О СОЦИАЛЬНОЙ УТОПИИ

Алексей Федотов: Социальные утопии и свобода личности

О СОЦИАЛЬНОЙ УТОПИИ

В советское время было принято писать об авторах  социальных утопий (имея в виду, в первую очередь, Томаса Мора и Томмазо Кампанеллу), как о тех, кто предлагал модель идеального государства. Как писала И. Семибратова: «Мечты о совершенном устройстве общества пронизывают творчество многих великих писателей Средневековья, Возрождения и последующих эпох.

На развитие общественной мысли всегда влияла общественно-историческая обстановка. Сложный, противоречивый характер эпохи отразился в творении английского гуманиста,  государственного деятеля и писателя Томаса Мора (1478-1535) – его знаменитом сочинении «Золотая книга, столь же полезная, как забавная, о наилучшем устройстве государства и о новом острове Утопии»(1516).

Немалый вклад в развитие жанра литературной социальной утопии внес итальянский философ Джованни Доминико Кампанелла (1568-1639), принявший в монашество имя Томмазо.

Написанная им в 1602 и опубликованная в 1623 году его книга «Город Солнца или Идеальная Республика», по словам академика Волгина, “как источник распространения коммунистических представлений… должна быть поставлена рядом с «Утопией» Томаса Мора”»[3; с. 3,6,8].

Чем же так прекрасна эта средневековая Утопия?

В ней «…посередине каждой части города имеется рынок со всякими постройками. Туда, в определенные дома, свозятся предметы производства каждого семейства, и отдельные виды их распределяются в розницу по складам. В них каждый отец семейства просит того, что нужно ему и его близким, и без денег, совершенно безо всякой уплаты, уносит все, что ни попросит»[2; с. 72].

При этом в  идеальной Утопии Томаса Мора существует рабство: «Ни одна семья не имеет в своем составе менее сорока человек – мужчин и женщин, кроме двух приписных рабов»[2; с. 60].

 Рабами становятся, в том числе, в качестве наказания за преступления. Существует всеобщая трудовая повинность: «У всех мужчин и женщин есть одно общее занятие – земледелие, от которого никто не избавлен.

Ему учатся все с детства, отчасти в школе путем усвоения теории, отчасти же на ближайших к городу полях, куда детей выводят как бы для игры, между тем как там они не только смотрят, но под предлогом физического упражнения также работают»[2; с. 65].

 Впрочем, время обязательных работ ограничивается 6 часами в сутки.

У них практикуется эвтаназия: «…если болезнь не поддается врачеванию, но доставляет постоянные муки и терзания, то священники и власти обращаются к страдальцу с такими уговорами: он не может справиться ни с какими заданиями жизни, неприятен для других, в тягость себе самому и, так сказать, переживает уже свою смерть; поэтому надо решиться не затягивать далее своей пагубы и бедствия, а согласиться умереть Те, кто даст себя убедить в этом, кончают жизнь добровольно или голодовкой, или усыпленные»[2; с. 97-98].

 В Утопии распространено язычество: «Религии утопийцев отличаются своим разнообразием не только на территории всего острова, но и в каждом городе. Одни почитают как бога Солнце, другие – Луну, третьи – одну из планет» [2; с. 114].

 При этом жители Утопии положительно восприняли обращенную к ним проповедь христианства.

В целом, можно отметить, что для своего времени Томас Мор нарисовал картину достаточно гуманистического общественного устройства.

Обратимся теперь к тексту, по мнению И. Семибратовой,  «удивительно светлой, мажорной книги, прославляющей Город Солнца»[3; с. 8].

 «Идеальная Республика» в представлении Т. Кампанеллы – своего рода теократия: «Верховный правитель у них – священник, именуемый на их языке «Солнце», на нашем же мы назвали бы его Метафизиком. Он является главою всех и в светском и в духовном, и по всем вопросам и спорам он выносит окончательное решение»[1; с. 137].

 В этом «идеальном государстве» существует селекция людей, как нечто само собой разумеющееся и достойное подражания: «Ведению правителя Любви подлежит, во-первых, деторождение и наблюдение за тем, чтобы сочетание мужчин и женщин давало наилучшее потомство.

И они издеваются над тем, что мы, заботясь усердно об улучшении пород собак и лошадей, пренебрегаем в то же время породой человеческой»»[1; с. 141].

Помимо того, что общим является имущество, общими являются также и жены и дети: «И хотя общность жен и не установлена среди остального населения, живущего в их области, у них самих она принята на основании, что у них все общее» [1; с. 142].

 «Они утверждают, что собственность образуется у нас и поддерживается тем, что мы имеем каждый свое отдельное жилище и собственных жен и детей. Отсюда возникает себялюбие»[1; с. 142].

 За тем, чтобы человек не смог ни к чему привязаться методично следят: «Дома, спальни, кровати и все прочее необходимое – у них общее. Но через шесть месяцев начальники назначают, кому в каком круге спать и кому в первой спальне, кому во второй: каждая из них обозначается буквой на притолоке» [1; с. 147].

Интимная сфера жизни жителей «идеального государства» регулируется самым унизительным образом; при этом вызывает большие сомнения,  насколько некоторые из аспектов такого регулирования способствуют появлению здорового потомства: «Ни одна женщина не может вступать в сношение с мужчиной до девятнадцатилетнего возраста; а мужчины не назначаются к производству потомства раньше двадцати одного года или даже позже, если они имеют слабое телосложение. Правда, иным дозволяется и до достижения этого возраста  сочетаться с женщинами, но только или с бесплодными или с беременными»[1; с. 150]. «Ежели какая-нибудь женщина не понесет от одного мужчины, ее сочетают с другим; если же и тут она окажется неплодною, то переходит в общее пользование»[1; с. 152].

