Общество как коммуникативная система

Общество как коммуникативный процесс

Общество как коммуникативная система

Представление об общественной жизни как в значительной мере о коммуникационных и инфор­мационных процессах сформировалось, во всяком случае, на уровне здравого смысла достаточно давно.

Еще библейская притча о Вавилонском столпотворении зафиксировала понимание значимости комму­никаций в деятельности и управлении. Действительно, люди, говорящие на одном языке и понимаю­щие друг друга, становятся равными по силе самому Богу.

И, наоборот, лишившись этой способности, потеряв средства эффективной коммуникации, они теряют и возможность совместной деятельности.

Современные социальная философия и социальная наука понимают коммуникации не только как необходимое условие возникновение общества и человека, но и как основу социальной жизни. Джон Дьюи популяризировал мысль, что общество существует в коммуникациях и через коммуника­ции.

Кроме очевидной истины о том, что людям трудно сотрудничать, пока они не понимают друг друга, этот тезис означает, что общество и есть коммуникация. Реальность это и есть взаимодействие между людьми, а устойчивый порядок повторяющихся взаимодействий образует основу социальной структуры.

Общество состоит из множества повторяющихся актов взаимодействия, регулируемых социальными нормами и предполагающих взаимопонимание. Сами социальные нормы исторически складываются из ожиданий людей по отношению друг к другу и одновременно реализуют эти ожи­дания.

Действуя в соответствии с социальными ожиданиями, зафиксированными в нормах, люди ук­репляют социальную структуру, сам общественный порядок. В случае несоблюдения норм, прини­мающего массовый характер, социальная структура постепенно разрушается и меняется.

Доказательством правильности понимания общества как коммуникативного процесса является тот факт, что нарушение коммуникации будет иметь результатом соответствующее нарушение коо­перации.

Вместе с тем разрыв коммуникаций приводит и к нарушению сознания и деятельности от­дельного человека.

Если человек лишается социальных контактов, он сталкивается в своей практиче­ской и познавательной деятельности с рядом трудностей.

Получено множество фактов,- подтверждающих значимость коммуникаций, диалога для позна­вательной деятельности.

История науки, когнитивная психология, философия и методология науки и другие науки получили эмпирические и теоретические подтверждения старой истины о споре как ос­новы поиска и получения истинного знания.

Можно упомянуть прежде всего свидетельства о диало­гической природе мышления и творчества, выводы о пересечении научных традиций и дисциплин как факторе научных открытий, роли общения в раннем детском возрасте для формирования лично­сти и характера человека.

Изменение роли коммуникаций в информационном обществе

Когда работа с информацией/знаниями стала одной изпроизводительных сил общества, появились страны (типа Японии), которыестроят свое экономическое благополучие в значительной степени используя этусферу.

Иные интересы экономики извлекают другие типы инфраструктур.Э.

Тоффлер говорит об информации как о сырье: «Для цивилизации третьейволны одним из главных видов сырья, причем неисчерпаемым, будет информация,включая воображение»

Все это в значительной степени связано с тем, что современноеобщество вышло на более сложный этап соей организации, требующий дляуспешного функционирования более совершенных процессов координации, в болеесерьезной степени опирающийся на информационные процессы. Аналогичныйпример наблюдался в период возникновения письменности в Китае.

Конец ХХ века вывел процессы коммуникации на новый уровень,когда в них в значительной степени оказались заинтересованными государстваи в военной области. Речь идет о феномене информационных войн. Впервые наэту тему заговорил Э.Тоффлер в соей теории типологии войн. Войны аграрногопериода велись за территории,.

Войны индустриального периода – за средствапроизводства. Войны информационного века будут вестись за средстваобработки и порождения информации/знаний.Американские аналитики суммировали набор угроз, вытекающих изданного развития информационных технологий. Такой анализ очень важен длянациональной безопасности.

Таким образом существует следующий набор угроз:

. Информационные технологии представляют опасность для всех стран;

. При этом отсутствуют легальные механизмы противодействия им, одобрение всем международным сообществом;

. Возникновение новых методов манипуляции восприятием, эмоциями, выбором;

. Доступность больших массивов информации для всех (включая террористов).

К информационной войне современный мир подталкивает и глобализация современных СМИ, которые постепенно становятся равноправными участниками принятия решений. Возник так называемый «эффект СNN», который образуется, когда приоритеты коммуникативного канала начинают диктовать условия политикам и людям, принимающим решения.

Современные страны сталкиваются и с другими видами информационного воздействия, с которыми они не готовы оперировать. При этом они не носят военного характера и по этой причине государство не имеет адекватной системы реагирования на них.

Это могут быть разного рода информационные атаки с помощью масс-медиа, это может быть психологическое воздействие на все население с целью подорвать доверие к лидерам и их действиям. Кстати, общая схема всех этих рассуждений такова: чем сильнее становится страна в информационном отношении, тем более уязвимой может становиться ее информационная инфраструктура.

Точнее можно сказать, что у страны появляются новые точки уязвимости, которых не было на предыдущем этапе ее развития.

Все эти параметры демонстрируют новый статус информации в современном обществе, требуя к себе другого отношения общества и государственной машины.

Новый информационный мир по-иному выстраивает свои приоритеты, опирается на новые типы возможностей. И статус наук коммуникативного цикла возрастает. В этой области также появились свои «глобалисты», замкнувшие на коммуникацию весь мир. Это Маршал Маклюэн и Элвин Тоффлер.

Концепцию М.Маклюэна можно описать несколькими основополагающими идеями:

1) Повышение роли самого канала коммуникации, который задает в ряде случаев само сообщение.

2) Всеобщность его подхода привела к рассмотрению мира как одной глобальной деревни, единство которой достигается за счет СМИ:

3) Предложил очень интересное разграничение «горячих» и «холодных» СМИ. Горячие средства загружают орган чувств полностью, холодные – из-за недостаточной информационной определенности заставляют подключиться все органы чувств.

Радио, с его точки зрения, является горячим средством, телевидение – холодным, поскольку радио «не вызывает такой высокой степень соучастия аудитории в своих передачах, как телевидение.

Его роль в том, чтобы создавать звуковой фон или устранять шумы, как в случае с подростком, открывшем в радиоприемнике средство отгородиться от своего окружения. Телевидение не подходит для создания фона. Оно завлекает нас, и без этого, что называется, не обойтись.

Вопрос 47. Массы и массовое сознание. Формирование и специфика массовых настроений в политике, религии и в моде. Заражение, подражание и внушение как механизмы массового воздействия. Место стереотипа, установки, влияния окружения, прошлого коммуникативного опыта в механизме осуществления функций СМК. Влияние слухов и сплетен на массовое сознание.

Массы и массовое сознание.

Термин «массы» в обществознании впервые появляется XVII-XIX веке. Впервые англичанин Э. Берк и француз Ж. де Местр назвали пугающую тогдашних аристократов силу «толпой» или «массой».

