть); б) воздействие науки на политику.

Логика общественного развития на всех ее этапах постоянно убеждала властные структуры в необходимости считаться с научными выводами, результатами и рекомендациями. Наука систематически показывала, что использование ее данных способно всерьез изменить лицо общества, улучшить жизнь людей.

Поэтому ученые всегда, так или иначе, были привлечены во власть, являлись участниками государственного аппарата с целью руководства не только наукой, но и всем обществом на научных принципах (огосударствление науки).

О значимости и важности научной политики, научного управления обществом заговорили еще в эпоху античности. В частности Платон в своем идеальном государстве выделял в качестве высшей управленческой силы общества философов – мудрецов.

В конце XIX – начале XX вв. возникает самостоятельная научная дисциплина под названием политология (политическая наука).

Особенно четко предмет и задачи политологии были определены международным коллоквиумом по вопросам политологии, состоявшимся в 1948 г. под эгидой ЮНЕСКО, рекомендовавшей политологию в качестве общеобязательной учебной дисциплины в европейских странах. Политическая наука должна заниматься изучением и созданием:

а) политических теорий;

б) политических институтов;

в) партий, общественных групп, общественного мнения;

г) международных отношений.

Политология, как наука о политике, тесно взаимодействует с такими науками, как философия, история, социология, юриспруденция, психология и другие, используя их категории: общество, культура, правовое государство, гражданское общество, социальные группы, общественное мнение и др.

По мнению экспертов, существуют следующие методы познания политических явлений (Политология под ред. М.А. Василика, М., 2001)

– институциональный, где основное внимание уделяется анализу деятельности политических организаций и институтов.

– сравнительный, суть которого в изучении (сравнении) различных форм политических явлений, выявлении в них общего и особенного.

– социологический: сбор фактического материала, касающихся политических процессов с помощью социологических методов (анкетирование, интервью и т.д.)

– антропологический: исследует связь личностных черт, типов личности с политическими процессами и явлениями.

– психологический: ориентирован на изучение политического поведения индивидов и групп.

– коммуникативный: рассматривает политические структуры, политические явления как коммуникативные единицы, информационные потоки.

– структурно-функциональный системный подход: рассматривает, индивида, группу, политические явления как элементы сложной политической системы – общества. Данный подход позволяет четко выделить все составляющие политической жизни и описать многообразие их связей. В данном подходе принято рассматривать все политические процессы через призму целостности общества.

– метод экспертных оценок: выявление мнения опытных в политике людей.

– метод политического моделирования: составляются модели политических процессов, где обозначены главные элементы и связи.

Функции политологии:

· познавательная (гносеологическая): политическая наука устанавливает глубинные законы политических явлений, раскрывает их сущность, отыскивает причины и условия политических явлений.

· мировоззренческая: создание теоретической базы правильного, научного взгляда на политические процессы, что позволяет вывести теоретическое познание с обыденного на теоретический уровень.

· воспитательная: сопровождая жизнедеятельность индивидов, политология выполняет функцию политической социализации, формирования политической культуры населения.

· прогностическая: политология способна дать краткосрочный и долговременный прогноз развития политических процессов, разработать альтернативные варианты развития политических процессов, рассчитать вероятность каждого из просчитанных вариантов. Политология способна формировать новые отношения между людьми и государствами, создавать новые формы организации социальной жизни.

· конструктивно-управленческая: политическая наука, обобщая факты политической жизни, делает выводы и разрабатывает конкретные практические рекомендации по управлению политическими явлениями.

Не менее важным аспектом проблемы наука и власть является вопрос влияния власти на науку. Здесь незримо существует следующая формула «наука слишком важный феномен общественной жизни, чтобы оставить ее только ученым».

Несмотря на это взаимоотношения науки и власти всегда складывались непросто. Пример тому – развитие науки в СССР.

С одной стороны власть была заинтересована в создании своих пролетарских научных кадров, способных обеспечить оборону и защиту страны.

