О СТАТУСЕ УНИВЕРСАЛЬНЫХ ЦЕННОСТЕЙ В СОВРЕМЕННОЙ КУЛЬТУРЕ Варич В.Н.

Общечеловеческие ценности: понятие и сущность

О СТАТУСЕ УНИВЕРСАЛЬНЫХ ЦЕННОСТЕЙ В СОВРЕМЕННОЙ КУЛЬТУРЕ Варич В.Н.


В статье рассмотрены основные подходы к определению понятия общечеловеческих ценностей, кратко охарактеризованы такие категории общечеловеческих ценностей, как жизнь, свобода, счастье.

Ключевые слова: ценности, ценностные ориентации, общечеловеческие ценности, интериоризация общечеловеческих ценностей.

In this article it was considered the basic ways to the definition of concept of common to all mankind values, it was in brief described such categories of common to all mankind values, as life, freedom, happiness.

Key words: values, value orientations, common to all mankind values, interiorisation of common to all mankind values.

Ценностные системы формируются и трансформируются в историческом развитии общества. Каждая историческая конкретная общественная форма может характеризоваться специфическим набором и иерархией ценностей, система которых выступает в качестве наиболее высокого уровня социальной регуляции.

В ней зафиксированы те критерии социально признанного (данным обществом и социальной группой), на основе которых развертываются более конкретные и специализированные системы контроля, соответствующие общественные институты и сами целенаправленные действия людей.

Усвоение этой системы отдельной личностью составляет необходимую основу социализации личности и поддержания нормативного порядка в обществе.

Значимость их не ограничивается временными рамками существования породившей их социальной общности. Так, эстетические ценности античности сохранили свое значение и после гибели цивилизации; известна длительность воздействия гуманистических и демократических идеалов европейского Просвещения, истоки которых берут начало в античной и эллинистической культурах.

Этот процесс носит поступательный характер и историческую преемственность в развитии ценностных систем. В процессе этого развития складывается система общечеловеческих ценностей, которая становится приоритетной в современную эпоху.

Следовательно, каждая культура вырабатывает свои ценности (в том числе и универсальные), создающие общий контекст данной культуры и влияющие на формирование характера.

Общечеловеческие ценности выступают как общечеловеческий идеал, как выработанное сознанием общественным, содержащееся в нем абстрактное представление об атрибутах должного в различных сферах общественной жизни. Общечеловеческие ценности называют также «вечными» ценностями (истина, красота, справедливость), и конкретно историческими (равенство, демократия).

В последнее время в науке особое значение придается общечеловеческим ценностям. Так, американские исследователи Ф. Клокхон и Ф.

Стродбек определили общечеловеческие ценностные ориентации как сложные, определенным образом сгруппированные принципы, придающие стройность и направленность разнообразным мотивам человеческого мышления и деятельности в ходе решения общечеловеческих проблем.

Их взгляд основан на том, что люди во всех культурах призваны решать одни и те же общие человеческие проблемы [1, с. 129].

В. А. Караковский относит к общечеловеческим ценностям такие ценности, как человек, семья, труд, знания, культура, отечество, земля, мир [2].

В работах Н. Д. Никандрова анализируется набор общечеловеческих ценностей, содержащихся в официальных государственных документах (Конституция, Всеобщая декларация прав человека), религиозных источниках (Ветхий Завет, Новый Завет, Коран), учебных пособиях, во взглядах российских и зарубежных ученых и специалистов.

По мнению Н. Д. Никандрова, цели воспитания вторичны по отношению к ценностям или даже третичны. «Ценности фиксируют то, что сложилось в жизни, менталитете народа и (или) провозглашено как норма. Меняются ценности — меняются нормы — меняются цели воспитания» [4].

Прослеживая генезис развития общечеловеческих ценностей, автор подводит читателя к истокам их зарождения, отмечает, что многие, государством провозглашаемые добродетели, имеют очень древнюю историю, отчасти они отражены в трактатах великих философов античности и религиозных книгах. Так, шесть из десяти заповедей, которые, по преданию, Бог передал людям через пророка Моисея, содержат общечеловеческие ценности: «чти отца твоего и мать твою; не убий; не прелюбодействуй; не кради; не лжесвидетельствуй; не пожелай добра ближнего твоего».

Что же можно считать общечеловеческими ценностями? Анализ научной литературы показал, что определений достаточно много.

По нашему мнению, общечеловеческие ценности — это ценностная значимость предметов, явлений, идей для мирового общества.

К общечеловеческим ценностям относятся социально-политические и нравственные принципы, разделяемые большинством населения мирового сообщества; общечеловеческие идеалы, общенародные цели и основные средства их достижения; природные ценности и ценности, которые по своей сути и значимости имеют глобальный характер: проблемы сохранения мира, разоружения, международного экономического порядка и др.

На наш взгляд, это комплекс понятий, входящих в систему философского учения о человеке (жизнь, здоровье, права и свободы, моральные ценности, удовлетворение потребности в знаниях, культурно-историческое наследие и др.) и составляющих важнейший предмет изучения аксиологии.

Общечеловеческие ценности отличаются тем, что выражают общие интересы человеческого рода, свободные от национальных, политических, религиозных и иных пристрастий, и в этом качестве выступают императивом развития человеческой цивилизации.

Общечеловеческие ценности — это предельные по своей значимости ценности, отражающие фундаментальные отношения и потребности людей. По итогам кросс-культурного исследования, проведенного С. С. Шварцем, им было выявлено 66 ценностей в 20 культурах и с помощью статистики он назвал 110 наиболее универсальных.

Среди них — самостоятельность, разнообразие жизни, гедонизм, достижение, власть, безопасность и др. [5, с. 67].