Первым признанным теоретиком масс в конце XIX века стал Г. Лебон (1896). Главной моделью для него была толпа, рассматриваемая как психологический феномен, возникающий при непосредственном взаимодействии индивидов независимо от их социального положения, национальности, профессии, даже повода, вызвавшего образование данной толпы.

Во второй половине XX века в западной науке окончательно складывается неоднозначность в трактовке понятия «массы». По оценке Д. Белла (Bell, 1964), в западной науке сложилось, как минимум, пять различных концептуальных интерпретаций «массы».

В отличие от западного, отечественное обществознание вообще никогда не любило понятие «массы». Еще при монархии оно опасалось реальных масс и, соответственно, не приветствовало сколько-нибудь продуктивных научных размышлений о них.

Основные виды масс выделяются по ряду ведущих признаков.

Соответственно, массы делятся на: 1) большие и малые; 2) устойчивые (постоянно функционирующие) и неустойчивые (импульсные); 3) сгруппированные и несгруппированные, упорядоченные или неупорядоченные в пространстве; 4) контактные и неконтактные (дисперсные); 5) спонтанные, стихийно возникающие, и специально организуемые; 6) социально однородные и неоднородные.

Среди качеств массы важнейшими являются следующие. Во-первых, это статичность — то есть аморфность массы, ее несводимость к самостоятельному, системному, структурированному целостному образованию (группе), отличному от составляющих массу элементов.

Во-вторых, это ее стохастичная, вероятностная природа, то есть открытость, размытость границ, неопределенность состава массы в количественном и качественном отношении. В-третьих, это ситуативность, временность ее существования.

Наконец, в-четвертых, выраженная гетерогенность состава массы.

Главное отличие масс от классически выделяемых социальных групп, страт, классов и слоев общества заключается в наличии особого, самопорождающегося, не
организованного и плохо структурированного массового сознания. Это обыденная разновидность общественного сознания, объединяющая представителей разных классических групп общими переживаниями.

В отличие от классических групп, устойчивых и структурированных, массы вы ступают как временные, функциональные общности, разнородные по составу, но объединенные значимостью психических переживаний входящих в них людей. Общность переживаний в массе становится более важной, чем все параметры при общения к классическим социальным группам.

Массы подразделяются в зависимости от основных своих особенностей.

К главным особенностям, различающим массы между собой, относятся их размеры, устойчивость их существования во времени, степень компактности их нахождения в социальном пространстве, уровень сплоченности или рассеянности, преобладание факторов

организованности или стихийности в возникновении массы.

Масса всегда изменчива и ситуативна. Ее психология определяется масштабом событий, вызывающих общие психические переживания. Массовое сознание может распространяться, захватывая все новых людей из разных классических групп, а может и сужаться, уменьшая размеры массы.

Такая динамичность размера и изменчивость границ массы затрудняет создание типологии массового сознания. Единственным продуктивным выходом считается построение комплексных, многомерных, сферических моделей массового сознания.

Только на пересечении

разных координат можно вычленить разные реально существующие типы массового сознания.

К основным психологическим свойствам массового сознания относятся эмоциональность, заразительность, мозаичность, подвижность и изменчивость. В качестве ведущих макроформ массового сознания выделяются общественное мнение
и массовые настроения.

При возникновении ряда физических (стихийные бедствия), социальных (общественные катакликзмы) или политических (войны, перевороты) обстоятельств «особого рода», связанных с уменьшением, по каким-либо причинам, влияния принадлежности людей к классическим группам, массовое сознание приобретает ведущую роль.

Специфические признаки массового сознания можно выделить, рассматривая его с точки зрения особенностей его субъекта. Ведь массовое сознание — это сознание определенного носителя («массы»), возникающее вследствие отражения общих обстоятельств, действующих в значительных масштабах и в чем-то уравнивающих людей.

Массы как носители массового сознания, по определению Б. А. Грушина, — это «ситуативно возникающие (существующие) социальные общности, вероятностные по своей природе, гетерогенные по составу и статистические по формам выражения (функционирования)» (Грушин, 1987).

При некоторой психологической неполноте данное определение позволяет четко разграничить массу и группы. Кроме того, оно дает возможность подойти к пониманию некоторых важных качеств массового сознания.

Массовое сознание — один из видов общественного сознания, наиболее реальная форма его практического существования и воплощения. Это особый, специфический вид общественного сознания, свойственный значительным неструктурированным множествам людей («массам»).

Массовое сознание определяется как совпадение в какой-то момент (совмещение или пересечение) основных и наиболее значимых компонентов сознания большого числа весьма разнообразных «классических» групп общества (больших и малых), однако оно несводимо к ним.

Это новое качество, возникающее из совпадения отдельных фрагментов психологии деструктурированных по каким-то причинам «классических» групп. В силу недостаточной специфичности источников своего появления и неопределенности самого своего носителя массовое сознание в основном носит обыденный характер.

С содержательной точки зрения, в массовом сознании запечатлены знания, представления, нормы, ценности и образцы поведения, разделяемые какой-либо возникающей по тем или иным обстоятельствам совокупностью индивидов — массой.

По структуре, массовое сознание включает основной (первичный), эмоционально-действенный, и вторичный, рациональный уровни. В основе массового сознания обычно лежит яркое эмоциональное переживание некой социальной проблемы, вызывающей всеобщую озабоченность. Это может быть война, революция, масштабный экономический кризис и т. д.

Действенным проявлением массового сознания является массовое поведение, однако не всякое, а в основном стихийное — неорганизованное, но одинаковое и относительно необычное внегрупповое поведение больших масс людей, ситуативное и временное, связанное с особыми обстоятельствами. Примерами стихийного массового поведения являются, например, стихийная массовая агрессия в периоды войн и политических потрясений или, напротив, стихийная массовая паника, связанная с поражениями в войнах и восстаниях.

Развитие массового сознания зависит от масштаба охвата людей общими психическими состояниями.

Созревая первоначально в рамках традиционно выделяемых групп, отдельные компоненты массового сознания могут распространяться, захватывая представителей других групп и слоев общества и увеличивая тем самым массу, а могут, напротив, и сокращаться, сужая размеры субъекта массового сознания и поведения.
Такая размытость границ субъекта весьма осложняет создание типологии массового сознания.

Предыдущая123456789Следующая

Рекомендуемые страницы:

Источник: https://lektsia.com/7x4c85.html

Общество как система

Общество как коммуникативная система

Аннотация: Цель лекции: дать представление об обществе как экономической, политической, личностной, духовной, интеллектуальной, информационной и социальной системы, раскрыть сущность таких понятий как социальные общности, социальные отношения, социальная сфера.

Социальные отношения пронизывают любые другие отношения – личные, экономические, политические, духовные, интеллектуальные. Социальные отношения отличаются тем, что они отражают субъектов (людей), которые имеют определенный статус. Именно отношения самостоятельных субъектов превращают совокупность групп в общество как целостную систему.

В самом общем смысле, система – взаимосвязь различных элементов, образующая единое целое.