Отсюда мощное финансирование научных исследований и, как следствие, успешное развитие военной науки, крупные открытия в математике, физике и других науках.

С другой стороны, в этот период наука как никогда ощущала волюнтаризм власти. Идеологизация, политизация науки достигла своего апогея. Науке навязывались направления исследований, которые противоречили логике ее развития.

Отдельным отраслям давались оценки, которые исходили из их политизированных установок, что принесло обществу серьезные потери: кибернетика, социология, генетика и др. были объявлены буржуазными лженауками и не получили развития.

Имело место использование властью объективных и беспристрастных исследований в своих интересах, оправдание своих амбиций и претензий.

Процесс демократизации общественной жизни, переход современной России к рынку ознаменовался тем, что был приложен максимуму усилий к тому, чтобы науку сделать деидеологизированной, демилитаризированной, открытой миру. Но деидеологизация привела к потере целеполагания, к утрате четких ориентиров в научно-технической и гуманитарной политике государства.

В то же время усложняющиеся процессы общественного развития вызывают потребность усиления взаимосвязи науки и власти. В связи с этим вопрос управления наукой встает особенно остро. Попытка научного анализа данной проблемы выявляет три возможных направления решения этой задачи а) политический; б) собственно научный; в) организационно-хозяйсвенный.

Политический – это макроуровень решения проблем развития науки в форме создания и реализации научной политики – направление деятельности, система мероприятий государственной власти, ее законодательных и исполнительных органов в области науки и техники.

Она (система мероприятий) включает в себя решение таких вопросов как:

1. Определение соотношения темпов развития науки и экономики. Решение этой задачи влечет за собой проработку в частности такой проблемы, как соотношение фундаментальных (теоретических, работающих на будущее) и прикладных (практических исследований, дающих быстрый экономический эффект) исследований.

2. Привлечение науки для обеспечения обороноспособности страны. Государство также является крупнейшим заказчиком новой научно-технической военной продукции.

3. Утверждение государственных приоритетов развития науки и техники гражданского назначения и научно-технических программ по их реализации.

Поскольку дальнейшее развитие науки связано с дальнейшими революционными открытиями, продолжающими радикальные изменения наших представлений о действительности.

Большие силы ученых будут сосредоточены на направлении получения и использования новых источников энергии, рационального использования природных ресурсов, эффективного управления биосферными процессами и др.

4. Социальная защита ученых и научных работников.

5. Реформирование научной сферы: формирование и развитие новых форм государственной поддержки в сфере научно технической деятельности; создание условий для привлечения к финансированию этой сферы отечественного и зарубежного капиталов; развитие системы государственных научных центров (Наукограды, например, новосибирский Академгородок и пр.) и др.

Следующий, второй уровень управления наукой – собственно научное руководство, включающее в себя решение следующих вопросов:

– разработка оперативных планов исследований, нахождение оптимальных количественных структур научных коллективов. Важным здесь является вопрос количественного соотношения научных работников и вспомогательного состава. Не менее важным является вопрос организации информационного обеспечения исследовательского процесса, проблема подготовки научных кадров через аспирантуру.

Психологами и социологами были выявлены следующие типы научных коллективов: «анархические» – каждый работает самостоятельно, общее руководство практически отсутствует; «совещательные» – руководитель спрашивает мнение каждого сотрудника, но решение принимает единолично; «авторитарные» – жестко запрограммированные коллективы (жесткие сроки выполнения научных разработок); «парламентские» – решение принимается по большинству в ании; «демократические» – решение принимается как точка зрения всех членов коллектива.

Третьей формой управления наукой является административно-хозяйственные рычаги влияния на науку, и, прежде всего, вопросы финансирования науки и обеспечение ее материально-технической базы.