Дети считаются государственной собственностью: «…производство потомства имеет в виду интересы государства, а интересы частных лиц – лишь постольку, поскольку они являются частями государства;  и так как частные лица по большей части и дурно производят потомство, и дурно его воспитывают, на гибель государства, то священная обязанность наблюдения за этим, как за первой основой государственного благосостояния, вверяется заботам должностных лиц, и ручаться за надежность этого может только община, а не частные лица»[1; с. 154].

Общество милитаризированное, как в отношении мужчин, так и женщин: «…мужчины и женщины у них носят почти одинаковую одежду, приспособленную к военному делу, только плащ у женщин ниже колен, а у мужчин доходит только до колен. И все они обучаются всяким наукам совместно» [1; с. 144].

Даже самые тяжелые болезни не освобождают от трудовой повинности: «…никакой телесный недостаток не принуждает к праздности, за исключением преклонного возраста, когда, впрочем, привлекаются они к совещаниям: хромые несут сторожевую службу, так как обладают зрением; слепые чешут руками шерсть, щиплют пух для тюфяков и подушек; те, кто лишен и глаз и рук, служат государству своих слухом, голосом и т.д. Наконец, ежели кто-нибудь владеет всего одним каким-либо членом, то он работает с помощью его в деревне, получает хорошее содержание и служит государству соглядатаем, донося обо всем, что слышит»[1; с. 158].

Существует нетерпимость к отличным от общепринятых взглядов: «…они беспощадно преследуют врагов государства и религии, как недостойных почитаться за людей»[1; с. 158].

Преступников отдают на расправу толпе: «Смертная казнь исполняется только руками народа, который убивает или побивает осужденного камнями, и первые удары наносят обвинитель и свидетели.

Палачей и ликторов у них нет, дабы не осквернить государство»[1; с. 73].

Может быть для Томазо Кампанеллы, который провел 27 лет в разных тюрьмах Неаполя за подготовку восстания в Калабрии (Южной Италии) против испанского владычества, придуманное им  государство и казалось идеальным, однако вызывает сомнение, что многие из тех, кто впоследствии восторгался на словах его трудом, реально захотели бы жить в такой «Идеальной Республике» в качестве простого ее жителя. 

В целом, можно говорить о том, что социальные утопии Т. Мора и Т.

Кампанеллы наглядно показывают принципиальную невозможность создания земного идеального государства; даже существующее лишь в фантазии оно будет нести на себе отражение всех несовершенств народа, который его населяет, являться инструментом для подавления свободы личности, даже при том, что декларироваться может совершенно обратное. 

Библиографический список:

2.     // Зарубежная фантастическая проза прошлых веков. Социальные утопии. М.: «Правда», 1989.Мор Т. Золотая книга, столь же полезная, как забавная, о наилучшем устройстве государства и о новом острове Утопии

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!
Нажмите “Подписаться на канал”, чтобы читать “Завтра” в ленте “Яндекса”

Источник: http://zavtra.ru/blogs/sotcial_nie_utopii_i_svoboda_lichnosti

Социальные утопиии. Мечта человечества о равенстве

О СОЦИАЛЬНОЙ УТОПИИ

поделитесь ссылкой в соцсетях

Инстинкт послушания: чем социальные утопии так привлекательны и почему ни одна из них не сработала

Мечты о счастье и согласии в идеально устроенном обществе всегда занимали одно из центральных мест в философии и мифотворчестве. Законченную форму эти мысли приняли в эпоху Возрождения, когда появились первые социальные утопии с претензией на осуществимость. Давайте разберёмся в чем их суть и что с ними не так.

«Утопия», Томас Мор

Первый труд, в котором центральной стала тема идеального общества, «Утопия», изданная в 1516 году, дала название всему жанру. «Золотая книжечка, столь полезная, как забавная, о наилучшем устройстве государства и о новом острове Утопия» — само слово «утопия» происходит от греческого οὐ, то есть «не», и τόπος — «место». Получается «место, которого нет».

По другой версии — «благое место», поскольку возможна интерпретация οὐ как «блага».
Суть. Утопия — это страна, расположенная на острове, которая когда-либо существовала в прошлом или существует сейчас, просто мы до нее еще не добрались, но теоретически можем это сделать.

Все утопийцы прежде всего заботятся о духовном развитии, но не забывают при этом эффективно трудиться на благо общества.
Это идеальная монархия с советом старейшин. Работают в Утопии три часа до обеда и три часа после.

Шести часов достаточно, чтобы обеспечить все общественные запросы, поскольку потребности отдельных индивидов весьма малы: свободное время отдается на духовное развитие и образование, а, например, одежда у всех одинакова. Всеми обыденными видами труда граждане занимаются по очереди, исключение возможно только при особых достижениях в занятиях наукой или искусством.

Мор пока не может решить, что делать с теми видами труда, которые в любое время и в любом обществе считались грязными (например, если надо иметь дело с человеческими испражнениями), поэтому вводит институт рабства.

Рабами могли стать граждане, осужденные за прелюбодеяние (чуть ли не единственное преступление в Утопии; жертва семейного конфликта в этом случае имела право подать на развод), или иноземцы, которые были высланы в Утопию либо когда-то напали на нее и попали в плен. Деньги в Утопии отменены, а из золота делают ночные горшки.
Почему это привлекательно.