Анализ научной литературы позволяет назвать такие признаки системы, как целостность (несводимость частей целого к целому), структурность (внутреннее строение, определяющее упорядоченность элементов целого), инвариантность (способность сохранять свои существенные свойства при определенных преобразованиях объекта и его среды) и другие. Общество обладает всеми теми свойствами, которые характеризуют любую систему.

Социальная система является обществом только в том случае, если она не входит в качестве составной части в более крупное общество. “Для того, чтобы быть обществом, – отмечает американский социолог Э.

Шилз, – социальная система должна обладать своим собственным внутренним “центром тяжести”, то есть она должна иметь свою собственную систему власти в рамках своих собственных границ. Кроме того, она должна иметь свою собственную культуру. Общества имеют тенденцию быть “национальными”.

Современные “национальные” общества – общества, претендующие на то, что они служат воплощением национального единства, и обладающие своими собственными национальными культурами, своими собственными, скорее независимыми, чем зависимыми, экономическими системами, своими собственными системами правления, своим собственным генетическим самовоспроизводством и своим собственным суверенитетом над территорией, обозначенной границами, – представляют собой наиболее самостоятельные из всех социальных систем, известных нам из истории человечества, самые независимые общества своих эпох”.

Американский социолог Т.

Парсонс считал общество самодостаточной системой, “которая способна функционировать сама по себе без внешнего управляющего и регулирующего воздействия других внешних систем и обладает такими внутренними ресурсами, которые позволяют ей осуществлять самоуправление и саморегуляцию. Самодостаточной системой не являются ни семья, ни город, ни село, ни организация, ни регион.

Как и всякая система, общество проходит в своем развитии различные этапы: зарождения, становления, расцвета, гибели или превращения в другое общество. Итак, общество – это самодостаточная система взаимодействий и взаимосвязей людей, имеющая свои пространственно-временные характеристики

Теоретический анализ позволяет предложить два типа модели общества: модель взаимодействия и модель взаимосвязи. Тип модели взаимодействия – интерактивный (интеракция в переводе с английского – взаимодействие).

Тип модели взаимосвязи – коммуникативный (коммуникация – сообщение, передача, связь). Коммуникации служат целям передачи разнообразных сообщений, необходимых для политической, личной, экономической и духовной жизни людей.

Сообщения, содержащие элемент новизны, называют информацией. Так, духовная информация выступает необходимым условием процесса обучения и воспитания. Общество в целом и систему образования, в частности, можно описать как гигантское поле коммуникации.

Поэтому общество уместно моделировать в качестве информационно-коммуникативной системы, а систему образования как духовно-коммуникативную подсистему.

В процессе перехода от традиционного общества к индустриальному произошло обособление сфер жизни и превращение их в самостоятельные системы. Освобождение общества из-под господства религии и церкви (секуляризация) привело к отделению духовной жизни от экономики и политики. В самой духовной культуре относительную автономию приобрели система образования и наука.

Описывая субъектов отношений, отвечая на вопрос “кто вступает в коммуникацию, кого связывает между собой информационный обмен?”, мы вправе изобразить общество как социально-коммуникативную систему.

Однако в любой организации обнаруживается не только взаимосвязь, но и процесс целенаправленного воздействия на поведение объектов и, следовательно, в равной мере организация выступает и как модель социально-интерактивной системы.

Общественные отношения представляют собой единство двух состояний – взаимосвязей (условий отношений) и взаимодействий (процесса отношений) между людьми. Большей частью люди вступают в отношения из-за разнообразных благ, условий жизни, необходимых для их существования и развития.

В процессе взаимодействия люди производят материальные и духовные блага, обмениваются ими, распределяют и потребляют их. Экономические и духовные отношения осуществляются не сами по себе, не автоматически.

Для этого необходимо проявление воли людей в отношении друг друга, возникают отношения господства-подчинения, отношения людей в обществе по поводу формирования, распространения, распределения и применения власти (воли, обращенной другому). Это – политические отношения.

В то же время сферы жизни общества в примитивных и традиционных обществах не обладают самостоятельностью и целостностью.Лишь в процессе перехода от традиционного общества к индустриальному типу в результате усложнения и дифференциации начинается обособление сфер жизни ипревращение их в подсистемы общества.

Секуляризация (освобождение общества из-под господства религии и церкви) ведет, с одной стороны, к обособлению экономической и политической жизни от духовной, с другой стороны, к обособлению самой духовной жизни от других сфер.

В то же время в самой духовной жизни начинается формирование самостоятельных форм отношений – нравственных, эстетических, научных, идеологических, образовательных и т.д. Итогом этих изменений является складывание самостоятельной и целостной духовной системы общества.

Со складывания внутреннего рынка и усложнения “хозяйственного механизма” начинается формирование экономической системы общества, обладающей своей целостностью и способностью к саморегуляции. В Новое время появляются либеральные учения, требующие невмешательства государства во “внутренние” дела экономики, признания собственно экономических законов в экономике.

Одновременно происходит усложнение и “политического механизма”. Таким образом, складывается и политическая система общества, обладающая своей самостоятельностью и целостностью. В это же время начинает складываться личность как самостоятельная система и сфера личной жизни, не зависимая от других сфер – религии, политики и др.

В 20 веке обретает автономность информационная сфера жизни общества, а в 21 веке взросла значимость интеллектуальной сферы, ядром которой выступают наука и инновационные технологии. Итак, общество – это система экономических, политических, личностных, духовных, информационных и интеллектуальных взаимосвязей и взаимодействий людей.

Действия одних людей всегда прямо или косвенно, открыто или скрытно связаны с действиями других. Как отмечено выше, взаимосвязь людей обеспечивает коммуникация общества и циркулирующая в ней разнообразная информация. Это даёт нам возможность построить модель общества как информационно-коммуникативной системы.

В социологии сложившиеся в обществе способы (технологии, механизмы), обеспечивающие взаимосвязи (взаимосвязанность) людей, называются институтами. Процесс формирования институтов (технологизации, формализации новых форм взаимосвязей людей) называется институционализацией.

Общество представляет систему взаимосвязей множества экономических, политических духовных, информационных институтов. В современном обществе мы каждый день “включаемся” в такие экономические институты, как собственность, рынок, банк, торговля и т.п. .

Институты собственности могут быть разными (государственная, частная, муниципальная и т.д.), но при этом речь идет не об объекте (земля, здание, станок), а о сложившихся способах владения, распоряжения и использования этих и других объектов.

Хотя по данным социологов, количество российских граждан, отчуждённых от политики за 2000-2008 гг., увеличилось с 32 до 45%, нам также приходится иметь дело с политическими институтами общества. К ним можно отнести институты государственной власти (президентства, парламентаризма, правоохранения и т.

п.) К негосударственным политическим институтам можно отнести политическую партию, общественную организацию, политическую коммуникацию. Мы также “включены” в различные институты духовной жизни – мораль, искусство, образование, религия, а также в институты интеллектуальной и информационной жизни.