Эксперты по этой теме в один голос говорят об отставании темпов поставок техники и финансирования науки от темпов ее развития. Причем, это не только российская, но и мировая проблема, но в нашей стране она обозначилась наиболее остро.

В частности в начале 90-х годов российская наука столкнулась с трудноразрешимыми проблемами, возникшими в результате изменений в общественном организме – резкое сокращение финансирования образования привело к значительному свертыванию системы воспроизведения научных и преподавательских кадров.

В то же время в конце 90-х – начале 2000 гг. появляется другая интересная тенденция: возникает большое количество академий и академиков вне рамок РАН.

Набирает силу мода на ученых среди управленцев: чиновники всех рангов и статусов срочно обзаводятся дипломами кандидатов, докторов наук, профессоров, академиков.

Многие политики, придя во власть, также пытаются укрепить свой политический базис научными знаниями и учеными званиями (д.ф.н. получили Зюганов, Жириновский, Рогозин).

Однако отметим, что, начиная с 1995 года, наметилась тенденция к сокращению темпов падения научного потенциала.

Ученые заинтересованы во власти, прежде всего через финансирование, ибо власть главный донор науки. Поэтому без «мозгового центра», вырабатывающего научную, в том числе и финансовую, идеологию развития науки победить другие лобби невозможно.

Одной из форм такого лоббирования в нашей стране выступает Ассоциация государственных научных центров, которая защищает интересы лидеров российской науки во властных структурах, отводит от них угрозу закрытия, ходатайствует о снижении налогового пресса, добивается льгот для них и т.д.

По убеждению экспертов, только резкое увеличение бюджетного финансирования науки и создания в России единого государственного фонда ее финансирования и поддержки, повышение заработной платы научным работникам, установление льготного налогообложения научных структур, введение конкурсного финансирования научных проектов и контрактной системы труда позволят придать новый импульс развитию науки в нашей стране.

В рамках проблемы управления наукой всегда есть противоречие между централизированным управлением и самоорганизацией, творческой свободой и нормативностью.

Политики и ученые на конвенциальной основе должны определить и определяют «зоны» свободы и необходимости: те аспекты развития науки, где вмешательство государства возможно и оправдано, и те стороны, в которых развитию науки нужны доверие, право на свободу творчества и проявление индивидуальности, то есть создание условий в которых можно и нужно в полной мере демонстрировать обаяние ищущей мысли.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/11_11668_nauka-i-vlast.html

Психологический взляд (PsyVision) – викторины, учебные материалы, каталог психологов

Наука и власть

Научная деятельность не может протекать в отрыве от социально-политических процессов. Отношения науки и экономики, науки и власти всегда представляли большую проблему. Наука не только энергоемкое, но в огромной степени и финансово затратное предприятие. Она требует огромных капиталовложений и не всегда является прибыльной.

Прикладные науки, обслуживая производство, могут надеяться на долю в распределении его финансовых ресурсов, при этом фундаментальные науки напрямую связаны с объемом бюджетного финансирования и наличием тех планов и программ, которые утверждены государственными структурами.

Весьма злободневной является проблема предотвращения негативных последствий применения новейших технологий.

Реализация текущего экономического интереса в рамках рыночной модели хозяйствования делает инновационные проекты весьма конфликтными, основанными на противоестественных решениях, не учитывающих возможности окружающей среды.

Поэтому для современного этапа развития экономики и производства весьма актуальны требования государственного регулирования технологических разработок.

Особого внимания заслуживает описание аспектов взаимодействия «человек – машина», касающегося не только способов работы человека с техническим устройством или программным обеспечением, но и воздействия различных технических систем на поведение человека. Особое значение приобретает такая дисциплина, как гигиена труда.

С точки зрения некоторых ученых, сама наука обладает властными функциями и может функционировать как форма власти, господства и контроля. Однако в реальной практике власть либо курирует науку, либо диктует ей свои властные приоритеты.

Существуют такие понятия, как национальная наука, престиж государства, крепкая оборона. Понятие «власть» тесно связано с понятием государства и его идеологии.

