Новое в понимании первоначала (идея огня)

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования 

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕСИТЕТ

АЭРОКОСМИЧЕСКОГО ПРИБОРОСТРОЕНИЯ»

 Юридический факультет

Контрольная работа
“Логос” и “Огонь” в  философии Гераклита и его  учение о противоположностях.
По дисциплине:   Философия
Работу выполнилСтудент группы _9962k__    _____________    _Иванова М.Ю._Преподаватель_____________________      ______________________      _______________________Должность, уч.степень, звание                                    подпись, дата                                               Инициалы, фамилия
Санкт-Петербург
  2011

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

  1.  Учение о логосе
  2. Новое в понимании первоначала (идея огня)

   2.1. Огонь и душа

   3.  Диалектика в философии Гераклита

   3.1  Единство и борьба противоположностей

Заключение

Введение

Древнегреческая философия – одно из важнейших явлений  и результатов исторического развития Древней Греции. Возникнув в конце VII – начале VI в. до н.э., древнегреческая философия до конца своего развития, пресекшегося в VI в. н.э., оставалась характерным, своеобразным и значительным явлением культурной жизни античного общества.

Греческие философы принадлежали в большинстве к различным слоям «свободных», т.е. по преимуществу рабовладельческого класса. Их общественно-политические, нравственные и педагогические учения выражали взгляды и интересы этого класса.

Тем не менее, в разработке даже этих вопросов, а особенно в разработке основ философского мировоззрения, древние греки создали учения, высоко поднимающиеся над тесным историческим горизонтом рабовладельческого общества.

Древнегреческая философия возникла не как область специальных философских исследований, а в неразрывной связи с зачатками научных знаний – математических и естественнонаучных, в связи с зачатками политических знаний, а также в связи с мифологией и искусством.

Гераклит – один из оригинальнейших мыслителей в истории греческой и мировой философии – жил в напряженный и критический для греческой истории период. Острая борьба демоса против родовой аристократии привела к падению ее власти и формированию полисной демократии.

Шла освободительная война малоазийских греческих полисов и всей Эллады против Персидского царства за свою независимость. В неравной борьбе против Персидского колосса даже наиболее крупные из малоазийских полисов потерпели жестокое поражение и пришли в упадок, выйти из которого не смогли полностью даже после освобождения.

В сфере идейно-духовной жизни полисы испытывали в то время кризис традиционных мифологических представлений о мире и жизни.

1. Учение о логосе.

Идея логоса составляет центральную часть учения Гераклита и играет ведущую роль в его воззрениях. Но термин «логос», впервые использованный Гераклитом в качестве одного из философских понятий и ставший столь популярным в античной и средневековой философии, остается одним из самых неясных и «темных» его терминов.

Так, в одном фрагменте «логос» у него означает и нечто  объективно существующее, согласно которому «все совершается», и субъективное «слово», «мысль» или теоретическое «высказывание» самого Гераклита, адекватное объективному «логосу».

В другом фрагменте, напротив, отличая свой логос-слово от объективного логоса, он говорит о логосе как о единстве всего: «Не мне, но логосу внемля, мудро согласиться, что все едино».

В некоторых других случаях логос – это «всеобщее» (истина или порядок), которому необходимо следовать, а также «божественный закон, на который необходимо опираться».

Многозначность термина «логос», понимание которого во фрагментах Гераклита усложнено разнообразием и неопределенностью вкладываемого в него содержания, заставляет рассматривать этот термин в контексте его основных идей.

Идея о всеобщем течении и изменении, смыслообраз реки. В одном из фрагментов о реке говорится: «На входящих в ту же самую реку текут все новые и новые воды». В другом фрагменте читаем: «В одну и ту же реку нельзя войти дважды»… «рассеивается и вновь собирается, прибывает и убывает, приближается и удаляется».

Образ вечно текущей реки у Гераклита символизирует вечно меняющийся мир, вечно обновляющееся бытие. На примере запоминающегося образа реки Гераклит показал, что природа вещей подвижна, а сущность активна. Мир – процесс, поток вещей. Сама жизнь – движение и активность.