Множатся и институты личной жизни и личного общения, что связано с появлением социальных сетей в Интернете.

Таким образом, продуктом (творением) взаимодействий людей являются разнообразные институты общества. В результате общество представляет систему взаимосвязей множества экономических, политических и духовных институтов. Однако институты не являются неизменными.

Меняются экономические, политические, личные и духовные отношения, в результате рано или поздно происходит институционализация новых взаимодействий и взаимосвязей. Иначе говоря, формируются новые способы, технологии деятельности людей.

Поэтому один и тот же институт в разных типах общества существенно отличается друг от друга

Помимо социальных институтов, на жизнь людей влияют ценности и нормы. Ценности образуют важнейший элемент культуры общества. Они отличают общество от природы, придавая осмысленность, целенаправленность взаимодействиям людей.

При помощи ценностей люди определяют, “что такое хорошо и что такое плохо”, “что есть добро и зло”, “что есть благо”.

Практически на каждом шагу мы имеем дело с самыми разными ценностями – экономическими, духовными, политическими, ценностями сфере личного общения и социальной коммуникации. Это могут быть и деньги, и власть, и авторитет, и знания, и транспорт.

Ценности не являются чем-то вечно данными и неизменными. Так, в эпоху СССР деньги не являлись доминирующей ценностью. Деньги становятся ценностью только в обществе, в котором существуют товарно-денежные отношения и рыночная экономика.

Наше поведение регулируется различными нормами информационных ,экономических, духовных, личных и политических отношений. Это – нормативы и стандарты труда, нормы потребления, нравственные нормы, избирательное законодательство, а в последние годы – и нормы информационной нагрузки .

Общество с рыночной экономикой может быть представлено нормативной моделью “что не запрещено, то разрешено”.

Изучая специфику экономических, политических, нравственных, эстетических, информационных, бытовых и иных норм, мы можем представить устройство американского, японского, индийского, российского, шведского общества.

Итак, общество – это система взаимосвязей людей, обусловленных институтами, ценностями и нормами, и взаимодействий, осуществляемых в символической форме. Таким образом, общество проявляет себя как социокультурная система.

При всех расхождениях определений “социального”, общим для социологии является представление о том, что данное понятие выражает взаимосвязанность людей, действия, адресованные в отношении другого человека или группы.

Из понятия “социального” исключается все то, что не характеризует непосредственное отношение человека к другому человеку (например, отношение к природе, художественному образу, знаниям, технике, государству и т.д.).

“Социальное” значит отношения типа “человек – человек”, “человек – группа”, “человек – группа – общество”.

Социальными отношениями называются взаимосвязи и взаимодействия между личностью, группами и обществом – субъектами и объектами общественных (в т.ч. экономических, политических, личных, интеллектуальных,духовных) отношений.

Общество можно представить как социально-коммуникативную систему. Социально-коммуникативная модель представляет общество как систему постоянно воспроизводящихся процессов общения между личностью, общностями людей и обществом в целом.

Коммуникативная модель позволяет исследовать социально-психологичесую специфику общественных отношений.

Это и социальная атмосфера, мода, общественное мнение, социальные образы и представления, массовое подражание и заражение, мифы и стереотипы, которым подвержены жители современных массовых обществ.

Второй стороной социальных отношений являются социальные взаимодействия. Данное понятие характеризует такие отношения, в котором личность, общности людей и общество выступают факторами деятельности друг друга.

Итоговое определение будет таким: социальные отношения – это взаимодействия личности, общностей людей и общества в целом, взаимосвязанных друг с другом сетью коммуникаций.

Одни и те же отношения существуют, например, как экономические и социальные отношения одновременно. Если мы их рассмотрим с точки зрения, кто с кем вступает в отношения, то они проявляют себя как социальные.

Социальные отношения можно определить как процесс взаимодействия и общения личности, общностей людей и общества в целом, выступающих субъектами и объектами экономических, политических, личных, духовных и интеллектуальных отношений.

Социальные отношения характеризуют общество как систему отношений, определяющих общность людей, объединенных экономически, политически, личностно, духовно, информационно…

Исходя из сказанного, можно построить социальную модель общества

общество представляется нам в виде социальной системы – взаимосвязанных и взаимодействующих экономических, политических, информационных и духовных деятелей, объединенных общей культурой. Так мы представим общество в виде “гражданского общества”, состоящего из семей, поколений, классов, этносов, организаций и иных общностей людей.

Реальные общности людей подразделяются на массовые и групповые. В реальной жизни мы чаще имеем дело с преимущественно групповыми общностями – определенными совокупностями людей, которые образуют целостную систему. Среди групповых общностей выделяются целевые общности – организации. Именно к таким общностям принадлежит учебное заведение.

Номинальные общности объединяются некоторыми общими социально значимыми признаками. В отличие от реальных общностей, в них могут отсутствовать непосредственные контакты. Виды номинальных общностей: социально-классовые, социально-профессиональные, социально-демографические, социально-этнические, конфессиональные.

Можно выделить следующие конкретные виды социальных отношений:

  • межличностные отношения;
  • отношения между личностью и общностью;
  • отношения между личностью и обществом;
  • отношения между поколениями;
  • отношения между мужчинами и женщинами;
  • отношения между горожанами и сельскими жителями;
  • отношения между региональными общностями;
  • семейно-брачные отношения;
  • национальные отношения;
  • профессиональные отношения;
  • классовые отношения;
  • организационные отношения;
  • конфессиональные и др.

Социальные отношения осуществляются не только “вовне”, но и “внутри” общностей. Студенты вступают в отношения с преподавателями, а также образуют систему внутренних (внутристуденческих) отношений. Ясно, что социальные отношения представляют сложную сеть различных конкретных видов.

отношений вомногом зависит от их субъектов, различающихся уровнем и качеством подготовки, квалификацией, доходами, по полу, возрасту и т.д. Со сменой субъектов в результате социальных изменений и социальной мобильности изменяется и производительность, и качество фирм и организаций.

“Незаменимых людей нет” – изрек И.Сталин. Однако в результате массовых репрессий на смену образованным пришли необразованные, на смену высококвалифицированным пришли малоквалифицированные. Эффективность и качество труда закономерно упали, а в экономике, политике и духовной жизни четко проявились признаки деградации и регресса.

Подобно тому, как экономические, политические ,личные, духовные, информационные отношения образуют соответствующие сферы жизни общества, выделяется еще одна сфера – социальная. Что же представляет собой социальная сфера жизни общества? Следует различать журналистское и научное представления об этой сфере.

В средствах массовой информации, да и в официальных документах (бюджете страны, например) под социальной сферой подразумеваются образование, наука, здравоохранение, социальное обеспечение и защита населения, театры, музеи и т.п. Подобное представление не является строго научным.

Перечисленные институты и организации действуют и в экономической, и в политической, и в духовной жизни общества. В собственно социологическом понимании социальная сфера представляет собой сферу жизни личности и общностей людей. Например, это сфера жизни поколений, наций, профессиональных групп, классов и т.д.