С точки зрения государства и власти наука должна служить делу просвещения, делать открытия и предоставлять перспективы для экономического роста и развития благосостояния народа.

Развитая наука есть показатель силы государства. Наличие научных достижений обусловливают экономический и международный статус государства. С целью максимальной отдачи и намерением изолировать группы перспективных ученых-разработчиков от внешнего мира строились ученые городки.

Это свидетельствует о тенденциях локализации и изоляции науки от общего фона социокультурных ориентации.

Вместе с тем наука имеет специфические цели и задачи, ученые придерживаются объективных позиций.

При этом следует учитывать различие фундаментальных и прикладных наук, и если фундаментальные науки в целом направлены на изучение универсума, то прикладные должны решать те цели, которые ставит перед ним производственный процесс, способствовать изменению объектов в нужном для него направлении.

Их автономия и независимость значительно снижена по сравнению с фундаментальными науками, которые требуют огромных капиталовложений и отдача от которых возможна лишь через несколько десятилетий. Отсюда возникает проблема определения наиболее приоритетных сфер государственного финансирования.

Современное состояние науки вызывает необходимость государственного регулирования темпов и последствий научно-технического развития, прикладных инженерных и технологических приложений и их гуманитарного контроля. Когда же наука ориентируется на идеологические принципы того или иного типа государства, она превращается в лженауку.

Отношения науки и экономики всегда представляли собой большую проблему. Наука не только энергоемкое предприятие, но и в огромной степени финансово затратное. Она требует огромных капиталовложений и не всегда является прибыльной. Существуют ряд примеров, которые показывают связь науки и экономики в ее инициативных вариантах.

Так, создание Римского клуба, очень значимой организации, объединяющих ученых и экспертов стран Западной Европы, Северной и Южной Америки и др., было возможно не на основе государственного финансирования, а лишь благодаря финансированию за счет итальянской фирмы «Фиат» и западно-германского концерна «Фольксваген-верк».

Они были напрямую заинтересованы в экспертном анализе перспектив энергетической и сырьевой проблем, с которыми было связано расширение рынков сбыта промышленности.

Римский клуб, имея огромное влияние на развитие науки в мировом масштабе, обсуждая перспективы развития глобальной науки, не имел, тем не менее, штата и формального бюджета.

Вопрос, насколько оправдывают себя финансовые затраты на фундаментальные исследования в области разработки новейших вооружений, проанализировал американский исследователь в области философии техники Э. Лейтон на примере проекта «Хинд-сайт» («Прицел).

Перед участниками — тринадцать групп ученых и инженеров — на протяжении восьми лет ставилась задача — изучить около семисот технологических инноваций.

Выводы таковы: только 9% из них имели в качестве своего источника новейшие научные достижения, а 91% имели в качестве своего источника предшествующие технологии. Из выявленных 9% инноваций только 0,3% имели источник в области фундаментальных исследований.

Все это убедительно показывает, сколь незначительна сиюминутная отдача науки и насколько затруднен процесс движения новейших научных разработок в сферу технологии и производства.

Традиционное представление о том, что технология является неотъемлемым приложением науки, сталкивается с эмпирическими и практическими возражениями. В реальном производственном процессе существуют тормозящие механизмы, направленные на сохранение и модификацию уже существующей технологии и препятствующие ее резкой смене и деконструкции.

Однако если прикладные науки, обслуживая производство, могут надеяться на долю в распределении его финансовых ресурсов, то фундаментальные науки напрямую связаны с объемом бюджетного финансирования и наличием тех планов и программ, которые утверждены государственными структурами.

Ученые открыто говорят о том, что практический выход фундаментальных исследований непредсказуем и не может быть напрямую связан с его успешным технологическим применением. Существуют данные, что до XIX в.