Утопия — место, где нет конфликтов, нет зависти к более успешным или богатым людям (отсутствует частная собственность), нет конкуренции (все одинаковы не только в одежде, но и в своих потребностях и стремлениях), нет произвола власти (она мудра и совершенна), короткий рабочий день и уверенность в себе и близких.
Почему это неосуществимо.

Устройство общества в Утопии кажется справедливым, однако индивидуальные предпочтения и желания утопийцев никому не интересны. Например, в большинстве случаев граждане учатся тому ремеслу, которым занимались их родители, а чиновников и духовенство выбирают из числа тех, кто уже освобожден от физического труда.

Такие привилегии для узкого круга в любом случае ведут к росту социальной напряженности, идиллия в таких условиях невозможна.
Судьба автора. Томас Мор — трагическая фигура эпохи Возрождения. Будучи одно время английским лорд-канцлером, он пытался противостоять политике Генриха VIII, провозгласившего англиканскую церковь во главе с монархом приоритетной в противовес Римско-католической церкви. За отказ принять присягу Томаса Мора казнили в 1535 году. После он был канонизирован за верность католицизму.

«Город Солнца», Томмазо Кампанелла

«Город Солнца, или Идеальная республика. Политический диалог» — следующее известное сочинение утопического характера написано в 1602 году итальянским монахом в заключении.
Суть.

Город Солнца в этом труде — это теократическая республика, которой управляет первосвященник Солнце с тремя соправителями — Мощью (военное дело), Мудростью (знание, науки) и Любовью (витальные потребности, семья, воспитание). В большом почете здесь искусства и ремесла — именно достижения в этих областях учитывают соправители, выбирая низшую власть.

Власть здесь — сменяемый элемент. Четыре высших правителя — исключение из этого правила, их сместить нельзя, но все, кого они (выражая волю соляриев — граждан Города Солнца) считают недостойными, снимаются со своих постов.

Рабочий день еще короче, чем в «Утопии» — всего четыре часа, — но трудятся здесь с удовольствием, потому что, опять-таки, это одна из главных потребностей человека. Источник всех конфликтов, как считает Кампанелла, — эгоизм. Его пытаются избежать, поэтому в городе Солнца у всех одинаковая одежда, общие дома, общие столовые и даже жены.

Почему это привлекательно.

По сравнению с «Утопией» Мора в «Городе Солнца» заметен общий прогресс общества — это разделение умственного и физического труда, очень важная возможность убирать властителей, которые не оправдали доверия (этот механизм опирается на справедливость верховных правителей, которые наделены божественной мудростью, — все-таки, несмотря на свой антиклерикализм, Кампанелла оставался монахом). Короткий рабочий день освобождает время для духовного развития.
Почему это неосуществимо. Солярий, житель города Солнца, в современной терминологии — тоталитарная личность. Для него важны дисциплина и подчинение авторитету. Семья как таковая отсутствует, родственные связи не признаются, а рождение детей регламентировано и скорее похоже на разведение скота. Любые личные потребности соляриев нивелируются ради благих целей общества. Наказания — неотъемлемая часть жизни города Солнца, и осуществляют их не профессиональные палачи, а сами жители, причем прилюдно — это один из элементов народного воспитания.
Судьба автора. Джованни Доменико Кампанелла в 15 лет, постригшись в монахи и вступив в доминиканский орден, принял имя Томмазо (Фома) в честь Фомы Аквинского. В сентябре 1599 года за попытку восстания против гегемонии Габсбургской монархии в Италии его отправили в тюрьму в Неаполе. В заключении он провел более 27 лет. Выступив в защиту Галилея, в 1632 году был вынужден бежать во Францию.

«История севарамбов», Дени Верас

В отличие от «Утопии» и «Города Солнца», «История севарамбов», которую француз Дени Верас писал с 1675-го по 1679 год, стилизована под приключенческий роман.
Суть. Все начинается с кораблекрушения капитана Сидена и его команды у неисследованных берегов Австралии.

В районе берега оказывается достаточно пресной воды и еды, так что выжившие — 300 мужчин и 70 женщин — основывают поселение Сиденберг. В какой-то момент их приглашают к себе жители страны Севарамб, которая отделена от Сиденберга высокими горами.

Севарамб — страна счастливых и довольных людей, которая была основана в 1427 году выходцем из Персии Севариасом (действие самого романа происходит в 1655 году).

Сначала Севариас хотел организовать новое общество на классовой основе, но отверг эту идею, решив, что, отменив частную собственность (а вместе с ней и налоги) и обеспечив сословное равенство, можно избежать гордости, алчности и праздности.

Тем не менее в стране есть правитель и губернаторы — лучшие во всех отношениях представители севарамбов, а верховным божеством считается Солнце (сам Дени Верас был приверженцем деизма, так называемой естественной религии, которая признает существование Бога, но отрицает большинство сверхъестественных явлений).

Трудовая деятельность в этом государстве обязательна и строго регламентирована: день делится на три равные части: труд (восемь часов), развлечение и отдых (сон). Женщины выполняют работу более легкую, нежели мужчины. Больные и старики не обязаны трудиться. Детей, проявивших себя в искусствах или науках, освобождают от физического труда. Остальные обязаны трудиться, но необходимости принуждать их к этому нет — достаточным аргументом является мудрость и божественная избранность первого правителя и законодателя Севариаса. Верас не смог придумать полностью добровольного основания трудиться и обратился к религии. Называя ее «ловкой выдумкой», он тем не менее считал ее основой человеческой морали, без которой среди людей процветали бы одни пороки.

Почему это привлекательно. Общинная собственность позволяет одинаково заботиться обо всех гражданах страны. Люди работают на общее благо, получая впоследствии еду — не за труд, а просто как граждане страны Севарамб.