Иначе говоря, все, что движется, то живет; все, что живет, то движется. Все «бессмертное» движется вечно, все «смертное» – временно. «Смертную природу» невозможно застигнуть дважды в одном и том же состоянии, как и человеческую жизнь.

Ибо то, что было, прошло; то, что будет, приближается; становясь настоящим, удаляется. Все проходит, исчезает безвозвратно – «умирает». Все происходящее в мире и самой человеческой жизни неповторимо.

Жизнь и смерть, рождение и гибель, и вообще противоположности возникновения и исчезновения связаны между собой и предполагают друг друга. Поэтому «одно и то же живое и мертвое».

По мысли Гераклита, действительность представляет собой единство вечного миропорядка и переходящих вещей, единство вечного и временного. Таким образом, у Гераклита намечаются зачатки идеи о единстве противоположностей времени и вечности.

Впервые у Гераклита намечаются и такого рода вопросы: что представляет собой вековечный поток времени, смена вещей и поколений? Имеется ли во всеобщем потоке какой-либо порядок и разумный смысл, т.е.

логос, или же это игра природных стихий, в которой нет никакого логоса и никакой цели?

Образ гераклитовской реки, символизирующий мир, космос, выражает оба противоположных аспекта бытия: как всеобщее течение вещей, так и всеобщий относительный их покой. Река, конечно, все время течет, но это вовсе не означает, что в ней нет ничего стабильного, постоянного, неизменного, за исключением самого течения и изменения.

Река остается той же рекой, несмотря на то, что в ней каждый раз текут все новые и новые воды. И если Гераклит говорит, что солнце ежедневно новое, то он имеет в виду ту же самую мысль: части меняются, но целое остается, т.е. составные элементы солнца каждый раз новые, но солнце остается одним и тем же.

Более того, можно сказать, что нет ничего более постоянного, чем река, которая все время течет, и солнца, которое все время светит. Таким образом, любое физическое изменение происходит в соответствии с определенной нормой и ритмом, известным количественным соотношением, т.е.

в соответствии с «мерой», которая представляет собой один из аспектов всеобъемлющего логоса.

По мнению Гераклита, то, что день и ночь, тепло и холод, лето и зима и т.п. не одно и то же, – это известно всякому. А вот то, что день и ночь, лето и зима, как и все противоположности, составляют одно целое, – это мало кто разумел. Т.Е.

то, что противоположности типа день – ночь, лето – зима, горячее – холодное и т.п.

следуют друг за другом, создавая определенную цикличность, повторяемость, заметить нетрудно, А вот то, что сама эта повторяемость и цикличность определяется взаимосвязанностью, скрепленностью, единством противоположностей, т.е. всеобщим логосом, – этого многие не понимают.

Гераклитовский логос – это структура всего сущего, порядок всего происходящего. Аспектами, или видами этого логоса являются борьба, гармония, мера, закон, справедливость. Существует не только логос мира в целом, но также разновидности, или проявления, этого логоса в той или иной сфере действительности. На этом основании Гераклит говорит о логосе огня, моря, души.

2. Новое в понимании первоначала (идея огня)

2.1. Огонь и душа

Основная характеристика гераклитовского бытия – его подвижность. Именно огонь – наиболее подвижное, изменчивое из всех наблюдаемых в природе явлений. Огонь у Гераклита есть символ всеобщей стихии, даже стихийности.

Гераклит избирает именно огонь, потому что благодаря этому символу возникает образ более живого, динамического первоначала. Именно «огненное» первоначало помогало объяснить и происхождение Вселенной, и постоянное взаимодействие стихий, элементов.

Огонь в качестве первоначала был по-своему удобен и для того, чтобы получить принцип объяснения общеприродных явлений.

«Этот космос, один и тот же для всех, не создал никто из богов, никто из людей, но  он всегда был, есть и будет вечно живой огонь, мерно возгорающийся, мерно угасающий».

Это типично гераклитовский образ космоса и главная «парадигма» космогонии: всегда существовавший первоначальный огонь то разгорается, то погасает, и тем самым обеспечивается непрерывность рождения и исчезновения в мире природы.