разрью между исследованием, проектом и его фактической реализацией составлял период в 150 лет, сейчас, по мнению прикладников, этот интервал сократился до 20—30 лет. Высшие технические учебные заведения, такие как Политехническая школа в Париже, возникли еще в XVII в.

(по ее подобию строились многие европейские школы), однако общие програм­мы развития технологии никогда не разрабатывались. Профессиональная инженерная деятельность оформилась по образу и подобию научного сообщества только к концу XIX в.

Проблема предотвращения негативных последствий применения технологий упирается в различия между естественными и техническими науками, которые состоят в абстрактности и аналитичности схем и построений, к которым тяготел ученый классической науки, и фрагментарности и узкоспециализированности реальных объектов, с которыми имел дело технолог. Объекты технического знания имеют искусственную природу в отличие от «естественных» объектов науки. Техническое знание отличается более сложной системной организацией и ориентировано на достижение практической задачи. Фундаментальные науки направлены на отыскание истины и открытие законов.

Технические науки распадаются на две ветви: дескриптивную, нацеливающую на описание того, что происходит в технике, и нормативную, формулирующую правила, по которым она должна функционировать.

И хоть техника — это сложный и противоречивый фактор развития современной цивилизации, вместе с тем по сей день «концептуальный багаж» технических наук по большей части представлен проблемами традиционного плана: исследование сущности техники, специфики технических наук, соотношения техники и естествознания, оценки научно-технического прогресса. Отец философии техники Фридрих Рапп весьма критично оценивал результаты исследований в этом направлении. По его мнению, только одна из десяти работ может быть отнесена к исследованию высокого профессионального класса, большинству же работ свойствен постановочный характер. М. Хайдеггер и К. Ясперс говорили о деструктивном характере технических нововведений, доказывали, что техника разрушает духовность, порабощает человека, ведет к гибели цивилизации.

Развитие техники, оторванное от гуманистических целей и ценностей, порождает разрушающие человеческое бытие последствия. Тем более, что для этой сферы характерно запаздывание форм ее осознавания.

Вместе с тем именно технические науки и инженерная деятельность нуждаются в выверенных и точных ориентирах, учитывающих масштабность и остроту проблемы взаимодействия мира естественного и мира искусственного, экономики и наукоемких технологий, экспертизы и гуманитарного контроля.

Ученые приходят к выводу о том, что если маховик научной деятельности по производству фундаментальных знаний и их приложению будет приостановлен хотя бы на 50 лет, он никогда не сможет быть приведен в движение вновь, так как имеющиеся достижения будут подвергнуты коррозии прошлого.

Для спектра проблем, связанных с соотношением экономики и науки, важно подчеркнуть, что негативные последствия технократического развития (угроза ядерной и экологической катастроф, генная инженерия и клонирование, сциентизированное мировоззрение, последствия зомбирования и мн. др.) подразделяются на природогенные и телеогенные.

К первым причисляют те, которые возникают в природных процессах, но являются отрицательными результатами технократического давления, нарушающего природное равновесие, например, землетрясения, наводнения, снегопады, сход лавин и пр. Ко вторым относят явления, генерируемые человеко-машинными, техническими системами и имеющие тесную связь с ошибками в расчетах, планировании, проектировании.

Это нарушение норм сейсмостойкости, строительство на затопляемой территории, сброс вод в водохранилище и последующее за этим наводнение. Об отрицательном техноген-ном влиянии человека на среду обитания свидетельствует и разрушение почвенного покрова, и сокращение площади лесов, и уничтожение видов животных и растений.

Подобная необдуманная, направленная на сиюминутную экономическую выгоду, эксплуатация природы грозит гибелью самому человеку.

Циклы техногенных процессов во много раз превышают скорость восстановления природных ресурсов и ландшафта. Масштабы технических инноваций, покорение природы и исчерпание ее ресурсов часто свидетельствуют о человеческой недальновидности, просчетах и произволе.