Науку более точно следует отнести к интеллектуальной сфере, образование, искусство – к духовной сфере

Социальная сфера – это не обособленный остров общества. Она “пересекается” с другими сферами жизни общества. Экономические отношения предстают как социальные, если их рассматривать с точки зрения субъектов этих отношений.

И, наоборот, социальные отношения предстают как экономические, политические, личные, информационные или духовные, если мы их будем анализировать с точки зрения содержания (из-за чего взаимодействуют). Поэтому выделение социальной сферы жизни общества достаточно условно.

Где бы мы ни находились (на работе, дома, в магазине, в театре), окажемся в социальной сфере жизни общества.

Иначе говоря, социальная сфера – это сквозная сфера, которая пронизывает все другие сферы жизни общества, поскольку и в политике, и в экономике, и в личной жизни важен социальный статус субъектов, который и определяет все виды отношений между ними. Поэтому важно, чтобы представители государственной власти (политическая элита) были в высокой степени социальными, то есть выражали интересы общества в целом, его регионов, групп и личности.

  1. Общество как система состоит из таких подсистем как экономическая, политическая, личностная, социальная, духовная и интеллектуальная
  2. Социальные отношения не сводятся к общественным, а характеризуют их с точки зрения их субъектов, носителей (людей, групп).
  3. Отношения между личностью, общностями людей и обществом в целом называются социальными.
  4. Социальные институты – это общепринятые в обществе технологии, способы и механизмы социальных отношений.
  5. Социальные организации – это целевые общности людей.
  6. Социальное взаимодействие (интеракция) – процесс, при котором личности и группы своим поведением влияют на других индивидов и другие группы, вызывая ответные реакции.
  7. Социальная сфера – относительно самостоятельная сфера жизнедеятельности общества, охватывающая отношения между общностями, личностями, имеющими разный социальный статус.

Набор для практики

Вопросы:

  1. Каково соотношение понятий ” общество” и “государство”?
  2. Правомерно ли отождествлять общество с населением (совокупностью людей)?
  3. Как соотносятся социальные отношения с личными, политическими, экономическими, духовными, информационными?
  4. Покажите на конкретных примерах, что общество представляет не совокупность людей, а систему их отношений?
  5. В чём вы видите целостность общества?
  6. Покажите на примерах из личного и социального опыта взаимосвязь социальной сферы с о сферой личной жизни, с экономической, политической, духовной и информационной сферами?

Темы для курсовых работ, рефератов, эссе:

  1. Общество как система и его модели
  2. Социальная жизнь общества
  3. Динамика социальной жизни общества
  4. Реальные и номинальные социальные группы
  5. Массовые и групповые общности
  6. Открытые и закрытые социальные группы
  7. Общество как информационно-коммуникативная система
  8. Общество как экономическая система
  9. Общество как сфера личной жизни
  10. Общество как духовная система
  11. Общество как политическая система

Источник: http://www.intuit.ru/studies/curriculums/18373/courses/596/lecture/21176

Общество как коммуникативная система

Общество как коммуникативная система

Всю логику функционалистского исследования Луман подчиняет поиску структур, управляющих поведением личностей и социальных систем, а также механизма автономного действия каждой из подсистем общества. Вопрос о причинах существования общества (“что делает возможным социальную систему?”) лейтмотивом проходит через всю теорию Лумана.

Проблемность генезиса и поддержания социального порядка ученый выявляет посредством двух тесно взаимосвязанных понятий, предельно широких по своему объему, – “комплексность” и “контингенция”. Действительно, именно в идее редукции комплексности, понимаемой как постоянный социальный процесс, Луман усматривает “двигатель” эволюции социальных систем.

Однако комплексность, по его убеждению, – не только эволюция: она “присутствует” при зарождении всякого порядка, при появлении любого социального взаимодействия. При этом, по Луману, в ходе каждого межличностного взаимодействия, т. е.

при условии принятия гипотезы “первоначальной ситуации контакта двух индивидов” на фоне еще никаким способом не редуцированной комплексности (при отсутствии общества), речь с необходимостью должна идти о своего рода случайности (контингенции). Как полагает Луман, “контингентный” – это ни необходимый, ни невозможный, а просто – “возможный”.

Поэтому, с того момента, когда два индивида вступают в контакт, каждый из них может заменить эту контингенцию, в равной мере относящуюся к каждому из них.

Луман задается вопросом: насколько возможна и, следовательно, научно плодотворна “первоначальная ситуация”, когда Ego (Я – лат.) пытается построить свое поведение в соответствии с предполагаемым поведением Alter (Другой – лат.), а последний в свою очередь делает то же самое по отношению к Ego? Ученый полагает, что нельзя пытаться в данной ситуации угадать ожидания другого.

Единственным совпадающим ожиданием у них будет “ожидание неожиданного”. “Пока не появится какой-то принцип порядка, – комментирует лумановскую позицию испанский исследователь Х.А. Гарсиа Амадо, – не существует никаких правил прогнозирования личностного поведения. Ничто нельзя прогнозировать там, где все возможно, где нет ожиданий и коммуникаций. Из беспорядка может родиться только беспорядок”.

Таким образом, Луман весьма осторожен в отношении интеракционистского объяснения понятия “общество”, хотя влияние такого объяснения в первом приближении весьма заметно. Так, Луман считает, что общество как система коммуникаций возникает в тот момент, когда “личности вступают во взаимные отношения”.

Правда, он сразу же оговаривается: рост количества и личностей, которые интегрируются в эту первичную систему, и коммуникаций, и возможных моделей поведения ограничен неким уровнем “парализующей комплексности”, а именно предполагает редукцию комплексности.

А поскольку каждый индивид, вынужденный принимать во внимание все возможные в обществе “ответы” на свои действия, полагается на общую “недифференцированную систему коммуникаций”, то из-за “перенасыщения” может произойти “блокировка социальной динамики”.

По Луману, системой является не всякое взаимоотношение, а лишь то, которое вычленяется на фоне окружения.

Впрочем, основной фактор в создании социальной системы кроется в ее функции – очертить определенный сектор комплексности в целях его последующего упрощения (редуцирования). Согласно Луману, невозможно, чтобы все занимались всем.

Поэтому каждая подсистема (политика, право и т.п.) позволяет провести секторальный анализ и тем самым упрощает “свою часть комплексности”. Другие подсистемы будут воспринимать данную часть комплексности уже как редуцированную.

В результате генезис систем есть не что иное, как “функциональная специализация с целью редуцирования комплексности”. Только таким способом общество может эволюционировать, и только таким образом оно может стать “более комплексным”.

Луман видит обновление парадигмы социологического знания в собственном предложении: “…положить в основу понятие коммуникации и тем самым переформулировать социологическую теорию на базе понятия системы вместо понятия действия”14.