При этом есть некоторая дифференциация труда, забота об одаренных детях, больных и стариках, которые при этом получают столько же еды и вещей, сколько и работающий житель.

Есть возможность продвинуться по социальной лестнице — тех, кто доказал свои способности, могут причислить к интеллектуальной аристократии.

Почему это неосуществимо. Согласие жителей Севарамба на строго регламентированный труд основано на зыбком положении о безусловном поклонении верховному божеству Солнцу и его наместнику Севариасу. И если верховные властители после Севариаса избираются жребием (а значит, не обходится без божественного провидения), то механизм отбора аристократии за «добрые и разумные дела» вызывает вопросы. Соответственно, даже если каждый житель Севарамба беспрекословно признает верховную власть и главенство Солнца, он может усомниться в справедливости выбора тех сограждан, которых освобождают от физического труда.
Судьба автора. О количестве и качестве изданий «Истории севарамбов» на разных языках известно больше, чем о судьбе самого автора. Он родился около 1630 года во Франции, разочаровался сначала в военной, а потом в судебной карьере и уехал в Англию, где преподавал французский язык в придворных кругах. Но позже рассорился с покровителями, вернулся во Францию, откуда, в свою очередь, в 1685 году после отмены Нантского эдикта (дававшего протестантам во Франции равные права с католиками) эмигрировал в Голландию, где его след теряется.
Конечно, этими тремя произведениями не ограничивается ни жанр утопии в эпоху Возрождения, ни жанр утопии вообще. Например, среди трудов времен Ренессанса можно выделить «Новую Атлантиду» Фрэнсиса Бэкона, которая стала своеобразным ответом на протосоциалистические философские романы. В ней король, сенат и церковь вполне комфортно себя чувствуют без взяточничества и других злоупотреблений. Общественная идиллия приправлена научно-техническим прогрессом и верой в победу технологии над извечными социальными проблемами.Философ Сирано де Бержерак в это же время написал свое главное произведение «Иной свет, или государства и империи Луны» — утопию-памфлет о невольном полете на Луну и свободе мысли.Дальше будут социализм, марксизм, «Приключения Жака Садера» Габриэля де Фуаньи, «Базилиада» Этьенна-Габриэля Морелли, «2440 год» Луи Мерсье, «Путешествие в Икарию» Этьена Кабе и целый пласт художественной литературы, начиненный утопическим идеализмом. Постепенно рождается и жанр антиутопии, который в полной мере развернулся в XX веке, когда надежды на то, что равенство, всеобщее благосостояние и справедливая власть объединят человечество, рухнули. «1984» Джорджа Оруэлла, «О дивный новый мир» Олдоса Хаксли, «Мы» Евгения Замятина выявляют главный недостаток утопий — деперсонификацию личности и инстинкт послушания, который должен обеспечивать идеальный общественный порядок.

Вряд ли подразумевалось, что утопии — это готовые к реализации проекты. Но благодаря им мы знаем о теоретической возможности существования справедливого общества, которое стремится к уравнению прав и свободному труду.

Александр Семячко

Источник: theoryandpractice.ru

Зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии без проверки

Источник: https://free-rupor.ru/social_utopia

Социальные утопии

О СОЦИАЛЬНОЙ УТОПИИ

Социальные утопии ЗАПАДНО-ЕВРОПЕЙСКОГО CРЕДНЕВЕКОВЬЯ. МЕРКАНТИЛИЗМ

В позднее средневековье (XVI-XVII вв.) в экономической мысли Европы происходят изменения, связанные с разложением феодализма и развитием мануфактур. Великие географические открытия ускорили этот процесс, сделав торговлю всемирной. Средневековый купец вырвался на просторы океана и освободился от всякого рода ограничений. Жестокое ограбление колоний ускорило накопление капитала.

Аграрный переворот в Англии XVI века, создал благоприятную обстановку для развития капитализма, концентрации капитала, лишение средств производства основной массы населения, возникновение мануфактур. Начинается период буржуазных революций, появляется класс работающих богачей, взявших на себя функции управления.

XVI-XVII века стали эпохой перехода феодализма к капитализму, и были насыщены всевозможными противоречивыми чертами: сохранение феодальных поместий с их барщинами и оброками, наличие городов с торговлей и промышленными цехами, зависимые крестьяне и свободные горожане, аристократы и буржуа, лишенные средств существования бывшие крестьяне, церковь, сохранение королевской власти и первые ограниченные монархии. Все эти противоречия и отражаются в экономической мысли позднего средневековья.

Выделяются два основных направления, отражающие новые исторические условия:

1. Меркантилизм (от итальянского мерканто – торговля), который пытается решить проблемы первоначального накопления капитала, и объясняет, что удачнее всего это получается у купеческо-торгового капитала.

2. Социальные утопии, пытающиеся найти новые пути экономического развития и выражающие интересы обезземеливаемого в процессе развития капитализма крестьянства.

Специфический признак утопии заключается в ее умозрительности, отрыве от реальности, неосуществимости теми путями, которые предлагают авторы проектов. “Утопос” – с греческого “несуществующее место”.

Социальные утопии выражают протест народных масс против умирающего феодализма и нарастающего капитализма; дело в том, что и тот и другой доставляли страдание.

Пережитки крепостничества и деспотический абсолютизм душили крестьян, а капитализм, приходящий на смену старому строю, означал обезземеливание, экспроприацию.

Как бездомный и безземельный бродяга он пополнял ряды наемных рабочих на мануфактурах, становящейся для них капиталистической каторгой, поэтому утопии носили и антифеодальный и антикапиталистический характер, на щит вновь поднимается идея общины.