Гераклит увидел в мировом огне единство противоположностей животворного и смертоносного начал: огонь подобно борьбе не только разрушает, но и созидает; не только сжигает и губит, но и дает жизнь всему.

«Вечно живой» огонь определяет космическую жизнь и вместе с тем является символом этой жизни. Космическая жизнь – эир «мерное» воспламенение и угасание огня. Такова и жизнь человека. Она есть горение, а следовательно, и угасание.

В жизни всего единичного и индивидуального заключена его смерть; жить – значит умирать, сгорать. Смерть не чужда жизни и не привносится откуда-то извне.

«Огонь – это нужда, недостаток и избыток». У Гераклита огонь как символ включает и социально-нравственные оттенки, становится неким «воздающим» началом. Огонь есть нечто вроде судьбы, которая несет с собой какое-то воздаяние.

Согласно мысли Гераклита, единство человека и окружающего его мира состоит в их «огненности», т.е. в том, что и природа человека, и сущность окружающего мира представляет собой проявления космического огня, различных его состояний.

В самом деле, космический огонь, будучи живым и активным началом, схож с человеческой душой и составляет как бы живую душу вселенной; а человеческая душа (психея), как источник активности и жизни, напоминает космический огонь.

По словам Гераклита, «сухая, сияющая душа мудрейшая и наилучшая».

Психея – это тонкий вид огня, горение огня. Непосредственно же «психеи испаряются из влаги». В качестве испарения, пара душа представляет собой нечто среднее между водой и огнем. У одних людей душа-испарение бывает более влажной, чем у других.

Души «большинства» влажны, содержат мало огня, в то время как души немногих, наилучших, наимудрейших людей, напротив, отличаются преобладанием в них сухого (огненного) сияния.

Но соотношение влажного и огненного элементов в душе не является неизменным: душа подвержена своеобразному процессу – путям «вверх и вниз». Когда душа становится все более огненной, сияющей и сухой, это путь вверх.

Путь вниз – это процесс увлажнения, утраты душой своей огненности, вследствие чего силы души – интеллект и воля – убывают, ослабевают, душа становится менее сияющей, более тусклой и неразумной. «Пьяный, ведомый ребенком, шатается и не замечает, куда идет, ибо влажна его душа».

Жизнедеятельность человеческой души полна противоречия и драматизма, т.к. за удовлетворение каждой из своих страстей человек расплачивается частицей животворного огня своей души: «Трудно бороться со страстью: ведь всякое желание сердца исполняется ценою души». Поэтому «людям не стало бы лучше, если бы исполнилось все, чего они желают».

Таким образом, в жизни души заключена ее смерть. Человек не может ни игнорировать желания и страсти, ни быть на поводу у них: чтобы жить, он должен вести постоянную борьбу с самим собой, т.е.

должен как устоять против их полного удовлетворения, так и воздержаться от полной победы над ними, ибо и в том и в другом случае результат оказывается один и тот же – смерть души.

3. Диалектика в философии Гераклита

3.1.  Единство и борьба противоположностей

Гераклит знаменит не только интересными и глубокими размышлениями о первоначале. Еще более славен он как великий древнегреческий диалектик. Те диалектические мысли и идеи, которые заключены в концепции первоначала первых греческих философов, получают у Гераклита более четкую артикуляцию, дальнейшее развитие.

Диалектика у Гераклита, как и у его предшественников, – это, прежде всего констатация и фиксирование вечности происходящих в мире изменений. Мысль об изменениях, характерная для самых первых греческих философов, у Гераклита приобретает форму мысли всеобщей, т.е. философской идеи.

Все изменяется, и изменяется постоянно; нет предела изменениям; они есть всегда, везде и во всем – вот что спрессовано в знаменитой краткой фразе: «Нельзя в одну и ту же реку войти дважды».

У Гераклита река не более чем символ, благодаря которому понятным для людей способом утверждается всеобщая мысль. Такова же роль других гераклитовских символов – огня, войны и др. Повязанность мысли Гераклита с символами, образами – специфическая черта его философии.

«На входящих в одну и ту же реку текут все новые и новые воды» Поэтому, согласно Гераклиту, в одну и ту же реку нельзя войти дважды.