Другие исследователи называют следующие значимые для большинства людей наборы ценностных ориентаций: личность, индивидуализм, взаимозависимость, возраст, пол, семья, качество отношений, значение авторитета, ролевого поведения, мобильность, общество, особенности взаимодействия, человеческая природа, отношение человека к природе, пути ее познания и др. [Там же, с. 132].

К общечеловеческим ценностям, признанным мировым сообществом, относятся жизнь, свобода, счастье, а также высшие проявления природы человека, раскрывающиеся в его общении с себе подобными и с трансцендентным миром.

В числе общечеловеческих ценностей также находятся мир, жизнь человечества, представления о справедливости, свободе, правах и обязанностях людей, дружбе и любви, родственные связи, ценности самосохранения, ценности самоутверждения и др.

Основополагающей категорией общечеловеческих ценностей является жизнь.

Современная философия рассматривает жизнь как процесс человеческого бытия, как абсолютное, бесконечное начало мира, обладающее, в отличие от материи и сознания, активным, движущимся началом.

Познание этого активного, движущегося начала, возможно, благодаря интуиции, посредством переживания. Жизнь — самое дорогая ценность для человека, основа его существования, его бытия в мире.

Свобода — еще одна важная ценность человеческого бытия. Свобода — это способность человека овладевать условиями своего бытия, преодолевать зависимость от природных и социальных сил, сохранять возможности для своего самоопределения, выбора своих действий и поступков.

Свобода выступает одной из универсальных ценностей человеческого бытия. Вопрос о свободе — один из важнейших в определении человеком своих позиций, ориентиров своей жизни и деятельности. Именно свобода обосновывает возможности развития человека как рода и как индивида.

Важнейшими в системе общечеловеческих ценностей являются ориентация на дружбу, справедливость, добро, красоту, истину.

Вопрос о приоритетных для кыргызстанцев ценностях неоднократно обсуждался на всех уровнях — в средствах массовой информации, на научных сессиях, был предметом психолого-педагогических исследований, изучался на междисциплинарном уровне.

В качестве приоритетных кыргызских ценностей наиболее часто выделяется свобода, жизнь, труд, доброта, мир, культура, патриотизм, интернационализм, верность Родине, большая часть которых, как мы видим, близка к общечеловеческим ценностям.

Подробно исследована в кыргызской науке такая общечеловеческая ценность, как счастье. Этой проблеме уделила внимание в своей кандидатской диссертации Ж. А. Кедейбаева [6]. Автор рассматривает основой счастья потребности, интересы, которые способствуют формированию высших духовных, социально-нравственных качеств субъекта.

Осознанные личностью высшие социальные потребности в форме нравственного сознания регулируют поведение индивида и задают ему ценностный смысл. Счастье в основном связано с духовно-эмоциональной стороной жизни человека.

По словам исследователя, «в субъективном плане счастье можно охарактеризовать как эмоционально-оценочное отношение личности к своей деятельности. Чувство счастья является отражением бытия человека и определенного состояния психики. … счастье — это элемент бытия, который способствует гармоническому развитию личности»[6, с. 11].Ж. А.

Кедейбаева раскрывает в работе категорию счастье, его структуру. Она выделяет такие элементы в его структуре, как: спокойная жизнь, удовлетворение потребностей, благодарность, радость, оценка жизни, явления, оказывающие воспитательное воздействие на человека, его духовное состояние.

Все эти элементы диалектически связаны друг с другом и отражают счастье как эмоционально-чувственную форму идеала, функционирующую в цивилизационном пространстве и социальном времени.

Учитывая мировой опыт, можно констатировать тот факт, что в контексте формирования духовно-нравственных ценностных ориентаций, общечеловеческие ценности имеют исключительно важное значение. Ориентация на них является важной составляющей ценностно-ориентированной деятельности социальных институтов.

Попрание общечеловеческих ценностей рассматривается как преступление против человечности. Без этих ценностей не только не может состояться личность, но и невозможна нормальная жизнь общества в целом.

Заключая статью, следует сказать, что в данных условиях очень важным направлением ценностно-ориентировочной деятельности молодых поколений является формирование ориентаций на общечеловеческие ценности, проповедующие идеалы Добра, Красоты, Истины.

Под сформированностью ценностных ориентаций на общечеловеческие ценности понимается адекватное к ним отношение, учет их общественной и личностной значимости, наличие знаний о них, степень их интериоризации и экстериоризации, то есть способности руководствоваться ими в процессе жизнедеятельности.

Литература:

  1. Лебедева Н. Введение в этническую и кросс-культурную психологию. — М., 1999.
  2. Караковский В. А. Воспитательная система школы: педагогические идеи и опыт формирования. — М.: Педагогика, 1992. — 129 с.
  3. Караковский В. А. Стать человеком: Общечеловеческие ценности — основа целостного учебно-воспитательного процесса. — М.: Педагогика, 1993. – 80 с.
  4. Никандров Н. Д. Духовные ценности и воспитание человека // Педагогика. –1998. — № 4. — С. 3–8.
  5. Ценностные ориентации в американском социальном сознании и реалии межкультурного взаимодействия // Вестник МГУ. Сер. 18. Социология и политология. — 1996. — № 2.
  6. Кедейбаева Ж. А. Счастье — нравственная ценность: Автореф. дис. канд. философ. наук. — Б., 2006. — 20 с.

Основные термины(генерируются автоматически): ценность, человеческое бытие, счастье, свобода, жизнь, ориентация, мир, система, культура, движущееся начало.

Источник: https://moluch.ru/archive/115/30384/

О формировании ценностных ориентаций студентов варич в.н

О СТАТУСЕ УНИВЕРСАЛЬНЫХ ЦЕННОСТЕЙ В СОВРЕМЕННОЙ КУЛЬТУРЕ Варич В.Н.