Классической страной зарождения капитализма становится Англия. В связи с развитием английской суконной промышленности резко возросла потребность в сырье, что повлекло рост овцеводства. В стране шло массовое превращение пашен в пастбища.

Милорды расширили практику “огораживания”- захвата и огораживания общинных земель, в которые входили исконные крестьянские наделы. Пострадали и крестьяне – копигольдеры, люди лично свободные, но владевшие землей по “копиям” временно, по средневековым документам, продление которых полностью зависело от лендлорда.

Такое огромное число крестьян было разорено и согнано со своих земель, что даже бурно развивающаяся промышленность не могла обеспечить их занятость.

Одновременно английское государство установило так называемые законы о бродяжничестве, которые получили в истории название “кровавого законодательства”.

Королевские акты устанавливали для рабочих мануфактур крайне низкую зарплату и лишали их возможности искать других условий найма.

Всякий кто по тогдашним законам признавался “бродягой”, подвергался истязаниям, членовредительским наказаниям, клеймению, а при повторении – смертной казни.

В таких условиях возникает утопическое учение, основоположником которого стал Томас Мор. Он происходит из зажиточной семьи потомственных горожан Лондона. Две возможные даты рождения: 6 февраля 1477 г. или 7 февраля 1478 года.

Стал видным королевским судьей, получил прекрасное университетское образование, знаток античной литературы и философии, в 1259 году стал лорд-канцлером. В 1535 году Мор казнен по ложному обвинению в государственной измене.

Главным творением Томаса Мора стала его “Весьма полезная, а также занимательная, поистине золотая книжечка о наилучшем устройстве государства и новом острове Утопия” (1516 год).

В ней прослеживается влияние “Государства” Платона, т.е. I варианта “идеального государства”, в особенности идеи уничтожения частной собственности и общности имущества.

Основное содержание первой книги “Утопии” составляет критика социальных и политических порядков. Вторая посвящена описанию идеального устройства Утопии.

1. Указывает на конкретные причины, порождающие социальную несправедливость. Что препятствует тому, чтобы каждый был удачлив в жизни?

“Существует большое число знатных, которые не только сами живут в праздности, будто трутни, трудами других, например держателей своих земель; они так же окружили себя огромной толпой праздных слуг, которые никогда не выучились никакому способу сыскать себе пропитание”.

2. Гнев Мора обрушивается на дворян проводящих огораживание. “Эти ненасытные обжоры вышвыривают держателей с полей и окружают несколько тысяч югеров единым забором”.

Выступает против капиталистического предпринимательства: “Ваши овцы, обычно такие кроткие, довольные очень немногим, теперь, говорят стали такими прожорливыми и неукротимыми, что поедают даже людей, разоряют и опустошают поля, дома и города”.

3. Главной причиной социальных бедствий считает частную собственность. “Повсюду, где есть частная собственность, где все измеряется деньгами, там едва ли будет когда-нибудь возможно, чтобы государство управлялось справедливо или счастливо.” Он призывает к отмене частной собственности.

4. Симпатии автора “Утопии” на стороне трудящихся: “… людей скромных, простых и приносящих своим повседневным трудом обществу добра более, чем самим себе”.

Когда Мор перешел ко второй части своей книги, к изображению идеального общественного строя, он принял все меры, чтобы читатель увидел прямую логическую связь между социальной критикой в первой части и выводами из рассказа об обществе без частной собственности, существующего на острове “Утопия”.

1. Общественная собственность обязывает всех людей трудиться. Ликвидация паразитизма (“праздных надобно изгонять из государства”) и привлечение всех к труду делали возможным достижение изобилия и полное удовлетворение материальных нужд.

(Все граждане выезжают на два года в деревни поочередно, для с/хозяйственного труда). Постоянным делом каждого взрослого жителя должно быть то или иное ремесло. (В Англии рабочее законодательство XIV-XV в. установило продолжительность рабочего дня: с 5-ти часов утра, и до 18-ти часов вечера.) Утопийцы отводят для работы всего 6 часов- остальное время изучение наук, занятия музыкой, и т.д.

2. Материальное изобилие позволит перейти к распределениям по потребностям и сделает излишним денежное обращение, “из золота- сосуды для нечистот”. Но было бы невозможно изобилие на основе ремесленного труда, свободное общество не приемлет принуждения к труду.

Мор поясняет, что изобилие будет построено на добровольном самоограничении людей. Жители Утопии одеваются скромно, они равнодушны к нарядам. Важна одна цель насколько позволяют общественные нужды, избавить всех граждан от те лесного рабства (физического труда) – в Англии, подневольный труд, как проклятие божье. Т.е.

ограничить потребности, чтобы ограничить время труда.

3. Предлагает сохранить цеховые отношения, как более справедливые по сравнению с надвигающимся капитализмом: хозяин – наемный рабочий.

4. Принципом равенства и справедливости противоречит существование в Утопии рабства. Рабы нужны утопийцам для того, чтобы избавить граждан от тяжелого и грязного труда- убой скота, ремонт дорог. Рабство служит мерой наказания за уголовные преступления, и средством трудового воспитания. (Рабство за преступления, которые в Европе караются смертью).

5. Религия в Утопии очищена от всего, что противоречит разуму- суеверий, вымыслов, басен; против католической церкви.

ИТОГ: Идеализм Мора: Уничтожение частной собственности и переход к обществу справедливости посредством разумных реформ просвещенного правителя. Восстания же народа не приносят ничего, кроме вреда.

ТОМАЗО КАМПАНЕЛЛА (1568-1639 гг.)

“Город Солнца”, 1602 год. (Жители города исповедуют культ бога Солнца, отсюда и название.)