Реализация текущего экономического интереса делает инновационные проекты весьма конфликтными, основанными на противоестественных, сопротивляющихся природе решениях.

Для современного этапа развития экономики и производства весьма актуальны требования коэволюционной стратегии технических разработок, органичного взаимопереплетения законов технической и природной реальностей, гармоничной конвергенции всех типов систем.

Особого внимания заслуживает описание аспектов человеко-машинного взаимодействия, касающегося не только способов работы человека с техническим устройством или программным обеспечением, но и того воздействия, которое различные технические системы оказывают на поведение человека.

Дезгармоничная организация искусственной среды, монотонность производственных и технологических процедур создает дополнительный ряд проблем психологического и медицинского характера.

Особое значение приобретает такая дисциплина, как гигиена труда Продукт научно-технического прогресса, т е техническая инновация — артефакт, изменяет как среду обитания потребителя, так и самое его природу.

Здесь правомерны и праксеологические, и валеологические, и социальные требования к создаваемому искусственному объекту Максимизация функции полезности не всегда оправдана с точки зрения здорового образа жизни современного человека в условиях окружающей его техносферы.

В современных условиях говорить о том, что техника есть инструмент в человеческих руках, можно лишь в сослагательном наклонении. Абсолютной гарантии от технологических катастроф не существует Радиоактивное заражение биосферы, генетические мутации ведут к усилению социального напряжения.

Выявленная учеными «эпидемиологическая» модель развития технических инноваций показывает, что динамика данного процесса обнаруживает картину, подобную волнам распространения инфекционных заболеваний.

Она отражает хорошо известную кривую с медленной начальной стадией, экспотенциальным ростом в средней и медленным ростом на стадии насыщения.

Современный технический мир сложен. Его прогнозирование — одна из наиболее ответственных сфер, сопряженных с действием эффектов сложных систем, не поддающихся полному контролю ни со стороны ученых, ни со стороны властных, государственных структур.

В современном прогнозировании должна быть рассмотрена не просто система «техническое устройство — человек», а комплекс, где заявлены параметры окружающей среды, социокультурные ориентиры, динамика рыночных отношений и государственных приоритетов.

Обсуждая вопрос взаимосвязи науки и власти, ученые отмечают, что власть либо курирует науку, либо диктует властные приоритеты. Существуют такие понятия, как национальная наука, престиж государства, крепкая оборона. Власть — это понятие, тесно связанное с понятием государства.

С точки зрения государства и власти наука должна служить делу просвещения, делать открытия и предоставлять перспективы для экономического роста и улучшения благосостояния народа.

Тем не менее жесткий диктат власти неприемлем Для отечественной истории проблема идейного столкновения науки и власти особо остра и болезненна В свое время и кибернетика, и археология, и генетика были объявлены лженауками и преследовались Для развития науки важен некоторый либерализм, определенный люфт свободы от властных указаний.

Сфера власти ответственна за принятие решений о развитии того или иного направления или проекта. Все реальные решения должны осмысливать возможные последствия. Власть определяется как механизм, обладающий возможностью подчинять, управлять или распоряжаться действиями других людей или структур.

Следует отметить особую форму организации научного труда по закрытому принципу С целью максимальной отдачи и намерением изолировать группы перспективных ученых-разработчиков от внешнего мира строятся ученые городки.

Эта тенденция была свойственна Советскому Союзу, сейчас по такому принципу работает ряд японских компаний и компания «Мюгозоп». Взаимосвязь науки и власти можно проследить по линии привлечения ведущих ученых к процессу обоснования важных государственных и управленческих решений.

В ряде европейских государств и в США ученые привлекаются к управлению государством, обсуждают проблемы государственного устройства и государственной политики.

В нашей стране дело обстоит иначе, власть обеспечивает ученым крайне скромное содержание, а ученые получают возможность не нести никакой ответственности за состояние дел в стране.