Поскольку элементами системы, указывает он, выступают коммуникации, разлагающиеся на действия (события), постольку структура не может быть отношением элементов. Структура, представленная как отношения событий, неустойчива, а сами события не обладают временной протяженностью, они мгновенны.

Поэтому структура самовоспроизводящейся системы “состоит в ограничении допустимых в системе отношений… это означает, что только благодаря ограничивающему структурированию система получает такое количество “внутреннего руководства”, которое может сделать возможным воспроизводство”15.

Итоговый вывод Лумана резко отличен от положений структурного функционализма (Парсонса, например): структура перестает быть фактором устойчивости системы, поскольку она является фактором ее обновления.

Безусловно, тезис Лумана о не-необходимости всего сущего, его способности быть и другим (“контингенция”) порывает с восприятием мира, жестко соединенного причинно-следственными связями, когда последние имеют линейный характер, а следствие если и не тождественно причине, то, по крайней мере, пропорционально ей. По причинным цепям ход развития может быть просчитан неограниченно в прошлое и будущее. Развитие ретро-сказуемо и предсказуемо: настоя щее определяется прошлым, а будущее – настоящим и прошлым. Однако, и это отмечает не только Луман, но и отечественные философы, становится очевидным, что сложноорганизованным системам нельзя “навязать” пути их развития. Скорее, необходимо понять, как способствовать их собственным тенденциям развития, как выводить системы на эти пути. Проблема управляемого развития принимает форму проблемы самоуправляемого развития.

Луман делает очередной шаг к тому, чтобы лишить понятие “субъект” значимого предметного основания (“гуманистическое предубеждение”) и свести общество не к взаимодействию людей, а к “сети коммуникаций”. В частности, одно из его определений общества дается через совокупность “самовоспроизводящихся коммуникаций”.

Возникает вопрос: могут ли существовать отношения (в случае коммуникации) без чего-то относимого, без того, что коммуницирует? Для Лумана ответ на такой вопрос очевиден. Поскольку функциональная онтология основывается на его социологической теории, то это означает: отношения могут существовать и без того, что является соотнесенным.

По его мнению, в несвязанной сложности событий (“комплексность”) ничто не мешает исследователю выбрать любое из них в качестве исходной точки отсчета. В итоге Луман не разделяет мнение М. Вебера и Парсонса о том, что социальность возникает лишь в том случае, когда имеет место “ориентация на другого”.

Лумановская “социальность” оказывается неподвластной оценке в аспекте ее разумности или неразумности, поскольку она и есть разумность, следовательно, разумна уже по определению.

Таким образом, своеобразная симбиозная попытка интегрирования полярных позиций по проблеме человека, индивидуальности воплощается у Лумана в оригинальную концепцию субъекта. Неверно было бы считать, что у него субъекты “исчезают”, чтобы уступить место саморазворачиванию систем.

В действительности у исследователя каждая система (подсистема) является субъектом для себя самой, в то время как субъекта социальных систем (в качестве индивидуального или коллективного сознания) в парадигме Лумана нет. Идея же индивидуального субъекта как центра любой системы затушевывается.

В результате каждый индивид считается субъектом для себя и в какой-то мере для “психической системы”, но всеохватывающая система индивидуальных субъектов в концепции Лумана отсутствует. Одновременно с этим он утверждает, что каждая функциональная система (подсистема) включает в себя всех индивидов.

Луман подчеркивает, что из логики его рассуждений не следует, будто бы люди не важны для общества. Чтобы общество и его подсистемы могли существовать, наличие окружающей среды столь же необходимо, как и существование элементов (“ожиданий”) системы. Системы не могут функционировать в пустоте.

Итак, по Луману, “социально” лишь то, что обладает коммуникативной значимостью и допускает возможность действовать Alter ego.

Именно таким образом, считает он, может установиться “основная составляющая любой социальной структуры: разделенные ожидания”.

Коммуникация “является результатом двойной контингенции, и она приводит к образованию структур, которые существуют при таких условиях”. Именно случайности Луман приписывает ведущую роль в формировании социальных систем.

В настоящее время, когда стремительная динамика общественной жизни выдвигает новые исследовательские приоритеты и активизирует методологические поиски, попытка Лумана провести анализ социальных феноменов через соотношение двух противоположных тенденций – изменения и сохранения – представляется плодотворной. Более того, в становящейся ныне синергетической модели изменения мира через его самоорганизацию (т.е. аутопойесис) были творчески использованы и соответствующие положения системной парадигмы Лумана.

Источник: http://filosof.historic.ru/books/item/f00/s00/z0000197/st084.shtml

Личность и общество как коммуникативный процесс

Общество как коммуникативная система

Социальная природа самосознания. Самосознание как «зеркальное Я ». Ч.Кули (1864-1929).

Итак, самосознание – это представления человека о самом себе. Здесь возникают два вопроса, которые первоначально поставил Кули: «Откуда у меня возникают представления о самом себе?», «Зачем оно мне, какую роль, какое значение имеет оно для меня?»

Эти два вопроса отражают два аспекта изучения самосознания генетический и функциональный.

· Генетический аспект. Самосознание – воспринятое отражение меня в других.

Первоначально меня воспринимают другие. Они меня оценивают и сообщают мне своё мнение: жестами, словами, действиями и поступками по отношению ко мне. Я воспринимаю и расшифровываю их мнение. Из них складывается моё представления о самом себе. « Воображение того, каким мы представляемся другим, является прямо или косвенно той силой, которая контролирует любое нормальное сознание» (Ч.Кули).

Самосознание в процессе своего становления проходит три этапа:

√ Социальные эмоции, переживаемые в процессе взаимодействия.

√ Умонастроения – представления о возможных и допустимых действиях.

√ «Представление представлений» – мои представления о том, чего ждут от меня другие.

· Функциональный аспект.

√ Во-первых, самосознание выполняет функцию социального самоутверждения: « Я – это воинствующее социальное стремление, старающееся удержать и расширить своё место в общем потоке стремлений» (Ч.Кули). Я начинаю осознавать себя по мере того, как осознаю , что существуют другие, которые также претендуют на своё место в этом мире:

«моё» существует как «отвоеванное» у других. Слово «отвоёванное» носит здесь фигуральный характер: оно не означает необходимости насильственных действий по отношению к другим. «Моё» существует как противоположность неосвоенного мною социокультурного пространства – «чужого».

√ В связи с этим, самосознание выполняет вторую функцию – социального самоопределения. «Я» – это стремление определить своё место и роль в социокультурном пространстве. При этом личностная значимость предмета, действия обусловлена их социальной значимостью, т.е. значимостью для других.

Это обстоятельство в дальнейшем определили как реляционный характер самосознания, как аспектность, множественность, составленность из разных фрагментов и, вместе с тем, системность, «освоенность», личностность.

Смысл данного термина можно пояснить через этимологию латинского слова relatio , которое имеет два значения:

1. донесение командира о боевых действиях, 2. описание боевого подвига. Самосознание возникает по мере осознания «социальных подвигов» – поступков, признанных в качестве значимых другими. Самосознание и личность социальны и по своему генезису, и по своему функционированию.