1 . Сама частная собственность порождает самолюбие, лицемерие, скряжничество и грабительство, а нищета делает людей негодяями, ворами, отверженными. Ссылается на то, что из 70-ти тысяч жителей Неаполя только 10-15 работают, “погибая от непосильной и непрерывной работы”. Поэтому он проектирует полное уничтожение частной собственности.

2. Общество будущего – совокупность с/хозяйственных общин, ремесло имеет второстепенное значение, а торговля “не в ходу” и допускается только у городских ворот, т.е. хозяйство натуральное.

3. Все будут работать, исчезнет паразитизм, рабочее время сократится до 4-х часов.

4. Отрицание рабства- пленных продавать или использовать на работах вне города (т.е. полностью без рабства не обойтись).

5. Даже потребление должно стать общественным.

Но как перейти к новому строю, он не знал, и лишь описывал вероятное устройство “Города Солнца”.

6. Роль государства очень велика – распределяет между гражданами работу, управляет хозяйственной деятельностью, ведает распределением, организует общественное питание граждан.

7. Отрицает семью, ибо считает, что частная собственность неразрывно связана с ней и порождается тем, что люди имеют свои семейные очаги. Воспитание детей – общественное.

Источник: https://studopedia.su/10_124918_sotsialnie-utopii.html

Социальная утопия эпохи Возрождения: основные положения и представители

О СОЦИАЛЬНОЙ УТОПИИ

В эпоху Возрождения, особенно в поздний период, жанр социальной утопии получил своё наибольшее признание. Жанр социальной мысли – утопия, в дословном переводе с греческого языка обозначает место, которого нет.

Понятие “утопия” стало нарицательным, всё потому множество нереальных общественных преобразований называли именно так. Огромную социальную роль играли тексты, написанные в этом жанре. В таких произведениях критиковали существующий общественно-политический строй, формировался социальный идеал, а также осуществлялись попытки предположить, как будет выглядеть жизнь человека спустя время.

Касательно философии, то ни одно утопическое произведение нельзя рассматривать с точки зрения этой науки. Всё потому, что утопии не поднимаются до философского уровня. Утопии принадлежат к синкретичному литературному жанру, особенностью которого является синтез философии, эстетики и публицистики, при этом все они гармонично дополняют друг друга.

Социальная утопия Мора

Название “утопия” крепко обосновалось в науке после появления произведения Томаса Мора. Он был английским гуманистом, писателем, а также святым Католической церкви.

“Золотая книжечка, столь же полезная, сколь и забавная, о наилучшем устройстве государства и о новом острове Утопия” предлагает своим читателям погрузиться в атмосферу путешествия на неизведанный остров.

Такой сюжет был скорее влиянием больших географических открытий и экспедиций, когда на карте мира всё чаще появлялись новые и новые земли.

Первая часть книги посвящена весьма подробному и правдоподобному описанию жизни Англии в XVI в. Великий гуманист Томас Мор говорит о том, что все несчастья и проблемы государства от частной собственности. Он считал, что современная ему Англия может существовать иначе.

Это мнение он и постарался отразить в следующей части своего произведения. Реалистичные картины первой части сменили фантастические представления во второй.

Герои оказываются на острове Утопия, где нет частной собственности, а местные жители, не считая нарушителей закона и атеистов, занимаются производственной деятельностью и имеют одинаковые права. На острове Утопия помимо отсутствия частной собственности также нет и частной жизни.

Семьи не воспитывают своих детей, этим занимается государство. Никто не ведет своё хозяйство, этим тоже занимаются специальные службы, впрочем, как и иными бытовыми проблемами. В конце концов, все даже одеты и обуты одинаково.

В общем, все сферы жизни человека на острове Утопия были “под присмотром” государства. Но это не самое важное, что хотел показать Мор. Он пытался донести, что из 54 городов острова, достаточно взглянуть лишь на один, чтобы понять, как выглядят все остальные, ведь они полностью идентичны: архитектура, образ жизнедеятельности повсюду одинаковы.

Мир, который нарисовал Томас Мор, казался его современникам идеальным. Здесь все люди были равны перед законом, не было и намёка на неравноправие.

Хотя это только для тех, кто жил  и своими глазами наблюдал то агрессивное имущественное расслоение общества, когда началась эпоха первоначального накопления капитала.

При всём при этом уже через шестнадцать лет в произведении Франсуа Рабле “Гаргантюа и Пантагрюэль” автор в ярких красках описал последствия, которые наступили после реализации идеи равенства с отказом от частной собственности.

Храбрый монах брат Жан организовывает обитель и даёт ей название Телемская иными словами желанная. Закон этой обители прост и состоит всего из одной фразы: “Делай, что хочешь”.

Обитель населяют самые интересные, образованные люди, многие из них говорят на нескольких языках и имеют несколько образований. Эти люди интеллигентны, отважны, одарены множеством талантов, писали прозу и стиху.

Но, к сожалению, со временем их индивидуальность теряется, в таком идеальном обществе они перестают быть яркими и выделяющимися, скорее превращаются в маленькие элементы общества.

Социальная утопия Кампанеллы

Такие же выводы сделал и автор “Города Солнца” Томаззо Кампанеллой (Джованни Доминико). Спустя столетие он также пишет произведение об идеальном государстве. Итальянский монах-доминиканец, богослов, поэт и политик делает вывод в утопичности такой идеальной жизни.

Город Солнца – это город всеобщего счастья. Его жители всё делают по регламенту, никаких отступлений. Всё описано до мельчайших подробностей. Они вместе едят, ходят на работу, возвращаются домой, отдыхают, поют песни, рассказывают стихи.