Учебная деятельность преподавателя философских дисциплин в вузе неотделима от воспитательного воздействия, поскольку изучение студентами гуманитарных наук непосредственно влияет на их мировоззрение.

Помимо проработки специальных тем, адресованных проблемам жизни и смерти, смысла жизни, добра, истины и красоты, подобные учебные дисциплины предполагают также постоянное обращение к наиболее совершенным образцам мировой духовной культуры.

Вместе с тем, многолетний личный опыт преподавания философии и культурологии в государственных и коммерческих высших учебных заведениях, равно как и общение со студентами за пределами учебной аудитории, убедительно свидетельствуют о том, что на этом пути существуют серьезные трудности, обусловленные наглядным и быстрым сокращением общего гуманитарного (да и общенаучного) кругозора современных студентов, зачастую имеющих в начале обучения самое смутное представление о важнейших вехах мировой и отечественной истории, знаменитых ученых и художниках, закономерностях общественного и природного развития, а также об основных видах идеологий, верований, научных и художественных направлений.

Падение образовательного уровня молодежи и несформированность системы личных убеждений является актуальной проблемой не только для современного белорусского общества – достаточно вспомнить характеристику нынешней западной культуры как «лоскутного одеяла» у А.

Моля, рассуждения о «конце социальности» у Ж. Бодрийяра или даже обратиться к давнишнему художественному предсказанию Р. Брэдбери о будущем не читающем обществе, сделанном им в романе «451 по Фаренгейту».

Плюрализм всех форм социальной жизни – от политических структур до эстетических предпочтений – представляет собой неотъемлемую черту постмодернистской культуры, принципиальной установкой которой можно считать отказ от монизма и монолитности.

В данной культуре восприятие мира происходит бессистемно на основе мозаичной социокультурной таблицы, складывающейся из сообщений массовой коммуникации.

Такая социокультурная таблица не вырастает из единой системы воззре- ний подобно кристаллу, формирующемуся вокруг первичной структуры, а представляет собой достаточно случайный набор знаний, мнений, историй и сведений, на основе которого не может сложиться ни системное научное представление о мире, ни убедительная иерархия личных принципов и убеждений.

Западная культура успешно осуществляет экспансию на постсоветском пространстве – как в силу бурного развития информационных технологий, так и благодаря вольно или невольно сформировавшемуся в ходе социальных преобразований последних десятилетий негативистскому отношению к собственному историческому наследию.

Активное развитие глобальных коммуникационных сетей существенно усугубляет ситуацию в силу того, что доступность информации и ее обращение к усредненному массовому потребителю снижает социальную и личностную потребность в самостоятельных размышлениях и в развитой системе убеждений, которая позволяла бы без указаний и принуждения ориентироваться в различных ситуациях и осуществлять свободный выбор.

Невыраженность ценностной иерархии применительно к постсоветским реалиям во многом обусловлена отсутствием ведущей, господствующей, общепринятой, наиболее авторитетной или ортодоксальной системы ценностей.

Такая система могла бы формировать главный вектор духовной жизни общества, определять его цели и перспективы, смысл социального и личного бытия, обосновывать ценностные установки.

Если в обществе, в силу различных объективных и субъективных причин, не сложилась единая идеология и не выработан общественный идеал, то каждый молодой человек вынужден самостоятельно формировать свои ценности и убеждения, определять жизненные ориентиры и вырабатывать модели поведения.

Самоопределение личности в процессе социализации – необходимое условие ее формирования, однако самоидентификация может быть законченной и успешной только при наличии общепризнанных критериев оценки.

Отсутствие таких критериев и устойчивой системы ценностей общества вызывает в его духовной жизни такие явления, как индивидуализм, прагматизм, меркантилизм, аномию, отчуждение, а также различные маргинальные и контркультурные феномены.

В таких условиях молодому человеку приходится определяться самостоятельно на основе внутреннего чутья («чувства ценности»), интуиции, воображения, мнения авторитетного человека или же вовсе по принципу «нравится – не нравится». Производя практически наугад селекцию тех идей, ценностей и значений, которые предлагают ему семья, школа, друзья, формальные и неформальные группы, а также СМИ, он испытывает гораздо большие затруднения в процессе социализации, нежели молодой человек в обществе с развитой и одобряемой большинством идеологией.

Идейный и культурный плюрализм справедливо оценивается как одно из важнейших достояний демократического общества, однако многообразие в ценностных ориентациях, преобладающее над их единством, является одним из источников мировоззренческой неопределенности и неразвитости личных убеждений молодежи. Предлагаемое современной массовой культурой фонтани-

461

рующее изобилие мнений, взглядов и учений во многих случаях дополняется недостатками первичной социализации, когда сами родители не обладают систематическими знаниями и устоявшимися убеждениями и (в силу занятости или отсутствия интереса к духовной жизни юного поколения) не обсуждают с детьми важнейшие мировоззренческие вопросы.

(Живая заинтересованность студентов в такого рода беседах наглядно проявляется на семинарских занятиях по философским дисциплинам и в различного рода внеучебных дискуссионных мероприятиях). В силу внешнего влияния или в результате самостоятельного духовного поиска молодые люди могут преодолевать такую ситуацию различными способами.

Это может быть и своего рода фундаментализм, то есть возвращение к уже зарекомендовавшим себя ценностным системам в их аутентичном виде; и идейный аутизм, когда молодой человек замыкается на собственном духовном мире; и обращение к какому-либо признанному источнику убеждений и моральных принципов; и мировоззренческий нигилизм, отрицающий саму возможность общезначимых ценностей; и участие в создании новой идеологии, иногда принимающее радикальные формы; и пассивное следование популярным взглядам и культурным движениям.