Социальная природа смысла. Дж. Мид (1863-1931).

Человек в своём поведении руководствуется смыслом. Что это такое и как он возникает?

Самосознание представляет собой двухфазный процесс осознания: .« чего хочу я » – « I » и « чего хотят от меня другие» – « Ме «. Личность характеризуется двойственностью социальной позиции: конформизм – нонконформизм.

В силу этой двойственности существует постоянная необходимость самоопределения, которое может быть только социальным: самоопределяюсь я – по отношению к другим. Смысл, которым руководствуется личность в своих действиях имеет одновременно и индивидуальный и социальный характер.

Смысл появляется, во-первых,как понимание взаимных позиций, как предвосхищение реакций других на мои действия: «Мы говорим, что животное не думает, т.е. оно не ставит себя на позицию другого индивида, и не говорит в результате: он будет действовать так-то, а я буду действовать так-то».

Смысл появляется, во-вторых, как принятия, согласования позиций.

Смысл – сценарий совместных действий, социальное (групповое) определение ситуации, перспектива совместных действий. Смысл – социально-отношенческий и групповой феномен. Смысловой континуум – не совокупность индивидувльно-психологических смыслов, а коммуникативное пространство.

ОТВЕТ

ДЕЙСТВИЕ РЕАКЦИЯ ВЗАИМОПОНИМАНИЕ СМЫСЛ

( схема взаимодействия )

КОРРЕКЦИЯ

« Организованную самость выстраивает организация установок, которые являются общими для всех членов группы. Индивид является индивидуальностью постольку, поскольку принадлежит к какому-то сообществу, поскольку перенимает в своём собственном поведении установления этого сообщества «.

«Эти социальные или групповые установки привносятся в сферу непосредственного опыта индивида и в качестве элементов включаются в структуру или конституцию его самости».

4.3.Общество как определение ситуации. Дж.Мид, Г.Блумер (1900 – ?).

Общество как структура межличностных отношений возникает в процессе определения ситуации, в которой находятся действующие единицы – индивиды или группы. Этот процесс осуществляется посредством механизмов «означивания» и «осмысления».

Механизм «означивания».

Условием человеческого существования является достижение согласованности действий; это и есть общество. Условием согласованности действий являются общие значения, придаваемые предметам, явлениям и действиям. Совместность и одинаковость действий является результатом выработки конвенциональных значений. Описывать действия, ситуацию, предметы можно по-разному.

Не существует объективных значений как таковых. Люди всегда интерпретируют ситуации и действия, т.е. описывают разными словами. «Интерпретировать действия другого – это определить для себя, что действие имеет то или иное значение, тот или иной характер» (Г.Блумер). Люди не реагируют непосредственно на внешние воздействия.

В своём поведении они руководствуются теми фрагментами мира, которые имеют для них значение. Люди выделяют значимые фрагменты мира: так появляются объекты. «Объект – т.е.

то, что индивид мысленно обозначает,- отличается от стимула…Объект является продуктом диспозиции индивида действовать, а не стимулом, который вызывает действия…На самом деле индивид сам конструирует свои объекты на основе осуществляемой им деятельности» (Г.Блумер).Значения возникают в процессе выделения отдельных свойств предметов и формулирования правил действия с ними.

Люди договариваются: что и как надо делать. Так возникают «роли», которые являются, во-первых, – распределением совместных действий, и, во-вторых, – схемой последовательных операций по реализации действий. «Роль» – технологический аспект взаимодействия – правила действия, правила использования предметов. Значения предметов определяются через действия с ними.

Устойчивый порядок действий порождает устойчивые, привычные значения. В своём поведении люди руководствуются предшествующим опытом. Это стабилизирует поведение. Возникают устойчивые способы реагирования на внешние воздействия, типовые модели поведения. Так возникают «статусы» – устойчивые поведенческие комплексы, структура социально приемлемого поведения, система социальных позиций.

Механизм «осмысления».

С течением времени, в ходе истории значения накапливаются. Возникает необходимость их упорядочить. Одновременно происходит усложнение деятельности и взаимодействия. Люди постоянно сталкиваются с необходимостью определения перспектив совместных действий.

Действия и поведение не просто протекают, а выстраиваются человеком или конструируются. Причём этот процесс также протекает совместно с другими, т.е. носит социальный характер. Человек не может отразить мир во всём его объёме и отреагировать на все внешние воздействия.

Человек выделяет только то, что имеет значение для него и его социального окружения. Человек «рисует» для себя картину мира, выделяя значимые объекты – «картирует» реальность. Картина мира – реконструкция чувственного опыта: воспринимается и фиксируется социально значимое.

В процессе социального определения значимых объектов люди устанавливают и социально приемлемые (конвенциональные) формы их фиксации. Так появляются символы – обозначения (знаки) объектов социального мира, условные представители (референты) социально значимых предметов человеческого внимания и деятельности.

Символы направляют и организуют человеческую активность, являются основой формирования целенаправленного поведения. Целеполагание постоянно усложняется и приобретает всё более опосредованный характер. Человеческая активность всё более приобретает проективный характер: человек не отражает, а постоянно изменяет мир.

Социальные проекты – это символы второго порядка – символические конструкции. Поведение выстраивается и по отношению к квазиобъектам – идеальным предметам. Человек всё больше погружается в символическую реальность. Человек живёт в мире символов.

«Поведение человека не является результатом давления окружающей среды…Оно возникает в результате того, как он интерпретирует эти вещи и обращается с ними в действии, которое он конструирует.

Процесс формирования значений, посредством которого конструируется человеческое действие, не может быть объяснён факторами, которые предшествовали действию.

Процесс формирования значений существует как таковой и должен таким приниматься и изучаться» (Г.Блумер).

«Осмысление» = понимание = социальное определение ситуации.= символическое конструирование реальности = знаковое кодирование программы поведения = семантическая конструкция = текст, который определяет наше понимание ситуации и самих себя

Символ как программа поведения содержит, во-первых, целевой компонент в виде идеальной прогностической конструкции перспективы взаимодействия (символ как бы говорит:«если мы будем ориентироваться на этот образ, совместно стремиться к его реализации, то каждый из нас реализует свои определённые индивидуальные желания, достижения, цели»).

Символ как программа поведения содержит, во-вторых, инструментальный компонент: указание на социально приемлемые средства достижения цели. Символы задают систему приоритетов в использовании фрагментов реальности, ранжируют объекты по степени важности.

Мышление = операции с символами = обозначение ситуации и уточнение значений = коммуникация.

Самосознание = представление о себе в ситуации взаимодействия с другими.

Быть личностью, значит обладать даром особого типа: способностью понимать своё поведение как часть социального процесса, понимать себя как социальный объект, т.е. как агент, действующий в социальном поле.

Личностный опыт – это опыт моего вхождения в пространство других и одновременно опыт вхождения других в моё пространство, опыт принятия взаимных позиций, опыт коммуникативного действия.