Специфика диалектики Гераклита – еще и в том, что мысль об изменениях объединяется здесь с идеей единства и борьбы противоположностей. Предвестником такого подхода был Анаксимандр. Гераклит как бы извлекает из недр внутренней логики первоначала идею единства и борьбы противоположностей и подробно развивает ее.

По Гераклиту, противоположности предполагают друг друга и немыслимы друг без друга. Так, болезнь делает сладостным и благим здоровье, голод – насыщение, усталость – отдых.

То же можно сказать о качествах и свойствах вещей: их можно обнаружить и познать через их  противоположности. Наличие сходного, тождественного между противоположностями обусловливает как их сосуществование, так и их переход друг в друга.

Температура, например, есть общее между холодным и теплым. Поэтому «холодное нагревается, горячее охлаждается, влажное высыхает, сухое увлажняется».

Источник: https://www.referat911.ru/Filosofiya/logos-i-ogon-v-filosofii/39550-1322697-place1.html

Учение Гераклита об огне в виде первовещества

Новое в понимании первоначала (идея огня)

Идею о первовеществе глубоко развил Гераклит, считая, что таковым является не вода, воздух или апейрон, а огонь, ибо природа находится в вечном изменении, а из всех веществ наиболее изменчив именно огонь.

ГЕРАКЛИТ (540—480 до н. э.) учил, что «мир, единый из всего, не создан никем из богов и никем из людей, а был, есть и будет вечно живым огнем, закономерно воспламеняющимся и закономерно угасающим».

Огонь, по Гераклиту, — это первовещество и первосила. Благодаря изменениям огня материя превращается в воду и землю, тем самым единое становится многим и всем.

Этот процесс умирания огня Гераклит называет «путем вниз».

Но «путь вверх и вниз один и тот же: одновременно из воды возникает огненный смерч, все становится единым, все вещи превращаются в огонь, он воспламеняется, рождается».

Выбор в качестве первостихии огня у Гераклита мог быть предопределен распространенными народными представлениями о всесокрушающей силе огненной стихии.

Свою роль здесь, как и далее в учении Гераклита о борьбе противоположностей, могли сыграть также идеи древневосточной, а именно — персидской религиозной философии, воплощением которой является солнечный бог Митра, обеспечивающий победу силам света в их борьбе с силами тьмы.

Обоснованный выбор огня в качестве вечносущей, всепроникающей и наделенной способностью к развитию основы мира, по существу, является материальной первостихией, но в то же время соответствует духу ранней греческой философии, не лишенной некоторого мистического свойства.

Точное знание обогатилось тремя великими идеями Гераклита:

■ идеей вечного движения;

■ идеей единства Вселенной;

■ идеей закономерности явлений.

Для биологии они впоследствии означали признание изменения живой природы, единство живых форм, закономерностей и явлений материального мира.

Мир существует в представлении Гераклита от века, но его существование связано с круговоротомматерии: «Смерть земли — рождение воды, смерть воды — рождение воздуха, смерть воздуха — рождение огня и наоборот».

Главным элементом, однако, всегда остается огонь, а далее огненное вещество в мире — товарная сущность. «Все обменивается на огонь и огонь — на все, подобно тому, как золото — на товары, а товары — на золото».

Великолепно сопоставление Гераклитом жизненного процесса с водным потоком:

«На входящих в ту же самую реку набегают все новые и новые волны»;

«В ту же реку мы вступаем и не вступаем, существуем и не существуем»;

«Нельзя в ту же реку войти дважды»;

«Рассеивается и вновь собирается, приходит и уходит»;

«Холодное нагревается, горячее охлаждается, влажное сохнет, сухое увлажняется» и т.д.

Изменение, по Гераклиту, является результатом борьбы противоположных начал. Жизнь и смерть — тоже непрерывно борющиеся противоположности. «Враждующее соединяется, из расходящихся — прекрасная гармония, и все происходит через борьбу…

Бессмертные смертны, смертные бессмертны, смертью друг друга они живут, жизнью друг друга они умирают…». «Одно и то же живое и умершее, проснувшееся и сияющее, молодое и старое, ибо первое исчезает во втором, а второе — в первом».