Наиболее надежным путем формирования и самоопределения личности представляется обращение к авторитетным в общечеловеческом смысле системам взглядов и убеждений, которые востребованы на протяжении столетий и содержат в себе простые нормы нравственности, основные модели поведения и общечеловеческие ценности. Задача преподавателя философских дисциплин в этом плане заключается в том, чтобы помочь студентам в выявлении волнующих их проблем, сориентировать в поиске и обсудить его результаты, не навязывая при этом собственных мнений, но предостерегая от усвоения экстремистских идей и проявлений нетерпимости. Сформированная таким образом система ценностей могла бы образовать основу личных убеждений, исходя из которых молодой человек принимал бы или не принимал новые идеологии и вообще любые когнитивно-ценностные системы.

Однако достижение этой цели затрудняется не только упоминавшимся элементарным незнанием тех художественных концепций, религий, философских и научных взглядов, которые изучались в школьных курсах, но и нарастающей девальвацией знания, умения самостоятельно размышлять (а не просто пользоваться найденной информацией), аргументировано отстаивать свою точку зрения, всерьез задумываться о важных событиях и давать им внятную личную оценку Поверхностно-инфантильное, бездумное отношение к жизни, свойственное многим молодым людям, делает их не способными совершать самостоятельный выбор, оценивать различные призывы и идеи через призму своего «я», а свобода выбора уступает место конформизму и стремлению достичь обеспеченной и комфортной жизни как доминирующей ценности. Противостоять таким явлениям могла бы продуманная и поддерживаемая на государственном уровне программа воспитания студенческой молодежи. Пока же воспитательная

462

стратегия окончательно не выработана, важнейшая задача преподавателя гуманитарных наук заключается в инициировании заинтересованных размышлений студентов по важнейшим и актуальным вопросам экономической, религиозной, философской, научной, психологической и художественной культуры, которые способствовали бы выработке у них навыков самостоятельной ориентации в культурном и социальном пространстве, формированию собственных развитых убеждений и развитию навыков межкультурного диалога.

Источник: https://uchebnikfree.com/sovremennogo-obrazovatelnogo-metodologiya/formirovanii-tsennostnyih-orientatsiy-25187.html

Электронный научный журнал Современные проблемы науки и образования ISSN 2070-7428

О СТАТУСЕ УНИВЕРСАЛЬНЫХ ЦЕННОСТЕЙ В СОВРЕМЕННОЙ КУЛЬТУРЕ Варич В.Н.
1 Кендирбекова Ж.Х. 1Баймуканова М.Т. 1Боброва В.В. 1Олексюк З.Я. 1 1 Карагандинский государственный университет им. Е. А.

Букетова Включение личности в среду межнационального общения, систему межкультурных контактов представляет собой актуальное направление педагогической работы, где социально-педагогическое направление представляет собой реальное звено по эффективному включению личности в процесс этносоциального взаимодействия и, как результат, – формирование ее поликультурности.

Положение выявляет важность определения методологической основы этносциально-педагогического направления деятельности социального педагога. В контексте изучаемой проблемы сущность включения личности в культуру представляет собой отправную точку в области определения позиции приоритетности трансля-ции этнического и общечеловеческого аспектов культуры.

В этой связи ценности, ценностные ориента-ции и установки выступают как звенья в цепи трансляции культуры. Определение их содержательного наполнения, иерархических связей и особенности учета в построении этносоциально-педагогической работы позволяют выявить конкретный механизм по формированию поликультурности личности.

этнокультурные и общеценностные культурные установки 1. Додонов Б. И. Эмоция как ценность. – М.: Политиздат, 1978. – 272 с.
2. Здравомыслов А. Г. Потребности. Интересы. Ценности. – М.: Политиздат, 1986. – 223 с.
3. Малинин Г. В. Мировоззренческие и социокультурные основания межнационального со-гласия: Дис. … д-ра филос. наук. – Алматы, 1997. – 271 с.
4. Сычев Ю. В.

Микросреда и личность. – М.: Мысль, 1974. – 192 с.
5. Тощенко Ж. Т., Харченко В. С. Социальное настроение. – М.: Академия, 1996. – 195 с.
6. Фельдштейн Д. И. Психология становления личности. – М.: Международная педагогиче-ская академия, 1994. – 192 с.
7. Хан М. М. Этнорегиональные особенности ценностных ориентаций личности: Автореф. дис. … канд. социол. наук.

– Алматы, 1993. – 23 с.
8. Шихирев П. Н. Социальная установка как предмет социально-психологического исследо-вания // Современная социальная психология США. – М., 1979. – 128 с.
9. Schmid V. The Concept of Culture and Its Place within a Theory of Social Action // Muhch R., Smelsey N. S. Theory of Culture. – Berkeley, Los Angeles, Oxford, 1992. – 198 р.

Открытость границ в плане межнационального общения в современном мире и одновременное стремление к сохранению и развитию национальных культур требует определения ориентиров, обеспечивающих этносоциальную стабильность и позволяющих на основе прогноза ситуации по возможности предотвратить воздействие негативных для этносоциальной ситуации факторов.

Это представляет собой достаточно серьезное направление для любой страны как политической системы в силу широты межнациональных и межкультурных связей, посредством реализации подобного рода стратегии, через организацию интеграционного взаимодействия всех социальных институтов.

В этой связи система воспитания как проводник интересов общественного развития должна учитывать данный аспект в построении работы по подготовке взрослеющей личности к эффективному межкультурному взаимодействию. Результатом выступает поликультурная личность (Ж. Наурызбай) как индивид, ориентированный на эффективное внутри- и межкультурное взаимодействие.