Условиями появления самосознания являются, во-первых, система символов, представленная индивиду как набор знаков, как текст, как речь и др.; во-вторых, система взаимных действий, представленная индивиду как «игра» – устойчивые комплексы поведенческих действий.

Самосознание – внутренний диалог «символических актёров». Идентификация личности есть процесс определения значимых «ролей» и принятие «правил игры». Самоопределение осуществляется в социальном контексте. Социальная организация является символической структурой, в рамках которой действующие единицы осуществляют свои действия.

Социальная структура ( «социальная стратификация», «социальная роль» и т.п.) создают условия для действия и для личностной идентификации, являются социокультурным «полем» действующего агента. «Ситуации» создают люди в процессе «означивания» и «осмысления».

«Любое социальное изменение опосредуется действующими единицами, интерпретирующими ситуации, с которыми они сталкиваются» (Г.Блумер).

Символы картина мира Я-образ поведение

Из имеющихся в культуре набора символов люди конструируют картину мира и определяют своё место и назначение (статус, роль), в соответствии с представлениями о мире и о себе люди и строят линию поведения.

Общество как интеракция – это взаимодействие между людьми, опосредованное символами. Символ – любой предмет, задающий согласованную систему действий через определение ситуации. Символ – знак, задающий систему значений и смысл ситуации.

Изменяя символы, мы изменяем своё сознание и поведение.

Интеракционистская схема общества.

Символы Семантическое пространство нормативный аспект:

« текст » общество –

«социальный текст»

структурный аспект:

Игра Поведенческие комплексы общество –

« роли » конвенциональные

модели поведения

Тема 5. Теория ролей.

Предыдущая567891011121314151617181920Следующая

Дата добавления: 2015-07-18; просмотров: 442; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

ПОСМОТРЕТЬ ЁЩЕ:

Источник: https://helpiks.org/4-16143.html

Общество как коммуникация в социальной теории Н.Лумана

Общество как коммуникативная система

Если в психических системах смысл функционирует в рамках когнитивных операций, то в социальных системах – в рамках коммуникативных процессов. Операции социальных систем состоят из коммуникаций.

Луман кладет теорию коммуникации в основу всей теории социальных систем, отождествляя коммуникацию и общество. В то же время Луман разрывает с традиционным представлением о коммуникации как передаче сообщения от передатчика к приемнику.

Вместо этого коммуникация понимается как целостный процесс, который определяется именно посредством своей функции – создания социальных систем.

Коммуникация является в трактовке Лумана процессом тройной селекции: информации, сообщения и понимания. В начале из ряда возможных состояний селектируется одно в качестве информации, затем выбирается определенное действие, чтобы сообщить эту информацию и, наконец, различая между селекциями информации и сообщения, происходит понимание. Вместе с пониманием завершается коммуникативный акт.

Информация в интерпретации Лумана является не структурой, а событием. Луман определяет информацию как «событие, которое меняет состояние системы». Когда информация проявляется, она не исчезает бесследно, а оставляет структурный эффект, изменяя состояние системы. Реагируя на это изменение, меняется вся система.

Луман подчеркивает, что информация всегда функционирует как «новое», создающее смысл. Повторение новости уже не несет информации. Это происходит потому, что информация есть неожиданная селекция из нескольких возможностей.

Будучи неожиданной, эта селекция побуждает к новым контингентным операциям, которые были бы столь же неожиданными без получения этой информации, но теперь становятся для системы логичными.

В лумановской интерпретации информация не приходит извне, и не «передается», она может быть только результатом собственных операций самореференциальных систем, которые реагируют на изменение собственных состояний.

Сообщение – основной динамический элемент коммуникации и является действием, обусловливающим временное протекание коммуникации. Хотя коммуникация традиционно отождествляется именно с сообщением, вследствие чего часто редуцируется к понятию социального действия, сообщение имеет в коммуникации минимальную функциональную нагрузку, выбирая, должна ли информация быть распространена, и как.

Понимание не является проникновением одного сознания в чужое, как это трактуется в герменевтике. Понимание – это проведение различения между информацией и сообщением. Иначе сообщение воспринимается как обычное действие сообщающего в ряду других.

Ценность языковой речи – в возможности легко отделять языковые акты от поведенческих актов. Понимание – это селекция из селекций, ключевой элемент коммуникации.

То, что коммуницируется и как это коммуницируется, определяется посредством понимания не извне, а исключительно изнутри самой коммуникации.

В этой модели нет места для передатчика и приемника информации. Коммуникацию можно разложить, приписывая ее деятельному источнику, персоне, и тем самым трактуя ее как действие по передаче сообщения.

Луман подчеркивает, что концепция коммуникации как сообщения, а значит, как социального действия, является упрощением модели коммуникации. Персоны – это адреса, к которым приписывается коммуникация, а не творцы коммуникации. Коммуникация в этой концепции – сам себя репродуцирующий процесс.

Луман приходит к провокативному тезису: «Люди не могут коммуницировать, даже их мозг не может коммуницировать, даже сознание не может коммуницировать. Только коммуникация может коммуницировать».

О людях в лумановской модели не заходит речи потому, что коммуникация моделируется на совершенно ином уровне, описывается иным понятийным языком. Но странно – именно человеку как целому Луман отказывает в возможности быть системой. Человек – это скорее системный комплекс.

Почему вообще происходит коммуникация? Пока коммуникация продолжается, она продуцирует все новые коммуникативные примыкания. Как систему, ее не заботит большее. В самовоспроизведении коммуникации и процессировании смысла нет никакого «смысла». Только пока коммуницируется, существует коммуникация. В то же время Луман говорит о «невероятности коммуникации».

Саморепродукция и продолжение коммуникации в каждый момент вовсе не очевидны: то, что происходит понимание, и что понимаемое принимается, по логике вещей имеет ничтожную вероятность. Беспрерывность коммуникации обеспечивается медиумами коммуникации, среди которых на первом месте находится язык.

Луман отмечает выдающуюся способность языка, который способен обеспечить продолжение коммуникации благодаря тому, что его коммуникативные функции практически невозможно игнорировать участникам коммуникации. В то же время коммуникация не завязана на языковые формы. Коммуникация может происходить и без слов.

Язык, являясь произвольно конструируемой системой, способен создавать системы высокой комплексности и служит наиболее удобной формой для медиума смысла.

Каждая коммуникация способствует конструированию реальности. Для ее широкого распространения необходимо участие системы массмедиа, работа которой состоит в воспроизводстве будущего.

Различение прошлого и будущего находит свое отражение и в различении понятий публичность и массмедиа. Публичность понимается как внутриобщественная среда, в которую включены все частные системы.

Массмедиа репрезентируют публичную сферу, что обеспечивается определенным тематическим знанием.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/7_178837_obshchestvo-kak-kommunikatsiya-v-sotsialnoy-teorii-nlumana.html

Book for ucheba
Добавить комментарий