Вместе с тем у науки есть свои специфические цели и задачи, ученые стоят на объективных позициях, для научного сообщества в целом не свойственно при решении научных проблем обращаться к третейской инстанции власть имущих, неприемлемо для него и вмешательство власти в процесс научного поиска.

При этом следует иметь в виду различие фундаментальных и прикладных наук. И если фундаментальные науки в целом направлены на изучение объективной реальности, то прикладные должны отвечать тем целям, которые ставит перед ним производственный процесс, способствовать изменению объектов в нужном для него направлении.

Их автономия и независимость значительно снижена в сравнении с фундаментальными науками.

Современное состояние науки вызывает к жизни необходимость государственного регулирования и гуманитарного контроля над темпами и последствиями научно-технического развития, над прикладными инженерными и технологическими приложениями.

Когда же наука ориентируется на идеологические принципы того или иного типа государства, она превращается в лженауку.

Подлинной целью государственной власти и государственного регулирования науки должно быть обеспечение роста научного потенциала во благо человечества.

Источник: http://psyvision.ru/help/filosofiya/50-filnayki59/519-filnayki1

22. Наука и власть. Проблема взаимоотношения академической свободы и государственного регулирования науки

Наука и власть

Есть ли границы между наукой и властью или они неразделимы? При рассмотрении этой проблемы существуют два вектора анализа:

  • а) влияние науки на политику (власть);
  • б) воздействие политики на науку.

Логика общественного развития на всех ее этапах постоянно убеждала властные структуры в необходимости считаться с научными выводами, результатами и рекомендациями.

Наука систематически показывала, что использование ее данных способно всерьез изменить лицо общества, улучшить жизнь людей.

Поэтому ученые всегда, так или иначе, были привлечены во власть, являлись участниками государственного аппарата с целью руководства не только наукой, но и всем обществом на научных принципах.

О значимости и важности научной политики, научного управления обществом заговорили еще в эпоху античности. В частности Платон в своем идеальном государстве выделял в качестве высшей управленческой силы общества философов – мудрецов.

В конце XIX – начале XX вв. возникает самостоятельная научная дисциплина под названием политология (политическая наука).

Особенно четко предмет и задачи политологии были определены международным коллоквиумом по вопросам политологии, состоявшимся в 1948 г.

под эгидой ЮНЕСКО, рекомендовавшей политологию в качестве общеобязательной учебной дисциплины в европейских странах.
Политическая наука должна заниматься изучением и созданием:

  • а) политических теорий;
  • б) политических институтов;
  • в) партий, общественных групп, общественного мнения;
  • г) международных отношений.

Политология, как наука о политике, тесно взаимодействует с такими науками, как философия, история, социология, юриспруденция, психология и другие.

(правда. надо понимать что на практике политология сегодня часто сводится “просто к созданию рецептов” управления людьми- в том или ином смысле, и “правильными” или нет они оказываются только с точки зрения эффективности).

Влияние науки на власть и историю в ходе Манхэттенского проекта

В качестве влияния науки (научного сообщества) на власть стоит лучше (по сравнению с политологией, которая может влиять лишь как инструмент в руках той же власти) привести примеры независимых действий ученых в ходе Манхэттенского проекта (создание атомной бомбы в США в 1943-1945 г.

с опорой на исследования начатые в международном (без СССР) «Урановом комитете» в 1939 году), например, фактически умышленный обмен сведениями по “атомной бомбе” — настрой ученых с мировым именем (в том числе Нильса Бора) на то, что секрет атомного оружия не должен принадлежать одной державе, значительно облегчил (по воспоминаниям разведчика Павла Судоплатова, руководившего процессом передачи данных сведений в СССР) процесс получения советской разведкой сведений о технологиях создания данного оружия. Более того, утверждается что командование военных в США было вынуждено считаться с кадрами, которые допускались к работе исключительно под нажимом Роберта Оппенгеймера (руководители Манхэттенского проекта “от военных” подозревали ряд сотрудников в сотрудничестве с СССР, но ничего не могли противопоставить научному руководителю Оппенгеймеру, так как он очень сильно влиял на процесс собственным интеллектом и авторитетом).