Социально-педагогическая работа в данном контексте представляет собой, с нашей точки зрения, достаточно результативное направление, поскольку обеспечивает личностное развитие через актуализацию связи «личность – общество» на основе формирования активной личностной позиции индивида.

Она позволяет осуществлять как терапевтическое, так и профилактическое обеспечение возможных этносоциальных проблем личности. Ее осуществление требует определения методологических основ сущности включения личности в культуру как основополагающей составляющей в контексте решения заявленной  проблемы. Важно учесть, что, с нашей точки зрения, формирование позитивно этнокультурно-адаптированной личности возможно при четко согласованном взаимодействии социальной системы (с обязательным учетом подструктуры образования) и этнических групп.

Изучение феномена культуры в рамках функционального подхода позволяет вычленить ее внутреннее строение и особенности влияния на человеческое сознание.

Согласно ему, реализация функций культуры создает условия для возможности ее дальнейшего восполнения посредством каждой отдельной личности и общества в целом.

Анализ культуры с точки зрения исторического развития общества показывает, что сущность системы составляют оценки деятельности по преобразованию среды через сознание полезности, результативности, сбалансированности активности и пассивности. Эта своеобразная квинтэссенция определена понятием «ценности».

Приведенные концепции представляют собой систему, отражающую особенности воздействия культуры общества на личность (схема 1).

Схема 1

Очевидно, что возможность обратного влияния становится реальной при условии активизации самой личности как субъекта деятельности. Приведенная система воздействия культуры на личность выявляет ее сущность и восполняемость посредством создания и передачи связи среды и человека через единицу ценностей, содержание которых емко отражает сущность эффективности позитивных человеческих действий.

Генезис ценностей в истории развития культуры отнюдь не отрицает ранее выработанные способы деятельности, а представляет собой своего рода регулятор, связывающий различные области общественной жизни: экономическую, политическую, духовную и др. Г. В.

Малинин по этому поводу отмечает: «Всякая ценность – это предметная форма проявления социальных отношений» [1]. Определение отражает суть развития человеческого общества, его связей внутренних (инсоциальных) и внешних (со средой обитания). «Надорганичность» (П.

Сорокин) культурных ценностей позволяет вычленить специфичность человеческой деятельности и подчеркивает положение о том, что культура есть результат совокупной деятельности людей.    

Согласно Т. Парсонсу, культура, обладая своей собственной структурой, не зависит от ситуативных предпочтений субъекта социального действия и не может быть редуцирована полностью к социальным отношениям [2].Следовательно, она не есть общество одновременно.

Культура вырабатывается, либо подавляется им через созидание или разрушение системы ценностей. Она есть явление, как частично зависимое от развития социальных связей общества (Э. С.Маркарян, З. И. Файнбург и др.

), так и частично влияющее на них через выработанные и заложенные в культуре ценности и нормы как отражение этих ценностей (А. И. Арнольдов, Л. Н. Коган, Н. С. Злобин, В. М. Межуев и др.).

Трансляция культуры молодому поколению становится возможной на основе той сжатой информации, которая заложена в ценностях, что позволяет интерпретировать последние в качестве средства культуры. Их сущность как понятийной проблемы достаточно подробно рассматривается в философии, социологии, психологии и представляет основу в выявлении процесса социализации молодежи.

Большинство современных исследователей, изучая ценности в контексте системного анализа человеческой деятельности, сходятся во мнении, что они есть основной компонент в механизме социального регулирования (М. С. Каган, И. С. Кон, Э. С. Маркарян, Н. А. Победа и др.). При всем многообразии существующих интерпретационных взглядов можно выделить следующие подходы.

Как философы, так и психологи, социологи рассматривают эту категорию и с позиции их выявления как некоего субъективного качества индивида и группы (С. Ф. Алисимов, А. Г. Здравомыслов, А. В. Гулыга, С. Клакхон), и с позиции их объективной природы, представляющей собой определенную внешнюю данность (А. А. Ручка, Н. И. Лапин, В. Гуд, А.

Бертранд). Существует также точка зрения, согласно которой ценности есть синтез объективного и субъективного (Э. Ю. Юсупов, М. М. Примов, М. М. Хан, Я. И. Гилинский). Н. З.

Чавчавадзе указывает по этому поводу на то, что культуротворческая деятельность субъекта, его собственная оценка бытия является определяющим звеном в их объективации в культуре.

Необходимо заметить, что прогресс синтеза индивидуализации ценностей есть процесс несколько замедленный и мало ощутимый. Однако именно он способствует в конечном итоге развитию культуры общества на основе постоянного качественного осмысления деятельности. Следовательно, объективно существующие ценности предопределяются совокупностью индивидуального выявления их как таковых.

Субъективный культурно-жизненный опыт, аккумулированный в мировоззрении личности, есть результат процесса социального транслирования ценностей культуры. Он отражается в реальном поведении и позволяет судить о наличном состоянии культурно-средового влияния.

Основная проблема заключена в уровне индивидуального принятия и понимания ценностей и обозначается в категории «ценностные ориентации». В этой связи,  выделение учеными (Д. Н. Узнадзе, П. Н. Шихирев, Дж. Дэвис и др.

) таких психических образований как установки в качестве результата взаимодействия личности и общества ставит задачу соотнесения понятий «ценностные ориентации» и «социально-культурные установки».

Термин «ценностные ориентации» был введен Т. Парсонсом для обозначения социальных способов действия, несколько отличных, по его мнению, от личностных, но вместе с тем взаимосвязанных с последними.