«Следует знать, — говорит Гераклит, — что борьба всеобща, что справедливость — в распре и что все рождается через распрю и по необходимости».

Борьба противоположностей, таким образом, составляет суть жизненного процесса, является стержнем существования, она оказывается той гармонией, на которой держится целое: «Противоречивость сближает, разнообразие порождает прекраснейшую гармонию, и все через распрю создается».

Венчает всю эту диалектическую конструкцию закономерное в этой связи утверждение об относительности всего сущего: «Прекраснейшая из обезьян безобразна, если ее сравнивать с родом человеческим». Но и человеку гордиться особо нечем: «Мудрейший из людей — обезьяна перед Богом как по мудрости, так и по виду и во всем другом».

Важнейшей частью учения Гераклита является учение о логосе, душе, Боге.

Жизнь мира подчинена известной закономерности, которую он именует логосом (по-греч. «слово», «речь», а также «смысл», «разум»). Эта закономерность существует от века, раньше даже возникновения Земли. Она пронизывает весь космос, включая населяющих этот мир людей.

Душа мыслится у Гераклита как важнейшее одухотворяющее начало в человеке: «Душе смерть — воде рождение, воде смерть — земле рождение, из земли ведь вода рождается, а из воды — душа».

Главное в учении Гераклита о душе состоит в установлении связи между душой человека и общим логосом, душа у него сопричастна последнему и этим объясняются неисчерпаемые потенциальные возможности человеческого разума. «Идя к пределам души, их не найдешь, даже если пройдешь весь путь: таким глубоким она обладает логосом. Душе присущ самообогащающийся логос».

«Истинная мудрость, — указывает Гераклит, — состоит в постижении логоса, т.е. общей закономерности, направляющей жизнь космоса: ведь существует единственная мудрость: познать замысел, устроивший все через все».

«Высшая мудрость заключается в постижении общего, в умении абстрагировать, а это, — как подчеркивает Гераклит, — сплошь и рядом не под силу даже философу». «Разумение — величайшая добродетель, а мудрость в том, чтобы говорить правду и действовать в согласии с природой, ей внимая».

Таким образом:

1. Гераклит первым протянул нити от жизни природы к жизни духа.

2. Гераклит развил цельный взгляд на природу мира и пронизывающую его закономерность.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/18_45956_uchenie-geraklita-ob-ogne-v-vide-pervoveshchestva.html

Новое в понимании первоначала (идея огня)

Новое в понимании первоначала (идея огня)

Поверхностному наблюдателю может представиться, что Гераклит просто примыкает к древнегреческим ионийским философам, во всяком случае, встает рядом с Фалесом и Анаксименом. Ведь он тоже утверждает, что первоначало есть одна из материальных стихий, а именно огонь.

Но огонь у Гераклита в еще большей мере символ, чем Фалесова вода, огонь есть символ всеобщей стихии, даже стихийности. Как убедительно показано в историко-философской литературе, Гераклит избирает именно огонь, потому что благодаря этому символу возникает образ более живого, динамического первоначала.

Предшествующие же философы пришли к тому, что во имя спасения идеи первоначала его нужно объявить не подверженным изменениям.

Для Гераклита важно, что избранное им первоначало позволяло выйти к космической целостности мира. Кстати, здесь он имел все основания опереться на предшественников, в частности на Анаксимандра. Последний утверждал, что где-то и когда-то “из первоначального огня” рождались светила, планеты. Предполагалось, что из первоогня возникла и сама Земля.

“Обращения огня: сначала море; а [обращения] моря — наполовину земля, наполовину — престер [дутель]” — так Климент Александрийский передает мысль Гераклита, комментируя ее: “.. .

под действием управляющего всем логоса и бога огонь превращается через воздух в жидкость, как бы семя упорядоченного космоса, которое он называет морем” (53; 220), Иными словами, “огненное” первоначало помогало объяснить и происхождение Вселенной, и постоянное взаимодействие стихий, элементов.