С другой стороны Манхэттенский проект стоит рассматривать как пример, когда наука была впервые “привлечена” властью для решения “оперативных” и “сверхважных” задачь в широком масштабе. Т.е.

едва ли сообщество ученых могло остановить сам процесс создания бомбы, но вот “поделиться” секретом, по мнению ряда исследователей, вполне удалось. Т.е.

одновременно и даже в большей степени это пример влияния власти на науку.

Влияние власти на науку

Не менее важным аспектом проблемы наука и власть является вопрос влияния власти на науку.

Здесь незримо существует следующая формула «наука слишком важный феномен общественной жизни, чтобы оставить ее только ученым».
Взаимоотношения науки и власти всегда складывались непросто. Пример тому – развитие науки в СССР.

С одной стороны власть была заинтересована в создании научных кадров, способных обеспечить оборону и защиту страны.

Отсюда мощное финансирование научных исследований и, как следствие, успешное развитие военной науки, крупные открытия в математике, физике и других науках.

С другой стороны, науке навязывались направления исследований, которые противоречили логике ее развития.

Отдельным отраслям давались оценки, которые исходили из их политизированных установок, что принесло обществу серьезные потери: кибернетика, социология, генетика и др. не получили должного развития.

Анализ проблемы управления наукой выявляет три возможных направления решения:

  • а) политический;
  • б) собственно научный;
  • в) организационно-хозяйственный.

Политический – это уровень решения проблем развития науки в форме создания и реализации научной политики – направление деятельности, система мероприятий государственной власти, ее законодательных и исполнительных органов в области науки и техники. Она (система мероприятий) включает в себя решение таких вопросов как:

  • 1) определение соотношения темпов развития науки и экономики;
  • 2) привлечение науки для обеспечения обороноспособности страны;
  • 3) утверждение государственных приоритетов развития науки и техники гражданского назначения и научно-технических программ по их реализации;
  • 4) социальная защита ученых и научных работников;
  • 5) реформирование научной сферы.

Следующий, второй уровень управления наукой – собственно научное руководство, включающее в себя решение следующих вопросов:

  • 1) разработка оперативных планов исследований;
  • 2) количественного соотношения научных работников и вспомогательного состава;
  • 3) организация информационного обеспечения исследовательского процесса;
  • 4) подготовки научных кадров через аспирантуру.

Психологами и социологами были выявлены следующие типы научных коллективов:

  • «анархические» − каждый работает самостоятельно, общее руководство практически отсутствует; «совещательные» − руководитель спрашивает мнение каждого сотрудника, но решение принимает единолично;
  • «авторитарные» − жестко запрограммированные коллективы;
  • «парламентские» − решение принимается по большинству в ании; «демократические» − решение принимается как точка зрения всех членов коллектива.

Третьей формой управления наукой является административно-хозяйственные рычаги влияния на науку, и, прежде всего, вопросы финансирования науки и обеспечение ее материально-технической базы.
Эксперты по этой теме в один голос говорят о прямой зависимости темпов развития науки от темпов поставок техники и финансирования.

В рамках проблемы управления наукой всегда есть противоречие между централизированным управлением и самоорганизацией, творческой свободой и нормативностью.

Политики и ученые на конвенциальной основе должны определить и определяют «зоны» свободы и необходимости: те аспекты развития науки, где вмешательство государства возможно и оправдано, и те стороны, в которых развитию науки нужны доверие, право на свободу творчества и проявление индивидуальности, то есть создание условий в которых можно и нужно в полной мере демонстрировать обаяние ищущей мысли.

Источник: http://fkn.ktu10.com/?q=node/8041

Book for ucheba
Добавить комментарий