Согласно данной концепции индивид при определении линии поведения каждый раз находится в ситуации выбора, представленного субъективным мнением и наличествующими в обществе применительно к ситуации нормами относительно социально приемлемой деятельности.

Современное представление ученых по поводу сущности этой категории все чаще находит свое отражение в следующем понимании: «комплекс духовных детерминант деятельности», характеризующийся как «субъективное преломление (личностный смысл) социальных жизненных ценностей в индивидуальном сознании» (В. И. Филоненко). Б. И.

Додонов отмечает, что ценностные ориентации «возникают в результате их предварительной положительной оценки», но их сформированность проявляется, «когда субъект запроектировал… овладение ими» [3]. Согласно М. М.

Хан, они «отражают относительно устойчивое и социально обусловленное, избирательное отношение к объектам как ценностям» [4].

Анализ вышеизложенных взглядов на природу рассматриваемой категории предполагает возможной следующую интерпретацию.

Ценностные ориентации отражают стремление субъекта к овладению какой-либо ценностью, либо их совокупностью, всегда четко осознаваемое; выделение из всей системы ценностей какого-то личного комплекса и преломление его в своем поведении.

Это – уже сформировавшееся принятие, понимание собственных мировоззренческих убеждений на основе анализа опыта социального взаимодействия.

Деятельностный подход, утвердившийся в отечественной науке, предполагает, что структура личности представляет собой иерархию соподчиненных видов человеческой деятельности, так или иначе реализуемых индивидом в процессе жизни. Эту иерархию также составляет весь сложный комплекс мотивов, лежащих в ее основе, и потребностей.

Следовательно, деятельностная активизация личности обеспечивает субъективную оценку того, что представлено в культуре как ценность, и способствует содействию в формировании ценностных ориентаций личности при известной доле средового влияния на ее организацию: «ценностно-ориентированная внутренняя позиция возникает в результате организации общественной практики, в которую он (субъект) включен» [5].

Вместе с тем, широко представленная в науке теория установок предоставляет возможность более тщательного изучения сущности включения личности в систему общественных отношений. понятия «установки» выражает в самом общем смысле результат опыта личностно-социального взаимодействия.

Данное психическое состояние обеспечивает некоторую внутреннюю «готовность к совершению определенной деятельности» [6]. По мнению М. М. Хан, оно «означает, что воспринимаемое в данный момент действует в диалектическом единстве с той информацией, которая содержится в памяти» [4]. А. Г. Здравомыслов и В. А.

Ядов характеризуют установки как социально значимые регуляторы поведения. Выявляя сложность природы последних, П. Н. Шихирев отмечает, что «начиная с М.

Смита, утвердилось представление о трехкомпонентной структуре : когнитивный компонент (осознание объекта, знание о нем); эмоциональный компонент (оценка, чувства по отношению к объекту); поведенческий компонент (конативный, регулятивный) компонент» [7].

Социальные установки определяют и направляют деятельность человека как аккумулятор предшествующего опыта. При этом это – не только собственный жизненный опыт, но и опыт окружающих, поскольку установки формируются в процессе социализации.

Определения позволяют судить об установках как социально обусловленном отношении к какому-либо объекту или явлению (Кон И. С.), как осознании, оценке и готовности действовать (Андреева Г. М.) в определенной ситуации.

Возникает вопрос об их соотношении в качестве результата социально-культурного взаимодействия и ценностных ориентаций, выявляемых с позиции определенной направленности деятельности личности. Ю. В. Сычев утверждает, что на основе установки «возникает деятельность определенного характера» [8].

Однако она детерминируется также и совокупностью мировоззренческих убеждений, сформированных посредством предыдущего опыта социального взаимодействия и усвоения знаний социально приемлемой деятельности с точки зрения нормативно-ценностного содержания. Ж. Т. Тощенко и С. В.

Харченко акцентируют внимание на представленности концепций желаемого в данном психическом образовании, влияющем как на содержание социальных целей и интересов, так и на социальное настроение [9]. Происходит фиксация отношения к конкретному явлению, объекту или виду общения.

Ценностные ориентации есть гораздо более сложная система, формируемая на основе и посредством совокупности отношений (или установок). Они становятся предметом изучения, если нужно выяснить тип отношения к контактам в целом (Ю. В.

Арутюнян), и выступают в качестве регулятора, отличного от установки, отражая усвоенность личностью некоей системы ценностей. Это проявляется во взаимосвязи, а иногда и во взаимозаменяемости тех запросов, потребностей и устремлений, которые составляют базу ценностных ориентаций.

Следовательно, установки представляют собой переходный этап, на котором происходит преломление в сознании и выработка субъективного отношения индивида к тому, что преподносится со стороны в качестве ценностей. Постепенность формирования личностно-ценностного ориентирования требует четкой организации деятельности, особенно педагогической, по приобщению к опыту социально-культурного взаимодействия на каждом отдельном этапе, поскольку отражается на его успешности в целом. 

Определенная сущность понятий «установки» и «ценностные ориентации» делает необходимым уточнение терминов «этнокультурные и общеценностные установки» и «этнокультурные и общечеловеческие культурно-ценностные ориентации». За основу избираются концепции В. Е. Семенова и Ж. Т. Тощенко, что позволяет представить данные категории следующим образом.

 Этнокультурные и общеценностные культурные установки отражают психическое состояние, обеспечивающее индивидуальную внутреннюю готовность к принятию этнического либо общечеловеческого компонентов культуры через ознакомление с комплексом ценностей и определенную деятельность в этих системах. В свою очередь, этнокультурные и общечеловеческие культурно-ценностные ориентации – результат опыта социально-культурного взаимодействия, выражаемый в принятии этнокультурной социальной роли и определенной позиции в ситуации межкультурного взаимодействия.