Кампанелла говорил о том, что источник всех зол не только в частной собственности, но и в том, что она влечёт за собой человеческий эгоизм.

Видел он единственный выход – полный отказ от собственности, в том числе от жён, детей. Полное и всеобщее равенство приведёт к искоренению эгоизма.

Все равны только в том случае, если ни у кого ничего нет, только право жить в общине, согласно определённым правилам и трудиться на благо этой общины.

Кампанелла задавался вопросом и о том, как же создать такое общество, ведь история и природа человека задумана иначе.

Пример 1

Создать идеальный город можно так: “Сначала все исторгается и искореняется, а потом уже насаждается, созидается”, – по принципу “весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем мы наш, мы новый мир построим”.

Кампанелла был верен своим идеям и верил в то, что однажды станет возможным создание такого общества, “всемирного государства”, править которым будут короли Испании и Папа Римский.

Согласно утопиям, в идеальных государствах человек уже не был индивидуальностью, скорее винтиком государственной машины.

Ничего из себя не представлял, мог действовать только согласно регламенту и ни о какой индивидуальности речь в таком контексте уже не шла. Антропоцентризм пришел на смену государственному центризму.

Центром мира теперь является город Солнца и его верховный правитель, человек уже на второстепенных позициях.

Всё это ярчайшим образом демонстрирует кризис гуманизма как кризис индивидуальности, ведь личность полностью растворяется в общине, а индивидуальность в государстве.

Социалисты-утописты выдвигали свои идеи в эпоху Возрождения, скорее всего это был ответ на существующую тогда в обществе несправедливость. И, как ни странно, но именно утопичные идеи находили своих сторонников, которые верили, что мир можно изменить, как сейчас в эпоху Возрождения, так и в будущем.

Замечание

История на своём примере показала, что сила утопий в том, что хоть они и носят фантастический характер, но всё равно могут осуществиться.

Оценка философского познания эпохи Возрождения в литературе

Согласно философии советского времени принято было считать, что в науке того времени произошло освобождение от христианско-церковных угнетений.

Это способствовало тому, что философия перестала служить богословию и церковной системе. В силу этого смогла, наконец-то, оформиться как самостоятельная наука и развиваться согласно собственным законам, а не канонам церкви.

Именно это и стало толчком к расцвету философской мысли, и более того, культуры в целом.

Западные исследователи немного более критично ставятся к философской мысли эпохи Возрождения. Философ Б. Рассел из Англии говорил, что заслуга философии Возрождения лишь в том, что произошло разрушение схоластической системы и возврат к знаниям и исследованиям Платона, в остальном же выводы весьма плачевны, по его мнению.

Пример 2

Б. Рассел утверждает: “Возрождение не было периодом великих достижений в области философии, но оно принесло известные плоды, которые явились необходимой предпосылкой величия XVII столетия”.

Ошибочным было и то, что деятели эпохи Возрождения принимали любой античный вздор в качестве чего-то рационального и правдивого. При этом освободившись от церкви, они не были в состоянии самостоятельно мыслить. Как следствие уход от духовности к душевности, от культа духа к культу человеческой плоти.

Именно среди вольнодумцев астрология приобрела огромнейшую популярность, такого не было с античных времён. Многие гуманисты верили в магию и колдовские силы, опирались на те знания, которые могли найти поддержку в античной науке. Кроме того, для общества и для науки было губительно то, что люди практически отказавшись от церкви, забыли о нормах нравственности и морали.

Пример 3

Освобождение от христианской морали было освобождением от морали в целом. Прежние правила нравственности потеряли всякий смысл и почитание.

Также критично и негативно относится к философии эпохи Возрождения и польско-швейцарский философ Ю. М. Бохеньский. Он утверждает, что достижения философской науки этого периода незначительны.

Говорит о том, что вовсе не стоит восхищаться философией Возрождения как какой-то великой на фоне предшествующей схоластики.

Это всё равно, что сравнивать философов Возрождения, Средневековья и Античности – чистой воды суеверие.

Мнение американского историка философии П. О. Кристеллера не такое лояльное, он в своих суждениях достаточно суров и в целом ставит под сомнение принадлежность к философской науке деятелей Возрождения.

Исключение он делает только для Николая Кузанского, хотя он был достаточно далёк от идей и духа Возрождения и Галилея, он, в свою очередь, жил уже на закате исследуемой эпохи.

Насчёт всех остальных он не говорит ни хорошо, ни плохо, скорее ничего.

Пример 4

О. Кристеллер писал: ” Философы Возрождения не были ни хорошими, ни плохими – они вообще не были философами”.

Исследователь говорит о том, что он не умаляет таланты этих людей, многие из них были прекрасные политики, выдающиеся писатели и литературоведы, отличались насмешливым и острым умом, знали древние тексты, но, стоит признать, не имели никакого отношения к философской науке.

Источник: https://Zaochnik.com/spravochnik/filosofija/sotsialnaja-filosofija/sotsialnaja-utopija/

Происхождение утопий и их анализ на примере социальных утопий эпохи Возрождения таких авторов, как

О СОЦИАЛЬНОЙ УТОПИИ

Коржавина Алина Санкт-Петербургский государственный университет факультет социологии, 2 курс

E-mail: korjavina.lina@yandex.ru

Тема социальной утопии, надежды на лучшую жизнь, на справедливую и честную власть, социальное равенство и отсутствие классовой системы еще с древнейших времен занимала величайших мыслителей самых разных цивилизаций. В Средние века жизнь людей была трудной. Социальные блага находились в зачаточном состоянии. Поэтому процветала разруха, грязь, необразованность, неквалифицированная медицина.