В умозрительной догадке древних относительно огня есть нечто, сохранившееся в последующей космогонии, в которой нередко воспроизводилась идея о планетах как остывших — а некогда раскаленных, огненных — телах.

Образ огня у Гераклита, как оказалось, был по-своему перспективным. Но особенно важной была решимость древнего мыслителя истолковать “огненное” начало как космогоническое, космопроизводящее.

Огонь в качестве первоначала был по-своему удобен и для того, чтобы получить принцип объяснения не только космогонических, но и всяких других, а именно, общеприродных явлений. Причем объяснить их ссылками на чисто природные, материальные основания.

Как, скажем, объяснить взаимопревращение стихий? Апелляция к огню или просто “включение” огня во взаимопревращение материально-телесных процессов позволяет Гераклиту дать довольно убедительные объяснения.

Вот, к примеру, один из фрагментов Гераклита, где речь идет об истолковании космических и физических процессов: „Этот космос, один и тот же для всех, не создал никто из богов, никто из людей, но он всегда был, есть и будет вечно живой огонь, мерно возгорающийся, мерно угасающий” (51; 217).

Таковы типично гераклитовский образ космоса и главная “парадигма” космогонии: всегда существовавший первоначальный огонь то разгорается, то погасает, и тем самым обеспечивается непрерывность рождения и исчезновения в мире природы. Или возьмем такой гераклитовский образ: огонь — это нужда, недостаток и избыток (55; 223).

Но у Гераклита огонь как символ включает и социально-нравственные оттенки, становится неким “воздающим” началом. Что-то подобное, вспомним, было уже у Анаксимандра и Анаксимена: у них некоторые космогонические, космологические фрагменты стали включать в себя идеи воздаяния, наказания.

Та же мысль, но уже более отточенная, ясная, есть и у Гераклита, толковавшего огонь и как природную, и как нравственную силу. “Всех и вся, нагрянув внезапно, будет Огонь судить и схватит”, — свидетельствует Ипполит, прибавляя: “…Гераклит полагает, что огонь — единственный элемент и что из него возникла Вселенная.

Потому-то он и пугает нас, и грозит, что некогда Вселенная будет испепелена, поскольку она разложится в то, из чего возникла” (82; 239). (Для XX в. угроза “испепеления” Вселенной оказалась вполне реальной.

) Огонь в истолковании Гераклита есть нечто вроде судьбы, которая несет с собой какое-то воздаяние, пусть и не устанавливая космическую “справедливость” (на что вроде бы “намекают” некоторые переводы гераклитовых фрагментов), но все же предполагая некую “заимообразность” [= “за счет другого”] (28; 201), т.е. внутреннюю взаимозависимость или, употребляя современный термин, обратную связь происшедшего, содеянного и их последствий.

Итак, везде огонь: все — от огня, из огня, из-за него. “Всем этим правит Перун”, — так передает доксограф Ипполит слова Гераклита, разъясняя: “Перуном” же он называет вечный огонь. Он называет его нуждой и избытком” (79; 237).

Продолжается и усиливается логическая линия “развертывания” некоего абстрактного, но вездесущего, всеохватывающего первоначала. Но у Гераклита есть и существенное приращение мысли: он уже довольно четко различает три “единства”.

Во-первых, выделяется природа в целом как носительница всего, что есть, всего, что возникает и исчезает, огромного, необозримого множества всего существующего. Во-вторых, выделяется и становится “предметом мысли” огонь как первоначало.

“Раскол” и единство первого и второго — природы в целом и первоначала — уже более или менее традиционны для древнегреческого философствования. Но как из природы, так и из огня Гераклит, в-третьих, выделяет — не отрывая от них, но все-таки отличая — то, что называет логосом. Буквально это означает “слово”. Но понятие логоса у Гераклита приобретает особый вид.

Литература:
Мотрошилова Н.В. Новое в понимании первоначала (идея огня)./История философии. Запад-Россия-Восток. Книга первая. Философия древности и средневековья.- М.:Греко-латинский кабинет, 1995 – с.57-59

Источник: http://filosof.historic.ru/books/item/f00/s00/z0000004/st013.shtml

Book for ucheba
Добавить комментарий