Следует подробно остановиться на сущности этнических и межэтнических установок, поскольку важным является определение их взаимосвязи во влиянии на развитие личностного аспекта восприятия этнокультурной социальной действительности.

Этнические установки  имеют место в случаях, когда человек, действуя в любой сфере жизнедеятельности, осознает, оценивает и поступает как личность, включенная в этническую группу. Поведение индивида преломляется сквозь призму сформированности его этнокультурной идентичности, а он сам выступает носителем ценностей какой-либо этнической группы.

Межэтнические установки – установки на взаимодействие (позитивное или негативное) с представителями других этнических общностей в любой сфере жизнедеятельности – от личностного общения с людьми иной национальности до восприятия явлений, элементов истории, культуры, типов социально-культурного развития. Поведение индивида в этом случае направляется определенной готовностью к межэтническому взаимодействию.

Очевидна тесная взаимосвязь между данными видами установок и зависимость их становления от характера социального воздействия на личность и  специфики ее этносоциализации. Именно опыт взаимодействия (социальный, и, особенно, индивидуальный) оказывает влияние на этноповедение индивида как во внутри- , так и в межэтнических отношениях и проецирует его этнокультурно-ценностное ориентирование.

Представляется возможным предложить следующий механизм формирования культурно-ценностных ориентаций личности (схема 2).

Его суть состоит в соотнесении этнокультурного и общекультурного на основе приоритетности первого, поскольку показанная нами ранее степень осознания ценностности культуры в целом зависит от характера сформированности этнической самоидентификации индивида.

Главным компонентом этой структуры выступает область формирования ценностных установок, как в восприятии ценностей этнокультуры, так и общечеловеческих ценностей в силу того, что установки являются основным звеном в проектировании поведения человека, а, следовательно, и его ценностных ориентаций.

Подтверждается необходимость этнокультурного компонента в содержании системы образования. При этом важна четкая взаимосвязь и взаимообусловленность средств, используемых в сфере ценностного ориентирования. Их влияние не должно быть изолированным, а иметь четкое соотнесение в применении.

Схема 2 «Механизм формирования ценностных ориентаций личности в контексте приобщения к этно- и общечеловеческой культурам»

Таким образом, механизм формирования культурно-ценностных ориентаций личности может быть детально спроектирован при условии учета их предопределенности индивидуальными установками поведения, формирующимися в процессе социализации.

При этом выявляется приоритетность этнокультурного компонента по отношению к общечеловеческому включению личности в систему культуры.

Результативная реализация данного механизма возможна также при условии целенаправленной педагогической организации системного средового влияния на процесс формирования культурно-ценностного ориентирования личности, что реально прослеживается в деятельности социального педагога. 

Рецензенты:

Абильдина С. К., д-р п. наук, профессор КарГУ им. Е. А. Букерова, г. Караганда.        

Мухтарова Ш. М., д-р п. наук, профессор КарГУ им. Е. А. Букерова, г. Караганда.

Библиографическая ссылка

Кендирбекова Ж.Х., Баймуканова М.Т., Боброва В.В., Олексюк З.Я. ЦЕННОСТИ, ЦЕННОСТНЫЕ ОРИЕНТАЦИИ, УСТАНОВКИ В СИСТЕМЕ ПРИОБЩЕНИЯ ЛИЧНОСТИ К ЭТНИЧЕСКОМУ И ОБЩЕЧЕЛОВЕЧЕСКОМУ В КУЛЬТУРЕ // Современные проблемы науки и образования. – 2013. – № 1.;
URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=8483 (дата обращения: 19.02.2020).

Источник: https://science-education.ru/ru/article/view?id=8483

О статусе универсальных ценностей в современной культуре варич в.н

О СТАТУСЕ УНИВЕРСАЛЬНЫХ ЦЕННОСТЕЙ В СОВРЕМЕННОЙ КУЛЬТУРЕ Варич В.Н.

В зарубежной и отечественной философско-культурологической литературе распространено представление о том, что в современном мире (с активным участием средств массовой коммуникации) формируется некая единая система культурных универсалий, которую обычно называют системой общечеловеческих ценностей.

Наглядная очевидность происходящих в современном мире процессов интеграции и межкультурного взаимодействия не является единственным аргументом в пользу такого мнения. Человечество взаимодействует с природой как единый биологический вид, и поэтому для всех людей (и культур) характерны общие стандарты поведения, оценки и мотивы принятия решений.

Высшие гуманистические ценности, к примеру, по-разному понимаются различными народами, но невозможно утверждать, что они не присущи какой-либо культуре вообще.

Общие для всех культур духовные ценности выступают в роли своеобразных культурноценностных универсалий, при этом каждая конкретная эпоха (или общество на конкретном этапе своего развития) конструирует собственную систему ценностей, которая наиболее адекватным образом отражает те социальные обстоятельства, в которых воспроизводятся общечеловеческие ценности.

Не менее весомым подкреплением идеи о всеобщности ценностей являются процессы, происходящие в современной науке, в которой одной из фундаментальных составляющих является идея глобального эволюционизма, суть которой в понимании развития мира как универсального процесса.

Такое понимание предполагает взаимодополнение когнитивных и ценностных параметров знания, а также убеждение в том, что системы, изучаемые гуманитарными и естественнонаучными дисциплинами, имеют общие признаки. Большое внимание в связи с этим уделяет проблеме универсалий культуры В.С. Степин.

По его мнению, мировоззренческие универсалии – это категории, которые аккумулируют социальный опыт. В системе таких категорий человек, принадлежащий определенной культуре, оценивает и осмысливает мир. В.С.