Жизнь человека ничего не стоила, равенство и свобода были недосягаемыми, практически фантастическими понятиями. Верховные правители свободно распоряжались чужими жизнями на свое усмотрение. В такой среде и появляется в литературе жанр утопический роман. Название жанра происходит от одноимённого произведения Томаса Мора, в котором «Утопия» лишь название острова.

Впервые же в значении «модель идеального общества» это слово встречается в книге путешествий английского священника Сэмюэла Перчеса «Паломничество». Сам же жанр был заложен еще трудами античных философов, посвящённых созданию идеального государства.

Самым известным из них является «Государство» Платона, в котором он описывает идеальное государство, построенное по образу и подобию Спарты, с отсутствием недостатков, присущих ей.

Когда в Эпоху Возрождения Томас Мор пишет свою «Утопию», начинается расцвет жанра утопии с активным участием социал-утопистов. Позднее, с началом промышленной революции, начали появляться отдельные произведения в жанре антиутопии (в отличие от утопий не характеризуется верой автора в безупречность модели), изначально посвящённые критике сложившегося порядка.

Перейдем непосредственно к сравнению одних из основных представителей этого жанра эпохи Возрождения. Это, конечно же, произведение Томаса Мора «Утопия» и произведение Томмазо Кампанелла «Город Солнца».

Одна из главных концепций большинства утопий – это всеобщее равенство. Именно поэтому я взяла этот признак для сравнения двух рассматриваемых мной утопий. В целом идеи равенства у Мора и Кампанеллы схожи. Они оба мечтают о государстве, где бы все были равны между собой. Причем равенство нередко переходит всякие границы.

Так, у Мора люди представляют собой потерявшую индивидуальность массу. Никто не имеет даже шансов выделиться: все обязаны одинаково одеваться, одинаково проводить время, трудиться ровно по 6 часов в день. Мнение людей почти никто не учитывает (исключение составляет вече).

Что даёт государство людям взамен свободы? Отсутствие заботы о завтрашнем дне, пропитание и образование. Не так уж и мало. Но готов ли человек потерять свою идентичность, стать ничем не примечательной серостью в обмен на сытую жизнь?

Конечно, капиталистическое общество с его неравенством и эксплуатацией несправедливо. Но оно даёт людям свободу. Если человек намерен чего-то добиться в этой жизни, если он трудолюбив и способен, он добивается вершин.

Те же, кто ничем не примечателен, оседают внизу. И таких людей большинство. Само собой, это серое большинство согласно на жизнь при утопии. Это возвышает их статус, не позволяет другим насмехаться над их ничтожностью и быть высокомерным.

Люди же достигшие чего-то в жизни, а их меньшинство, не хотят быть как все. Им не нужна утопия. Но кому нужно мнение меньшинства, когда основная масса населения страдает?!

В отличие от Кампанеллы, у Мора сохраняется рабство. Это не позволяет сказать, что все люди равны между собой. Кроме того, даже законопослушные граждане вовсе не равны между собой, как это пропагандируется. Женщины должны слушать мужей, дети – родителей, младшие – старших.

Кроме того, и на Утопии, и в городе Солнца есть власть. Власть – это люди, наделенные полномочиями решать судьбы других. И пусть эта власть меняется каждый год, как у Мора. В каждый конкретный момент люди, стоящие у руля, уж никак не ниже по своему статусу, чем остальные. Хотя бы потому, что они работают над законами, а не на сельском поле.

У Томаса Мора и Томмазо Кампанеллы равенство принудительное. Люди не могут ни в чем отличиться от себе подобных. В утопиях не только равенство прав и возможностей, но и принудительное материальное равенство.

И все это сочетается с тотальным контролем и ограничением свобод. Этот контроль и нужен для поддержания материального равенства: людям не дают выделиться, сделать больше, превзойти себе подобных (став таким образом неравным).

А ведь это естественное стремление, заложенное в подсознании у каждого человека.

Ни в одной социальной утопии не говорится о конкретных людях. Всюду рассматриваются народные массы, либо отдельные социальные группы. Индивид в этих произведениях ничто.

В своих книгах Мор и Кампанелла пытались найти черты, которыми должно обладать идеальное общество. Размышления о наилучшем государственном строе проходили на фоне жестоких нравов, неравенства и социальных противоречий Европы 16-17 вв..

В наше время эти утопии считаются далекими от идеала. Причиной тому в корне измененное мировоззрение современного человека по отношению к людям того времени. Однако ряд идеалов Мора и Кампанеллы не устарели до сих пор и в достаточной степени реализованы в современном мире.

Это прежде всего свобода совести, всеобщее право на образование, на отдых, выборность власти и многое другое.

Нельзя не согласиться с тем, что взгляды Мора и Кампанеллы были очень прогрессивными для их времени и сыграли немаловажную роль в развитии философской и общественной мысли всех последующих эпох.

Список используемой литературы

  1. Антология мировой политологической мысли. В 5 т. Т.1. – М.: Мысль, 2003.
  2. Всемирная история в 10 томах, Т.4. М.: И-во Социально-экономической литературы, 1983.
  3. История теоретической социологии. В 5 т. Т.1. – М.: Наука, 2001.
  4. Кампанелла Т. Город Солнца. М., 2005.
  5. Мор Т. Утопия. М., 1999.

Источник: http://journalpro.ru/articles/proiskhozhdenie-utopiy-i-ikh-analiz-na-primere-sotsialnykh-utopiy-epokhi-vozrozhdeniya-takikh-avtoro/

Book for ucheba
Добавить комментарий