Степин различает две категориальные структуры мировоззренческих универсалий: одна из них включает атрибутивные характеристики предметов, вовлекаемых в человеческую деятельность, а вторая – характеристики, определяющие человека как субъект деятельности, способы его общения, отношения к людям, к ценностям и целям социальной жизни.

Благодаря единству этих двух структур человек может соотносить свои представления о добре и зле, об истине и справедливости с пониманием природы, времени и пространства, а также способов их пространственно-временной организации. Такую мировоззренческую картину В.С. Степин называет культурно-генетическим кодом (см. [1]).

Онтологический статус общечеловеческих ценностей как оснований социального бытия подчеркивает М. Шелер, указывая, что общечеловечность возникает, растет и укореняется в точках взаимопонимания двух и более культур. Поэтому в общечеловеческих ценностях нет предзаданности и какой-либо внешней инстанции, они устанавливаются в процессе диалога (полилога) цивилизаций. На макроуровне социального бытия основой общечеловеческих ценностей является взаимопонимание, а на микроуровне, напротив, сами общечеловеческие ценности выступают в качестве основы взаимопонимания. Поли- логическое взаимопонимание культур, с точки зрения Шелера, обусловливается двумя важнейшими факторами – экологическим и когнитивным.

Экология высвечивает перспективу пределов развития человеческого развития в целом, что находит выражение и в востребованности сознательного отношения к жизни. Человечество уже не может развиваться стихийно и безоглядно, поскольку опасения за будущее более актуальны, нежели влияние прошлого. Поэтому, по словам Шелера, невозможно согласиться с тем, что общечеловеческих ценностей не существует или с тем, что их выдумали просветители и гуманисты. Более того, современный мир к ним гораздо ближе, хотя по-настоящему пространство общечеловеческой размерности еще только формируется. «Социально-онтологический ресурс общечеловеческих ценностей, несмотря на непроявленность многих его генетических и структурно-содержательных элементов, вполне достаточен для формирования надежного коммуникативного взаимопонимания между людьми» [2, с. 300]. Статус общечеловеческих ценностей определяется их отличиями от ценностей, занимающих менее значимое положение в ценностной иерархии. Шелер предлагает несколько критериев для их различения, а именно: степень долговечности, неделимости и безусловности, а также глубину удовлетворения и степень относительности. Очевидно, что простая объективная долговечность какого-либо блага не может сделать его более или менее ценным. Длительность как характеристика ценности приобретает значение лишь в том случае, когда она не является простой последовательностью, а представляет собой способность существования «сквозь» время, причем безотносительно к тому, насколько долговечен вещный носитель ценности. В таком случае и в самой ценности как объекте, и в переживании чего-либо как ценности заключен феномен длительности, выступающий как сущностная связь. Общепринятое представление о том, что ценность тем выше, чем она «долговечнее», дополняется в массовом сознании еще и убеждением в том, что универсальные ценности не должны быть делимы подобно тому, как разделяется некое материальное благо, когда становится объектом удовлетворения многих людей. Сущность универсальных ценностей как раз и проявляется в том, что они могут передаваться неограниченно, не подвергаясь при этом какому-либо разделению. Квинтэссенцией такого отношения к ценности, по Шелеру, является общее поклонение и почитание святости и божественности, которые фактически исключают необходимость материального носителя, но имеют выражение в материальных символах. Универсальные ценности характеризуются также еще одним отличительным свойством – они имеют наименьшую степень обусловленности другими ценностями или вообще понимаются как безусловные. Ценность, не имеющая всеобщего характера, всегда обоснована какой-либо другой ценностью, однако сама иерархия ценностей постигается лишь в духовных актах, которые витально не обусловлены. Поэтому и человеческая жизнь как таковая в ее духовных проявлениях обладает ценностью, так как «все возможные ценности «обоснованы» ценностью бесконечного личного духа и «миром ценностей», существующих для него» [2, с. 310]. Глубина удовлетворения в отношении общечеловеческих ценностей также является независимой от чувствования других ценностей. Однако обычные «повседневные» удовольствия или радости удовлетворяют человека только на фоне общей глубинной удовлетворенности, лежащей в основе его духовного бытия. Если такой удовлетворенности нет, то духовный акт ценностного отношения подменяется безостановочным поиском ценностей наслаждения, поэтому любая форма гедонизма может быть рассмотрена как свидетельство неудовлетворенности высшими ценностями. Место ценностей в их иерархии в большой степени зависит от степени их относительности: те ценности, которые менее относительны, воспринимаются как более высокие. Ценность не является таковой, если нет субъекта, находящегося в ценностном отношении, и в этом плане абсолютными можно назвать такие ценности, существование которых не обусловлено конкретной ситуацией или формами восприятия, а независимо от самой сущности чувственности. Поэтому универсальные ценности в непосредственной интуиции представляются абсолютно очевидными, в силу чего даже мысль об отказе от абсолютной ценности в пользу какой-нибудь другой воспринимается как возможная вина или грехопадение. Каждая новая форма общества создает возможности для обогащения системы ценностей новыми оттенками тех ценностных ориентаций, которые имеют характер общечеловеческих. Однако и в современном обществе они выступают в качестве своеобразных культурных универсалий, создавая определенный ценностный образец, который выступает источником многообразия ценностей и различных вариантов построения их иерархии.

Литература

  1. Степин, В.С. Теоретическое знание. – М., 1999.
  2. Шелер, М. Формализм в этике и материальная этика ценностей // Шелер М. Избранные произведения. – М., 1994.

Источник: https://bookucheba.com/sotsialnaya-filosofiya-knigi/statuse-universalnyih-tsennostey-sovremennoy-28274.html

Book for ucheba
Добавить комментарий